А. А. ИВАНОВСКАЯПОЗИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ КЛОДОМ ПРЕВОРУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ и СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

В настоящее время во Франции заметно повысился ин-терес к различным аспектам советской культуры, в том числе к советской литературе, многие произведения которой переводятся на французский язык и рецензируются во французской прессе.
Классическая русская литература также продолжает привлекать внимание французских читателей и критиков и постоянно переводится во Франции. Выявился особый интерес к тем произведениям нашей классики, которые в свое время привлекали внимание В. И. Ленина и получили его оценку.
Об этом свидетельствует книга известного французского критика-марксиста Клода Прево'. Член Политбюро, Секретарь ЦК ФКП Ролан Леруа в своем предисловии к ней характеризует автора как «одного из активных участников всех идеологических, политических, университетских боев», члена редколлегии журнала «La Nouvelle Critique», филолога, преподавателя, известного лектора. Он отмечает его обширные познания и внимание к литературному делу, к многочисленным исследованиям, появившимся за последние годы во Франции, и подчеркивает, что К. Прево в своих выступлениях и работах всегда «опирается на марксизм».
В рассматриваемую книгу вошли лучшие статьи критика, опубликованные во французской прогрессивной прессе в 1969—1971 гг. и посвященные некоторым вопросам французской, немецкой, венгерской и русской литератур.
Заметное место в книге К. Прево занимают его рабо-ты о русской классической и советской литературе. Серьезное исследование «Ленин, политика и литература» и ве небольшие статьи-рецензии, посвященные анализу іиг советских писателей — Валентина Катаева «Святой лодеп» и Сергея Залыгина «На Иртыше», вышедших
land iPJ®V?,s* ^ Literature, politique, ideologie. Preface de Ro-
Leroy. Pans, Editions sociales, 1973. 279 p.
в Париже на французском языке, представляют немалый интерес. Они показывают, какие аспекты нашей литературной жизни вызывают отклик в прогрессивных кругах французской интеллигенции и как она их воспринимает.
В связи с подготовкой їй празднованием 100-летия со дня рождения В. И. Ленина во Франции, как и в других странах мира, значительно возрос интерес к его трудам и деятельности, в частности к работам и высказываниям о литературе и искусстве. На страницах «La Nouvelle Critique» состоялась большая дискуссия, в которой приняли участие разные поколения французских критиков и писателей — как марксистов, так и представителей прогрессивных кругов деятелей французской культуры. Спорные положения, высказанные во время дискуссии, сразу же критиковались и уточнялись. Например, когда писатель Владимир Познер, давний друг нашей страны, выступил с мнением, что в статье В. И. Ленина «Партийная организация и партийная литература» речь вдет не о художественной литературе, а о публицистике, молодой марксист, член редколлегии журнала, писатель и критик Жан Тибодо ответил ему и, обратившись к тексту самой ленинской статьи, доказал, что В. И. Ленин имел в ввду и художественную литературу.
В этой дискуссии вокруг ленинского наследия по вопросам культуры и литературы видное место заняли статьи Клода Прево. Собранные в его книге под названием «Ленин, политика и литература», они представляют собой глубокое исследование об отношении В. И. Ленина к произведениям русской художественной литературы и творчеству отдельных ее мастеров конца XIX — начала XX в. Эта работа К. Прево продемонстрировала не только внушительную эрудицию самого критика, его обширные знания по вопросам истории литературы и современного ее развития. Она показала также, как глубоко и детально усвоены автором труды классиков марксизма, в особенности В. И. Ленина, как хорошо он знает ленинскую эпоху.
К. Прево ссылается на многие монографические работы каїк французских, таи и советских авторов, нередко оспаривая выводы своих коллег из Франции, предлагая и утверждая собственную трактовку ряда вопросов. В его статьях часто встречаются замечания или отступления, в которых автор обращает внимание на особую ак-
туальность тех или иных ленинских положений для современной прогрессивной французской критики.
Исследование «Ленин, политика и литература» мож-но разделить на две большие части. В одной, названной автором «Ленин и русские писатели», он останавливается на ленинских оценках творчества Достоевского, Маяковского, Горького и на отношении В. И. Ленина к произведениям «классового литературного врага»2. Вторую часть составляет подробный анализ статей В. И. Ленина о Льве Толстом.
В начале первой части критик определяет свой подход к избранной теме. Он считает: приступая к ее изучению, необходимо постоянно иметь в виду, что В. И. Ленин не был в узком смысле «специалистом по литературе». Если это не принимать во внимание, то легко впасть в серьезную ошибку — «канонизировать мельчайшее утверждение В. И. Ленина по поводу того или иного автора», а если еще и «систематизировать рассеянные по разным еш работам суждения в целое, не учитывая при этом всех обстоятельств того времени, когда они были вы-сказаны, то можно сконструировать «эстетику» Ленина, которая не будет «достоверной». Клод Прево считает, что этим недостатком страдают некоторые сборники типа «Ленин об искусстве и литературе», составители которых «без должной методической осторожности собирают тексты как будто бы одинакового уровня», выдержки из статей, писем и т. д. Этот упрек он снимает только по отношению к сборнику, составленному Ж- Фре- вилем, большим знатоком жизни и творчества В. И. Ленина, автором книги «Ленин в Париже», переведенной на русский язык. Ж. Фревиль — «подниматель целины», по выражению К. Прево, — первым познакомил француз-скую общественность, еще до выхода в свет Полного собрания сочинений В. И. Ленина на французском языке, с высказываниями вождя о литературе и искусстве, при этом снабдил ленинские тексты предисловием, наз-
т 2 Первая часть работы переведена на русский язык и напеча- гс небольшими сокращениями в сборнике «Ленин и марксист- Пеп ЛитЧ)атУРная критика за рубежом» (М., 1977, с. 289—305). томВОД тРУщенко сделан по журнальной публикации с уче
шем 0ТДельных изменений, внесенных автором в книгу. В дальней- ской ци^аты и CH0CKHна первую часть работы приводятся по рус- Го п публикации, а на вторую — в нашем переводе с французско- ванным им «Деятельность Ленина в области литературы и искусства».
Критик подчеркивает, что В. И. Ленин в первую очередь был политическим деятелем, занятым титаническим делом в таких областях жизни, как политика, экономика, философия. В то же время французский исследователь считает нужным отметить, что литература, поэзия, произведения искусства рассматривались В. И. Лениным совсем не с точки зрения «досуга бойца». В. И. Ленин как продолжатель дела Маркса и Энгельса высоко ставил функцию литературы и требовал от нее одновременно выражения протеста против социальной несправедливости, показа точной картины социальных отношений и, наконец, наличия четкой политической и идеологической позиции.
К. Прево подчеркивает далее, что интерес В. И. Ленина чаще всего был устремлен к современным ему авторам, чья политическая направленность была наиболее ясной. К таким писателям К. Прево относит в первую очередь М. Горького, роман которого «Мать» В. И. Ленин ставил особенно высоко, а также поэта Д. Бедного; из иностранных авторов — Д. Рида, А. Барбюса, Э. Потье и Монтегюса. Даже яркая, политически направленная сатира Поля Бурже, этого буржуазного писателя, вызвала удовольствие В. И. Ленина, ибо его театр весело и хлестко обличал французские правящие круги.
Клод Прево характеризует В. И. Ленина как широко- образованного человека своего времени, «неутомимого читателя», человека большой культуры. Он подчеркивает, что В. И. Ленин в конце XIX в. уже обладал всей культурой, характерной для прогрессивного русского интеллигента того времени. «Образованные большевики эпохи 1900-х годов наследуют традицию, связанную с борьбой прогрессивной интеллигенции против абсолютизма, и в первом ее ряду — четверка тех просвещенных идеологов, которые сами были наследниками века европейского Просвещения, в особенности «Бури и натиска» и немецкого классицизма Лессинга, Гёте и Шиллера, —- это Герцен, Чернышевский, Белинский, Добролюбов» -
Естественно, что после победы Великой Октябрьской революции, отмечает далее К. Прево, В. И. Ленин поставил основной задачей Советской власти в области просвещения народных масс, в громадной своей части необразованных, усвоение культурного наследия.
Основные принципы отношения В. И. Ленина к вопросам литературы, считает автор, были им сформулированы в знаменитой статье от 13 ноября 1905 г. «Партийная организация и партийная литература», которую французская прогрессивная критика хорошо знает и к основным положениям которой часто обращается.
В этюде «Ленин и Достоевский» исследователь раз-рушает бытующее во французской критике неверное представление, что В. И. Ленин отрицательно относил-ся к творчеству Достоевского. На нескольких примерах он показывает, что такое представление чаще всего связано с неточным переводом.
К. Прево отмечает, например, как бессмыслицу вывод
Бадиу о том, что в представлении Ленина Достоевский «архиплох» и «представляет класс контрреволю-ционеров». Обращаясь к точному переводу письма
И. Ленина к И. Арманд (июнь 1914 г.), он вскрыва-ет подлинный смысл высказывания Ленина . Исправ-ленный перевод, заключает критик, а также анализ высказывания Ленина не в отрыве от текста и понятый не буквально показывают, что Ленин отнюдь не выносит приговора всему Достоевскому.
Клод Прево пишет далее, что даже если вспомнить о поддержке Лениным в его письме к Горькому протеста писателя против инсценировки в Художественном театре «Бесов» Достоевского, то и это совсем не значит, что Ленин плохо относился к творчеству писателя. В. И, Ленин возражал в данном случае, считает К. Прево, против идеологического использования романа, а не против самой вещи.
Французский исследователь считает, что Ленин в творчестве Достоевского видел немало противоречий и то, что несло в себе «реакционные тенденции», Ленин осуждал «безжалостно»; в целом же он ценил «талант Достоевского». Он не забывал о смертной казни, к ко-торой был приговорен писатель в царствование Нико- лая 1; высоко ставил также «Записки из Мертвого до-ма» — произведение, как напоминает К. Прево, никем не превзойденное (по словам В. И. Ленина, приведен-ным у Бонч-Бруевича) ни в литературе русской, ни в мировой. Показательно, считает критик, что в декрете о монументальной пропаганде, подписанном В. И. Ле-ниным, среди выдающихся людей, которым Советское государство считало необходимым воздвигнуть памятники, Достоевский стоит в списке на втором месте, сразу после Л. Толстого. Отсюда исследователь делает вывод, что творчество Достоевского является частью того культурного наследия, которое следует осваивать, однако критически относясь к нему.
Раздел «Ленин и Маяковский» автор начинает с ха-рактеристики творчества Маяковского, как оно воспри-нимается во Франции в настоящее время. Он отмечает, что к творчеству великого советского поэта во Франции сейчас относятся как к «выражению», к «поэтическому эквиваленту» Октябрьского революционного переворота, и напоминает высказывание Л. Арагона в его книге «Советские литературы», где французский поэт назвал Маяковского советским Шекспиром. Далее, переходя к рассмотрению ленинского отношения к творчеству Маяковского, критик касается сначала воспоминаний близких В. И. Ленину людей — Крупской, Горького >и других, подчеркивая при этом, что наряду с мемуарами необходимо привлекать и другие свидетельства: то или иное сообщение, письмо, текст речи и т. д. — и только после тщательного рассмотрения всех источников их можно использовать в своей работе. Иначе исследователь неизбежно придет к неверным выводам, как это случилось в статье французского критика Ж. М. Паль- мье (опубликованной в «Le Nouvel Observateur» №283 от 13.IV 1970 г.), который «слишком бегло» прочитал Ленина и выдал свой «конденсат» за истину. К. Прево вскрывает многие ошибочные суждения и «скользкие» намеки, содержащиеся в статье Пальмье. Убедительно, на ярких примерах он не только доказывает несостоя-тельность выводов Пальмье, но и наглядно демонстри-рует, как недобросовестный или неточный перевод, и также недостаточно глубокое знание первоисточников и исторического фона исследуемых фактов приводят этого критика к ошибочным выводам5.
5 Там же, с. 294, 296.
К. Прево приводит точный перевод письма Ленина к Луначарскому от 6 мая 1921 г., позволяющий правильно понять суждения Ленина о Луначарском и Маяковском, которые, как он отмечает, «советское издательство сочло нужным обосновать... в примечании». Этот комментарий также цитируется К- Прево . Он останавливается подробно на том историческом моменте, когда писалось это письмо, и решительно отметает мнение, что В. И. Ленин отвергал все творчество Маяковского.
Обращаясь к следующей теме, «Ленин и Горький», К. Прево заранее предупреждает читателя, что «было бы слишком самоуверенно» пытаться обсудить в неболь-шой статье «вопрос, который заслуживает целой книги», и в связи с этим суживает рамки своего исследования, опуская, например, все, что касается личных добрых отношений этих двух людей, хотя сознает, что это также очень важный момент.
Он подчеркивает, что более чем в 50 письмах и теле-граммах (они воспроизводятся в томах сочинений В. И. Ленина на франц. яз.) Владимир Ильич показывает свое дружеское отношение к Горькому и постоянную заботу о нем несмотря на то, что писатель в некоторые моменты допускал в своем творчестве политические и идеологические «отклонения». Именно в этом видит К. Прево пример верности Ленина в его дружбе с Горь-ким — верности, заключающей в себе «суровую откро-венность».
К. Прево указывает на то, что во всех случаях Ленин проявлял много терпения и осмотрительности, ибо объяснял «уклоны» Горького не личной виной писателя, а историческими причинами. Ленин ставил в таких случаях задачу немедленного завоевания партией «обратно» такого товарища по борьбе, как Горький. Его творчество В. И. Ленин вообще высоко ценил, начиная с первого выступления о нем в «Искре» в 1901 г., когда он назвал еще молодого, начинающего тогда литератора «европейски знаменитым писателем», все оружие которого заключается в его свободном слове. Позднее Ленин четко определил, что Горький «крепко связал себя своими великими художественными произведениями с рабочим Движением России и всего мира», что он, несомненно,
один из крупнейших представителей пролетарского искусства. 7
Французский исследователь ссылается в этом разделе на добросовестный труд Жана Перюса о Горьком и нередко цитирует его в подкрепление своих выводов о непоколебимой вере В. И. Ленина в Горького.
К- Прево обращает внимание читателей на то, что мнение В. И. Ленина о Горьком всякий раз выходит за рамки тех первоначальных обстоятельств, которые его вызвали, и приобретает широкое, обобщающее значение. «Этот урок стоит запомнить», — подчеркивает французский исследователь, заключая свой этюд о Ленине и Горьком.
В следующем разделе своего исследования он рассматривает отношение В. И. Ленина к книге Аркадия Аверченко «Дюжина ножей в спину революции». Прежде чем начать анализировать эту рецензию В. И. Ленина, опубликованную в «Правде» 22 ноября 1921 г., К. Прево рассказывает о том моменте, когда она была написана. Для него имеет большое значение даже тот материал газеты, среди которого помещена эта ленин-ская рецензия. К- Прево справедливо считает, что в начале нэпа, когда атмосфера классовой борьбы была особенно накаленной, нужна была большая смелость, чтобы заговорить о талантливой книге врага. Составитель упомянутого «ранее сборника «Ленин и марксистская критика за рубежом» Е. Трущенко пишет, что трактовка вопроса об отношении В. И. Ленина к писателю Аркадию Аверченко здесь, в этом .разделе работы К. Прево, направлена против встречающихся в зарубежных публикациях утверждений о том, что Ленин будто бы выступал за поощрение таланта независимо от идеологических позиций художника. Этот раздел не случайно назван французским критиком «Ленин и классовые (ли-тературные) противники», так как его острие направ-лено против буржуазных фальсификаций ленинского наследия.
Итак, К. Прево рассмотрел вначале отношение В. И. Ленина к творчеству четырех русских писателей, очень разных по творческой манере и задачам, которые они ставили перед собой. Он постарался показать на их примере некоторые грани ленинского подхода к произведениям художественной литературы и его требования к их создателям. Этот анализ оказывается очень удачным введением для перехода к следующей серьезной теме — «Лейин и Лев Толстой».
Постоянно обращаясь ко всем сторонам эстетического наследия В. И. Ленина, марксистская критика непременно возвращается, в частности, к статьям о Толстом, к этим работам, содержащим глубокий, подлинно диалектический анализ сложнейшего и противоречивого феномена русской культуры. В них В. И. Ленин боролся на два фронта: он выступал против либерального пустословия и капитулянства, с одной стороны, и, с другой стороны, против вульгаризаторов, «упростителей» марксизма. Эти уроки В. И. Ленина актуальны и в наши дни, о чем свидетельствует труд К. Прево.
Прежде чем приступить к разбору шести статей В. И. Ленина о Л. Толстом, французский критик рассказывает о последних, самых интересных исследованиях на эту тему. Он подчеркивает, что со времени появления ленинских статей интерес к ним всегда был велик, и это вызвало «бесчисленное количество комментариев».
Среди исследований, заслуживающих внимания, К. Прево называет труд Пьера Машерея, выступление Марселена Плейне на 2-м коллоквиуме в Клюни в апреле 1970 г., работу Леона Робеля «Анализ Толстого, или Творчество и История», а также вышедшую в 1956 г. в Париже на французском языке в издательстве «Editions sociales» и «остающуюся актуальной» книгу советского исследователя Бориса Мейлаха «Ленин и проблемы русской литературы», «на которую продолжают ссылаться» французские критики. Кроме того, К. Прево говорит об отношении современников В. И. Ленина к наследию Толстого. Он анализирует три статьи о Толстом Г. В. Плеханова, а также дает критический разбор троцкистских интерпретаций творчества писателя. Нам понятна целесообразность такой критики в условиях буржуазной Франции, где издается большое количест-во всякой антимарксистской литературы. Однако фран-цузский критик учитывает далеко не все стороны этого вопроса и для более полной в нем ориентации можно порекомендовать статью И. Черноуцана «Завещано Ле-ниным», опубликованную в журнале «Вопросы литера-туры» в № 1 за 1975 г.
Обращаясь к творчеству Л. Толстого и содержанию работ В. И. Ленина о нем, К. Прево .считав нужным подчеркнуть, что ленинские статьи возникали постепенно, в зависимости от исторических собьшш. Первая статья была написана В. И. Лениным в Г908 г. в связи с 80-летием великого писателя, а последняя — в связи его смертью и 1910ir. В них видны все^шерипетии» оживленных политических боев того времени, о которых достаточно подробно, как считает К. Прево, сказано у Б. Мейлаха и М. Плейне. К. Прево цитирует статьи В. И. Ленина по французскому собранию его сочинений, томам 25, 26 и 27-му, и задается в связи с этим вопросом: можно ли рассматривать эти статьи как еди-ный текст? И да, и нет, — отвечает автор. С одной сто-роны, поводы для написания были разные, но, с другой стороны, оценка произведений Толстого у Ленина не меняется. Нельзя также категорично рассматривать эти статьи, считает К. Прево, как чисто литературную критику.
В первой статье В. И. Ленин, называя Толстого «зеркалом русской революции», заявил либералам, с которыми он тогда резко спорил, что его интересует именно анализ произведений Толстого, причем анализ, сделанный с определенной точки зрения.
Без всякого сомнения, пишет К. Прево, В. И. Ленин очень высоко оценивал произведения Толстого с литературной точки зрения, о чем свидетельствуют сами статьи, а также ряд воспоминаний.
Особенно подробно критик рассматривает воспоминания Горького, касающиеся его беседы с Лениным о романе «Война и мир». Дело в том, что во Франции эта беседа известна в трех вариантах перевода. Слова В. И. Ленина, приводимые Горьким: «Какая глыба!
Какой матерый человечище!» — в переводах звучат по- разному. Переводчики книги Мейлаха перевели выражение «матерый человечище» в «псевдоницшеанском духе», как «сверхчеловек» (Quel surhomme!), а термин «глыба» — как «монолит», т. е. именно то, против чего, как напоминает К- Прево, возражал Ленин в «Героях «оговорочки», когда полемизировал с теми, кто понимал Толстого как идеологический монолит, единое целое без трещин и противоречий. В этом анализе переводов В. И. Ленина на французский язык видно, как глубоко и чутко понимает К. Прево стихию ленинской мысли, как правильно чувствует ее логику.
Ж. Фревиль в своем переводе заменяет выражение «сверхчеловек» словами «какой гигант», а в московском переводе сборника «Ленин и Горький» оказано — «грандиозный чеХовек».
Слово «гл^іба» Ж. Фревиль переводит как «масса», а один из немецких переводчиков — как «колосс».
Словом, перед, нами еще один наглядный пример того, как трудно уловить точный смысл без знания языка подлинника.
Горький подчеркивает, что Ленин выражал восхищение романом Толстого «Война и мир» в живых, разговорных выражениях. Так, типично по-ленински выраженная мысль о том, что «до этого графа подлинного- мужика в литературе не было», может считаться одним из основных ленинских высказываний о Толстом. К. Прево подчеркивает, что Ленин в своих статьях борется за свою интерпретацию того культурно-исторического феномена, которым является Толстой. Отстаивая собственную точку з-рения, В. И. Ленин противопоставляет ее другим, имевшим распространение в то время. И тотчас критик делает важный практический вывод.
Он напоминает французским марксистам, что в политике надо непрестанно бороться против левых и правых искаже-ний, но в каждой ситуации направлять усилия главным образом против того, что сейчас представляет собой основную опасность. Это пример действенного изучения ленинского наследия во Франции и того, как оно берется на вооружение в наши дни.
Далее, разбирая содержание ленинских статей К. Прево постоянно подчеркивает, против кого и в каких обстоятельствах В. И. Ленин направляет каждый раз свои удары. В 1908 и 1910 гг. — он видел главную опасность в правой интерпретации и в борьбе с ней, он Даже привлекает аргументацию Плеханова, с которым далеко не во всем согласен.
Критик подробно рассматривает полемику В. И. Ленина с либералами, рисуя многие ее тонкости. Он показывает, как В. И. Ленин энергично и последовательно Доказывал вред проникновения реакционных сторон толстовской идеологии в рабочий класс. Это было тогда тем более важно, что две статьи, Неведомского и Базарова, появившиеся в марксистской прессе в 1910 г., превозносили всю толстовскую идеологию целиком.
С другой стороны, отмечает К. Прево, В. И. Ленин знал и учитывал другой подход к наследию Толстого, существовавший в революционной среде, «кна это указывает Мейлах». Некоторые критики второго направления считали своим долгом «низвергнуть» Толстого, показав его реакционность. Такое мнение имело хождение, в частности, среди немецких соплал-демократов, таких как Ф. Меринг и Р. Люксембург/
В этих условиях В. И. Ленин, пе отказываясь от борьбы, выдвигает собственную точку зрения.
Нет возможности подробно рассказать в нашей заметке о глубоком, тонком марксистском анализе К- Прево большого ленинского материала. Французский критик разбивает его для удобства исследования на пять разделов: 1. «Толстой и его эпоха»; 2. «Противоречия Толстого»; 3. «Еще о противоречиях Толстого»; 4. «Новое определение толстовства» и 5. «Толстой как «великий писатель». Последний раздел включает в себя пять выводов, к которым приходит К. Прево.
Остановимся лишь на немногих положениях, которые смогут дать некоторое представление о суждениях французского критика.
К. Прево обращает внимание на «парадокс» Ленина: Толстой — это «зеркало русской революции», считая, что он проходит красной нитью через все ленинские статьи, К. Прево подчеркивает, что В. И. Ленин отмечает сам внешнюю парадоксальность своего утверждения, так как на первый взгляд может показаться странным и искусственным соединение имени великого писателя с революцией, которую он явно не понял и от которой держался вдалеке, особенно в 1905 г. Ленин пишет «с некоторым лукавством» : «Не называть же зеркалом того, что очевидно не отражает явления правильно». «Это как бы возражение самому себе», — считает критик и далее объясняет, что В. И. Ленин «учитывает его во всех статьях о Толстом, но теоретические обоснования для ответа он дает в «Материализме и эмпириокритицизме» и в «Философских тетрадях», показывая, что термин «отражение» следует понимать не как метафору, но как определение сложного процесса «активного размышления». Термин «зеркало» в контексте живой полемики и интенсивной борьбы идей должен означать,
что вопреки тому, что пишут толкователи «двух противоположных направлений, есть хотя и сложное и труд- норасшифроваваемое, но реальное соотношение между творчеством Толстого и самой передовой современной реальностью»8. Мы привели большую цитату автора, чтобы стала ясной логика его мысли и вывод, в котором он подчеркивает, что это «парадокс только на первый взгляд». Этот вывод влечет за собой еще одно утверждение К. Прево, связывающее его статью с живой современностью Франции. Он пишет: «Научная критика
должна идти вглубь, не удовлетворяясь тем, что находится на поверхности»9.
Говоря об исторической атмосфере, в которой жил, работал и формировался Толстой, К. Прево вслед за Лениным ограничивает ее 1861—1904 гг. (от 1861 г. — даты отмены крепостного права и до 1904 г. — кануна первой русской революции). Французский критик, характеризуя эту эпоху, приводит массу точных ленинских мыслей о тесной связи Толстого со своим временем, например о том, что данный период «породил все отличительные черты и произведений Толстого, и толстовщины» и т. д., приводит и цитату из «Анны Карениной», которой пользуется В. И. Ленин в одной из статей (раз-мышления Левина), и делает заключение: Толстой по-нял характер этой эпохи, понял, что это эра потрясений. Ленин подчеркивает эту основную черту — «переходный» период, в который русская история претерпев излом». Далее К- Прево подробно рассказывает, как, несмотря на крепостнический дух, которым был проникнут политический режим' в России, старая патриархальная Русь начала быстро распадаться «под влиянием мирового капитализма». Следуя за мыслью Ленина, он говорит о значении революции 1905 г. для России, описывает бурное развитие капитализма.
Рассмотрев исторический фон и противоречия рос-сийской действительности того времени, К. Прево переходит к анализу противоречий в творчестве Толстого, которое «отражает противоречивый период». Критик выписывает все суждения В. И. Ленина о достоинствах и недостатках Толстого — писателя и мыслителя. Осо-
бенно его интересуют противоречия, который находит В. И. Ленин в творчестве и в «доктрине» великого писателя. /
Противоречия Толстого, его положительные и отри-цательные черты детально и наглядно/показаны в спе-циальных таблицах, составленных Клодом Прево и приведенных в статье. Из всех ленинских статей автор выписал ленинские формулировки. Слева со знаком плюс оказались положительные оценки, справа со знаком минус — недостатки великого писателя.
Комментируя материал своих таблиц, исследователь подчеркивает, как решительно критикует В. И. Ленин противоречия толстовских произведений, часто на-зывая недостатки Толстого «предрассудками». К. Прево считает, что разоблачать недостатки при чтении какого бы то ни было труда, будь он даже в высшей степени литературным, т. е. отмеченным печатью таланта или гения, как это делал Ленин в отношении Толстого, — важнейшая задача и ответственный долг каждого марксиста. Однако марксист не может осуждать и разоблачать недостатки как догматик, он не может ограничиться такого рода критикой. Опять урок для французской современности.
Ленин полагал, что выявленные им противоречия Толстого, мешавшие ему понять значение рабочего движения и первой русской революции, объясняются не столько его «личной драмой» (которая может интересовать биографа или психолога), сколько иными причинами. К- Прево показывает, что Ленин не считал противо-речия Толстого случайными, что для него они являются выражением противоречивых условий русской жизни в последней четверти XIX в. и что рождались они от вторжения капитализма в русскую патриархальную деревню. Старое рушилось, а новое еще только едва просматривалось, но «клокочущий океан в своих глубинах оставался спокойным», и поэтому можно было, как Толстой в 1862 г., верить в восточную неподвижность России.
К. Прево рассказывает подробно об отношении крестьян к процессу капитализации, выявляя целую сеть противоречий, и подводит читателей к ленинскому заключению о том, что Толстой велик как выразитель настроений миллионов русских крестьян в момент развязывания буржуазной революции в России, что в противоречиях Тблстого выявилась особенность русской революции 1905 г. как буржуазно-крестьянской.
Описывая\обстоятельства появления толстовства, Ле-нин дает понять, что оно обусловлено русской жизнью того времени и выразило идеологию крестьянских масс, которые не видели и не могли видеть, какие новые силы вышли на авансцену истории и каковы их задачи.
Революция 1905 г. положила конец «восточной неподвижности» и тем самым толстовству. Толстой как «зеркало» отразил только часть реальности, подчеркивает К- Прево, так как показал противоречия между капитализмом и крестьянством, но не увидел нарождавшегося основного противоречия между трудом и капиталом. К. Прево считает удачным шутливое замечание французского критика Машерея, что «Толстой — это расколотое зеркало», поскольку он отразил только исторически закончившуюся фазу. Ленин ясно показал это, полемизируя с теми, кто пытался превратить Толстого в пророка.
Исследователь отмечает также, что В. И. Ленин счи-тал одной из главных задач авангарда — увлечь крес-тьянскую массу, преданную прошлому, но и мечтающую о будущем, подчеркивая, что в предстоящей революции крестьянству будет принадлежать очень важная роль. Пролетариат должен освоить наследство крестьянской идеологии, обязательно критически, но освоить. Эта тема, как справедливо подчеркивает К. Прево, многократно будет возникать в «дискуссиях о культуре после Ок-тября», а появляется она уже в статьях о Толстом.
Освещая далее подробно эту тему, К. Прево делает важный практический вывод о том, что означает с точки зрения Ленина необходимость отказаться от сектантства в области политической стратегии и от догматизма в идеологической борьбе. В. И. Ленин, пишет критик, показывает своим анализом то, что можно считать основным принципом марксистской критики, — умение определить место всякого текста в современной классовой борьбе.
Еще один момент, касающийся понятия «зеркало», привлекает исследователя: «толстовство» как всякая
идеологическая система необъяснимо само по себе. Большое искушение — найти принцип его объяснения в классовом происхождении великого писателя. «На известном уровне вульгаризации, — пишет К./Прево, — «марксизм» удовлетворялся таким типом дедуктивного разъяснения. Так поступал, например, Г. В. Плеханов, который постоянно подчеркивал — «грдф Толстой». Иногда противоречивые высказывания /Толстого, «достойные наивного патриархального крестьянина», но не «писателя 'европейской формации», вызывают у Ленина даже известное раздражение. Однако В. И. Ленин считал, что Толстой прозорливо понимал идеологию русского крестьянина в тот период, и поэтому подчеркивал, что, несмотря на принадлежность к верхам русского землевладельческого дворянства, он тем не менее не выражает идеологию своего класса, порвав со своей средой. К- Прево особенно подчеркивает этот вывод Ленина о полном разрыве Толстого со своим классом для того, чтобы отметить, что это «звучит похоронным маршем, колоколом для вульгарного социализма, который так часто смешивают с марксизмом» во Франции.
В разделе «Толстой как «великий писатель» исследователь останавливается на большом уважении и восхищении, с которым В. И. Ленин относится к замечательному литературному наследию Л. Толстого.
Несмотря на серьезную критику, анализ недостатков и противоречий Толстого, В. И. Ленин ничуть не принижает значения этого великого писателя. Ленин, отмечает К. Прево, отказывается сводить писателя Толстого к графу Толстому и даже «толстовство» — к абстрактному крестьянскому анархизму или целиком реакционной идеологии, совершенно лишенной всякой пользы для научного социализма. Избегает он и сведения писателя Толстого и его книг к «толстовству».
Борясь с недостатками толстовской идеологии, вождь пролетариата хотел, чтобы читатели правильно прочли Толстого, ибо талант великого писателя сильно воздействовал «на самых солидных марксистов» всех стран. В. И. Ленин и сам был восторженным поклонником его знаменитых романов. Клод Прево перечисляет ленинские похвальные эпитеты: «великий писатель», «гениальный романист», «гениальные произведения» и т. д.
Восторженные оценки творчества Толстого В. И. Лениным не имеют иронических оттенков, отмечает К. Прево, ибо при характеристике литературного произведения В. И. Ленин не пользуется особым языком, а использует принятый тогда язык своей эпохи. Критик полемизирует с мнением Плейне, считающего, что в этом случае
В. И. Ленин пользуется условным языком, «чтобы, обеспечив себе идеологическую почву, научно выявив ее противоречия, опрокинуть все спекулятивные предположения».
В заключение К. Прево останавливается на трактовке В. И. Лениным слова «реализм», встречающегося в статьях Ленина, когда он хвалит ясный реализм Тол-стого и при этом объясняет его как «срывание всех и всяческих масок», а в другом месте уточняет свое понимание отражения в литературе: если перед нами действительно великий художник, то он должен отразить хотя бы некоторые существенные аспекты революции.
Критик подчеркивает, что В. И. Ленин не требует о- писателя, чтобы он разрешил в своем произведении вес проблемы, ибо известно, что жизненные проблемы разрешаются на их собственном уровне. Если проблема «разрешена» в тексте, это еще не влечет за собой ее разрешения в истории. Заслуга романиста будет и тогда большой, когда он поставит, как Толстой, проблемы, которые привлекут к себе внимание. Четкая постановка проблемы может оказать воздействие на реальность скорее, чем иллюзорное и искусственное ее «решение», «счастливый конец».
Ленин считал, что Толстой сыграл прогрессивную роль в классовой борьбе, так как бесстрашно, честно и беспощадно сурово ставил самые болезненные и прок-лятые вопросы своего времени, нанося этим прямой удар лжи, банальным пируэтам и пустым фразам либеральной прессы.
В статьях Ленина о Толстом, полагает критик, проглядывают мысли, к которым В. И. Ленин впоследствии вернется: о функции писателя и об общем значении литературной сферы. Деятельность писателя достойна внимания только в том случае, когда она основывается на знании реальной действительности.
Таковы узловые моменты, на которых останавливайся К. Прево, исследуя ленинские статьи о Толстом и ньіясняя взаимоотношения между творчеством великого писателя, политикой и идеологией.
В заключение своего интересного и глубокого исследования К- Прево делает выводы и рабочие /ипотезы. В них особенно заметно стремление К. ПревТак, например, он пишет, что «одним из важных по-литических уроков Ленина является утверждение необ-ходимости борьбы на два фронта» . В борьбе против оппортунизма особенно важна идеологическая критика, так как литературные произведения выражают, а иногда и порождают идеологию, и ее нужно выявить, определить, подвергнуть критике. В борьбе против догматизма важно не сводить объективное значение произведения к идеологической программе автора.
К. Прево считает, что произведение литературы является объективной силой, и поэтому нужно, чтобы читатели. могли найти в нем ответы на свои вопросы. Далее исследователь полемизирует с теми французскими критиками, которые «абсолютизируют» реализм, а также с теми, кто пытается ликвидировать понятие реализма, объявляя, что в наши дни он реакционен: «Ничто из того, что писал Ленин (или Энгельс), не позволяет ни отвергать реализм, ни предоставлять ему в литературе исключительные привилегии. Ни тот ни другой не предлагают свести реализм к «стилю» и «форме», к «технике». Для Ленина важно, чтобы литературное произведение «отражало» известные аспекты реальных процессов и активно в них включалось» .
К. Прево считает, что сказанное Лениным о Толстом и о других писателях очень важно знать для того, чтобы избежать двух соблазнов, предстающих перед француз-ской марксистской критикой, при этом еще очень важно не идти на поводу и «личных вкусов». Соблазны эти состоят в том, что можно оттолкнуть как «формалистические» все «не образные» произведения французской литературы, а с другой стороны, отбросить a priori как «устарелые» все произведения «реалистические».
Критик напоминает при этом, что «хотя В. И. Ленин и не ценил эстетику Маяковского, но ничего в принципах, которые он нам завещал, не запрещает нам поставить Маяковского на принадлежащее ему по праву почетное место, которое он занимал в свое время» .
По мнению К. Прево, В. И. Ленин во многом определил сферу научной литературной критики, подсказал ей основные положения, на них и ориентируется современная французская критика. В то же время он подчеркивает, что В. И. Ленин не стремился создать «теорию литературы», так как не анализировал произведения художественной литературы с профессионально-литературоведческой точки зрения. Интерес В. И. Ленина к художественному творчеству был шире узкопрофессионального.
Однако нельзя свести характер его работ о литературе к чисто политическим выступлениям, отмечает К. Прево, ибо у Ленина «политическое — это всегда больше, чем политическое». Каждое выступление В. И. Ленина «богато теоретическими предпосылками, прояснение и развитие которых может позволить создать целые теории, но в области литературы он только поставил вехи (ориентиры), не всегда намеченные с полной ясностью» .
Вот почему, как считает К. Прево, на основании ленинских высказываний о литературе, разбросанных в ряде его работ, нельзя создать особой ленинской «теории литературы», а если пытаться свести в систему и канонизировать эти высказывания, то легко открыть дорогу догматической критике, особенно, подчеркивает К. Прево, когда речь идет об оценках того или иного современного автора.
Возможно, что в атмосфере жаркой идеологической борьбы во Франции совершаются «перехлесты», которых не избежал и К. Прево. Его выводы небезупречны. Некоторые утверждения критика спорны. В целом же его большое и очень добросовестное исследование свидетельствует о силе, энергии и глубине марксистской критики во Франции, стремящейся по-ленински подойти к современным явлениям литературы и к их оценке.
К. Прево является одним из немногих критиков, про-пагандирующих советскую литературу во Франции. Он довольно часто пишет небольшие статьи о произведе-ниях советских писателей, появляющихся в переводе на французский язык. Одна из его статей, опубликованная в журнале «France Nouvelle» в марте 1975 г., была посвящена творчеству белорусского прозаика Василя Быкова и его повести «Сотников», а другая — творчеству Федора Абрамова. В книгу статей, о которой мы ведем речь, вошли рецензии на повести С. Залыгина и В. Катаева. В повести последнего «Святой колодец» К. Прево восхищает не только умение писателя «с выразительной виртуозностью и блеском» описать футуристический пейзаж современных Соединенных Штатов, жизнь Парижа, полет в сверхзвуковом самолете, стремительность лифта-экспресса, но и самобытность его размышлений о социалистической родине. Критик видит в авторе современного советского человека, предлагающего читателям свое видение мира, воспевающего свою страну, и не только ее классический русский пейзаж, запечатленный еще Тургеневым, но и ее сегодняшний и завтрашний день, описывая ее химические комбинаты, гигантские опоры высоковольтных передач и космодромы. Рецензия критика так и называется — «СССР вчерашний и сегодняшний».
Клод Прево отмечает также, что В. Катаев раньше писал в манере «традиционного русского реализма в его послетолстовском варианте», но в преклонном возрасте «проявил мощную способность к обновлению», сменил старую свою манеру письма на новую, когда нить повествования неожиданно переносится из дачи писателя в Переделкино в Париж или Америку, от настоящего — к прошлому и наоборот, от воображаемых персонажей — к реальным. Критик видит в этом не только смелость, но и подтверждение больших возможностей, заложенных в советской литературе. Эта рецензия и следующая — о повести С. Залыгина «На Иртыше» — объединены в сборнике общим заголовком — «Некоторые проблемы социалистического романа», которым автор подчеркивает, что наряду с нетрадиционной повестью
В. Катаева «Святой колодец» существует прекрасная в художественном отношении традиционная проза. К* Прево отмечает, что эта повесть была принята во Франции не так, как она того заслуживает, и рассказывает своим читателям о том времени, когда проходила коллективизация, какими историческими причинами она была вызвана и о противоречиях деревенской жизни тех лет, которые легли в основу сюжетного конфликта произведения. Он с большой симпатией трактует образ главного героя Чаузова, дает интересную трактовку образа Корякина — «.настоящего революционера, который борется за счастье», подробно анализирует другие характеры и приходит к выводу, что в целом это короткое повествование полно «неистовой силы и жестокости».
Автор считает, что «большая» литературная пресса буржуазного Парижа замалчивала роман, и это является одним из свидетельств, что выступление С. Залыгина — ленинское. В рецензиях К- Прево на новые книги советских писателей чувствуется дружеское стремление раскрыть для читателей Франции содержание советских произведений.
Статьи Клода Прево о русской классической литературе в оценке В. И. Ленина, а также его регулярные выступления о произведениях современной советской литературы, издаваемой в Париже в переводе на французский язык, говорят о большом интересе, проявляемом в настоящее время во Франции к культуре и литературе нашей страны. Они свидетельствуют также о глубоком изучении ленинского наследия во Франции, его актуальности для французской марксистской и прогрессивной критики. Работы К- Прево демонстрируют также сложность современной идеологической борьбы, которую ведут во Франции марксисты и прогрессивные деятели культуры. Не случайно Ролан Леруа, член Политбюро, Секретарь ЦК ФКП, отмечает в предисловии к книге, что автор показывает в «ей пример подлинной марксистской критики, в отличие от той, которая ассоциируется с «упорной, но беспринципной перебранкой или также беспринципным эклектизмом». В то же время Р. Леруа справедливо подчеркивает, что по поводу ряда вопросов или, как он пишет, «некоторых тем», затрагиваемых К. Прево, «можно спорить». Такова, например, нечеткость его позиции в вопросе о границах литературного творчества и некоторые другие моменты. Тем не менее книгу К. Прево можно с полным правом считать важным вкладом в культурную жизнь Франции.
<< | >>
Источник: В. И. КУЛЕШОВ. Русская литература в оценке современной зарубежной критики. М., Изд-во Моск. ун-та,1981. 288 с.. 1981

Еще по теме А. А. ИВАНОВСКАЯПОЗИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ КЛОДОМ ПРЕВОРУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ и СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. А. А. ИВАНОВСКАЯПОЗИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ КЛОДОМ ПРЕВОРУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ и СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ