ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

2.16. Понятие авторскойпунктуации

Термин «авторская пунктуация» имеет два значения. Первое связано с обозначением всех знаков, стоящих в авторской рукописи, т.

е. в буквальном смысле поставленных рукой автора (сюда включается и регламентированная и нерегламентированная пунктуация); такое употребление термина характерно для издательских работников, которые участвуют в подготовке рукописи к изданию. Второе, более широкое значение термина связано с представлением о пунктуации нерегламентированной, не закрепленной правилами, т. е. представляющей собой разнообразные отклонения от общих норм именно это понимание термина и требует уточнения, поскольку не всякие отклонения можно зачислить в разряд авторских.

Нерегламентированность пунктуации может быть вызвана разными причинами и не всегда она связана с проявлением авторской индивидуальности. Конечно, авторские знаки препинания включаются в понятие нерегламентированной пунктуации, однако это ее частный случай. В целом нерегламентированная пунктуация (естественно, не принимается во внимание ошибочная пунктуация) объединяет разные явления, осознание которых позволяет вычленить собственно авторскую пунктуацию, т.е. непосредственно связанную с индивидуальностью пишущего.

1. В пунктуации (как, впрочем, и в языке) наряду с нормами общими, обладающими высшей степенью стабильности, существуют нормы ситуативные, приспособленные к функциональным качествам конкретного вида текста. Первые включаются в обязательный пунктуационный минимум. Вторые, не столь жесткие, обеспечивают особую информативность и экспрессивность речи. Ситуативные нормы диктуются характером текстовой информации: знаки препинания, подчиненные такой норме, выполняют функции логико-смысловую (проявляется в разных текстах, но особенно в научных и официально-деловых), акцентно-выделительную (преимущественно в текстах официальных, частично в публицистических и художественных), экспрессивно-эмоциональную (в текстах художественных и публицистических), сигнальную (в текстах рекламных).

Знаки, подчиненные ситуативной норме, не могут быть отнесены к авторским, поскольку они диктуются отнюдь не волей пишущего, но отражают общие стилистические свойства функционально различающихся текстов. Такие знаки регламентированы характером этих текстов и существуют наряду с общепринятыми.

2. Современная пунктуация - результат исторического развития русской пунктуационной системы. Поскольку пунктуация обслуживает постоянно изменяющийся и развивающийся язык, она также изменчива с точки зрения исторической. Именно поэтому в каждый период могут происходить изменения в функциях знаков препинания, в условиях их применения. В этом смысле правила всегда отстают от практики и поэтому время от времени нуждаются в пересмотре. Изменения в функционировании знаков происходят постоянно, они отражают жизнь языка, в частности его синтаксической структуры и стилистической системы.

Например, в последнее время все чаще употребляется тире (на месте двоеточия) между частями бессоюзного сложного предложения при обозначении пояснения, причины во второй части, при обобщающих словах перед перечислением однородных членов и т.д.: Под развесистой кроной не бывает пусто - отдыхают путники, чабаны, благо живительный родник рядом (газ.); ...Игра свеч стоит - ведь такое общение должно стать прообразом будущих молодежных домов инженера и домов ученого (газ.); Сюда прибыли тысячи механизаторов - из России, с Украины, из Прибалтики (газ.); К нему относятся по-разному - кто с восхищением, кто с усмешкой (газ.); Сопоставление России с Канадой [по климату] некорректно - все крупные канадские города лежат на широтах южнее Тамбова (газ.).

Схожее употребление знаков препинания найдем и у писателей, поэтов: У Блока было все, что создает великого поэта, - огонь, нежность, проникновение, свой образ мира, свой дар особого, все претворяющего прикосновения, своя сдержанная, скрадывающаяся, вобравшая в себя судьба (Паст.); Но вызывать сейчас огонь артиллерии было бессмысленно - огонь накрыл бы и наших разведчиков (Бонд.); Главный редактор газеты всячески избегает теперь встречи со мной, дозвониться ему невозможно, секретарша все ссылается на его занятость - то у него заседание, то планерка, то его вызвали в вышестоящие, как она любит подчеркивать, инстанции (Айтм.);

Пожары над страной

все выше, жарче, веселей...

...Еще не видел свет

подобного аллюра

Копыта били дробь,

трезвонила капель.

Помешанная на крови

слепая пуля-дура

Прозрела, поумнела вдруг -

и чаще била в цель.

(В. Высоцкий)

Такие отклонения от правил выражают общие современные тенденции в развитии пунктуации и постепенно готовят почву для изменения или уточнения самих правил. К индивидуально-авторской пунктуации они не имеют никакого отношения.

То же можно сказать и о тенденции к расчленению грамматических структур с помощью точки: - Как вы напали писать? - Не думала, что я буду писать. Я начала с книги про Володю. Просто потому, что так про него захотелось рассказать, про нашу любовь, нашу жизнь...И про Россию. И восстановить какую-то правду. Потому что после его смерти писали про него непонятно что! Я захотела написать свою правду и свою любовь (Интервью с М. Влади).

3. Более связаны с индивидуальностью пишущего знаки препинания, избираемые в зависимости от конкретных задач высказывания, знаки, проявляющие смысловой принцип пунктуации. Такие знаки контекстуально обусловлены, подчинены задачам авторского выбора. И здесь все-таки «авторство» заключается только в возможности выбора, выбор же диктуется отображаемой речевой ситуацией. И следовательно, разные авторы при необходимости передать одинаковую ситуацию могут воспользоваться данным вариантом. Индивидуально осмысленной может оказаться сама ситуация, а отнюдь не знак препинания. Это знаки, диктуемые условиями контекста, закономерностями его смысловой структуры, т. е. наличие или отсутствие знака определяется схожестью или различием в осмыслении текста, часто даже лексическим наполнением высказывания, а не своеобразием выбора знака как такового. У разных авторов можно найти в текстах схожие ситуации: Все на нем было отглажено, франтовато. Кривоватые - тоже от отца - ноги приводили его в отчаяние (Кав.); Печь когда-то треснула, ее, по белому, замазали глиной (Бун.); Но однажды, случайно ли или нарочно, выходя из окопной землянки, обронил Степан вышитую утирку (Ш.); И оттого, что он так охотно и радостно слушал, рассказывали - с радостью тоже - новые истории (В.

Ш.). Эта схожесть и фиксируется знаками препинания, хотя сами знаки в этих контекстуальных условиях и не подчиняются принятым правилам и нормам. Такие контекстуально-обусловленные знаки нельзя считать индивидуально-авторскими.

4. Есть еще одна сфера применения нерегламентированной пунктуации. Это пунктуационное оформление разговорной речи. Имитация разговорной речи в речи письменной приводит к членению текста на основе живого произношения, с многочисленными паузами. Прерывистость речи, а часто ее затрудненность передаются многоточием, тире, причем их выбор диктуется не структурой предложения, а чисто интонационной стороной речи: Для начала... такие... формальные вопросы (В. Ш.); Давно это... в вираж вошел? (Расп.). Такая пунктуация не может считаться авторской, поскольку здесь нет индивидуального применения знаков препинания: передается лишь прерывистый характер живой речи. В общем плане такие знаки оговорены в «Правилах русской орфографии и пунктуации».

5. Авторские знаки препинания в собственном смысле этого слова не связаны жесткими правилами расстановки и всецело зависят от воли пишущего, воплощают индивидуальное ощущение их необходимости. Такие знаки включаются в понятие авторского слога, они приобретают стилистическую значимость.

Однако даже такая авторская пунктуация, вследствие того что она рассчитана на восприятие и понимание, бывает предсказуемой, поскольку не теряет своей функциональной значимости. Ее отличие от пунктуации регламентированной заключается в том, что она глубже и тоньше связана со смыслом, со стилистикой конкретного текста. Отдельные пунктограммы авторской пунктуации, так же как, например, лексические и синтаксические средства языка, способны наряду с основным своим значением иметь значения дополнительные, стилистически значимые. Индивидуальная пунктуация правомерна только при таком условии, когда при всем богатстве и разнообразии оттенков смысла в пунктуации не утрачивается ее социальная сущность, не разрушаются ее основы.

Это условие помогает установить некоторые общие закономерности проявления «авторства» в пунктуации.

Например, индивидуальным можно считать появление знака препинания в таких синтаксических условиях, где он не регламентирован: А феи - всегда красивы? (М. Г.); Вон - тощей вербы голый куст (Бл.); Вот - сидим с тобой на мху (Бл.); Я могуч и велик ворожбою, но тебя уследить - не могу (Бл.). Так, у Б. Пастернака появляется стремление расчленить подлежащее и сказуемое достаточно своеобразно: вместо более обычного тире употребляется многоточие. Оно как бы совмещает в себе функцию разделительного тире и собственно многоточия, передающего нечто недосказанное, неопределенное, «раздумчивое»: Сумерки... словно оруженосцы роз, на которых - их копья и шарфы. Или:

Бесцветный дождь... как гибнущий патриций,

Чье сердце смерклось в дар повествований...

Да солнце... песнью капель без названья

И плачем плит заплачено сторицей.

Ах, дождь и солнце... странные собратья! Один на месте, а другой без места...

Не регламентированное правилами тире встречается после союзов, наречных слов: Смерть разула стоптанные лапти, прилегла на камень и - уснула (М. Г.); Чьи песни? И звуки? Чего я боюсь? Щемящие звуки и - вольная Русь? (Бл.); Старый, старый сон. Из мрака фонари бегут - куда? Там - лишь черная вода, там - забвенье навсегда (Бл.).

Авторская индивидуальность может проявляться и в усилении знаковой позиции. Такой прием повышения экспрессивных качеств текста заключается в замене знаков недостаточно сильных более сильными по своей расчленяющей функции. Например, обращения, сравнительные обороты, придаточные части сложноподчиненных предложений, вводные слова обычно выделяются (или отделяются) запятыми. Однако запятую часто вытесняет тире как знак более сильный по своей значимости: Как дитя - собою радость рада (М. Г.); И стоит Степан - ровно грозный дуб, побелел Степан - аж до самых губ (Цв.); Други его - не тревожьте его! (Цв.); Крик разлук и встреч - ты, окно в ночи! Может - сотни свеч, может - три свечи... (Цв.); Я поняла - что не люблю супруга (Цв.); Был теплый, тихий, серенький денек, среди берез желтел осинник редкий, и даль лугов за их прозрачной сеткой синела чуть заметно - как намек (Бун.).

Расчленение речи усиливается и при замене запятой на точку.

При общем значении - фиксации синтаксически равнозначных единиц речи - эти знаки препинания обозначают разную степень расчлененности. И если точка предназначена для употребления на межфразовом уровне, то запятая выполняет схожие функции внутри предложения. Поэтому точку, занявшую позиции запятой (в частности, при перечислении однородных членов предложения), можно считать индивидуально-авторской. Например, у А. Блока есть такие строки:

О жизни, догоревшей в хоре

На темном клиросе твоем.

О Деве с тайной в светлом взоре

Над осиянным алтарем.

О томных девушках у двери,

Где вечный сумрак и хвала.

О дальней Мэри, светлой Мэри,

В чьих взорах - свет, в чьих косах - мгла.

Стихотворение это, ныне печатающееся без названия, в рукописи и в первых публикациях имело заголовок «Молитва». Предпосланный цитируемым строкам, он и объясняет нанизывание управляемых словоформ в качестве перечисляющихся однородных членов предложения. Такая точка, как видим, кроме своего основного значения, имеет еще и дополнительное - выделительно-акцентирующее. Именно оно и делает знак препинания стилистически значимым, а синтаксические условия его применения -индивидуально избираемыми. Приращение смысла возникает в результате переноса знака в нетипичные для него синтаксические конструкции. Таким образом, при сохранении знаками основных функций и значений новизна их употребления связана с дополнительными значениями и проявляется в умении видеть возможности знака.

Как безусловно индивидуально-авторские воспринимаются знаки препинания, передающие ритмику текста, а также его мелодику, темп -убыстренный или замедленный. Такие знаки не привязаны к синтаксическим структурам и потому не поддаются типизации с точки зрения условий их применения. Здесь можно обнаружить лишь внутренний принцип, диктуемый конкретным текстом и субъективно избираемый автором. Как правило, ритмико-мелодическую организацию текста (в основном стихотворного) подчеркивает тире, ибо оно обладает наибольшей разделительной «силой», которая дополняется и зрительным эффектом: Двое - мы тащимся вдоль по базару, оба - в звенящем наряде шутов (Бл.); Мой путь не лежит мимо дому - твоего. Мой путь не лежит мимо дому - ничьего (Цв.).

Возможности индивидуального использования тире особенно заметны у авторов, склонных к сжатости речи, скупых на словесные средства выражения. Например, уплотненный до предела текст М. Цветаевой часто содержит лишь смысловые ориентиры, те ключевые слова, которые не могут быть угаданы, все же другие элементы высказывания опускаются, так как в данном случае не несут главной мысли:

Площадка. - И шпалы. - И крайний куст

В руке. - Отпускаю. - Поздно

Держаться. - Шпалы.

У Б. Пастернака тире помогает в сжатой словесной форме проявить подтекст:

Осень. Отвыкли от молний.

Идут слепые дожди.

Осень. Поезда переполнены

- Дайте пройти! - Все позади.

Активизация тире прямо связана с «экономией» речевых средств. Но и при индивидуализированном употреблении тире все-таки сохраняет свою функциональную значимость; одно из его основных значений - регистрация пропущенных звеньев высказывания.

При иной организации текста словесно полно представленные речевые средства позволяют вовсе обойтись без знаков препинания (что можно рассматривать как особый литературный прием):

огромный оранжевый шар

мощью огня своего притягивает

горячие и холодные небесные тела

не дает им упасть друг на друга

и улететь прочь

из всех планет только одна непокорна

и в этом издержки взвихренной жизни

она накапливает все больше гари и дыма

чтобы закрыться от солнечного сиянья

но с точки зрения вселенной это преходяще

дым развеивается свет остается

(В. Куприянов).

Индивидуальность в применении знаков препинания может проявляться и в расширении границ их употребления, и в усилении их функциональных свойств. Комбинация знаков или нарочитое повторение одного из знаков также могут быть чисто авторскими и подчас являть собой индивидуальный прием, найденный писателем для передачи особого состояния лирического героя. Если пунктуация включается в систему литературных приемов, помогающих вскрыть сущность поэтической мысли и создаваемого с ее помощью образа, она становится мощным стилистическим средством.

Итак, индивидуальность в применении знаков препинания заключается отнюдь не в нарушении пунктуационной системы, не в пренебрежении традиционными значениями знаков, а в усилении их значимости как дополнительных средств передачи мыслей и чувств в письменном тексте, в расширении границ их использования. Индивидуализированная пунктуация несет в себе заряд экспрессии, она стилистически значима и помогает писателю и поэту в создании художественной выразительности. А это в свою очередь повышает степень развитости и гибкости пунктуационной системы языка. Так творческая индивидуальность, пользуясь выразительными и изобразительными возможностями пунктуации, одновременно обогащает ее.

Упражнение 78. Проанализируйте действие смыслового принципа расстановки знаков препинания. Выявите функции слова один в разных контекстах. Объясните употребление знаков при этом слове или при оборотах, в которые оно включено.

1. Вдали, один, среди людей

Воображать я вечно буду

Вас, тени прибрежных ив,

Вас, мир и сон тригорских нив,

И берег Сороги отлогий (П.).

2. Но около корней их устарелых

(Где некогда все было пусто, голо)

Теперь младая роща разрослась,

Зеленая семья; кусты теснятся

Под сенью их как дети. А вдали

Стоит один угрюмый их товарищ,

Как старый холостяк, и вкруг него

По-прежнему все пусто (П.).

3. Один, в расчеты погруженный,

Тупым кием вооруженный,

Он на бильярде в два шара

Играет с самого утра (П.).

4. Так стоял один - без тревоги.

Смотрел на горы вдали.

А там - на крутой дороге -

Уж клубилось в красной пыли (Бл.).

5. Свет в окошке шатался,

В полумраке - один -

У подъезда шептался

С темнотой арлекин (Бл.).

6. Восхищенью не веря, :

С темнотою - один -

У задумчивой двери

Хохотал арлекин (Бл.).

7. Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай-да Пушкин, ай-да сукин сын! Юродивый мой малый презабавный Прочие также очень милы; кроме капитана Маржерета... (П.). 8. Иди, довершай начатое, ты, в ком поселился гений! Возведи русскую поэзию на ту ступень между поэзиями всех народов, на которую Петр Великий возвел Россию между державами. Соверши один, что он совершил один; а наше дело - признательность и удивление (Бар.). 9. Жизнь устроена так, что вот он живет у себя в большой усадьбе один, она живет в глухой деревне одна, но почему-то даже мысль о том, что он и она могли бы быть близки и равны, кажется невозможной, нелепой (Ч.). 10. Этот Ханов, мужчина лет сорока, с поношенным лицом и с вялым выражением, уже начинал заметно стареть, но все еще красив и нравился женщинам. Он жил в своей большой усадьбе, один, нигде не служил (Ч.). 11. О как глумились небеса-калеки над тем, что я - один из тех невежд, что свергли плоть, что царственней печали (Паст.).

Упражнение 79. Проведите анализ индивидуально-авторского употребления знаков препинания. Выявите условия применения знаков и дайте им оценку с точки зрения целесообразности или нецелесообразности.

1. Грянул гром с небес,- хотя на них не было туч (М. Г.). 2. Но сломался нож - точно в камень ударили им (М. Г.). 3. Атлас - что колода карт: в лоск перетасован! (Цв.). 4. Полная и странная свобода маски: личины: не-своего лица. Полная безответственность и полная беззащитность (Цв.).

5. Когда в листве сырой и ржавой

Рябины заалеет гроздь, -

Когда палач рукой костлявой

Вобьет в ладонь последний гвоздь, -

Когда над рябью рек свинцовой,

В сырой и серой высоте,

Пред ликом родины суровой

Я закачаюсь на кресте,

-Тогда - просторно и далеко

Смотрю сквозь кровь предсмертных слез

И вижу: по реке широкой

Ко мне плывет в челне Христос (Бл.).

6. Какие звезды, - какая мысль и грусть наверху, - а внизу ничего не знают (Наб.). 7. Левее, почерком стремительным и чистым, без единой лишней линии: «Обратите внимание, что когда они с вами говорят -»- дальше, увы, было стерто (Наб.). 8. Один произнес громким голосом: «Горожане, между нами находится -»- тут последовало страшное, почти забытое слово, - и налетел ветер на акации, - и Цинциннат не нашел ничего лучшего, как встать и удалиться, рассеянно срывая листики с придорожных кустов (Наб.).

Упражнение 80. Проанализируйте пунктуационное оформление текста. Особое внимание обратите на функции тире и абзаца. Установите закономерности в употреблении этих знаков. Дайте оценку целесообразности такой индивидуализации пунктуационного оформления текста, связав ее с особенностями авторского стиля.

Но клавиши я - любила: за черноту и белизну (чуть желтизну!), за черноту, такую явно, - за белизну (чуть желтизну!), такую тайно-грустную, за то, что одни широкие, а другие узкие (обиженные!), за то, что по ним, не сдвигаясь с места, можно, как по лестнице, что эта лестница - из-под рук! - и что от этой лестницы сразу ледяные ручьи - ледяные лестницы ручьев вдоль спины - и жар в глазах - тот самый жар в долине Дагестана...

И за то, что белые, при нажиме, явно веселые, а черные - сразу грустные, верно - грустные, настолько верно, что, если нажму - точно себе на глаза нажму, сразу выжму из глаз - слезы.

И за самый нажим: за возможность, только нажав, сразу начать тонуть, и, пока не отпустишь, тонуть без конца, без дна, - и даже когда отпустишь!

За то, что с виду гладь, а под гладью - глубь, как в воде, как в Оке, но глаже и глубже Оки, за то, что под рукой - пропасть, за то, что эта пропасть - из-под рук, за то, что, с места не сходя, -падаешь вечно.

За вероломство этой клавишной глади, готовой раздаться при первом прикосновении - и поглотить.

За страсть - нажать, за страх - нажать: нажав, разбудить - все. (То же самое чувствовал, в 1918 году, каждый солдат в усадьбе.)

И за то, что это - траур: материнская, в полоску, блузка того конца лета, когда следом за телеграммой: «Дедушка тихо скончался» - явилась и она сама, заплаканная и все же улыбающаяся, с первым словом ко мне: «Муся, тебя дедушка очень любил».

(М. Цветаева)

<< | >>
Источник: ВАЛГИНА Н.С., СВЕТЛЫШЕВА В.Н.. РУССКИЙ ЯЗЫК. ОРФОГРАФИЯ И ПУНКТУАЦИЯ. ПРАВИЛА И УПРАЖНЕНИЯ: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ. М.: Неолит, 2000. 414 с.. 2000

Еще по теме 2.16. Понятие авторскойпунктуации:

  1. Статья 11. Понятие преступления
  2. Статья 26. Понятие соучастия
  3. Статья 92. Понятие и цель принудительных мер медицинского характера
  4. Статья 401. Понятие воинского преступления
  5. § 1. Понятие, признаки и правовое положение органов исполнительной власти
  6. § 1. Понятие, виды и принципы государственной службы
  7. § 1. Понятие и виды объединений граждан
  8. § 1. Понятие функций государственного управления
  9. § 1. Понятие административно-правовых методов
  10. § 1. Понятие и основные черты административной ответственности