<<
>>

  §32.Функции множественного числа в системе имен существительных

  Уже из семантического анализа слов, имеющих формы только одного множественного числа, видно, что в русском языке привились различные переносные значения категории числа (143). В самом деле, формы множественного числа употребляются для выражения почтительной вежливости к собеседнику, для выражения официальной далекости и корректной обходительности. Оттенок субъективной заинтересованности, также связанный с категорией множественного числа, очень ярко характеризуется Л.Толстым в описании семейного жаргона героев "Юности" (гл.
29): в этом жаргоне множественное число употреблялось для выражения "несправедливого пристрастия к данному предмету". Ср. также выражения разговорного языка: все печенки отбило; животики подвело, животики надорвал от смеху и т.д.

Однако экспрессивные значения множественного числа в современном литературном языке не очень развиты (ср. презрительный суффикс -ас(ы) в словах: выкрутасы, ударить по мордасам; ср. областн. белендрясы).

Гораздо ярче выражены те общие лексико-грамматические значения множественного числа, которые еще смутно распознаются в pluralia tantum. Уже давно принято различать в русском множественном числе два основных значения— разделительное и собирательное ("множественное собственное, или множественное разделительное и множественное собирательное, совокупное") (144). Эти различия значений связывались и с различиями в образовании форм множественного числа. Так, в русском литературном языке середины XIXв., по указанию К.С.Аксакова, окончания именительного множественного -и, -ы "показывали множество предметов, удерживая их в раздельности, не сливая их в одно целое, а другие окончания множественного показывали множество предметов как совокупность, собирая их в одно целое" (145) (например: углы— уголья; ср. уголье; камни— каменья, ср. каменье). "Множественное число, получая значение чего-то, воедино собранного, соединенного или сомкнутого целого, носит на себе оттенок нового имени собирательного, а иногда прямо переходит в новое имя..." (146).

В современном русском языке дифференциация разделительных и собирательных значений множественного числа лишь в сравнительно редких случаях выражена морфологически: различием окончаний. Так, оттенок совокупности заметен в некоторых образованиях на -а, -ья, особенно при наличии параллельных форм с иным окончанием, например: волоса— при волосы, клочья— при клоки (ср. шуба в клочьях); хлеба— при хлебы и т.п.

Но в преобладающем большинстве случаев окончание -а в именительном падеже мужского рода множественного числа не имеет ярко выраженного собирательного значения (cp.: профессора и профессура, с одной стороны, и аспиранты и аспирантура— с другой). Формы именительного падежа на -а сравнительно с формами на -ы чаще всего носят стилистический отпечаток разговорной, фамильярной или— в отдельных словах— профессионально-народной речи. Лексико-грамматическое различие здесь перерождается в стилистическое (ср.: выборы и прост. выбора, договоры и договора и т.п.). В большей степени собирательное значение сохранилось в окончании -ья (коренья и т.п.).

По мнению акад. С.П.Обнорского, формам на -ья "присущ особый оттенок в значении, отсутствующий в формах на -а. Это именно представление не множественности, а известной совокупности предметов, мыслимой как неделимое целое" (ср. гроздья, колосья, лохмотья и т.п.). Впрочем, С.П.Обнорский тут же заявляет, что "во многих словах это различие оттенков значения успело стереться" (147).

Однако в парных формах одного и того же слова на -ы, -и и на -ья это различие оттенков выступает более или менее рельефно (например: камни— каменья; корни— коренья и т.п.). Обычно эти оттенки связаны с различиями в самих лексических значениях слов. Категория собирательности в современном русском языке в сильной степени лексикализована.

Разные оттенки собирательного значения множественного числа являются живой опорой образования новых pluralia tantum. С теми же оттенками собирательности тесно связано употребление форм множественного числа для выражения различных лексических значений у таких разрядов существительных, которым в других значениях присущи формы обоих чисел.

1. Собирательное значение непосредственно обнаруживается в таких формах слов, как дети (ср. словосочетание двое детей, но два ребенка), люди (ср. пятеро людей, но пять человек), власти, народные массы и т.п.

2. На значении собирательности, совокупности основано употребление множественного числа для обозначения массы вещества. Соответствующие разряды слов— с вещественным или конкретно-предметным значением,— располагающие и формами единственного числа, употребляются для обозначения сплошной собирательной массы какого-нибудь вещества только во множественном числе, например: жиры, мозги, кишки, почки (в мадере) и т.п. Ср.: минеральные воды, грязи (лечиться грязями) и т.п. Сюда же примыкают обозначения консервных изделий из мелких рыбок: кильки, бычки, шпроты, сардины, сельди, омары и т.п., но ср.: треска, семга, белуга, сом и т.п. Особый разряд составляют обозначения посевов, злаков, овощей, сборов и т.п., занимающих большую площадь, большое пространство: маки, овсы, жита, кормы, всходы, озими, южновеликорусское зеленя31 .

3. Из значения собирательности развилось также значение интенсивности, длительности или частой повторяемости при обозначении явлений природы: холода, морозы, жары, ветры, дожди и т.п.

4. Формами множественного числа выражаются те значения слова, которые связаны с представлением о сложности состава предмета, о его многосоставности, о совокупности частей. Таковы, например, формы множественного числа записки от слова записка, употребляемые в значениях: 1) дневник, мемуары: "Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок!" (Пушкин); 2) тетрадь с заметками, записями; записи; 3) название журнала. Ср. сплетни.

5. Формами множественного числа характеризуются обозначения меха, шубы из шкуры какого-нибудь животного (метонимически через посредство названий самого животного во множественном числе): "иззяб в энотах-то" (Е.Карпов, "Зарево"); у Гоголя: "шинель на медведях"; в бобрах и т.п.

6. В формах множественного числа употребляются слова, обозначающие промежуток времени. Например: времена (в наши времена), рыцарские века, средние века (ср. средневековье), в последних числах месяца; ср. на днях и др.

7. Формы множественного числа присущи тем обозначениям места, в которых основное значение осложнено оттенком пространственно тянущейся массы или совокупности предметов. Например: горки, пески, болота, солончаки, присутственные места и т.п. Такое употребление форм множественного числа живо и продуктивно.

8. Множественное число служит для обозначения состояния: прост. в сердцах, с сердцов, в грустях (ср. в эмпиреях) и т.п. Однако это значение непродуктивно в словах, выражающих психические переживания.

9. С помощью множественного числа образуются словосочетания из форм слов, обозначающих социальное положение, занятие, промысел, ремесло (метонимически через обозначение лиц данной профессии, звания, ремесла), и предлога в (с винительным и местным падежами) при глаголах: служить в дворниках, в домработницах и т.п.; поступить в студенты; пройти в аспиранты и т.п.

10.

Множественное число служит для обозначения сложного действия: сборы, затеи, плутни, скачки и т.п. Ср. значение совокупности событий, определяющих участь и бытие кого-нибудь, или суммы определений, решений судьбы, в книжной форме— судьбы:

И всюду страсти роковые.

И от судеб защиты нет.

(Пушкин)

Ср.: судьбы государства, судьбы родины и т.п.

11. Из сочетания собирательного значения с разделительным развивается широко употребительное в профессионально-технических диалектах применение множественного числа для обозначения сортов, видов какого-нибудь вещества: высокосортные стали, масла, нефти, извести и т.п.

В формах одних и тех же слов иногда находят выражение разные значения множественного числа. Наряду с количественно-разделительными значениями множественного числа в тех же формах ярко выступают и собирательные оттенки множественности. Ср., например: болота (в значении болотистая местность) и все болота края; номера (в гостинице) и номера (сама гостиница); ноты (множество нотных знаков) и ноты (печатное музыкальное произведение) и т.п.

Слова, которыми обозначаются предметы, обычно рассматриваемые лишь во множестве, в совокупности, также употребляются преимущественно в формах множественного числа, составляя как бы переходную к pluralia tantum группу. Например: обломки, спички, стружки, ботинки, штиблеты и т.п.32

Анализ категории числа еще ярче показывает, что сильной формой числа в современном русском языке является множественное число. С ним, а не с единственным числом связано больше всего переносных значений и оттенков в семантической системе существительных. В разнообразии употребления форм множественного числа выражается смысловое противопоставление разъединенного множества отдельных единиц и коллективной совокупности, или сплошной массы однородных предметов33 . §33.О категориях отвлеченности и вещественности

Обнаружившиеся при анализе форм числа категории отвлеченности и вещественности грамматически не очень выразительны.

Так, категория отвлеченности, кроме отсутствия форм множественного числа и кроме ряда суффиксов преимущественно женского рода, выражается у слов мужского рода с основой на твердый согласный только окончанием родительного падежа -у (148). Однако и этот признак далеко невсегда обязателен. Наиболее последовательно он обнаруживается: 1) в сочетаниях отвлеченного существительного с предлогами с, из, образующих устойчивые единства: с виду, из виду; со смеху и т.п.; 2) независимо от сочетаний с предлогами у таких отвлеченных существительных, которые применяются для выражения количества, обозначая меру или степень предмета или количества, например: шуму, визгу. Ярче всего категория отвлеченности отражается в словообразовательных элементах языка.

Категория вещественности, кроме отсутствия форм множественного числа, также выражается окончанием родительного количества (меры, веса) на -у (как безударное, так и ударяемое) у слов мужского рода (с твердой и мягкой основой): сахару, чаю, табаку, миндалю34 , багажу, балыку, кирпичу, коньяку, мышьяку и другие подобные.  

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1986. 1986

Еще по теме   §32.Функции множественного числа в системе имен существительных:

  1.   §1.Предметно-смысловая основа категории имен существительных 
  2.   §4.Об основных грамматических категориях внутри категории имен существительных
  3.   §32.Функции множественного числа в системе имен существительных
  4. §39.Взаимодействие грамматических и лексических значений в структуре имени существительного 
  5. § 5. Отсутствие грамматических форм числа в категории имен числительных
  6. § 26. Адвербиализация имен существительных и гибридные наречно-субстантивные типы форм
  7. § 4. Об основных грамматических категориях внутри категории имен существительных
  8. § 32. Функции множественного числа в системе имен существительных
  9. § 5. Отсутствие грамматических форм числа в категории имен числительных
  10. § 26. Адвербиализация имен существительных и гибридные наречно-субстангивные типы форм
  11. §4.Об основных грамматических категориях внутри категории имен существительных
  12. §32.Функции множественного числа в системе имен существительных
  13. §39.Взаимодействие грамматических и лексических значений в структуре имени существительного
  14. § 5. Отсутствие грамматических форм числа в категории имен числительных
  15. § 26. Адвербиализация имен существительных и гибридные наречно-субстантивные типы форм
  16. Существительное
  17. Грамматическая функция и русское ударение
  18. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА