<<
>>

6.2.4. Эволюция и проблема нормы

Начиная с XIX века в русском языке идет процесс убывания объектного генити­ва. Норма меняется, семантика противопоставления утрачивается. Как следствие — вариативность, см. Guiraud-Weber 2002. Поэтому интерпретация данных, получен­ных из корпусов и из ответов информантов.

— это отдельная задача.

Мы исходим из того, что в русском языке генитив объекта, как и генитив субъек­та, на какой-то момент полу чил определенну ю семантику, носителем которой сейчас является более старшее поколение. Грубо говоря, генитив выражает либо нерефе­рентность, либо отсутствие Вещи в поле зрения или в личной сфере говорящего, а аккузатив выражает конкретную референцию.

Современное состояние определяется этой «семантической нормой» и двумя ро­дами отклонений.

Отклонение 1, пережиток. Семантическая норма требует аккузатива (по­скольку в утвердительном предложении объект был референтной ИГ и отрицание не отменяет референтное™: уговорил /не уговорил Машу)', генитив — пережиток старой нормы. Так. в (1) современная норма требует оформления определенной ИГ своей тещи аккузативом; старая дает немаркированное употребление генитива, без­различное к определенности:

(1) Ипполит Матвеевич не любил своей тещи. (Ильф и Петров. Двенадцать стульев)

Здесь варьирование падежа есть следствие неустойчивости нормы; аккузатив вы­ражает (для носителя средней нормы) определенность, а генитив снимает смыс- ло-вое противопоставление по определенности. Кроме того, генитив вызывает то характерное стилистическое ощущение старомодное™, которое обычно возникает от устаревшей нормы (см. об истории употребления генитива объекта в Крысько 1997).

Отклонение 2, инновация. В данном контексте семантическая норма требует генитива, который выражал бы нереферентность, см. (2а); а аккузатив в (26) — это результат наступления новой нормы, в которой семантика нереферентное™, выра­жаемая генитивом, утрачена (или по крайней мере утрачивается):

(2) а. Она не несет за это ответственности',

б. Если что-то будет найдено при повторном обыске, она ответственность не несет. (Известия, 2005)

Выявлять семантику генитива объекта нужно исходя из существования этих трех хронологических слоев: семантической нормы, старой генитивной нормы и на­ступающей аккузативной.

На первый взгляд кажется, что достаточно различить две вещи: семантическое противопоставление аккузатив — генитив и вариативность, т. е. отсутствие проти­вопоставления. На самом деле не совсем так. Там. где речь идет о сохранении ста­рой нормы, аккузатив однозначно выражает одну из двух возможностей — опре­деленность; а генитив может употребляться не только в своих основных значениях (нереферентность, отсутствие в поле зрения), но и как немаркированный падеж, пример (1) выше. Если же речь идет о наступлении новой нормы, то генитив имеет свои основные значения, а аккузатив снимает противопоставления.

6.2.5.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме 6.2.4. Эволюция и проблема нормы:

  1. Нормативный аспект культуры речи
  2.   2.7.5. Проблема нормы, здоровья и болезни  
  3. Основания морали
  4. 1.1. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД: ГЕНЕЗИС И МЕСТО В ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ
  5. Начнем с анализа самых крайних вариантов, при принятии которых этап химической (предбиологической) эволюции исключается.
  6. ЭВОЛЮЦИЯ В ЖИВОЙ ПРИРОДЕ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА: КОМПЛЕКС ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
  7. Правовое сознание и его специфика
  8. ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
  9. Социально-культурная дифференциация языка
  10. Основные процессы в нормализации языковых явлений
  11. ДИНАМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ НОРМЫ
  12. ВАРИАНТНОСТЬ И НОРМА
  13. ВОПРОС О ВАРИАНТНОСТИ НОРМ в связи С ПОНИМАНИЕМ ЯЗЫКА КАК СИСТЕМЫ СИСТЕМ