ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

1.1. Картина мира как феномен отражения действительности

Что представляет собой КМ как способ организации знаний о мире? В различных областях знания сложились свои представления о картине мира. В первых работах по моделирующим системам модель понималась в кибернетическом смысле, в соответствии с этим мир трактовался как «пассивная память машины», как среда и устройство в их взаимодействии [Зализняк, Иванов, Топоров 1962: 134; Иванов, Топоров 1965: 6–8].

В философии КМ представлялась как мировоззрение, вид философской рефлексии (неонатуралистическая концепция КМ); в частных науках – как вид научного знания (сциентистская концепция КМ), структура, которая занимает промежуточное положение между наукой и мировоззрением.

В исследованиях по семиотике культуры родилось суждение: «Разные знаковые системы по-разному моделируют мир» [Зализняк, Иванов, Топоров 1962: 134], обладают различной моделирующей способностью. При этом наибольшей степенью отвлеченности обладает математическая система, наименьшей – религия. Знаковые системы естественных языков занимают промежуточное положение между этими двумя системами. В рамках лингвистики проблема восстановления древней модели мира возникала естественным образом в связи с необходимостью реконструкции семантики текстов в широком смысле слова [Иванов, Топоров 1965: 6]. Было выдвинуто предположение, что модель мира может быть описана как набор основных семантических противопоставлений, имеющих для народов мира практически универсальный характер [см. об этом: Леви-Стросс 1985; Франк-Каменецкий 1925: 158]. Для описания модели мира славян в древнем периоде Вяч. В. Иванов и В.Н. Топоров использовали следующие семантические оппозиции: белый – черный, бессмертие – смерть, близкий – далекий, вареный – сырой, вертикальный – горизонтальный, верх – низ, весна (лето) – зима, видимый – невидимый, восток – запад, главный – неглавный, день – ночь, доля – недоля, дом – лес, жизнь – смерть, земля – вода, красный (пурпуровый) – черный, мужской – женский, небо – земля, огонь – влага, освоенный – неосвоенный, посвященный – непосвященный, правый – левый, предки – потомки, прямой – кривой, сакральный – мирской, светлый – темный, свободный – несвободный, свой – чужой, солнце – месяц (тьма), старший – младший, сухой – мокрый, суша – море, счастье – несчастье, целый – нецелый, человек – нечеловек, человеческий – звериный, чет – нечет, чистый – нечистый, юг – север, явленный – неявленный [Иванов, Топоров 1965].

М. Хайдеггер писал, что картина мира может быть представлена с помощью пространственных (верх – низ, правый – левый, восток – запад, далекий – близкий), временных (день – ночь, зима – лето), количественных, этических и других параметров. На её формирование влияют язык, традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы.

Ю.Д. Апресян ставит задачу реконструкции «наивной модели мира», т.е. донаучной, выраженной в языковых значениях и независимой от субъективных и изменчивых представлений отдельного человека. «Исследование наивной картины мира идет в двух основных направлениях. Во-первых, исследуются отдельные характерные для данного языка концепты, своего рода лингвокультурные изоглоссы и пучки изоглосс… Во-вторых, ведется поиск и реконструкция присущего языку цельного, хотя и ‘наивного’, донаучного взгляда на мир» [Апресян 1995: 38].

А.Я. Гуревич определяет модель мира как «сетку координат», при посредстве которых люди воспринимают действительность и строят образ мира, существующий в их сознании. Он определяет набор взаимосвязанных универсальных понятий: время, пространство, изменение, причина, судьба, число, отношение чувственного к сверхчувственному, отношение частей к целому [Гуревич 1972: 15–16].

По мнению А.Н. Леонтьева, существует особое «пятое измерение», в котором человеку представлена окружающая его действительность – то «смысловое поле», система значений. Тогда картина мира – это система образов.

Под понятие КМ подводились в разное время и разными мыслителями «видение мира», «понимание вещей и событий», «идеология», «художественные представления разных культурных ценностей», «национальное восприятие окружающего мира» и т.п. [Уфимцева 1988: 118]. В то же время, по замечанию Ю.Н. Караулова, «картина мира» продолжает оставаться на уровне метафоры [Караулов 1976: 276]. «При исследовании проблемы отражения картины мира в человеческом языке обычно исходят из простой триады: окружающая действительность, отражение этой действительности в мозгу человека и выражение результатов этого отражения в языке.

При этом заведомо предполагается, что человек отражает эту действительность правильно и так же правильно эта действительность выражается в языке» [Серебренников 1988: 87]. В действительности все значительно сложнее. Восприятие и отражение зависят от многих субъективных и объективных причин. Так, Г.В. Колшанский исходит из того положения, что существует два мира, первичный и вторичный – объективный и субъективный. Вопрос об отображаемости первичного мира во вторичном является принципиальным и существенным для жизнедеятельности человека. «Картина мира, отображенная в сознании человека, есть вторичное существование объективного мира, закрепленное и реализованное в своеобразной материальной форме. Этой материальной формой является язык, который и выполняет функцию объективации индивидуального человеческого сознания лишь как отдельной монады мира» [Колшанский 1990: 15].

Картина мира – это не зеркальное отражение мира, судя по разнообразию интерпретаций. Подлинно адекватный глобальный и целостный образ мира может создать только коллективный субъект в процессе всестороннего постижения внешнего мира, созидая общую картину мира, в которой снимаются все нюансы индивидуального мировосприятия. Нельзя не учитывать, что каждый отдельный субъект является «автором» своего видения, своей модели мировосприятия. Доступными для окружающих оказываются картины мира писателей и художников, они представляют собой индивидуальные, выраженные в творчестве модели мира. «Одним поэтам присуще звуковое восприятие мира, другим – зрительное, – писал И.Г. Эренбург. – Блок слышал, Маяковский видел, Мандельштам жил в различных стихиях» [Эренбург 1967: 313; цит по: Постовалова 1988: 29].

Существует множество философских систем, представляющих собой различные модели мира. Как и любой продукт человеческого разума, КМ может быть описана посредством формальных признаков. В основу исчисления КМ, по мнению В.И. Постоваловой, может быть положена деятельностная категориальная парадигма: 1) субъект КМ (ее «деятель», «кто»), изображающий; 2) предмет КМ (ее объект, «что»), изображаемое; 3) результат деятельности (сам образ), собственно картина.

Субъектом КМ, смотрящим на мир и изображающим свое видение, могут быть: отдельный человек (эмпирический субъект), отдельная группа людей (сообщество), отдельный народ (народы), человечество в целом. Каждый индивидуальный или коллективный (собирательный) субъект может быть учтен и рассмотрен в классификации картин мира в двух его аспектах – во вневременном плане его мировидения или же во временном – в момент его конкретно-исторического мировидения. Каждый из перечисленных субъектов КМ в метаописании предстает как идеальный тип, абстракция, равным образом как и приписываемая ему реконструируемая картина мира. Существует столько картин мира, сколько имеется «миров», на которые смотрит наблюдатель. Под словом «мир» понимается обычно совокупность всех форм материи в земном и космическом пространстве, вселенная или ее отдельная часть, планета, а также отдельная область явлений. Синонимами слова «мир» выступают «действительность», «реальность» (объективная), «бытие», «природа», «человек». Содержание выражения «картина мира» может быть в этом случае синонимично содержанию выражения «совокупность знаний о мире».

Целостная картина мира включает мифологические, религиозные, философские КМ, а из числа научных – физическую КМ. Локальные КМ – это картины мира частных наук [Постовалова 1988: 33; Колшанский 1990: 21]. Важным признаком КМ можно признать тип изображения на самой картине, технику её исполнения, характеризующиеся следующими особенностями: одинаковыми ли «глазами» субъекты смотрят на мир; с одной ли точки пространства; подвижна ли эта «точка зрения»; с одинаковой ли высоты, глубины смотрят они на мир или с разного расстояния; изображают ли они мир гомогенно или гетерогенно, т.е. ритмично, с одинаковой проработанностью всех частей или с немотивированной акцентуированностью лишь некоторых частей.

Обращение к понятию «картина мира» как методу позволяет реализовать, с одной стороны, переход от созерцательной гносеологии с ее идеей ‘зеркального’ отражения мира к деятельностному пониманию процесса познания, а с другой – отказаться от чистого методологизма и операционализма и акцентировать внимание на содержательно-онтологических аспектах науки и человеческого понятия в целом.

Картина мира как концептуальное построение может быть охарактеризована с точки зрения её свойств, составляющих её компонентов, её возникновения и развития, специфически организованной структуры и функции. Единство логико-мыслительной базы людей, на которой могут строиться различные концептуальные каркасы, создает возможность полного взаимопонимания в пределах как микросистемы (взаимодействие двух коммуникантов, обладающих адекватной концептуальной картиной), так и макросистемы (взаимодействия различных групп людей, имеющих разный уровень знаний или пользующихся разными языковыми системами, но одной универсальной логической базой) [Колшанский 1990: 51].

Л. Фейербах рассматривает человека как антитезу «идеи» и «духа». В марксистской трактовке сущность человека определялась с помощью категории деятельности, охватывающей процессы и явления самой различной природы, от внешних до внутренних, интеллектуальных и духовных. В этом смысле человека следует определить как homo agens – человек действующий.

Как субъект познания человек хочет видеть в картине мира отражение объективного познания, и субъективно-личностное оценивание, и его результат – социально-личностное, ценностно-ориентированное знание, содержащее представление о социально полезном, идеальном, должном, о том, к чему человеку необходимо стремиться и чего ему необходимо избегать.

На создание целостного образа мира претендуют мифология, религия, философия, искусство, наука, т.е. различные донаучные, ненаучные и научные формы сознания. Исторически первой формой мировоззренческого сознания, в пределах которой сформировалась развитая картина мира, было мифологическое сознание. В мифе в фантастической форме выражалась особая мифологическая модель мира, сложившаяся в опыте архаического общества. Мифологическая КМ, как и любая другая, религиозная или наивная, отражают способ восприятия действительности, который зависит от особенностей мировоззрения и миропонимания того или иного народа в ту или иную эпоху на данной территории. Модель мира, по мнению Вяч. Вс. Иванова и В.Н. Топорова, может реализоваться в различных формах человеческого поведения и в результатах этого поведения (например, в языковых текстах, социальных институтах, памятниках материальной культуры и т.д.); в представлении иссследователей всякая такая реализация называется текстом [Иванов, Топоров 1965: 7].

<< | >>
Источник: Васильева Светлана Петровна. Русская топонимия Приенисейской Сибири: картина мира. Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук. Красноярск - 2006. 2006

Еще по теме 1.1. Картина мира как феномен отражения действительности:

  1. СИМВОЛИКА КАРТИНЫ МИРА И ПРОБЛЕМА ПРОСТРАНСТВА
  2. Интернет как феномен культуры
  3. СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА
  4. Основной источник динамического моделирования языка как системы и языковой картины мира: традиции изучения
  5. Оглавление
  6. 1.1. Картина мира как феномен отражения действительности
  7. 1.3. Картина мира и языковая картина мира
  8. НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА
  9. Философия как категориальная картина мира
  10. 2. Невозможность восстановления мифической картины мира
  11. Пространство и время в научной картине мира