<<
>>

§ 5. Краткий обзор правил постановки знаков препинания.

Системная характеристика современной русской пунктуации в каком-то смысле аналогична системной харакеристике орфографии. Хотя большинство написаний в современной русской орфографии адекватнофонемно, однако орфографическая система построена не на фонетическом, а на морфологическом принципе, поскольку адекватнофонемность написания определяется отсутствием позиционного изменения фонемы.

Нечто подобное имеем и в пунктуации. Большинство знаков препинания в тексте соответствует коммуникативному членению, но это соответствие определяется совпадением коммуникативного членения с конструктивным. Там, где коммуникативное членение противоречит конструктивному, знак препинания не ставится. Так, подлежащее и сказуемое с конструктивной точки зрения представляют собой тесное единство (как правило, согласуются) - поэтому, даже если они разделены темо-рематической или синтагматической границей, запятая между ними (при отсутствии каких-то осложняющих конструкций) считается недопустимой. Наоборот, там, где конструктивное членение противоречит коммуникативному, знак препинания ставится. Такова запятая после союза перед деепричастным оборотом, запятая перед придаточным, когда оно вместе с первой частью главного образует тему, например : Дом, где я жил, / недавно снесли[99].

Рассмотрим с этих позиций существующие правила более подробно.

Постановка точки (§ 125 - 129 «Правші русской орфографии и пунктуации» 1956 г.) всегда знаменует совпадение коммуникативной и конструктивной границы, поскольку речь идёт о конце предложения. Не составляет исключения и точка прит так называемой парцелляции, когда в целях повышения выразительности текста предложение как бы разбивают на части: Я люблю. Тебя. Одну_ На самом деле парцелляция заключается в том, что каждое предыдущее предложение служит темой для последующего и поэтому в нём не повторяется. Приведённый пример в «развёрнутом» виде выглядел бы так: Я / люблю.

Люблю / тебя. Тебя/одну.

Совпадение коммуникативной и конструктивной границы характеризует и все случаи постановки точки с запятой (§130-135 «Правил»).

Сложнее обстоит дело с правилами постановки запятой. Примечание к § 137 носит как будто коммуникативно-синтаксический характер: если два простых предложения в составе сложносочинённого имеют общий член, то в коммуникативном плане это не что иное, как наличие одной ремы при двух темах. Следовательно, непостановка запятой в этом случае вызвана некоторым ослаблением коммуникативной границы между предикативными звеньями сложного предложения. Это было бы так, если бы запятая в аналогичных случаях не ставилась также и в противительной и бессоюзной конструкции. Реакция же на союз и его разряд - это уже признак конструктивносинтаксического принципа. То же самое относится и к постановке - непостановке запятой при однородных придаточных предложениях (§ 139) и однородных компонентах (в частности, однородных членах) простого предложения.

В целом конструктивно-синтаксический характер носят правила постановки запятой между главным и придаточным предложениями (§ 140 - 142). Уже приводился пример с разрывом главного предложения придаточным, когда первая часть главного входит в тему (Дом, в котором я живу...), но тем не менее отделяется от придаточного, также входящего в тему, знаком препинания. Ср. ещё подобные примеры: Всё, что было, /прошло. Сказать, что мне грустно, /было бы неверно. Там, где трудно, / всегда впереди молодёжь. (У учащихся подобные случаи провоцируют пропуск первой запятой).

Однако в этой группе правил есть и уступки поммуникаьтвно- синтаксическому принципу. Таково 1-е примечание к § 142 - о ненужности запятой при придаточном с частицей не или с препозитивным сочинительным союзом: Я хочу знать не как это делается, а зачем это придумали. Он раздражителен и когда болен, и когда здоров. Граница темы и ремы проходит в данных примерах и им подобных конструкциях перед частицей или сочинительным, а не перед подчинительным союзом.

Разница коммуникативной границы в случаях частицей не и без неё видна из сопоставления таких примеров: Я хочу работать не где случится. -Яхочу работать не там, где случится В первом из них темой может быть только не где случится, т. е. отрыв частицы не от ремы исключён. Во втором же ремой может быть и не там, где случится, и где случится

О 2-м примечании к этому же параграфу, также носящем коммуникативно-синтаксический характер, см. ниже, в связи с анализом постановки тире.

Правила о запятой между повторяющимися словами (§ 14) - по сути дела частный случай правил об однородных членах, тем более что повторяющиеся слова могут ведь, подобно обычным однородным компонентам, соединяться и союзами - и тогда запятая не ставится (в правилах этот случай не учтён). Ср.: Полем идёшь —всё цветы да цветы (Н. Некрасов).

Однако реакция на фразеологизацию повторяющихся слов (как и сравнительных оборотов, см. § 150) - это уступка коммуникативно- синтаксическому принципу, поскольку при фразеологизации «застывает», не поддаётся свободной перестройке и коммуникативная структура: ср. невозможность фразового ударения на глаголах в предложениях Дождь льёт как из ведра или Жизнь текла как по маслу. Это и побуждает к непостановке запятой в подобных случаях.

Правила о запятых при определительных оборотах (§ 151 - 152) выглядят в значительной мере коммуникативно-синтаксическими. В самом деле, такие предложения, как, например Истощённый усилиями и лишениями, / старик слёг в постель (А. Герцен) и Истощённый усилиями и лишениями старик / слёг в постель различаются как будто только границей темы и ремы. Но темо-рематическая граница связана с изменением конструкции: образуя тему, распространённое определение получает дополнительную причинную семантику, становится синонимичным придаточному или обороту со словом будучи: Будучи истощён усилиями... Связь обособленного определения не только с коммуникативной перспективой, но и с конструкцией ярко видна на следующем примере. В конструкции с необособленным причастным оборотом Я встретил своего приятеля / посвежевшим после отдыха выражение своего приятеля обязательно должно быть в теме.

В выражении с обособленным оборотом (когда его согласование с определяемым словом становится полным) данное выражение может быть и в теме, и в реме: Я встретил своего приятеля, / посвежевшего после отдыха и Я встретил / своего приятеля, посвежевшего после отдыха. Итак, обособление - не просто сдвиг темо-рематической или синтагматической границы, но и иная конструкция. В разделе «Простое предложение» отмечалось, что сущность обособления ещё недостаточно осмыслена синтаксической теорией, поэтому правила, рассчитанные на практическое использование рядовым пишущим, ориентируют на разного рода внешние признаки обособления определений: их распространённость, постпозицию, оторванность от определяемого слова другими словами, выражение определяемого слова личным местоимением и т. д. Всё это тоже усиливает связь с конструктивно- синтаксическим принципом. Но особенно ярко конструктивными являются правила о запятой при обстоятельственных оборотах (§ 153). Действительно, с коммуникативно-синтаксической точки зрения деепричастный оборот и предложно-именное сочетание, начинающие предложение, в равной степени способны быть темой-ситуантом. Ср.: Подъехав к подошве Койшаурской горы, /мы остановились возле духана (М. Лермонтов) и Но приезде к подошве Койшаурской горы / мы остановились возле духана. Однако пунктуационное выделение обстоятельства предусмотрено только при конструкции с деепричастием. Своего рода крайностью конструктивно- синтаксического принципа является постановка запятой после союза, если дальше следует деепричастный оборот или иной обособленный член.

Правда, и здесь есть уступка коммуникативно-синтаксическому принципу: одиночные деепричастия в конце предложения не отделяются запятой - и не отделяются, конечно же, потому, что образуют в этом случае единую синтагму с предшествующим словом: Вы и в залу входите танцуя (Л. Толстой).

Что касается остальных правил о постановке запятой, то в них конструктивно-синтаксический принцип либо явно играет определяющую роль, либо речь идёт о случаях, когда конструктивное и коммуникативное членение совпадают.

Таковы правила § 154- 158-0 запятой при уточняющих, вводных словах и оборотах, при обращении, при утвердительных (Да, я приду), отрицательных (Нет, я не приду) и вопросительных (Что, ты не придёшь?) словах.

При постановке двоеточия практически всегда имеем совпадение конструктивной и коммуникативной границы, так что правила об этом знаке препинания (§ 159 - 163) мало показательны для выявления ведущего принципа нашей пунктуации (подобно, ещё раз повторим эту аналогию, тем случаям в орфографии, когда фонема не претерпела позиционного изменения).

Больше материала в этом смысле дают правила о тире. Ярко конструктивным является правило § 164 - о постановке тире между подлежащим и сказуемым. Наличие знака препинания обусловлено и опущением связки, и формой обоих главных членов предложения, причём в отношении этой формы тоже проявляется некоторая крайность: постановка или непостановка тире зависит не только от опущения связки и именного характера сказуемого (причём не всякого именного), а ещё и от выраженности подлежащего существительным или местоимением: Старший брат - мой учитель, но Он мой учитель. Правда, во 2-м примечании к § 164, где даётся это правило, приведён пример с местоименным словом вопросительного характера: Кто твой отец? Это случай, существенно отличный от случаев типа Он мой учитель. Вопросительное слово является ремой, а тире вообще ставится лишь при постпозиции ремы. Правило этого не учитывает, а между тем практика всей нашей пунктуации однозначно свидетельствует, что это так. Ср. необходимость тире в предложении Твой друг - молодец и невозможность его в предложении Молодец твой друг. Ср. ещё: Учитель он мой; Безработный теперь наш Иван и т. п., где постановка тире диктует совершенно иное прочтение, с иным смыслом.

Таким образом, и в этом правиле, являющем яркий пример конструктивно-синтаксической пунктуации и в чём-то даже её крайности, в правиле, обставленном таким количеством условий, связанных с характером членов предложения и их морфологической выраженности, имеется коммуникативно-синтаксический элемент - элемент, хотя и не входящий в формулировку, но являющийся по сути дела нормой.

Есть в этом правиле и ещё один коммуникативно-синтаксический элемент, о котором приведённая в своде формулировка тоже умалчивает. Это место постановки тире, если подлежащее и сказуемое разделены другими словами. Практика письма опять-таки однозначно показывает, что тире ставится на границе темы и ремы. Ср. конструкцию, допускающую разное темо-рематическое членение: Активность всегда и всюду - качество молодости, но Активность - всегда и всюду качество молодости. (Конечно, с переносом теморематической границы меняется и конструктивная: в первом случае всегда и всюду - определения при слове активность, во втором - обстоятельства при нулевой связке, но порядок и формы слов сохраняются.) Ср. также: Участие в общественных делах - непременное условие духовного роста человека, где тире невозможно поставить ни после слова участие, ни тем более после слова в общественных; С конца 80-х годов межнациональные конфликты — неутихающая болъ нашего народа, где невозможна постановка тире после слова неутихающая. Последний пример показывает, кроме того, что дело не в границе, например, группы подлежащего и группы сказуемого: выражение с конца 80-х годов принадлежит группе сказуемого. Ср. ещё:

Сергей теперь - чрезвычайно занятой человек, где теперь — также элемент группы сказуемого.

На чисто конструктивной базе строится правило § 178 - о постановке тире в оформленных одинаковым падежом конструкциях временного и пространственного (а также, добавим, и количественного) значения - вида Россия -Америка, в XI -ХГѴее, а также страницы 20 - 40 и под. В конструктивном плане здесь перед нами некое подобие однородных членов, а в коммуникативном - единая синтагма, в которой 1-е слово (или словосочетание) является поясняемым, а 2-е - поясняющим. В нейтральном стиле этим чисто деловым конструкциям соответствуют выражения вида из России в Америку, от России до Америки, с XI до XIV века, с 20-й по 40-ю страницу и т. л., где поясняющий характер 2-го компонента выглядит очевидней. Но изменилась конструкция - и, несмотря на сохранение коммуникативной структуры, меняется пунктуация.

Во всех остальных случаях постановка тире соответствует как конструктивно-, так и коммуникативно-синтаксическому принципу.

Совпадают требования обоих принципов и при постановке вопросительного и восклицательного знаков (§ 180), кроме упомянутого уже символического употребления этих знаков в скобках.

Совпадают требования того и другого принципов также и при постановке скобок, хотя и здесь возможны «коммуникативные нюансы». Так, придаточное звено сложноподчинённого предложения, стоящее в постпозиции, выделяется не запятой, а скобками, если оно представляет собой тему: Я в будущем году приеду к вам (если выберу время). При обычной для темы препозиции ставится соответственно обычный знак, т. е. запятая: Если выберу время, в следующем году я приеду к вам. То же касается и членов простого предложения: Я к вам приеду (при наличии времени). - При наличии времени я к вам приеду и т. п.

Кавычки (их постановку определяют § 192 - 196), не будучи в строгом смысле слова знаком препинания, соответственно не могут быть подведены под какой-либо принцип постановки таких знаков. Употребление их - чисто символический факт, сигнализирующий о смене говорящего, хотя бы такая смена никак не сигнализировалась чисто речевыми средствами (и, собственно, именно в этих случаях наиболее важное).

В вопросе о стечениях знаков препинания (§ 198 - 203) с коммуникативной перспективой сложного предложения связана постановка кроме запятой также и тире на стыке так называемого повышения и понижения периода. В соответствующем разделе мы уже говорили, что повышение - это не что иное, как многокомпонентная тема.

Таким образом, мы на конкретном материале действующих пунктуационных правил убедились, что хотя в большинстве случаев постановка знаков препинания как будто соответствует и коммуникативно-синтаксическому, и конструктивно-синтаксическому принципу, но когда между этими принципами возникают противоречия, то предпочтение, за редкими случаями, отдаётся конструктивносинтаксическому. Коммуникативная структура предложения в ряде случаев играет заметную роль, но эта роль по преимуществу всё же сводится к уточнению правил, сформулированных с опорой на конструктивно-синтаксические понятия. Сама по себе граница синтагмы или темы и ремы никогда не служит основанием для постановки знака препинания, тогда как граница конструктивная (скажем, придаточного звена в сложноподчинённом предложении, хотя бы границы этого звена не совпадали с темо-рематическими) всегда служит для этого достаточным поводом и без поддержки со стороны коммуникативной структуры.

Нельзя не обратить внимания, что правила очень слабо отражают обозначение эмоциональной стороны речи. На нее работает в основном только восклицательный знак, особенно если он повторяется (Вон!!!) или сочетается с вопросительным (Что?!), отчасти - «авторское» тире (Мне - всё можно), иногда встречающийся повтор также и вопросительного знака (Что??). В основном же пунктуационная система направлена на логическую, «собственно семантическую», а не на эмоциональную сторону речевого произведения. Видимо, по этой причине и мы, и другие народы ограничились очень небольшим набором пунктуационных знаков, причём этот набор давно уже не пополняется, оставаясь единым для всех европейских, да и иных письменностей на протяжении длительного времени. Некоторые нюансы здесь имеются: так, испанцы ставят вопросительный и восклицательный знаки не только в конце, но - в перевёрнутом виде - и в начале предложения, в иероглифической письменности точка изображается в виде небольшого кружка, но всё это детали. Набор пунктуационных знаков, в отличие от алфавитных систем, в общем и целом интернационален на протяжении всего нового времени.

Более интернациональны, чем орфографические, не только сами знаки, но и правила их постановки, и всё-таки здесь есть национальная специфика, которую нельзя игнорировать, особенно во внутрифразовой пунктуация. «Немецкий» тип русской пунктуации может приводить к пунктуационным ошибкам в английском или французском тексте[100]. Русским студентам и учащимся надо это иметь в виду. Теоретические основы «французского» типа пунктуации осмыслены ещё слабее, чем основы «немецкого», но в самом общем виде можно предположить, что коммуникативно-синтаксический принцип играет там более существенную роль.

Литература

Основная

Правила русской орфографии и пунктуации. М, 1956 (и след. иэд.). § 125 - 203. Волгина Я С Русская пунктуация: принципы и назначение. М., 1979. С. 33 - 49.

Дополнительная

Осипов Б. И. История русской орфографии и пунктуации. Новосибирск, 1992. С. 198-206.

<< | >>
Источник: Осипов Б. И.. КРАТКИЙ КУРС РУССКОГО ЯЗЫКА: Учебное пособие по курсу «Современный русский язык» (для студентов факультета иностранных языков). 3-є изд., испр. и доп. Омск: Омск. гос. ун-т,2003. 374 с.. 2003

Еще по теме § 5. Краткий обзор правил постановки знаков препинания.:

  1. Примечания
  2. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  3. 4.3.2.1. Метаречевые жанры УПД
  4. Предисловие
  5. § 5. Краткий обзор правил постановки знаков препинания.
  6. Содержание
  7. Глава 7 НОРМА В ПИСЬМЕННОМ КОДИФИЦИРОВАННОМ ЯЗЫКЕ