<<
>>

ПОРЯДОК СЛОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ

§ 2174. Порядок слов в стихотворной речи отличается большей вариативностью и свободой по сравнению с речью прозаической. Стихотворный ритм требует относительной свободы словорасположения, возможности варьировать порядок слов.

В стихотворной речи на первый план выдвигается ритмообразующая функция порядка слов, в связи с чем значительно ослабляется и почти утрачивает свою роль функция выражения актуального членения. Взаиморасположение темы и ремы становится свободным. Утрачиваются и присущие прозе нормы порядка слов в словосочетаниях.

Прозаическая и стихотворная речь имеют разные ритмические единицы. В прозе ритмической единицей служит синтагма (см. § 154), в стихотворной речи — стих (стихотворная строка). Стихотворная строка в принципе не обладает одним нормативным взаиморасположением компонентов синтаксических конструкций: одному нормативному варианту в прозе соответствует несколько нормативных вариантов в стихах. Каждая синтаксическая конструкция, состоящая из двух компонентов, допускает в стихах четыре основных варианта словорасположения: нормальное (нормативное для прозы), инверсивное, контактное и дистантное. При дистантном (разъединенном) расположении компонентов существуют стандартные для стихотворной речи и нестандартные (индивидуальные) формы их разъединения.

§ 2175. Интонационная структура стихотворной строки отличается от интонационной структуры синтагмы в прозаической речи. В стихах интонационный центр синтагмы не служит средством ритмического членения, как в прозе, и поэтому место интонационного центра в стихах оказывается свободным. Не имея функциональной нагрузки (ритмообразующей функции), интонационный центр синтагмы в стихотворной строке может быть ослаблен или вообще может отсутствовать. Вследствие этого в стихах каждое полноударное слово может приобретать интонационную самостоятельность, т. е. выделяться в отдельную синтагму.

Поэтому различные варианты словорасположения в стихах приобретают стилистическую равнозначность: здесь отсутствует присущая прозе система стилистических противопоставлений в области порядка слов. Экспрессивное выделение слова в стихах попадает в зависимость от сложных и изменчивых условий, связанных с индивидуальным ритмом, строфической структурой, соотношением синтаксического и ритмического членения, характером переносов, интонационным типом стиха и другими факторами, организующими стихотворное произведение.

В следующем ниже описании представлены лишь такие варианты словорасположения в стихотворной речи, которые обладают регулярной воспроизводимостью и являются обычными в стихах. В стихах допустимы индивидуальные отклонения от этого обычного порядка слов; однако они не могут быть описаны в грамматике.

§ 2176. В стихотворной речи в субстантивных словосочетаниях с прилагательным постпозиция прилагательного так же нормальна, как и его препозиция: Но лето быстрое летит, Настала осень золотая (Пушк.); Внизу огни дозорные Лишь на мосту горят, И колокольни черные, Как сторожи, стоят (Лерм.); Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне, Травы степные унизаны влагой вечерней (Фет); Овин расстелет низкий дым, И долго под овином Мы взором пристальным следим За лётом журавлиным (Блок); Хорошо бы винтовку с плеч, Под лучи голубые лечь (Светл.); В окне — дорога зимняя, Рябины, снегири (Самойл.); В стороне лесной, глухой При лихой погоде, Хорошо, как есть такой Парень на походе (Твард.); Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой (Сурк.); На волнах колеи дорожной Пассажиров не разбуди (Межир.).

Препозиция и постпозиция прилагательного свободно чередуются в одном стихотворном тексте: Я вспомню речи неги страстной, Слова тоскующей любви (Пушк.); Уж за горой дремучею Погас вечерний луч (Лерм.); Кровельных сосулек худосочье, Ручейков бессонных болтовня (Пастерн.); Налево беру и направо, И даже без чувства вины, Немного у жизни лукавой и все — у ночной тишины (Ахм.); Позабытый деревенский Вдруг завел, глаза закрыв, Стороны родной смоленской Грустный памятный мотив (Твард.).

§ 2177. В стихотворной речи прилагательное экспрессивно выделяется в зависимости от своей позиции в строке. Конец строки является интонационно сильной позицией. Для постпозитивного прилагательного положение в конце строки обычно: Люблю зимы твоей жестокой Недвижный воздух и мороз, Бег санок вдоль Невы широкой, Девичьи лица ярче роз, И блеск, и шум, и говор балов, А в час пирушки холостой Шипенье пенистых бокалов И пунша пламень голубой (Пушк.); Прочь, прочь, слеза позорная, Кипи, душа моя! Твоя измена черная Понятна мне, змея! (Лерм.); За тишиною непробудной, За разливающейся мглой Не слышно грома битвы чудной, Не видно молньи боевой (Блок).

Препозитивное прилагательное оказывается в конце строки при переносе: До полдня за могильною Часовней подожду И на дорогу пыльную Винтовку наведу (Лерм.); А на улице жаркая Ночь сулит непогоду (Пастерн.); Перед ним пустынное Стлалось полотно (Маршак).

§ 2178. Для стихотворной речи характерна конструкция, в которой существительное обрамлено двумя прилагательными: Весь опутан, весь окован Легкой цепью пуховой (Тютч.); Ревет гроза, дымятся тучи Над темной бездною морской (Лерм.); И тяжелым сном осенним Истомлен их яркий жребий (Анн.); Лишь щемящей песни солдатской Издали несется волна (Блок); Тот пойдет дорогою проклятой, Звонкою дорогою морской (Багр.); Весенним заморозком чутким Подсушен и взбодрен лесок (Твард.); Качаясь, дремлет поплавок На легкой зыби водной (Маршак); Ты шла, затаив свое горе, Суровым путем трудовым (Исак.).

Аналогичное словорасположение возможно и при союзном сочетании прилагательных: Как грустны сумрачные дни Беззвучной осени и хладной (Фет); Я все равно к тебе войду, Старинный друг и нежный (Блок).

Если из двух прилагательных одно — качественное, а другое — относительное, то проявляется тенденция к препозиции качественного прилагательного и постпозиции относительного (см. примеры выше).

К редким случаям относится возможное в стихах разъединение прилагательных больше чем одной словоформой: Так мягко мокрый лист шумит благоуханный (А.

К. Толст.); Льют лилеи небывалый мне напиток благовонный (Анн.).

§ 2179. Для стихотворной речи характерно дистантное расположение существительного и относящегося к нему прилагательного. Обычна конструкция, в которой эти слова разъединены сказуемым, чаще всего глагольным. Существуют два равноправных варианта такого расположения — с препозицией (1) и постпозицией (2) прилагательного по отношению к существительному: 1) А перед ним воображенье Свой пестрый мечет фараон (Пушк.); Тускнеют угли. В полумраке Прозрачный вьется огонек (Фет); Смотри, наш день восходит чисто, Ночной рассеялся туман (А. К. Толст.); Молодой, густой, смолистый, Золотой держался зной (Твард.); Встающий день — осенний, голубой — Тебя последним баловал приветом (Маршак); Они вспоминали, как в этом краю Седое дымилось болото (Исак.). 2) Он рощи полюбил густые, Уединенье, тишину, И ночь, и звезды, и луну (Пушк.); У Черного моря чинара стоит молодая (Лерм.); А уж близко где­то Луч горит победный (Анн.); И снова вода присмирела сквозная (Маяк.); Луна осенняя светла, Аллея дремлет кружевная (Маршак).

§ 2180. Для стихотворной речи нормально разъединение компонентов субстантивного словосочетания с прилагательным формой род. п. существительного. Прилагательное в таких конструкциях может быть расположено в препозиции (1) или в постпозиции (2) по отношению к стержневому слову: 1) Он пел поблеклый жизни цвет Без малого в осьмнадцать лет (Пушк.); И лучшие мечты моей созданья Отвергнул я навек (Е. Баратынский); Пускай глядит он без упрека На ложный блеск и ложный мира шум (Лерм.); И в глубокую глаз синеву Погружаюсь опять наяву (Блок); О как теперь ничтожен, как далек Пустой ночного времени комок (Маршак). 2) Он пел любовь, любви послушный, И песнь его была ясна, Как мысли девы простодушной, Как сон младенца, как луна В пустынях неба безмятежных, Богиня тайн и вздохов нежных (Пушк.); На древе человечества высоком Ты лучшим был его листом (Тютч.); Не камнепад гремел, А ряд орудий длинный (Тих.).

К необычным, но всегда возможным в стихотворной речи случаям относится разъединение существительного и прилагательного больше чем одной словоформой: С твоим я встретиться робел и жаждал взором И приходил молчать.

Я и теперь молчу (Фет); И скучною тянутся длинные дни вереницей (А. К. Толст.); Но отрадной до рассвета Сердце дремой залито (Анн.).

§ 2181. Характерной чертой стихотворной речи является препозиция в субстантивном словосочетании зависимой падежной формы, чаще всего — род. п.: Оставил он свое селенье, Лесов и нив уединенье (Пушк.); Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет! (Тютч.); Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым (Есен.); Кто услышал раковины пенье, Бросит берег и уйдет в туман (Багр.); Брызжет дождик через сито, Крепнет холода напор (Пастерн.); Деревья, как зеленые кувшины, Хранили утра хлад и синеву (Самойл.); На всех словах — события печать. Они дались не даром человеку (Маршак); Детства день, до гроба милый, Детства сон, что сердцу свят, Как легко все это было Взять и вспомнить год назад (Твард.).

Зависимое имя обычно выносится в препозицию вместе с относящимся к нему прилагательным, расположенным перед именем или после него: Здесь духа мощного господство, Здесь утонченной жизни цвет (Фет); Зимней ночи путь так долог (Анн.); Здравствуй, пестрая осинка, Ранней осени краса (Твард.).

Свободное расположение прилагательных как при зависимом, так и при стержневом имени создает разнообразные варианты словорасположения: Лишь паутины тонкий волос Блестит на праздной борозде (Тютч.); Орешника лист ароматный Тебе я в тени настелю (А. К. Толст.); И только в небе, как зов задушевный, Сверкают звезд золотые ресницы (Фет); Неустанно ночи длинной Скука вольная лилась (Анн.); Тихо я в темные кудри вплетаю Тайных стихов драгоценный алмаз (Блок); Он донес народа вольного/заповедные права (Асеев); И свежего сена крутые стога — душистей цейлонского чая (Маяк.).

Препозиция зависимого имени (вместе с относящимися к нему прилагательными) в стихотворной речи так же нормальна, как и его постпозиция. Оба варианта стилистически равноценны: Пью горечь тубероз, небес осенних горечь И в них твоих измен горящую струю. Пью горечь вечеров, ночей и людных сборищ, Рыдающей строфы сырую горечь пью (Пастерн.); Мутный мед желаний и привычек, Темных слов холмистый окоем (Вс.

Рожд.); Глубинная струя влеченья. Печали светлая струя (Возн.).

При любом взаиморасположении зависимого и стержневого имени каждое из них может быть экспрессивно выделено к интонационно сильной позиции, например, в конце строки при переносе: Смирились вы, моей весны Высокопарные мечтанья (Пушк.); Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья (Лерм.); Мне и поныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть (Цвет.).

В стихотворной речи существует тенденция к препозиции зависимого существительного, если прилагательное при стержневом компоненте словосочетания находится в препозиции (огней нетленные цветы). Эта черта отвечает общей тенденции к препозиции зависимого имени при дистантном расположении двух имен — зависимого и стержневого. В подобных случаях порядок компонентов с препозицией зависимого слова (примеры см. выше) является более частотным по сравнению с его постпозицией: Впервые именем таким Страницы нежные романа Мы своевольно освятим (Пушк.); Любил и я в былые годы, В невинности души моей, И бури шумные природы, И бури тайные страстей (Лерм.); Дух пряный марта Был в лунном круге, Под талым снегом Хрустел песок (Блок); И дороже этот час, Памятный, особый, Взгляд последний этих глаз, Что забудь, попробуй (Твард.).

§ 2182. В субстантивных словосочетаниях с предложно­падежными формами вынесение в препозицию зависимого имени создает специфичные для стиха конструкции с необычным для прозаической речи расположением предлогов: зависимое имя может быть вынесено в начало словосочетания перед словоформой с предлогом (1) или в середину словосочетания после предлога (2). В первом варианте предлог оказывается в середине конструкции: А я — быть может я гробницы Сойду в таинственную сень (Пушк.); В поле чистом Луны при свете серебристом, В свои мечты погружена Татьяна долго шла одна (Пушк.); Есть упоение в бою И бездны мрачной на краю (Пушк.); И крепко, крепко наши спали Отчизны в роковую ночь (Лерм.); В пантерины лапы — Могла бы — взяла бы: Природы на лоно, природы на ложе (Цвет.).

Во втором варианте предлог в начале конструкции оказывается оторванным от слова, с которым он непосредственно связан: И белокрылые виденья На тусклом озера стекле (Тютч.); В отлива час не верь измене моря, Оно к земле воротится, любя (А. К. Толст.); Стучись полночными часами В блаженства замкнутую дверь (Блок); И в солнца золотые мрежи Сгоняй сребристых окуней (Есен.); От винтовок говорка/ скоро Зимнему шататься (Маяк.); Рассказы воинов бывалых! Я с упоеньем слушал вас В короткий отдых на привалах, В спокойствия недолгий час (Светл.).

В препозицию по отношению к стержневому имени может быть вынесено имя вместе с предлогом: Его нежданным появленьем, Мгновенной нежностью очей И странным с Ольгой поведеньем До глубины души своей Она проникнута (Пушк.); Кому венец: богине ль красоты Иль в зеркале ее изображенью? (Фет); И зимнею ночью он шел /с волками на честную встречу (Асеев).

§ 2183. В стихотворной речи нормально дистантное расположение компонентов субстантивного словосочетания. Стандартна конструкция, в которой компоненты такого словосочетания обрамляют сказуемое (чаще всего — глагольное). При этом действует тенденция к препозиции зависимого имени: Когда на бледном небосклоне Звезд исчезает хоровод (Пушк.); Еще земли печален вид, А воздух уж весною дышит (Тютч.): Воскреснувшего дня пью свежую струю И грома дальнего внимаю перекаты (А. К. Толст.); И шум зеленый я люблю, И облаков люблю лоскутья (Анн.); Военной брани и обиды Забыт и стерт кровавый след (Блок); Здесь Пушкина изгнанье началось и Лермонтова кончилось изгнанье (Ахм.).

Обычно такое дистантное расположение с препозицией зависимого имени в деепричастном обороте: Ума не внемля строгим пеням, К ее крыльцу, стеклянным сеням Он подъезжает каждый день (Пушк.); И, дружества твердя обет святой, Бестрепетно в глаза судьбе глядели (Е. Баратынский); Цветов мечты моей мятежной Забыв минутную красу, Одной лилеи белоснежной Я в лучший мир перенесу И аромат и абрис нежный (Анн.).

Обычны конструкции, в которых компоненты словосочетания разъединены сказуемым вместе с детерминантом (или только детерминантом): И сладко жизни быстротечной Над нами пролетала тень (Тютч.); И поздних соловьев над речкою вдали Звучат порывистые трели (Фет). К более редким вариантам относится постпозиция зависимого имени при дистантном расположении компонентов субстантивного словосочетания: Ужель и впрямь и в самом деле, Без элегических затей, Весна моих промчалась дней (Пушк.); И не зови, — но песню наудачу Любви запой (Фет); Тучи в небе идут подряд, Будто рота идет солдат (Светл.).

Конструкции, в которых компоненты субстантивного словосочетания разделены другими синтаксическими членами в их разнообразных сочетаниях, носят индивидуальный характер: Я берег покидал туманный Альбиона (Батюшков); И там же надписью печальной Отца и матери, в слезах, Почтил он прах патриархальный (Пушк.).

§ 2184. В глагольных словосочетаниях постпозиция наречия на ­о, ­е по отношению к глаголу так же нормальна, как и его препозиция: Уж солнце катится высоко И перелетная метель Блестит и вьется (Пушк.); В меня все ближние мои Бросали бешено каменья (Лерм.); Всходили робко облака На небо зимнее, ночное (Тютч.); Река раскинулась. Течет, грустит лениво И моет берега (Блок); Балагуру смотрят в рот, Слово ловят жадно (Твард.); А по мосту, который он за ночь навел, Горный полк проходил торопливо (Сурк.).

Препозиция и постпозиция наречия свободно чередуются в стихотворном тексте: Там воды зыблются светло, И гордо царствуют березы (Анн.).

Препозитивное наречие экспрессивно выделяется в конце строки при переносе: Но остался влажный след в морщине Старого утеса. Одиноко Он стоит, задумался глубоко, И тихонько плачет он в пустыне (Лерм.); Иглы сосен густо и колко Устилают низкие пни (Ахм.); Лишь по небу тихо Сползла погодя На бархат заката Слезинка дождя (Светл.).

§ 2185. Для стихотворной речи характерно дистантное расположение компонентов глагольного словосочетания с наречием. По сравнению с субстантивными словосочетаниями компоненты глагольного словосочетания обнаруживают большую степень подвижности: они часто бывают расположены в разных строках: К высокому берегу тихо Воздушный корабль пристает (Лерм.); Тихо вечерние тени В синих ложатся снегах (Блок).

§ 2186. Компоненты глагольного словосочетания с зависимой падежной словоформой отличаются большой степенью подвижности и могут свободно располагаться как в пределах одной строки, так и в разных строках. При постпозиции зависимой словоформы перенос ее в другую строку совершенно обычен: Все это часто придает Большую прелесть разговору. Сперва Онегина язык Меня смущал; но я привык К его язвительному спору, И к шутке, с желчью пополам, И злости мрачных эпиграмм (Пушк.); Я вышел в ночь — узнать, понять Далекий шорох, близкий ропот (Блок); И заря над ним образовала Золотого зарева пятно (Забол.).

Препозиция зависимой словоформы по отношению к глаголу так же нормальна, как и ее постпозиция: Пора: перо покоя просит; Я девять песен написал (Пушк.); Кто­то на плечи руки положит, Кто­то ясно заглянет в глаза (Блок); А вода ревет в теснине, Жухлый лед в куски крошит (Твард.); Она с колен подняться не спешит, Дохнет на почку и траву погладит, И бабочку с плеча на землю ссадит, И первый одуванчик распушит (Ахм.); Миновал поляну, гору перешел (Пастерн.); В облаке пыли летучей Трубы тревогу поют (Сурк.).

§ 2187. Дистантное расположение компонентов глагольного словосочетания обычно и при постпозиции и при препозиции зависимой словоформы. Наиболее характерным является разъединение компонентов подлежащим или группой подлежащего: Я — Гамлет. Холодеет кровь, Когда плетет коварство сети (Блок); И над цветущею черешней Сиянье легкий месяц льет (Ахм.); Замела метель дорожки, — Пробираться нелегко (Исак.).

§ 2188. Порядок синтаксических групп подлежащего, сказуемого и детерминантов, а также темы и ремы, выраженных любыми членами предложения, в стихотворной речи свободен. Все возможные варианты расположения стилистически равноценны.

При дистантном расположении группы подлежащего и группы сказуемого между ними чаще всего стоит детерминант. Такой способ разъединения подлежащего и сказуемого является обычным: И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза (Сурк.). Возможны и необычные, индивидуальные варианты: И чернеет там зубчатый, За холодною чертой, Неподступный, непочатый Лес над черною водой (Твард.).

Для детерминантов нормальна не только препозиция по отношению к предикативной группе, как в прозе, но и постпозиция (1) и интерпозиция (помещение в середине конструкции) (2): 1) Долины сохнут и пестреют; Стада шумят, и соловей Уж пел в безмолвии ночей (Пушк.); И сном глубоким от печали Забылся я в лесной тени (Блок); Долги ночи, жестки зори В ноябре — к зиме седой (Твард.). 2) Вечерний и наклонный Передо мною путь (Ахм.); И только раз мне видеть удалось У озера, в густой тени чинары, В тот предвечерний и жестокий час Сияние неутоленных глаз Бессмертного любовника Тамары (Ахм.).

§ 2189. Свобода следования синтаксических групп и стилистическая равноценность вариантов позволяют располагать компоненты предложения в соседних строках или полустишиях по способу «обратного параллелизма», т. е. во второй строке (полустишии) компоненты располагаются в обратном порядке по сравнению с первой строкой; например: У ночи много звезд прелестных, Красавиц много на Москве (Пушк.); Шумен сад, а камень бел и гулок (Анн.); И каждый звук был вам намеком, И несказанным — каждый стих (Блок); В грозных айсбергах Марсово поле, И Лебяжья лежит в хрусталях (Ахм.); Наш век на земле быстротечен, И тесен назначенный круг (Ахм.); И не раз в пути привычном, У дорог, в пыли колонн, Был рассеян я частично, А частично истреблен (Твард.). Такой распространенный в стихотворной речи способ словорасположения называется хиазмом.

<< | >>
Источник: Н. Ю. ШВЕДОВА. РУССКАЯ ГРАММАТИКА. ТОМ II. СИНТАКСИС. ИЗДАТЕЛЬСТВО • НАУКА •, Москва • 1980. 1980

Еще по теме ПОРЯДОК СЛОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ:

  1. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854
  2. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  3. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  4. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  5. ОБ ИЗУЧЕНИИ ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1946 г.]
  6. ПОРЯДОК СЛОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ
  7. По разделам «Подчинительные связи слов и словосочетания», «Простое предложение», «Синтаксис формы слова»
  8. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ[1]
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. 3.1. РАЗВИТИЕ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ ВО ВРЕМЕНИ