ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Сочетания трех и более согласных с последним мягким

  1. Поведение групп нескольких согласных с последним мягким позволяет установить две основные закономерности: 1) позиция после твердого согласного способствует отвердению следующего за ним мягкого согласного, 2) воздействие последнего мягкого согласного на предыдущие ослабляется с увеличением расстояния до него.

Внутри и в конце корня зубные согласные после гласных корня всегда мягки перед следующими мягкими зубными (примеры см.

выше). Но после твердого согласного может произноситься мягкий и твердый зубной: толстяк, ползти, холстина — [лс’] и [лс] (3), оползни — [лз’] и [лз] (3), полдник, полдневный — [лд’] и [лд] (3); перстень, отверстие, версте — [рс’] и [рс] (3), шерсть, горсть, сокурсник, наперсник — [рс] и допустимо старшее [рс’] (4), мёрзнет — [рз’] и [рз] (3), разверзнется— [рз] и допустимо старшее [рз’] (4), курортник, бессмертник, партнёр, портниха — [рт’] и [рт] (3), намордник — [рд] и допустимо старшее [рд’] (4), усерднее, абсурднее [рд] и допустимо устарелое [рд’]
  1. ; см.: [Аванесов 1989: 653—654].

В этих сочетаниях согласных [л] исконно был твердым и не смягчался перед следующими согласными. Звук [р] раньше мог быть мягким, произношение [р’] перед любым одним мягким зубным в ряде позиций и сейчас возможно. В сочетаниях с двумя зубными при их мягкости предшествующий [р’] может сохранять мягкость как допустимо устарелый вариант произношения (5) в достаточно частотных словах с диезным слогом перед [р], в отдельных словах с предшествующим безударным слогом: перстень, отверстие, версте, мёрзнет, бессмертник, партнёр, портниха.

Возможны и сочетания других согласных с последующими двумя зубными, из которых последний мягкий, а первый может быть мягким и твердым.

Первым согласным сочетания может быть [н] и [н’]: инстинкт, институт — [не’] и [н’с’] и [не] (3 этап у [с’] — [с] и 3 этап у [н’] — [н] перед [с’]); конституция — [не’] и допустимо старшее [н’с’] и [не] (3 этап у [с’] — [с] и 4 этап у [н] — [н’] перед [с’]); цементник—только [н’т’] (1), десантник — [н’т’] и допустимо младшее [нт’] и [нт] (2 этап у [н’]— [н] и [т’]— [т]); интеллигентнее, темпераментнее — [нт’] и [н’т’] и [нт] (3 этап у [т’] — [т] и [н’] — [н] перед [т’]); импозантнее — [нт’] и допустимо старшее [н’т’] и [нт] (3 этап у [т’] — [т] и 4 этап у [н] — [н’] перед [т’]).

Губные и заднеязычные в такой позиции могут быть в одних словах только твердые: обследовать, бобслей, взлёт — [пс], [вз] и допустимо старшее [пс’], [вз’] (первый зубной — 4); корректнее, в тексте, гангстер — [кт], [кс] и [кт’], [кс’] (первый зубной — 3); в других словах перед мягким зубным допустимо устарелое произношение мягкого губного и заднеязычного (5): в стельку, вздеть, навзничь, мстить, отомстить, мзде; текстиль, окстйсь — [с’], [з’] и [С], [3] (3)

  1. В сочетании ств’ на твердость/мягкость зубных cm перед мягким [в’] влияют следующие условия.

После гласных, [и] и [л’] твёрдость/мягкость обоих зубных согласных находится на одном и том же этапе. Имеют значение также:

  1. Качество предшествующего гласного: например, после [и] и [л’], перед которыми стоят гласные и, е, произносится [с’т’] и [ст] (3): убийственный, убийственно, убийстве, действенность, действенный, действе, правительственный, правительстве; после других гласных — [ст] и допустимо старшее [с’т’] (4): двойственный,устройстве,хозяйстве, начальственный, начальстве, посольстве, удальстве;
  2. Диезность/недиезность предшествующего слога, например, в суффиксе -еств- с предшествующим мягким согласным — [с’т’] и [ст] (3): естественный, общественный, существенный, существенно, качественный, качественно, могущественный; с предшествующим твердым согласным — [ст] и допустимо старшее [с’т’] (4): божественный, божественно, дружественный, мужественный;
  3. Диезность/недиезность следующего слога; например, при недиезном следующем слоге в словах искусственный, искусственно, бесчувственный, бесчувственно произносится [ст] и допустимо старшее [с’т’] (4), а при диезном следующем слоге в формах искусственнее, бесчувственнее произносится [с’т’] и [ст] (3);
  4. Степень употребительности слова, например, как указывалось, в словах божественный, божественно, дружественный, мужественный произносится [ст] и допустимо старшее [с’т’] (4), а в более редком слове пиршественный — [ст] и допустимо устарелое [с’т’] (5);
  5. Мягкость [в’] во всех или лишь в отдельных формах слова, например, как указывалось, в словах с последним мягким [в’] во всех формах: естественный, общественный, существенный, существенно, качественный, качественно, могущественный произносится [с’т’] и [ст] (3), но в словах с последним мягким [в’] в отдельных формах: веществе, существе, обществе, количестве произносится [ст] и допустимо старшее [с’т’] (4);
  6. Принадлежность к той или иной части речи: в словах действительно, естественно, когда они выступают как наречия, произносится [с’т’] и [ст] (3), а когда они выступают как частицы, вводные слова — [с’т’] и допустимо младшее [ст] (2).

Перед сочетанием ств' могут быть разные согласные, которые по-разному воздействуют на произношение зубных в этом сочетании.

После твердых согласных отвердение первого зубного заходит дальше, чем второго зубного. Кроме того, имеет значение предыдущий гласный переднего/непереднего ряда, диезность/недиезность следующего слога, наличие [в’] во всех или лишь в отдельных формах слова, стилистическая окраска слова.

Согласный [р] перед этим сочетанием только твердый (6). В словах, где [в’] выступает во всех словоформах (барственный, государственный, дарственный, лекарственный, недурственный и т. п.), произносится [т] и допустимо старшее [т’] (4), перед которым произносится [с] и допустимо устарелое [с’] (5); таким образом, возможны три варианта произношения этого сочетания: бар[ст]венный и допустимо старшее бар[ст']венный и допустимо устарелое барС^ [венный ит. д.

В словах, где [в’] выступает лишь в части словоформ (барстве, варварстве, государстве, дежурстве, зверстве, упорстве и т. п.), произносится [т] и допустимо устарелое [т’] (5), перед которым произносится [с] и допустимо устарелое [с’] (5); таким образом, возможны три варианта произношения этого сочетания: бар[ст]ве и допустимы устарелые варианты бар[ст’]ве и бар[с’т’]ве и т. д.

Только твердый и предшествующий согласный [к]: бёг[ст'[ве и допустимы устарелые варианты бёг[ст'[ве и бёг[с’т’]ве, гёрцог[ст[ве и допустимо устарелое гёрцог[ст'[ве.

Согласные [ф], [п], [м], [н] только твердые после гласных непереднего ряда в словах с недиезным слогом после слога с ств (6). Перед [в’] в словах, где он выступает во всех словоформах (нравственный, собственный, ведомственный, гражданственный, кощунственный и т. п.), произносится [т] и допустимо старшее [т’] (4), перед которым произносится [с] и допустимо устарелое [с’]

  1. . Таким образом, возможны следующие три варианта произношения этих сочетаний: нрав[ст[венный, соб[ст]венный, вёдом[ст[венный, гражданственный и допустимо старшее нрав[сгг’[венный, собственный, ведомственный, граждан [ст ’ ] венн ы ы и допустимо устарелое нрав[сТ[венный, собственный, вёдомС^[венный, гражданС^]венный и т.
    д.

В словах с этими сочетаниями и диезным следующим слогом возможен допустимо устарелый вариант произношения мягкого первого согласного перед следующим мягким (5), [с] и допустимо старшее [с’] перед [т’] (4), [т’] и [т] (3): нра[фст[веннее, кощу[ист[веннее и нра[фсГ[веннее, кощу\нст’]веннее и допустимо старшее мро[фс’т’]веннее, кощуїнс’т^веннее и допустимо устарелое нра[ф’с'т’]веннее, кощу[н'с'Г[веннее.

В словах, где [в’] выступает лишь в одной из словоформ (колдовстве, лукавстве, графстве, холопстве, рабстве, вёдомстве, знакомстве, пространстве, подданстве и т. п.), после этих твердых согласных [ф], [п], [м], [н] (6) произносится твердый [с] (6), а за ним [т] и допустимо устарелое [т’] (5): колдов[ст]ве раб[ст]ве, знаком[ст[ве, пространС\ве и допустимо устарелое колдов[ст’]ве; раб[ст’]ве, знакомстве, простран[ст'[ве и т- п.

После гласных переднего ряда и следующих в,м,нъ словах, где [в’] выступает во всех словоформах, а после слога с ств следует недиезный слог (девственный, преемственный, воинственный, единственный, таинственный и т. п.), перед [в’] произносится [т] и допустимо старшее [т’] (4), перед которым произносится [с] и допустимо устарелое [с’] (5), перед которым произносятся [ф], [м], [н] и допустимо устарелое произношение [ф’], [м’], [н’] (5). Таким образом, возможны четыре варианта произношения этих сочетаний: дё[фст]венный, преё[исг]венный, едй[яст]венный и допустимо старшее дё[фст'[венный, преё[мст'[венный, едй[яст'[венный и допустимы устарелые варианты дё[фс'т''[венный, преё[мс'т']венный, едй[нс'т']венный и дё[ф’с’т’]вен- ный, преё[м'с'т']венный, едй[н'с'т']венный.

После гласных переднего ряда и следующих в, н в формах сравнительной степени, где после слога с ств следует диезный слог (дёвственнее, воинственнее, таинственнее и т. п.), перед [в’] произносится [т] и [т’] (3), перед которым произносится [с] и допустимо старшее [с’] (4), перед которым произносятся [ф], [н] и допустимо старшее произношение [ф’], [н’] (4). Таким образом, возможны четыре варианта произношения этих сочетаний: дё[фст]веннее, вой[яст[веннее и дё[фст']веннее, вой[нст']веннее и допустимы старшие варианты lt;3ё[фс’т’]вен- нее, вой[нс'т']веннее и дё[ф'с'т']веннее, вой[я'с'т'[веннее и т.

п.

В книжных словах с теми же фонетическими позициями: мопёбствие, благодёнствие, равноденствие — смягчение отстает на один этап: молё[пст]вие, благодё[нст]вие и допустимо старшее молё[пст']вие, благодё[яст'[вие и допустимо устарелое молё[пс'т']вие, благодё[нс'т']вие.

После гласных переднего ряда и следующих в, б,м,нв словах, где [в’] выступает лишь в одной из словоформ (королевстве, непотрёбстве, земстве, подхалимстве, воинстве, духовёнстве, единстве и т. п.), согласные перед ств могут быть только твердыми (6), перед [в’] произносится [т] и допустимо устарелое [т’] (5), перед которым произносится [с] и допустимо устарелое [с’] (5): королё[фст]ве, непотрё[пст]ве; зё[мст]ве, вои[нст]ве и допустимы устарелые варианты королё[ фст']ве, непотрё\пст']ве; зё[ мст']ве, вди[ нст’]ве и королё[фс'т’]ве, непотрё[пс'т']ве; зё[мс'т']ве, вди[нс'т']ве.

На месте согласных [т] и [д] и следующего [с] или [с’] произносится аффриката [ц] или [ц*]. После гласных непереднего ряда в словах, где [в’] выступает во всех словоформах, а слог после ств недиезный (братственный, присутственный, производственный, родственный и т. п.), перед [в’] может произноситься [т] и допустимо старшее [т’] (4), перед которым [ц] и допустимо устарелое [ц’] (5): бра[щ]венный и допустимо старшее бра[т']венный и допустимо устарелое бра[ц'т']венный и т. д.

Так же ведут себя книжные слова на -ие: напутствие, отсутствие, присутствие: напу[цт[вие и допустимо старшее напу[цт’]вие и допустимо устарелое налу[ц’т’]вне и т. д.

В подобных словах с диезным слогом после [в’] (производственник, родственник, родственнее) мягкость согласных сдвинута на один этап: рд[цт]венник и рд[т']венник (3) и допустимо старшее р6[и,Т]венник (4) ит. д.

После гласных переднего ряда в словах, где [в’] выступает во всех словоформах, а слог после ств недиезный, а также в словах на -ие (бедственный, бедствие, наследственный, наследственность, непосредственный, ответственный, ответственность, последствие, посредственный, посредственность, следственный, следствие, соответственный, соответствие и т.

п.) произносится [т] и [т’] (3), перед которым [ц] и допустимо старшее [ц’]
  1. : бё[цт]венный и бё[цт']венный и допустимо старшее бё[и.Т]венный и т. д.

В сравнительной форме таких прилагательных (бедственнее, непосредственнее, ответственнее, посредственнее и т. п.) произносится [т] и [т’] (3), перед которым [ц] и допустимо старшее [ц’] (4): бё[пх]веннее и бё[цт']веннее и допустимо старшее бё[ц’т’]веннее и т. д.

В словах с [в’] лишь в одной из словоформ независимо от качества предшествующего гласного (богатстве, любопытстве, производстве, родстве, детстве, ехидстве, наследстве, сибаритстве, средстве и т. п.) перед [в’] произносится [т] и допустимо устарелое [т’] (5), перед которым всегда [ц]: бога[т]ве, дё[цт]ве и допустимо устарелое бога[цт']ве, дё[цт’]ве и т. д.

  1. Как указано выше, процесс отвердения согласных перед мягкими согласными не затронул в литературном языке интервокальных сочетаний шумных зубных согласных со следующими мягкими зубными внутри корня и на стыке корня и суффикса.

Однако Р. Ф. Касаткина обратила внимание на то, что в случаях, когда [с’н’], [з’н’] возникли в результате утраты (диерезы) среднего взрывного согласного в сочетаниях стн, здн, то наряду с обычным произношением [с’н’], [з’н’] встречается также новое произношение первого щелевого твердого — [сн’], [зн’] [Каленчук, Касаткина 1997]. Дальнейшие наблюдения показали, что такое произношение возможно между безударными гласными как допустимо младшее в сравнительно редко употребляющихся формах сравнительной степени прилагательных и наречий: гадостнее, жалостнее, пакостнее, радостнее, сладостнее, тягостнее, целостнее, яростнее— радо\с’н’]ее и допустимо младшее радо[сн’]ее и т. д.

Чем объясняется, что в указанной позиции на месте сн’, зн’ произносится только [с’н’], [з’н’], а на месте стн’ в одних словах также произносится только [с’н’], а в других словах может произноситься и [с’н’] и [сн’]?

Существуют позиции фонетические (в частности, положение звука перед другим звуком) и фонологические (в частности, положение фонемы перед другой фонемой). В большинстве случаев фонетические и фонологические позиции совпадают, но иногда, как в рассматриваемом случае, не совпадают.

С точки зрения фонетической позиции нет различия между словами вкуснее и грустнее: и в том и в другом слове в интервокальном положении произносится сочетание двух согласных звуков — зубной щелевой звук стоит перед [н’]. Однако фонологические позиции здесь разные: в слове вкуснее зубная щелевая фонема стоит перед /н’/, а в слове грустнее она отделена от /н7 стоящей между ними /т7 (ср. в тех же корнях вку[с] и грус[т’]); в слове вкуснее двухфонемное сочетание согласных, а в слове грустнее—трехфонемное. Подобная же разница между словами морознее и бездне ‘пропасти’: в слове морознее двухфонемное сочетание согласных, а в слове бездне — трехфонемное (ср. моро\з]ы и без [д)на). В трехфонемных сочетаниях влияние мягкости последней зубной фонемы на предшествующие ослабевает с увеличением расстояния, поэтому первая согласная начинает реализоваться твердым звуком: в двухфонемных сочетаниях произносится только [с’н’], [з’н’], а в трехфонемных наряду с обычным [с’н’] возникло новое произношение [сн’].

То, что это новое произношение проникло не во все слова с написанием стн, здн, объясняется следующим.

При отсутствии варианта произношения с взрывным согласным в этих сочетаниях связь с взрывной фонемой может отсутствовать в языковом сознании говорящих. Так, в словах праздник, празднество, праздновать, упразднить на месте д во всех формах нуль звука. Корень этих слов этимологически связан с корнем слова праздный, где [д’] произносится только в краткой форме празден. Однако связь этих слов между собой в современном русском языке уже не ощущается большинством говорящих, и кроме того форма празден многими не употребляется или вообще им неизвестна. Поэтому в словах праздник, празднество, праздновать, упразднить двухфонемное сочетание /зн’/, которое, как и в других словах с этим сочетанием внутри слова, реализуется в [з’н’]. Также нет связи в языковом сознании подавляющего числа говорящих и между такими, прежде однокоренными словами, как известняк и известь, тростник и трость, лестница и лёствица (об отсутствии /т/ говорит здесь и слово лёсенка), наместник, наместничество и место, частник и часть и т. п.

В других словах нуль звука на месте т, д в сочетаниях стн, здн чередуется с [т], [т’], [д], [д’] в сочетаниях cm, зд в одних и тех же корнях: грустно — грус[-]но, грустнее — грус[-]нёе и грус[т'], грус[т']йть; крестник — крёс[-]ник и крес[т], крес\і']йть, наездник — наёз[-]ник и ез[д]а, ёз[д’]ить и т. п. М. В. Панов считал такое чередование обязательным, позиционным и в связи с этим полагал, что нуль звука в таких случаях является представителем фонем /т’/, /д’/ [Панов 1979: 137—139].

Однако изменения, происходящие в современном русском языке, привели к тому, что в некоторых словах, особенно в младшей норме, стало возможно про-

изношение смычного зубного согласного между зубными, наряду с его отсутствием. В сочетаниях стн, здн средний зубной во многих словах не произносится, однако в некоторых словах он может произноситься: костный — ко[сн]ый и кб[стн]ым, постный — пд\т\ый и иб[стн]ым, компостный — компо[сп]ый и комп6[стн]ый, беспоместный— беспомё[сн]ый и беспомё[ст]ый, челюстной— челю[сн]бм и челю\стн\ой\ безвозмездно— безвозмё[т]о и безвозмездно, бездна— бё[зн]а и бё[здн]а ‘пропасть’ звёздный— звё[зп]ый и звё\з]щ\ыйК После [р] в сочетании стн наличие [т] становится предпочтительнее, чем его отсутствие: грубошёр[стн]ый, двупёр[стн]ый, трёхвёр[стн\ый и др.

Произношение смычного зубного между зубными возможно и в других сочетаниях: гиган[-]ский и гиган[ц]ский; счас[-]лйвый, учас[-]ливый, но костлявый, хвас[т]лйвый, рас[т]лйть, пос[т]лать; шес[-]сот, но пос[-]совётский и постсоветский и др.; см.: [Аванесов 1984: 289—291; Панов 1990: 108; Каленчук, Касаткина 1997; Касаткин 2006: 200].

Чередование [т], [д] с нулем звука в этих сочетаниях утратило свою безыс- ключительность, поэтому члены этого чередования перестали воплощать одну и ту же фонему: наличие смычного зубного согласного между зубными отражает соответствующую согласную фонему, а отсутствие этого звука свидетельствует об ее отсутствии. Чередование звуков [т], [д] с нулем в этих сочетаниях, представлявшее прежде варианты одних и тех же фонем /т/, /д/, превратилось в чередование фонем /т/, /д/ с нулем фонемы.

Перестройка фонологической системы или фонемного состава отдельных слов — процесс достаточно длительный, он протекает неодинаково у разных носителей языка. Фонемный состав одних и тех же слов при одном и том же произношении может оцениваться разными говорящими по-разному: крепос[-\нйк как крепос/о/ник и как крепос/т/ник, чес[-]нёе как чес/а/нее и как чесЫнее.

В формах сравнительной степени прилагательных и наречий: радостнее, сладостнее, яростнее и т. п. достаточно прозрачна связь нуля звука между [с’н’] с фонемой /т’/, ср.: радо[с'т’], сладо[с'т'], яро[с’т’] и т. п., поэтому [с’н’] здесь представляет трехфонемное сочетание. В этих формах раньше, чем в других словах, возникает произношение твердого согласного [с] перед [н’], так как эти формы редко встречаются в речи и у глухого согласного раньше возникает отвердение, чем у звонкого. В дальнейшем можно ожидать расширения произношения [с] и на другие слова и другие позиции, произношения и [з] на месте здн'.

1 Произношение взрывного согласного в таких сочетаниях шире распространено в петербургском варианте литературного языка; см.: [Чернышев 1970: 345; Вербицкая 2001: 60—61].

<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Сочетания трех и более согласных с последним мягким:

  1. II. ГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ
  2. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С ГЛАСНЫМИ
  3. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С СОГЛАСНЫМ
  4. ИЗМЕНЕНИЯ ЗВУКОВ В ГРУППАХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ"
  5. ОБРАЗОВАНИЕ ПАДЕЖНЫХ ФОРМ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН В ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ИХ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ
  6. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  7. Оглавление
  8. Сочетания трех и более согласных с последним мягким
  9. II. Соотношение твердого и мягкого согласных перед мягким согласным в современном русском литературном языке
  10. ІІІ.              ЗВУК Е ВМЕСТО О ПОСЛЕ МЯГКИХ СОГЛАСНЫХ В РИФМЕ
  11. § 15. Благозвучие речи.
  12. Существительные со значением «носитель признака»
  13. Прилагательные адъективного склонения
  14. СОДЕРЖАНИЕ
  15. § 125. ЧЕРЕДОВАНИЯ СОГЛАСНЫХ ЗВУКОВ
  16. Обобщение русских гласных в синтагмо-фонемы.
  17. Ненаправленность синтагматических связей.
  18. Классификация субфонем.