<<
>>

§ 38. Учение акад. Фортунатова о значениях совершенного видарусского глагола


Теория видов, выдвинутая проф. Г. К. Ульяновым, в значительной степени определила отношение к видам русского глагола в учениг акад. Ф. Ф. Фортунатова, хотя Ф. Ф. Фортунатов — в отличие от Г. К. Ульянова — без всяких колебаний признавал разными словами, отдельными глаголами все соотносительные видовые вариапии глаголов, даже образуемые пустыми префиксами.
Под влиянием трудов проф.
Ульянова смешение лексических значений приставок с чисто грамматическими оттенками видовых значении окончательно укрепилось в русской лингвистической литературе о видах. Так, акад. Ф. Ф. Фортунатов к числу видовых значений относил, например, такие значения, вносимые в представление действия приставками: 1) детерминативное значение, связанное с представлением о длительности действия, но в пределах ограниченно о времени, например: посидеть, поговорить: 2) инхоативное значение, выражающее наступление начала в длительности явления (забегать, заходить; ср. отсутстьие соотносительных форм несовершенного вида). Уже из этих двух значений видно, насколько ошибочен взгляд на совершенный вид как на обозначение момента зако шенности, завершения действия. И детерминативное, и инхоативное значения связаны с представлением длительности. В первом выражается идея длительности в пределах оі раниченного времени; во втр- ром — наступление начала в длительности явления. Но наряду с этими значениями в категории совершенного вида, действительно, находит выражение момент завершения действия по отношению к достижению результаті (ср.: сделать, написать и т. п.). В связи с этим выделяются иные значения совершенного вида; 3) ингрессивное — достижение результата в процессе возникновения явления, иначе: «время результата в наступлении признака» (побежать — при отсутствии соотносительной, парной формы несовершенного вида); 4) ф и н и т и в н о е, т. т. значение конца достижения цели (отобедать, ср. отсутствие соотносительной формы несовершенного вида); 5) общее результативное (сделать, написать) и 6і специальное результативное значение со своеобразным оттенком степени развития явления в разных отношениях (изругать, искусать, замучить и т.п.).
Итак, глаголы совершенного вида, по Фортунатову, могли означать момент наступления и мо-мент завершения действия. Момент завершения явления определяется или по отношению к предшествовавшей длительноеги, и тогда получаются глаголы с детерминативным видовым значением, или по отношению к достижению результата явления, и тогда получаются глаголы или с результативным значением (сделать, написать), или с финитивным (отобедать, г. е. кончать обедать, отпахать). В момент наступления действия следует различать: достижение результата в процессе возникновения явления и наступления начала в длительности явления. Относящиеся сюда гла-голы распадаются на два класса: ингрессивные — побежать, полюбить — и инхоативные — забегать, заговорить250.
Приставки, связанные с этими «видовыми» значениями, акад. Ф. Ф. Фортунатов противопоставлял таким глагольным приставкам, которые не имеют прямого отношения к видовым изменениям глаголов, как, например, приставка при- в глаголах приехать, принести. Этого рода приставки, обозначая пространственные отношения действий, изменяют реальное значение глагола.
Они ставят глагол по виду (выражающему результативное значение) в соотношение не с простыми глаголами (ехать, нести), а со сложными имперфективными типа приезжать, приносить. Фортунатов сам вынужден был признать, что специальное результативное значение уже не принадлежит к различиям собственно видовым и что, следовательно, соответствующие приставки имеют реальное значение (например: поджарить, замучить, искусать и т. п.)251. Таким образом, Фортунатов (так же как и Ульянов) смешал лексические оттенки времени, вносимые приставками, с чисто видовыми грамматическими значениями. Значения «начинательные» — ингрессивное и инхоативное (забегать, побежать, заговорить и т. п.), или «окончательное», т. е. значения оконче зности, исчерпанности действия, «значения прекращения признака» (отобедать) отнюдь не являются простыми ви-доизменениями общего грамматического значения вида (ср. возможные соответствия для выражения этих оттенков в формах несовершенного вида, например: заболевать, заговаривать (начинать говорить), запевать и т. п.) . Эти значения органически вытекают из лексических значений самих приставок. Глагол отобедать вовсе не находится в прямом соотношении с обедать, так как содержит дополнительное лексическое значение прекращения, отработанности процесса. О том, что значения начинательности и окончательности являются лексическими, дополнительными, а не грамматическими, видовыми, прекрасно и убедительно говорил А. А. Потебня: «Различия начинательности и окончательности слишком частны для грамматических категорий. Большинству предлогов начинательность значения не свойственна. Принадлежность глаголов предложных к начинательным или окончательным, подобно всем лексическим оттенкам значения слов, формально ничем не выражается, так как посредством грамматического разбора мы не в состоянии различить глаголов іачинательньїх: завозить ногами под столом (начать возиться) — от глаголов окончательных: завозить платье (в том смысле, как говорят «заносить рубашку»), завозиться донельзя (замараться). Дополнение в том или другом падеже для начинательности и окончательности значения глагола вовсе не характеристично»253.
Отсутствие соотносительной формы несовершенного вида с той же приставкой далеко не всегда может служить признаком того, чтэ данная приставка имеет чисто видовое значение. Достаточно сослаться на такие глаї олы совершенного вида, вообще лишенные соотносительных форм несовершенного вида, как повыталкивать, перевы- талкивать, понавыталкивать и тому подобные образования с приставками по-, на- и пере- (ср. также глаголы типа попри затихнуть, поприналечь и т. п.). В этих глаголах настолько очевидны лексические отличия от основного глагола (ср.: думать, выдумать и понавыдумывать), что еще никому не пришло в голову видеть в их семантических оттенках чисто видовые значения.
Ошибка Ульянова, Фортунатова и их последователей состояла в том, что они отождествляли с чисто видовыми значениями глагола функции всех тех предлогов, временные значения которых не сочетаются непосредственно с формами несовершенного вида, например: отобедать (ср. отсутствие несовершенного вида отобедывать), побежать и т. п. Некоторый схематизм, игнорирующий или, наоборот, смешивающий реальные, лексические и грамматические оттенки смысловых различий, обнаружился в искусственном приравнении посидеть к сидеть, забегать к бегать, отобедать к обедать, искусать к кусать и т. п. Недостаточная »еткость в различении грамматических и лексических форм и значений характеризует всю фортунатовскую концепцию видов глагола .
<< | >>
Источник: Виноградов В. В.. Русский язык (Грамматическое учение о слове)/Под. ред. Г. А. Золотовой. — 4-е изд. — М.: Рус. яз.,2001. — 720 с.. 2001

Еще по теме § 38. Учение акад. Фортунатова о значениях совершенного видарусского глагола:

  1. § 38. Учение акад. Фортунатова о значениях совершенного видарусского глагола