ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Алгоритм разграничения однородности и сложности

представляет собой следующие 3 зоны [Валгина 1991: 221-228]:

I. Простыми, осложненными однородием, признаются:

1) предложения с несколькими подлежащими при одном сказуемом: Жара и засуха стояли более трех недель (Л.Т.); 2) объединение номинативов с общим определителем: Красивые города и пригороды; 3) предложения с неглагольными сказуемыми: Море было спокойно, черно и густо, как масло (М.Г.); Сергей Тутаринов был высокого роста, чернолиц, худощав и немного сутуловат (Баб.) (объединяющим элементом составных именных сказуемых выступает связка); 4) предложения с несколькими инфинитивами при общем для них личном или безличном глаголе: Не может волк ни охнуть, ни вздохнуть (Кр.); Хотелось присесть на землю, опустить руки, закрыть глаза (Перв.); 5) объединение предикативов – слов категории состояния при наличии общей связки или детерминанта: Было тихо сумрачно и скучно (М.Г.); В саду было тихо, прохладно (Ч.); Его знобило и лихорадило; В середине деревни стало тихо, тепло и весело (Л.Т.); Во рту было сухо и противно от металлического вкуса (Ч.);

II.

Cложными признаются:

1) объединение номинативов без общего определителя: Дождь и ветер (Шол.); Осинник зябкий, да речушка узкая, да синий бор, да желтые поля (Сурк.); 2) объединение предикативов без общей связки: Пустынно и темно (Слушк.);

III. Переходными типами между простыми и сложными признаются:

1) предложения с глагольными сказуемыми: Бледно-серое небо светлело, холодело, синело (Т.); предложения с разнооформленными сказуемыми: Она молода, изящна, любит жизнь (Ч.); Я бродяга и страстно люблю жизнь (Пауст.); 3) определенно-личные и обобщенно-личные предложения с несколькими сказуемыми: Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его (Л.Т.); Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина (Г.).

Следует отметить, однако, что в качестве примеров переходных типов между простыми и сложными предложениями уважаемый синтаксист приводит и примеры объединения неопределенно-личных предложений: За перегородкой пошептались и замолкли (Л.Т.); Ему верили, его хорошо знали (А.Н.Т.).

Однако, если второй пример и можно отнести к переходной зоне между осложненностью и сложностью, то в первом примере имеется детерминирующее обстоятельство (за перегородкой), являющееся объединителем подобно случаям Не может волк ни охнуть, ни вздохнуть (Кр.); Хотелось присесть на землю, опустить руки, закрыть глаза (Перв.). Подобные примеры (За перегородкой пошептались и замолкли (Л.Т.), на наш взгляд, в таком случае, логичнее отнести к простым предложениям с однородием.

Согласно классификации К.А. Роговой [Рогова 1975: 49] самостоятельно функционирующие глагольные сказуемые разделяются на следующие группы:

1) Присоединяемое однородное сказуемое имеет значение ‘итога’ и

присоединяется союзом или словом союзного типа, также имеющим значение ‘результата’. В этом случае однородные сказуемые будут различаться по семантике: Это революционное решение замечательно уже хотя бы потому, что позволит наглядно продемонстрировать безусловные успехи военной реформы имени товарища Сердюкова. И снимет очень многие наболевшие вопросы. [Интернет URL http://www.newizv.ru/politics/2011-06-10/145956-psihi-v-lampasah-i-bez.html дата обращения: 10.06.2011];

2) Сказуемое из основной части высказывания и парцеллированной части имеют либо разные видовые формы, либо принадлежность к словам автора и прямой речи: Он задается простым вопросом: “Можно ли любить родину, ненавидя ее за то, что не можешь пройти по ней свободно?» Просто пройти. Без страха, что тебя унизят или пробьют голову. Или убьют. Превратят белградскую улицу в кровавую бойню. [Нов. газета №118 17.10.2012: 4];

3) Парцеллированное сказуемое отделено от базовой части: Удалось разыскать ту запись. И – не перевелись на Руси чудо-мастера! – восстановить ее. [Нов. газета №118 17.10.2012: 10];

4) Парцеллятом является однооформленный, семантически сходный с основным сказуемым глагол: Остается только одно: не давать повода для такой реакции. Уважать граждан. Помнить, что губернатор – не «хозяин города», а наемный менеджер, обязанный работать для жителей.[Нов.

газета №121 24.10.2012: 20].

Как видим, классификация Н.С. Валгиной базируется на принципе одно- и разнооформленности сказуемых, наличия детерминанта, прочности связи между компонентами ряда, классификация К.А. Роговой же более семантична: она учитывает смысловую связь между сказуемыми и общность передаваемых смыслов (то есть принадлежность к одному предикату). В своем исследовании мы старались опираться не только на формальные признаки (глагольные или именные сказуемые, наличие детерминанта или общей связи при составных именных сказуемых), но и на общую семантику однородия: две и более синтаксические единицы являются однородными, если они объединены общим отношением к некоей третьей единице, выраженной или подразумеваемой [Сигал 1999: 91-96]. Поэтому в своем исследовании парцеллированные однородные сказуемые мы рассматриваем в простых предложениях с однородным рядом и в конструкциях переходного типа (по Н.С.Валгиной).

Хотелось бы остановиться также на спорном вопросе, касающемся выделения в качестве парцеллята части сложного предложения с сочинительной связью. Если в сложноподчиненных предложениях легко определить зависимость между предикатами, где главная часть является автосемантичной, а придаточная часть чаще находится в постпозиции (что и определяет возможность преобразования динамической структуры), то в сложносочиненном предложении, где части, по сути, равноправны, двучленность структуры является условной. То есть по сути два автономных предложения объединены при помощи сочинительного союза. Поэтому вполне обоснованна точка зрения о том, что парцеллят является самостоятельным предложением и входит в состав более крупной синтаксической единицы (сложного синтаксического целого) в качестве его компонента [Нестерова 1974: 5]. Эта позиция подтверждается такими признаками предложений, как интонационная законченность конструкций и коммуникативная достаточность «в той речевой ситуации, которая их порождает» [Там же: 40].

Однако в силу действия нескольких факторов, к примеру, «установки автора на естественную разговорную речь» и повышение коммуникативной значимости высказывания [Дудалаев 1971: 197] в синтаксисе современной прессы все чаще появляются конструкции, которые, по нашему мнению, также можно отнести к парцеллированным: Ученые вынесли Аралу неутешительный вердикт: в ближайшие 50 лет обмеление озера продолжится со скоростью 0,5-1 метр в год.

После этого "море примет форму остаточного горько-соленого водоема, который стабилизируется подземными или остаточными речными стоками". То есть фактически превратится в лужу. [Интернет URL http://prinas.org/news/3687 дата обращения: 29.09.2009]; Пример спикера Чукотской окружной Думы Романа Абрамовича в этом смысле весьма поучителен. Он ведь перемещается по миру (в том числе и из дома в Лондоне на работу в Анадырь) на собственном самолете. [Профиль №23 2009: 9]; Политика талантливым людям неинтересна. Правда, это в благополучных странах. [Нов. газета № 1 12.01.2004: 30]; Для того чтобы озеро не высохло окончательно, нужно перенаправить туда часть стоков Иртыша. То есть исправить одно вмешательство другим. [Интернет URL http://prinas.org/news/3687 дата обращения: 30.09.2009].

Представляется, что в найденных и проанализированных нами примерах конструкции с сочинительной связью «разорваны» с целью вынести в позицию ремы (постпозицию) именно ту часть, которая, по мнению автора, является наиболее важной. То есть за счет разрыва синтаксической структуры внимание читателей акцентируется на парцелляте. При этом, несмотря на сочинительную связь и структурную самостоятельность, две части сложного предложения не являются одинаково семантически автономными: вторая (выносимая за пределы предложения-центра) часть – синсемантична. Следует оговориться также, что парцелляция возможна не при всех типах отношений частей сложносочиненного предложения. Так, части, соединенные противительными союзами а, но или соединительными союзами да, и, могут быть разделены пунктуационно и интонационно с сохранением автономности и смысла каждой из этих частей. Парцеллироваться могут конструкции с пояснительными союзами: ведь, причем, ибо, правда, то есть, а именно. Такие пояснительные союзы сигнализируют о том, что во втором предложении присутствует информация, дополняющая содержание первого, что в свою очередь означает семантическую привязку парцеллята к основной части. Например: В модернизации нуждалась система управления ВНУТРИ Академии.

То есть по сути президиум и финансово-хозяйственная деятельность верхушки. [Нов. газета №104 18.09.2013: 9]; Причем эта ошибка в дальнейшем будет мешать мэру Собянину еще больше, чем кандидату Собянину. Ведь его дуэль с Навальным не закончена, это теперь избирательная кампания forever. [Нов. газета №104 18.09.2013: 11]; Для начала: кампания по выборам мэра Москвы – человека, который должен отвечать за ежедневную жизнь 10-миллионного города, – была намеренно «отодвинута» от собственно московских проблем. Причем отодвинута не властью, а частью оппозиции – где чрезвычайно популярны была рассуждения: «Это не выборы, а референдум о недоверии Путину», «кампания по слому режима», «нечего болтать о хозяйственных вопросах, парковках и «точечных застройках» (последнее презрительно именовалось «малыми делами»). [Нов. газета №106 23.09.2013: 12].

Учеными, исследовавшими парцелляцию, уже была отмечена активность союза то есть, который относят то к сочинительным, то к подчинительным союзам, занимающим «особое место» в силу способности связывать не только предложения, но и отдельные их части, и который можно рассматривать поэтому как переходный случай между сочинительными и подчинительными (присоединительными) союзами. Зафиксирована также распространенность конструкций со значением причинного обоснования или уточнения, где используются разные союзы (к примеру, ибо, ведь) [Иванчикова 1969: 42].

К подобным случаям, по нашему мнению, можно также отнести конструкции с пояснительным союзом а именно, которые также могут определяться и как самостоятельные предложения поясняющего характера, и как парцеллированные структуры, где вторая часть (парцеллят) обычно имеет такую прочную связь с предыдущим предложением (смысл которого парцеллят разворачивает и поясняет), что без него является семантически неполным: Но дело это непростое, поэтому для начала специалисты решили устроить им заочное свидание. А именно: животных выпускали гулять по очереди в уличный вольер. [МК №45 30.10-07.11.2012: 32]; Пусть он/ она/ оно называется хоть «кнопка номер…».

Лишь бы при нажатии кнопка приводила в движение процессы в интересующих нас направлениях. А именно: обеспечивала либеральные реформы в экономике, развивала науку и демонстрировала внятную военную доктрину. [Нов. газета №121 24.10.2012: 11].

Итак, мы придерживаемся точки зрения, что парцелляция – это явление динамического аспекта, при котором разрыв «единой статической структуры сложного предложения на две коммуникативные единицы не снимает положения о функциональной целостности сложного предложения» [Белошапкова 1970: 27]. А значит – при определенных значениях отношений между частями парцеллят имеет значение присоединения (Для любой эпидемии гриппа – это неизбежное явление. Причем не только на Украине, но и в любой другой стране мира. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/11/02/panic/ дата обращения: 02.11.2009]) или уточнения (Кто-то разводит кроликов, кто-то – нутрий. Алла Пугачева развела Филиппа Киркорова. Правда, в единственном экземпляре, зато с самой собой. [АиФ №52 28.12.2005: 1]), что поддерживается соответствующим союзом. Поэтому, на наш взгляд, можно отнести подобные конструкции «разорванных» сложносочиненных предложений к парцеллированным.

Однако, принимая во внимание структурную самостоятельность частей и отсутствие прямой зависимости отделенной части от предложения-центра, мы полагаем, что вполне обоснованной является возможность именовать описанные выше конструкции парцелляцией переходного типа. Этот термин позволяет подчеркнуть и отнесенность подобных предложений к проявлениям активно действующей в синтаксисе тенденции к дистинктности, и в то же время определить их особое положение в классификации парцеллированных структур.

Рассмотрев основные структурные случаи парцелляции, отметим попутные синтаксические и стилистические явления, которые сопровождают парцелляцию:

1) Парцеллят, в том случае если им является однородный или второстепенный член предложения, может быть сам распространен придаточным предложением: Он задается простым вопросом: “Можно ли любить родину, ненавидя ее за то, что не можешь пройти по ней свободно?» Просто пройти. Без страха, что тебя унизят или пробьют голову. Или убьют. Превратят белградскую улицу в кровавую бойню. [Нов. газета №118 17.10.2012: 4];

2) Введение парцеллированных конструкций способствует ритмизации текста (чаще всего в стилистически окрашенных текстах): Точно так же по сути как и при спекуляции с тем же долларом. Его ведь тоже ради роста курса покупают. Чтобы потом продать подороже. [МК №45 30.10-07.11.2012: 9].

Когда в качестве парцеллятов выступают однородные члены, их функция совпадает с функциями парцеллятов – факультативных распространителей: актуализировать, выделить определенную информацию, наделив каждый отдельный однородный член важным самостоятельным значением: Впрочем, по этому «большому пути» мы движемся этап за этапом. На нем – и призывы запретить выставки или спектакли, не понравившиеся религиозным фанатикам. И торжественное освящение водопроводной воды. И требования преподавать в школах креационизм наряду с эволюционной теорией. И создание факультета православной культуры в Академии ракетных войск стратегического назначения. И принятие законов о наказании за «пропаганду гомосексуализма», обосновываемых цитатами из Ветхого Завета и проклятиями в адрес «содомитов» и «извращенцев». И безальтернативное, вопреки закону, внедрение в школу «основ православной культуры» (как заявили в школе у моего младшего сына, «так рекомендовано патриархом»). И «православные хоругвеносцы», «народные соборы», «ряженые казаки», патрулирующие улицы и прочие персонажи, все больше напоминающие серых штурмовиков из повести «Трудно быть богом»… [Нов. газета №40 12.04.2013: 2].

В рамках нашей работы стоит обратить внимание и на особые конструкции со словами причем и а именно. Слово причем является присоединительным союзом, синонимичным союзам да и, вместе с тем и некоторым другим. При этом союз причем является скорее разговорным вариантом, характерным именно для неофициальной устной речи. В современной публицистике мы обнаружили случаи достаточно активного использования его в качестве слова, соединяющего основную часть высказывания с парцеллятом: Волгоградцы признаются: мы нагловаты. Причем и мужчины, и женщины. [Обл. вести №16 16.05.2013: 12]. Мы полагаем, что подобные конструкции являются примерами парцелляции, которая используется не просто для акцентирования внимания на информации, содержащейся в части текста после точки, но и для имитации «движения мысли», «додумывания», добавления: Все-таки есть в нашем городе масса интересных мест, позволяющих плеснуть в серые будни яркими красками. Речь идет не об изрядно поднадоевших услугах, предоставляемых торгово-развлекательными комплексами и иже с ними. А о таких заведениях, где в почете ум и креативность. Причем за суммы гораздо меньшие, чем мы с вами оставляем в ТРК. [МК №16 10.04-17.04.2013: 15].

При этом нам встретились также конструкции с пояснительным союзом а именно, которые нужно определять, скорее, как самостоятельные предложения поясняющего характера: Но дело это непростое, поэтому для начала специалисты решили устроить им заочное свидание. А именно: животных выпускали гулять по очереди в уличный вольер. [МК №45 30.10-07.11. 2012: 32]. Однако и эти предложения обычно имеют такую прочную связь с предыдущим предложением (смысл которого они разворачивают и поясняют), что без них являются семантически неполными, синсемантичными: Пусть он/ он/ оно называется хоть «кнопка номер…». Лишь бы при нажатии кнопка приводила в движение процессы, в интересующих нас направлениях. А именно: обеспечивала либеральные реформы в экономике, развивала науку и демонстрировала внятную военную доктрину. [Нов. газета №121 24.10.2012: 11].

В силу информационных и агитационно-организаторских задач публицистической речи парцеллированная конструкция становится одним из средств выделения композиционно и идейно важных моментов сообщения, связи текста с его заголовком [Рогова 1975: 50]. Вследствие задач, которые реализуются в том числе синтаксически, публицистические произведения сегодня стали включать в себя и особые конструкции, представляющие собой парцелляцию с абзаца (термин Л.А.Шестак). Так, с абзаца парцеллируются однородные предикативные единицы:

Понятно, что надо делать. Надо сокращать неэффективные вузы.

Надо сокращать бюджетные места в вузах, потому что за эти места все равно платят взятки.

Надо радикально реформировать РАН, потому что в своем нынешнем виде она ни к какой науке не способна…

Наконец, надо бороться, как я уже сказала не с плагиатом даже, а с организованным преступным сообществом плагиатчиков. [Нов. газета №40, 12.04.2013: 5];

С абзаца парцеллируются дополнения:

Тема обмусолена «от» и «до», но – надо сказать спасибо М.Б. – поигрывая в Пелевина, он и меня подтолкнул к тому же.

Систематизации поколений и определении их места в алфавите новейшей российской истории [Завтра №45 11.2009: 1];

С абзаца парцеллируются уточнения:

Первая буква российского алфавита, одна из самых употребительных – в русском языке – гласных, и, наконец, – а возможно, во-первых, – первая буква фамилии Аракчеев.

Лейтенанта российской армии Сергея Аракчеева [Завтра №45 11.2009: 1];

С абзаца парцеллируются присоединительные конструкции: Остается только одно: не давать повода для такой реакции. Уважать граждан. Помнить, что губернатор – не «хозяин города», а наемный менеджер, обязанный работать для жителей.

Кстати, это касается не только общения с фанатами.

И касается не только питерского губернатора. [Нов. газета №121 24.10.2012: 20];

Заключенного колонии строгого режима, осужденного по статье 105 часть 2 Уголовного Кодекса РФ к 15 годам лишения свободы.

Притом, что он не совершал ничего, что инкриминировано ему судом. [Завтра №45 11.2009: 5].

С абзаца парцеллируются придаточные части:

Да, пусть так, в бегах, таясь, лишенные всех гражданских прав, я уж не говорю о средствах, жилье и прочем, обыденном – они на свободе.

И дай им Бог всяческой помощи и удачи.

Хотя – если вдуматься – это ужасно [Завтра №45 11.2009: 1].

Парцеллируется даже союз:

Бодлер неоднократно повторяет: я думаю о тех-то и о тех- то.

Но «думать» не синоним сострадания и сочувствия. Можно ли упрекнуть его в отсутствии гуманизма? Но.

Во-первых, стихотворение написано в духе легенды об Андромахе – ни один историк не скажет, правдива она или нет [Завтра №42 10.2009: 7].

Пока подобные случаи встречаются не так часто, как парцелляция высказываний через точку. Однако их достаточно, чтобы говорить о них как об особой структуре. Как представляется, лингвистическим механизмом такого приема также является асимметричный дуализм языкового/речевого знака: единая семантика оформляется в виде отдельных ССЦ. Дополнительным фактором, обеспечивающим иллокуцию, является «эффект обманутого ожидания»: после падающей интонации конца предложения, после тройного по силе ударения последнего слова (лексического, синтагматического и фразового) [Князев, Пожарицкая 2012] и паузации между ССЦ, более длинной, чем паузация между предложениями [Князев, Пожарицкая 2012], неожиданно для читающего текст смысл продолжает разворачиваться: перечисляются актанты, сирконтанты или определители [Богданов 1977; Всеволодова 2000; Тестелец 2010] описываемой пропозиции. Парцеллят «с абзаца» несет в себе важную для пишущего/говорящего мысль, и желание пишущего выделить ее настолько велико, что продолжение мысли оформляется как мысль отдельная.

Парцелляция с абзаца может также закруглить, завершить мысль, начатую в первой части высказывания:

В начале ноября в прессе вновь прошла неофициальная информация, что в ближайшее время мажилис объявит о своем роспуске. Депутаты, кстати, пытались ее опровергать, призывая "не верить слухам" и заявляя, что выборы состоятся в срок.

Правда, опровержения были довольно вялыми. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2011/11/16/again/ дата обращения: 16.11.2011];

Еще пример: Между сторонниками двух кандидатов произошли столкновения. Россия, со своей стороны, после победы соперника Хаджимбы запретила ввозить из республики сельхозпродукцию и временно прекратила железнодорожное сообщение с Абхазией.

Дело, впрочем, закончилось мирно. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2011/11/14/elections/ дата обращения: 14.11.2011].

Помимо того, что абзацное членение высказывания имеет оценочное значение, парцеллят может также связывать абзацы между собой, выступая в качестве средства текстовой прогрессии [Мурзин, Штерн 1991: 30-34]:

На самом деле Россия вступает в полосу кризиса управления. И этот кризис охватывает и политическую, и экономическую жизнь страны.

Политическую – потому что в России нет нормальной политической жизни. Что рано или поздно должно было вывести массы людей на улицу. [Нов.Газета № 143, 20.12.2010: 8];

Еще пример:

Таким образом, будет нарушен мораторий на экспорт ядерных технологий, действовавший в Соединенных Штатах последние 30 лет…

Это – и признак доверия Индии, и попытка дать заработать собственным компаниям. [Интернет URL http://www.lenta.ru/articles/2009/11/26/india/ дата обращения: 26.11.2009].

Расчлененность структур сказывается и в усиленном использовании двучленных (сегментных) конструкций, явно имитирующих разговорную непринужденность, иллюстрирующих отсутствие специальной структурной заданности, свойственной книжному синтаксису. Это, прежде всего, функционально разнообразные номинативы – препозитивные и постпозитивные. Особенно большую группу составляют изолированные именительные (не реализующие ни одну из обычных схем простого предложения и не включающиеся в эти схемы в качестве составной части). Например: Метания «Ед.Ра». Политические итоги спортивного года [Нов. газета № 1 12.01.2004: 3]; Год войны в Ираке: «всеобщее восстание» откладывается [Нов.Газета № 25 12.04.2004: 11]; От надежды – к равнодушию. Этот путь проделали российские избиратели за 13 лет [Нов.Газета № 16 11.03.2004: 1].

Таким образом, тенденция к синтаксической расчлененности высказывания – важное современное средство интонационного и графического оформления логических компонентов высказывания: тезиса и аргумента, обобщающего слова и однородных членов, текста и резюме нему. Основные виды проявления тенденции к дистинктности – сегментация и парцелляция – представлены в собранной нами базе материалов для анализа примерно в равной пропорции (361 и 360 единиц соответственно) и вместе составляют примерно 50% от общего числа иллюстративных примеров (639 из более 1350 единиц) [см. Приложение 3]. При этом можно отметить, что парцелляция наблюдается прежде всего в основной части публицистического текста, тогда как сегментация находит отражение в заголовках и подзаголовках текстов или в рекламных текстах.

<< | >>
Источник: Харитонова Е.В.. ДИНАМИКА структуры синтаксиса современного русского языка: тенденции к экономичности и К дистинктности. 2014

Еще по теме Алгоритм разграничения однородности и сложности:

  1. ФАКТОРНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
  2. Функциональные компоненты педагогической системы
  3. 1.2. Пенализация и депенализация. Уровень пенализации
  4. 5.3.1. Общая характеристика направления
  5. Алгоритм разграничения однородности и сложности
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Глава 3 КУЛЬТУРА РЕЧИ СРЕДИ ДРУГИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН
  8. Развитие и современное состояние многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы
  9. Понятие, предмет, задачи и объекты многообъектной судебно-почерковедческой экспертизы