<<
>>

§2.3. Тенденция к дистинктности выражения смысла

Как мы предположили в своей рабочей гипотезе (см. Введение), говорящий в ситуации речевого акта пребывает в противоречивой ситуации: в отношении артикуляционном и композиционном (построение, произнесение, интонирование высказывания, логическое ударение на реме) адресант речи заинтересован в экономичности высказывания, однако интенция (целеполагание), прагматика речи вынуждает адресанта развертывать синтаксические позиции, выносить позиционно топик или резюме, информационный центр высказывания, повторять ключевые лексемы и т.д., поэтому тенденции к экономии противопоставлена тенденция к дистинктности, точности выражения смысла.

Тенденция к дистинктности является одним из основных векторов динамики синтаксиса русского языка [Валгина 2003; Ишмекеева 2006; Цумарев 2003; Чикина, Шигуров 2009; Шестак 2010]. В рамках этой тенденции мы рассматриваем такие особенности развития современного синтаксиса, как точность и логизация высказывания, а также сегментация, парцелляция и нарушение координации главных членов (семантическое согласование).

С тенденцией к дистинктности [Валгина 2003; Ишмекеева 2006; Цумарев 2003; Чикина, Шигуров 2009; Шестак 2010] связаны, прежде всего, изменения в функционировании имен существительных мужского рода при обозначении лиц женского пола. Например: Фотограф щелкала – они вылетали. В результате – Месяц фотографии. [Нов. газета № 2 15.01.2004: 14], а также согласование по фактическому, а не по формальному числу: Широко шагают Штаты – пора и унять молодца [Завтра № 37 09.2009: 4]; В последний раз «Назарет» приезжали к нам пять лет назад. Что изменилось в группе за это время? [МК 09.02.1996: 15].

Рост предложных конструкций и уточнение значений падежных форм – особенности, которые рассматриваются как проявления тенденции к аналитизму [Валгина 2003: 220, 222; Шестак 2010: 452-453] – свидетельст­вуют о внутренних процессах в языке, также, на наш взгляд, стимулируемых тенденцией к дистинктности – более точной передачи необходимого смысла. Таким образом, разные тенденции развития синтаксиса взаимосвязаны.

Широкое распространение неполных предложений в современной прессе связано с несколькими причинами. Прежде всего, частотное появление таких предложений является следствием действия другой тенденции – информационной расчлененности, а именно – сегментации как выноса «влево», в «предречь», топика, темы, и парцелляции как выноса «вправо», в конец повествования, ремы.

Примеры сегментации, выноса «влево» топика: Гора с плеч. Россия освободится от коммерческой задолженности бывшего СССР. [Интернет URL http://www.lenta.ru/news/2010/01/25/debt/ дата обращения: 30.11.2009]; Без зонтика. США отказались от размещения системы ПРО в Европе. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/09/17/pro/ дата обращения: 17.09.2009]. Новым явлением русского синтаксиса следует считать сегментацию с абзаца (термин Л.А.Шестак):

Подискутируем.

Мой главный упрек медведевской мечте – полное отсутствие в ней того, что любую мечту и слагает: высшей цели, которая превосходила бы приземленную, обывательскую человеческую жизнь [Завтра № 5 2010: 3].

Выделение части текста – сегментация – представляет собой специальное экспрессивное расчленение высказывания на топик и остальной текст [Валгина 2003: 184].

Самой четкой разновидностью сегментации является конструкция, в которой именительный темы отделяется (интонационно и пунктуационно) от основной части высказывания, где номинатив заменен на местоимение.

Классификацией сегментированных конструкций является следующая [Рогова 1975: 53-54]:

1) Именительный темы: Евгений, "Валодя" и все-все-все. В Грузии заочно осудили российского майора Борисова [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2011/06/29/sentence/ дата обращения: 29.06.2011];

2) Делиберативные обороты, в состав которых входят именная форма и союз, которые вводят читателя в основное высказывание, представляют его (в подобного рода конструкциях местоимения в рематической части нет): Через тернии к креслу. Как Валентина Матвиенко станет спикером Совета Федерации [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2011/06/30/matvienko/ дата обращения: 30.06.2011]; На деревню дедушке. Российские писатели попросили "Яндекс" защитить их от пиратов [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2011/07/13/writers/ дата обращения: 13.07.2011].

3) Конструкции с однородными членами и обобщающим словом, которые близки к именительному темы:

Blanka с нами. Mehdi с нами. May с нами. Jeremy с нами. Rokko с нами. Beckham с нами. B.O.B. с нами. Rose с нами. Katy с нами. Messi с нами. Все с нами. Adidas.

[ТВ реклама]

Сегментация имеет как смысловой, так и стилистический характер: используется не только как средство актуализации высказывания, но и как средство имитации разговорной речи.

О.Сиротининой было предложено разграничить сегментированные конструкции как особый грамматикализированный тип актуального членения, характерный для письменной и ораторской речи, и «качественные конструкции» – модели со значением постоянного свойства, качества подлежащего, характерные для устной речи [Сиротинина 2003]. Однако обоснованность разграничения этих двух типов полностью не доказана: в конструкциях последнего типа так же, как и в конструкциях первого, наблюдаются деление высказывания на тему и рему, именительный темы, пунктуационное и интонационное выделения темы с замещением ее местоимением в реме.

Особенно интересными исследователями признаются конструкции с антиципацией, где местоимение предшествует именительному темы [Ишмекеева 2006: 10]: Какая она, новая пенсия? [Наша Магнитка №23 2003].

Предложения с сегментом на конце близки к конструкциям с именительным темы; иначе их называют еще «конструкциями добавления» [Ишмекеева 2006: 12]: А все-таки она есть. Методология счастья [Учительская газета №40 2003].

Если именительный темы, предшествующий высказыванию, служит для введения новой темы, акцентирования внимания читателя/слушающего к новому повороту или вопросу и определенным образом прерывает ход мысли, то зеркальная конструкция, напротив, используется главным образом для связи текста, а местоимения становятся анафорическими и поддерживают связь между частями текста. При этом степень анафоричности местоимения при антиципации может различаться, что сказывается на значении сегмента:

1. А) местоимение повторяет только что названное слово, а сегмент становится экспрессивным лексическим повтором: «Держать себя в руках» – всегда ли это полезно? [Нов. газета № 10 12.02.2004: 35];

Б) Местоимение сильно удалено от слова или этого слова нет вообще. В этом случае местоимение вбирает в себя мысль из предыдущего повествования и эксплицитно передает основную тему текста: Телевизор SONY 25 дюймов – вот это мой размерчик! [ТV-реклама];

2) Местоимение сегмента в интерпозиции выступает в анафорической функции. Дважды сообщенная тема (местоимение и сегмент-существительное) создает ощущение напряженного ожидания ремы: Любовь – она бывает разной [Газета XXI век URL http://xxivek.com.ua/article/6801]; Тинькофф.

Он такой один. [ТV-реклама].

Сегментированные конструкции являются средством передачи интонационной и стилевой специфики cообщения. Основными функциями сегментации как синтаксического средства являются:

- актуализация информации: Пока известно следующее. Инцидент произошел на третий день начала школьных занятий после летних каникул. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/09/17/amoklauf/ дата обращения: 17.09.2009]; Эпидемия паники. Вспышка гриппа на Украине вызвала волну паранойи, слухов и анекдотов [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/11/02/panic/ дата обращения: 02.11.2009]; Политики тоже не остались в стороне. Одни посоветовали ввести в западных областях режим чрезвычайного положения, другие – объявить там карантин, третьи – бросить на борьбу с вирусом армию. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/11/02/panic/ дата обращения: 02.11.2009];

- доказательство тезиса: Не забудьте выбросить телевизор. В журналах появится видеореклама [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/08/21/epaper/ дата обращения: 21.08. 2009];

- формулировка убеждения [Ишмекеева, 2006: 11]: ЖКХ: программа его реформирования принята, творческая работа продолжается [Строительная газета №38 2002]; ДТП: Налогоплательщиков, ставших «палеными» автовладельцами. государство загоняет в тупик [Магнитогорский рабочий 11.01.2002].

При анализе отобранного материала нами были отмечено возрастание частотности использования особой сегментированной структуры, в которой рема находится в постпозиции: T – R. Безусловно, сегментация, являясь экспрессивным приемом синтаксиса, не ограничивается в своей реализации прямым (последовательным тема-рематическим членением) порядком расположения частей. Так, исследователь сегментации Т.Н. Ишмекеева выделяет две разновидности сегментации: репризное, при котором сегмент находится в препозиции по отношению к базовой части (T предшествует R), и антиципацию, когда сегмент следует после основной части (сначала R, потом T) [Ишмекеева 2006: 26]. Подобные конструкции, на наш взгляд, представляют большой интерес, так как идут вразрез традиционному понимаю коммуникативного членения высказывания: на месте известного (топика) оказывается новая информация, которая, как известно, должна представлять для говорящего или слушающего наибольшую важность, а на месте ремы, акцентной финальной позиции, находится тема. «Коммуникативное членение и фактическая информативность элементов вступают в противоречие: рема сообщает нечто такое, что без участия темы не имеет достаточной информативной ценности» [Скребнев 1971: 15]. То есть «интригой» высказывания здесь становится именно тема, которая раскрывает значение упомянутой ранее ремы.

Нам кажется важным указание на особую роль логического ударения, в чем мы поддерживаем точку зрения Т.Н. Ишмекеевой [Ишмекеева 2006]. Именно с помощью этого средства достигается одновременно логическое разделение частей высказывания и их семантическое объединение, так как без постпозитивного сегмента лексическое значение базовой части является неполным и высказывание воспринимается как незаконченное, неполное. Интонация в данном случае является пояснительной: у автора есть новость, которую он торопится высказать, при этом забывая указать, о чем собственно идет речь, и упоминая тему как бы напоследок: А все-таки она есть. Методология счастья [Учительская газета № 40 2003] (пример Т.Н. Ишмекеевой). Сравните: А эта кралей какой стала. Райка-то. [УР]. Однако в своей работе исследователь акцентирует внимание на антиципированном типе сегментации, который реализуется либо внутри одного высказывания (Какая она, новая пенсия? [Наша Магнитка № 32 2003], либо с пунктуационным разделением сегментов, но с использованием местоименных коррелятов [см. примеры выше].

В одном важном пункте нам, однако, хотелось бы не совсем согласиться с уважаемым исследователем, который полагает, что «антиципированные конструкции близки к репризным» и «представляют собой перевернутый вариант последних», подтверждая это примером: «Какая она, новая пенсия? [Наша Магнитка № 32 2003]; ср.: Новая пенсия: какая она?» [Ишмекеева 2006]. Нами были обнаружены и проанализированы не только такие типы сегментированных конструкций, но и высказывания, в которых произошла инверсия коммуникативно значимых частей и их пунктуационное и интонационное разделение. То есть между ними отсутствует какая-либо другая связь, кроме смысловой. Причем, видимо, благодаря рекламным текстам (именно в них эти случаи наиболее распространены), подобный вид сегментации все больше проникает и в язык современной прессы. Сегмент в таких случаях чаще всего выражен независимым именительным или предложным сочетанием: Такой быстрый! Такой сильный! Супер Момент. [ТV-реклама]; Подарите лучшее качество жизни вашим близким. От Oral-B. [ТV-реклама]; Новый Normaderm Три-Актив. Тройная эффективность. От Vichy. [ТV-реклама].

Cегментация же с прямым расположением компонентов (T – R), на наш взгляд, выполняет иные коммуникативные и экспрессивные функции, нежели тип R – T. Сравним: Ты звезда. С новой линией для молодой кожи Nivea Visage Young. [ТV-реклама] – С новой линией для молодой кожи Nivea Visage Young ты звезда.

В исходном высказывании тема, вынесенная в препозицию, является истиной для аудитории: ‘мы утверждаем, что вы звезда, поэтому вам необходима наша линия косметики’. При втором – «классическом» расположении частей логическая связь обратная: ‘вы станете звездой при условии использовании нашего продукта’. Конечно, для потребителя первый вариант является более предпочтительным и заставляет консумента обратить внимание на рекламируемый товар.

То же происходит и при сегментации, когда ремой является ряд однородных членов, при этом в подобных примерах наблюдается и действие тенденции к экономичности: Натоптыши, мозоли, трещины, сухая кожа стоп. Крем "Лекарь". [ТV-реклама]; Отборные лесные орехи, молоко и вкуснейшее какао. Nutella. [ТV-реклама].

Сравним, какими бы были эти высказывания, не подвергнутые действию тенденций к экономичности и дистинктности: Крем «Лекарь» поможет вам избавиться от натоптышей, мозолей, трещин, сухой кожи стоп; В креме Nutella содержатся отборные лесные орехи, молоко и вкуснейшее какао.

Последние варианты текстов явно проигрывают первым по аттрактивности. Более того, если мы подвергнем тексты действию тенденции к экономичности, но оставим прямой порядок расположения компонентов коммуникативного членения, то получим: Nutella. Отборные лесные орехи, молоко и вкуснейшее какао; Крем «Лекарь». Натоптыши, мозоли, трещины, сухая кожа стоп. Во-первых, может возникнуть недопонимание со стороны аудитории и получится, что Nutella – это марка, под которой производятся и орехи, и молоко, и какао, а крем «Лекарь» напротив, провоцирует появление указанных проблем с кожей. Во-вторых, использование сначала рематического ряда заставляет слушающего/читающего обнаружить что-то нужное для себя (например, любимый ингредиент или важный симптом), а затем заострить внимание на названии продукта, который связан с этой информацией. При этом следует оговорить, что мы не путаем описанные конструкции и разделяем их с похожими высказываниями с резюме: Впечатление, что это какой-то своей замкнутый круг, внутри которого рождаются, вырастают, женятся… Каста. [Нов. газета №106 23.09.2013: 14].

Таким образом, сильная финальная позиция композиционно и логически акцентирует внимание аудитории на сегменте, выражающем тему высказывания и являющемся в данном случае необходимым и особо важным звеном в понимании всего фрагмента текста и воздействия на слушающего/читающего.

Основываясь на всем выше изложенном, мы предлагаем выделить данное явление в отдельный тип и именовать его обратной сегментацией в силу инверсивного членения высказывания и «противоположной» функции темы, вынесенной в сегмент: не назвать топик, а акцентировать на нем внимание, как на наиболее важной смысловой части конструкции.

Перейдем к парцелляции как выносу «вправо» ремы: С момента создания Госнаркоконтроля в 2003 году многие утвердились во мнении, что борьба с наркоторговлей и наркоманией для наркополицейских – второстепенная задача. Теперь им предстоит доказать, что это не так. Не перегибая палку. [Рус. Newsweek №44 2009: 28].

Парцеллируются главные члены высказывания: Трехкомнатная квартира…Новенькое авто… Хорошая работа… Любящий муж. И все это у нее было. Почему же связалась с ним? [Комс. правда 26.11.2008: 3]; Он там за бедных и за русских, в смысле вместо бедных и русских, и пребывает, на Лазурных берегах, бирюзовых реках. Ведь там нет ни бедных, ни русских. Вот и приходится ему и за бедных, и за русских. Отдуваться. [Завтра №41 10.2009: 6].

Парцеллируются второстепенные члены: 1. Парцеллятом выступает обстоятельство: а) образа действия: Связано это с той самой ситуацией, которой в одиночку пытался противостоять 19-летний Герман. Наивно. Неумело. С надрывом. Одним словом, как мог. [Нов. газета № 15 4.03.2004:1]; б) места: Мария – студентка, приехала из провинции, поступила в Московский государственный университет. Учится она политологии, себя в будущем видит на руководящем посту. В Кремле. [Профиль №29 2008: 68]; в) времени: Большинство представителей правящего слоя убеждены: осторожные, постепенные реформы России, в общем, нужны. Но не при нас. Когда-нибудь. Лет через 50-100. [Профиль №33 2007: 34];

2. Парцеллятом выступает определение: а) согласованное: Верность флагу. Любому. [Рус. Newsweek №36 2009: 60]; б) несогласованное: Что же касается наблюдателей со словарем, то им тоже нужна новая вакцина. От клинического идиотизма. [Интернет URL http://www.lenta.ru/columns/2010/03/18/vaccine/ дата обращения: 18.03.2010]; в) обособленное: Группа членов совета, не предупредив никого, выдвигает на должность ответственного секретаря постороннего человека – Дмитрия Некрасова. Занявшего на выборах 94 место и имеющего трехлетний опыт работы в администрации президента России. [Интернет URL http://lenta.ru/columns/2012/10/29/creative/ дата обращения: 29.10.2012]; В социальных сетях появится множество комментариев. Вроде как и гневных, но все равно с рефреном: а чего вы еще ждали. [Интернет URL http://lenta.ru/columns/2012/10/29/creative/ дата обращения: 29.10.2012];

3. Парцеллятом выступает дополнение: Теплый прием оказывает запад всем, готовым за это заплатить. Нами [Завтра №41 10.2009: 6]; Вопрос закрыт. Вместе с бизнесменами. Предприниматели поплатятся за сотрудничество с наукоградами. [Нов. газета № 23 5.04.2004: 24]; В эти заповедные нетронутые места, как говорится, не ездят поезда и не летают самолеты. Зато [их] посещают организованные экскурсии. На верблюдах, велосипедах или просто пешком [АиФ Нижнее Поволжье № 47 2009: 6];

Расчлененно оформляется однородный ряд:

- однородные сказуемые: В декабре прошлого года участников протестных митингов еще можно было идеализировать. И представлять, что после первых арестов по "болотному делу" явки с повинной в СК принесут десятки тысяч участников "Марша миллиона", да и просто сочувствующие. [Интернет URL http://lenta.ru/columns/2012/10/29/creative/ дата обращения: 29.10.2012]; Кто решил, что из всех страстей на земле людей, смотрящих телевизор, волнуют лишь картонные страсти-мордасти, которыми изобилуют отечественные ток-шоу и сериалы? Телевизионщики сами и придумали. И сами же приучили публику к суррогатам чувств и страстей. [Нов. газета №40 12.04.2013: 24]; Хотите, я скажу вам, что произошло? На него давили. Разводили. Не давали спать, допрашивали по 48 часов и пр. [Нов. газета №121 24.10.2012: 4]; Праздник – это выходные на природе и солнечное утро. Вступление в новую жизнь и долгожданные каникулы. Тёплый ливень. Звуки любимой мелодии. Именины. И самый волшебный вечер в году. [ТV-реклама];

- однородные подлежащие: Сухое чистое белье... Мягкие шлепанцы, застиранный теплый халат... Веселая музыка из репродуктора... Клиническая прямота и откровенность быта. Все это заслоняло изолятор, желтые огни над лесобиржей, примерзших к автоматам часовых (С. Довлатов); Впрочем, по этому «большому пути» мы движемся этап за этапом. На нем – и призывы запретить выставки или спектакли, не понравившиеся религиозным фанатикам. И торжественное освящение водопроводной воды. И требования преподавать в школах креационизм наряду с эволюционной теорией. И создание факультета православной культуры в Академии ракетных войск стратегического назначения. И принятие законов о наказании за «пропаганду гомосексуализма», обосновываемых цитатами из Ветхого Завета и проклятиями в адрес «содомитов» и «извращенцев». И безальтернативное, вопреки закону, внедрение в школу «основ православной культуры» (как заявили в школе у моего младшего сына, «так рекомендовано патриархом»). И «православные хоругвеносцы», «народные соборы», «ряженые казаки», патрулирующие улицы и прочие персонажи, все больше напоминающие серых штурмовиков из повести «Трудно быть богом»… [Нов. газета №40 12.04.2013: 2];

- однородные обстоятельства: Связано это с той самой ситуацией, которой в одиночку пытался противостоять 19-летний Герман. Наивно. Неумело. С надрывом. Одним словом, как мог. [Нов. газета № 15 4.03.2004: 5].

- однородные определения: Но дистанцию между автором и героем сохранить не смогла и вопреки всем законам кино и жестоким нормам нашей реальности включилась в судьбу Антона, изменив линию его жизни. И своей. [Нов. газета №40 12.04.2013: 24];

- однородные дополнения: Организации и ее исполнительному директору Лилии Шибановой грозят многотысячные штрафы. А в перспективе и уголовное дело. [Нов. газета №40 12.04.2013: 4]; Мы для спасения страны вынуждены обычно делать какие-то крайние вещи. Революцию. Приватизацию. (Д.Быков); И абсолютно никого это все не волнует. Ни власть, ни народ. Ни мужчин, ни женщин. [МК №16 10.04-17.04.2013: 28]; Он внушал нам маленький, но оптимизм. Надежду. [Нов. газета №145 24.12.2010: 2];

Производится выделение придаточной части: Сейчас, я считаю, главная проблема нашего государства – спасти детей. Чтобы они росли здоровыми, веселыми и разумными. Личностями, а не бездуховными и злыми маленькими эгоистами [Лит. газета 24.02. 1999: 10]; Всех космонавтов поражает, какая Земля маленькая. И как важно бережно относиться к ней, потому что из космоса хорошо видны результаты неразумной деятельности человека [АиФ № 44 2000: 17]; Иван приметил старика сразу, еще с прошлого лета, когда тот начал мягко, но настойчиво выделять его из толпы стриженых курсантов – взглядом, улыбкой, неизменным вниманием и внятной для Некитаева, но едва ли заметной для остальных готовностью к услуге. Какой ни потребуется. [П.Крусанов]; Все больные – дети. Даже когда им за семьдесят [АиФ №43 2000: 13]; Она очнулась… Но глаза открывать не хотелось. Знакомые мужские голоса вели неспешный разговор, который начался очень давно. За той чертой, где кончается память. [Л.Улицкая]. В том числе однородных придаточных: Женщина – казанская правозащитница Нина Писанова – начинает объяснять, что ситуация с вывезенным из Украины оппозиционером Леонидом Развозжаевым – чудовищная. Что призыв выходить на улицы она услышала на телеканале "Дождь". Что среди членов КС ей наиболее импонирует журналист Филипп Дзядко. [Интернет URL http://lenta.ru/columns/2012/10/29/creative/ дата обращения: 29.10.2012]; Гордиться своей русскостью можно будет тогда, когда наши русские дети смогут получать хорошее образование. Когда они будут создавать крепкие, здоровые семьи, а не шляться «по бабам», как учат «герои» бездарных телесериалов. Когда наши солдаты перестанут стрелять на улицах сигареты и получат вместо «кирзы» нормальные кожаные ботинки. Когда миллионы наших беспризорных перестанут мыкаться по сиротским домам и тюрьмам для малолетних. Когда по понедельникам у половины русского населения не будет трещать голова от похмелья. Когда пропившие совесть русские родители перестанут выставлять детей на улицу. Когда наши рабочие и служащие научатся объединяться в профсоюзы и отстаивать свои права, а не писать жалобы зажиревшим депутатам. [АиФ № 51 21.12.2005: 1].

Отделяется предикативная часть сложносочиненного или бессоюзного сложного предложения: Жизнь, в сущности, не такая плохая. Только если о ней не думать. [О.Робски].

Отделяются вводные конструкции: Впрочем. Никаких оргвыводов в отношении дебатов не последовало. [Профиль №29 2008: 27].

Причина появления подобных конструкций – интенция журналиста увеличить экспрессивность сообщения, продиктованная воздействующей функцией публицистического текста: В случае с сознательным отправлением беременных женщин под колеса и пули опасных преступников даже эта леденящая кровь мера наказания кажется не совсем достаточной. Хотя и необходимой. [Интернет URL http://www.lenta.ru/articles/2010/03/10/shield/ дата обращения: 10.03.2010]; Когда взорвался реактор в Чернобыле, первое официальное сообщение прозвучало через два дня, а еще через два дня в Киеве весело праздновали Первомай. Чтобы не сеять панику. [Рус. Newsweek №35 2009: 2]; Пусть в экономике уныние и застой, место для творчества и борьбы за права пока остается. Не так мало. [Рус. Newsweek №37 2009: 17]; Тогда люди и в 70 лет будут работать и тратить деньги, а не сидеть на шее государства и близких. Но это в теории. И в отдаленном будущем. [Рус. Newsweek №37 2009: 48]; Ранее тот же суд сам отказался рассматривать дело – но уже на основании того, что с прошением о реабилитации могут обращаться только сами потерпевшие. В данном случае – расстрелянные польские офицеры. Лично. [Рус. Newsweek №48 2009: 31].

Тенденция к расчлененности характерна, прежде всего, для разговорной речи. Но, как известно, живая речь носителей языка оказывает сильное и постоянное воздействие на язык публицистики. Частным проявлением этого влияния и является широкое распространение расчлененных конструкций: сегментированных, присоединительных и парцеллированных.

Проблема членения высказывания тесно связана с проблемой психологического состояния говорящего индивида, что оправдывает экспансию лингвистики в область когнитивной психологии и философии языка. Чаще всего остаются в памяти инициальные и (особенно) финальные части высказывания. Поэтому в расчлененных конструкциях именно эти позиции «укрепляются», акцентируются обособлением и интонацией.

Факторы увеличения информационного потока и демократизации, авторского начала в современном тексте, прежде всего, публицистическом, способствуют необходимости расчленять высказывание, обозначая, с одной стороны, топик, тему (именительный темы и именительный представления) [Валгина 2003; Тестелец 2001; Шестак 2010], а с другой стороны, рему (парцеллированные и присоединительные конструкции). Основная причина данного явления – усиление влияния разговорного синтаксиса на письменную речь [Валгина 2003: 198]. В результате все более активизируется и «захватывает позиции» в практике газетного и Интернет общения синтаксис актуализированный – с расчлененным грамматическим составом предложения, с выдвижением семантически значимых компонентов предложения в актуальные позиции, с нарушением синтагматических цепочек, с тяготением к аналитическому типу выражения грамматических значений. Все эти качества синтаксического строя в избытке представлены в синтаксисе разговорном, обращение к которому со стороны книжного синтаксиса опирается на внутренние возможности языка и поддерживается социальными факторами времени. Например: Сначала о главном. Состояние здоровья московского студента Германа Галдецкого, ставшего жертвой нападения неизвестных 25 марта этого года на пустыре рядом с Ярославским вокзалом, – без особых изменений. [Нов. газета № 15 4.03.2004: 1]; Пока известно следующее. Инцидент произошел на третий день начала школьных занятий после летних каникул. [Интернет URL http://lenta.ru/articles/2009/09/17/amoklauf/ дата обращения: 17.09.2009]; Отсюда и результат. Во всем мире женщины, несмотря на сохраняющееся гендерное неравенство, отвоевывают у мужчин позиции на рынке труда. [Интернет URL http://www.lenta.ru/articles/2010/03/08/woman/ дата обращения: 8.03.2010]; Второе. Возрождение проекта «сильной левой партии» невозможно без привлечения к нему знаковых фигур из традиционного левого лагеря – из КПРФ. [Профиль №29 2008: 28]. Тенденция к подобной расчлененности возросла именно под влиянием живой разговорной речи, которая не нуждалась изначально в выражении сложностей синтаксических взаимоотношений компонентов высказывания, поскольку эти логико-смысловые связи передавались здесь иными средствами – интонацией и паузами.

Уточнение часто достигается за счет присоединения информационного отрезка. Синтаксическое значение присоединения получило широкое распространение в научной литературе благодаря работам Л.В. Щербы, В.В. Виноградова и С.Е. Крючкова [Виноградов 1981; Крючков 1950; Щерба 1957]. Присоединение как единица языка и речи обладает психологическим признаком «непреднамеренности», экспрессивно-синтагматическим признаком дополнительности, уточнения (т.к. это конструкции, части которых не уменьшаются в одну смысловую плоскость, логически не объединяются в одно целостное представление) и семантическим признаком добавочной информации (присоединение представляет собой добавочное суждение). Известно, что синсемантичность присоединительных конструкций не позволяет выступать им изолированно. Они возможны только в дискурсе или тексте [Полупан 2009: 19].

В cобранных нами примерах присоединительные конструкции не просто несут дополнительную информацию, но часто меняют смысл первой части предложения или вносят новые оттенки в ее значение: В Чечне опять ловят Басаева – две последние недели подряд. [Нов. газета № 27, 19.04.2004: 27]; У Черевкова есть свое маленькое дело — до чужого сердца. [Нов. газета № 27 19.04.2004: 31]; Такое бюро по признанию в любви – за деньги. [Нов. газета № 27 19.04.2004: 31]. Смысловой акцент в таких высказываниях переносится именно на присоединенную часть, которая таким образом не репрезентирует факультативную информацию, а представляет рему высказывания (занимает соответствующую позицию, выделяется интонационно).

Итак, как мы уже неоднократно упоминали, в развитии структуры современного русского предложения действуют тенденции, которые порождаются всё более настойчивым проникновением норм разговорной речи в речь литературную. Последняя в настоящее время всё чаще ассимилирует характерные для «говорения» приёмы, рассчитанные на слуховое восприятие и восходящие к членениям, опирающимся на непосредственное общение между говорящим и слушающим, когда наиболее значимые и актуализированные компоненты высказывания выделяются интонационно.

Как ни парадоксально, с тенденцией к дистинктности связана тенденция и к уменьшению предложения в объеме. Текстовый фрагмент между большой буквой и точкой становится менее информативно насыщенным, стремится к монопредикативности и становится вполне самодостаточным. От предложения отделяется синтагма. При этом в отчленяемой части происходит актуализация наиболее важного компонента информации. На первый план зачастую выходит тот компонент, который играет незначительную структурную роль, а главный член предложения остается в тени, вплоть до того, что может и опускаться.

Такой способ экспрессивно значимого членения, повышающий субъективную информативность предложений, известен ещё с XIX в.: С тех пор, как вечный судия мне дал всеведенье пророка, в очах людей читаю я. Страницы злобы и порока. (М.Лермонтов) и в современной лингвистике получил название парцелляции: Сокуров не хочет, чтобы мы принимали его картины за воспроизведенную реальность. Заведомо выстраивает версии. Модели. Антимифы. [Нов. газета № 27 19.04.2004: 35]; А пока Вашингтон решил срочно выказать свое расположение обоим зарождающимся мировым экономическим гигантам. На всякий случай. [Интернет URL http://www.lenta.ru/articles/2009/11/26/india/ дата обращения: 26.11.2009]; Если подходить с этой меркой к анонсам телепрограмм, то выбирать почти не из чего. Хотя… [Интернет URL http://www.rian.ru/analytics/20100319/215336779.htm дата обращения: 19.03.2010].

Под действие данной тенденции попадают как простые, так и сложные предложения. В случае парцеллирования простых предложений часто отчленяемой частью становится один из однородных членов, который, по мнению автора, несет более важную смысловую нагрузку и который необходимо выделить: Султыгов ёк, но не до конца. И ненадолго. [Нов. газета № 5 26.01.2004: 12]; Те, кто уверен в себе, должны бояться за своих детей. Друзей, близких. Так устроено. [Рус. Newsweek №44 2009: 2].

Как уже было обозначено, парцеллированными конструкциями часто становятся и части сложного предложения. В этом случае парцеллятом становятся придаточные. Под парцелляцией придаточных предложений понимают их интонационное «отвлечение» от синтаксически господствующей части, что на письме выражается с помощью точки. Парцелляция используется как средство расчлененной подачи частей сообщения, благодаря чему отчлененная конструкция приобретает особенности информационно-коммуникативного характера. Явление парцелляции связано также с процессом распространения простых предложений в тексте, поскольку первая часть конструкции (если она не осложнена другими компонентами, кроме отделенного точкой придаточного) функционирует как простое предложение, а парцеллят-придаточное, «приобретает интонационный контур и информационную нагрузку самостоятельного высказывания» [Грамматика 1970: 622].

Лингвиcтическим механизмом парцелляции является асимметричный дуализм языкового знака [Карцевский 1965], применительно к синтаксису – несовпадение контуров предложения и высказывания (формально два предложения как наполненные и распространенные структурные схемы [Грамматика 1970: 62] представляют собой одно высказывание с ремой, актуализированной не только логическим ударением и обычной для письменной речи финальной позицией, но и паузацией, а также диэремой [Панов 1990] конца высказывания (ИК-1 – падающей интонацией со значением конца сообщения).

При различении статической и динамической структур предложения парцелляция трактуется как особое явление динамического аспекта, при котором разрыв «единой статической структуры сложного предложения на две коммуникативные единицы не снимает положения о функциональной целостности сложного предложения» [Белошапкова 1970: 27]. Возможность преобразования динамической структуры предложения базируется на двучленности сложноподчиненных предложений (расчлененного типа), автосемантичности главной части и ее способности выступать в качестве самостоятельного предложения, а также на обязательной постпозиции придаточной части. К числу коммуникативно-стилистических условий, определяющих парцелляцию, относят «установку автора на естественную разговорную речь» и повышение коммуникативной значимости высказывания [Дудалаев 1971: 197].

Существует мнение, что в результате парцелляции подчинительные союзы трансформируются в присоединительные [Крючков 1950: 400]. Это связано с появлением границ между двумя частями одного целого: при парцелляции подчинительный союз начинает выполнять функцию соединения этих самых частей.

Существует и точка зрения, согласно которой парцеллят является самостоятельным предложением и входит в состав более крупной синтаксической единицы (сложного синтаксического целого) в качестве его компонента [Нестерова 1974: 5]. Основанием для такого понимания служит интонационная законченность конструкций и коммуникативная достаточность «в той речевой ситуации, которая их порождает» [Там же: 40]. При этом подчинительные союзы рассматриваются в качестве средств контекстуальной связи, подчеркивается ограничение функционирования таких предложений рамками сложного синтаксического целого. Это значит, что парцеллированные конструкции рассматриваются как высказывания, как функционирование в качестве части (элемента) текста. [Там же: 41].

Чаще других встречаются предложения, начинающиеся союзом то есть, который относят либо к сочинительным [Грамматика 1970: 672], либо к подчинительным [Пешковский 1956: 470-472], а также к союзам, занимающим «особое место» в силу способности связывать не только предложения, но и отдельные их члены [Булаховский 1952], то есть к переходному случаю между сочинительными и подчинительными (присоединительными) союзами.

Е.В.Иванчикова отмечает активизацию функционирования парцеллированных конструкций с пояснительно-уточнительным значением и указывает на создание специального типа таких конструкций с участием местоимений тот, который [Иванчикова 1969: 41].

Не менее распространены конструкции со значением причинного обоснования, где используются разные союзы (потому что, ибо ведь) [Там же: 42].

При рассмотрении синтаксического феномена парцелляции встает вопрос о ее соотношении с другим явлением – лексическим повтором. По мнению Е.А. Иванчиковой, лексический повтор существенно отличается от парцелляции: 1) при повторе, если он не отделен точкой от основной структуры, сохраняется «полная синтаксическая идентичность» и внутри предложения, а «устранение точки снимает парцелляцию»; 2) «повторено может быть любое слово, занимающее позицию любого члена предложения», а парцелляция невозможна с теми членами предложения, которые находятся «в отношениях сильного управления» [Там же: 133].

При этом стоит подчеркнуть, что встречаются случаи присоединительной связи и внутри предложения при союзном присоединении неоднородного члена (Я завален работой, и претрудной), когда также сохраняется «синтаксическая идентичность» парцелляту. Более того, ограничение, распространяющееся на связь сильного управления, снимется и для повтора, и для парцелляции членов, однородных тем, что уже есть в предложении: Я встретился. С братом (редко, синтаксический «окказионализм»). Но: Я встретился с братом. И его другом. [Рогова 1975: 43]

Поэтому есть все основания допустить, что лексический повтор – это особый вид парцелляции (здесь мы согласны с точкой зрения К.А..Роговой), т.к. в таких примерах наблюдаются все признаки последней: «смещение смысловой плоскости при структурно-смысловой завершенности первой части и зависимости от нее второй (зависимая форма повторенного слова)» [Там же: 39-53]. Кроме этого, повтор выступает как средство выражения связи присоединения внутри предложения «без поддержки пунктуационного разрыва» [Иванчикова 1969: 133]. Если какое-либо слово повторяется, значит, оно уже было употреблено прежде, в законченном высказывании, а его повторное использование – это возвращение к первому высказыванию и его детализация. Тем самым подтверждается наличие разрыва синтаксической связи в предложениях с лексическим повтором.

С функциональной точки зрения синтаксическое развертывание с лексическими повторами вводит в текст новую, необходимую читателю/слушателю информацию. При этом данные конструкции не отягощают текст/речь, не усложняют структуры, а значит их активное использование в современной публицистике вполне обоснованно.

В зависимости от расположения – контактного или дистантного – распространительный повтор имеет разные значения. При контактном расположении эти конструкции близки к парцеллированным, а дистантность конструкции придает добавочное значение выражения нелинейного формирования содержания высказывания путем добавочной детализации. В публицистике такие конструкции позволяют автору создать впечатление спонтанности его речи, приблизить ситуацию общения к разговорной.

Парцеллятами выступают конструкции с уступительным и целевым значениями. Как правило, первая (главная) часть придаточного предложения выражает законченную мысль и в структурно-семантическом плане является завершенной. Придаточное, которое и отделяется от основной части, несет дополнительную информацию и направлено на выражение субъективной, авторской стилистической оценки.

Таким образом, в рассуждениях (основном жанре публицистического текста) парцеллятами чаще всего выступают предложения с пояснительным, уступительным значением, значением причинности, цели, и следствия. Парцелляция – средство создания впечатления процесса мысли и выделения ее главных элементов путем возвращения к ним.

Открытым в современном синтаксисе остается вопрос об обоснованности выделения парцелляции однородных сказуемых, т.к. они относятся к полипредикативным построениям. Разграничение монопредикативных предложений с однородием и полипредикативных предложений базируется как на семантических (Я простился и пошел домой; Она то посидит, то походит), так и на формальных признаках: Он поехал в город учиться (простое предложение с обстоятельством места). – Он поехал в город, чтобы учиться (сложноподчиненное предложение с придаточным обстоятельственным – цели). Там, где предикативные признаки дополнительно связаны («слиты») друг с другом одинаковым отношением к одному и тому же носителю, усматривается их однородие в рамках монопредикативной структуры [ЛЭС 1990: 471]). Однако и семантический признак не всегда однозначен, см. пушкинское Шел дождь, и перестал, и вновь пошел, где признак однородности сказуемых полностью нейтрализован порядком слов, интонацией и особой возобновляющей функцией союза и [Там же].

<< | >>
Источник: Харитонова Е.В.. ДИНАМИКА структуры синтаксиса современного русского языка: тенденции к экономичности и К дистинктности. 2014

Еще по теме §2.3. Тенденция к дистинктности выражения смысла:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. 1.3. Факторы, влияющие на развитие синтаксической системы. Синтаксические тенденции и их дифференциальные признаки
  4. §1.4. Публицистическая речь и ее особенности
  5. §2.3. Тенденция к дистинктности выражения смысла
  6. Алгоритм разграничения однородности и сложности
  7. §2.4. Тенденция к аналитизму как проявлению экономичности выражения смысла
  8. 3. Тенденция к дистинктности