<<
>>

б)              свободы и несвободы человека цивилизации


История инновационной цивилизации - это путь к достижению свободы от стихии, к контролю над природой и ее законами. На этом пути человек, безусловно, многого добился: техногенная цивилизация решила проблему голода (которую, правда, сама и породила неограниченным ростом населения), продлила длительность жизни человека до 70-80 лет, обеспечила ему комфорт и удобства независимо от смены климата, победила ряд заболеваний, сгладила силу воздействия географического фактора на развитие истории социума.
Однако, стремясь к свободе, человек продолжает свое существование в природном бытии, нуждаясь в том, что ему жизненно важно или материально ценно. Материальной гарантией свободы становится создание «второй природы», подконтрольной человеку, самостоятельное производство продуктов питания (земледелие, скотоводство), строительство городов. Однако такая свобода во многом иллюзорна, так как общество строит свою материальную независимость на богатстве почвы, изобилии полезных минералов и металлов и не может «освободиться» от воздуха, воды, света и земли. Но стремление к обретению собственной свободы означает здесь разрыв единства и гармонии во взаимоотношениях человека с природой. Мир природы воспринимается в этой связи как сфера необходимости, детерминированности, с одной стороны, и как область мертвых, бездуховных, неразумных сущностей, с другой. Он ассоциируется с темным, костным, пассивным началом, противостоящим энергии человека. Западное мировоззрение оценивает человека как господина, творца, уникальное существо, выдвигающее цели вопреки природе. В то же время, ощущая потребность в природе, ее сырьевых и энергетических ресурсах, человек преклоняется перед ее мощью, а в отдельные эпохи даже обожествляет ее (пантеизм). Преклонение перед красотой и мощью природы, с одной стороны, связано с практическим интересом, а, с другой, с выражением тоски по утраченной гармонии естественной жизни.
Но стремление к свободе неизбежно порождает и новые «несвободы» человека цивилизации. Они находят свое проявление в следующих видах зависимости: от наличия ресурсов; от необратимых последствий изменения природной среды; от болезней нового качества. эпидемий. мутаций; от собственной некомпетентности и ограниченности. Попытка обрести полную свободу еще не удалась человеку цивилизации. но уже породила множество новых «несвобод». Главным же результатом этого стремления явилась современная экологическая катастрофа. наиболее ярко показавшая несовершенство такого исторического пути. Индивид объявил человеческий императив выше экологического. расценив природу как средство для реализации своих потенциалов. фон. на котором он самосовершенствуется и реализуется. Это было возможно. пока не началась научная революция и не была пройдена мера роста численности человечества. но сегодня люди уже «не успевают адаптировать свою культуру в соответствии с теми изменениями. которые сами вносят в этот мир»297. Таким образом. стремление к свободе от дикой природы породило несвободу от «природы очеловеченной».
Стремление к независимости от давления общества породило ценность второго вида свободы. выражающегося в свободе личности. свободе выбора. Именно Запад отличается в истории стремлением обретения свободы. реализация которой в большинстве случаев оканчивалась неудачей. Реальность такой свободы показал греческий полис. ставший эталоном развития на многие века.
Определенная свобода личности от зависимости общества становиться в инновационной цивилизации мерилом прогресса и критерием классификации обществ (Г.В.Ф. Гегель). возможностью самосозидания вопреки миру объектов (Ж.П. Сартр) и. одновременно. выражением экзистенциального одиночества индивида (М. Хайдеггер. Н. Бердяев).
Стремление к личной свободе обусловлено характерным для Запада пониманием общества как суммы независимых индивидов, в то время как традиционные культуры видят в нем единое тело, организм (не случайно, в философии Индии Атман означало не только индивидуальное «я», но и Брахмана, то есть Всеобщее «Я», единое Божество). Для «народов природы» коллектив не расценивается как внешний довлеющий фактор, общество здесь - это естественная среда, вне которой выживание невозможно. Лишь инновационная цивилизация провозглашает автономию личности и защиту ее частного интереса как основную ценность. В свою очередь, общество стремиться подчинить личность общему интересу с помощью таких регуляторов, как право и мораль, сущность которых совпадает в главном стремлении - воспитать такого члена общества, для которого исполнение установленных норм поведения было бы не внешней необходимостью, а внутренней потребностью. Но ни жесткое законодательство, ни призывы к коллективизму и соборности не дали значительного положительного результата. По словам Ясперса «западный человек осознал, что граница свободы проходит в небытии»[285], и результатом этого оказалось одиночество и отчужденность самого человека.
Третья свобода, к которой стремиться человек цивилизации, это свобода от техники и порожденной им «второй природой». Смысл созданной человеком техники и «мира вещей» состоит в преодолении власти природы, а назначение - в освобождении «человека как животного существа от подчинения природе с ее бедствиями, угрозами и оковами»[286].
Отношение в обществе к технике далеко не однозначно. В течение последнего века ее либо прославляли, либо презирали, либо смотрели на нее с ужасом, соглашаясь лишь в признании ее решающей роли в современной эпохе. Главные проблемы, порожденные техникой, не исчерпываются только воздействием на окружающую среду; они связаны с закрепощением самого создателя-человека. Общество становиться машиной, организующей жизнь людей, а техника уже не является «продолжением руки» человека, скорее сам человек превращается в «простое продолжение машины, в ее специфический орган» (А. Сервера Эспиноза)[287], в «один из видов сырья» (К. Ясперс). Человек - смысл и «субстанция мироздания», теперь сам становиться средством и впадает в новую несвободу.
Машинный коллективный труд, как известно, заменяет и исключает индивидуальное творчество, сферу «чистой свободы» человека. Становится технократичным и само мышление человека, научный прагматизм уже не знает нравственной свободы, он исходит из необходимости и детерминизма. Глубинной основой технократизма, как способа мышления, является «нарушение исконной органической целостности восприятия мира человеком», что проявляется в разбалансировке понимания взаимоотношений материи и духа[288]. Это мышление нецелесообразно, то есть не осмысленно, а определено конкретной целью, находится в состоянии названным М. Хайдеггером «бегством от мышления»[289], особенностью которого является калькуляция, угрожающая главному - достижению человеческой свободы духа и познания. Техника, взамен иллюзий и надежд на воздаяние, предлагает людям «реальное» счастье, могущество и силу, но она создает и реальные проблемы, подчиняя человека в онтологическом и гносеологическом
«измерении». Основные направления зависимости индивида от техники приводят к следующим негативным явлениям: окончательный разрыв изначального единства с природой не в устремлении, а в реальности; отчуждение человека от Природы и «второй природы» в процессе самоорганизации техники, отсюда — одиночество в природе и в мире созданных объектов; превращение человека в средство, материал технического прогресса; технократизация мышления, утрата свободы творчества.
Все три вида зависимости, свободу от которых стремиться найти человек инновационной цивилизации, являются внешними по отношению к их субъекту. Однако кроме потребности во внешней свободе существует и стремление к внутреннему освобождению, к рассмотрению которого мы и переходим.
Помимо свободы внешней человек цивилизации стремиться к обретению внутренней свободы — к возвышению, «одухотворению» собственных сил, способностей и потребностей. Это стремление знакомо как инновационному, так и традиционному типу цивилизации, оно связано в определенной мере с осознанием двуединой, духовно-физической, природы человека. Ограниченность физических возможностей преодолевается созданием машин, умножающих силы человека. Зависимость от болезней и старости постепенно преодолевается наукой. Зависимость от эгоизма природных инстинктов призвана преодолеть нравственность и мораль. Человек создан несвободным: природа «делает» из него только природное существо, общество - существо, способное поступать по своей воле, но сообразно установленным законам, «свободное существо может сделать из себя только он сам»303. «Внутренняя природа» человека определила ему рамки его существования: трехмерное измерение в пространстве, одномерное время, недолгая активная продуктивная жизнь, смертность в 80-90 лет, подверженность стрессам, болезням и т.д. Эти рамки стимулируют возможности человека найти средства для их расширения и преодоления. Средства эти он находит в науке, религии, искусстве, любви, однако ни одно из них не является абсолютным и универсальным. Общество в целом не может дать человеку свободу от себя самого. Это индивидуальный поиск, который должен начаться, прежде всего, с осознания своей зависимости.
Многие исследователи не без оснований полагают, что на этом пути традиционные культуры достигли больших успехов, нежели инновационные. Например, в буддизме несвобода духа связана с действием закона причинности, результатом которого является тотальное страдание (духк- ха). Осознание жизни как страдания есть начало пути (марга) к освобождению. Свобода здесь выступает как преодоление жажды (жизни, чувственности) и неведения. Причем в отличие от западного, христианского варианта спасения, буддизм делает акцент на освобождении «изнутри». В христианстве же преодоление страстей и пороков есть борьба с воплощением внешнего зла - искушением мира[290]. Свобода в этом смысле близка состоянию полного самообладания. достижимому через очищение психики «йогой действия» и «йогой созерцания». Но следует отметить. что свобода в буддизме (а также в даосизме. дзен) не означает победы субъекта над объектами. При отсутствии ценности субъекта. личности. свобода становится «свободой без субъекта свободы». а внешнее и внутреннее бытие не имеет своих границ. Поэтому освобождение предполагает. прежде всего. победу над своим телом и сознанием. а не над мировым злом или смертью. Однако самоконтроль и преодоление порога сознания - не свобода. а только путь к ней. Свобода как нирвана означает выход из рабства. которое было как внешним. так и внутренним. Вероятно. буддизм представляет собой одну из наиболее совершенных психологических и духовных технологий. и именно поэтому в современную эпоху столь широко распространилось его влияние в западной культуре и философии.
Свобода. искомая человеком во всех сферах бытия. выступает высшей ценностью цивилизации инновационного типа. отражая ее духовную суть - устремленность к новым формам совершенства. и направляя ее развитие в русло прогресса. Но движение к свободе внутреннее противоречиво. порождает новые состояния несвободы и зависимости более сложного порядка. Означает ли это иллюзорность и обреченность возможности реализации свободы человеком? На наш взгляд. путь. открывающий новые несвободы. не только трагичен. но и внутренне ценен и необходим. Для человека инновационной цивилизации идеалом выступает не покой. угасание жизни и гомеостаз. а постоянная борьба и преодоление проблем. потому ценностью цивилизации этого типа является как свобода. так и несвобода. где последняя есть импульс. условие движения вперед. Традиционное мировоззрение также включает в себя ценность свободы (освобождения). сущность которой состоит в преодолении зависимостей внутренней сущности от внешнего мира. духовной сферы от материальных потребностей. изначальной спонтанной природы от иллюзорности воспринимаемого бытия. Сопоставление восточного и западного подходов в понимании свободы приводит к заключению. что возможность свободы как независимости от внешних факторов и следование внутренней индивидуальности выступает реальностью в двух основных формах:
  1. через признание себя органической частью внешнего мира (тождество с бытием), в силу чего внешний фактор превращается во внутренний;
  2. через осознание того, что любая деятельность есть результат свободного выбора и таким образом, свобода. Это осознаниедает человеку возможность нового отношения к реальности, когда объективное перестает быть определяющим.

Если понимать свободу как возможность формировать собственные потребности и цели, неизбежно разделение на «свободу от» (негативный аспект) и «свободу для» (позитивный). Человек свободен не вследствие действия отрицающей силы избежать того или другого искушения, а вследствие положительной силы проявлять свою индивидуальность. Тогда выбор себя - смыслоопределение жизни.
Если рассматривать свободу как ценность индивидуального и общественного бытия, можно выделить негативные и позитивные аспекты ее проявления.
Негативные аспекты утверждения свободы как ценности:
  1. приоритет внутреннего над внешним неизбежно развивает эгоизм, что влечет ограниченность и духовный распад;
  2. ориентир на собственную индивидуальность и свободу способствует усилению одиночества, разграниченности индивидов, что может быть преодолено только через любовь, состояние, когда другой становится «своей» ценностью;
  3. в религиозном мировоззрении свобода (свободный выбор) есть вечная возможность существования зла, греха;
  4. претворение свободы всегда порождает новые несвободы, которые приходится признать ценными, так как без них не возможен дальнейший процесс выбора;
  5. с точки зрения восточной традиции, свобода деструктивна, противостоит гармонии, равновесию, соподчинению частей в составе целостности;
  6. свобода не может быть самоцелью, так как она является условием для других ценностей (благо, истина.), поэтому борьба за свободу это «уход в пустоту».

Позитивные аспекты свободы как ценности:
  1. наиболее полно реализуется индивидуальный потенциал единичного, уникального, личностного в мире (необходимо как для себя, так и для полноты бытия);
  2. свобода содействует привнесению смысла во внутреннее субъективное и внешнее объективное бытие;
  3. свобода не позволяет использовать человека как средство, видит в каждом самоцель;
  4. свобода дает возможность творческой деятельности, не скованной нормативностью и традицией;
  5. совпадение внешней и внутренней необходимости многократно усиливает возможности человеческой активности;
  6. свобода есть наивысшая возможность для познания мира без ограничений и искажений.

В целом, несмотря на различные оттенки смысла в понимании свободы, можно констатировать, что стремление к ней выступает общим ориентиром жизнедеятельности народов цивилизации и составляет их ключевую ценность.
<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004

Еще по теме б)              свободы и несвободы человека цивилизации:

  1. Статья 146. Незаконное лишение свободы или похищение человека
  2. СПб., 1895. Т. 5. С. 4—6. 43 Станиславский А.Г. Указ. соч. С. 83—84. 44 Сорокин П. Человек, цивилизация, общество. М., 1992.
  3. 11.2. Другие преступления против свободы человека (ст. 127,128)
  4. Классификация основных прав и свобод человека и гражданина. Основные обязанности человека и гражданина
  5. ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы
  6. Содержание
  7. Свобода как ценность цивилизации
  8. б)              свободы и несвободы человека цивилизации
  9. СМЫСЛ ЖИЗНИ, СВОБОДЫ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  10. Свобода как объект философского анализа
  11. Права и свободы человека и гражданина
  12. 10.3. Система основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина
  13. РАЗДЕЛ II ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ.
  14. § 3. Ограничения свободы, неприкосновенности частной жизни человека
  15. МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ, СВОБОД И ИНТЕРЕСОВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА Н. А. Самбор