<<
>>

б)              ценности и смысл истории


На протяжении многовековой традиции философского исследования истории от Дж. Вико до Э. Гидденса - европейские мыслители стремились выявить всеобщие. единые основания жизнедеятельности различных народов.
Таковыми в разные эпохи назывались: религиозность. соблюдение ритуалов брака и погребения усопших (Вико). стремление к приращению знаний. просвещение (Кондорсе). духовный генезис. следование традициям. усложнение и дифференциация социальной жизни (Г ердер). моральные задатки. способность к совершенствованию (Кант). стремление к свободе. разумность. господство права. одухотворенность (Гегель). собственность и развитие ее форм. классовый антагонизм. революции как способ качественного обновления (Маркс. Энгельс). интеллектуальная эволюция от теологии к метафизики. а затем к позитивной науке (Конт). борьба за власть (Ницше). законы и закономерности протекания социальных процессов (Вундт. Брейзинг). смысло-жизненные искания. религиозные представления, образ мышления, орудия и формы общественной жизни (Ясперс), творчество, совершенствование бытия (Бердяев), вера, ценности, рефлексия (Шафф), технологическая эволюция, глобализация (Гидденс). Единое, универсальное, всеобщее, являясь главным объектом внимания философов истории, наделялось теоретиками статусом высшей ценности, в силу того, что именно оно соединяло народы, подчеркивало их взаимопринадлеж- ность и взаимосвязь. Стремясь к единству и демократизму в понимании истории, философы в то же время неизбежно приходили к тому, что единичное может выступать лишь как относительно ценное, имеющее значимость только само для себя, своей культуры или эпохи.
Исключение составляют попытки осмысления истории с позиции философии жизни, итогом которых явились выводы об отсутствии единых оснований и общего смысла истории человечества. Наиболее отчетливо эти идеи прозвучали в знаменитом труде О. Шпенглера «Закат Европы», где подчеркивалось, что целью жизни является лишь сама жизнь, во всем ее многообразии, имеющая «собственную идею, собственные страсти, собственную жизнь, воления, чувствования, собственную смерть»[378]. Любые же стремления представить историю как единый процесс, подчиненный действию общих законов, неизбежно будут приводить к игнорированию тех народов, путь которых не укладывается в конкретную систему. Многообразие исторической реальности, форм жизни, даже не связанных едиными целями и смыслами, выступает высшей ценностью уже само по себе, поскольку каждая из форм самостоятельно реализует собственный путь, воплощая неповторимый дух и ценности народа, этноса, общества. Каждая жизнь «общественного организма», будучи вплетена в общую социальноисторическую картину, оказывается взаимосвязанной с другими, составляя единое «полотно», ткань истории, где все нити обладают собственной значимостью. «Жизнь всегда включает сущностный и экзистенциальный эле-
407
менты, и в этом истоки ее неопределенности», которая выражает «основную антиномию исторического времени», отмечает П.
Тиллих, показывая, в чем состоит трудность исследования подобных объектов для мыслителя. Однако неопределенность, незаданность, отсутствие единой «программы» может выступать не только недостатком, но и достоинством, когда изучаемые системы могут быть рассмотрены без искажений в пользу той или иной парадигмы.
Понимание исторической и социальной реальности как жизни, экзистенции предполагает, что высшей ценностью обладает уникальное, индивидуальное, единичное основание, позволяющее избежать деления на «исторические» и «неисторические» народы. Современный мир, переживающий процесс глобализации и интеграции ставит под угрозу культурную неповторимость отдельных народов, которая преодолевается как реликт. Господство постмодернистического мировоззрения завершается как неу- давшаяся попытка противостояния тотальным системам управления и парадигмам мышления. Единое поле информации, единая экономическая основа, которыми охвачено современное человечество, еще более жестко, чем в век господства европоцентризма отвергают ценность отдельной культуры, неповторимости духа и пути «отсталых» народов.
Применение ценностного метода в философии истории, а так же исследования общества в целом, способствует осознанию, что в мире нет ничего не обладающего ценностью, как для самого себя, так и для всей системы. И в этом случае оказывается, что все народы «лучшие» по отношению к самим себе и, будучи взаимосвязанными с другими, в высшей степени значимые для всего человечества. Даже отрицательный опыт ценен для истории, даже исчезнувшая культура или народ-разрушитель отставили свой след, реализовав одну из потенций и обнаружив ее недостатки. В мире, где «все влияет на все» судьба отдельного народа оказывается не только ценностью-для-себя, но и ценностью для человечества и природы в целом. Смысл жизни народа, этноса, культуры в этом контексте не просто спекуляция или аллегория, но реальное содержание, которое мотивирует его деятельность, осуществляет наполнение материальной истории духом, через творчество ценностей и идеалов. Поиски всеобщности и единства в этом случае не отвергаются, но занимают гораздо более скромное место, поскольку все они, рано или поздно, способствуют выравниванию, нивелированию исторических судеб, поглощению одних культур другими. Следует заметить, что сама жизнь приводит к столкновению и вытеснению одних народов другими, и это естественный процесс жизнедеятельности общества, не способного к самоконтролю и подчиненного природным и экономическим законам. Однако теория, «научно обосновывающая» справедливость действий сильной стороны, способна оказать даже более последствия и результаты. Миссионерская деятельность, насильственное окультуривание «дикарей» и «варваров», воплощая идею прогресса «исторических народов», нанесли невосполнимые потери самобытным традициям и культурам под девизом «внесения разума в историю» или «способствуя ускорению развития». Философская рефлексия призвана не столько теоретически «обслуживать» и обосновывать экономические потребности, сколько показать возможность их подчинения духовным способностям человека. Поэтому теории, сводящие высшие потребности к низшим, неизбежно содействуют развитию борьбы, агрессии, насилия, обосновывая это как норму.
Исследование ценностей выступает своего рода показателем уровня совершенства личности или определенного общества, показывая качество и направление влияния индивидуального, внутреннего на природно-социальное, внешнее. Подобный анализ необходим как философам, историкам, социологам. так и психологам и антропологам. то есть всем. изучающим феномен человека в бытие.
<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме б)              ценности и смысл истории:

  1. Смысл истории.
  2. 74. ПРОБЛЕМЫ СМЫСЛА ИСТОРИИ
  3. 2. Социальные ценности и социализация личности
  4. 2. Религия как ценность в буржуазной культурологии  
  5.   4.4. Природа ценностей и их роль в социально-гуманитарном познании  
  6. Взгляды на историю
  7. ЦЕННОСТЬ
  8. Онтологический смысл революции и насилия. Попытки восстановления христианского гуманизма
  9. Содержание
  10. б)              ценности и смысл истории
  11. в)              ценность и смысл
  12. ФАКТОР СОЗНАНИЯ И ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТЕЙ
  13. Понятие мировоззрения, его структура и основные типы. Знания, ценности и убеждения в структуре мировоззрения
  14. ПРОБЛЕМА НАРРАТИВНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ