<<
>>

д)              субъективность ценностного метода: недостаток или достоинство?


Если роль наблюдателя по отношению к физическим объектам еще до конца не изучена. то влияние субъекта на исследование исторической и общественной реальности не вызывает сомнений. Главные проблемы в этом случае состоят в том.
правомерно ли это влияние. необходимо ли стремиться к его преодолению ради познания истины. что позитивного и негативного несет это влияние объекту познания. самому процессу познания и его результатам.
Одним из первых в отечественной социальной философии эту проблему исследовал Н. Кареев. называвший философию истории «судом над историей». Он подчеркивал. что объективизм. «индефферентизм». апатия не подходят для обозначения принципов философско-исторического анализа. Как любой человек. философ всегда будет пристрастным. но не в пользу личной выгоды. а в пользу общего блага: «следователю подобает беспристрастие. но судья не должен быть беспристрастным к закону. праву. справедливости и не может объявить безразличным то. что попрало закон, нарушило право, оскорбило чувство справедливости»[374]. Поэтому задачей истории является не «пассивное воспроизведение прошлого», а его понимание и оценка. Критерием исследования, по мнению Кареева, может служить единственная мера - прогресс, то есть получение большего блага через наименьшие жертвы. К сожалению идеи Н. Кареева были надолго забыты в отечественной философии, и поэтому их возрождение сегодня оказалось еще более актуальным.
По мнению современного теоретика истории А.С. Панарина, «философский смысл антропологического измерения истории состоял в том, чтобы выявить зависимость между «качеством» человеческого материала и духовными параметрами бытия», а также обосновать «различия исторических судеб народов «инаковостью» биосоциальных ядер этнических культур, их суверенностью и автономностью по отношению друг к другу, несводимостью к единому знаменателю или тождеству в виде «производительных сил» или «законов классовой борьбы», в целом, социально-экономической детерминированности исторического процесса».[375]Понимание истории как науки о человеке с позиции человека позволяет увидеть в ней не только политэкономию или перечень фактов, но осознать индивидуальность каждого народа, эпохи, культуры от своего собственного имени, принимая личную ответственность за эту позицию. Стремление к объективности и беспристрастности в исследовании истории является задачей каждого ученого, но, как справедливо отмечает другой современный философ истории И.А. Гобозов, каждый историк еще человек и гражданин, «которому вовсе не безразлично, что происходит в обществе, в котором он живет».[376]Вопрос, однако, в том, как относиться в этой оценочности исследователя, считать ли ее помехой, которой, к сожалению, не избежать, или рассматривать ее как нечто значимое? В отличие от научной традиции в философии истории, французская школа Анналов, например, в лице своих теоретиков Л. Февра, М. Блока, Ф. Броделя, П. Шоню, Ж. Дюби и др. утверждает правомерность и необходимость для исторического знания субъективного видения исторических эпох или общественных образований. Английский философ Дж. Коллингвуд также полагал, что идея исто-
403
рии «принадлежит каждому человеку в качестве элемента его сознания», а, следовательно, интерпретация внутренне присуща историческому исследованию.
Большинство историков, вероятно, не согласятся с этим подходом, в то время как в философии истории он давно признан как единственно возможный. Еще Г. Зиммель отмечал, что «субъективное воспроизводство, в котором и состоит всякое понимание истории, возможно для нас лишь там, где непосредственно за рядом внешних поступков ставятся ряд мыслей, желаний и чувств», но такое познание невозможно заключить в круг научных представлений, так как оно стоит «вне альтернативы истинного и ложного».404 Субъективность представляется излишней с точки зрения научного рационализма, в то время как в философии, понимаемой в качестве особой формы миропонимания, она является самоценной, так как благодаря ее выражению осуществляется индивидуальность свободного творчества. Изучение коллективных переживаний, общественной психологии, феноменологический анализ становятся важнейшими ступенями исторического познания, ведущими исследователя к пониманию всей полноты жизни того или иного типа общества. Необходимость применения таких методов в отечественной науке впервые в постсоветский период отстаивалась А.Я. Гуревичем и М.А. Баргом, но, несмотря на значительные перемены в социальной философии и философии истории, их утверждение еще остается проблематичным. Анализ «атмосферы», «духа» той или иной эпохи, ментальности или коллективного сознания отдельных народов требует не только описания исторических фактов, но и поиска их смысла, значения в судьбе конкретного общества, предполагает поиск внутренних, не лежащих на поверхности устремлений тех или иных народов. Это затрудняется, во-первых, тем, что в отечественной истории в советский период такая традиция практически не развивалась, и исследования в этой области были яркими исключениями из общего правила написания социально-экономической истории. Поэтому не сложилось и создание собственной феноменологической школы истории, не были разработаны специальные методы изучения исторических документов, фольклора, литературы, искусства народов с позиции выявления особенностей мировоззрения, ценностных приоритетов, нравов, убеждений и поведения. Во-вторых, изучение нематериальной сферы в науке традиционно рассматривается как область, в значительной степени зависящая от мировоззрения самого исследователя и, следовательно, «искажающая» историческую реальность. Субъективность, оценочность, интерпретационность отвергались не только историческим материализмом. Сегодня они также вызывают недоверие, но уже тем, что могут привести к созданию новых монистических доктрин, догматических моделей, сковывающих историческое познание своими рамками. Но, несмотря на все сложности, комплексный метод изучения социальной и исторической реальности становится все более актуальным и соответствует потребностям постнеклассической эпохи, переживаемой современным человечеством.
Исследуя системы ценностей различных цивилизаций не возможно оказаться вне собственной ценностной картины, через призму которой каждое сопоставление и анализ будет в известной мере субъективным. Однако, являясь равноправным участником исторического процесса, субъект познания имеет право на собственные выводы о реальности. и его отношение к ней также является историческим фактом. имеющим собственную значимость. В то же время исследователь исторической реальности не тождественен обыденному субъекту. Можно сказать. что первым условием ценностного анализа цивилизаций выступает теоретический уровень мышления. предполагающий системность. доказательность. рациональность. Иначе любые эмоциональные. пристрастные мнения также будут претендовать на философское видение истории. Следующим условием является анализ ценностей относительно различных систем соотнесения. в том числе по следующим направлениям: как данная система ценностей влияет на природную среду. свободное саморазвитие членов общества. жизнь социума в целом. Такой анализ позволит составить более глубокое представление о сильных и слабых сторонах той или иной ценностной системы. избежать упрощений. связанных с обобщенной оценкой. Следует подчеркнуть. что подобный анализ. несмотря на теоретизацию. в целом не может быть универсальным. объективным знанием о мире. Творчество смыслов. выявление значимости - области свободы мышления индивида. поэтому социальная философия никогда не может быть сведена к исторической науке. Философствование как актуализация мировоззрения в теоретической форме предполагает. что субъект способен не только «отражать» реальность. но и продуцировать вокруг него смысловое поле. Собственное понимание. интерпретация. индивидуальное видение. дополненные теоретическим обоснованием. - не только право. но и долг любого исследователя. При этом важно понимать. что ценности настоящего времени и нашего собственного индивидуального мировоззрения не только оказывают влияние на понимание прошлого. но и во многом исходят из него. Именно об этом и писал Р. Арон в «Введении в философию истории». говоря. что «ценности. от имени которых я сужу о настоящем. происходят из истории. вложены в меня объективным духом. который я ассимилировал. по мере того как поднимался до личного сознания»[377]. В этом смысле каждая личность - феномен истории и ее зеркало. а историческая рефлексия - противостояние конечности и смертности личности.
4.2. Возможности применения ценностного метода
а)              ценностный метод в формационном и цивилизационном
контекстах
Современное видение истории связано с сосуществованием формационной и цивилизационной парадигм, каждая из которых имеет достаточно сильных позиций и сторонников. Говоря о необходимости включения ценностного метода в познание исторической и социальной реальности, необходимо пояснить, как эта методология может быть использована в условиях той или иной парадигмы. Прежде всего, следует подчеркнуть, что ценностный метод наиболее тесным образом связан с цивилизационным пониманием истории и созвучен ему. Формационный подход, как абсолютизация экономической доминанты, в свою очередь оказывается концепцией «избирательной» в отношении ценностей.
В условиях формационного подхода ценностный анализ связан с осмыслением роли ценностей собственности, средств производства, предметов и средств труда (экономических по природе) с одной стороны, и ценностей революции, равенства, демократии (социальных по природе), с другой. Эти ключевые ценности предполагают наличие множества конкретных инструментальных ценностей-средств, большинство из которых также социально-экономические. Слабой стороной формационного понимания общества оказывается пренебрежение этно-культурными и духовными видами ценностей, без учета которых история превращается в «по- лит-экономию» и лишается своего главного субъекта - личности.
С другой стороны, в рамках того же формационного подхода «отнесение к ценности» может оказаться консервативным и даже реакционным процессом, так как высшей ценностью будут неизбежно наделяться те общества, которые отличаются более совершенным способом производства и активностью неимущих классов. Все иные типы обществ расцениваются в этой связи как отсталые и нуждающиеся в помощи извне, со стороны «более развитых» в экономическом и социальном отношении народов. Такое видение истории не только мешает оценить самобытность каждой из культур в познании, но и практически способствует нивелированию ценностей и уклада жизни в направлении «лидеров» мировой истории.
Цивилизационный подход, как известно, не является единым, что требует уточнения его смыслового содержания в каждом конкретном исследовании. Напомним, что под цивилизацией в данном случае мы понимаем форму жизнедеятельности общества, противопоставляющего себя природе и стремящегося подчинить ее, имеющего определенное технико-технологическое и специфическое духовное основания. Цивилизационный подход может предполагать цикличность или прогрессизм. В первом варианте, цивилизации как общественные организмы трактуются как стремящиеся к расцвету, а затем вырождающиеся. Во втором, цивилизация выступает обществом, стремящимся собственным путем реализовать внутренний потенциал и добиться устойчивого состояния (статичного или динамического, т.е. устойчивого роста). Последний вариант и является наиболее близким нашему исследованию. Духовное основание цивилизации включает в себя мировоззренческие ориентиры, ценности, идеалы, этнические, культурные и психологические особенности сознания и отношения к материальному бытию, свойственные тем или иным народам. Цивилизационный подход предполагает многообразие вариантов Ответа на аналогичные для многих народов Вызовы истории: географические условия, войны, перенаселение, экономические подъемы и кризисы и т.д. Для каждого народа, этноса, имеющего своеобразную культурно-историческую традицию и определенный социально-психологический тип, решение одних и тех же проблем будет качественно различным. То, что одними народами будет расцениваться как потребность к усилению внутреннего самоконтроля, умению довольствоваться малым, для других окажется основой инновационных преобразований, технических и научных открытий, материального прогресса и приращения знания. От чего же зависит своеобразие этих вариантов развития? Каждый народ, этно-культурное объединение имеет неповторимое своеобразие психической, интеллектуальной, эмоциональной жизни, не выводимое из способа производства материальных благ, особенностей вероисповедания, географических условий в отдельности. Все многообразие жизнедеятельности, уникальный исторический путь накладывают отпечаток на генетически неповторимую особенность общественного сознания. В основании его многообразных проявлений - ментальных смыслов, культурных символов, верований, традиций, стереотипов поведения и оказываются ценности как выражение высших по значимости устремлений, связанных с возможностью наиболее полного раскрытия потенциальных способностей того или иного народа. Поэтому исследование ценностных ориентиров, мировоззрения с позиции цивилизационного подхода лежит не на периферии научного познания, а выступает его необходимой составляющей.
Ценности выступают ядром, центром духовной жизни цивилизации, поэтому своеобразие общества, прежде всего, связано с уникальным набором и иерархией ценностей, охватывающих не только нравственную и культурную сферы, но также социальную и экономическую (ценности свободы, власти, равенства, собственности, богатства, прибыли и т.д.). Таким образом, ценности оказываются осью пересечения и взаимосвязи техникотехнологического базиса и культуры. Следует отметить, что традиционно в исследованиях по структуре цивилизации культура и техника рассматривались обособленно, и механизм их взаимодействия до сих пор не подвергался глубокому изучению. По нашему мнению, именно ценности выступают областью взаимодействия материального и духовного в составе цивилизации. С одной стороны, формирование ценностей связано не только с духовными, но и с материальными факторами - особенностями природной среды, уклада жизни, доминирующих форм хозяйства и собственности. С другой стороны. адаптационные и экономические отношения в обществе во многом определяются господствующими ценностными приоритетами и являются их воплощением. Поэтому онтологическое понимание ценности. не ограничивающее ее рамками этико-эстетической сферы. позволяет увидеть в ней столь необходимый исследователям феномен. связывающий материальное и духовное основания цивилизации. Структура цивилизации может быть выстроена либо в рамках дуализма материального и духовного. как самостоятельных и равнозначных уровней существования социума. либо в рамках органицизма. где связь двух уровней выглядит как взаимодействие отдельных частей единого социального организма. выполняющих собственные функции. но не существующих друг без друга. В каждом из случаев ценности оказываются областью пересечения и единого функционирования обоих уровней.
Что касается проблемы сосуществования различных цивилизаций. то ценностный подход и здесь имеет свои преимущества. История цивилизаций может быть рассмотрена как воплощение и реализация ценностей общественного бытия народов. их взаимовлияние и трансформация. В этой связи история каждого народа будет выступать полно-ценной и само-цен- ной. Это означает. что ее сущность экранируется в системе господствующих ценностей общества и является ключевым аспектом его саморазвития. Сопоставление и сравнительный анализ ценностей различных обществ следует проводить. исходя из признания равноправности каждого из них. Однако объективное отношение ко всем системам ценностей со стороны человека противоречит его субъективности. сущности homo praeferens. Следовательно. социально-философский анализ всегда будет предельно связанным с анпропным фактором.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории. Монография. Изд-во АГУ, 2004. 2004

Еще по теме д)              субъективность ценностного метода: недостаток или достоинство?:

  1. 2. Метод компонент, или метод передвижки возрастов.
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. 3. О ПРАВЕ В ОБЪЕКТИВНОМ И СУБЪЕКТИВНОМ СМЫСЛЕ. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (Н.И. Матузов)
  4. 2. ПРЕДМЕТ И МЕТОД ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ КАК ОСНОВАНИЯ ДЕЛЕНИЯ ПРАВА НА ОТРАСЛИ И ИНСТИТУТЫ
  5. 3.2. Основные методы и последовательность проектирования инструментальных цехов
  6. §7.Методы суффиксального словообразования качественных имен прилагательных
  7. Пять основных видов или методов бэконовекой индукции
  8. Содержание
  9. 6.1. Ценностный подход к пониманию истории а)              специфика ценностного фактора
  10. г)              ценностный метод в познании
  11. д)              субъективность ценностного метода: недостаток или достоинство?
  12. в)              ценностный метод в социологии
  13. г)              ценностный метод и философская антропология
  14. Тема 5Система методов психологии
  15. 9.1. Художественный образ как экспресс-метод выражения или познания истины