<<
>>

Безграмотность фальсифицирует науку

не вступается за истину, надеются на пустое и... ложь

(59:4 Исаия)

невежество поставляется на большой высоте

(10:6 Екклесиаст)

Горе вам, книжники., очищаете внешность внутри они полны неправды (23:25 От Матфея) От глупых и невежественных уклоняйся

(2:23 2-е Тимофею) взглянуть на мудрость., и глупость

(2:12 Екклесиаст) на., седалище сели книжники (23:2 От Матфея) остерегайтесь книжников (12:38 От Марка) ибо это была ошибка (15:25 Числа)

Главная методическая ошибка Жана в том, что он, как и Маркс, сразу начинает изучение рынка и промышленности с... современной ему экономики. Он молчаливо предполагает, что "допотопный" рынок уже исследован, базовые понятия рынка всеми давно определены, всем понятны, осталось применить-развить их на нынешний день. Деньги - это нечто богом данное и извечное, они от века были, ныне - есть, и всегда будут. Народ - от века что-то производил (и будет производить), меняет-ворует-обманывает и т.п.. Делать такого нельзя, поскольку в воздухе повисает генезис некоторых экономических объектов, а с этим и уверенность в их действительном... существовании. Так Маркс и K0 ввели в экономику понятие "стоимости", хотя сами же отмечали, что до капитализма сего понятия в экономике не было (однако рынки и торговля... процветали). Стоимость оказалось фантомом, соответственно и "построенная" на его основе наука, - лжеучением. По поводу названия книги Жана - те же проблемы. Рынки были задолго до какой-либо промышленности, когда господствовал бартерный обмен, и даже не товаров, а вещей кустарного производства. Именно из бартера возник товарный рынок со всем его разнообразием форм, а изучения бартера, как фундамента рыночных отношений, у Жана нет. Нуреев говорил, что: "Для того, чтобы сделать новый шаг в экономической теории, надо глубже понять предыдущее (Р.М.Н)". А Жан и нобелевская K0 не удосужились не только глубже понять предыдущее (читай, генезис бартерных отношений в экономике), но и вообще закрыли на это глаза. Читаем стенания Жана: "Я... хотел бы избежать точного, пунктуального определения предмета, так как его границы расплывчаты". Автор "делает науку" на предмете, который и определить невозможно. Полная аналогия ст.н. "Теорией государства и права", где так и не смогли определить: что это за зверь такой, - государство. Основоположник теории классовой борьбы и пролетарских революций доктор философии, по профессии журналист К-Г.Маркс так и не дал описание-определение, что такое... классы. Не далеко от Жана ушёл и Нуреев: "Из нерасчлененной совокупности обществознания еще не выделился не только метод, но и предмет экономической науки (Р.М.Н)", и такое: "В ходе развития экономической теории ее предмет определялся по-разному (Р.М.Н)". Обратите внимание, на отсутствие у науки-экономики не только метода но... предмета. Если нет предмета, то приходится изучать фантомы, а нет метода, то в ход идёт... "фразотворчество". Не отсюда ли у нашего Жана с первых же страниц книги методические ляпы: "Фирма выступает основным объектом данной книги... Изучение фирмы предваряет анализ рынков". Нам предлагают изучить следствие (фирмы), а лишь потом взяться и за анализ причин (рынки). Ошибочность подхода в том, что следствие может иметь множество причин, а начав изучение с причины можно однозначно выделить (и тоже из множества) то следствие, которое и порождено именно этой причиной, и которое ты собираешься изучать. И вот вам последствия такого антинаучного подхода: "по поводу фирмы, мы можем... толковать ее как максимизирующий прибыль черный ящик". Или, аналогичное: "я трактую фирмы как отдельные единицы... имеющие целью максимизацию прибыли". Кстати, у Нуреева можно найти другое (не максимизирующее, и бесприбыльное) определение фирмы: "ФИРМА (firm) - экономический субъект, обладающий хозяйственной самостоятельностью и выполняющий три функции: он покупает ресурсы (факторы производства), использует их для производства продукта и продает продукт (Р.М.Н)". И смех и грех. Фирма покупает и продаёт минуя рынок, который в этом определении забыт. У него же можно найти нечто аналогичное Жану, но с отличием, в виде цели существования фирмы: "Экономической целью фирмы выступает максимизация прибыли или минимизация издержек производства. Для этого используются не только цены, но и реклама, дизайн, изменение товарно-материальных запасов и т.д. (Р.М.Н)". Вы тут ничего не заметили? Начав изучение экономики с современных фирм. Жан и Нуреев вынуждены незаметно ввести феномен прибыли, которая непонятно... откуда берётся. А ведь источник прибыли только рынок. На бартерном рынке его контрагенты после обмена товарами, начинают эти вещи потреблять, а потребление чего-либо - всегда прибыльно. На денежном рынке продавец имеет (пока промежуточную) денежную прибыль, которая позволяет ему покупать нужные для прибыльного потребления вещи, а покупатель, заполучив купленную вещь начинает её тоже прибыльно потреблять. И, поэтому, никакая фирма, минуя рынок, не может не только максимизировать, но и вообще получить прибыль. Кстати, однозначного определения, что такое прибыль у Жана... тоже нет. Вот и получается у него: "отравленная терминология", типа того, что от продажи товаров фирма имеет прибыль, а покупатели, оные (вдумайтесь!) имеют... излишек потребителя. У вашей жены шкаф забит костюмами-обувью, а когда надо идти в гости, то ей... нечего надеть. Весь её "антураж" оказывается излишним, именно так воспринимает обычный человек этот термин: излишки, ибо таковые не потребляют, а у Жана всё наоборот. И опять то же, присущее всем экономистам проклятье размерности. Не ясно в каких единицах мерить излишки потребителя. То ли в натуральных единицах самих вещей (столько-то пар костюмов, или же упаковок перловки), то ли в их денежном эквиваленте? А в последнем случае (для денежного эквивалента) не понятно, что надо принимать за основу эквивалента: то ли себестоимость вещи, то ли ту цену, которую дурачок-покупатель за неё заплатил, поддавшись рекламе, то ли то, во что её оценит старьёвщик? Hy почему бы Жану не назвать излишек потребителя - прибылью потребителя? Всё тогда упростится и даже в его заумной теории. Контрагенты рынка идут на рынки только за прибылью: продавец за (виртуальной) денежной, а покупатель за (будущей) прибылью от потребления покупки. А не назвал Жан всё своими именами, потому, что начал экономику не с её "самого начала", а с её современного состояния, где под прибылью уже все понимают только денежную прибыль, а гору барахла, которая есть у каждого из нас дома, и прибылью-το назвать нельзя: сплошные излишки потребителя. Вот и получился у Жана взаимный перекрестный набор синонимов- терминов, как и у д-ра Маркса. Мы видим, Жан правильно понимает, что: "Валовой излишек потребителей, связанный с потреблением продуктов...", - а потребление продуктов обязано (и всегда должно!) приносить прибыль, в противном случае оно приносит убытки, что есть... нонсенс. И я делаю вывод, что валовой излишек Жана и есть синоним обычной прибыли. Но почему простоту этого не видит лауреат-Жан, и зачем ему два термина? Или вот такое: "излишек потребителя не может быть определен единственным образом; когда меняются цены товаров он зависит от порядка интегрирования". Итак, потребитель что-то где-то купил, потребляет это и имеет прибыль-(излишек). Реально прибыль потребления единственная и уникальная, её можно определить и оценить-измерить. Она реальная! А у наших теоретиков её однозначно определить нельзя: интеграл, видите ли, у них неоднозначен. Вторит Жану и Нуреев: "сильно возрос, в сравнении с началом века, авторитет экономической науки, в ее инструментарии стали преобладать математические методы, допускающие (в отличие от чисто логических конструкций) однозначную интерпретацию результатов (Р.М.Н)". Оба наших героя утверждают, что и математические методы могут быть неоднозначными, а касательно логических конструкций - тут полный простор для свободного полёта фантазии экономистов. Но вернёмся к единственности определения излишка потребителя у Жана. И причём здесь изменение цен на рынках, когда товар уже куплен и потребляется? Да пусть все цены взлетят к бесконечности, или все товары станут бесплатными. Какое это имеет отношение к текущему потреблению уже приобретённых вещей? Да и не все покупатели умеют интегрировать: они тупо и без сложных расчётов покупают и потребляют, имея от этого прибыль. Двойственность терминологии просто режет слух и в такой его фразе: "Излишек производителя определяется как прибыль фирмы". Зачем снова два синонима? Да, и этот вопрос Жана: "Действительно ли фирмы всегда занимаются максимизацией прибыли", наводит на мысль о неадекватности определения им понятия фирмы, или... о склерозе у её автора. Итак, худо-бедно, но какое-то определение фирмы Жан выдавил. Тогда как можно расценить такое его заявление: "Понятия «фирма»... и «власть» ни в коем случае не являются простыми"? И в чём же тут сложности? «Фирма» максимизирует прибыль, а «власть» её... минимизирует, отнимая у фирмы часть прибыли в свой карман. Законы диалектики (неведомые Жану) полностью соблюдены: это единство и борьба противоположностей, единство и борьба производителя и... вора. Всё, что непонятно - то именуется сложным, а простое - всегда кристально ясно. Как видим, наши экономисты прямым текстом признаются в своём непонимании-сложности не только всяких- разных сложных экономических теорий, но и не разумеют простых экономических понятий.

Вернёмся к определению фирмы, как единицы (??!), максимизирующей прибыль. Глупее и придумать невозможно. Не будем обращать внимание, что у Жана нет и самого определения понятия прибыли. Обратимся к фирме. В определении вбит термин максимизации. По логике это некоторый процесс. И получается, что если фирму устраивают её текущие прибыли и ей лень проводить оптимизацию, то это уже... не фирма. Если фирма с оптимальной прибылью захочет уничтожить конкурентов и выставит такие цены, что будет даже в убытках, то это по определению тоже не фирма. Более того, если фирма достигнет потолка в прибыли, и далее "максимизировать максимум" просто некуда, то это тоже не фирма. А если фирма случайно потеряла прибыль в погоне за максимальной прибылью? А если фирма переживает "чёрную полосу" и пытается лишь минимизировать убытки, то... Короче говоря, определение фирмы (этакое броское и такое "оригинальное") не выдерживает никакой критики. И было бы гораздо честнее, если бы автор просто повторил текст из его же определения рынка: "Я... хотел бы избежать точного, пунктуального определения фирмы, так как ее границы расплывчаты"...

Я ранее указывал, что в экономике прижилось множество терминов-паразитов, таких как: благо, благосостояние, полезность и пр., которые суть синонимы прибыльного потребления. Я ещё не раз вернусь к этим, и им подобным терминам-тараканам на экономической кухне. Наш Жан не является исключением, и проговаривается по этому поводу, не отдавая (даже себе) отчёта в тавтологиях: "полезность, или чистый излишек", или: "излишек потребителя является хорошей аппроксимацией благосостояния", если вы не согласны, то вот резервный, иной вариант определения благосостояния: "благосостояние равно сумме всех излишков и прибылей". Если вспомнить цитату из предпоследнего абзаца: "Излишек... определяется как прибыль", то последняя фраза Жана обретает первозданный смысл: "благосостояние равно сумме всех прибылей и прибылей", или, если вам непонятно, то так: "благосостояние равно сумме всех излишков и излишков". И опять то же проклятье размерности. Излишки многие понимают как некоторые вещи, которые не потребляются, которые худо-бедно можно оценить в деньгах. Любые прибыли - это деньги в единицу времени. Размерности у излишков (в их бытовом понимании) и у прибылей - разные. Потому-то: "сумм[у] всех излишков и прибылей", вычислить смогут только... лауреаты. Вот аналогично фраза Маркса: "Капитал К распадается на две части: денежную сумму с, израсходованную на средства производства, и... денежную сумму у, израсходованную на рабочую силу... К = с + v". К средствам производства следует отнести станки-здания, которые имеют меру в деньгах, а зарплата рабочих (v) и то же сырьё это деньги в единицу времени. Так же, как и у Маркса, у которого по мере потребностей в контекстах появлялось много видов-подвидов стоимостей-цен, так и у нашего героя находим, кроме излишка потребителя, ещё и: "понятие общего излишка", или же он иногда говорит об: "общественном излишке", есть у него и: "Излишек производителя", и: "излишек покупателя", и даже: "излишек продавца", не обойдён вниманием Жана и: "чистый излишек", равно как и: "Совокупный излишек". Что такое: "валовой излишек". - тоже всем ясно, и в определении не нуждается. Есть у Жана и: "потребительский излишек", и: "ожидаемый излишек". - да всего и не перечислить. В каких единицах мерить излишки, и есть ли у сих излишков общая единица измерения = ?? И всё это для того, чтобы уйти от ставшего уж слишком одиозным (с подачи коммунистов) простого понятия: прибыль. А вот и последствия подмены терминов: "понятие общего излишка придает одинаковое значение и излишку потребителя, и монопольной прибыли". - а что следует понимать под хитрым словом: "значение", и для кого может быть одинаковой и монопольная прибыль и барахло в шкафу жены, - решайте сами. А попробуйте эту фразу стыковать вот с такой: "Монополист заинтересован не в общественном излишке, а в прибыли". Я - не смог (значения разные). А если учесть, что излишек и прибыль синонимы, то последняя фраза будет такой: "Монополист заинтересован не в общественной прибыли, а в прибыли [не понятно только чьей - В.Ш.]". Как следствие этой путаницы, милое признание лауреата: "Неприятным свойством... излишка потребителя со многими товарами является то, что... не всегда дает единственное значение". Короче говоря, излишки у потребителя со многими товарами - в наличии, но оные однозначно не определяются. А ведь это абсолютно верная фраза, если подойти к ней с "моей верной" позиции. Прибыль (но не некие излишки) получается от потребления вещей, и каждая вещь даёт свой вид прибыли (одна экономит силы, другая - время, третья - повышает престиж и т.д.), откуда и вытекают разные значения.

Вернёмся к благосостоянию. У Жана: "благосостояние равно сумме всех... прибылей". Это некоторое определение им благосостояния, и размерность благосостояния-прибыли [$/год]. А как можно представить... сумму прибылей, что это такое? В каждый момент времени у вас прибыль разная, и может быть отрицательной (убытки). То же и со скоростью движения авто: автомобиль может двигаться, стоять и двигаться назад. Если я задам автомобилисту вопрос: "чему равна сумма всех скоростей" его автомобиля, то он меня просто не поймёт. А если ему задать вопрос о средней скорости автомобиля за год, то он, зная (по счётчику) пройденный путь за год сможет вам дать примерный ответ. Поэтому, говоря о сумме всех прибылей, надо указывать интервал времени, но... в итоге получим сумму денег на интервале, но никак ни число с размерностью прибыли. Прокол в определении термина у лауреата. Что же касается обычной профессуры, то там однозначного определения благосостояния тоже не наблюдаем. У Нуреева так (о-бал-деть): "благосостояние (удовольствие от потребляемых благ) (Р.М.Н)", а для задающих глупый вопрос, что есть удовольствие. - ответа нет. Бомж нашёл на помойке курицу и с удовольствием ея потребляет. Олигарх с тем же самым удовольствием потребляет оную в ресторане. Их благосостояние по этой фразе одинаково. Возможно потому, у Нуреева видим сожаление: "благосостояние отдельных людей несопоставимо (Р.М.Н)", но, при всём при этом, экономисты ухитряются рассуждать об... общественном благосостоянии. Как можно складывать несопоставимое? Для тех, у которых проблемы размерности уже преодолены, это проблем не составляет. Не отсюда ли горькое признание Нуреева: "Выработка критериев оценки благосостояния является чрезвычайно актуальной задачей (Р.М.Н)". Имеем факт, что наука-экономика сотню лет оперирует с объектом по имени благосостояние, вводит его в свои формулы и уравнения, строит красивые графики роста-падения этого благосостояния, но до сих пор не выработала критерия оценки (единой меры для измерения) этого благосостояния.

Ещё у Нуреева (предел всему): "В 30-е гг. Н.Калдор и Дж.Хикс выдвинули другой критерий: благосостояние повышается, если те, кто выигрывает, оиенивают свои доходы выше убытков потерпевших (Р.М.Н)". Вор обокрал вашу квартиру и, дабы замести следы, сжёг её. C т.з. вора благосостояние повысилось, ибо он явно выиграл, а убытки потерпевших ему до лампочки. В этой фразе оиенка падает на выигравшую сторону, а о проигравшей стороне... - ни слова не говорится. Такова диалектика у господ-экономистов: их в теории интересуют только блага, выигрыши, полезности и удовольствия, и в стороне от экономики остались: зло, проигрыши, вред и страдания (типа, пусть этим занимаются т.н.: "компетентные органы"). А ведь Маркс предостерегал: "ошибочно... хвататься... только за единство без различия, только за утверждение без отрицания", - и в этом-то был абсолютно прав, как философ-диалектик.

В тему (диалектики противоположностей) очень оригинальное заявление Жана: "В случае такой горизонтальной... дифференциации не существует ни «блага», ни «гадости»*". Такое даже философы себе не позволяют, - отрицать сразу обе противоположности. На термине: «благо» стоит практически вся экономика, а тут его просто не существует. А что остаётся? И далее в сноске «философское» примечание редакторов'. "* Слово «гадость» использовано... для передачи смысла... термина «bad» как существительного - антонима слову «good» (благо, товар). Им в противоположность «good» обозначают то, количество чего мы стремимся максимально сократить (желательно до нуля). Использование для передачи смысла этого термина таких слов, как антиблаго, антитовар, антиполезность, представляется неудачным. (Прим. ред.)". Кстати, сократить до нуля количество - означает просто избавиться от чего-либо. В чём тут проблема? Почему надо куда-то стремиться, а не просто выбросить: антиблаго и антитовар, проявившие свою антиполезность? Эх, эту бы фразу дать Марксу на растерзание. Он бы из неё легко выжал опус, типа: "Критика антикритической диалектики". И это выражение редакторов ярко показывает анти диалектичность экономических методов, где

видя прибыли одних, забывают об убытках других, вводя понятие блага, понятия не имеют об анти благах, вводя понятие полезности забывают о вреде... Однобокая-то получается наука. Экономисты чувствуют ущербность (субъективизма) своей науки, и вот довольно странное заявление Нуреева в попытке сохранить лицо: "Экономическая наука постепенно становится естественнонаучной дисциплиной, так как в ней все шире и шире применяются точные математические методы (Р.М.Н)". Астрология тоже чего-то рассчитывает, и чертит графики, но вряд ли подобный математический антураж вознесёт её к "сияющим вершинам" познания. При отсутствии в экономике предмета и метода сделать её естественнонаучной невозможно.

Судя по контексту работы, Жан достаточно математически "грамотен", точнее, он хорошо выучил некоторые разделы из анализа и знаком со "строгими" научными доказательствами и методами этих доказательств. Говорит об этом такая его фраза: "можно показать, что эти две функции обязательно дифференцируемы почти повсюду". Последние два слова характерны для сленга науки-топологии. Но знать нечто и понимать нечто, - две большие разницы. Если некто рисует "сложные формулы", там, где можно всё объяснить парой слов, то человек этот действительно что-то знает, но не понимает, и, если он пишет неудобоваримые тексты там, где можно дать краткую формулу, то он, скорее всего, и не знает, и не понимает. Например, определение Жаном понятия вогнутости: "функция /(х)... вогнута, если для любой λ из [0...1] и всех X \л х' 1(λχ + (1- λ)χ’) > λ1(χ) + (1- /)/(х')"· Ну, зачем рисовать формулы, там, где они не нужны, там, где просто нужно дать одно словесное определение? Неужто трудно сказать: "функция вогнута, если её график лежит ниже касательной в любой его точке"? Поняв, что это сложновато, Жан советует: "читатель может проверить это неравенство, построив график". А ежели открыть учебник матанализа, то там... диаметрально противоположное определение выпуклости-вогнутости: "Кривая называется выпуклой (вогнутой) в точке хо, если в некоторой окрестности этой точки кривая расположена ниже (выше) касательной, проведенной в точке X0". Как видим, то, что в математике - выпукло, то в экономике вогнуто, и наоборот. Издавна мы знали, что на графиках в математике аргумент откладывают по оси абсцисс, а функцию - на оси ординат, но в экономике - наоборот. Зачем так делать? Зачем на абсолютно ровном месте создавать трудности: и себе, и уже грамотным в математике читателям? И вот "ответ" на этот вопрос, но... от Нуреева: "В экономической теории принято откладывать независимую переменную (цену) по вертикальной, а зависимую (спрос) - по горизонтальной оси (Р.М.Н)", и там же: "В экономической теории принято откладывать независимую переменную (цену) по вертикальной, а зависимую (предложение) - по горизонтальной, оси (Р.М.Н)". Принято, и всё тут. А кем принято (если не полностью безграмотным в математике экономистом), или в чём преимущества сего откладывания, в сравнении с традиционным - это тайна. Ещё у Нуреева: "Кривая производственных возможностей обычно имеет выпуклую форму (вогнута к началу координат) (Р.М.Н)". Нуреев, в отличие от Жана, учил математику, а затем экономику, а фраза эта его и выдала. И не только простые профессора, а и лауреаты - путаники. А фраза Жана: "Интеграл в общем зависит от способа интегрирования", - в общем характеризует её автора, а его мысль: "уравнение... не всегда даёт единственное значение", без исследования этого: "не всегда". - так и наводит на мысль, что автор просто водит читателя за нос. Тот факт, что уравнение может давать, или не давать единственное решение, а значение принимают лишь переменные, или константы - известен любому школьнику, но не лауреатам... А этот пример вычислений (аналог подсчёта обыкновенных дробей в расчётах д-ра философии Маркса) ни в тын, ни в ворота: "/(1 - 3/4) + (1 - /)(5/3 - 3/2) = λ/4 + (1- /)". Двойка по "арихметике" Жану.

А как вам такое: "р обозначает цену отказа (choke of price) (низшую цену, при которой не существует спроса)... ее можно было бы также принять как бесконечную". Если низшая цена, да равна бесконечности, то какой уровень принимают цены, превышающие низшую? Все мы знаем, что с падением цены спрос растёт. А при низшей цене спроса... не существует. И как такое может быть? Цена падает - спрос растёт. Потом бац! При некоторой низшей цене спрос куда-то пропал (именно так я понял термин не существует). А если цена упадёт ещё ниже?

Жан делает предположение: "Допустим, что... C2^q) > Ci'(q) для всех q > 0. Никаких других допущений относительно этих функций затрат не требуется". Здесь у него: C(q) - это функция затрат производства на выпуск: q единиц товаров: С'(д) - это производная функции затрат по объёму выпуска. Далее Жан доказывает, что: "| [С2'(х) - Ci'(x)]dx > 0", где интегрирование он проводит в некоторых пределах объёма выпуска [д2т...дГ]. И далее весьма странная фраза: "Так как, С2'(х) > Ci'(x) для всех*, уравнение подразумевает, что Qim > q2m". Странность фразы в том, что обычно интегрируют в известных пределах, а по итогу судят о "знаке" интеграла, а здесь всё наоборот. И в сноске примечание Жана: "Этот стиль доказательства известен из литературы по стимулам". В математической литературе я подобного стиля доказательства не встречал. Не буду вдаваться в исследования, но если функция: C(q) имеет разрыв первого рода (например для повышения выпуска: q приходится закупить новую линию производства), то вряд ли такое "доказательство" будет достаточно строгим в плане соответствия истине. И вот оправдание лауреата-Жана: "Хотя он Гстиль - В.Ш.] менее присущ теории организации промышленности, он будет часто использоваться в данной книге". Как видим, каждой теории (экономической) присущ свой стиль доказательства, а соответствует ли он истине, и отвечает ли он стандартам математического анализа, или даже простой логике, - сие не столь важно.

Вот пример решения Жаном одной задачки для читателей: "При минимальном стандарте качества S0 среднее качество при цене р будет sa(p) = (ρ/θ° + So)/2. Возьмем, например, θ° = Уг. Если S0 = 0 торговли нет. Если S0 > 0, торговля имеет место при р = !4(s0 + S02)05". В смысл особо не вникаем, а обратим внимание на размерности. Цена: р- это [$/шт]. Судя по смыслу и описанию: (Θ0= Уг) переменная: Θ0 - безразмерна. Из формулы сложения: (р/в° + S0)... мы находим, что размерность: S0 - тоже [$/шт], а в формуле: р = 1/2(s0 + S02)05, слева - [$/шт], как цена: р, а справа корень квадратный из суммы: [$/шт] и [$/шт]2. Так бывает в математической экономике, нашпигованной красивыми формулами-картинками, с которыми работать нельзя.

Или, как понять вот это: "Предположим, что потребители имеют следующие предпочтения: U = 0V(q) - 7, если они платят T и потребляют q единиц товара... где V... функция полезности". Я это понимаю так, что чем больше потребители потребляют: q > 1, тем больше они и должны платить: T Потому грамотно формулу следовало бы писать так: U = 9V(q) - pq, или нарисовать: U = 9V{q) - T{q), и по смыслу самой "полезности" должно быть: V > 0. А ниже по тексту находим: "Чтобы упростить расчёты, предположим, что V(q) = [1 - (1 - q)2]/2", откуда мало-мальски грамотный читатель сделает вывод, что при: q > 2, V{q) < 0, или, что больше "пары товара" потреблять вредно (полезность: У-отрицательна). Упростились до абсурда... Но самое интересное в том, что абсурда подобного "упрощения" никто так и не заметил.

Или, ещё одна цитата прямо из введения, дабы блеснуть эрудицией автора и, тем самым, оглушить читателя: "регрессия имела форму Пі = 1{CRit BEi,...), где і - отрасль; П/ - некоторый размер прибыльности фирмы или отрасли; CRi - коэффициент концентрации (показатель, предназначенный для определения того, насколько отрасль является неконкурентной) и ВЕ,- барьеры на вход, относящиеся к переменным, которые измеряют сложность вхождения в отрасль (аппроксимированную минимально эффективным входным масштабом фирмы)". И, после этого, сложность вхождения в содержание книги у читателя сомнений не вызовет, ибо здесь сразу же введен термин регрессии без его определения, плюс масса коэффициентов и параметров непонятного назначения и размерности. А вот и свойства регрессии: "регрессии дают полезное представление о стилизованных фактах". Как может представление быть... полезным, и всем ли оно полезно, и чем отличается стилизация фактов у Жана, от паразита -аналога: стерилизации долларов у Пола? Это известно только лауреатам. И ещё регрессии характерны тем, что: "по поводу регрессий имелось много неформальных интерпретаций", и если вам понятен подобный сленг "математика", то я, как дилетант, преклоняюсь пред вами... А как можно аппроксимировать сложность вхождения масштабом чего-то, я не представляю. Аппроксимируют функциональные зависимости функциями простого вида, а эффективность подразумевает свой конкретный параметр, напр., прибыль, но никак ни константу масштаба. Аналогичные начала книг характерны для безграмотных невежд, или у аферистов от науки: рисуются заумные формулы и произносятся к ним заклинания, непонятные и самому автору. Кстати, о моём сленге. Когда я пишу словосочетание: "пишутся формулы", то имею в виду те математические выражения, по которым можно нечто непосредственно просчитать, а когда вы встретите: "рисуются формулы", то это формулы-картинки из области детских раскрасок. Фраза, демонстрирующая эрудицию: "Эквивалентная вариация - это приемлемая [кем? - В.Ш.] мера благосостояния, при которой сравнительное благосостояние при ценах р1 и р2, т.е. V(p1, I) и V(p2, I), - эквивалент сравниваемых эквивалентных вариаций от р° до р1 и от р° до р2. Это свойство в общем не выдерживается в случае компенсирующей вариации". Пытаясь дать определение эквивалентной вариации наш герой забыл о... компенсирующей вариации (её определения нигде нет). А словосочетание: "эквивалент сравниваемых эквивалентных. мы оставим на анализ лингвистам. Я полагаю, что если сравнивать эквиваленты, то в итоге получим тождество, т.е., если А эквивалент В (А = В), то это "эквивалентно": A ξ В., потому- то и эквивалент сравнения эквивалентов - есть ничего никому не говорящая... пустышка (0).

Наш Жан, как "знаток математики", подвизаясь в области экономики, почему-то не обратил внимания на царящий там произвол субъективизма, авторитаризма гуру и волюнтаризма всех школ и направлений. Например, у него, как и у всех экономистов, встречаются фразы: "Ряд исследователей считают", или: "Рейган предполагает, что", или: "некоторые экономисты были против", или: "как предполагал Йозеф Шумпетер", или: "Экономисты... в основном считают". У него есть ссылки, что: "Чанг и Спетт предположили", или: "Спенс предполагает". Отмечает он ряд: "преимуществ и подхода Познера", а также, что: "подход Ланкастера игнорирует понятие товара". Не смущает его и противоречия в различных теориях: "Аусбел и Денекер выступают против этого положения... и показывают, что многие результаты... могут быть достигнуты. если его отбросить". - короче, есть положения (аксиомы), на базе которых что-то достигнуто, но если их отбросить, то... можно обойтись и без них. Имеются в экономике и такие подходы, которые дают альтернативные (другие) результаты: "Хардбергер предусматривал единичные эластичности спроса, которые создают наклон вниз при оценке потерь благосостояния... подход... Хардбергера может быть основным источником отклонений в другую сторону". Не смущают его в экономике решения, которые нужно не доказывать, а защищать: "решение... имеет ограниченное число защитников...". Мы помним, что по определению Жаном понятия фирмы, цель последних - максимизировать прибыль. На этом и основана его книга. Но есть и противоположный: "...контекст Рамсея состоит в том, что целью многопродуктовой фирмы является скорее максимизация общественного благосостояния, чем прибыль". Я обращаю ваше внимание на слово: "прибыль" в этой фразе. Если бы вместо: "прибыль" Жан написал бы слово: "прибыли", то фразу можно было толковать в том смысле, что фирма-то получает прибыль, но максимизирует не её, а общественное благосостояние. А так получается, что и прибыль фирму вообще не колышет: есть она, или нет её, - главное благо общества. А если вспомним, что по определению самим Жаном: "благосостояние равно сумме всех излишков и прибылей", то определить, чем Рамсей всё же отличается от Жана - предоставлю читателям. По моему мнению, отличие только в звании лауреата у Жана и отсутствии такового у Рамсея. А перечитайте весь абзац, заменив там имена Великих экономистов-учёных, на их реальные синонимы: аферист, невежда, недоучка, и вы... прочувствуете уровень науки-экономики. Да, и когда в книге много имён "великих" учёных, создаётся мнение, что автор с ними знаком, или, как минимум, пил на брудершафт. Неплохой способ саморекламы и давления на психику читателя, дабы отбить у бедняги всякие поползновения критического восприятия текста. И почему неоднозначность экономики никого, кроме меня, не колышет? Ответьте кто-нибудь...

А эта фраза Жана полностью и характеризует экономическую науку: "чикагская традиция... уделяла особое внимание необходимости строгого теоретического анализа и эмпирической проверки конкурирующих теорий". Как видим, лишь в Чикаго анализируют-проверяют теории, да и то, по непонятно откуда возникшей традиции, а в остальных городах можно творить, что Бог на душу положит, - традиций контроля и проверки сочинений экономистов там... нет. Да и сам стиль фразы говорит, что экономисты сочиняют свои теории, получают за это зарплату, а потом сочинения поступают в Чикаго, где существует женщина по имени традиция, и только она одна, как учительница в школе, проверяет тетрадки-сочинения нерадивых учеников.

Возможно поэтому, во введении к работе встречается масса оговорок-сомнений со стороны её автора, Жана: "Рынки несовершенной конкуренции... вряд ли максимизируют социальное благосостояние", (сравните, с выше отмеченным: "контекстном] Рамсея", где всё... наоборот). Или: "анализ, который... полагается на модели совершенной конкуренции, может оказаться неудовлетворительным". Ещё раз прошу обратить внимание. В современной "экономической науке" экономисты находят только два вида конкуренции: несовершенную и совершенную. Существование первого её вида противоречит т.н.: "контекст[у] Рамсея", где фирма должна максимизировать не своё, а общественное благосостояние, а предположение второго вида порождает в экономических теориях модели, которые могут быть... неудовлетворительными. Если взять во внимание, согласие Жана с тем, для чего же создаются модели: "критерием полезности различных моделей является то, оказываются ли они полезными для людей, занятых анализом проблем". - то всё встаёт на место: экономика с её школами и моделями полезна (в том смысле, что даёт прибыль) исключительно людям, занятым не производством и торговлей, а... анализом проблем. А эти люди и есть наши лауреаты-экономисты, только им полезны их модели. На том, что: "критерием полезности", является: "полезн[ость| для...", я внимания не фиксирую, ибо полезность в науке-экономике и определена через рекурсии.

И далее у автора прямым текстом: "Я не хочу... акцентировать внимание на практическом вкладе теории", ну, не хочет он ковыряться в практике, поскольку его модели не для практики творились. Не хочет, и всё тут. Представьте, что Сэр Исаак Ньютон, открыв закон всемирного тяготения, заявил бы аналогичное. Или ещё у Жана: "Книга не содержит перечня прикладных назначений каждой модели... в ней также игнорируются отдельные общие теоретические вопросы". C прикладными назначениями всё ясно (не для прикладников модели строят), а вот насчёт игнорирования отдельных вопросов можно точно сказать: игнорируют только то, что в твою теорию не вписывается. Отсюда (по диалектике) две альтернативы: или аферисты те, кто разрабатывал общую теорию, или аферист тот, кто эту общую теорию игнорирует. И ещё интересные оговорки-ограничения, которые принял Жан: "инструменты, такие как цены... не будут затрагиваться", - здесь обратите внимание, что цены это некие инструменты непонятно для каких операций (я полагаю, что для экономических афер, и не иначе). Или: "Я пытался дать, когда это необходимо, мотивировку моделей". - вопрос о необходимости мотивировки отдан на усмотрение автора, и я делаю вывод, что у Жана есть модели, никому, кроме него самого и не нужны, о чём он и проговорился. Ещё интересное для "математика"-экономиста заявление: "Частные формы функций (таких как линейный спрос) я предпочитал общим". А здесь моё замечание. Когда ты строишь математическую модель, то по возможности надо пользоваться общими формами функций, без их конкретизации. Так понятнее общая картина изучаемого явления. Если же сразу в модель заложить какую-то частную функцию, то можно просто пропустить ряд следствий из этой модели, применительно к другим её приложениям. Я в своей работе пользовался "частной" формой функции спроса (экспоненциальной), отнюдь не потому, что мне она предпочтительней, а потому, что ранее я показал, что экспонента это базовая функция для идеального процесса обмена, и все возможные общие функции спроса должны иметь "экспоненциальный хвост". C этой моей позиции линейный спрос, который так предпочитает Жан, даже чисто теоретически невозможен (это будет показано ниже) и выводы о свойствах рынка на основе линейного спроса будут заведомо ложными. Заявление автора, что: "эта книга вполне самодостаточна", я оставлю на его совести, ибо читать её без "знания" ряда специфических терминов-паразитов (арбитраж, франшиза, маржа, дисконтированная ценность, тариф, субоптимальное качество, лизинг, и пр.) - ну просто невозможно. Дилетанту, вроде меня, приходится напрягаться в том смысле, что даже понимая сей заумный термин, не всегда будешь уверен, к месту ли он в данной ситуации, или нет. Приходится доверять... автору. Это приводит к нагромождению ошибок восприятия, и последующего непонимания. Чем больше в теории такой "научности", тем более вероятно, что вам впаривают халтуру. И вот доказательство мною сказанного. Не надеясь на понимание "науки", Жан обращается к... интуиции читателя: "интуитивное понимание изучаемого явления будет достаточным, чтобы убедить читателя, что результаты имеют определенный смысл". - я не могу доказать смысла модели, или её результатов. - это не страшно, зато я смогу убедить читателя, апеллируя к его интуиции. Интуиция нам говорит, что солнце вращается вокруг земли, но не благодаря ей, а именно вопреки интуиции Коперник создал Гелиос-систему. Экономистам этого понять не дано. И вот фраза Жана: "Предчувствие будущих цен должно быть промоделировано". Если она верна, то можно предсказывать будущее основываясь на интуиции и... чувствах. Вопрос к Жану: а зачем тогда существует наука (вообще) и его экономические модели (в частности)?

Во 2-м разделе работы я отмечал, что для понимания "экономических построений" в книге Пола Самуэльсона читатель мог даже... не интересоваться алгеброй. Увы, прогресс нельзя притормозить, и в книге Жана читаем: "Для понимания материала необходимо сравнительно небольшое знание математики". И это святая истина, ибо даже среднее знание математики позволяет выявить серии ошибок, недоступных обладателю небольшого знания. Читателя с небольшими знаниями можно сравнительно легко убедить, в том, что он "понимает" что-либо, а если его знания превышают "небольшие", то он уже требует доказательств, а не убеждений.

И вот первый, попавшийся на глаза, пример. Читаем: "Прибыль является выручке (p°D(p0)) минус затраты. Затраты здесь являются интегралом предельных затрат". Если ваши знания математики небольшие, то встретив слово интеграл вы поторопитесь пойти дальше, ибо не все помнят правила интегрирования. И у вас даже мысли не возникнет, почему, говоря об интеграле автор не нарисовал его формулу. Не заметите вы и того, что, говоря об интеграле.

Жан запамятовал указать переменную, по которой следует брать этот интеграл. Для знатоков экономики ясно, что эта переменная - объём выпуска продукции, а ведь есть и дилетанты...

Ещё пример: "Производители максимизируют прибыли... порождая функции предложения". Опять умное слово функция позволяет скрыть глупость сказанного у небольших знатоков математики. Функции, порождает воображение теоретиков. Реально прибыли максимизируют ценами, порождая тот спрос, который уже и даёт максимальную прибыль. Интересно, а что порождали средневековые купцы (не производители чего-либо), когда "функций не было"?

Несколько иные мысли (о значении роли математики и её "формул-графиков" в экономике) у Нуреева: "Экономисты все чаще стремятся оптимизировать ограниченные ресурсы, широко применяя для этого теорию предельных величин, дифференциальное и интегральное исчисление. Математические формулы и графики, иллюстрирующие различные рыночные ситуации, становятся органичными элементами экономических сочинений (Р.М.Н)". А как-так вообще возможно... оптимизировать ограниченные ресурсы? В каком-таком смысле? Да ещё на бумаге, только применяя теорию? Запасы углеводородов на планете явно ограничены, и они ограниченный ресурс. Я владелец месторождения... Зачем мне "формулы-графики"? А насчёт упомянутой Нуреевым: теории предельных величин будет много говориться ниже. Обратите внимание, что Нуреев экономические опусы именует не работами, а сочинениями. А нечто сочиняют-фантазируют с одной целью: уболтать читателя в своей правоте-"истине". А вот подтверждение того, что и Нуреев читал Самуэльсона: "Простейшим видом экономикоматематического моделирования является моделирование в двухмерном пространстве - при помощи графиков (Р.М.Н)". В советской системе высшего образования были преимущества и недостатки, одним из которых было то, что там не преподавали моделирования при помощи графиков, а графики применяли в крайнем случае для иллюстрации моделей тем студентам, которые "хромали" в математике. И в этой области "загнивающий запад"... обогнал "советы".

А эту фразу Нуреева, кроме как наивной не назвать: "Математизация экономической науки послужила основой широкого развития экономико-математического моделирования, проверка которого осуществляется в ходе экономических экспериментов (Р.М.Н)". При отсутствии (по словам нашего героя) в экономической науке не только метода, но и предмета, да говорить о какой-то в ней математизации, - это верх наивности обывателя, верящего в "могущество" ПК и современных наук. А насчёт т.н. экономических экспериментов, так их ставит... государство на теле народа, игнорируя любые советы, но никак не учёные-экономисты в своих кабинетах. И вот подтверждение от... нашего героя: "Экономическая наука отличается от естественных наук невозможностью постановки полностью контролируемого эксперимента (Р.М.Н)". Один и тот же автор, в одном и том же учебнике в зависимости от требований контекста, заявляет диаметрально противоположное касательно экономических экспериментов. И как это понять? Понимать не надо, ибо традиция диаметрально противоположных заявлений идёт от Маркса.

Вот ещё одно "определение" экономической науки Нуреевым, характерное неприкрытым и циничным (другого слова не подберу) субъективизмом. Читаю: "Экономическая наука прежде всего изучает экономические потребности и способы их удовлетворения. В зависимости от того, являетесь ли вы пессимистом или оптимистом, можно выбрать одно из двух определений экономических потребностей. C точки зрения пессимиста, под экономическими потребностями (economic needs) обычно понимается недостаток чего-либо необходимого для поддержания жизнедеятельности и развития личности, фирмы и общества в целом. Оптимисты предпочитают определять экономические потребности как внутренние мотивы, побуждающие к экономической деятельности (Р.М.Н)". Обратите внимание на таракана по имени экономической потребности. Я этого не понимаю, ибо в жизни есть только жизненные потребности, которые удовлетворяются любыми (в т.ч. и не экономическими) способами. Для оптимистов и пессимистов - разные определения этого таракана. А что делать мне, если я... реалист? Получается, что реалистам экономическая наука противопоказана? Что-то я нигде не встречал физики для оптимистов и пессимистов. Есть книга "Физика для любознательных", но она написана однозначно, независимо для читателей разной "психической ориентации". И как после этого говорить об экономической науке? Науки-экономики просто... не существует.

Всё изложенное касалось введения к работе Жана, и потому темы обсуждений брались по контексту, случайно. Ниже я займусь анализом отдельных его положений без чередования тематики, как это делалось в Ш-й части работы, посвящённой критике "Капитала" Маркса, ибо анализ ошибок по каждому неверному положению Жана занимает достаточно много места.

3.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Азбука рынков (для нобелевских лауреатов). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 343, табл. 1, рис. 68. 2015

Еще по теме Безграмотность фальсифицирует науку:

  1. Глава третья. Значение положительного права
  2. "Частные деньги" и государство
  3. Безграмотность фальсифицирует науку
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ