<<
>>

Бытие как воля к превосходству

1

Для начала отметим, что существует разница между понятием «власть» и понятием «превосходство». Любая «власть» в неявной форме предполагает власть «над» — господство над кем-то или чем-то, понятие «могущества» как переживание, но оно предполагает возрастание могущества, понятие же «превосходство» является более широким и более точным, ибо любая власть предполагает превосходство, но не всякое превосходство предполагает власть.

Превосходство есть возвышение, есть возвышение «над», но есть так же и как исключительность, что может приводить к власти, но не обязательно. Превосходство по этимологии содержит в себе коренное значение восходить, а приставка «пре» отражает как восхождение относительно себя или другого; как превозможение.

Вы скажите: «превосходство — это же отношение», но это определяющее отношение, это та форма отношений, благодаря которой вообще происходит всякое возрастание, сравнение и развитие.

Понятие «превосходство» является всеобъемлющей категорией; ибо без него невозможны вообще такие понятия как: «развитие, рост, господство, власть, возрастание-убывание», то есть вообще всякое сравнение; ибо всякое сравнение предполагает отношение превосходства.

Унижение и возвышение – своего рода основная пружина бытия, приводимая в движение отрицанием.

2

Невозможность абсолютного ничто есть вместе с тем полагание базисной части бытия Логоса. Но как есть изменчивая часть Логоса? В силу принципа отрицания бытие изменчивой части Логоса есть непрерывное отрицание и, как бытие, есть отрицание ничто. Отрицание ничто есть вместе с тем утверждение жизни и утверждение ее как воли к превосходству. Как сказал один восточный мудрец: «вечная жизнь скрыта в смерти».

Сама жизнь есть постоянная борьба с ничто, со смертью, борьба как отрицание ничто, и потому вместе с этим жизнь есть постоянное утверждение, утверждение как превосходство посредством отрицания. Жизнь есть убегание от ничто, это убегание выражается в переходе от хаоса к космосу (как усложнение и возвышение), где переход от хаоса к космосу осуществляется через волю к превосходству. Таким образом, в основе воли к превосходству лежит отрицание как основа бытия.

Примечание. «Истину как бытия, так и ничто представляет собой единство их обоих, это единство есть становление (Гегель, Энциклопедия философских наук, том 1, п. 88)» С нашей точки зрения мы можем сказать так: единство бытия и ничто есть единство в противоречии, потому есть напряжение, порожденное отрицанием, это единство есть как воля, воля как становление. А так как всякое становление есть возвышение, то противоречие бытия и ничто выливается в волю к превосходству, как снятие.

Примечание. (Грандиозная философия Гегеля, что старые рыцарские доспехи).

2.1

Мы уже обозначили границу власти ничто, как возможность только уничтожения изменчивой части Логоса, то есть всего того, что рождается и подвержено смерти и не несет в себе элемента вечности. Во власти ничто мир похож на однородное облако, находящееся в состоянии равновесия, — это состояния эфира с максимальной разряженностью среды, это состояния есть тот нижний предел, который может быть достигнут отрицанием всего существующего; это состояние есть результат низведение мира до максимального уровня энтропии и хаоса, и обозначается как нижний предел регресса (этот предел не существует, как не существует самого маленького положительного числа); это состояние также характеризуется минимум разнообразия проявляемых качеств и есть состояние «полной» власти ничто.

Но в таком состоянии мир не может пребывать вечно; ибо его бытие есть отрицание и в силу того, что отрицать в процессе регресса дальше не куда, то, достигнув предельного уровня локального отрицания (в какой-то обособленной области), мир утверждает себя и утверждает как новое качество, то есть происходит становление. Это становление по своей сути есть рождение нового. Таким образом, в основе воли к превосходству лежит принцип отрицания, и воля к превосходству обозначает собой направление перехода мира от состояния хаоса к состоянию космоса (порядка). Вопрос, конечно, остается: Почему отрицание не есть бесконечное отрицание, как стремление к нижнему пределу? Ответ состоит в ограниченности качеств и в том, что количественные изменения с некоторого момента переходят в качественные. Бесконечное уничтожение невозможно.

Только что мы ввели новое понятие: «предельный локальный уровень отрицания», которое обозначает тот предел, до которого возможно отрицание с увеличением энтропии, то есть регресс в какой-то локальной, ограниченной (пространственно-временной) области.

Важно также отметить, что граница, которую мы условно провели между изменчивой и неизменной частью Логоса, в реальности не достигается путем регресса и провала в ничто, ибо всегда в какой-то точке пространства происходит становление нового качества. Поясним это следующим примером: если нас попросят назвать самое маленькое положительное число, то мы не сможем этого сделать, ибо такового не существует, так и с изменчивой частью Логоса, она как качество положительности существует всегда, и ее просто невозможно в реальности полностью свести на нет (невозможно уничтожить, например, тьму как выражение цвета, но количество проявлений оттенков разных цветов можно свести на нет).

Путь избавления от власти ничто есть путь к бесконечному многообразию (принцип многообразия через отрицание), этот путь и называется развитием, а направление этого пути и обозначается нами как воля к превосходству; ибо воля к превосходству проявляется как целостность непрерывного процесса отрицания, то есть воля к превосходству проявляет себя как форма, которую принимает процесс непрерывного отрицания за определенное (длительное) время, эта форма есть форма развития, достигаемая через отношение превосходства.

Если мы за меру развития, которого достигло человечество, возьмем величину качественного разнообразия нашего бытия, то условно, состояние изменчивой части Логоса в данный момент времени можно представить на луче с началом в нуле и концом, уходящим в бесконечность; этот луч можно взаимно однозначно отразить на интервал (0, 1). Таким образом, в каждый момент времени состоянию развития нашей галактики мы сопоставили число, которое обозначает качественное разнообразие нашей жизни. Ноль — недосягаемый предел полного отрицания изменчивой части Логоса, а 1 — максимально возможный уровень качественного разнообразия, который недостижим, ибо в мире постоянно происходит забвение определенных качественных проявлений бытия. Таким образом, каждая точка на этом интервале условно обозначает меру развития нашей жизни, а воля к превосходству есть отражение направленности развития от ноля к единице. Теперь можно спросить: имеет ли место на протяжении истории человечества однонаправленное развитие, или возможно были отходы назад в суммарном, качественном разнообразии? и как близко к единице лежит тот предел, после которого жизнь человечества «обрушится в ничто», и существует ли вовсе такой предел разрушения и от чего он зависит?

Подобное представление дает нам возможность смотреть на бытие мира, как на столбик термометра, который во вселенском масштабе может колебаться от ноля до единицы, никогда не достигая этих пределов. Кстати сказать, этот пример демонстрирует идею о вечном возвращении.

Модель расширяющейся и коллапсирующей вселенной напоминает Бога (Природы) как маленького ребенка который сначала тщательно строит, разворачивая бытие, а затем все ломает почти до ничто, и начинает все заново.

Примечание. К идее о вечном возвращении. Идею вечного возвращения на небольшом отрезке времени можно проиллюстрировать рождением нового человека. Глядя на ребенка, с грустью и радостью осознаешь, что ему придется пройти по жизни тем же путем, что идут многие: у него будет школа, армия или университет, работа и т. д. Он будет попадать в жизненные ситуации, в которых оказывались уже люди. Но все же это будет новый человек со своей судьбой. Элемент новизны всегда присутствует в жизни. Мир постоянно обновляется. Жизненные процессы как раз и являются необратимыми, ибо им присущ элемент перманентного непрерывного обновления. Устойчивость форм относительна, она как скелет, как архетип, как платоновская идея, которая вновь и вновь воссоздает себя. В каждой точке пространства и времени, в силу принципа отрицания, идет непрерывное изменение, то есть появляется что-то новое. В силу этого невозможно во времени полное возвращение в предшествующее состояние (память о начальных условиях процесса затирается), так же как в пространстве невозможна полная идентичность: похожесть возможна как приближение к асимптоте, но всегда существует субъективный элемент (Похож да не тож!).

Это происходит из-за того, что каждая точка пространства и времени есть интеграл по бесконечному пространству и времени событий, где полное возвращение означает возвращение в каждой точке пространства и времени, но это невозможно хотя бы в силу асимметричности обновлений. Это означает, что полное возвращение невозможно: никогда не будет второго Ницше, никогда не будет второй раз написана «Война и мир». Да, архетипы будут воссоздаваться вновь и вновь, но абсолютной идентичности не будет. Рассуждения о конечности элементов и конечности комбинаций на бесконечном отрезке времени и пространства разрушает принцип рождения нового качества.

Относительно идеи вечного возвращения можно говорить о воссоздании идей, к примеру, можно допустить, что сознание будет постоянно являться как феномен в той или иной форме, ибо логика как набор базовых принципов вечна. Сознание есть форма воплощения логики.

Из невозможности полного возвращения проистекает великий трагизм бытия, ностальгия по субъективности. Никогда, никогда в вечности мы не узрим эллинской и римской культуры во всем их блеске и идентичности. Да, цивилизации будут постоянно сменять друг друга, но это будут другие цивилизации. Да, Природа извечно стремиться воссоздать утраченное, но это уже происходит на новом качественном витке, в силу воли к превосходству, может, на более высоком уровне, но другом. Ностальгия по исчезающему в небытии проистекает из ценности субъективного (утраченного).

Войны, предательство, жестокость, гнев, трусость, - вот те из немногих форм, на которые ложится тяжесть ответственности вечного возвращения. Каждое конкретное воплощение есть повторное, нескончаемое переживание уже пролитой крови, претерпленных страданий.

Невозможность полного возвращения придает каждой индивидуальности особую ценность. Это великий гуманизм бытия. Механично люди заменяемы, то есть, если один человек не откроет какой-то закон, то придет другой и сделает это, но именно то, чем отличается один человек от другого, то есть индивидуальность личности, которая не может быть заменена и восстановлена, ибо никто не может прожить жизнь за другого человека во всей ее полноте, имеет уникальную ценность. В этом состоит феномен гения, как проявления наивысшей субъективности, он творит так, как никто другой никогда за него это не сделает (слишком много степеней свободы). За это Природа одаривает гения состоянием экзальтированного счастья, ибо в моменты творчества можно достичь наивысшего экстатического состояния.

Примечание. Рассмотрим, примеру, субъект «кошка». В чем ее идея, какова общность? Очевидно, она определяется похожестью генетического кода, одинаковыми блоками, чем-то сложным, но интегральным, рассматриваемым как единство, и через это определенное единство вообще получающее свое название – кошка. Но в множестве инвариант обесценивается; кому нужен отряд одинаковых кошек? Приобретает значение их индивидуальность (благодаря со-бытийности), исключительность в своем бытие, непохожесть, отличенность, я – другая, всякий раз я – другая; каждая конкретная кошка здесь и сейчас и, во многом благодаря этому здесь и сейчас, всякий раз другому, она же является другой. Но и универсалия в противовес не утрачивает своего значения, когда выступает как единство, как сущее, ибо в каждом конкретном она выступает как одно и то же, и именно благодаря этому, индивидуальность, отличенная в качестве отрицания, принимает свое значение. Почему мы ценим уникальность? Почему в мире царствует принцип разнообразия? В качестве отрицания одинаковости, в качестве отличительности от сущего; никто не хочет быть похожим на другого (одинаковости отталкиваются).

3

Ничто, смерть, как тени, постоянно преследуют бытие, и противостоят ему, сама жизнь, по сути, есть вечная борьба с этими тенями, есть отрицание их, есть попытка убежать от них.

В каждый момент времени смерть отнимает у человека частичку его жизни, давая ему взамен новые возможности и качества, но наступает момент, когда она отнимает у человека его жизнь.

Но власть смерти ограничена и наступает день, когда рождается свет, как свежий зеленый росток жизнь потихоньку начинает пробиваться и поблескивать из-под мрака руин: бытие проявляет себя по закону лотоса — из тьмы к свету!

4

Великое горе приключается с человеком, когда бытие вокруг него начинает постепенно таять и вокруг образовывается пустота, эта пустота буквально обволакивает человека. Вот здесь-то он и соприкасается со страшным, гнетущим лицом ничто.

Пустота и чувство одиночество постепенно давлеют на человека, душат его, а иногда (со смертью близких) сразу убивают, и хорошо, если человек в ответ (отрицание) начинает строить бытие вокруг себя, начинает творить вокруг себя жизнь, тогда у него есть надежда на спасение, иначе он обречен на гибель. Так отрицание ничто рождает в человеке волю к жизни.

Прислушайтесь — и вы услышите, в сдавливающей уши тишине, как творится бытие, само по себе, оно шумит, как шумит морская раковина, и вовлекает и затягивает в себя, в свои струи; оно творится из ничто и клубится как дым.

Прислушайтесь — как мерно течет стрелка часов... И с каждой секундой, с каждым ударом, ощущается вся неизбежность предстоящего момента, который необходимо пережить в будущем. Это мгновение наступает с навязчивой необходимостью. И каждая клеточка тела ощущает, что это мгновение нельзя обойти, нельзя отменить, его должно принять и пережить! Вот она — назойливая необходимость свершающегося!

Пустота давит – так рождается бытие, в напряжении ничто.

Почему одиночество тяготит? Одиночество – в первую очередь – это замкнутость на себе. Союз же раскрывает человека. Природа хочет быть раскрытой.

Почему чувство грусти связано с пустотой, а радость жизни – с полнотой бытия? Нашими эмоциями говорит Природа; плавно или резко она направляет нас по жизненной стезе. Эмоции, чувства, разум – средства, инструменты общения Природы и человека, служащие определенным целям, нисколько не умоляя их самостоятельного значения.

Примечание. «Дао Физики» (Фритьоф Капра): «Пустота является сущностью всех форм и источником всякого существования».

Восточные мистики всегда в основу происходящего кладут пустоту, говоря, что она является первопричиной феноменальных форм бытия, вечный источник творения. Дао сравнивается с пустым сосудом, способным содержать внутри себя всю бесконечную множественность вещей.

Здесь мы опять приходим к пониманию того, что все творится из ничто, а точнее есть благодаря небытия и инобытия (принцип Маха). Остается вопрос: как? Что представляет из себя мост, проводник между бытием и небытием? Это мир Логоса. Мир принципов в отрицании замкнут на себя.

Понятие «пустого пространства» не имеет смысла, ибо противоречиво в себе. Удивительно, что физикам это стало ясно только после создания теории относительности.

Фритьоф: «Самый высоко интеллектуальный философ Махаяма Амвагхоша утверждал: Сама же действительность, или Пустота, не просто состояние незаполненности, а единственный источник всей жизни и единственное содержание всех форм».

«Вакуум – живая пустота, в которой непрерывно рождаются и исчезают частицы, в пульсации которой берут начало бесконечные ритмы рождений и разрушений. Это кипящий котел».

Ци, эфир, энергия, одушевляющая космос, какова ее природа? Напряженность. Цзай Цей: «Когда ци конденсируется, оно становится видимым, в результате чего появляются очертания. Рассеиваясь, ци перестает быть видимым, и очертания исчезают». Восточное представление говорит, что все происходит в непрерывном круговороте Янь и Инь, благодаря их постоянной смене, превращении друг в друга.

4.1

Когда острый, как бритва, нож перерезает горло животному, вместе с кровью, бьющей фонтаном, палач вырывает у него душу. Сквозь разорванную плоть с душераздирающим криком наружу вырывается жизненная сила, сохраняющая целостность существа. Страшное зрелище, жизнь переходит в смерть, смерть овладевает жизнью. В эти мгновенья ощущается вся невероятная сила желания жить, сила, благодаря которой затягиваются раны, сила, борющаяся с невзгодами и напастями.

Сэппуку (харакири) совершается с криком. Невозможно описать ту боль, которая пронзает сознание в момент разрезания плоти. Боль рождает сила сопротивления смерти, боль и сила рождаются из «ничто», из зияющей пропасти, вторгшейся в тело. Блестящее острие клинка приносит с собой пустоту. Здесь, на грани, познается бытие и его абсолют, здесь познается сила отрицания (ничто).

5

Вечность нельзя постигнуть, ее нельзя объяснить как нельзя объяснить становление всего нового, о вечность разбивается как о монолитную стену наше «Почему?», вечность не находится во власти смерти, она сама есть провозглашение невозможности абсолютной смерти. Закон же отрицания, по сути, утверждает, что смерть изживает сама себя, она отрицает в какой-то момент сама себя и ломает свои зубы о твердый гранит вечности, так что ей ничего не остается, как только с какого-то момента начать утверждать жизнь. Закон отрицания — безжалостный Кронос, который порождает и поедает своих детей. Шопенгауэр сказал: «Время — как истязатель с бичом». И в этом выражена вся определенность механизма отрицания, заставляющего быть и волеть.

На определенных этапах мир устремляется в родное лоно, в лоно смерти и ничто, но, не в силах достигнуть абсолютного ничто, в какой-то момент времени мир начинает утверждать себя как становление. Ничто — это бездна, которая как бы из себя выталкивает мироздание и рождает жизнь. Бытие завязывается через отрицание ничто. Как говорили великие философы: «Для человека лучшая доля — вовсе не родиться». Мир и рад бы быть ничем, да «ничто» не дает.

Бытие живого напоминает ту лягушку, которая попала в кувшин со сметаной и всеми силами пыталась вырваться из кувшина, отталкивая (отрицая) своими лапками вязкую жидкость, пока сметана, в конце концов, не превратилась в твердое масло. Похожим образом действует и закон отрицания.

Интересным примером, иллюстрирующим то, что отрицание ничто есть становление, является решение обычного уравнения. Для того чтобы решить уравнение, функцию приравнивают к нулю, то есть функцию отрицают, поскольку нулем в математике как раз и обозначается ничто, и, таким образом, находят решения, то есть утверждают их.

Если мы положим в качестве образа ничто образ дьявола, то существование мира представляется ничем иным как борьбой дьявола и бога (бытия). А утверждение, что мир изначально лежит во зле как раз и соответствует тому, что мир есть становление через отрицание смерти, то есть дьявола.

Утверждение: «Бог творит из ничто» как раз и служит подтверждение тому, что бытие есть извечное отрицание ничто, в силу этого вообще всякое бытие есть как напряжение, как напряжение противостояния бытия и ничто, жизни и смерти, добра и зла, и это напряжение есть воля к превосходству (по направленности); она рождается через это противостояние, в напряжении, только вот победа бывает с разных сторон. Если перевешивает ничто, то что-то рушится, если бытие, то что-то созидается. Жизнь — колебание между богом и дьяволом.

В каждый момент времени идет непрерывная борьба между «да» и «нет», и в каждом мгновенье — противостояние бытия и ничто, жизни и смерти, и в этом противостоянии рождается воля к превосходству.

Мир есть как волевой акт противления ничто.

Примечание. Дьявол по древним канонам: «князь мира сего, князь тьмы, падший ангел. Нечистый дух, ангел смерти, никто и ничто».

Примечание. Золотые слова Мефистофеля (мудреца):

«Всегда желавший зла, творившей лишь добро».

«Я отрицаю все – и в этом суть моя».

«А я лишь части часть, которая была

В начале всей то тьмы, что свет презрел,

Надменный свет, что спорить стал с рожденья

С могучей ночью, матерью творенья».

«Слаб человек; покорствуя ему,

Он рад искать покоя – потому

Дам беспокойного я спутника ему:

Как бес, дразня его, пусть возбуждает к делу».

«Дрянное нечто, мир ничтожный,

Соперник вечного ничто,

Стоит, не глядя ни на что…»

6

Воля к превосходству есть та сила, которая на начальном этапе рождается в результате отрицания ничто, это сила отражения ничто. Достаточно вспомнить, какая мощь рождается в человеке перед лицом опасности и смерти; в такой ситуации люди становятся подобно гладиаторам в римском цирке. Нам не раз приходилось слышать истории, как в подобные кризисные моменты люди совершали невероятные поступки, их силы возрастали в десятки и даже сотни раз. Если загнать волка в западню, он не остановится ни перед чем и разорвет всякого, кто встанет на его пути. Этот пример как раз и показывает, как проявляет себя воля к превосходству в качестве отрицания ничто (через страх смерти).

Таким образом, жизненная сила как воплощение воли к превосходству возникает как напряжение в противлении ничто; это напряжение частично снимается сном и полностью уничтожается смертью, где ничто увеличивает свою власть над бытием.

На житейском уровне воля к превосходству часто рождается как результат осознания того, что что-то надо делать, чтобы жить, чтобы идти вперед, иначе впереди встает и мерещится страшный образ смерти, это слово «надо» звучит как отрицание этого страшного призрака; здесь воля к превосходству (как идея) проявляет себя как отрицание смерти.

На более же высоком уровне развития воля уже проявляет себя как противостояние другой воли и в этом противостоянии утверждает себя; чтобы развить себя, напрячь до предела, воля вынуждена искать себе достойного противника.

7

В борьбе тьмы и света, в борьбе ничто и бытия рождается гений превосходства; он — дитя двух стихий, он — порождение Бога и Дьявола, он есть дух.

8

Физика считает единственной реальностью — напряжение поля, что, по сути, есть логическое отрицание ничто и утверждение «материального» бытия. Само ничто есть как силовое поле, которое выталкивает бытие, заставляя его быть. Любое явление есть отрицание ничто, явление как бы отнимает, отвоевывает частичку власти у ничто. Бытие как воли, подчиненное принципу отрицания, в этом отрицании уже полагает и определяет себя, то есть задает форму своего отрицательного проявления: воля к превосходству может быть направлено на уничтожение или на становление, и в отрицании, как утверждении себя, воля к превосходству может носить совершенно бессмысленный характер. Вот почему утверждение, что мир, по сути, не имеет конечной цели, а есть всего на всего непрерывный процесс отрицания, череда отрицаний и становлений, выглядит наиболее правдоподобным (отметим, что развитие не есть конкретная цель).

Тем не менее, на каждом витке развития или регресса воля к превосходству подчинена той или иной конкретной, явленной в данный момент, и определяющей ее направление, цели или форме.

Воля к превосходству отливается всегда в определенную форму, будь то человек, животное, дерево, растение и т. д. в своем стремлении, и эта определенная форма воли есть нечто иное, как качественная форма ее бытия. Воля — как река, отливающаяся в определенные формы. Бытие представляется бытием струй (воль, захваченных определенным качеством), которые затягивают и вовлекают в себя, где человек есть канал бытия.

8.1

Характерные физические определения: «Поле – состояние способное порождать силу», «Каждый заряд создает особое возмущение», «Поле – напряженное состояние эфира», «Поле – форма существования материи», «Масса – одна из форм энергии», «Энергия излучается квантами», «Ядерное вещество не стационарно, оно движется с предельно большой скоростью, единица материи чрезвычайно сильно напряжена», «Итак, мы можем считать, что вещество состоит из таких участков пространства, в которых поле достигает особой интенсивности)», «Твердость – результат действия сил притяжения и отталкивания (единство отрицательных моментов)», «Матери – бурно кипящее вещество на атомном уровне», «Масса не имеет отношения ни к какой субстанции, являясь одной из форм энергии», «Энергия – динамическая величина, связанная с деятельностью или процессами», «Для каждой частицы существует античастица с той же массой и противоположным зарядом», «При делении возникают вновь такие же частицы из энергии движения», «Любая элементарная частица – это не независимая неразложимая на части единица. В сущности, это набор отношений, связывающих частицу с внешним миром», «То, с чем мы имеем дело при наблюдении, это не сама природа, но природа, доступная нашему методу задавать вопросы», «Отход от того, что материя есть косное начало, субстанция. Взамен: форма энергии. Вещь воспринимается как событие, непрерывное деяние, как движение, а не стационарный объект», «Изменение присуще материи, это внутренняя сущность бытия - нечто не может быть стационарным, оно изменяется из себя». Из себя – значит из своего небытия. «Движение и изменение присуще самим вещам, и не является воздействием извне». Бог творит изнутри.

Примечание. Современная парадоксальность квантовой механики сродни парадоксальности математики, с которой столкнулись древние греки, обнаружив иррациональные числа; в поздние же времена похожая ситуация была с введением комплексных чисел. Иррациональность противоречит понятию числа как таковому, комплексные же числа вообще выходят за границы реальности. Так что математика уже давно пережила подобные неурядицы.

Примечание. Почему под музыку хочется танцевать? Музыка задает ритм жизни, гармоничное ее истечение. Музыка ритмом дает упорядоченное квантование выбросам энергии. Она настраивает дух, давая возможность человеку проявить себя на более высоком качественном уровне; музыка упорядочивает движения, делает их более отточенными, правильными, быстрыми, утонченными, а, равно как, и переживания души. Не случайно говорят, что движение есть жизнь. Пульсация творения и смерти исходит из небытия. В любом творении есть свой ритм. Ритмичность проистекает из квантования выбросов энергии.

9

Мироздание томится и мучается во власти ничто; мироздание вынуждено быть в силу невозможности ничто; именно ничто лежит в основе всякого становления и именно ничто полагает предел бытия мироздания и его границы.

Положение мира, скованного определенностью и необходимостью, унизительно, и потому мир мечтает вырваться и воспарить духом из-под этой жесткой власти детерминизма, поэтому мир так алчет свободы; он желает быть свободным художником и поэтом! Мир хочет быть духом!

Именно томление мироздания в объятиях ничто обосновывает тот пессимизм бытия, который говорит: «Лучшая доля для человека — это вовсе не родиться», здесь проявляются те силы бытия, которые влекут к хаосу, к разрушению и, в конечном счете, к ничто (ослабление напряжения); мир не хочет быть, он протестует против вынужденности своего бытия, он отрицает свое бытие, он хочет быть небытием, но не может, ибо он обречен на бытие — и в этом заключается трагедия бытия.

10

По устремлениям человека в целом мы можем познать то, чего от нас хочет Природа. В этом смысле человека есть выражение воли Природы. Надо отметить, что само появление человека на земле уже доказывает, что процесс развития и становления Природы не есть бессмысленный процесс, пока в нем нет человека. Бытие полно смысла независимо от человека. Вспомним утверждение: «Все что не совершается, совершается к лучшему». По сути, это утверждение есть не что иное, как простая переформулировка утверждения, что все, что ни совершается, совершается в соответствии с волей к превосходству (к лучшему) и наполнено смыслом, ибо стремление к возвышению есть смысл.

Примечание. Как говорил безносый философ Панглс, гонимый, терзаемый, едва не повешенный, едва не сожженный: «все к лучшему в этом лучшем из возможных миров» и остался верен этому изречению до конца. Самое интересное, что других миров нет и не может быть, а в этом единственном и неповторимом есть принцип стремления к лучшему. И какие бы катаклизмы и разрушения не постигли его, этот принцип никто не отменит, он связан с нашими наилучшими надеждами, как и принцип отрицания в стремлении к добру, они принадлежат царству метафизических теней.

Наверное, каждый человек ощущал на себе руку провидения, как волей неволей вдруг начинают исполняться заветные желания, жизнь как будто направляет своей рукой человека, как будто подсказывает ему, что надо делать, это невозможно описать словами, это надо прочувствовать, и это есть то, что лежит за пределами человеческого постижения. Конечно, нам могут возразить: сколько в жизни царит неправды, сколько всего отрицательного (в этом его отрицательное значение). Но позвольте, это зависит от того, с какой точки зрения смотреть. С объективной — да, но с субъективной — нет. Здесь и проявляет себя момент истины: на уровне изменяемой части бытия нет безусловного единства, каждый квант бытия сам за себя, каждый квант бытия находится на своем уровне, и, конечно же, может не вписываться в тот «общий» уровень бытия, который является условным. Вспомним, что на уровне изменяемой части бытия нет безусловного единства, здесь каждый сам за себя!

11

Если за основной общей целью бытия мы признаем рождение и достижение нового качественного уровня, то нам придется признать значимость воли к превосходству в качестве неотъемлемой сущности реализации этих идей; ибо воля к превосходству необходимо предполагает достижение уникальности или предполагает возвышение в сравнение, — все это есть, по сути, достижение нового или более высокого качественного состояния бытия. Таким образом, бытие как воля к превосходству есть реализация идеи развития. Любое развитие предполагает волю к превосходству, и обратно, воля к превосходству есть направленность на достижение определенного возвышенного состояния.

12

Воплощение любой цели всегда предполагает волю. В основе любого становления лежит воля к превосходству как средство (идейное) достижения наивысшего. Поэтому всякое становление нового качества реализуется через волю к превосходству. В этом отношении воля к превосходству как идея есть столп мира, на котором зиждется вообще всякое развитие. Природа стремится воплотиться в превосходстве: все, что ни рождается на свет, стремиться утвердить и укрепить себя в своем превосходстве над другим, поэтому воля к превосходству — это дух бытия, обнаруживающий себя в стремлении ввысь, это вектор бытия, направленный от хаоса к космосу.

13

Везде, куда бы я ни приходил, где бы не был, я видел лучистый блеск в глазах, выражающий жажду превосходства. Достаточно дать человеку хоть каплю власти, — и как тогда он преобразится, как загорятся его глаза! Везде человек хочет быть лучше, хочет быть богатым, здоровым, сильным, хочет учиться в самых престижных университетах, ездить на самых дорогих автомобилях, хочет быть самым-самым, хоть в чем-то, но самым-самым. Любая исключительность несет на себе отпечаток превосходства.

Да и по-настоящему счастлив только тот человек, который видит перед собой лестницу, уходящую в небо, тот, кто способен ходить по ней вертикально, тот, кто как спортсмен постоянно видит перед собой высокую планку и способен ее преодолеть.

13.1

Превосходство других людей - их красота, здоровье, богатство, господство - угнетают. Если ты беден, то перед ними ты ощущаешь свою слабость, беззащитность, покорность, остро чувствуешь свое унижение. Это невыносимо! Такова жестокость превосходства... но его цена велика.

13.2

В проявлении силы уже содержится унижение, которое призвано возбуждать ответные силы. Не будь этого возбуждения сил через напряжение, все покрылось бы плесенью и заросло бы грязью - в силу второго начала термодинамики. Взять, к примеру, богатство; одним своим видом оно подавляет бедноту. В этом состоит жестокость жизни, но это заставляет пробуждаться желание самому подняться чуточку выше; таково воспитание воли.

Произведение искусства, его форма, содержание – это всегда вызов; невольно оно заставляет соизмерять с ним свои силы. Возвышенное порождает желание возвыситься. Примеры, достойные подражания и желания превзойти их служат идеи воли к превосходству; соразмерность побуждает к свершению; в возвышенном всегда содержится вызов.

13.3

Идея воли к превосходству создает пирамидальную картину мира. Все стремится занять господствующую возвышенность (покорение горных вершин). Пирамида показывает возвышение как утончение, как стремление к исключительности и единственности. Пирамида является символом превосходства. Не удивительно, что маленькую пирамидку можно встретить на банкнотах, как знак масонских лож, хорошо известны финансовые пирамиды, иерархичная структура власти имеет пирамидальную структуру, - все это примеры явных форм превосходства.

Примечание. Не красноречиво ли звучит эта идея в стихах Федора Сологуба?..

Поднимай, строитель, крыши

Выше, выше к облакам.

Пусть снуют во мраке мыши,

Высота нужна орлам.

(Федор Сологуб)

14

Как склонен вести себя человек с другими людьми? Он всегда хорошо чувствует слабые места другого и всякий раз пытается надавить на них, пытается заполнить их собой. Как вода стремится растечься и заполнить собой все, так и человек стремится заполнить собой другого, используя его слабости и недостатки. Часто это происходит бессознательно.

Да, интересно, что как только люди чувствуют слабость другого, то непременно их подмывает воспользоваться ею, иногда только благодаря сознательному ограничению своих душевных порывов они поступают благородно. Эх, некоторое жалкое отродье, вас все еще следует держать в жесткой узде. Мало в вас совестливой воли! Вы все еще понимаете только страх кнута и сладость пряника! Что ж, иногда Природа разочаровывает и меня. Не случайно добродушие, простота и наивность у нас до сих пор еще служат предметом некоторого презрения, жалости, ибо в чем-то неявно подразумевают слабость, а коварство, хитрость и злость – в почете, это признаки силы. Но как разнообразны человеческие весы!

15

Человек, являясь в этот мир, обнаруживает, что мир противостоит ему. Для выживания человеку необходимо бороться за свое существование, за сохранение рода и собственной индивидуальности. Человек поставлен в такие условия, что он либо живет, либо погибает — третьего не дано!

На начальном этапе жизни человека воля к превосходству обнаруживает себя в борьбе за выживание, она являет себя здесь на животном уровне, но затем, с познанием и освоением Природы, ощущение враждебности окружающего мира по отношению к человеку заметно уменьшается, — когда воля человека утверждает себя в своем господстве над Природой и над человеком.

16

Воля к превосходству — стержневое начало, которое пронизывает человеческое существование; она то, что провозглашает во имя чего, то есть полагает цели. Какое особое значение она принимает на уровне государства, где без политической воли и камень не столкнуть! Воля человека к созданию семьи, к получению образования, к карьере — это то, что является стержнем жизни человека, это то, что упорядочивает явления, что нанизывает их в стремление к определенной цели, то, что отметает несущественное, что сосредотачивает человека. Для человека необходимо быть носителем такой стержневой идеи, если ее нет, то жизнь превращается в хаос, в то, что плавает и булькает на поверхности.

17

Воля к превосходству сама по себе не является ни доброй, ни злой, она может служить разным целям, но всегда она утверждает себя как противостояние!

Примечание. Характерны в этом отношении стихи Михаила Кузьмина:

«Если б я был древним полководцем, покорил бы я Эфиопию и персов, свергнул бы я фараона, построил бы себе пирамиду выше Хеопса, и стал бы славнее всех живущих в Египте!

Если б я был ловким вором, обокрал бы я гробницу Менкаура, продал бы камни александрийским евреям, накупил бы земель и мельниц, и стал бы богаче всех живущих в Египте.

Если б я был вторым Антиноем, утопившимся в священном Ниле, - я бы всех сводил с ума красотою, при жизни мне были б воздвигнуты храмы, и стал бы сильнее всех живущих в Египте.

Если б я был мудрецом великим, прожил бы я все свои деньги отказался бы от мест и занятий, сторожил бы чужие огороды - и стал бы свободней всех живущих в Египте.

Если б я был твоим рабом последним, сидел бы я в подземельи и видел бы раз в год или в два года золотой узор твоих сандалий, когда ты случайно мимо темниц проходишь, и стал бы счастливей всех живущих в Египте».

Примечание. Никогда не задумывались, почему люди, противореча, казалось бы основам добродетели гордятся и с некоторой завистью смотрят на самых известных преступников, удачливых крупных мошенниках, воинов, самых сильных и хищных зверей, самых ядовитых пауков и змей. Они готовы признать зло, только, чтобы оно было выдающимся. С некоторым затаенным страхом и восторгом смотрят они на него. Радость же закона и справедливости заключается в том, чтобы восторжествовать над высшим злом.

(Некоторым мелким жуликам, кичящимся своим ремеслом, хотелось бы сказать: пусть гордится «дерьмо», что в него наступил человек).

Примечание. Ницше: «Не за то я был пригвожден к древу мучений, что я знал, что человек зол, - но за то, что я кричал, как никто еще не кричал: «Ах, его самое злое так ничтожно! Ах, его самое лучшее так ничтожно!»

17.1

Человек сообразно своему внутреннему чувству определяет для себя прекрасное; прекрасное влечет к себе человеческий дух. Но неотъемлемым атрибутом прекрасного является элемент превосходства; он необходим, — если нет, — то прекрасное перестает быть прекрасным и низводится до обыденности в своем роде. Таким образом, стремление духа к прекрасному есть стремление духа отчасти к превосходному.

Элемент возвышенности присущ красоте, будь то красота в малом — в этом случае малое, например, сосновая иголка, возвышается в глазах человека. Таким образом, возвышенность всегда присуще прекрасному и может быть объективно и/или субъективно обусловленной.

Красота, совершенство, гармония есть не что иное, как лики превосходства.

Вот как, к примеру, совершенство определяет Козельский: «Совершенство вещи полагаю я в том, когда у ней все свойства состоят в превосходной степени, а противное сему называю я несовершенством», и далее: «Совершенство всякой вещи состоит в достижении ее свойств до высшей степени, а свойства в нас могут быть хороши и худы; и таким образом, совершенство может быть как в доброте, так и в худобе». То есть совершенство этически нейтрально, с чем трудно не согласиться; ибо и злодей может достигнуть совершенства в своем ремесле.

Как мы видим без слов «превосходство, высочайшее» никак не обойтись при определении совершенства; ибо превосходство светится в сущности всякого совершенного. Таким образом, утверждая идею бытия в стремлении к совершенству, в воле к превосходству, мы говорим о этически нейтральной идеи, которая может облекаться как в добро, так и во зло. Ценности добра и зла здесь выступают лишь как идеи, направляющие волю к превосходству.

Отметим также, что значение бытия представляет его качество, ибо бытие есть бытие качеств, и существенным элементом всякого качества является сравнительная форма превосходства; то есть понятие «превосходства» как общности пронизывает бытие в каждом качестве; ибо всякому качеству можно найти шкалу сравнения.

18

В заключении приведем некоторые общие формы, которые принимает воля к превосходству:

Формы превосходства: исключительность, самобытность (исключительность человека определяется степенью его незаменимости в каком-либо деле), поединок, положение, статусность.

Основания превосходства: красота, ум, талант, связи, деньги, сила.

Утверждение воли человека идет через:

Смелость: смелому и города покоряются.

Знание: знание — сила.

Наглость: наглость проламывает стены.

Хитрость: коварна, вкрадчива, очаровательна, тихо и незаметно обтекает она и обволакивает своей властью.

Насилие: самый грубый и простой способ утверждения воли, в основе которого лежит все тот же принцип отрицания. Вообще говоря, в основе всякого противоречия таится отрицание, а поскольку, если мы понимаем, что противоречия движут миром, то тем самым отрицание как изначальная форма выступает основной движущей силой, тем словом Логоса, которое кладет начало всему.

Примечание. Много на земле зла: болезни, подлость, предательство, низость, - низость – да, это противоположность возвышенному! Так я постигаю ее и ее отрицательное значение.

Примечание. Исключительность сообществ, считающих себя избранными, основывается на противопоставлении. Все тот же пресловутый принцип отрицания – через разделение на «я» и «не я».

Примечание. Достоевский: «Потребность заявить себя, отличиться, выйти из ряда вон есть закон Природы для всякой личности; это право ее, ее сущность, закон ее существования».

Примечание. Общее определение искусства такого: форма, содержание которой не может быть выражено в иной форме. То есть, предполагается нерасторжимость содержания и своей единственно возможной формы; здесь от произведения искусства требуется неповторимость, что часто характеризуется восклицанием: «непередаваемо!», «бесподобно!». Опять же мы сталкиваемся здесь с исключительностью, как критерием определения настоящего искусства – превосходство в исключительной форме. Почему, кстати сказать, ценно не подражание, а нечто свое, привнесенное автором. Это естественным образом заложено в нас. Неподражаемость как подтверждение исключительности. Хотя сначала надо научиться подражать, чтоб приобрести свое.

19

Жизнь есть постоянное стремление ввысь. Даже у порога смерти человек смотрит с надеждой на лучшее; надежда есть инстинкт воли к превосходству, и она умирает последней, а, лишившись ее, человеку остается только покончить жизнь самоубийством.

Воля к превосходству как стержневая идея, которая раскрывает мир в его бытие, именно она предает направленность развитию мира и в условиях полной определенности совершающегося придает смысл и надежду бытию — что не совершается, то совершается к лучшему.

19.1

Память потомков создает легенды, забывая прозу жизни. Легенды отличаются от обыденности своей возвышенностью, мистичностью, поэтичностью. Герои и легенды – это знаки идеи воли к превосходству, ее знамена, символы, маяки-ориентиры в темной пучине бытия.

20

Отношение к жизни и смерти. Настоящее возвышенное – в трагедии, и, чем глубже человек способен переживать, тем возвышеннее трагедия, которая может постигнуть его (смерть клопа никого не удивит). К примеру, если человек не способен на глубокие чувства, то он никогда не поймет, что такое глубокое переживание любви; его мир не будет окрашен ее красками. Но человек, имеющий пылкое воображение, одаренный, эмоционально развитый, способен пережить такие мгновенья, которые никогда не будут доступны «средне-нормальному» человеку.

Из духовной слабости проистекает неприятие и отрицание возвышенного. Честолюбивый слабый человек не может в глубине души смириться со своим бессилием, а тогда ему остается только одно – низвести возвышенное, чтобы сносить самого себя. Только богато одаренные натуры способны искренне восторгаться чужим превосходством, только они могут признать и оценить их достоинства всей душой, непосредственно и наивно. Благодаря собственной самодостаточности, они могут принять превосходство другого; оно не возбуждает в них острого ощущения собственного ничтожества. Бессильных возвышенность другого уязвляет. Им нечего противопоставить. Жалко они цепляются, отрицают, ищут недостатки – все, чтоб хоть как-то низвести возвышенное до своего уровня.

Сильные люди способны принять истину: «Человек смертен и смертен его дух». Даже в древние времена эту истину могли принять немногие; ведь это низводит ценность человеческой жизни до ее фактического бытия здесь и сейчас. Если человек живет с сознанием того, что он может умереть в любой момент времени, если человек готов принять смерть – значит, он становится настоящим воином, побеждает страх и живет на пределе – каждый день как последний; только тогда он становится по-настоящему свободным.

Трудно отказаться от собственной исключительности и права на вечность, только сильные способны на это. Для многих трудно принять действительность и лишиться веры в вечное будущее. Было бы кощунственно, как это делает Ницше, отнимать у них надежду, это равносильно обречению на гибель. С верой легче умирать.

По-настоящему сильный человек умеет проигрывать; он поражен проигрышем, но он счастлив – поскольку нашелся человек выше его; он смотрит на мир объективно: для него превосходство – безличная ценность: я побежден, но нашелся более достойный человек – бытие было отмечено моментом возвышения. Я проиграл, но я боролся, я не мог не бороться.

Для творческих людей время является судьей; оно расставит все на свои места; кто-то добьется признания, кто-то нет. Если даже человек не оказался на достаточной высоте – он должен это принимать спокойно, главное, чтоб хоть кто-то покорил новые вершины. Ты боролся и проиграл – ты послужил средством для возвышенного, для случившегося акта превосходства; без тебя не было бы напряжения воли другого. Легко умирать, когда веришь, что придут другие, более достойные, будут жить и наслаждаться, ибо ты веришь в то, что суть жизни - в воле к превосходству. Как учил Ницше: мы все – мосты для других, придет время - и они пройдут по нам.

Сильный человек искренне порадуется за того, кто превзошел его и опосредовал; ибо победитель достоин наивысшего счастья.

Быть готовым умереть в любой момент – значит высоко ценить каждое мгновенье и жить на пределе. У такого человека никогда не возникает боли за бесцельно прожитые годы. Такой человек не совершает ошибок – он верит, что поступает правильно, ибо поступает по необходимости, даже если совершает что-то глупое. Глядя в прошлое, он всегда может сказать: окажись я сейчас в той ситуации, я поступил бы также, и я полностью несу ответственность за свои поступки.

Тщедушный человек часто перед лицом сильной натуры, дабы оправдать собственную слабость, будет с радостью отмечать незначительные недостатки последней, нежели простодушно порадоваться за сильнейшего.

Даже некоторые великие люди не могли смириться и принять величие одного человека перед лицом целой истории. К примеру, Лев Толстой в своей эпопеи «Война и Мир» пытался убедить себя (и нас) в великой роли народа и совершенно опосредованной роли гениального полководца. На протяжении всей книги он превозносит «простого» солдата, умоляя значимость Наполеона; ну никак он не может принять природное право одного человека повелевать судьбами народов! Поборник народности, Толстой не в силах принять простосердечно Наполеона. Хотя великий полководец так простодушен, как ребенок, без лицемерия и подлости.

Трудно смириться с тем, что на свете есть люди, которых ты и ногтя не стоишь, для человеческой гордости просто невозможно признание земных богов – для слабого человека это все равно, что признать свою ничтожность.

Сильной натуре очень трудно смириться со своим низшим положением, более того - это бывает самым болезненным, но именно это чувство подавленности через отрицание дает возможность проявиться силе личности. Сильный человек будет бороться, даже заранее зная о своем поражении, он просто не может не бороться – иначе он не будет уважать себя. Отказаться от борьбы – равносильно признанию собственной слабости.

Что доставляет самую большую боль человеку, считающему превосходство наивысшей ценностью? Моменты собственной слабости и бессилия, моменты унижения.

В жалости бессильного к сильному сквозит бессознательное, лицемерное желание превосходства. Что еще остается слабому, не в состоянии превзойти невозможное? Только пожалеть свысока. Слова: «он плохо кончил» ничего не значат. Сильный жил и добился того, на что слабый не способен. Кто в ответ на признание чьих-либо достоинств говорит, что он плохо кончил, тот утешает себя, стараясь оправдать собственное бессилие.

Если человек похваляется, то ему трудно оправдать надежды, возлагаемые на него, к тому же люди уже заранее относятся к нему предвзято: «Ну, давай, покажи, на что ты способен! А мы посмотрим!» Если же человек скромного мнения о своих достоинствах, то он может приятно всех удивить.

Примечание. Когда я общаюсь с людьми, то за их эмоциями вижу определенную логику, которая часто ускользает от самого говорящего. Если обратить внимание на эту логику, то это как будто срывает покров с истинных намерений человека, что приводит его в некоторое замешательство.

Примечание. Зачастую зрелость многих заключается в циничном отношении ко всему, умение во всем видеть подвох, обман, и тем самым низводить; а также с потерей способности удивляться новому; им никогда не быть ребенком.

Примечание. Многие взрослые просто не могут позволить себе быть детьми, - иначе не поймут; только внутренне ощущение своего превосходства (не говоря о потери рассудка) дает человеку на это право. Не каждый может позволить себе быть смешным, этому непременно должно быть возвышающее оправдание (клоунов в расчет не берем).

20.1

Попробуйте расслабиться, закрыть глаза, освободиться от всего несущественного и испытать во всей полноте страх, страх Смерти. Освободите его, он бесконечно глубок. Переживая его, вы соприкоснетесь с вечностью, вы соприкоснетесь с ничто, ибо страх смерти есть отрицание ничто. Переживание этого страха, чистого и безграничного, есть основное мистическое постижение жизни. Здесь приоткрывается вся ее неподдельная правда. Здесь вы становитесь личностью.

В повседневности над человеком переменно должен довлеть страх, тогда его силы напрягаются, а сосредоточенность возрастает. Только так будут достижения, только так будут результаты. Беззаботность расслабляет. Страх же заставляет жить на грани возможного. Великие культуры и империи вырастали из чрезвычайного напряжения сил, где страх был как средство, как мощный возбудитель. Научитесь управлять вашим страхом! Взнуздайте дикого мустанга! Тогда вам покорятся города. Но за периодом величайшего напряжения наступает период эйфории свободы (Спарта пала). Научитесь колебаться.

21

Спокойная уверенность в себе или могучее ощущение напряжение членов – признак истинной силы. Самое приятное удовлетворение – от наказания высокомерных. В высокомерии таится слабость, неуверенность в себе. Здесь слабость скрывается за маской гордыни. Стоит ударить по основе – и человек обнажается, становится уязвимым, беззащитным. Приятно осадить и слегка унизить сноба. Но в подобных играх самое болезненное – самому потерять равновесие и оказаться уязвленным. Как говориться: «на любую силу найдется другая, превосходящая сила». Но все же это забавная игра.

Примечание. Люди пестуют смирение из страха. Того, кто слишком зарывается, они наказывают, иногда показывая пальцем, вот, мол, посмотрите, к чему приводит излишняя самонадеянность. Скромность украшает, но не всегда. Смирение – это и залог того, что человек будет избегать конфликтов, не обостряя межличностные отношения, а, равно как, и другие.

Примечание. Почему некоторые люди хотят казаться хуже, чем есть на самом деле. Проистекает это из того, что они чувствуют за собой вину, нечто недостойное, что таится в их душе, а потому, питая чувства действительно благородные, и от Природы будучи хорошими людьми, они бояться упасть в глазах других людей, обманув их надежды, вследствие чего и стараются заранее выставить себя в неприглядном свете, не желая в будущем разочаровывать окружающих. Ибо они чувствуют ответственность перед мнением других людей; таким образом они вроде как бы снимают с себя ответственность. Такие люди часто осторожничают, стараются не давать обещаний, которые вряд ли смогут выполнить. Главное, это различать в них напускное от истинного их содержания. Кто не ищет, тот не заблуждается.

21.1

Смех, шутка, сарказм – лучшее средство от чертовщины, высокомерия, наглости, зазнайства; они опускают человека на землю, но в тоже время дают и возможность возвыситься самому. Но иногда бывает не до смеха…

22

Почему с приходом нового связаны ожидания перемен в лучшую сторону? Здесь прослеживается связь принципа рождения нового качества с принципом воли к превосходству. Обновление как возвышение.

Самая искренняя радость, так или иначе, связана с неожиданным открытием, или, когда ожидают что-либо ужасное, но случается приятное. Таким образом, радость связана с улучшением.

Почему сказки, основанные на глубинных архетипах, непременно должны хорошо кончаться? Что это за закон жизни? Не есть ли это достаточно наглядное проявление принципа стремления к лучшему? Даже если это желание, то объективность его как нельзя красноречивее говорит о воле Природы. Желание, чтобы все хорошо кончалось, есть жизненная необходимость.

23

Говорят: «жизнь есть борьба». Но что такое борьба? Борьба неразрывно связана с достижением. Борьба укрепляет, усиливает, одним словом развивает. В борьбе рождается превосходство. Принцип воли к превосходству не предполагает конечной цели, он открыт, и абсолютен, ибо превосходство ради превосходства есть замыкание на себе. Экстремальность сама по себе является общей идеей жизни, как стремление к какому-то максимуму.

Жизнь ставит людей в унизительное положение. Человек вынужден бороться, отрицая настоящее положение, чтобы подняться. В этом состоит жестокость жизни. Человек не может быть спокоен, видя непокоренные вершины. Таков механизм воспитания воли к превосходству. Если человек находит в себе силы и возможности реализовать себя, удовлетворив свои амбиции, он выживает, иначе он погибает. Отсюда происходит большинство преступников, как раз из отчаявшихся в достижении людей.

24

Примечание. Милан Кундера «Бессмертие»: «Великая культура – ничто иное, как плод той европейской извращенности, имя которой история, то есть той одержимости постоянно идти вперед, считая череду поколений эстафетным бегом, где каждый превосходит своего предшественника, дабы быть превзойденным своим последователем. Без этого эстафетного бега, называемого историей, не было бы европейского искусства и того, что его характеризует: жажды оригинальности, жажды перемены. Робеспьер, Наполеон, Бетховен, Сталин, Пикассо – все они участники эстафетного бега, причем бегают по одному и тому же стадиону».

Примечание. «Высшая цель любой философии – возвыситься над миром общества и повседневной жизни и достичь иного уровня сознания. Это уровень мудреца – так китайцы называли свой идеал просветленного человека, достигшего мистического единения со Вселенной».

Примечание. Какова фраза из «Библии»: «и поставил его (Христа) выше всех… любой власти, господства, царей…»

Примечание. («Как стать Буддой»): «Сидя в глубокой медитации под знаменитым деревом Бодхи, Деревом Просветления, он внезапно почувствовал, что на него снизошло ощущение «непревзойденного, абсолютного пробуждения», сделавшее смешными-смешными все былые искания и сомнения. Благодаря этому он стал Буддой, то есть «Просветленным».

Интересны параллели: Распятие и просветление, казнь и рождение, великие мучения и великая благодать.

Примечание. Вдумайтесь в суть синонимов приставки «сверх», все чаще звучащих в рекламах: «золотой», «платиновый», «бриллиантовый», «супер», «гипер», «лучший», «из ряда вон выходящий», «выдающийся»… это одно из наглядных, - так сказать, на гребне волны, - проявлений идеи воли к превосходству.

Сама жизнь есть всегда движение вперед (стрела времени). Само понятие «вперед» очень созвучно выдвижению.

Примечание. Категория превосходства выступает критерием в отделении существенного от несущественного, то есть вообще в определение сущности. Существенное всегда оказывается более, чем несущественное, то есть определяется в сравнении более-менее, более значимое, менее значимое, более выдающееся, менее выдающееся.

Примечание. Какое обращение присутствовало раньше в господствующих классах? «Первосвященство», «Ваше величество», «Ваше высочество», «Ваше превосходительство» - явно, чего хочет человек.

Примечание. Аристократизм - от греч. (aristos = “лучший, отличнейший, знатнейший”) + (kratos = “правление, власть”)

Примечание. Иногда мне кажется, что положение и деньги многим нужны лишь для того, чтобы иметь право высокомерно поглядывать на окружающих.

Примечание. Почему знаменитости так привлекательны?..

Примечание. Вы никогда не задумывались о росте карьеры?..

Примечание. Откуда у людей страсть к наградам, разного рода отличительным знакам? Вспомним здесь, как гротескный пример, Брежнева Л.И? Все системы отличий: ордена, знаки, ярлыки, принадлежность к различного рода элитам, само понятие элитарности, закрытости, избранности, престижа берет свое основание в воли к превосходству. А кто не любит потешить чувство собственной гордости?

Примечание. Часто люди посещают различные престижные мероприятия, чтобы наполнить свою жизнь и вместе с этим насыщают свою гордость, даже просто, если мероприятие совершенно не интересно, чтобы иметь право сказать: я там был. Люди платят большие деньги за престиж, просто за право быть выше других. Это говорит о том, что превосходство ценится достаточно высоко. Какие войны, какие интриги за близость к телу, за право быть в числе избранных. А оригинальность? Хотя бы даже в одежде и поведении: я не такой как все, я другой, это дает право считаться исключительным; но это часто ведет к отчуждению.

Примечание. Факт: женщину привлекает успех.

Примечание. Вот идет подросток в раскорячку, руки в брюки, по сути, еще из себя ничего не представляет, но стремление показать себя, свое превосходство, налицо – комичное зрелище; позднее, из него может состояться кто-то, но пока только видна выпирающая воля.

Это всегда смешное или трагикомичное зрелище, когда притязания на превосходство не соответствуют основаниям (как говорится: как муха на стекле…)

Примечание. Интересно бывает понаблюдать за детьми, когда они кричат: - Я – первый! – Нет, я первый! Нет, я! Нет, я!.. - (отрицание как борьба за первенство) - вот он основной принцип жизни, уже здесь проявляет себя на бессознательном уровне.

А также я слышал у них слово «слабо», обращенное в вопрос; что же в них сказало это слово?

Примечание. Понимание инстинктов и их безусловных рефлексов заставляют принять в человеке наличие безусловного рефлекса доминирования или вожака. Внешнее проявление этого рефлекса - стремление быть везде первым, на худой конец хоть в чем-то, если не во всём. Таким образом, идея воли к превосходству оказывается уже, по сути, безусловным рефлексом, заложенным с рождения.

Примечание. Интересное явление, когда падшая женщина, отдающаяся с легкостью посредственности, может наотрез отказать какой-нибудь значительности. Таким образом она пытается восстановить свою честь; это дает возможность почувствовать себя достойной, и даже более возвышенной, чем эта значительность. Какова Природа, а?

Примечание. Почему куртизанки часто так вульгарны, выставляя напоказ свою наглость, нахальство и бесстыдство? Они выставляют напоказ свое неприглядное превосходство над другими женщинами, сексуально превосходство, хотят казаться уверенными, что порождается внутренней неуверенностью и чувством собственной вины; это протест, отрицание общественных норм, их презрение, и опять же вместе с тем видимое превосходство. Уязвленное самолюбие. В душе такая женщина очень страдает. И как бы убегает от себя, стремится избавиться от собственной боли, от осуждения обществом. Ей остается только отрицать это общество и показывать свое презрение к нему. Поэтому они и ведут себя так развязно и беззастенчиво, выставляя свой стыд на всеобщее обозрение, есть в этом что-то отчаянное, смелое, по-женски.

Никогда мне было не отделаться от мысли, что на картине «Неизвестная» Крамского изображена куртизанка; ну нравилась мне эта картина духовно. И вот это логически доказывают искусствоведы. Все же дух – сильная вещь, интегральная, очень точная при определении сути.

Примечание. Почему часто человек, не сумев достигнуть чего-то, в отчаянии произносит: ну и не доставайся никому (виноград зелен)! – невыносимость соперничества, невыносимость оказаться в роли побежденного. Не говорит ли это об укоренившейся в нашей природе (совершенно метафизическим образом) идеи борьбы за первенство, где наши инстинкты сопричастны этой идеи. Кстати сказать, надо иметь силу, чтобы признать себя побежденным.

Примечание. Если в представлении Докинза («Эгоистичный ген») мир – многообразие машин выживания (для генов); то какой единой цели они могут быть подвержены? Выживаемость в борьбе, в темном пространстве, без чувств, без ощущений – холодная безжизненная борьба, подчиненная идеи преобладания, как центральному стволу движения и развития.

Мы часто произносим словосочетание «естественный отбор» даже не задумываясь над тем, что оно означает. Задумайтесь над словом «отбор»; отбор по какому-то принципу – по какому? явно в конкретики присутствует такая категория как наилучшесть. Отбирают всегда лучших. А вы не задумывались, почему? Как-то само собой разумеется, привыкли, как к свежему воздуху, но принцип сравнения неотъемлем; в борьбе две противоборствующие стороны необходимо вступают в отношение сравнения, без этого невозможно выяснить, кто лучше. Так вот эта идея и реализуется в борьбе. Интересно. Можно спросить Докинза и Дарвина, а зачем двум организмам бороться за выживание, почему они необходимо вступают в борьбу, почему идет естественный отбор посредством этой борьбы. Каков смысл? Остается только одно – в порождении превосходства одного организма над другим. Задайте себе вопрос: чем приходится нам довольствоваться в конечном счете? Только торжеством собственного превосходства и развития. Иначе весь этот процесс борьбы оказывается бессмысленным. Природа мотивирует наслаждением достижение преобладания, в общем, только так можно заставить столкнуться стороны в борьбе, и Природа их непрерывно сталкивает, вынуждена сталкивать, чтобы произвести отбор, чтобы выяснить, кто сильнее, кто лучше и вместе с тем развить, усовершенствовать. Другой вопрос: в каких качествах Она совершенствуется, и здесь открывается бесконечное многообразие (и опять же в каждом светится стремление к исключительности).

Интересен вопрос: каково будет новое состояние (если вообще будет), новая форма, превосходящая сознание? Что превзойдет бинарную логику? Оставляю вопрос мистики в стороне. Каковы будут новые способности, превосходящие способности мыслить, чувствовать, провидеть (это уже интереснее), переживать?..

Примечание. Интересна закономерность: два конкурирующих противника бьются за превосходство; каждый старается превзойти другого, но как только один из них исчезает, то второй испытывает чувство утраты. Противник оказывается необходим.

Примечание. С чего начали люди? Они воздвигли под небеса вавилонскую башню… Египетские пирамиды – факт воплощенных (еще в древности) человеческих желаний, отражающих метафизические сущности, принципы.

Примечание. «Мания величия» - вот так болезнь, а в чем суть этой болезни? И почему в психбольницах столько Наполеонов?..

Примечание. Никогда не задумывались, почему люди хотят казаться лучше, чем есть на самом деле, ну, или хуже?..

Примечание. Вдумайтесь в выражения: «превосходный результат», «результат превзошел ожидания», «непревзойденный мастер».

А чего стоит фраза «превосходно подходит»! Здесь как минимум – «подходит» и «превосходно», что вместе = отбор наилучшего.

Примечание. Ницше. Заратустра. «Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?

Сверхчеловек - смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!

Дисциплина страдания, великого страдания, — разве вы не знаете, что именно эта дисциплина создала прежде все повышения человека».

«Ввысь хочет она воздвигаться с помощью столбов и ступеней, сама жизнь: дальние горизонты хочет она изведать и смотреть на блаженные красоты, - для этого ей нужна высота!

И так ей нужна высота, то ей нужны ступени и противоречия ступеней и поднимающихся по ним! Подниматься хочет жизнь и, поднимаясь, преодолевать себя».

Примечание. Любое возвышение, в большей степени однородное, действует вызывающе, несет в себе вызов. Признанный поэт – вызов начинающему; спортсмен, достигший результата - вызов идущими, смотрящему вверх, ну и т.п. Сам достигнутый результат есть вызов. В этом опять же мы находим свечение идеи превосходства.

Примечание. Даже более правильно говорить «Воля к восхождению», где приставка «пре» только подчеркивает преодоление, связанное с необходимостью восхождения.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Алексеев А.В.. Воля к превосходству. 0000

Еще по теме Бытие как воля к превосходству:

  1. СТИЛЬ ЖИЗНИ И СТРЕМЛЕНИЕ К ПРЕВОСХОДСТВУ В РЕКЛАМЕ
  2. ДИРЕКТИВА ОКХОТНОСИТЕЛЬНО ЗАДАЧ СУХОПУТНЫХ ВОЙСК НА ВОСТОКЕ ЗИМОЙ 1941/42 Г.
  3. Диалог о возможности-бытии высокопреосвященного кардинала Николая из Кузы. Собеседников трое 
  4. СУПРАМОРАЛИЗМ, ИЛИ ВСЕОБЩИЙ СИНТЕЗ (Т. Е. ВСЕОБЩЕЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ)
  5. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССУЖДЕНИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ
  6. ДРЕВНЕЕ И СРЕДНЕЕ ЦАРСТВА
  7. НАЧАЛО ФИЛОСОФИИ В КИТАЕ
  8. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ—стиль—ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ
  9. древний быт славянских племен, вошедших в состав руси
  10. 4.2.6. «Человек» как член оппозиции художественного мира в идиости- ле Игоря Северянина реализуется субъективным отношением поэта к ключе- вым понятиям жизнь - смерть, поэт — поэзия, мечта — быт
  11. ОПИСАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО БЫТА ЧЕЧЕНЦЕВ, C ОБЪЯСНЕНИЕМ АДАТНОГО ИХ ПРАВА И НОВОГО УПРАВЛЕНИЯ, ВВЕДЕННОГО ШАМИЛЕМ. 1843 ГОД1
  12. Принцип явления
  13. Соотношение идеального и материального
  14. Бытие Логоса
  15. Бытие как воля к превосходству