<<
>>

Гегельянство" и распределение

распределили... чтобы раздать то по отделениям

(35:12 2-я Паралипоменон) они раздали... и разделил[и] на всех

(6:41 От Марка) И еще послал третьего (20:12 От Луки)

Буржуазные (не знающие "настоящей диалектики") экономисты, критикуемые Марксом, рассматривали экономику неправильно, не по Гегелю, в виде пар противостоящих моментов (или пар противоположностей), - а в виде её разрозненных во времени, последовательных стадий: "Производство создает предметы, соответствующие потребностям; распределение распределяет их согласно общественным законам; обмен снова распределяет уже распределенное согласно отдельным потребностям; наконец, в потреблении продукт выпадает из этого общественного движения".

И Маркс в этом плане типичный "буржуазный экономист", поскольку к изучению предмета подходит тоже псевдо диалектически. Он также, вопреки требованиям диалектики, где категории "живут" в виде пар противоположностей, превзошёл даже гегелевскую триаду, объединив в одно целое все эти четыре категории, и позже добавил пятую: "оборот", - получив пентаду. Даже глава во Введении к "Капиталу" им именуется: "2. Общее отношение производства к распределению, обмену, потреблению". В итоге имеем у Маркса аналогичную, как у его "буржуазных экономистов" анти диалектическую кашу из четырёх насильно склеенных в кучу понятий. Чёткого определения каждого из них, естественно, по методике Маркса - нет, поскольку наука Маркса определений своих понятий не приемлет, а Марксом приводится только псевдо диалектика их якобы взаимоотношений.

Читаем: "Производство выступает, таким образом, как исходный пункт, потребление - как конечный пункт...", - и здесь, если в конце фразы написать: "политэкономии", то получим вполне нормальное смысловое определение политэкономии, как единства двух моментов производства и потребления, как это я отметил выше, и всё точно по Гегелю.

Но вот чем это предложение реально продолжает наш Маркс: "...распределение и обмен - как середина, которая, в свою очередь, заключает в себе два момента, поскольку распределение определяется как момент, исходящий от общества, а обмен - как момент, исходящий от индивидов [курсивы - мои - В.Ш.]". Здесь задержимся, ибо есть оболванивание читателя: умничаньем, и "кокетством под Гегеля", спекуляцией на терминах, и намеренный отход от им принятого диалектического метода с целью залатать прорехи в своём учении. Да и первая из цитат этого абзаца почти правильна, ибо правильно отмечен диалектический характер связи производства и потребления, и абсолютно безграмотно в их связях вводить такие понятия, как исходный и конечный пункты, или же причинно-следственный принцип их взаимосвязи.

Итак, распределение и обмен замыкаются на себя, являются категориями в-себе-и-для- себя и не являются сущностями третьего общего им понятия в экономике. Если формально расшифровать эту фразу Маркса по Гегелю, то получим: середина = распределение + обмен. "Середина" к экономике никак не клеится. Hy нет там такого понятия. Появляется случайная пара: распределение и обмен, которые должны взаимодействовать, а точнее обуславливать друг друга и переходить друг в друга, или замещать, снимать друг друга. А теперь пусть Маркс покажет, как же эти категории переходят друг в друга, и почему они противостоят друг другу и обуславливают друг друга, типа как правое и левое, или верх и низ и пусть он докажет, что жить друг без друга они не могут. Если я что-то меняю, то, причём здесь распределение, а если я что-то кому-то распределяю, то мне нет дела до судьбы распределённого. Нет диалектического взаимодействия этих понятий, они: "из разных опер". Менять можно много раз и без предварительного распределения, а можно так распределить, что и обмен будет не нужен. Или вообще распределить, а дальше - ваши проблемы, ребята, мы своё дело уже сделали. А вот как из этого явного подлога, просто кричащего о своей противозаконности и несоответствии диалектическому методу, выкручивается Маркс: "...в распределении общество берет на себя, в форме господствующих всеобщих определений.

опосредствование между производством и потреблением: в обмене они опосредствуются случайной определенностью индивида". Вы хоть что-то поняли из имитации гегелевского, а, точнее, детского бреда? Я - так ничего. Оказывается, между производством и потреблением стоит общество (а почему ни обычная мафия?), которое с помощью каких-то определений занимается посредничеством в распределении. И сколько же оно берёт за свои услуги? Почему о цене услуги в "Капитале" ничего не упоминается? Или оно это делает бесплатно? И кто же они, эти непонятные "они", которые опосредствуются в обмене? Если "они". - это производство и потребление, которые опосредствуются в обмене, то зачем тогда индивиду ещё и распределение? Пустая и бессмысленная фраза, которая под псевдо гегелевскими наворотами призвана лишь огорошить читателя, и закрыть пустоту содержания бестолкового определения, типа: середина = распределение + обмен. Как бы чувствуя это, Маркс тут же (и сразу же) продолжает: "Распределение определяет отношение (количество^, в котором продукты достаются индивидам; обмен определяет те продукты, в которых индивид требует себе свою часть, уделенную ему распределением". Здесь, за неимением ничего лучшего, приплёл сюда количество и качество, ибо ничего более подходящего в обойме у Гегеля не обнаружил. И у кого же этот индивид требует? Ведь требование субъекта предполагает и объект требования. Истцу всегда диалектически противостоит ответчик. Короче, отсутствие содержания Маркс пытается прикрыть паутиной пустопорожних фраз, чтобы что-то сказать.

Читаешь, и диву даёшься от этих безличных определений. Это, как и в СССР, крылатая бюрократическая фраза: "Есть мнение, что...". Оказывается, что продукты как-то достаются, поскольку некто и где-то проводит их распределение, и индивид там, в этом где-то, ещё и имеет право... требовать свою часть. Вспомним развал Союза, когда нарушилось денежное обращение, и индивидам доставались продукты их собственного производства - уголь, холодильники, бумага и пр., которые они за бесценок продавали или обменивали на продукты питания, отнюдь не требуя свою часть.

Доставались продукты индивидам в виде бартерной оплаты их труда, или воровались ими на родных предприятиях. Обмен происходил на рынках. К какой формации можно применить эту притянутую за уши фразу Маркса? При капитализме продукты "достаются" индивидам путём обмена их "рабочей силы" на деньги или воровством, но никак путём абстрактного распределения. В первобытной или иной общине, возможно, всё валили в общий котёл и распределяли. - не видел и не знаю. Но для распределения нужен распределитель, хранитель и накопитель, а это - целая общественная структура, типа государства. Естественно, каждый требует себе свою (?) часть, но: "человек определяет, а Господь распределяет", - гласит вековая мудрость. И этим Господом служит первичная структура власти, а власть всегда принадлежит сильнейшему субъекту, и именно он удовлетворяет требования другими своей (?) части. И как же индивид определяет именно свою часть? Неужели попутно не прихватит и чужую у зазевавшегося сотоварища? Причина этих откровенных ляпов (или бреда) одна. Ни в каком обществе и ни при какой формации никакого единого распределения благ нет, и не будет. "Распределять" блага можно двояко, и это - для любой формации, в виде двух способов: либо путём их взаимовыгодного по какому-то принципу обмена, либо когда какой-то "дядя" их отнимает у одного и даёт другому, либо сам этот другой (и без "дядиной помощи") делает то же самое. Истина лежит как всегда где-то посредине между двумя этими крайностями... Перераспределяют только ворованное!

А вот как "знаток диалектики", - Энгельс пытается применить закон единства и борьбы противоположностей, "кося" под гегелевскую манеру, хотя в этом плане ему до Маркса расти и расти. Читаем его определение политэкономии: "Политическая экономия, в самом широком смысле, есть наука о законах, управляющих производством и обменом материальных жизненных благ в человеческом обществе". Согласимся, но ниже я докажу, что производство и обмен, - это два полюса только товарного производства, а не политэкономии.

Значит, по Энгельсу можно писать формулу: политическая экономия = производство + обмен, в их неразрывном единстве и борьбе. Напомню, что в предыдущем абзаце я показал, что Маркс фактически пользовался иной формулой, в которую тоже был включён обмен, середина = распределение + обмен. Грамотный читатель потянулся, к перу и бумаге, чтобы подробно исследовать диалектику взаимодействия производства и обмена, но тут же с удивлением обнаруживает, что это далеко не так, поскольку, в другой цитате Энгельс заявляет читателю, что связи между производством и обменом... нет "Производство и обмен представляют собой две различные функции. Производство может совершаться без обмена, обмен же - именно потому, что он, как, само собой, разумеется, есть обмен продуктов, - не может существовать без производства". Маркс и Гегель одновременно перевернулись в гробу. А ведь последняя фраза абсолютно верная, а первая - это плагиат Энгельса у Маркса.

Правый конец у палки по Энгельсу может существовать самостоятельно, а левый без правого - ну, никак жить не может. Если бы Энгельс ввёл в экономику воровство, или пусть даже отчуждение, как форму неэквивалентного обмена, то он бы такого ляпа не допустил. Он бы сразу понял, что производство начинается с отчуждения (воровства) средств у природы, и этот т.н. "обмен", без которого производство не существует, есть обмен чисто не эквивалентный. Насколько я понимаю, основоположники, если и общались между собой, то только не по вопросам политической экономии, или вообще не читали "произведений" друг друга. Да и своих, более ранних произведений не читали, скорее всего, тоже.

Любой, не закомплексованный современной экономикой индивид, на жизненном опыте знает, что так называемое распределение, а точнее перераспределение, содержит в себе два момента, один из которых чисто биологический, исторически первичный - это воровство и противостоит ему социальный, цивилизованный момент такого "распределения" - это т.н. рыночный обмен.

Перераспределение возможно, когда есть что перераспределять, когда это что-то уже кем-то добыто. Свою добычу, в том числе не только добытую, но и украденную, распределять и перераспределять не надо, - она и так твоя, это твой собственный ресурс, но который всегда может быть и похищен. "Распределяют", и исключительно силой, всегда нечто ворованное, или чужое и только тогда, когда на это ворованное есть много претендентов. Если я украл, но только для себя, то это уже и есть моя добыча. И не важно, проявляется воровство в виде прямого акта насилия, либо посредством закона, или же Права, которым пользуются все не трудящиеся от: "... завоевателя до нищего". Если чистого воровства и распределения награбленного товара не будет, а будет только производство и обмен, то человечество вообще вымрет. Господство только обмена предполагает либо вымирание всех нетрудоспособных, либо обязательный труд для всех - от младенца до старика-паралитика и последующий обмен продуктов труда. И скромная ссылка Маркса на: "другие законы". - это лишь уклонение от рассмотрения и от научного решения этой проблемы.

Но у основоположников чёткого определения понятия распределения, равно как и вообще чётких определений понятий, - тоже нет. Что такое воровство - это всем ясно, когда ресурс собственность, или иной предмет меняет своего владельца, вопреки воле собственника. Что такое подарок, тоже понятно, - когда тот же предмет односторонне меняет владельца, по воле собственника. Что такое обмен, также ясно - это взаимный акт воровства или дарения, когда одновременно два предмета меняют собственников, к вящей пользе-прибыли для двух сторон. А что такое распределение и кто им занимается и зачем ему, распределяющему, это надо, и почему он (явно не нормальный) не берёт всё это себе, а часть, или даже всё, распределяет, и кто и зачем устанавливает величину (или норму) этой части, - не понятно. Если написать фразу: "распределение, - это такое экономическое явление, для которого...", - то я нормально закончить её, например, в неких экономических категориях никак не смогу, поскольку... ну, не понимаю я подобной лже терминологии и её призрачной сущности.

При слове распределение у меня в мыслях возникает очень сильный и толстый дядя, который раздаёт нечто из котла, в котором что-то есть, а рядом стоит толпа с мисочками. И все хотят это получить, но непонятно: как это что-то в котёл попало, какими принципами дядя руководствуется при раздаче, и почему он, ненормальный, раздаёт, а не ест всё сам? Естественно, этот дядя в первую очередь не забывает и себя, но почему он распределяет остатки? И если в "волшебном котле" чего-то мало, то всё достаётся дяде, или дяде вообще ничего не перепадёт? А если немного и останется, и если у дяди есть любимчики, то... ?

Если дяди нет, то при распределении из котла господствует право Силы, и слабые при таком распределении вымрут и самый сильный, завладев котлом, станет... новым дядей и, непонятно почему, начнёт делиться содержимым с другими. И новый дядя, после того как решит свои проблемы, начнёт вносить вышеуказанный порядок возле котла. При драке за котёл - у дяди были помощники, и им дядя отпускает в 1-ю очередь; были и враги - и их дядя уморит голодом и установится у котла "новый" но... прежний порядок. Порядок, при котором должна господствовать сила равноправия, но если всем не хватает, то порядок вырождается в... протекционизм. Тот же вариант возникает, когда дядя теряет силу. Некто, ранее дядей обделённый при распределении, собирает группу недовольных (оппозиция, партия) и "уходит" дядю. Естественно все "товарищи" обещают равенство и справедливое распределение. Только и равенство, и справедливость-то у каждого разнятся. Умный читатель уже понял, что пресловутый дядя и есть государство, и что только оно одно и несёт на себе тяжкую ношу перераспределения... им не добытого богатства. Ибо кто же будет даром распределять своё, кровно заработанное? Те, кто подобным делом занимался, - распределяя своё имущество, навеки вписали свои имена в списки святых мучеников, ибо нет большего мучения, чем даром отдавать своё кровное. На это способны только святые, превращаясь в... мучеников. И яркий пример такого мученического поведения - св. Николай (дядя-угодник), раздававший тайно своё имущество неимущим (и сладострастно наблюдавший в окошки за их реакцией).

Если у читателя при слове распределение возникают иные ассоциации, я очень хотел бы их услышать. Как видим, к экономике, основу которой составляют производство и (по Марксу) обмен, распределение никаким боком не лепится и есть акт чисто волевой, политический. Трудящимся распределение не нужно, ибо сами себе что-то производят, или довольствуются эквивалентным (по Марксу) обменом своего труда на деньги и денег на товары. Паразиты меняют свой капитал на доход, свои деньги на процент, недвижимость на ренту, своё тело на презренный металл и т.п.. В перераспределении нуждаются только нетрудоспособные, и они то и составляют момент государства. Любая политизация экономического вопроса означает желание - стянуть кусок из котла, где что-то есть, и перераспределить между "своими". Это и есть моё определение политики. Нас учили: "политика - это концентрированное выражение экономики". - и, как всегда, не дописали. Hy во-первых, политика бывает внутренняя и внешняя, и это надо отдельно отметить. А во-вторых, внутренняя политика (да и политика вообще) - это выражение экономического интереса, но... нетрудоспособных (паразитов и воров) но никак не экономики производства. Если трудоспособный индивид "идёт в политику", то с целью стать самому "дядей" и тем уберечь своё, трудовое и нажитое от марксистского распределения. А вот, что ещё по вопросам взаимодействия экономических категорий производства и обмена с политической категорией распределения можно обнаружить у основоположников. Эти положения взяты мной у Энгельса из его "Анти-Дюринга".

Читаем: "там же, где между членами общины возникает более или менее значительное неравенство в распределении, это служит уже признаком начинающегося разложения общины", - а кто доказал, что изначально возле "котла" было некоторое равенство, и в чём оно состояло? Hy я не верю, что могучий охотник, заваливший мамонта, получал из "котла" в порядке очереди, или имел "долю" наравне с младенцем. Если же распределяли у "котла" пропорционально массе сородича, то больше всех доставалось разжиревшим бездельникам. Неравенство не возникает, а изначально есть, и это основа любого "распределения", поскольку однозначного у всех понятия единого для всех всеобщего равенства нет. Один считает, что надо распределять по труду, другой ратует за распределение по количеству ртов, третий - по весу тела, четвёртому нравится по иерархии, или "по чину", пятому - по жребию и т.д.. Неравенство, оно не возникает неизвестно откуда, а существует изначально и всегда. Строгое равенство чего-либо или в чём-либо это, выражаясь словами основоположников, иррациональная, мнимая абстракция... смерти. В равенствах исчезает всякое изменение.

Читаем: "Введение и распространение металлических денег всегда связано с медленным или быстрым переворотом в прежнем распределении, и притом так, что неравенство в распределении между отдельными лицами... все более и более возрастает". Hy здесь всё понятно, ибо деньги изначально вводятся в экономику дядей-государством и предназначены для воровских операций (см. ниже). А возрастает или убывает неравенство при наличии денег, - это откуда смотреть. У кого много денег^те считают, что всё по справедливости, а у кого их нет - те, естественно, возмущаются. В JV-й части работы я на простейшей модели обменного рынка выведу основной закон неравенства доходов и докажу вам его именно рыночное и чисто статистическое происхождение и, потому, - его объективную неизбежность.

Ещё: "распределение в главных своих чертах всегда является необходимым результатом отношений производства и обмена в данном обществе". Здесь видим, распределение лишь результат некоторых процессов или отношений в обществе. Или: "От способа производства и обмена исторически определенного общества и от исторических предпосылок этого общества зависит и способ распределения продуктов", Здесь распределение это уже некий непрерывный каждодневный процесс, применяемый к продуктам. Или: "политическая экономия как наука об условиях и формах, при которых происходит производство и обмен в различных человеческих обществах и при которых, соответственно этому, в каждом данном обществе совершается распределение продуктов". А здесь ясно, что распределение это и то и другое вместе. Как видим, основоположники утверждают и утверждают бездоказательно и без примеров, что производство и обмен определяют и распределение, не придавая при этом распределению вообще конкретного смысла. А реально все эти фразы - лишь пустые декларации призванные доказать недоказуемое: доказать нам то, что распределение не политический (государственный или воровской) акт, а как-то и чем-то связано с экономикой.

А я считаю, что производство производит и меняет, экономика в целом ещё и потребляет, а перераспределением между собой занимаются те, кто утащили кусок у производителя и сами чего-то произвести: или не могут, или не хотят, а это признак или паразитов или воров. Возьмём послевоенные Штаты и Японию. Способ "производства и обмена" - капитализм. По Марксу и способ распределения должен бы быть одинаков. Но Японии запретили иметь армию, и, несмотря на поражение, но благодаря запрету (на военные расходы) экономика быстро возродилась и страна вышла на одно из первых мест в мире. Нечто аналогичное произошло и с Германией. Это говорит о том, что распределение (в данном случае военные расходы) вообще не связано со способом производства, ибо вора не интересует, каким способом краденое произведено. Он ворует, сообразно только внешним обстоятельствам (и запрет на воровство в плане военных расходов - чисто внешний, привнесённый фактор). Вот ещё перл на эту тему, где сам Энгельс наивно проговаривается о политической, а значит, и воровской сущности фактора распределения: "Каждый новый способ производства или новая форма обмена тормозится вначале не только старыми формами производства и обмена и соответствующими им политическими учреждениями, но и старым способом распределения. Новому способу производства и новой форме обмена приходится путем долгой борьбы завоевывать себе соответствующее распределение". А теперь найдите у основоположников и покажите мне, чем способ производства отличается от формы производства. Если худо- бедно о способе производства в советских учебниках что-то можно было найти, то понятия формы производства там вы не найдёте. Почему нет примеров, а только общие лозунговые декларации на эту тему? Все знают, что обмен происходит на рынке, и для этого действа там существуют и покупатели и продавцы. Все знают, что производство осуществляется тоже в определённых местах (заводы-фабрики, поля и фермы) и там для этого тоже есть свой народ (рабочие, капиталисты, крестьяне, землевладельцы). А вот где и как происходит пресловутое распределение, и кто его контрагенты - основоположники нам не сообщили. Есть ссылка на политические учреждения, - а это уже прерогатива государства, которое в экономике Маркса не задействовано. А государство действительно перераспределяет, но... ворованное (налоги в форме казны или бюджета). В СССР мы имели понятие о спец, распределении и знали, что контрагенты этого действа с обеих сторон - это "свои" люди. А вот кто, где и когда занимался и занимается этим ("экономическим" распределением) при капитализме, не говоря уж о первобытных общинах, - уже давно покрыто мраком истории, или суть таинство.

Рассмотрим ещё цитату из "Критики Готской программы", где Марксом косвенно даётся другое определение понимания им процесса распределения. Читаем: "капиталистический способ производства зиждется на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства - рабочей силой. Когда элементы производства распределены таким образом...". Ранее нас пытались убедить, что в обществе действуют три кита, на которых и стоит экономика, - это производство, обмен и распределение. А из последнего предложения этой цитаты мы видим, что распределения, как непрерывного процесса, типа производства или обмена - нет. И распределение - это уже некоторый, если хотите, исторический или интегральный итог непрерывного действия некоторых факторов, типа производства и обмена, в результате действия которых: "элементы производства [уже!] распределены". Я тут стараюсь доказать читателю, что распределение, взятое лишь как процесс, и есть политический процесс, основанный на первоначальном воровстве, а Маркс, тот, оказывается, понимает под этим нечто иное, распределение, как финальный итог производства и его, Маркса, эквивалентного обмена. Но производство никак не может влиять на последующие процессы обмена и итогового распределения, - ибо в принципе можно производить, "работая на склад", или же "в общий коммунистический котёл". Финальное же распределение благ (доходы), уже как итог некоторого процесса, а не как сам процесс, определяется только самим принципом обмена, и это я покажу в 1У-Й части работы.

Заберёт проклятый капиталист при обмене с рабочими всё произведённое себе, - и в итоге получим справедливость вышеприведенной цитаты. А захочет глупый капиталист всё отдать рабочим - разорит и себя и своих рабочих. Но так в обществе не бывает, и нормальный капиталист... делится с рабочими. "Рабочая сила" по Марксу - это товар. А товарообмен на Рынке Маркса в среднем эквивалентный. Тогда, как при эквивалентном-то обмене на рынке возникает неравенство в итоговом распределении благ, - загадка. Маркс объясняет это прибавочной стоимостью, которую капиталист присваивает себе, не оплачивая прибавочного труда рабочего. Но одностороннее присвоение и есть воровство, полного исследования которого Маркс избегает правдами и неправдами. Странная получается экономика у Маркса. На всех, в том числе и бартерных, рынках изначально эквивалентный обмен, при котором выгоды нет ни у кого, а на рынке труда - обмен неэквивалентный в сторону капиталиста и так сотни лет. И всё это - несмотря на классовую борьбу! На простом эквивалентном рынке никто не борется и там без борьбы - обмен мёртвыми товарами эквивалентный. А на рынке труда, рабочие кроме работы и борются, но результат этой борьбы прямо противоположный - их, несмотря на классовую борьбу, обворовывают до нитки, и они имеют оплату только по себестоимости своей "рабочей силы". Вопрос. Почему капиталисты до сих пор не лопнули от переизбытка, а остальной народ не вымер от диссипации энергии, которая тратится на бесприбыльное хождение по рынкам эквивалентного обмена, и на пустую классовую борьбу? И зачем рабочие борются, когда не видно результатов их борьбы - прибавочную стоимость всё равно присвоит капиталист, а рабочий по Марксу всё равно получает только минимум для поддержания бренного существования? Классовая борьба тогда просто лишена смысла.

А вот очередной шедевр научной мысли, бьющий на психику: "пороки общественного строя представляют собой необходимое следствие существующего способа производства". Значит, существующий способ производства (а почему заодно и не все предшествующие способы, чем они были лучше?), безотносительно к какому-то распределению изначально порочен. Здесь нам уже говорят нечто другое, что порок сидит именно в самом способе производства, а не в неравенстве при распределении, и составляет первородный грех человечества не понятно перед кем. Наука-политэкономия, не в состоянии найти законы экономической жизни и объявляет экономику пороком. А всё порочное подлежит уничтожению, потому, что... оно, ну, изначально порочно. Если вам это не нравится, то ещё фраза: "Экономическая коллизия достигает своей высшей точки: способ производства восстает против способа обмена". Оказывается, что виноваты во всех бедах общества ни неправильное распределение, ни пороки производства, а сам процесс... обмена. Напомню, обмен у Маркса - эквивалентный, и если такой обмен порочен, то, что говорить о воровстве. Все три компонента экономики Маркса: производство, обмен и распределение, порочны и требуют уничтожения со стороны революционного непорочного пролетариата. Вот вам и вся марксистская диалектика. Кстати, определения девственности, порочности основоположники не дают, полагая, что читатели знают физиологию и Библию. И почему надо уничтожать порочное, если оно худо-бедно но кормит, и непременно надо утверждать непорочность, которая потом уморит голодом?

А вот пример "моего" понимания процесса развития, когда новое возникает в стороне и вытесняет старое. Читаем у Маркса: "Лишь когда данный способ производства прошел уже немалую часть своей нисходящей линии, когда он наполовину изжил себя, когда условия его существования в значительной мере исчезли и его преемник уже стучится в дверь. - лишь тогда все более возрастающее неравенство распределения начинает представляться несправедливым, лишь тогда люди начинают апеллировать от изживших себя фактов к так называемой вечной справедливости". Здесь в популярной терминологии и строго излагают... одряхление и смерть вышеуказанного дяди. Когда дядя был сильным и здоровым - никто и пикнуть, не смел по поводу "пайки". А когда он ровно наполовину изжил себя, то начинаются разборки по переделу. Я выражался понятно для пролетариата, а основоположники изложили то же - популярно для быдла. И ещё непонятный (с точки зрения диалектики "развития изнутри") момент. Дверь, обычно, отгораживает внутренность помещения от внешних воздействий. Если дядин "преемник СТУЧИТСЯ в дверь", то он пришёл с улицы или... извне.

А в философской "науке" по имени: "диамат" нас учили иному. Мы знали, что преемник зарождается внутри комнаты, или наш дядя расщепляется на две противоположности. Эти дядины противоположности, или зародившийся изнутри (от Святаго Духа) преемник вступают в борьбу между собой. Бьются нормальные за что-то, а за что идёт марксистская борьба - не ясно. Ну, бьются половинки, или преемник от избытка сил, за победу. И более прогрессивная и идущая по восходящей линии половинка дяди должна победить дряхлую часть. Кстати, не ясно какая половинка дяди дряхлеет, верхняя-нижняя, или правая-левая? Если подходить с позиции физиологии, то дряхлеет нижняя, а если с позиций марксизма - то правая, которая реакционная, ибо сказано в Писании: "правая... полна мздоимства (26:10 Псалтирь)", или же: "если правая... соблазнит тебя, отсеки ее (5:30 От Матфея)". А у Маркса уже, оказывается, можно без драки и расщепления, без борьбы и зарождения изнутри от Святаго Духа, лишь постучаться в дверь, назвать себя в качестве преемника и вам... откроют (неужели сам на- нижнюю-половинку дряхлый дядя?). Как говорит Писание: "[и тот, кто стучит], ему откроют (1:98 От Фомы)", и там же: "Многие стоят перед дверью (1:79 От Фомы)", - а кому откроют?

А вот и итог Маркса об открытых им "ужасах" капитализма. Читаем: "капиталистическое производство, существующее едва триста лет... успело породить в течение этого короткого срока такие противоположности в распределении - с одной стороны, концентрацию капиталов в немногих руках, а с другой, концентрацию неимущих масс в больших городах, - такие противоположности в распределении, от которых оно неизбежно погибнет". Во второй части мною было приведено множество примеров, когда противоположности, хотя и борются, но и обуславливают своё существование, и не могут раздельно существовать вообще. А здесь мы имеем последствия от изначальной неопределенности понятия распределения. Капиталист заработал свои капиталы не в результате распределения, а в результате не эквивалентного (по Марксу) обмена на рынке труда между промышленным капиталом и "рабочей силой", каковой обмен он сам и организовал. На всех рынках, кроме рынка труда, обмен эквивалентный, а рынок труда непонятно почему (открытие гения Маркса) из этого правила выпадает. Концентрация купеческого капитала и неравенство в распределении денег были и тысячи лет назад, но вопреки тому же Марксу, не это стало причиной гибели предшествующих формаций. И здесь мы с удивлением узнаём, что это распределение отвечает не только за рассредоточение материальных благ между жаждущими "пайки", но и концентрирует неимущие массы и именно в больших городах (котёл, наверное, там). Что мешает "неимущим массам" рассредоточиться по малым городам или посёлкам нам остаётся неизвестным. Очевидно, там, в малых-το поселениях, было ещё хуже, чем в больших: и потому, в больших "неимущим массам" неплохо перепадало от капитала. Как отличить большой город от городка малого, известно всем, в т.ч. и нашим основоположникам.

Окончательно я прихожу к выводу, сделанному в позапрошлом веке Дюрингом: "обмен, или обращение, представляет собой только подразделение производства, так как к производству относится все, что должно совершиться, чтобы продукты попали к последнему и настоящему потребителю", - это, касается производства и обмена. А пресловутое распределение - есть функция государства, которое в экономике Маркса не участвует, и потому-то распределение выглядит инородным телом в его построениях, и никакое гегельянство спасти положение не может. Распределяют ворованное, это и есть типичное политическое действо, прерогатива государства, которого в политэкономии Маркса нет. Из теории Маркса мне так и осталось непонятным, что же это за зверь - распределение? Или это некий непрерывный процесс, протекающий где-то в недрах общества и управляемый непонятно кем и непонятно с какой- такой субъективной целью, или это уже некий итог деятельности естественных рыночных или иных отношений, выраженный в конечном неравенстве вещного богатства тех же рыночных контрагентов? Не клеятся эти понятия: товарное производство, обмен и распределение одно к другому и, как всегда: "третий [распределение] - лишний". Вот почему Маркс возмущается поведением экономистов: "экономисты..·. Их интересует не распределение, а исключительно лишь создание национального богатства", или то же, но в другом месте: "Для политэконома существуют... производство, потребление и в качестве посредников между ними обмен и распределение". Возмущение мэтра безосновательно, ибо создание богатства - прерогатива экономики, воровство и распределение наворованного - ложится на плечи государства (ложится тяжким бременем), и это - политика, а всё это вместе должна объединить и изучать, нет, не философия, не политэкономия, а социология. И ещё раз прошу задуматься. Как так, при сплошном обмене товарных эквивалентов возникает прогрессирующее неравенство в итоговом распределении потребительных стоимостей у населения? Как такое возможно? Вот и детски-наивный "ответ" Маркса: "вместе с этим разделением труда дано и распределение. являющееся... неравным распределением труда и его продуктов". Почему ответ наивный? Да просто потому, что Маркс с детской непосредственностью воспринимая мир, полагает, что в мире непонятно кем дано распределение. Причём, для него естественно, что распределение обязательно неравное (как для ребёнка естественно, что его шлёпают родители, а не он их), и Великий экономист, отмечая факты, даже не задумывается о причинах, их порождающих. А так поступают только дети, для которых мир таков, каков он есть, и им не надо доискиваться причин именно этого мира. А ведь сама фраза о неравном распределении продуктов начисто выметает из экономики гипотезу мэтра об обязательном и всеобщем обмене эквивалентов.

Вот ещё два противоречивых заявления о распределении. Маркс вещает: "Например, в распределении фигурируют земельная рента, заработная плата, процент и прибыль, в то время как в производстве в качестве его факторов фигурируют земля, труд, капитал". Здесь всё верно: в производстве задействованы земля, труд, капитал, а в воровстве-распределении фигурируют рента, зарплата (в которую входят проценты на труд), процент (на денежные ссуды) и прибыль (на капитал). Но ниже находим другую фразу: "Полнейшая иллюзия, когда в производстве говорят о земле, в распределении - о земельной ренте...", из которой я делаю вывод, что Маркс никакой ни философ-экономист, а обычный циркач, фокусник-иллюзионист.

Читаем одно верное, но не полное определение распределения, в котором проявилось саморазоблачение Маркса, как учёного, в недостаточности, половинчатости и неполноте его теории: "в обществе совершается распределение продуктов, - политическая экономия в этом широком смысле еще только должна быть создана". Hy никак теоретик не может позволить себе столь аморальное поведение (залезть на государственную территорию), предоставляя это действо... другим. Обратите внимание на слово: "должна" в этой фразе. Кто-то другой, но только не наш горе-теоретик должен (а кому должен и сколько должен?) решать щекотливые проблемы, создавать теорию не только производства-экономики, но и воровства-политики.

Причина этого в том, что по словам Маркса: "для распределения должно быть в наличии нечто, подлежащее распределению". Если вы нечто заработали, то вы это нечто потребляете и распределять его не надо. А вот если вы нечто украли, точнее, получили по Праву, то это же Право на кражу имеют и другие (просто вы опередили этих других), потому с ними нужно делиться награбленным, а это и есть... перераспределение. Для такого перераспределения и существует т.н. "пирамида власти", - основа любой силовой или государственной структуры.

Пример отхода Маркса от диалектического метода: "производство, распределение, обмен и потребление... образуют собой части единого целого, различия внутри единства". А какое имя у единого целого - Маркс не говорит, ибо это целое состоит не из 2-х противоположностей, а представляет собой четырёхкомпонентный винегрет. Далее идёт вообще абсурдная фраза: "Производство господствует как над самим собой... так и над этими другими моментами". Что означает слово господство в данном контексте? В жизни господствуют с одной целью, - это грабить подчинённых этому господству. Иначе господство теряет смысл, как таковое. А как можно господствовать над самим собой, что даёт это господство, зачем оно вообще нужно, и существует ли такой вид господства вообще - оставим на совести мэтра. И вот якобы ответ и на эти вопросы: "обмен и потребление не могут иметь господствующего значения - это ясно само собой. То же самое относится к распределению, как распределению продуктов". То, что потребление не имеет господствующего (непонятно где) значения, - ясно само собой, т.к. в любой державе народ может жить не потребляя, всё неся на алтарь Отечества. Естественно, при отсутствии потребления (ясно само собой), что распределение продуктов тоже излишне.

2.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Гегельянство" и распределение:

  1. Статья 90. Распределение судебных расходов между сторонами
  2. Статья 93. Распределение судебных расходов и расходов по оплате помощи адвоката при отказе от иска и мировом соглашении
  3. Глава 41. Распределение взысканных сумм между взыскателями *
  4. Статья 61. Распределение суммы, вырученной от реализации заложенного имущества
  5. 1. Особенности формирования и распределения политической: власти
  6. Часть 4. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
  7. Распределение, маркетинг, продажи и обслуживание
  8. 3. Управления запасами в каналах распределения
  9. 3.1. ЗАДАЧИ, РЕШАЕМЫЕ В ПРОЦЕССЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ТОВАРОВ
  10. 3.2. Понятие канала распределения и основные этапы его построения
  11. 2.3. Распределенность терминов в суждении
  12. 1.1.1. Критерий распределения технического ресурса по подразделениям вуза
  13. 1.2. Соединения ванадия в нефтях и их распределение по компо-нентам