Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)

и... оставив естествознание]... и получая... за свое заблуждение

(1:27 К Римлянам)

но... они не прямо поступают по истине Е... нгельской

(2:14 К Галатам)

Гпупый не любит знания, а только бы выказать

(18:2 Притчи) и учители закона не знали M [атематики]

(2:8 Иеремия) дабы вы знали...

Естествознание]

(11:7 Исход) ибо... они сами себе закон (2:14 К Римлянам) Б[л]еф - Мар[к]са...

(4:31 1-я Паралипоменон)

Насколько религия марксизма вбита в структуру общественного сознания, говорит фраза нашего публициста Кара-Мурзы: "Было бы просто нелепо (или недобросовестно) ставить под сомнение аналитическую силу разработанной Марксом модели капиталистического производства". Журналистский метод утверждения истины. Негативные ярлыки нелепости и недобросовестности навешены, чего для большинства "людей неразумных" достаточно, дабы не лезть, куда "не положено". Но я (давненько) не боюсь показаться нелепым, а фактор недобросовестности. - это сторонняя оценка деятельности, т.к. каждый, делая "своё дело", всегда работает добросовестно, но... в меру своей компетенции. Поэтому я и постараюсь, не только вполне добросовестно ставить под сомнение модель экономики Маркса и доказать её аналитическое бессилие, но, в меру компетенции, докажу несоответствие "модели" практике капиталистических отношений. Доказательство будет проиллюстрировано цитатами Маркса, где он... сам расписывается и в аналитическом, и в простом бессилии понять что-либо в сути экономических отношений. Причина бессилия Маркса в том, что никакой экономической модели, соответствующей научному пониманию термина, у него нет. А нет модели. - нет и науки. Много у него идей (с потолка), залитых соусом гегельянства, есть описания проблем, есть ирония и грубость в адрес оппонентов, есть много критики всех и всего, а больше... ничего-то и нет. Изучив "Капитал", вы получите такие же "знания", как из... заказной газетной публикации: вы временно нечто запомните, даже поддадитесь некоторому эмоциональному влиянию, возможно, даже предпримете некоторые действия (протесты и митинги), на которые вас спровоцирует публикация, а потом всё забудется, как дурной сон, поскольку вытеснится аналогичными публикациями (нужными их авторам), или реальными бытовыми проблемами.

Представьте, что Эйнштейн согласился бы с этакой фразой журналиста: "Было бы просто нелепо (или недобросовестно) ставить под сомнение аналитическую силу разработанной Ньютоном модели механического движения". И где была бы сейчас современная физика? Энгельс в "Диалектике природы" написал похожее на приведенную мною цитату-заявление от публициста. Читаем: . механике твердых тел, главные законы... выяснены раз навсегда

[курсивы мои - В.Ш.]". Замечу, что в XIX-м веке механики твёрдых тел не было. Хорошо, что Эйнштейн не читал Энгельса, и занимался своим делом, а, возможно, наоборот, лучше бы он занялся критикой основоположников... Нельзя ставить под сомнение только: "силу Бога (2:12 К Колоссянам)", - ибо это: "пагубные ереси (2:1 2-е Петра)". Не поставив нечто под сомнение, никогда не обретёшь новых знаний. Особенно нельзя ставить под сомнение: заявки наших самых честных в мире политиков, публикации наших самых неподкупных журналистов, силу таблеток наших самых бескорыстных фармацевтических фирм, истины, вещаемые нам по TV и...

наличие стороннего мужчины в своей постели. Всё остальное должно быть проверено и перепроверено, прежде, чем будут приняты те, или иные действия. А, тем более, сказанное касается науки, где сомнение и есть первопричина её движения. Если какое-то учение не подлежит сомнению, то это чисто религиозная ипостась, в которую можно только... верить.

Научное изучение в некоторой области, кроме первичной классификации, предполагает введение количественной меры в оценке и сравнении между собой изучаемых объектов.

Наука начинается с классификации, а на выходе даёт модель объекта, или явления. Если модель не верна, то проявляются нестыковки с фактами и... всё начинается с начала, - с переоценки основ. "Общественные науки" отличаются от Науки тем, что ограничиваются только классификацией с последующей её вольной интерпретацией вне количественных оценок. Не помню кто, но верно сказал, что: "наука появляется там, где присутствует число".

Поэтому, для объективного научного познания необходимо... субъективное владение многими математическими методами. Только математик и владеет: "числом", как орудием познания, а игнорирование математики, - это крест на научной карьере любого претендента на звание учёного. И не спасёт ни эрудиция, ни интуиция, ни память, ни "энциклопедичность познаний". И, чем большим количеством математических методов владеет исследователь, тем легче ему удаётся построить нужную модель явления. Я слышал, что И.Ньютон "изобрёл" дифференциальное и интегральное исчисление, как свои особые разделы математики, для описания своей же теории тяготения. Результаты своей теории он опубликовал только тогда, когда научно доказал, что и массивный шар и материальная точка ведут себя одинаково в плане открытого им закона тяготения. Как видим, если слух верен, то для описания новых явлений настоящими ("от бога") учёными разрабатывается свой, особенный математический аппарат, не говоря уже о прежних и опробованных количественных методах. В этом плане у Маркса видим, не только полное отсутствие попыток создать особую, свою "экономическую математику" для его экономической науки, но и полное незнание им математики вообще, даже на среднем уровне её знаний рядовыми "учёными"-обывателями того времени. Излагая этот раздел, я намеренно чередую тематику абзацев, чтоб не утомлять вас однообразием.

Действительно. При изучении "Капитала" Маркса режет глаза (в его способе изложения аналитики экономических "проблем") и поражает великое множество числовых примерчиков и табличек, и их пространные описания, типа: "пусть цена одного аршина ткани понизится с 3 шилл. до VA шиллинга; если известно, что до такого понижения цены в одном аршине ткани заключалось на VA шилл. постоянного капитала, пряжи и пр., 2A шилл. заработной платы и 2A шилл. прибыли, а после понижения цены - на 1 шилл. Постоянного капитала, Уз шилл. заработной платы и Уз шилл. прибыли, то еще не известно, осталась ли норма прибыли прежняя или нет", (Маркс в примерчиках использовал лишь обыкновенные дроби). К чему переводить бумагу на цифровые подсчёты, если не известно, что с ними делать. Это и есть косвенная иллюстрация его элементарной (хорошо скрываемой болтовнёй), постыдной для учёного математической неграмотности. О подобных профессорах-математиках современник Маркса, безвременно ушедший из жизни Э.Галуа говорил: "Вместо алгебраических формул они используют длинные рассуждения... добавляют громоздкость словесного описания... преобразований языком, не приспособленным для выполнения таких задач. Эти математики отстали на сто лет". Сто лет от начала века ХІХ-го. это будет фактически конец ХУМ-го.

Вот первый попавшийся фрагмент пустопорожней болтовни (ни о чём), предназначенной для демонстрации наличия мысли при её полном отсутствии: "Перенаселение, связанное с определенным... базисом, определено поэтому в той же мере, как и население, адекватное этому базису... Как далеко оно может выйти за свой предел, это дано самим пределом или, вернее, той же самой причиной, которая устанавливает этот предел". Если есть некий предел, то по самому определению предела, выйти за него... невозможно. И этих перлов множество. Вот ещё к каким формам словоблудия Марксу приходится прибегать при отсутствии знаний в математике: "сумма ренты будет находиться в обратном отношении к той... доле, которую в общей площади... земли составляют наихудшие и менее хорошие... почвы, а потому и в обратном отношении к массе продукта, получающейся при одинаковой затрате капитала на равновеликую общую площадь земли". Рента в натуральном виде и есть масса продукта, и она же находится: "в обратном отношении к массе продукта". Прочтите несколько раз, и если вы сможете это повторить своими словами, то вы способны создать свою экономическую школу. Ещё фразы такого же словоблудия: "Новый капитал, -т.е. та часть старого капитала, которая берет на себя его функцию, - равен старому капиталу минус высвободившаяся часть рабочего фонда; а эта последняя равна той части капитала, которая выражала... рабочий фонд, деленный на множитель производительной силы", или: "совокупный капитал... равен старому рабочему фонду, умноженному на знаменатель дроби, выражающей теперь [после удвоения производительной силы] отношение рабочего фонда к новому совокупному капиталу", - а что в числителе той непонятной дроби. - не ясно и до сих пор. А с этим надо разбираться натощак: "среднее время оборота равно времени оборота оборотного капитала плюс это же время оборота, деленное на число, показывающее, сколько раз оставшаяся часть основного капитала содержится в общей сумме капитала, оборачивающейся в течение этого времени оборота". Я попробовал понять эти словеса после обеда, и... незаметно уснул.

У меня есть подозрение, что Маркс не только злоупотреблял наивностью Энгельса, но и... наркотиками. Читаем такое (не иначе, как бред философа-наркомана после очередной дозы): "Абстрактная единичность может осуществить свое понятие - присущее ей определение формы, чистое для-себя-бытие, независимость от непосредственного наличного бытия, снятие всякой относительности - только путем абстрагирования от противостоящего ей наличного бытия. Ведь для того, чтобы действительно преодолеть это последнее, она должна была бы его идеализировать, что возможно только для всеобщности". Итак, у Маркса нечто абстрактное может (тоже нечто) осуществить. И это слова Великого материалиста...

Ещё из той же обоймы: "отношение между количеством... земли наихудшего качества и... наилучшего качества в пределах всей земельной площади... оказывает на общую сумму ренты влияние обратное тому, какое отношение между качеством наихудшей из... земель и качеством лучшей и наилучшей оказывает на ренту с акра... и на сумму ренты". В наш оцифрованный век (мы привыкли оперировать количественными величинами) кажется диким и невозможным определять отношение между качествами, а экономистам позапрошлого века и Марксу, в частности, подобное действо было привычным. Вот вам ещё шедевр: "Процент с земли представляет собой отношение между плодородием почвы и конкурениией". А ведь плодородие почвы по разным культурам - разное, да и конкуренция бывает, как минимум, между двумя объектами и за что-то. Математик знает, что максимум или минимум чего-либо всегда расположен в определённой точке, равно как можно считать наилучшее и наихудшее чего-либо - только двумя предельными крайними точками, между которыми и расположены все промежуточные градации этого чего-либо. Поэтому количество наилучшей и наихудшей земли равно... нулю, как крайние точки некоторого интервала изменения её качества. И ещё цитата о минимуме: "...они, далее, впали в ту ошибку, что рассматривали этот минимум как неизменную величину". Если этот минимум - переменный, то это что угодно, но не минимум.

Ещё об экстремумах: "Производительность труда вообще означает максимум продукта при минимуме труда", - если это так, то производительность труда... меняться не может. Или рекомендация Маркса по расчёту средней зарплаты: "Отсюда можно определить, что такое средняя заработная плата... заработная плата держится несколько выше минимума". А мы до Маркса не знали, что среднее несколько выше минимума, и думали, что, наоборот. Но Маркс не был бы Марксом, если бы не сделал ещё одно открытие: "из того, что рабочий получает выше минимума и ниже него, то мы обнаружим, что в общем он получает ни больше, ни меньше, как минимум". Опускаться ниже минимума, (бордюра) могут только знания Маркса. Но, этим свойством обладает и зарплата: "Минимум заработной платы сам изменяется и все более и более понижается". А если зарплата растет, то... этого не может быть, ибо: "Если заработная плата однажды понизилась, она уже никогда не поднимается до своей первоначальной высоты". Ладно, согласимся, что зарплата всё время прогрессивно падает, и мы должны рано или поздно умереть. Но как это стыковать с таким перлом: "Если бы не было колебаний заработной платы, то рабочий ничего не выигрывал бы от развития цивилизации, его положение оставалось бы неизменным". Как может монотонно понижающаяся зарплата ещё и колебаться, и как при этом положение рабочего может оставаться неизменным? Увы, в политэкономии Маркса таких "открытий" великое множество, поэтому ничему не удивляйтесь, ибо по Марксу: "Ни один экономист не отрицает колебаний заработной платы". Но, по тому же Марксу: "минимум заработной платы и является нормальным уровнем заработной платы". А детки в школе, даже не понимая диалектики, знают, что если у ограниченной величины (это зарплата) есть минимум, то должен быть максимум, а если этого нет, то такая величина это величина всегда постоянная. А постоянная у всех зарплата - есть коммунизм, которого... нет.

И ещё о том же: "Средняя заработная плата. (При рассмотрении... необходимо исходить из минимума)". Как, исходя из минимума, найти среднее. - для Маркса труда не составляет.

Ещё один шедевр гения: "[прибавочная] стоимость равняется максимуму [прибавочной] стоимости... минус число, показывающее, сколько дней в этом максимуме теперь приходится на время обращения". Как видим, Маркс спокойно мог из стоимости, вычитать число... дней, и он знал, сколько в максимуме денег содержится времени... Сам Эйнштейн отдыхает. И ещё, в пику Эйнштейну: “Под временем воспроизводства основного капитала мы понимаем рабочее время, необходимое для его производства, не рабочее время, которое было необходимо для производства его самого... а то время, которое необходимо... чтобы произвести... экземпляр того же рода". Как видим, качественные градации времени у Маркса гораздо разнообразнее, и слова: “его производства" и: “производства его". - имеют смысловые оттенки, недоступные для «великого и могучего». Все говорят, что Эйнштейн установил связь массы и энергии, но уже задолго до Эйнштейна, Маркс установил связь скорости и массы: “Масса... прибавочной стоимости определяется... сочетанием отношений величины авансированного капитала и величины времени оборота... чтобы произвести ту же прибавочную стоимость, должны авансироваться капиталы неодинаковой величины, если их время оборота различно... скорость и масса заменяют друг друга". Эйнштейн болтливостью не отличался, и он написал формулу: E = тс2, по которой определяется эта связь. Маркс алгеброй не владел, и не смог дать то сочетание отношений, в котором: “скорость и масса заменяют друг друга". А вот его фразы-приговоры будущей теории Эйнштейна: “время обращения овеществлено в деньгах". или "открытие" задолго до Эйнштейна: “Время есть пространство человеческого развития", или такое: "если само время рассматривать в его пространственной протяженности... путем пространственного добавления большего количества одновременных рабочих дней", как видим, единство пространства-времени впервые установлено гением Маркса, а не каким-то там Минковским. Не ясно только, что это такое: количество одновременных рабочих дней? В народе говорят проще: “Время - деньги11. Деньгами можно мерить всё, в т.ч. и... время! И вот в подтверждение фраза Маркса: "Если... на сооружение дороги было затрачено 12 месяцев, то ее стоимость равна 12 месяцам". И это полностью подтверждается на практике. Если в Германии за год 80 тыс. человек построили 600 миль автобана, то в России за то же время то же количество рабочих кладёт заплатки на асфальт 600 км. просёлочных дорог. Стоимости работ, как и предсказывал нам гений Маркса, в Германии и России совершенно одинаковы.

Ещё о просто волшебных свойствах времени, открытых нашим гением. Читаем его логику: "Так как труд есть движение, то его естественной мерой является время". Из построения фразы следует, что мерой любого движения есть... время. Едут 2 автомобиля, один быстро, а другой медленно. Прошло одинаковое время их движения. Воспользуйтесь мерой Маркса для определения, пути, пройденного каждым из них. И вот... ответ Маркса на моё идиотское замечание: "Время обращения выражает лишь скорость обращения". Оказалось, с помощью времени, гении позапрошлого века могли выражать и скорость. Я недаром привёл в качестве примера средство транспорта, ибо у Маркса: "создание... средств связи и транспорта... уничтожение пространства посредством времени". Как видно, мера движения (время) может уничтожать пространство, имеющее ту же меру, что и время. Не верите? Сравните тогда две фразы из "трудов" мыслителя, определяющие, что есть время: "Время. Непосредственная непрерывность", в ином месте, что есть пространство: "Пространство. Непосредственная непрерывность". Но пространство и время у Маркса могут состоять и в единстве: "Процесс производства и процесс обращения... происходят одновременно, то есть пространственно друг возле друга". Как известно деткам (читай русские народные сказки), вода бывает живая и мёртвая. Этим же свойством обладает время у Маркса: "бренность вещей, их временность, выступающая как их формирование живым временем". И, в заключение, сообщу, что Марксу было известно, что даёт... кража времени: "Кража чужого рабочего времени, на которой зиждется современное богатство", и: "Снижение заработной платы... представляет собой увеличение прибавочного труда посредством насильственного отторжения необходимого рабочего времени". А я в молодости думал, что воровать можно только нечто материальное.

Кстати, открою тайну. У Маркса была... простейшая машина времени, на которой он мог прыгать в будущее и назад. В противном случае, как понять это: "Если орудие служило... 90 дней, то в товарах, производимых в течение каждого из этих дней, вновь появляется 1Zgo часть его стоимости... расчет ведется [и кем это? - В.Ш.] исходя из того, что ежедневно в среднем изнашивается такая-то соответственная часть... и что... в продукте, произведенном за один этот день, вновь появляется такая-то соответственная часть стоимости орудия". Но наличие слова служило в контексте со словом ежедневно и говорит о том, что надо смотаться на 90 дней вперёд и достоверно убедиться, что орудие уже отслужило свой век. Потом вернуться назад, разделить стоимость орудия на 90, и полученный результат ежедневно добавлять к стоимости произведенных товаров. Если орудием является любимое Марксом веретено, для коего срок службы длится от одного до 90 дней, и учесть, что: "На одну... фабрику в среднем приходится: 19782624/еті веретена", - то подобная операция не столь трудоёмка, как кажется.

Насчёт волшебного словца: “опрелепяется11. Оно применяется когда надо что-то сказать, а говорить не о чём. Когда вы чувствуете некоторую зависимость между величинами, но не можете даже определить, что есть причина (аргумент), а что есть следствие (функция), тогда и прибегаете к волшебному слову. И грешат этим все гуманитарии и экономисты, а не только Маркс. Вот из Вегелина: "процентная ставка определяется «массою незанятого капитала»", - аналог с Марксом, где под словом определяется можно понимать любую зависимость. Далее, в JV-й части я покажу к каким последствиям это привело. Там экономисты вместо того, чтобы определять спрос, как функцию цены, поступают наоборот, и... творят великие открытия. Ещё цитаты этого пошиба от Маркса: “масса действительно обращающихся денег, предполагая быстроту обращения и степень экономии в платежах величинами данными, определяется ценами товаров и количеством сделок", или: “Тривиальное положение, что рыночная норма процента определяется предложением и спросом", или: “заработная плата... определяется количеством труда, необходимого для производства заработной платы", или: “И если цена определяется соотношением между спросом и предложением, то чем же определяется соотношение между спросом и предложением?", или же: “Чем определяется цена товара? Конкуренцией между покупателями и продавцами, отношением спроса к предложению, предложения к спросу", или: “обмен определяется ценой товара", или: “Капитал, а не труд определяет стоимость товаров", или Марксу: “кажется, что не распределение... определяется производством, а производство... определяется распределением", или же ставка процента по Марксу: “определяется нормой прибыли", - а как, - не известно, и этого бреда сколько угодно. Ещё примеры: "цены определяют количество денег". Я дам Марксу прейскурант цен на все товары-услуги в некоторой стране и пусть он по ценам определит количество денег у народа. Если сможет, то пусть разошлёт прейскурант цен Англии во все страны мира и таким образом построит там светлое будущее. Вот гениальное открытие двух законов в одном предложении: "...постоянным законом является... что издержки производства... [в] соответствии спроса и предложения - определяют цену (стоимость), то столь же постоянным законом является и то, что такого соответствия нет". И ещё такой же пример: "переменный капитал, поскольку он определяется как оборотный капитал, не является переменным". Ещё подобное: "Оборотный капитал... не приносит своему владельцу дохода, или прибыли... и приносит прибыль только благодаря... обращению", - есть прибыль, или нет, - думайте сами. Ещё уникальная фраза мэтра: "Размер земельной ренты определяется в результате борьбы между арендатором и земельным собственником". Земельные ренты, разные по размеру, а определяются одним и тем же процессом - дракой собственника и арендатора. Ещё перл гения: "стоимость вещи определяется потреблением и что мода определяет потребление". Как связать количественно определимое потребление и количественно неопределимую моду, чтобы вывести формулу по определению стоимости вещи, Маркс указать забыл. Но и это не главное. По теории Маркса: "стоимость товара равна содержащемуся в нем необходимому труду". Теперь вам понятно почему дивы на подиуме так много получают? Только их труд по формированию моды и даёт нам стоимость товара, а чем занимаются работяги на не модных заводах - непонятно. Но не только потребление и мода определяют стоимость. Стоимость, оказывается, определяется... ценой: "предполагается, что товары продаются по стоимостям... определяемым их ценой", а откуда берутся цены Маркс указать забыл. А этот шедевр не для школьников: "отношения стоимости и иены... могут меняться если товары продаются по их стоимости". Товары на рынках имеют цену (по которой они и продаются), а у Маркса ещё и его трудовую (или всё же модную?) стоимость. Если товары продаются по их стоимости, то цена равна стоимости, и иного толкования этого словосочетания быть не может. Если цена равна стоимости, то по той же школьной математике, отношения стоимости и иены равны единице, которая (вопреки этому математическому откровению Маркса) увы, меняться не может. Ещё определение цены товара: "иена... товаров определяется их отношением, как соответствующих частей совокупной стоимости совокупного продукта". Чем товары отличается от продуктов, и какое и к чему отношение имел в виду автор, - гадайте в меру своего интеллекта, но здесь, вопреки пред-предыдущей фразе, уже цена определяется стоимостями, а не, наоборот. Ещё перл: "Масса произведенной... прибавочной стоимости определяется... сочетанием отношений величины авансированного капитала и величины времени оборота". Отношение капитала и времени имеет размерность [деньги/год], а масса прибавочной стоимости это [деньги], и для определения массы [деньги] посредством скорости расхода денег [деньги/год], требуется и размерный [год] коэффициент. Но если под сочетанием понимать бракосочетание, то вопрос снят, ибо муж и жена хоть и разной размерности, но могут вступать в любые отношения. Над этими двумя определениями земельной ренты просто посмейтесь. Первое: "земельная рента определяется отношением численности населения к количеству земель, которыми можно располагать", - откуда грамотный школьник сделает вывод, что размерность ренты [рыло/га]. Второе: "земельная рента... определяется... отношением площади пригодных для обработки земель к численности населения и к уровню цивилизации вообще", - откуда я, неграмотный, делаю вывод, что размерность ренты уже другая [га/рыло/(число депутатов в парламенте)].

Презренный металл: "Стоимость золота и серебра определяется прежде всего издержками их производства в странах их производства", - а что делать, если издержки там разные? И в заключение этой длинной темы - мои положения, но... устами Маркса: "способ грабежа сам опять-таки определяется способом производства". Как видим, знай Маркс математику, то мы имели бы строгую формулу для способа грабежа. А так, воруем кто как может и где может... Или такое: "При определении цен... привходит еще также обман, взаимное надувательство". где видим, что не труд, мода и стоимость определяют цены, а... взаимное надувательство. Когда я надуваю вас, то я имею прибыль, а вы - в убытке, равно как и наоборот. Поэтому, что даёт сторонам (в плане прибыли) взаимное надувательство - не ясно. Но оно, а не какая-то там стоимость, или конкуренция, или спрос-предложение непонятно как, но определяет цены.

А эта фраза Маркса - прямое подтверждение моего положения о роли воровства в жизни, о котором будем говорить ниже. Читаем: "Если один беднеет, а другой обогащается, то... это отнюдь не вытекает... из самой экономической связи, в которой они находятся между собой". А здесь лишь отмечу, что обеднение и обогащение имеют не экономическую, а политическую причину: которая есть сокрытое под маской законности и государственной власти воровство. Но вот, что находим у Маркса: "[в простом обращении] ни один индивид не может извлечь деньги за счет другого... Если один беднеет, а другой обогащается, то это - дело их доброй воли, их бережливости, трудолюбия, морали... неравенство... оно само появляется лишь мимолетно". Бережливость, трудолюбие, мораль, добрая воля - это удел наших правителей, или грабителей остальных людей, - таких расточительных, ленивых, аморально-безвольных.

Ещё закон Маркса: “Различие между капиталом, функционирующим... и авансированным... определяется числом оборотов11. Вид функции связи, по которой определяется это различие. Маркс не нарисовал. Да и как можно связать капитал-деньги с числом оборотов, непонятно чего, если у физиков число оборотов объекта определяется временем его вращения? Ещё о непонятных ему оборотах: “величина авансированного капитала обратно пропорциональна величине времени оборота или числу оборотов в течение года11. Как такое может быть, если число оборотов само обратно пропорционально времени оборота? Две обратных пропорции в итоге дают прямую пропорциональность. Эта фраза исключает... сама себя. Думаете это у Маркса случайность? Тогда прочтите это: “Если бы этот покупатель... был в состоянии купить всю продукцию... тогда богатство должно было бы удвоиться, или в действительности оно должно было бы уменьшится наполовину11. У Маркса богатства не было (его кормил Энгельс), поэтому Маркс и не разумел разницы между увеличением и уменьшением богатства в 2 раза. Ещё аналогичные парадоксы: “Закон относительного уменьшения... спроса на труд имеют... следствием... абсолютное увеличение спроса на труд". Подобные перлы можно встретить и в наши дни, типа, того, что вследствие глобального потепления, растают ледники Гренландии, холодные талые воды перекроют Гольфстрим, и в Европе наступит глобальное похолодание.

Ещё об играх в больше-меньше: “Относительный спрос на труд... то есть отношение между самой величиной капитала и количеством труда, который он поглощает... увеличивающее общественный капитал накопление... уменьшает, таким образом, относительный спрос на труд". Из первой части фразы находим что при количестве труда => 0 или при росте капитала (завод-автомат), спрос на труд, как отношение капитала к труду => °°. Из второй части видим обратное: большое накопление капитала (“увеличивающее"'), сей спрос уже уменьшает. А эту фразу разберите сами (напомню, что философы и журналисты формул не признают): “фонд заработной платы, уменьшается прямо пропорционально уменьшению ее [??] относительной величины и обратно пропорционально одновременному увеличению всего капитала". И как? Ещё о злополучных “оборотах". Алгебра Маркса: “если весь капитал минус износ основного
капитала разделить на оборотный капитал, то мы получим число оборотов, которое необходимо для оборота всего капитала. (/ - δ + с)/с = п, где 1 - основной капитал, δ - износ, с - оборотный капитал, п - число оборотов, необходимое для того, чтобы весь капитал совершил свой оборот". Во-первых, износ чего-то происходит непрерывно, и он тем больше, чем больше интервал времени, а здесь о времени износа ничего не говорится. Во-вторых, оборотный капитал (сырьё) тоже пропорционален времени, о котором здесь тоже ни слова. В-третьих, вид формулы не отвечает её словесному описанию, ибо в числителе, кроме минус износа, есть ещё и «плюс оборотный капитал», и в описании фигурирует весь капитал, а в формуле - «забит» основной капитал. В-четвёртых, если капитал с размерностью [$] разделить на оборотный капитал, с размерностью [$/год], то получим число с размерностью времени, а не безразмерное число оборотов. И в-пятых, раскрыть смысл словосочетания: “число оборотов... для оборота". - это я оставляю в качестве домашнего задания лингвистам- читателям, мне это гегельянство оказалось не по силам. Справедливости ради, отмечу что гораздо ниже в контексте другой цитаты, можно найти, что: “...η, число оборотов оборотного капитала, чтобы весь капитал совершил свой оборот". но в формуле так и остался «забитым» не весь, а основной капитал. Ещё та же самая формула в другом месте, но с потрясающим итогом: "(f - д + с)/с = п, где f - основной капитал, д - износ, с - оборотный капитал, η - число оборотов... или η тем больше, чем меньше 1, и тем меньше, чем больше 1. Или число оборотов определяется отношением величины оборотного капитала к основному капиталу". У Маркса-математика получается, что дробь (л) тем больше, чем меньше числитель: "(f- д ...", и словесное описание формулы противоречит самой формуле, где оборотный капитал (с) им нарисован в знаменателе... И продолжение этого “исследования” Марксом: “Пусть основной капитал будет = 1, оборотный = с, весь капитал = К..‘‘. Далее цифровая арифметика и вывод: “Если... определено отношение основного капитала ко всему капиталу, следовательно, капитал = Klx... Следовательно... n(K + тК)/х = К“. Здесь, по ходу, наряду с основным и всем капиталом появляется и простой абстрактный', “капитал = KJx'', а, что означают буковки: х и т - наш горе-математик указать не удосужился, спешил, наверное. А чтобы прояснить всё им написанное, дебилам, вроде меня, Маркс приводит числовой примерчик: “...здесь δ является величиной данной, а именно 1A0 основного капитала, то (/ - δ + с)/с всегда = п... Например, (130000 - 10000)/30000 = 4“, - и дебилизм жалкого критикана по отношению к гению Маркса предстаёт во всём его неприглядном виде. А для особо непонятливых, не разбирающихся в алгебре, Маркс даёт словесные пояснения: “число оборотов увеличивается и уменьшается не в точном соответствии с увеличением или уменьшением времени оборота по сравнению C тем временем, которое было бы необходимо для того, чтобы он обернулся в течение года". У гения число оборотов может одновременно увеличиваться и уменьшаться, но без разницы: увеличивается или уменьшается время оборота. Из построения фразы следует, что, хотя и не точно, но всё же: “число оборотов увеличивается... с увеличением... времени оборота", а меня на физике учили, что: “число оборотов увеличивается с уменьшением времени одного оборота". Увы, законы физики состоят не в точном соответствии с законами политэкономии.

Ещё открытие нашего гения: "масса стоимостей, создаваемых капиталом зависит от числа его оборотов в течение данного периода", - а вид этой хитрой зависимости - указать забыл. Да и стоимости по аксиоматике Маркса создаются трудом, а здесь - оборотами капитала.


Но не только в физике, но и в алгебре есть у Маркса открытия сродни Великой теореме Ферма, которую тот сформулировал, но не дал доказательства из-за нехватки бумаги. Вот эта формулировка закона Маркса: "решение алгебраического уравнения уже дано, лишь только задача поставлена". Чем занимались Галуа, Риман и прочие Абели? А даром ели свой хлеб.

ней надо делать? 6) зачем делить капиталы на две части, если в итоге Маркс оперирует с целыми капиталами? 7) что будет, если а и Ь поменять местами? 8) ...а и Ь сидели на трубе?

Ещё открытие знатока арифметики: "Прибавочная стоимость капитала увеличивается не пропорционально множителю производительной силы". Есть множитель некоторой величины, и эта величина почему-то только увеличивается {а если множитель уменьшается?}, да так, что увеличение {...?} не пропорционально... этому множителю. Значит, эта производительная сила входит в выражение для прибавочной стоимости не только, как множитель, но и ещё как-то. А как? Не проще ли намалевать формулу, из которой всё будет ясно и без словес.

По той же теме формулировки закона: "прибыль уменьшается в результате того, что время оборота капитала увеличивается в той же мере, в какой увеличивается та составная часть его, которая называется основным капиталом", а что произойдёт с прибылью, если указанное в "формуле" действо произойдёт не в той же мере? Ведь точно удержать меру невозможно... А что будет с прибылью, если уменьшится то, что называется основным капиталом?

Умел ли Маркс считать до 3-х? Скорее всего, что нет. Вот один из примеров: "Заработная плата есть... следствие отчужденного труда... отчужденный труд есть... причина частной собственности. Поэтому с падением одной стороны должна пасть и другая". - здесь им даны 3 объекта: зарплата, труд и частная собственность, и что из 3-х есть одна и другая - не ясно.

А это не для среднего ума: "если даны величина оборотного капитала, его время оборота, его переменная составная часть [зарплата - В.Ш.] и норма прибавочной стоимости в течение времени оборота (которое здесь приравнено к соответствующей части года), то масса прибавочной стоимости и ее норма остается той же, но норма прибыли уменьшается в той пропорции в какой изменяется время оборота всего капитала соответственно относительной величине и продолжительности обращения основного капитала". В суть фразы не вникайте - пустая трата времени, а если её сократить, то получим: "если даны... норма прибавочной стоимости... то... ее норма остается той же". И из этой фразы прямо следует, что Маркс умел складывать относительную величину (чего-либо) и продолжительность (этого чего-либо).

Ещё похожее: "обесценение машины при ее использовании в производстве происходит не в той же пропорции, в какой она увеличивает количество продукции". Работая вручную вы в день делали 9 деталей. Применили машину и стали делать 63 детали. Количество продукции выросло в 7 раз. И как это число-пропорция 7 вообще связано с обесценением машины? Да и вообще, если вместо 7 будет 777, то фактор не той же пропорции всегда будет иметь место.

Вот закон Маркса в политэкономии: "если издержки производства благородных металлов повышаются, то все товарные цены падают: если издержки производства благородных металлов падают, то все товарные цены повышаются. Это - всеобщий закон". Если бы Сэр Исаак Ньютон сформулировал закон тяготения аналогичным образом: "если расстояния меж планетами повышаются, то сила притяжения падает: если расстояния падают, то притяжение повышается. Это - всеобщий закон". - то Сэра Исаака, как минимум, просто бы не поняли.

Когда Маркс просто болтает языком о зависимостях экономических параметров, то ошибки ещё как-то не заметны, и их приходится выискивать. Но когда мэтр обращается к формулам, то... хоть святых выноси. Вот пример арифметических упражнений Маркса: ’’Если т = 50, v = 500, с = 100, то m' = 50Aoo = 5Ao = 1A0 = 10%, а р' (норма прибыли) = 50I6Oo = 5Ao = 1Аг = 81А%”. Не могу удержаться, и приведу фразу Маркса в адрес Мальтуса: "мудрствующее глубокомыслие Мальтуса выражалось в чисто ребяческих вычислениях". Кто из них ребёнок - решайте сами. Напомню, что: с = 100, - постоянный капитал (сырье, энергоресурсы, амортизация); V = 500, - переменный капитал (зарплата рабочих за то время, пока они работают «на себя»); т = 50, есть знаменитая прибавочная стоимость (это прибыль капиталиста за время, когда рабочие пашут «на дядю»). Важный момент. Поскольку рабочий день фиксирован, то сумма вновь произведенной стоимости: v+ т - это величина данная, и при заданной производительности труда за рабочий день обрабатывается данная величина постоянного капитала: с = Const. И вот «научные» выводы Маркса: ’’Итак, mA тем больше, чем меньше v”, с чем трудно не согласиться, но далее: ”... a m/(c + v> тем больше, при условии, что т дано, чем больше v [по отношению к совокупному капиталу]”, - где с ростом знаменателя: (... + v) у Маркса растёт... вся дробь. Но далее, вообще непонятное: ’’...однако mA возрастает, если возрастает с”. Маркс изначально ввёл три независимые постоянные величины: ”т = 50, v = 500, с = 100”, и абсолютно бездоказательно делает их переменными, утверждая (без приведения формулы для их связи), что отношение первых двух растет с ростом третьей. Здесь все три величины одинаковой размерности (деньги), и отношение: nVv - величина безразмерная, для сравнения которой с размерной третьей величиной, требуется и четвертый размерный коэффициент, либо следует указать, какая из первых двух и каким образом конкретно зависит от третьей. Но далее даётся расшифровка связи: "Если бы теперь nVv превратилась в 3m/v, поскольку с возрастает втрое, то норма прибыли получилась бы равной 3llVpc + V)", после которой Маркс убойно «доказывает» великий закон всей политэкономии: падение нормы прибыли с ростом капитала. Прочтите-ка внимательно это доказательство: "Первоначально мы имели т/(с + v) = р'. Теперь мы имеем 3*ml(3*c + V)", - обратите внимание на множитель 3 в числителе последней дроби. И далее, продолжение: "...Прежде всего спрашивается, насколько меньше ml(3*c + V)?", - обратите внимание на отсутствие множителя 3 в числителе последней дроби. В итоге профессор арифметики д-р Маркс получает: "т/(с + v) - т/(3*с + v) = ... = /Т7*(2*с)/[(3*с + v)»(c + v)]". Результат у него положительный, и, значит, с ростом постоянного капитала: 3»с > с норма прибыли падает. Вот так, с помощью пропуска числового множителя «доказан»: "важнейший закон политической экономии". А если же попытаться восстановить множитель 3 в числителе, то получим... обратный результат: "т/(с + v) - 3»m/(3»c + v) = ... = - /T7*(2*v)/[(c + ν)·(3»c + v)]", разность... отрицательна, и, следовательно, "доказательство" с "алгеброй" у Маркса не состоялось. Прокомментирую это цитатой самого Маркса, но в адрес многострадального Бастиа: "наглое и пустое вранье извергается с самодовольной важностью не только каким-то Ф.Бастиа... [читай, К.Марксом - В.Ш.] но даже и настоящими писателями по специальным вопросам". То, что Маркс был настоящим писателем, - то вне сомнений.

Гениальное открытие Маркса: "величина каждого отдельного капитала равна самой себе". А если вы с этим не согласны, то вот нечто противоположное: "равновеликие капиталы... они образуют различные стоимостные массы". Напомню, что стоимостная масса капитала и есть сам капитал, ибо у нашего Маркса: "капитал есть самовозрастающая стоимость...". А если вы даже с этим не согласны, то вот очередная загадка на вашу голову: "капитал... означает авансированную сумму стоимости. Но она не есть сумма стоимости". Разберите на досуге.

А эти фразы понимайте как желаете: "Основной капитал, хотя его стоимость является данным количеством, представляет собой переменное количество", или: "основной капитал и рабочая сила являются величинами данными... тем не менее они являются величинами переменными". Наш гений не видел различия между данными и переменными величинами, и это позволяло ему рассматривать их в тех ракурсах, как это требовал контекст изложения.

Хитрый метод доказательства: "среднее воспроизводство машин в Англии составляет 5 лет; реальное же воспроизводство поэтому, быть может, составляет 10 лет". Как видим, любое среднее всегда (быть может) вдвое меньше реального. Хитрость его доказательства в том, что между двумя не связанными логикой положениями вставляется слово: "поэтому".

Или если сократить одну его длинную фразу, взяв только её начало и конец, то получим аналогичное тому "доказательство": "Во время кризисов капитал... не может быть обменен... потому, что он не может быть обменен". Здесь вместо: "поэтому" применено: "потому, что".

Или этакие (тоже после сокращения): "машины уменьшают число рабочих... повышают норму прибавочной стоимости... увеличивается не только норма прибавочной стоимости... но и число рабочих", и ещё: "уменьшение необходимого рабочего времени... в действительности представляет собой не уменьшение необходимого рабочего времени". А здесь покумекайте: "Прибавочный труд увеличивается не потому, что абсолютно уменьшается необходимый труд, но необходимый труд уменьшается по сравнению с прибавочным потому, что последний увеличивается абсолютно". Итак, если убрать середину, то и получим перл доказательства: "Прибавочный труд увеличивается... потому, что последний увеличивается абсолютно". Один герой Чехова (любитель науки и философии) в письме к учёному соседу применил этот метод доказательства от Маркса: "Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда".

Одно из очередных открытий нашего гения. В результате долгих исследований он доказал: "Поэтому цена единицы продукта оказывается меньше, чем совокупная цена продукции". Вот почему вам не купить совокупную продукцию фирмы: цена единицы оказывается (?!) меньше.

А это - полнейший бред: "Меновая стоимость падает, когда количество материальных благ возрастает". По Марксу меновая стоимость. - это отношение в котором один товар меняют на другой, например, если корову меняют на компьютер, то их взаимная меновая стоимость есть единица. Пусть количество коров и компьютеров возросло. Если возрастание одинаково, то меновая стоимость не изменится. А если оно разное, то в зависимости от соотношения,

за корову можно взять З ПК, или, наоборот, ПК, пойдёт на стадо коров. Вопрос на засыпку: упала или возросла их взаимная (а другой и не бывает) меновая стоимость в этих случаях?

Ещё открытие: "увеличение стоимости и степень ее увеличения... не обязательно должны быть различными". Стоимость - это деньги. Степень увеличения, например, можно выразить в процентах. По этой фразе они могут быть и одинаковыми. А где числовые примеры? Их нет.

Ещё одна фраза противоречащая формулам и гипотезам Маркса: "в результате того, что уменьшается отношение переменного капитала к совокупной массе капитала, падает... отношение прибавочной стоимости к совокупной массе капитала". У Маркса его совокупный капитал: K = C + V+ M(C- сырьё; V - переменный капитал, или зарплата; M - прибавочная стоимость), причём, (V + М) - величина постоянная, пропорциональная труду рабочих за весь рабочий день. Потому, если уменьшается V - переменный капитал (рабочим меньше платят), то автоматически растёт, а не падает M - прибавочная стоимость (прибыль капиталиста).

А для кого писаны эти тождества: "если у = С/х (или ху = С , х . C = 1 : у), то ху = С"? Ведь после сокращения записи получим гениальное: "если... ху = С... тоху = С"? Ответ: для себя.

Вот доказательство, что писанину гения никто и не пытался осмыслить. Читаем: "Отсюда следует: 3) V"a + V66 + V6 + М"а + М"бб + М"б + [V"b] + [V"BB] + [V"„] + [М"ь] + [М"вв] + [М"в] = Vb + [V"b] + M'b + [M"b] + Vbb + [V"BB] + М'вв + [М"вв] + Vb + [VJ + М'в + [М"вв]*". Потом под звёздочкой примечание: "* Слагаемые, заключенные в квадратные скобки, в рукописи зачеркнуты. Ped". А Маркс-то просто "приводил подобные члены", упрощая равенство, и этого никто не понял. И пусть вас не пугают эти дикие обозначения величин Марксом. Иногда он буквами обозначал параметры, как это принято в алгебре: "(стоимость продукта) разлагаются на C+ V+ М". Но и за буквенными обозначениями, он просто "не чувствовал чисел", и потому прибегал к более ему понятным гибридным буквенно-числовым обозначениям: "Стоимость продукта... должна быть равна 600 ф.ст. (= V400 + M200)", или, практически что уже, к числовым расчётам, а не к алгебраическим выражениям: "Структура совокупного продукта такова: C 1200 + V400 + M 400 ". На тот факт, что стоимости продукта разные: в одном случае: C + V + М, а в другом: (V + М) - не следует обращать внимания: наш герой, по требованию контекста, способен творить всё.

Ещё в предыдущую тему вычёркивания: "...примечание редакции:136 Далее следует расчет, который Маркс не закончил, перечеркнув его тремя вертикальными штрихами". Сам расчёт не приведен. Вот если бы Маркс перечеркнул его не вертикальными, а горизонтальными, или же косыми штрихами, или перечеркнул бы его не штрихами, а крест-на-крест, или зачеркнул бы его не тремя, а одной или пятью линиями, тогда можно было бы расчёт привести. А так...

Когда Маркс рисует формулы, то ему изменяет логика: ’’совокупный капитал К = с + v, где с постоянно и V переменно... К можно рассматривать как функцию v. Если v возрастает наДи, то К становится равной К'. Итак мы имеем: 1) К = с + v. 2) К' = с + ν + Δν”. Формально фраза непротиворечива, но реально-то с (расход сырья) не может быть постоянным при увеличении труда на Av (труд прикладывается к сырью) и, потому, с тоже получает приращение: Δс = (c/vyAv, и вторая формула будет уже иной: 2) AC = (с + ν)·(1 + Avlv), а дальше все словесные ’’доказательства” и численные примерчики от Маркса можно выбросить в макулатуру. И это не случайная описка, ибо Маркс стоит на странной позиции, что: ’’нет необходимости принимать во внимание, что вместе с прибавочным трудом должно увеличиваться также количество материала и орудий”. Даже прибавочный труд философа требует материала (бумаги-чернил).

Ещё перл: "...мы абстрагируемся от следующего: поскольку увеличение производительной силы влечет за собой [увеличение потребления] сырья и орудий труда". Итак, наш капиталист с применением машин увеличил производительность труда, за этот счёт он сократил рабочих и капитал, идущий на зарплату стал меньше. Если потребление сырья не изменилось, то не может расти прибыль, это абстрагирование лишает смысла капиталистическое производство.

Убойная логика доказательства истины Марксом. Он приводит 3 описательных примерчика с разными смысловыми итогами и... заявляет: "Достаточно случаи 1) и 3) проиллюстрировать примером, чтобы показать, что практически, на основе капиталистического производства, они невозможны. Следовательно, надо принять один лишь случай 2)". В классической логике есть «закон исключения третьего», а здесь перед вами гениальнейшее открытие Маркса, как: «закона исключения двух». Приведите 3 выражения: 2 явно идиотских, и любое, возможно не менее идиотическое, но своё, 3-є. Докажите идиотизм двух и... пользуйтесь законом Маркса. И вот пример применения этого закона его первооткрывателем: "Итак, мы выяснили: 1) при изменяющихся товарных ценах норма и масса прибавочной стоимости могут оставаться постоянными; и 2) при постоянных товарных ценах норма и масса прибавочной стоимости могут изменяться... Из пункта 2) следует, что хотя товарные цены остаются теми же... норма и масса прибавочной стоимости могут увеличиваться... Можно было бы точно также развить обратное, что они могут уменьшаться". Последнее предложение этой цитаты и есть то 3-є (возможно, что идиотическое), которое можно протолкнуть в качестве своей истины. Обратим внимание на то, что Маркс не открывает объективные законы, и не даёт для них однозначных и чётких формулировок, а на кончике пера развивает свои идеи, и прямые, и... обратные.

Вот алгебраические упражнения Маркса, когда любыми средствами надо получить нужный "ответ": "Теперь же разница Δ(с + v) = с + (ν + Αν), а так как разница с = 0, то она = (v + Av)''. Здесь Маркс символом: (Δ) обозначил приращение (разница, по его терминологии) величины. И если записать эти соотношения в рамках обычной алгебры, то получим: А(0+ ν) = (ν + Δν)!

Вот ещё особая математика Маркса: ’’таким путем уравнение р' = %/ + с> превратилось в другое: p' = т' %/ + С)· Теперь ν числителя должно быть равно ν знаменателя...”. Как видим, наш гений в одном уравнении одним символом: (ν) обозначает... разные переменные: та, что в числителе подразумевает одно, а та, что в знаменателе - играет совсем другую роль.

И ещё подлог со стороны Великого экономиста. У него развитие капитала подразумевает рост и производительности труда (за счет применения машин), и рост постоянного капитала (амортизация тех же машин, и возросшие затраты сырья и ресурсов), и падение доли живого труда в продукте. Поэтому его примерчик: ’’Если бы теперь nVv превратилась в 3ι7ν”, вообще не реален, поскольку он означает рост втрое прибавочного рабочего времени т, при том же необходимом рабочем времени ν, что возможно только за счет удлинения рабочего дня. Если ν + т - это (предельный, ибо у Маркса капиталист выжимает из работяг всё) рабочий день, то: ν + 3*т - этого в принципе быть не может. В его любимых числовых примерчиках обычно приводится: ν = 4 час., т = 8 час, (рабочий день = ν + т = 12 час.), потому новый рабочий день из его «доказательства»: ν + 3*т = 28 час. Реально не реализуем. Вот уже мой пример рассуждений в рамках гипотезы Маркса о прибавочном труде. Пусть рабочий день постоянен и создаёт новую стоимость: (ν + т) при затратах постоянного капитала с. Норма прибыли будет: р = m/(v + с). Пусть производительность труда выросла в η раз, и это означает, что рабочие за тот же рабочий день, производят ту же новую стоимость: (ν + т), но выраженную в большей массе продукта, точнее, масса товаров при той же их стоимости вырастет в η раз. Следовательно, стоимость (цена) единицы этих товаров упадёт тоже в η раз. Значит, цена рабочей силы тоже упадёт в η раз (рабочим можно в η раз меньше платить, но они на эту меньшую сумму могут купить ту же массу товаров). В итоге рабочий день можно представить, как: (v/n) + (т + ν - ν/η). Здесь: (ν/л) - новая стоимость рабочей силы, пропорциональная рабочему времени, когда рабочий работает на себя, а: (т + ν- ν/η) - новая, (уже большая) прибавочная стоимость для капиталиста. Поэтому новую норму прибыли можно записать, как: р' = (т + ν - ν/η)/(ν/η + с). Здесь в знаменателе величина постоянного капитала: с - не изменилась, поскольку несмотря на то, что с ростом производительности труда потребление сырья выросло в л раз, но стоимость сырья упала в те же л раз, как и стоимость рабочей силы и всех товаров (это обесценение капитала). В итоге имеем: р' - р = (т + с + ν)·(η - 1)·ν/ (ν + c)/(v+ c*n) > 0. Откуда следует, что с ростом производительности труда в рамках теории стоимости и прибавочной стоимости Маркса норма прибыли... возрастает. Опять ’’открытие” от Маркса не состоялось... Поскольку все экономисты отмечают падение нормы прибыли с ростом производительности труда, то имеем одно косвенное доказательство несоответствия гипотез в теории Маркса с фактами практики капитализма. Ещё просто бредовое заявление Маркса: ’’если бы производительная сила в равной степени возрастала во всех отраслях промышленности... то отношение в котором возрастает прибавочная стоимость, могло бы соответствовать тому отношению, в котором увеличивается производительная сила”. Но приведенный мною пример и соответствует равной степени роста производительной силы. А из примера следует, что отношение, в котором растёт прибавочная стоимость: (т + v- vln)lm отнюдь не равно величине: η - это отношению, в котором выросла производительная сила. Спасает цитату Маркса, как всегда, наличие в ней слов: ’’могло бы”, и это его утверждение могло бы быть справедливым только для того случая, когда: n = vim. Кстати, по умолчанию исходная производительность труда принята за базовую, и рост производительности труда подразумевает: (п > 1). Потому, последнее утверждение Маркса выполняется исключительно для: (v> т), или для очень низкого уровня базовой производительности для отсчёта.

Ещё фраза об отношении прибавочной стоимости (т) и переменного капитала - зарплаты (V): ’’[Норма прибавочной стоимости] т/v... Если бы v было равно 0, то норма прибавочной стоимости была бы максимальной... не нужно было бы оплачивать труд, для того чтобы присваивать неоплаченный труд”. Во-первых, говоря о максимуме чего-либо, не грех бы и конкретизировать его уровень, а из цитаты следует, что максимум бесконечен. Во-вторых, как можно не оплачивая необходимый труд (v = 0, или рабочих нет) получать и присваивать труд вообще? Ведь у Маркса работа машины-автомата не есть труд и не создаёт стоимости.

Ещё нелепость: ’’Прибавочная стоимость, выраженная в качестве прибыли, равна м/(с + у), и эта величина тем меньше, чем больше с и чем больше она отличается от aVv, от нормы прибавочной стоимости”. Норма прибавочной стоимости равна у Маркса: mIv, и это величина безразмерная, и всё верно, а прибавочная стоимость имеет размерность денег, и, потому никак не может быть равна: м/(с + v), - величине также безразмерной., а не "денежной".

Поясните, чем прибыль (деньги в год или в час) отличается у Маркса от нормы прибыли (безразмерная величина), если обе определяются отношением: "Прибыль есть прибавочная стоимость, взятая в отношении к совокупному капиталу, а норма прибыли есть отношение этой прибавочной стоимости к определенной величине капитала"? Если совокупный капитал и прибавочную стоимость ещё худо-бедно, но можно подсчитать, то что есть определённый капитал? Точнее, какую, кем и когда определённую величину капитала нам надо брать для расчёта отношения? А если вы не умеете брать отношения, то и прибыли не будет, или как?

Вот ещё один перл: "при одинаковой разнице между различными родами почвы". Судя по контексту, род почвы это её качество, откуда следует вывод, что качество почвы у Маркса изменяется ступеньками с одинаковой разницей между соседними её родами. Как видим, в экономике могут брать и отношение между качествами, и вычислять разность качеств. Ещё о природных отношениях: “подобное природное отношение [это притяжение планет - В.Ш.] не может быть определено точнее без вычислений11. И как же наши планеты точно двигались в каменном веке, где дикари не то, что вычислять, а и говорить-болтать толком ещё не умели?

Убогость современных наших знаний проясняет и такая фраза: "высота средней ренты на акр и средняя норма ренты... могут увеличиваться или уменьшаться... при... неизменяющейся ренте с акра", откуда видно, что множество неизменяюшихся величин (ренты с акра). при вычислении среднего их значения могут давать средние результаты, каковые даже могут... увеличиваться или уменьшаться. Если вы думаете, что здесь описка от редакции, то вот ещё одно подтверждение этого бреда: "может повыситься средняя рента на акр... Но среднее - это лишь абстракция. Действительный уровень ренты, в расчете на акр... остается прежний".

Ещё о той же ренте: "земельная рента за пользование поверхностью земли, составляет в большинстве случаев одну треть совокупного продукта и обычно является величиной постоянной, не зависящей от случайных колебаний урожая". Земельная рента - это есть часть урожая в натуральном виде, или в его денежном эквиваленте, и, если она равна V3 от совокупного продукта, то никак не может не зависеть от урожая и его колебаний: меньше урожай меньше и рента. А откуда же тогда Маркс пришёл к выводу о постоянной величине ренты при колебаниях урожая? А таковы его гениальные математические способности.

О прибыли: "прибавочная стоимость в форме прибыли измеряется ее отношением к общей стоимости всего капитала". Прибавочная стоимость [$], отнесённая к общей стоимости [к $] даст безразмерную величину, а не прибыль [$/год]. И ошибка. Здесь величина (прибавочная стоимость) измеряется не её сравнением с эталоном измерения [с $], а с: “ее” отношением к 3-ей размерной величине, к стоимости всего капитала, которая может быть... любой. Или как понять такое: “прибыль определяется избытком полученной иены над ценой, покрывающей издержки". Если иену можно получать, и иеной покрывать издержки, то зачем существуют... деньги? Рисуйте какие вам нужно цены на ценниках, и всегда сведёте любой баланс.

А вот ещё уникальные закономерности связей, открытых гением Маркса. Современная нам примитивная наука считает, что две величины связаны между собой, если при изменении одной из них однозначно меняется и другая. Но не таков Маркс, взор которого проникает в самую глубь явлений. Читаем: "Цена производства может понизиться, если дополнительные затраты капитала происходят при неизменяющейся, убывающей или повышающейся норме производительности". Как ни "дышит" норма производительности, любые дополнительные затраты капитала, только могут понизить цену производства, а, значит, могут и не понизить, или могут даже повысить, ибо только так надо понимать слово могут. Ещё пример, когда что- то где-то меняется, а: "хлебная и денежная ренты могут при этом возрасти, уменьшиться или остаться без изменения". Или же такое: "неравенство видов почвы... повышение абсолютного плодородия всей сельскохозяйственной площади не уничтожает этого неравенства, а либо усиливает его, либо оставляет неизменным, либо же только уменьшает". Законы вида: "В огороде бузина...". Я попытался творить открытия этого рода, но получил откровенный бред, типа: "при изменении настроения супруги, дождь может усилиться, остаться неизменным, или уменьшиться". Да, до гения Маркса мне не дорасти, а о том чтобы, да превзойти мэтра...

Есть у Козьмы Пруткова вопрос: "где начало того конца, которым оканчивается начало"? Любой ответит: "Конечно, в начале". У Маркса вопросов нет, есть лишь заявления от Козьмы: "добавочная прибыль... представляет не превратившуюся в ренту часть прежней средней прибыли... а дополнительную добавочную прибыль, которая... превращается в ренту". Не вникайте, ибо не поможет... Еще нечто из анналов Козьмы: "прибавочная стоимость... как прибыль, должна выражать такую относительную величину барыша, которая меньше, чем действительная относительная величина прибавочной стоимости". Прибыль всегда меньше... действительной её величины. Или попробуйте разобрать это: "новый совокупный капитал... равен удвоенной величине того нового капитала, который... занимает в производстве место старого капитала". А вот ещё упражнение не для среднего ума: "Один и тот же труд создает одинаковую стоимость для продукта, изготовленного в течение данного времени... количество этого продукта... зависит... единственно от количества продукта... не от абсолютной величины этого количества". Количество, оказывается, зависит от самого себя, а мы-то этого не знали. А этот шедевр я отнёс к скороговоркам: "увеличившаяся неоплаченная часть уменьшившейся общей суммы вновь присоединенного труда меньше, чем была меньшая неоплаченная часть сравнительно большей суммы". Повторите без запинки. Маркс: "если бы работник присваивал... стоимость своего собственного продукта... неправильно и нелепо было бы принимать эту стоимость, или стоимость труда, за меру стоимостей в том же смысле, в каком мерой стоимостей и создающим стоимость элементом является рабочее время, или самый труд". Если понять не смогли, то хотя бы быстро прочтите несколько раз. И по теме попутно сообщу в чём Маркс обвинял Франклина: "Рабочее время с самого начала представляется у Франклина в экономически одностороннем виде как мера стоимостей". Кто из экономистов (Маркс или Франклин) разносторонний, а кто односторонний. - решайте сами.

Ещё одна чисто описательная формула: "Оплата труда будет то повышаться, то падать в зависимости от соотношения между спросом и предложением". Сравните: "погода будет ухудшаться или улучшаться в зависимости от направления и скорости ветра", или так: "ваши доходы будут то повышаться то падать в зависимости от отношения шефа к любовнице", - но подобные бессмысленные словесные извержения именуются... экономической наукой. Как можно говорить о росте и падении чего-либо без конкретизации связи, - я не представляю. И как ни привести замечательные слова Энгельса, которые он относил ко всем, но только ни к его Марксу, что имеет место: "Высокопарное пустозвонство... в философии, в политической экономии, в исторической науке... с претензией на глубокомыслие". Но вернёмся к Марксу.

Маркс на уровне обывателя владел двумя арифметическими операциями, - сложением и вычитанием. Уже в умножении и в делении он путался, и не понимал (!!), что должно быть в итоге. Вот один из примеров его писанины: "прибыль в сумме 4666664/6 равна % от 1800000". Об алгебре он вообще не имел никакого понятия. Все эти "обвинения" будут доказаны на конкретных примерах. Энгельс: "для диалектического и вместе с тем материалистического понимания природы необходимо знакомство с математикой и естествознанием". Знакомятся с "девочками" на танцах, а для создания прочной семьи - необходимо изучение партнёра, и в течение длительного времени, и тут естествознание не составляет исключения. Поэтому, знакомый с математикой Маркс и флиртовавший с естествознанием Энгельс, по их самих же определению, не могли "создать прочную семью", - понимать природу и грамотно владеть диалектическим методом, который они объявили методом науки. Налицо саморазоблачение уровня аналитической силы основоположников. Вот цитата-саморазоблачение Энгельса: "Мы все трудимся, преследуя только свою собственную выгоду, не заботясь о благе других, а между тем это ведь очевидная, сама собой понятная истина, что интерес, благо, счастье каждого в отдельности неразрывно связаны с благом остальных людей". И какой же умный Энгельс и какое глупое человечество, которое не понимает очевидных истин. Благо каждого связано с благом остальных, но... какой зависимостью? Если ресурсы ограничены, то чем больше благ у других, тем меньше благ у вас, и забота о благе других приводит к вашему обнищанию, и люди потому и преследуют только свою выгоду. Для меня истина (об обратной связи благ) очевидна. Это типичная ошибка гуманитариев, - отмечать связь, без её просчёта.

Даже Энгельс вынужден отметить, что: "Маркс тоже делал ошибки в вычислениях, однако во многих вещах оказался прав". Если бы Маркс знал алгебру, то таких ошибок у него не было бы, и ошибки в вычислениях присущи арифметике, а арифметические подсчёты на единичных примерах, - это не доказательство, а частная иллюстрация того, что хочет вам показать автор, в виде табличек и графиков. "Оправдать" Маркса, как некоего "профессора в области арифметики", могут только слова практичного Гоббса: "в арифметике неопытные люди должны, а сами профессора могут ошибаться". А если наш профессор... неопытный? И вот пример ошибок в вычислениях, которые за полтора века переизданий "Капитала" так и не были исправлены, читаем: "ряд уравнений: 1 аршин холста = 1/2 фунта чая, 1 аршин холста = 2 фунтам кофе, 1 аршин холста = 8 фунтам хлеба, 1 аршин холста = 6 аршинам ситца может быть представлен следующим образом: 1 аршин холста = 1/8 фунта чая + 1/2 фунта кофе + 2 фунта хлеба + 1/2 аршина ситца". Ошибку найдите самостоятельно, - я её увидел сразу. Или: "ошибочно было бы сказать, что... стоимость холста распадается... на заработную плату и прибыль, - ибо она в действительности распадается на стоимость, равную сумме заработной платы и прибыли". А здесь я никакой "ошибочности" в первой части фразы не обнаружил, ибо там союз: "и", равно как и слово: "сумма" во второй части фразы понимаются однозначно. И насчёт ошибок. Все мы люди и, потому, можем ошибаться. Когда студент делает расчёты, и они оказываются ошибочными, то он всё пересчитывает заново, а бумажки (с ошибками), в целях экономии, использует по прямому их назначению (не подумайте ничего неприличного, он их сдаёт в макулатуру, или растапливает печь). Но не таковы гении и творцы величайших учений. У них "всяко лыко в строку". Читая труды Маркса, и разбирая его арифметические (на много страниц) примеры, в конце расчётов обнаружим вот такие фразы: "Этот расчет сам по себе, вследствие сделанных предположений, нелеп", и пожелание себе: "Этот расчет нужно делать несколько иначе", или такое: "Приведенное рассуждение ошибочно", но иногда Маркс удивляется, что у него получилось всё же правильно: "Расчет, следовательно, все же верен", или такое откровение в его писанине: "Этот пример можно впоследствии подробно развить, а можно и не развивать. Сюда он, собственно говоря, не относится". А зачем было его давать? Иногда мэтр настолько задумывается, о своей несостоятельности, что не замечает, как сие он доносит до потомков прямым текстом: "Черт бы побрал эти проклятые ошибки в расчетах! Однако ничего не поделаешь, начнем с начала". Или надеется из цифр (не из чисел даже а из десятки цифр: 0, 1,2, ... 9) ручными манипуляциями и подходами с разных сторон извлечь истину. Просто прочитайте (понять даже и не пытайтесь, - ничего не получится) вот это: "так как... совокупный продукт [вновь присоединенного] труда уменьшается в соответствии с увеличением «неизменяющейся стоимости» и увеличивается в соответствии с ее уменьшением, - то при затратах одного и того же [вновь присоединенного] рабочего времени мы получаем здесь тем меньше (абсолютного) продукта [вновь присоединенного] труда, чем больше применяется [постоянного] капитала... это абсурд. Но нет ли в этих цифрах, если к ним подойти иначе, чего-то правильного?". В том-то и беда, что не знал Маркс нумерологии - "науки" о цифрах, но интуитивно стоял на верном пути. А как может совокупный продукт одновременно уменьшаться и увеличиваться - то ведомо только Великим экономистам. А вот ещё перлы из численных расчётов Маркса, которых у нормальных учёных не встречается: "Согласно... расчету, продукт последних 4 часов не содержит в себе ни сырого материала, ни машин... а содержит всего лишь труд", - наш математик, настолько доверяет расчётам, что фиксирует даже явный абсурд, что продукцию возможно производить и без затрат сырья и машин. А вот результат такого доверия: "Если... чтобы поддержать жизнь рабочего в течение целого рабочего дня, требуется... половина рабочего дня, то капиталист оплатил только половину рабочего дня.... Половина рабочего дня не стоит капиталисту ничего... Вторая половина рабочего дня представляет собой принудительный труд, прибавочный труд". Как видим, вторая половина рабочего дня не стоит капиталисту ничего (работяги пашут на своём сырье). И ещё бред: "Такой расчет может быть вполне практичным для капиталиста, но он извращает все действительное отношение и приводит к величайшему абсурду, если ему придают теоретическое значение". Практичный расчёт приводит к абсурду с т.з. теории... А абсурд-то сидит, скорее, в теории, чем в практике. И ещё: "Насколько этот подсчет правилен практически, настолько он абсурден... если им хотят объяснить... образование стоимости". У Маркса, как видим, в его диалектике есть категория... правильного абсурда. У вас могут возникнуть неприличные вопросы? Не тратьте силы. Маркс, как и его последыш Сталин, сам ставит вопрос и даёт ответ: "Но почему? Потому что, согласно нашему предположению"...

Многие полуграмотные люди (и детишки, впервые читающие букварь) при чтении шевелят губами, - так им легче понимать то, что они читают. Маркс превзошёл полуграмотных, ибо он так привык к перу журналиста, что записывал даже свои явно ошибочные мысли (не ясно для кого и с какой целью, и даже со своими комментариями к этим мыслям). Вот пример: "чтобы реализовать капитал в 6 миллионов вместе с прибылью в 1800000 (снова неверно: должно быть 1200000, так как они составляют Vs, или 20%, от 6 миллионов; но это пустяки)". Ещё его комментарии к своим же подсчётам: "Насколько верно этот идеальный подсчет отражает в каждом отдельном случае действительность - это дело случая, первоначальной добротности и т.д.". Как видим, подсчёты от д-ра Маркса только случайно совпадают с действительностью. Судя по приведенным мною его фразам, о его собственных подсчётах. - так оно и есть. Ещё несколько таких перлов: "Последнее отношение не годится. Правильнее было бы отношение 1 ко многим миллионам. Впрочем это совершенно не поддается измерению". Или такое, для вообще недоразвитых, или для самоубеждения себя, родимого: "Отношения между числами от того, что я их представлю в виде десятичных дробей, конечно, не изменятся". И ещё о его же расчётах: "[По первому расчету] мы начислили слишком много процентов... Исчисление процента... было нами преувеличено... Не к чему задерживаться далее на этих в высшей степени скучных вычислениях". Я думал, что вычисления бывают верными и ошибочными, а если они скучны, то есть увеселительные заведения (обратите внимание на местоимения: "мы... нами" в этой фразе). Ещё комментарий Маркса к своим примерам: "Весь этот случай неправдоподобен и не может служить в политической экономии обобщающим примером". В природе произошёл случай (пример), и он, реально уже произошедший, неправдоподобен. А, может, всё же неправдоподобны сами теоретические построения Великого экономиста?

В результате исследований у Маркса: "...оказалось, что исследование всегда неправильно, если цену единицы товара рассматривают саму по себе, или просто измеряют труд по отношению к количеству произведенного им товара", - а как надо рассматривать правильно, чтобы другим избежать ошибок, - Маркс нигде не указал. И зачем вообще смотреть на цены?

Интереснейшее наблюдение Маркса: "В те моменты, когда на первый план выдвигается, что деньги - лишь средство обмена, имеет место обесценение денег. Всеобщее падение или повышение цен". В наш век, из-за непрерывного штампования долларов из США, происходит обесценение денег и повышение цен. Маркс (неясно где) наблюдал и... падение цен. А кем, если не самим Господом нечто выдвигается на первый план, и что отодвигается на второй?

У Маркса необходимое рабочее время - это часть рабочего дня, когда рабочие работают на себя, а прибавочное время - это другая часть, когда рабочие пашут "на дядю". Вместе эти два отрезка времени дают в сумме полный рабочий день. Как можно тогда понять эту фразу: "Буду ли я сравнивать необходимое рабочее время с ним самим или с совокупным рабочим днем, результат будет одинаков... C ним, стало быть, можно быстро покончить". Зачем надо покончить с результатом ГС ним"), да ещё и быстро? А чтобы не задавали глупых вопросов. И зачем, с какой целью нужно сравнивать некий объект с ним самим? Что это даст в итоге?

Фраза Маркса: "все товары (находящиеся в обращении') могут быть проданы за количество денег в 1000 раз большее, чем имеется на свете, если бы каждая монета обращалась тысячу раз". Во-первых, непонятно, что такое все товары в обращении. Товары не обращаются. Они производятся, продаются и безвозвратно потребляются. Обращаются только деньги. И чем больше взять интервал времени, тем больше товара пропустит рынок, и говорить о каких-то всех товарах, без указания отрезка времени, - беспредметно. Во-вторых, если считать, что монета переходит из рук в руки раз в день, то за 3 года монета обратится тысячу и более раз и при том же количестве денег. И в-третьих, если к этому ещё напечатать денег в 1000 раз больше (для США в этом нет проблем), то всех товаров явно не хватит. А теперь заменим в этой фразе число 1000 на 1. Получим: "все товары (находящиеся в обращении) могут быть проданы за (наличное) количество денег, сколько имеется на свете, если бы каждая монета обращалась один раз". Тоже абсурд, ибо деньги в обороте следует штамповать, как и товары.

Пример полностью безответственного заявления: "Производство не может иметь места без обмена". Для товарного производства - это бесспорно, но когда нечто производят для себя?

Вот примеры, когда Маркс вместо вывода формулы, на словах поясняет, как найти сумму денег в обращении. По Марксу: "общ[ая] сумм[а] денег... в обращении в течение известного промежутка времени... равняется сумме... товарных цен плюс сумма платежей, которым наступил срок, минус взаимно уравновешивающиеся платежи... минус число оборотов, в которых одни и те же деньги функционируют попеременно то, как средство обращения то, как средство платежа". Во-первых, взаимно уравновешивающиеся платежи должны вычитаться дважды. Я должен 10, а мне должны 50. Взаимозачёт 10 "гасит" цены товаров на 20. Во- вторых, только сила Маркса может из суммы цен вычесть число оборотов. Число оборотов есть величина безразмерная и растёт пропорционально известному промежутку времени. B- третьих, денег в обороте... вообще нет. Деньги есть: или у вас в кармане, или в банке. Вот наблюдение Маркса: "к концу каждого делового дня в банках оказываются все деньги за исключением тех, которые каждый имеет в кармане". И что следует понимать под суммой денег, в обращении. - не ясно: или суммы в кармане, или в банке. Купив и съев яблоко, вы передаёте деньги в карман продавца и... уничтожаете одну товарную цену Сумма денег не убавилась, а сумма цен уменьшилась. А деньги у населения в данный момент не зависят от известного промежутка времени. И, в-четвёртых. Сумма товарных цен есть интеграл по известному времени от разности предложения и спроса, и во время кризиса возрастает, а денег при кризисе... не хватает. Явная нестыковка фактов с "формулой" Маркса. Далее Маркс к своей "формуле" добавил и деньги в форме сокровища, которые вообще-то есть, но в обращении их нет, и непонятно, что с ними надо делать, и как их неучтённых-то приклеить к обороту: "По закону товарного обращения [а какова его формулировка?] общая масса денег должна [кому это?] быть равна массе денег, требующихся для обращения, плюс количество денег, находящихся в форме сокровища". Как можно прибавить (плюс) к числу оборотов не найденные сокровища пиратов Карибского моря, гетмана Мазепы, да и все "кубышки", - не важно. Товары у Маркса производят капиталисты за счёт "жестокой эксплуатации" рабочих, путём хищнического истощения ресурсов, а масса денег просто... должна быть. Вот вам и вся арифметика. А вот ещё по этой же теме: "масса действительно обращающихся денег, предполагая быстроту обращения и степень экономии в платежах величинами данными, определяется ценами товаров и количеством сделок. Тот же самый закон действителен и для обращения банкнот". Цена одной пачки сигарет = 10. Я заключил 1-у сделку на 70000 пачек. Массу денег по этой "формуле" посчитайте самостоятельно, у меня получилась... 10. Или ещё, по обращению: "влияние на количество обращающихся денег - банкнот и золота - оказывают лишь потребности самого хода дел. Здесь прежде всего следует принять во внимание периодические колебания... каково бы ни было общее положение дел". Слова: "лишь" и: "каково бы ни было"... исключают друг друга. Ещё подобная "формула": "масса средств обращения данной страны никогда не падает ниже определенного минимума, который может быть установлен эмпирически". А, как и кто эмпирически это вообще сможет сделать, - пусть решают читатели. Не устали? Вот вам ещё: "Массу обращающихся денег... определяет степень быстроты обращения, т.е. число повторений одной и той же единицей денег в данный промежуток времени одной и той же функции покупательного средства и средства платежа, количество одновременных покупок и продаж... платежей, сумма цен обращающихся товаров... платежные балансы, подлежащие одновременному погашению". Здесь отмечу, что количество одновременных покупок и продаж всегда равно нулю, как невероятное событие, а для определения массы денег степенью быстроты обращения не грех бы и формулу нарисовать. А зачем формулы, когда можно заявить и противоположное: "сумма денег, необходимых в качестве платежного средства, определяется уже не суммой платежей, которые должны быть произведены одновременно, но... концентрацией платежей и величиной баланса, который получается после их взаимного погашения как отрицательных и положительных величин". Что есть концентрация платежей - всем ясно и без пояснений.

А вот просто гениальнейшее экономическое открытие д-ра, так и не оценённое глупыми потомками: "Теми же самыми 6 талерами, если они оборачиваются 20 раз в день, я могу купить товара на 120 талеров". Как видим, Маркс в принципе мог (я могу), имея в кармане 6 талеров, купить товара на 120. но, обладая сим даром, цыганил фунты ст. у Энгельса: или он был очень честный человек, или мог проделывать это только с талерами, а жил на фунты ст..

Ещё подобный бред нашего философа: "Масса денег просто определяется их функциями как покупательного средства и средства платежа... одни и те же обстоятельства влияют различно, и даже в противоположном направлении, на количество денежных масс, обращающихся в обеих Функциях или сферах". А функции-то (в алгебре) должны выражаться уравнениями, отражающими влияние обстоятельств. А если это их т.н. влияние различно и даже противоположно, то нарисовать эту функцию далеко не просто. Но если вас это не устраивает, то вот итоговое резюме Великого экономиста: "эти кругообороты [денег - В.Ш.] не поддаются никакому контролю, измерению и вычислению". Но если вы не экономист, а философ, то специально для вас-мудрого, вам лишь понятная философская формулировка: "действительная масса золота, находящаяся в обращении, определяется, таким образом, его функциональным бытием в самом процессе, взятом как целое". Склоним голову пред гением. Но, что здесь понимал Маркс под процессом бытия (добыча, воровство?), - я так и не понял.

Ещё о свойствах золота: "В отличие от всех других товаров этому товару [золоту - В.Ш.] не нужно превращаться в деньги; он становится деньгами путем своего превращения в товары... он совершает движение обратное движению других товаров". Движение товаров у Маркса идёт по его знаменитой формуле: Т-Д-Т (Товар-Деньги-Товар), или (у товарного капитала): д-т-д. А теперь сами напишите обратную формулу, и найдите отличие от прямой формулы.

Почему "торгаши" такие богатые? Вот раскрытие секрета их богатства Марксом: "Лавочник извлекает из обращения больше денег, чем он бросает в него, потому что в действительности он бросает в обращение больше стоимости, чем извлекает из него... Что же касается лавочника, то он постоянно извлекал бы из обращения больше стоимости (выраженной как стоимость), чем он бросает в него... Но такая формулировка вопроса по видимости противоречит предыдущей... В действительности обе формулировки представляют собой тождественные выражения". Итак, лавочники, бросая в обращение больше стоимости, чем извлекая из него, в итоге извлекают из обращения больше денег, чем бросают в него. Если механизм этого вам не понятен, то вам должно стать понятным, почему вы... не лавочник. И как это связать с принципом Маркса об обмене эквивалентами на рынке - я тоже не понял.

Ещё о свойствах торговой прибыли: "[торговая] прибыль заключается в том, что... покупают товар ниже его стоимости, а продают его по стоимости". В одном предложении исключающие друг друга заявления. Акты купля-продажа по одному товару неразрывны. Если покупают товар ниже его стоимости то, следовательно, его вам и продали ниже стоимости, а не по стоимости. И если товар продан по стоимости, то и купить его ниже стоимости тоже нельзя.

И ещё один перл: "масса находящихся в обращении денег определяется... общей суммою приходящихся на данный промежуток времени платежей и их экономией". Масса денег в обращении (типа денег на руках у населения) более-менее постоянна, а данный (неизвестно кем) промежуток времени может быть от секунды (и менее) до года (и более). Как так может быть, что постоянная величина определяется аргументом любой величины? А что следует понимать под экономией платежей? В каких единицах измерять экономию? И даже если этот перл Маркса верен, то где уравнение зависимости, по которому нечто определяется?

Ещё бред в тему: "количество золота, необходимое для реализации цен и, следовательно, для обращения товаров, определяется двумя моментами: с одной стороны, общей суммой этих цен, с другой стороны, средним числом оборотов одних и тех же золотых денег". А где формула для расчёта? А формулы быть не может, поскольку среднее число оборотов чего- либо зависит от времени "вращения", времени, о котором здесь вообще не упоминается.

Грустная эмпирика денежного рынка капитализма: "в 1798 г. английские медные монеты, израсходованные частными лицами, скопились на сумму 20350 ф.ст. у лавочников, которые тщетно пытались пустить их снова в обращение и в конце концов вынуждены были продать их как товар на медном рынке", и это слова самого Маркса. Как видим, медные монеты с их практически нулевой стоимостью на рынке не обращались. А вот, что говорит Маркс в своей теории денег: "Скорость обращения разменных денег обратно пропорциональна величине их стоимости". Чем меньше стоимость разменных денег (а медные монетки и есть разменные деньги), тем больше по теории Маркса должна быть их скорость обращения. А она... = 0. Ещё о том же: "Количество разменных вспомогательных денег должно определяться приводимой ими в обращение массой цен, деленной на скорость обращения". При их нулевой скорости, их же количество должно бесконечно расти, и... как товар идти на продажу на медном рынке.

Попробуйте сами стыковать эти две фразы: "деньги... такой механизм, который экономит время обращения", и такую: "деньги... не ускоряют обращение капитала, а... замедляют его". Как так можно, экономя (сокращая) время обращения, одновременно замедлять обращение?

Если вы начинающий капиталист, то вот вам совет Маркса: "Таким образом, величина капитала, по-видимому, может быть заменена скоростью обращения, а скорость обращения - величиной капитала". Возьмите в карман цент (величина капитала) и, со всё возрастающей скоростью начинайте мотать круги по стадиону. Скорость растёт, вырастет и капитал, и вы гю- видимому... обогатитесь. Повторю, что у Маркса всё, в т.ч. и скорость, измеряется деньгами.

Ещё: "оборот... он равен сумме времени обращения и времени производства", и это вполне нормальное определение понятия оборота. Но в другом месте: "оборот... равняется времени обращения капитала". Если указать Марксу на явную ошибку при подобном неоднозначном определении одного понятия, то вот его ответ: "Однако эта ошибка здесь безразлична". И ещё перл по теме: "Время обращения... определяет совокупную массу времени производства в течение данного промежутка времени". Время определяет массу времени в течение данного промежутка времени. Здесь попахивает основами теории по созданию машины времени.

Но это далеко не все чудеса в теории Маркса. У Маркса бывает: "Обращение без времени обращения - т.е. переход капитала из одной фазы в другую с той же скоростью, с какой совершается смена понятий". А скорость смены понятий - это скорость полёта мысли, или же скорость полёта бредовых фантазий экономиста, каковая на порядки больше скорости света.

В теории Маркс исходил: "Из отношения времени обращения к процессу производства...", т.е. он умел брать отношение времени (движения автомобиля), к процессу (его движения).

Ещё одно открытие: "продолжительность процесса производства капитала Ь выступает в качестве момента скорости процесса обращения капитала а. Продолжительность фазы производства одного определяет скорость фазы обращения другого". Комментируйте сами.

В другом месте находим фразу: "Скорость оборота... заменяет... массу капитала... Этот закон в такой же степени господствует в производстве, как и в механике". Аналогия с механикой (закон сохранения количества движения) ничего не доказывает, а спекулятивно имитирует доказательство. И вот подтверждение этого моего замечания... самим Марксом, но... в критике им буржуазных экономистов: "Фокусники обращения, воображающие, будто скоростью обращения можно добиться еще чего-то... помимо сокращения... препятствий для воспроизводства капитала находятся на ложном пути", - и о замене массы (а это уже и есть критикуемое им ещё что-то) здесь ни слова, а, значит, эта замена Марксом... - фокус.

В творении перлов Маркс неисчерпаем: "сумма стоимостей.·· созданных за определенный цикл... прямо пропорциональна рабочему времени и обратно пропорциональна времени обращения". Если вы торгуете минеральной водой прямо из источника, то рабочее время это конечная величина, равная времени наполнения бутылки, а время обращения равно нулю - жаждущие покупатели мгновенно всё разметают. Сумма стоимостей, которую вы создали за цикл наливания бутылки, - по этой формуле Маркса, - бесконечна. Дерзайте, бизнесмены!

Принцип Й.Геббельса о том, что чем наглее ложь, тем быстрее в неё поверят, применял и Маркс: "Моряку... требуется только полгода рабочего времени... для того, чтобы прожить год; таким образом, капиталист пользуется их трудом целый год, а оплачивает полгода". Две части фразы, разделённые: "таким образом", утверждают каждая... прямо противоположное.

Одна из правильных фраз Маркса: "если... часть капитала... в производстве... р, часть... в обращении... с а соответствующие им время... с' и р', то р : с = р' : с'...", - которая просто означает, что скорость движения капитала в его различных формах (производство и торговля) должна быть одинаковой, иначе возникают задержки всего оборота. А вот та же тема в ином месте и с... другим результатом: "Обозначим капитал - буквой С... Пусть часть капитала... в производстве, будет х, тогда х = C - b (Ь - часть капитала... в обращении)... Находящаяся в обращении часть капитала так относится к совокупному капиталу, как время обращения относится к времени производства". Если использовать обозначения из предыдущей цитаты, и перевести язык прозы на язык формул, то имеем: с : (р + с) = с': р', или: 1 + (р : с) = р' : с'.

В сочинениях Маркса противоречивые и бездоказательные заявления на каждом шагу: "Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание", а если вы с этим не согласны, то иное: "обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства", и критикует Макса, который приводит: "один пример господства идеи в обыденной жизни". C одной стороны у Маркса капитализм возник, как продукт разложения феодализма, а, с другой стороны, он видел, как и Фейербах: "сплошные виноградники и виллы римских капиталистов", или, ближе к нам, отмечал: "капитал... в средние века, в виде традиционных орудий ремесла ит.д., имеет... землевладельческий характер". Неужели капитал был раньше... капитализма?

Ещё, но уже о развитии искусства: "...области самого искусства известные значительные формы его возможны только на низкой ступени развития искусств". Если на низких ступенях развития имеют место значительные формы, то на высоких ступенях формы мельчают, или... деградируют. Значит деградация - одна из форм развития, а развитие - форма деградации. Законы диалектики соблюдены, но как их, таких противоречивых отличить друг от друга, если они фактически тождественны? И вот горькое, но, увы, верное замечание Маркса: "И разве не исчезают неизбежно сказания, песни и музы, а тем самым и необходимые предпосылки эпической поэзии, с появлением печатного станка?". К счастью он не дожил до наших дней...

А вот особые перлы. Обозначим для сокращения объёма цитирования норму прибавочной стоимости: [ПС], а норму прибыли: [Пр]. Читаем: "повышающаяся [Пр] может соответствовать понижающейся или повышающейся [ПС], понижающаяся [Пр] - повышающейся или понижающейся [ПС], неизменяющаяся [Пр] - повышающейся или понижающейся [ПС]... повышающаяся, понижающаяся или неизменная [Пр] тоже может соответствовать неизменяющейся [ПС]". Здравый смысл говорит, что [Пр]: " гуляет сама по себе", и вообще не связана с [ПС]. А вот вывод профессора арифметики и диалектической логики К-Г.Маркса: "Итак, [Пр] определяется... [ПС]". О конкретной формуле этой т.н. "зависимости" спросить не у кого, и в "Капитале" за стеной цифр и обильного словоизлияния изобразить её невозможно. Ещё такой же перл. Обозначим подённую заработную плату [3], а цену труда [Ц]. Читаем: "[3] может оставаться неизменной, несмотря на постоянное падение [Ц]"; далее: "повышение [3] может сопровождаться неизменной или падающей [Ц]"; ещё: "существуют методы понижения [Ц], независимые от уменьшения [3]". Логика говорит, что [3] и [Ц] никак не связаны между собой. Но "логика" Маркса иная: "при данном количестве труда в день... размеры [3] зависят от [Ц], которая... изменяется или вместе с изменением стоимости рабочей силы, или с отклонением ее цены от стоимости". Здесь у Маркса [Ц] зависит уже не лишь от [3], а от двух величин, связанных булевой операцией: "или". Как, когда и какую из этих величин выбирать по принципу: "или". - это у Маркса "мелочи жизни". А вот критика Марксом Даримона о якобы наличии связи банковского портфеля и металлического запаса. Даримон привёл статистику данных банков для определения фактора связи. И вот разгромное резюме Маркса: "Один раз наблюдался рост портфеля при сокращении металлического запаса... Трижды - сокращение металлического запаса, сопровождаемое сокращением портфеля... один раз наблюдалось увеличение металлического запаса и увеличение портфеля... стало быть всё, что угодно но только не постоянная закономерность и прежде всего не обратная пропорциональность; нет даже взаимодействия". И как же легко можно приметить соломинку (нет взаимодействия) в глазу конкурента, даже при наличии бревна в собственном: "Итак, [Пр] определяется... [ПС]".

Ещё по таким связям: "При понижающейся норме производительности дополнительных капиталов... ренты могут при этом возрасти, уменьшится или остаться без изменения". Сравните с произвольной, не менее глубокомысленной философской (или политической) фразой, типа: "при росте ВВП страны, доходы граждан могут возрасти, уменьшится или остаться без изменения". - и вы проникнитесь всей глубиной аналитической силы Маркса.

Ещё о логике Маркса: ’’Итак мы выяснили: 1) при изменяющихся товарных ценах норма и масса прибавочной стоимости могут оставаться постоянными; и 2) при постоянных товарных иенах норма и масса прибавочной стоимости могут изменяться... Два выеденных выше закона действительны вообще для всех товаров”. Формулировка этих высказанных Марксом (а отнюдь не выведенных) законов, говорит об обратном, что товарные цены никак не связаны с прибавочной стоимостью, а если и определяются, то иными причинами.

Безапелляционное заявление: ”не требует дальнейших пояснений и то обстоятельство, что процент с капитала уменьшается в той же степени, в какой возрастает капитал”. А мне не совсем ясно. Пусть я имею капитал и за год процент с него. Прибыль равна произведению капитала на этот процент. Я человек жадный и решил удвоить капитал, чтобы иметь больше прибыли. Но по этой цитате Великого экономиста процент... уменьшается в 2 раза (в той же степени). В итоге моя прибыль не увеличится. Вопрос: зачем вообще наращивать капитал, когда на мою прибыль это не влияет? Как ещё пояснить подобные голословные заявления?

В одной фразе Маркса два взаимоисключающие заявления: ’’Предпосылкой денежного обращения является товарное обращение, а именно, деньги приводят в обращение товары”. - следствие (деньги) приводит в движение причину предпосылку (товары). Ещё его стенания о процессах: ’’Продажа неизбежно есть одновременно и ее противоположность, покупка: это продажа, если рассматривать процесс с одной стороны, и покупка, если рассматривать его с другой стороны... Таким образом, мы попадаем в порочный круг предпосылок”. Порочный круг был в голове основоположника материалистической диалектики. Маркс понятия не имел, что две противоположности взаимно обуславливают друг друга, и говорить там о причинах или следствиях беспредметно, ибо их нет. Сравните с заявлением философа: ’’Добро неизбежно есть одновременно и его противоположность, зло: это добро, если рассматривать процесс со стороны одной личности, и это зло, если рассматривать его со стороны другой... Таким образом, мы попадаем в порочный круг предпосылок”. Такие откровения - ’’хлеб” философа, он ими кормится, и никаких порочных кругов в диалектике своей болтовни не наблюдает.

Ещё парадокс: ’’Если каждый капиталист к своим издержкам производства прибавляет 10%, то это означает лишь то, что один капиталист прибавляет на столько-то больше, другой

- на столько-то меньше, чем он действительно производит сверх... издержек производства”. Если каждый набавит 10%, то как один может прибавить больше, а другой меньше? И ещё: прибавляя к издержкам (рост затрат), капиталист производит сверх издержек. Как это можно?

А как вам такая логика: "ещё неизвестно, возникает ли вообще прибыль в тех отдельных отраслях производства, где в чрезвычайной степени возрастает совокупный капитал, из произведенной в этих отраслях прибавочной стоимости". Из законов конкуренции, на которые любит ссылаться Маркс, но которые не исследует, вытекает, что капитал всегда перетекает в отрасли с максимальной (на данный момент) прибыльностью. Как тогда вообще может, да ещё и в чрезвычайной степени возрастать капитал, в тех отраслях, где... нет прибыли? И как такое может быть, что прибыли нет, а прибавочная стоимость есть? Куда прибыль исчезает?

Два заявления: "Чем больше капиталист накопил, тем больше он может накоплять", - знал бы Маркс математику, он бы понял, что это определение роста капитала в геометрической прогрессии. И, вопреки предыдущему: "Наука и техника сообщают... капиталу способность к расширению, не зависящую от его данной величины". Малая фирма, применила техническое новшество и за месяц расширила бизнес (капитал) на миллион. Международная корпорация применила то же самое новшество и расширилась на тот же миллион. Весьма оригинально...

Гениальное открытие мэтра: "Нет земли, которая приносила бы какой-нибудь продукт без затраты капитала". Чем питалось живое и человек до возникновения денег, и до капитализма

- не ясно, наверное манной небесной: "Сыны Израилевы ели манну сорок лет (16:35 Исход)". А как насчёт продукта рек, озёр и морей? Нет там по Марксу никакого продукта, и... точка.

Вот ещё математический абсурд: "ставка процента - несмотря на свою зависимость от общей нормы прибыли - определяется [кем, как, когда? - В.Ш.] самостоятельно". Есть ли некая зависимость от нормы прибыли, или зависимости нет, решайте также самостоятельно. Это некая аналогия с ненавистной Марксу торговлей, где по нашему с вами многовековому и горькому опыту на рынках: "вес товара - несмотря на свою зависимость от его количества, - определяется [продавцом, с помощью его весов, его рук и его гирь] самостоятельно".

Ещё бред: "если предположить среднюю прибыль как величину, наперед данную, то норма предпринимательского дохода... будет выше или ниже в обратном отношении к ставке процента". Прибыль = 3127$, ставка процента = 7.21%, обратное отношение ставки « 13.87, а норму предпринимательского дохода (будет она выше или ниже ставки) мне определить не удалось. Кстати, прибыль равна разности доходов и затрат. Путает термины Маркс, однако.

А вот перлы Энгельса о кризисах: "в состоянии депрессии [Abspannung] производство падает ниже той ступени, которой оно достигло в предшествующем цикле". Всё верно, и производство падает ниже предыдущего максимума ("той ступени"), и можно нарисовать от руки грубоватый график. Но далее читаем нечто противоположное: "максимум последнего периода расцвета перед кризисом каждый раз оказывается минимумом ближайшего следующего периода расцвета, а затем поднимается до нового, гораздо более высокого максимума". Если соседние максимум и минимум равны, то это т.н. точка перегиба и такой график есть некоторая неубывающая функция без экстремумов вообще. А вот и финальный аккорд в завершение этой какофонии абсурда: "...новый минимум стоит уже выше старого максимума". Нарисовать график, где новый минимум выше предыдущего, старого максимума мне, сирому неучу, так и не удалось. Не хватило и знаний, и буйного воображения Энгельса. Повторю, что в науке до сих пор нет однозначного определения, что есть человек. Энгельс, в этом плане, учёный весьма оригинальный: "Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии - вообще по чему угодно". Насчёт религии ещё можно согласиться (если извести атеистов), но насчёт чего угодно (а кому угодно?) - заявление вообще безответственное. Или: "человек отличается здесь от барана лишь тем, что сознание заменяет ему инстинкт, или же,

- что его инстинкт осознан". Если вы инстинктивно защищаете от внезапной опасности своего ребёнка, то вы - баран, а если вы предварительно осознаете опасность и позвоните 911, то...

Ещё одна в корне неверная фраза, уже от Маркса: "человек создаёт религию, религия же не создаёт человека". Увы, в качестве неоспоримого факта следует принять, что человека от животного отличает именно религия, как обобщённая вера во что-то, не воспринимаемое им непосредственно (это не только Бог, душа и пр.). У животных нет веры. Поэтому-то эту фразу надо читать так: "человек и религия, обуславливают друг друга и противостоят друг другу".

А вот Маркс, как знаток истории: "различные нации... вступают в торговую борьбу, которую ведут с помощью войн... между тем как прежде народы... вели между собой мирный обмен". И здесь исторические открытия. Началась война. Одна нация победила другую и вместо того, чтобы разграбить побеждённого противника, начинает с ним... торговать. Оригинально. Ещё "открытие". Народы вели мирный обмен. Потом они решили торговать не мирно, а с помощью войн. Причина не указана. Вместо Маркса отвечаю я: обмен эквивалентов не давал прибыли.

Ещё Маркс: "Масса [прибыли - М] растет вместе с массой самого капитала [К], даже при уменьшающейся норме прибыли [N]". Уравнение из "Капитала" о связи указанных величин: [М] = [Κ]·[Ν] и нам заявляют, что [М] растёт, даже если [Ν] уменьшается. Значит, по логике, [К], чтобы "перебить" падение [Ν] должна расти ещё сильнее, и быть тоже функцией этой нормы прибыли: [К] = F([N]). А какой же это функцией? Об этом в "Капитале" ничего нет. Но зато наш герой лихо расправляется с буржуазными апологетами, типа Бастиа: "Это... не мешает г-ну Бастиа... заставить растущее множимое [К - В.Ш.] так возрастать, что при уменьшающемся множителе [N - В.Ш.] получается большее произведение [М - В.Ш.]". Фразы Бастиа и Маркса

- практически тождественны, но Бастиа - жалкий апологет, а Маркс? А Маркс... фарисей от Бога. Ещё критика Марксом Бастиа: "«Здесь видно» (шарлатані «непрестанное уменьшение множителя вследствие постоянного увеличения множимого»". Бастиа по Марксу - шарлатан. И ещё перл в ту же тему: "если относительная величина переменного капитала уменьшается в меньшей мере, чем увеличивается весь капитал, фонд заработной платы претерпевает абсолютное увеличение, несмотря на его относительное уменьшение", - пойми, кто может.

Когда Маркс остаётся сам, то записывает свои сомнения-мысли, как некий диалог. Читаем (вставки [...]- мои): "не может ли возрасти производимая капиталом прибавочная стоимость [М - В.Ш.], несмотря на то, что она по отношению ко всему капиталу [К] уменьшается, т.е., несмотря на уменьшение так называемой нормы прибыли [N]... этот случай неправдоподобен и не может служить в политической экономии обобщающим примером". При критике Бастиа, вполне можно прибегать и к... неправдоподобным фактам, а норму прибыли (как ключевое понятие экономики) Маркс воспринимает с иронией: "так называемой". Ещё открытие закона: "Если... норма прибыли обратно пропорциональна стоимости капитала, то сумма прибыли... прямо пропорциональна этой стоимости... Это... важнейший закон... политической экономии... для понимания труднейших отношений... Этот закон, несмотря на свою несложность, до сих пор никем не был понят и ещё никогда сознательно не формулировался". Первая часть первого предложения эквивалентна уравнению: [N] = [М]/[К], а вторая часть, - [М] = [Κ]·[Ν], и оба уравнения тождественны, как тождественны и две части первого предложения, и зачем их разделять союзом "то", - не понятно. Оба эти уравнения отражают формулировку понятия нормы прибыли, никакого закона за этим не стоит. Объективно есть капитал и есть прибыль. А норму прибыли придумали для их сравнения. Сравните с не менее гениальным законом в механике: "Если... скорость тела обратно пропорциональна времени, то пройденный путь... прямо пропорционален времени... Это... важнейший закон... механики... для понимания труднейших отношений... Этот закон, несмотря на свою несложность, до сих пор никем не был понят и ещё никогда сознательно не формулировался". Здесь я норму прибыли заменил скоростью, стоимость капитала - временем, а сумму прибыли - пройденным путём. Если этот "закон" ещё не формулировался, то претендую на его открытие. ® Ещё цитата из той же серии (не рой другому яму): "Бастиа... «иллюстрирует» свое предположение арифметическим примером, который, по-видимому, ему очень понравился". У несчастного Бастиа всего один пример, и тот для иллюстрации, а "Капитал" мэтра - сплошные арифметические примерчики, и не для иллюстрации, а в качестве бесспорных доказательств. Их там как селёдок в бочке. То же по отношению к примерам Мальтуса: "Непонятно только какую пользу может дать такой подсчет... он считает, будто его простой арифметический пример содержит в себе некоторое действительное определение". Какую пользу принёс миру "Капитал" Маркса, - это мы видели.

Когда два капиталиста должны друг другу, то по Марксу: "один оказывается должником другого на сумму разницы". Безграмотно. Ибо вместо: "сумму" надо писать: "величину", а сумма разницы - это то же, что и: "рост понижения", или: "потепление охлаждения".

Странная логика от Маркса: "Рост населения... ничего не стоит капиталу". Если это так, то зачем работягам платить зарплату. Поработал трудящийся недельку без еды и питья и помер, а на его место можно бесплатно нанять нового, поскольку новый ничего не стоит капиталу. А в другом месте читаем обратное: "Стоимость рабочей силы определяется рабочим временем, необходимым для существования не только отдельного взрослого рабочего, но и рабочей семьи". А семья и создаётся для производства деток, которое... оплачивается капиталистом.

Прогноз Великого экономиста-самоучки: "не может быть всеобщего повышения цен". Уже за одно это научное предвидение, "Капитал" с большей пользой можно сдать в макулатуру. И нечто обратное: "когда выбрасывают на рынок слишком большую массу средств обращения, т.е. денег, тем... обесценивают эти деньги", обесценение денег видно на фоне роста цен. Но давайте в этом согласимся с мэтром: всеобщего повышения цен не бывает. А как насчёт их всеобщего понижения? Ответ: "в условиях кризиса... имеет место... всеобщее обесценение или уничтожение капитала. Уменьшение стоимости может быть всеобщим, абсолютным". Но кризисы бывают периодически. Повышения цен - нет, а после кризиса - их падение и падение абсолютное. Грамотный придёт к выводу, что после ряда кризисов мы автоматически попадём в светлое будущее (коммунизм), где не будет ни цен, ни денег, ни... самой жизни. И ещё из серии подобных прогнозов: "общее повышение заработной платы повело бы не к всеобщему повышению цен... а к частичному их понижению". Продолжив аналогию, можно и переиначить фразу Маркса: "общее понижение заработной платы повело бы не к всеобщему понижению цен... а к частичному их повышению". В плане достоверности, одна другой стоит. Но есть про запас у Маркса и нечто иное: "Если все товары становятся дешевле, то равным образом понижается и цена труда", где зарплата и цены меняются синхронно, а не “обратно". Почему вообще пляшут цены - то Маркс не исследовал, а выдавал “на гора" противоречивые заключения о якобы связях цен с зарплатами в промышленности и сельском хозяйстве, типа: "Удешевление продуктов сельского хозяйства понижает заработную плату не только рабочих, занятых в земледелии, но также и всех тех, которые работают в промышленности или заняты в торговле". А почему дешевеют, а не дорожают продукты сельского хозяйства, - не понятно. А что будет, если одни продукты подешевеют, а другие - подорожают, - тоже решайте сами.

Очередной бред глашатая коммунизма, или чем Маркс “объясняет" устойчивость общества коммунизма: "Избыток производства, превышающий ближайшие потребности общества... будет обеспечивать удовлетворение потребностей всех членов общества... Он явится условием и стимулом для дальнейшего прогресса". Во-первых, наличие избытков говорит о том, что произведено лишнее, или ненужное. А зачем тратить ресурсы на это? Во-вторых, с каких это пор избыток служит стимулом? По-моему, стимулом служит только нехватка чего- либо. Если все холодильники забиты мясом, то это отнюдь не стимул дальнейшего прогресса мясной промышленности, скорее, наоборот, там будет иметь место деградация и регресс. И вот те же слова того же Маркса, но по отношению к ненавистному капитализму: “изобилие жизненных средств и благ становится, таким образом, причиной застоя промышленности11. Итак, для разных обществ, изобилие-избыток это причины-условия и застоя, и... прогресса.

Странное заявление от апологета трудовой теории стоимости: "без обмена не существует увеличение стоимости как таковое". Если обмен-торговля позволяет достичь тех же итогов, что и тяжкий труд (увеличение стоимости, как таковое), то почему она ненавистна Марксу?

А вот ещё безграмотное с позиции математики высказывание: "существуют препятствия, возникающие вследствие законов возрастания капитала, вследствие тех границ, в которых капитал может возрастать как капитал". Если переменная (капитал) возрастает по любому закону и она ограничена (препятствия), то выше этой границы она возрастать не сможет, потому со временем любая такая "переменная" становится... вечной Const-антой. И ещё о пределах: "Расширение или сокращение времени обращения играет... роль отрицательного предела для сокращения или расширения времени производства". Отрицательный предел означает, что некая переменная (время) может принимать отрицательные значения вблизи этого предела, а... как такое возможно для реального-то времени обращения (товаров)?

Вот ещё словоблудие, за неимением реальной модели (или формулы): "рост заработной платы понизил бы норму прибыли, но повысил бы уровень процента в той мере, в какой он увеличил бы спрос на денежный капитал". Кто этот таинственный он, догадывайтесь сами и попробуйте определить: "ту меру" в чередовании слов: понизил, повысил и увеличил. Это тоже пример аналитической силы Маркса, где вместо конкретной формулы, с её знаками: (+ ;

- ; · ; / и пр.), имеем абстрактную фразу со словами понизил-повысил. И ещё. Зарплата - это величина с размерностью [деньги в месяц], капитал можно выразить в деньгах, а норма прибыли, или процент - они безразмерные. Чтобы их связать математической зависимостью (плюс-минус) необходим ряд размерных коэффициентов, ибо процент с зарплатой-то не складываются, равно как и тонны со штуками, или с деньгами. Трудности в выводе формулы для связи и коэффициентов к ней устраняются словоблудием: понизил, повысил и увеличил.

Или ещё: "я называю прибавочную стоимость, отнесенную ко всей сумме авансированного капитала, прибылью на капитал". А в другом месте читаем: "норма прибавочной стоимости... как отношение примененного... переменного [читай, что авансированного - В.Ш.] капитала к произведенной... прибавочной стоимости". Следовательно, норма прибавочной стоимости обратна по её величине... прибыли на капитал. О размерности величин даже не упоминаю.

Вот ещё перл: "заработная плата находится в обратном отношении к прибыли на капитал". Обозначим зарплату: Z, а прибыль: R Обе величины имеют одинаковую размерность: [$/год], и из этой "формулы" их обратного отношения, пишем нормальную формулу связи: Z = А/Р, где: А - некоторая постоянная величина с размерностью: [$/год]2. Как определить её значение

- не известно, ибо подобные словесные "формулы" и позволяют творить любые зависимости. Ещё: "Заработная плата и прибыль находятся в обратном отношении друг к другу". Пусть на предприятии прибыль равна миллиону в год, а на другом, - тысяча. Зарплаты у рабочих одинаковы. Как уразуметь сие откровение Маркса, - я ума не приложу. Зарплата (не понятно одного рабочего, или всех) и прибыль имеют равную размерность: [$/год], и их произведение (это следует из обратного отношения) - размерная величина [($/год)2], константа. А какая?

Ещё раз о размерности: "основной капитал - строения, машины (освещение и т.д., вообще вспомогательные материалы, помимо основного капитала) увеличивается". Как можно в одну кучу смешивать строения и... освещение со вспомогательными (расходными) материалами? Ведь стоимость (капитал) строений выражается в [деньгах], а освещение - в [деньгах/мес.].

И о том же: "относительная заработная плата выражает цену непосредственного труда в отношении к цене накопленного труда, относительную стоимость наемного труда и капитала. взаимную стоимость капиталиста и рабочего". Что есть цена непосредственного труда более- менее ясно, я отработал день (или месяц, или год, или...) и получил цену труда. И я решил найти цену накопленного труда, дабы посчитать пресловутое отношение. А как её посчитать

- об этом ничего нет. Пойдём другим путём. Это же отношение можно выразить, отношением наёмного труда и капитала. C наёмным трудом ясно: это зарплата за день (или месяц, или год, или...). А что понимать под капиталом? Пойдём 3-м путем и найдём взаимную стоимость капиталиста и рабочего. Здесь ни у Маркса, ни у меня, ни у читателей вопросов не возникает. Так же не возникает вопросов при нахождении взаимной стоимости депутатов и избирателей.

В быту принято говорить, что две величины: XnY связаны обратной зависимостью, если увеличение одной из них ведёт к уменьшению другой. И конкретным видам таких обратных зависимостей нет числа. К примеру: Χ·Υ = 5;Χ + Υ = 7;Υ = Ехр(-Х) и пр.. Если вы говорите об обратной зависимости вообще, то это математически есть нонсенс, а в "Капитале" у Маркса сплошь и рядом: "цена... бумаг будет подниматься и падать в направлении обратном движению процента", или: "Квартирная плата находится в обратном отношении к... нищете", или: "цена товаров изменяется в обратном отношении к изменению стоимости денег", или: "норма предпринимательского дохода... будет... в обратном отношении к ставке процента", или даже: "сила [?] его денег падает как раз в обратной пропорции к массе продукции", или: "высота их прибыли находится в обратном отношении к развитию [?] капиталистического производства", или же: "величина... должна изменяться в обратном отношении к уменьшению своей [?] переменной части", или: "стоимость товаров падает в обратном отношении к этому развитию", или: "изменяется в противоположном направлении и в обратном отношении норма прибавочной стоимости", или: "множители т' и ν стоят в обратном отношении друг к другу", и т.д.. (Кстати, если множители стоят в обратном отношении, то их можно просто... сократить). Это простой способ, скрыть математическую неграмотность и, блеснув перед аналогичными невеждами псевдо эрудицией, показать им наличие у тебя неких сакральных знаний. Вот пример, умничанья: "средства расточительного рантье уменьшаются ежедневно в обратном отношении к увеличению средств и соблазнов наслаждения". По простейшей логике фраза: "уменьшаются... в обратном отношении", эквивалентна по смыслу: "увеличиваются в прямом отношении", и мы приходим к выводу: чем больше рантье-(Маркс) тратит, тем больше у него становится средств на дальнейшее... расточительство (и без донорских вливаний Энгельса).

Ещё в тему: "размеры самого запаса [товаров]... стоят в обратном отношении к уровню развития капиталистического производства". В каких единицах тут определять запас товаров (штуки, тонны, деньги?), как оценить уровень развития чего-либо, и как их, неизмеримых связать обратным отношением? Это тоже секрет аналитической силы Маркса. Ещё цитата о том же: "величина купеческого капитала стоит в обратном отношении... к энергии процесса воспроизводства". В каких единицах измерять эту энергию? Если есть процесс (горение лампочки), то он может имеет мощность, ибо энергия процесса пропорциональна мощности и времени, и она растёт со временем. Любой процесс изменения чего-либо (это движение) сопровождается выделением или поглощением энергии. Энергия тела: E = тс: - огромна, а её изменение в движении - мало. Какую энергию имел в виду Маркс? Обычная его болтовня.

Ещё парадокс: "понижение какого-либо налога не приносит рабочим никакой пользы, его повышение, наоборот, вредит им". Если налоги будут не стабильными, а немного колебаться, то (со временем) вред от периодического их повышения (понижения) помножит всех наших работяг на нуль. И из той же оперы: "Уровень процента может быть затронут лишь в том случае, если возрастает общий спрос на ссудный капитал". Понижение общего спроса не затрагивает процента, а его затрагивает только возрастание спроса. Значит, при колебаниях спроса затрагивание будет иметь место при возрастании спроса (храповой механизм, да и только), а при падении ничего не будет. А если имеет место это затрагивание, то... в какую сторону: в сторону роста, или же падения? Фраза-бред, ибо полностью лишена содержания.

Если вам не надоело, то вот ещё: "цена земли может повышаться и понижаться в обратном направлении с повышением и понижением уровня процента". Бред этого положения не только в том, что просто невозможно синхронное повышение и понижение величин, при их связи обратной зависимостью, но и в наличии слова: "может", которое и означает, что нечто (повышение-понижение) может иметь место, а может оного и... не иметь. А если это так, то и цена земли с процентом может быть и связана, и может быть... и не связана. Как пожелаете.

Маркс даёт определение понятия снашивания машин: "Снашивание машин отнюдь не с математической точностью соответствует времени пользования ими", и он нам говорит, что есть: "разница между пользованием и снашиванием". Того, что подобного рода разница для двух соответствующих величин лежит в пределах их погрешности, и может быть любого знака, он не понимает. Да и величину "математической точности" (для погрешности) надо бы указать, или: ± 1%, или: ± 33 %. Для него одинаковы и: "Дневные издержки одной паровой лошадиной силы и снашивание машин, приводимых ею в движение", хотя величины имеют разную размерность: издержки [деньги], лошадиные силы [мощность], а снашивание [время]. И ему невдомёк, что паровая лошадиная сила (или же "коммерческая") это есть мощность, и такое словосочетание эквивалентно абсурду: "счётного логарифма", или: "военного солдата". Наш экономист мог вычислять объёмы сил: "если дело идет о силе, при данном [её] объеме", и спокойно сравнивал стоимость с размерами и неким действием: "Производство же машин машинами уменьшает их стоимость по сравнению с их размерами и их действием", или даже сравнивать это: "...возрастает объем потребляемых... средств производства, но и понижается стоимость их по сравнению с их объемом... стоимость их абсолютно повышается, но не пропорционально их размерам. Поэтому разность между постоянным и переменным капиталом возрастает... медленнее, чем разность между той массой средств производства... и той массой рабочей силы". Гении могут стоимость сравнить с объёмом, и размерами, а капитал с массой, и рабочая сила у Маркса тоже имеет... ту массу. Фраза: "часть стоимости... относительно возрастает, но абсолютно уменьшается", - у Маркса не вызывала проблем в её усвоении. И ещё о снашивании. У Маркса: "снашивание машины бывает двоякого рода. Одно возникает из ее употребления... другое из неупотребления... Снашивание первого рода в большей или меньшей мере прямо пропорционально употреблению машины, снашивание второго рода... обратно пропорционально употреблению". Как может снашивание из-за простоя (снашивание второго рода) зависеть от употребления, которого при простое нет? При неупотреблении употребление = 0, а обратно пропорциональное снашивание... бесконечно. Что понимать под употреблением? Время работы, интенсивность, или другое? Пользование и снашивание у Маркса измеряются временем (как и стоимость его товара), а в чём измеряется употребление? Если это пользование, то зачем ему 2 термина? И ещё о размерности. Если употребление - синоним пользования, то оно должно иметь размерность времени, и прямо пропорциональная связь реальна. Но наличие обратной пропорциональности в связи требует размерного коэффициента и "режет слух", ибо получается, что величина, пропорциональная времени (снашивание) - обратно пропорциональна другой величине (это употребление), которая тоже... пропорциональна времени. О т.н. снашивании рабочей силы: "До известного пункта... снашивание рабочей силы... связанное с удлинением рабочего дня, может быть компенсировано усиленным его возмещением. За пределами этого пункта снашивание растет в геометрической прогрессии". Если снашивание измеряется временем, то по пословице: "время - деньги", оно может быть компенсировано неким денежным возмещением, и баланс снашивания-возмещения сил - нулевой. После прохождения известного (Марксу) пункта, на ранее нулевом балансе возникает дисбаланс, и сразу в... геометрической прогрессии. Как из нуля образовать геометрическую прогрессию наука не знает, а Маркс это делал легко.

Ещё о снашивании: "неверно будто изнашивание машин увеличивается в той самой мере... в какой увеличивается количество обрабатываемого ими материала". Да, я согласен, что это неверно. Но неверному по диалектике противостоит верное. А где оно здесь? Его здесь нет. Критикуя кого-либо за что-то, не грех бы привести и "правильное" (с твоей т.з.) положение.

Ещё математическое открытие: "...разделение труда возникает из склонности к обмену, то оно растет и удерживается в определенных границах в зависимости от размеров обмена, рынка". Как можно только расти, и при этом ухитряться удерживаться в... определённых границах? В определённых границах возможны только изменения, но не чистый рост.

Ещё один абсурд: "Число же одновременно занятых рабочих... определяется отношением переменной части капитала к его постоянной части". Для заводов разной величины, но с равным отношением переменного и постоянного капитала (переменный капитал - зарплата, а постоянный - сырьё и расходные материалы), число рабочих должно быть... одинаково.

Неверная фраза: "рыночные связи... принимают характер независимого от производителей естественного закона". Формулировками законов, а, тем более, естественных законов, кои должны быть всем известны, Маркс себя не утруждал. И как могут рыночные связи (это связи поставщиков-производителей и реализаторов) не зависеть от производителей товаров?

Попробуйте-ка сами (на досуге) логически состыковать такие фразы. Первая: "в разных отраслях промышленности господствуют различные нормы прибыли", и вторая его фраза: "норма [прибыли]... одинакова для промышленного и торгового капитала". Я этого сделать не смог. А гений Маркса шутя справлялся и не с такими трудностями, и это будет показано ниже.

Вот ещё любопытный пример словесных формулировок знатока арифметики Маркса: "Масса прибавочной стоимости равна ее норме, помноженной на число рабочих". Норма прибавочной стоимости (процент), умноженная на число рабочих, массы денег не даст. А при определённой величине этой нормы может дать: "полтора землекопа". В СССР был даже "мультик", где к ученику пришли "полтора землекопа" из неверно решённой им задачки. А вот за что Маркс ругает Прудона. Сравните: "г-н Прудон не довольствуется тем, что смешивает капитал с процентами, но превосходит самого себя, отождествляя капитал, вложенный в предприятие, с числом, заинтересованных в нем лиц". По-моему, это грех всех экономистов, мнящих себя учёными, - полное незнание (и непонимание) сути математических операций.

Ещё перл гения: "прибавочная стоимость сверх прибавочной стоимости... следовательно... прибавочная стоимость в квадрате". Прибавочная стоимость имеет размерность денег, и её можно обозреть. А как понять деньги... в квадрате? А почему ни в кубе, или же в η-й степени?

Ещё одна формула: "Предположим, что имеется 1000 одинаково искусных рабочих; 50 без работы; в таком случае цена определяется не 950 занятыми, а 50 незанятыми". Цена - это стоимость товара в деньгах, а стоимость определяется затратами труда. Как незанятый, да может влиять на цену-стоимость, создаваемую исключительно трудом? А если, наоборот, там будет 950 безработных, то цена: увеличится или уменьшится? А если будет не 1000, а 10000 рабочих в той или иной пропорции работающих с безработными, то что будет с ценами?

Ещё один перл: "спрос на труд возрастает на величину разности между числом занятых и «освобожденных»". При безработице ~ 50% число освобождённых равно числу занятых, и спрос на труд не возрастает (и не убывает). Значит безработица 50% - точка равновесия. Но и не это главное. Спрос имеет размерность чего-то (число) в единицу времени, а занятые и «освобождённые» выражены в числе. Как можно найти разность величины и скорости её изменения, - тайна аналитической силы Маркса, не раскрытая до сих пор. Вот одна типичная фраза из серии размерностей: "усиление спроса, достигающее в известных случаях от 7 до 10 миллионов [ф.ст. - В.Ш.]". Если это 7...10 млн. в год, то одно, а если это 7...10 млн. в день, - то нечто другое, а какой спрос на самом деле имел в виду Маркс, того мы уже не узнаем.

Ещё пример болтовни-незнания процентов, которые учат в 4-м классе: "Если бы стоимость золота упала на 1000 процентов...", - если некоторый параметр падает на 50%. то это значит, его значение уменьшается в два раза; на 90% - в десять раз; на 100%. то это значит, что параметр опустился до нуля. Как понять эти: "на 1000 процентов..."? 100% - это и есть сама вещь, 1000% - это 10 таких вещей. Как может одна вещь, да упасть на 10 самих себя? И это не единичный пример, есть и другие. Например: "брусок железа падает, допустим, на 100% [в своей стоимости]", - значит наступит кризис в металлургической промышленности. А такое: "если стоимость золота уменьшится на 100%", - светлое будущее человечества, коммунизм.

И о том же: "Производительность... увеличилась... на 2700 процентов, т.е... производилось в двадцать семь раз больше". Увы, не в двадцать семь, а в двадцать восемь, раз, г-н Маркс. Дабы опровергнуть мои обвинения, Маркс в научной работе изрекает (неясно кому) истину: "Если число 4 уменьшается до 2, то это означает уменьшение на 50%". Я посрамлён гением.

Или пример сравнения: "логарифма с желтым цветом": "...крупных капиталов, для которых масса прибыли перевешивает ее норму". Масса прибыли выражается в деньгах и тоже пропорциональна времени, а норма прибыли, - процент, или доля от единицы, - величина безразмерная и расчётная. И на каких весах (для их сравнения) надо взвешивать реальные деньги и математическую абстракцию, - процент, чтобы определить, что перевесит. - нам не сообщают. То, что это не опечатка, подтверждает и такая цитата: "Отношение между суммой, заплаченной за употребление капитала, и самим этим капиталом выражает норму процента, измеренную в деньгах". Если деньги делить на деньги, то отношение - это безразмерная величина (норма процента), которую можно выразить и в процентах, но только не в деньгах.

Или: "норма прибыли поднимается по отношению к заработной плате". Норма прибыли у Маркса с развитием капитализма имеет тенденцию к понижению, и она безразмерна. А как её можно сравнить с зарплатой (и с чьей зарплатой, одного, или всех?) - я не представляю.

Вот единственное неуклюжее обращение Маркса к... функциональному анализу: "рабочая сила и капитал: это функции двух независимых переменных, которые ограничивают друг друга". Если рабочая сила и капитал суть функции, то, что является для них переменными? Если они те две независимые переменные, то где формулы функций от этих переменных? И что это за переменные такие, вообще: качественно не определённые в своей размерности и количественно не определяемые по их величинам? А, также, как могут две независимые переменные одновременно и ограничивать друг друга, - то знает только профессор Маркс. Не далеко от Маркса ушёл и его друг, Энгельс: "Функцию F(x, у) = 0 можно затем приравнять также к некоторому z, чтобы дифференцировать этот z, хотя он = 0". C какой целью, и по каким переменным нужно дифференцировать... нуль - это не важно, главное засветиться. Если F(x, у) = 0, то это означает только связь этих (х, у) переменных, где третий (z) - лишний.

Или ещё пример математических познаний Энгельса: "Если производительные силы растут в геометрической прогрессии, то рынки расширяются в лучшем случае - в арифметической". Всё только растёт, всё лишь расширяется, а обратного этой тенденции процесса у природы не существует. Это плагиат из теории Мальтуса. Доказательств этих положений у Энгельса нет. Рост производительных сил, да в геометрической прогрессии, делает невозможными кризисы, когда наблюдается спад производства. Расширение рынков имеет тоже предел, когда рынком станут все страны, потому положение о какой-либо прогрессии вообще здесь не состоятельно. В 3-м томе "Капитала" Маркс был против: "всепоглощающего капитала со сложными процентами", который и растёт в геометрической прогрессии. Пояснение этому детски наивное: "большая часть имеющегося налицо капитала постоянно... обесценивается". Если нечто постоянно обесценивается, то это же открытие, некая закономерность, которую не декларировать надо, а исследовать: по какой причине, когда и по отношению к чему нечто обесценивается? И если капиталы обесцениваются, то это отнюдь не значит, что они не могут номинально расти в сложных процентах (например, при наличии гиперинфляции).

Заявление Энгельса о науке: "наука, а её прогресс так же бесконечен", - подобные заявки воспринимаются с гордостью за человечество и его могущество. Но не торопитесь, ибо наш любитель науки заявляет и противоположное: "науки приблизились к своему завершению, т.е. сомкнулись, с одной стороны, с философией, с другой - с практикой". Обратите внимание на нюанс: стоит чему-то коснуться философии, как оно приближается к завершению, к... смерти.

Когда Марксу надо подчеркнуть позитив капитализма, в плане обобществления средств производства, то читаем, что у капитала: “...развивается экономия средств производства11, но когда дело доходит до негатива, то уже: “расточительство труда и средств труда имманентно капиталистической системе производства11. Выбирайте, что кому импонирует, - выбор есть. Кстати, такого расточительства труда, средств и жизней, как в СССР, мир до того не знал.

Попробуйте стыковать эти цитаты: “Производительность труда... не повышает стоимости продукта11, и: “Стоимость продукта труда обратно пропорциональна производительности труда". Не получилось? Тогда даю подсказку: "стоимость отдельного товара находится в обратно пропорциональной зависимости от производительности труда". Опять не вышло? Ну, тогда попробуйте понять такое: "увеличение количества работающих людей зависит от производительности их труда", - где видим, что как бы ни менялась производительность труда, а количество рабочих только увеличивается. В другой цитате Маркс уточняет фразу: "в результате увеличения производительной силы должен быть вызван к жизни новый живой труд". - где увеличение производительности увеличивает (вызывает... новый) живой труд. И здесь попутно отмечу, что у Маркса труд определяется рабочим временем, и, если рабочий день не меняется и количество рабочих тоже, то при любой производительности их труда они не создадут новой стоимости, и, следовательно, никакого нового труда к жизни (?) не вызовут. Но вы рано обрадовались, ибо у Маркса: "Чем больше производительная сила труда, тем больше... число нерабочих в сравнении с рабочими", - где с ростом производительности уже растёт число безработных. Естественно, вы расстроились, ибо ничего не поняли, но именно для вас есть цитата-парадокс: "масса труда... возрастает в меньшей пропорции, и притом обратно пропорционально росту производительной силы". Из 1-й части фразы видим, что масса труда возрастает, из 2-й части следует, что этот хитрый "рост" обратно пропорционален росту другой величины (производительной силы). А рост, обратно пропорциональный росту, чего-либо, и есть отнюдь не рост, а уменьшение. Так велит понимать это нормальная логика. И ещё "закон" в формулировке мэтра: "увеличение производительной силы имеет отношение также и к качеству продукта". Если что-то с чем-то как-то связано, то такая связь обобщённо и именуется отношением. А наука должна конкретизировать вид отношения, а не фиксировать факт. Ощущение такое, что Маркс, как журналист, пишет то, что требует данный момент, и полностью забывает, что он по теме болтал ранее (и по чьему заказу). Бумага всё терпит...

Продукты-товары. Вот едва ли ни единственное однозначное их определение: "Человек, который производит предмет непосредственно для своих собственных надобностей, для того чтобы самому его потребить, создает продукт, но не товар". Продукт - это вещь для себя, а товар - вещь для других. Определения даны, вы можете пользоваться ими, но пользоваться ими гениям - не обязательно. У гениев продукты продаются, а не потребляются: "стоимость проданного продукта равна всем содержащимся в нем элементам стоимости". А в другой фразе-загадке вам предлагают найти того человека, кто: "покупает продукт, сам ничего не производит, а лишь обменивает то, что произведено другим человеком". Я эту загадку так и не отгадал. У Маркса есть случай: "...когда продукт обменивается... для потребления". Есть у Маркса отдельно и: "рынок продуктов". Его продукт может одновременно быть и товаром'. "Товаром продукт является только на рынке", и всё это, несмотря на его заявление: "если продукты создаются... как потребительные стоимости, то потребительная стоимость не становится товаром". И последний удар по задуренной голове читателя: "продукт - единство потребительной стоимости и меновой стоимости, т.е. товар". И вот нам его "пояснение" подобных разночтений: "Определения сырья, продукта, орудия производства изменяются в зависимости от... назначения". Как мудро говорят в Одессе: "у матросов - нет вопросов".

Ещё одна загадка Маркса для экономистов: "все экономические категории представляют собой лишь иные и еще раз иные названия для всё одного и того же". Названия для чего? И зачем много названий для одного и того же? Для запудривания мозгов и сокрытия тавтологий.

Откровенный бред: "товар... выходит из обращения в качестве предмета потребности и оказывается совершенно вне экономического отношения". - я произвожу любимые Марксом ткацкие станки, их в качестве предмета потребности покупает фабрикант для своей фабрики, станки + рабочие = ткут ткани, но оказываются... совершенно вне экономического отношения.

Ещё пример: "Обращение... движение, в ходе которого товары превращаются в цены". Увы, в обращении товары превращаются в предметы потребления, в потребительные стоимости, а при бартерном обмене-обращении цен вообще не бывает. А если товар можно превратить в цену, то почему Марксом не исследован обратный процесс: как из цены сделать товар? Если это невозможно, то налицо некий энтропийный, необратимый процесс исчезновения товаров и наращивания цен... А вот нечто противоположное, где уже: "товар не есть цена... Цена есть свойство товара... товар существует теперь как идеально положенные деньги". C учётом первой цитаты, получаем открытие, что вешь-товар может превратиться в... свойство-цену.

О логике построения фраз и доказательства истины Марксом: "товары могут продаваться по цене, соответствующей их стоимости, и тем не менее быть проданными ниже их стоимости... согласно нашему предположению товары вообще продаются по их стоимости", или логика на уровне огорода, бузины и родственника в Киеве: "отдельный товар продавался по своей цене, помноженной на количество, которое является знаменателем его как кратной части... Отсюда уже само собой вытекает, что необходимо постоянное расширение рынка"... И применим обычную логику к вот такой цитате: "различие между рабочим и машиной может свестись... к различию между животным и машиной". Мне моя логика говорит, что рабочий - это есть животное. Вот подтверждение того, что я не ошибся, ибо у Маркса при капитализме: "То, что присуще животному, становится уделом человека, а человеческое превращается в то, что присуще животному". Фраза состоит из двух частей, но... тождественных по смыслу.

Стиль доказательства Маркса: "норма прибыли, в абстрактном выражении, равна т/К, где К равно авансированному капиталу. Годовая норма прибыли также равна т/К, где, однако, т означает реализованную в течение года прибавочную стоимость, а К - авансированный в течение года капитал. Но согласно предпосылке т/К = т/К в обоих случаях, хотя в одном случае т/К = отношению прибавочной стоимости к авансированному в течение года оборотному капиталу, а в другом случае - к авансированному в течение года оборотному капиталу плюс износ основного капитала плюс стоимость не изношенной в течение года части основного капитала. Однако эта сумма та же. что и сумма оборотного капитала... Следовательно норма прибыли т / Кв обоих случаях не может расходиться". Даже не будем придираться к тому, что одними и теми же буквами Маркс обозначает разные величины. Соль

этой фразы в другом: "согласно предпосылке т/К = т/К............ Следовательно норма прибыли

т/К в обоих случаях не может расходиться". Предпосылка и следствие... совпадают. Блеск! И, обратите внимание, что если к оборотному капиталу добавить 2 слагаемых (плюс... плюс), то сумма будет равна... тому же оборотному капиталу. Есть у кого учиться экономистам, да и политикам тоже, где сколько денег в бюджет ни добавить, расходная часть... одна и та же.

Словотворчество философа: "совокупность меновых сделок в их беспрерывном потоке", - это эквивалент: пройденного пути в беспрерывном движении. Если поток беспрерывен, то и говорить о некой совокупности можно только на заданном конечном интервале времени.

Вот типичнейшая болтовня одного экономиста (в цитировании её Марксом): "Тюрго говорит, что если бы капитал не приносил прибыли, то каждый купил бы на свой капитал земельную собственность". Если каждый только покупает, то кто же тогда есть... тот глупец-продавец?

Повторю ещё раз фразу-противоречие: "Если каждый капиталист... прибавляет 10%, то это означает... что один капиталист прибавляет на столько-то больше, другой на столько-то меньше". Слово: каждый (в данном контексте) исключает отличие действий одного от другого.

Ещё парадокс производительности: "Увеличение производительности труда означает... что тот же самый капитал создает ту же самую стоимость с меньшими затратами труда или что меньшее количество труда создает тот же самый продукт при больших затратах капитала". Во-первых, стоимость Маркса определяется рабочим временем (затратами труда), откуда следует, что словосочетание: "ту же самую стоимость с меньшими затратами труда", - абсурд типа: "ту же самую массу с меньшими затратами атомов". Во-вторых, производительность пропорциональна количеству продукции за рабочий день, и её рост, требует больше ресурсов и сырья, следовательно больше оборотного капитала. Значит, исходная посылка Маркса, что: "Увеличение производительности... [и] тот же самый капитал". - неверная, типа: "увеличение пробега с теми же затратами горючего". В-третьих, как может быть при капитализме: "меньшее количество труда создает тот же самый продукт при больших затратах капитала".

Значит, повышение производительности труда, на тот же самый продукт, увеличивает расход? Повышение производительности увеличивает себестоимость? Маркс хоть читал свои труды?

C одной стороны у К.Маркса отмечается движение товаров и денег: "Кругооборот 7-Д-Т разлагается на движение 7-Д, обмен товара на деньги, или продажу, на противоположное движение Д-7, обмен денег на товар, или покупку", или: "деньги перемещаются... всегда в направлении, противоположном движению товаров, описывая при этом более или менее длинную дугу обращения". C другой стороны это: "Деньги приводят в обращение не товары, а право собственности на последние", откуда следует, что товары не перемещаются. Да и арендная плата этому положению не соответствует, - там право собственности не меняется.

Ещё просто бредовая фраза: "Форма обращения T' - Д' - T есть форма простого товарного обращения... T' по стоимости больше, чем первоначальное Т". Здесь имеем даже не обмен эквивалентов, а гораздо хуже: обмен с убытком. Вы произвели товар стоимости: T' обменяли его на деньги: Д' и деньги обменяли на товар: T меньшей стоимости, который оказался вдруг ещё и... первоначальным. Так можно обмениваться до того, что и сдачу будет нечем давать. Читатель мне может возразить, что это просто описка у Маркса, которую за столетие изданий почему-то не заметили. Хорошо, исправляем описку: "Форма обращения T - Д' - T есть форма простого товарного обращения... T по стоимости больше, чем первоначальное T"'. Но и здесь нестыковка с теорией обмена эквивалентов. Если T больше, то насколько? И откуда, из каких трудов праведных возникает эта прибавка "трудовой" стоимости? Ведь обращение по Марксу происходит на рынке, а труд купца и K0 не создаёт стоимости, он только затратен: "конторщики, ученики, которые работают на купца; наконец его контора. То, что он затрачивает на это дерьмо... может быть вычтено из прибыли". Теоретики прибегают к ругани (дерьмо), когда нечто (это же дерьмо) не ложится в теорию. Да, затраты могут (с разрешения Маркса) погашаться из прибыли, а откуда берётся сама прибыль: (Т > Г)? Теория молчит. А Маркс с наивностью дитяти (без теорий) нам вещает, что: "в действительности для каждого... капиталиста прибыль выступает... как нечто, зависящее от взаимного обмана". Опять бред. При обмене эквивалентов прибыль можно получить лишь от одностороннего, а не взаимного обмана. Взаимный обман, равно как и взаимная победа, или же взаимное же поражение - теоретически невозможны. Это следует из элементарной (не "диалектической") логики, как и «закон исключения третьего». И, обращаю ваше внимание на характерное начало фразы: "в действительности...". А его, Маркса, теория, что, от действительности чем-то отличается?

Ещё: "Их [капиталистов] доля на рынке прямо пропорциональна дешевизне продуктов". Что такое цена - понятно, а что есть дешевизна? В каких единицах её измеряют? Дешевле или дороже, - это как: больше и меньше, - типично булевы переменные. И вот ответ на вопрос: "Дешевизна товаров зависит... от производительности труда, а последняя - от масштаба производства". Если дешевизна зависит от чего-то, то где вид зависимости? А вида нет и не будет, ибо наличие формулы требует и размерности операндов, а таковых у Маркса нет. В 60-е годы прошлого века Китай налепил массу кустарных домен для выплавки чугуна (следуя Марксу, они увеличили масштаб производства). Как это сказалось на производительности труда, и на дешевизне - мы не вспоминаем, хотя указанная зависимость несомненно имела место. О зависимостях, без указания их конкретного вида, болтают политики, но не учёные.

Вот ещё пара непоняток: “по отношению к разделению труда власть в мастерской и власть в обществе обратно пропорциональны друг другу11, или, в другом месте: "по отношению к разделению труда авторитет в мастерской и авторитет в обществе обратно пропорциональны друг другу". Обозначим эти авторитеты (или власти, хотя власть не всегда авторитетна), как: Am и A0, соответственно. В силу указанной обратной пропорциональности, имеем очевидное для них соотношение: Ам*Ао = Const. А куда здесь вставить разделение труда, и в каких- таких единицах следует измерять это разделение, да и сами непонятные авторитеты?

Или это: "Отношение цены производства известного товара к его стоимости определяется исключительно тем отношением, в котором переменная часть капитала, произведшего товар, находится к его постоянной части, или органическим строением капитала, которым произведен товар". По Марксу, придуманная им цена производства есть средняя стоимость товара на всех рынках и потому, её отношение к стоимости должно давать: = 1, с небольшими отклонениями в обе стороны. А органическое строение капитала (=> 0) для завода-автомата и (=> °°) для завода с доминированием ручного труда. Поясните мне, глупому, как случайная величина, порядка: «1.0 может определяться переменной из области её изменения: {0...°°}?

Маркс вводит обозначение: "разность между стоимостью и иеной производства = d", а затем произносит фразу: "земледельческие продукты продавались бы по монопольной цене не потому, что их цена выше их стоимости, а потому... что она ниже их стоимости, но выше их цены производства", - фразу, понять сокровенный смысл которой предоставлю читателю.

Пустое заявление: "машина с увеличением ее размеров становится абсолютно дороже, однако относительно она дешевеет". Непонятно относительно чего машина дешевеет, и не знал Маркс, что бывает: "велика Федора, - да дура, мал золотник, - да дорог". И о том же: "Более крупное фабричное здание абсолютно дороже, но относительно дешевле, чем менее крупное", - и почему капиталисты не селятся все вместе в один большой сарай? Да, Марксу подобные несуразности нравятся: "потребность буржуазной экономики, чтобы число живущих только трудом увеличивалось абсолютно, хотя относительно это число и уменьшается", и т.п..

Пустая фраза: "Капитал растет не в той же пропорции, в какой растет производительная сила", - укажи ты формулу пропорции, и не надо переводить бумагу на философствование. И ещё подобное издевательство: "Норма прибавочной стоимости повышается не в той же пропорции, в какой уменьшается переменный капитал в сравнении с общей суммой капитала. Отсюда - относительное уменьшение величины прибавочной стоимости". И как не надоест?

И вот ответы на мой риторический вопрос: "Результат исследования... норма прибавочной стоимости увеличивается не пропорционально росту производительной силы", или: "капитал увеличивается не так быстро, как производительная сила", или о том же, но другими словами: "совокупный капитал увеличивается по отношению к переменному капиталу не так быстро, как увеличивается производительность", аналогично: "понижение нормы прибыли происходит не в той же пропорции, в какой увеличивается капитал". А это - из ряда чудес: "прибавочная стоимость растет не так быстро, как уменьшается переменный капитал, и уменьшается не так быстро, как увеличивается постоянный капитал". Растёт или же уменьшается прибавочная стоимость реально, - так и осталось неизвестным. И тут же диаметрально противоположное первой половине этой цитаты: "величина прибавочной стоимости уменьшается медленнее чем уменьшается переменный капитал". В творении подобных открытий Маркс плодовит, как кролик: "общая цена [единицы] товара падает не в том отношении, в каком увеличивается производительность труда", но есть у него и противоположное: "цена товара уменьшается в том же самом отношении, в каком увеличивается производительность труда". А вот это уже нечто оригинальное: "заработная плата уменьшается в том же самом отношении, в каком [увеличивается] производительность труда", - чем лучше работаете, тем... ниже зарплата. А вот ещё о другом: "в той отрасли промышленности, которая применяет машины, количество рабочих... может постоянно возрастать абсолютно, хотя относительно оно уменьшается". И моё заключение: "Эрудиция философа растёт абсолютно, но относительно ума - это вопрос".

"Могло бы показаться... будто величина капитала растет быстрее, чем производительность труда". Можно нарастить величину капитала при старой производительности, и начать бизнес с малого капитала при высочайшей производительности. - одно с другим никак не связано, и, судя по построению фразы, производительность труда влияет на массу капитала. Но я, как всегда ошибся, ибо у Маркса всегда в запасе есть и противоположное: "Всякое увеличение массы применяемого капитала может повышать производительную силу не только в арифметической, но и в геометрической прогрессии". Наличие слова может, делает закон не обязательным, а вид прогрессии для каждого случая читатель может выбирать... по своему усмотрению. Повторю пример Китая с частными доменными печами. Там масса капитала в металлургии увеличилась, а о виде прогрессии повышения (понижения?) производительной силы ярый марксист председатель Мао в своих дадзыбао не указывал (не читал он Маркса).

Очень сомнительное наблюдение Маркса: "стоимость унции золота вследствие изменения рабочего времени, требуемого для её производства, падает или повышается", и вот его очередное гениальное открытие в науке: "Мерой стоимостей золото является потому, что его стоимость изменчива". Сравните с физикой, где вам тамошний Маркс-физик заявит: "мерой массы литр воды является потому, что его масса изменчива". Что сходит с рук гениям, того не могут себе позволить нормальные, трезво мыслящие люди. Ещё перл: "Золото там, где оно служит элементом определения цен... не имеет не только твёрдой, но и вообще никакой цены". И как бы мне, да попасть именно туда, именно в то место (там), где никак не ценят золото? И это без-ценное золото служит элементом определения цен. Сравните с торговлей: "Гиря там, где она служит элементом определения веса... не имеет не только твёрдого но и

вообще никакого веса", (где все торговцы у Маркса шарлатаны), и самостоятельно сделайте вывод о морально-политическом облике философа-полит-эконома (не шарлатана!!) Маркса.

Вот по Марксу назначение науки, у него: "Наука ищет порядка и равновесия в столкновении противоположных сил: непрерывная война есть, по ее мнению, единственный способ добиться мира; эта война называется конкуренцией". Порядок или равновесие мы наблюдаем в природе ежеминутно, и искать их не надо. А вот теория марксизма, она равновесия сил не признаёт, там только борьба, до победы одной из этих сил. Вывод: марксизм... - не наука.

Определение конкуренции Марксом: "конкурениия есть... внутренняя тенденция [капитала], выступающая в форме внешней необходимости". Сравните с моими, первыми пришедшими в голову аналогичными перлами: "диарея есть внутренняя тенденция [желудка], выступающая в форме внешней необходимости", и: "графомания есть внутренняя тенденция [философа], выступающая в форме внешней необходимости перевода им бумаги в макулатуру", и т.п..

Пустая фраза, одна из многих: "есть разница между страной, которая вывозит в кредит, и странами которые... не вывозят в кредит... последние зато ввозят в кредит", - а в чём же эта разница состоит, - Маркс нигде не говорит. Полнейший аналог заключения психиатра: "есть разница между детьми, которые лгут, и детьми которые не лгут, последние, зато, верят лжи".

Поколения экономистов, "изучавших" Маркса, за непробиваемой стеной его гегельянства, внешней формой которого он, как философ, владел совершенно, так и не смогли увидеть в нём "голого короля", математически неграмотного индивида, пытающегося "делать науку" на одной энциклопедичности, эрудиции, памяти, фантазиях и... непогрешимости Наполеона. Получается интересное следствие. Настоящая наука основана на доказательствах. Да, сами доказательства могут быть ошибочными, но, пока ошибка не обнаружена, доказательствам... верят. Но есть другая "наука", основанная на болтовне авторитета (Иисус, Маркс и пр ). До тех пор, пока верят авторитету, до тех пор верят в истину его "науки". Итак, наука есть вера. И в том, и в другом случае, рано или поздно старая вера рушится, и на её место идёт новая.

Вот интересное словосочетание: "...расширению действительного процесса накопления. Процесс не может расширяться или сужаться, как не могут расширяться: и отопление дома (это процесс), и движение автомобиля (тоже процесс), как и тот же... процесс накопления. Накопление уже само по себе есть... процесс расширения. И интересное заявление Маркса: "масса ссудного денежного капитала... растет совершенно независимо от... накопления". Если учесть, что Маркс общается с миром фантомов, духов и иных потусторонних вещей, типа стоимости, то подобное заявление возражений не вызывает. Духи растут вообще без пищи.

При попытке Маркса стыковать денежный рынок с его теорией, он... удивлён (повторяю): "Поразительно... насколько иной смысл... приобретают все категории политической экономии в этой... тарабарщине денежного рынка". Финансисты, оказывается... говорят на ином, не Маркса, тарабарском языке, и ухитряются выживать без денежной помощи самого Энгельса.

Ещё: "...спрос на... капитал был больше, чем [банки] могли предложить". В этой ситуации банкам... вообще нечего предложить, ибо всё, что у них появляется, тут же и расходится, и банк работает "с колёс", а клиенты, - те ждут поступлений. Нормальный банк в этом случае поднимает проценты за кредит, до того уровня, когда спрос сравняется с предложением, а признаком, что процент достиг этого оптимума, является отсутствие очереди за кредитом и... тоже практически пустая банковская касса. Если очереди нет, а деньги в ней есть, то надо, наоборот, снижать процентную ставку. Это механика равновесия спроса и предложения, увы, недоступная гению Маркса, у которого: "Если спрос и предложение покрывают друг друга, то действие их уничтожается", или даже так: "Раз спрос и предложение [уже сами, а не только их действие - В.Ш.] взаимно уничтожаются, они перестают объяснять что бы то ни было". А я лично вижу, что только Маркс не в состоянии: "объяснить что бы то ни было", остальные же в объяснениях экономистов не нуждаются, а действуют по своему опыту и, потому, выживают.

Но Энгельс думал, что они с Марксом, если слабы, то в естествознании, а не в математике: "Маркс был основательным знатоком математики, но естественными науками мы могли заниматься только нерегулярно, урывками, спорадически". Каким основательным знатоком математики был Маркс вы уже убедились, да и тот факт, что Энгельс нерегулярно флиртовал с естествознанием, был отмечен. Вопрос: каким качеством обладает "Диалектика природы" Энгельса, посвящённая вопросам естествознания, оставим на суд читателей. От себя замечу: там есть (за редкими исключениями), потуги Энгельса навязать своё понимание диалектики несчастной природе. Представьте кашу в их головах по поводу естественных наук, если сам основательный знаток математики прибегал к описаниям, и табличкам вместо написания формул. А без понимания математики в науке и естествознании делать нечего. Да, во времена Маркса в быту не было, унитазов, ПК, TV, самолётов и прочих "благ цивилизации", основанных на современном нам естествознании. В науке тогда ещё не родились ни теория относительности, ни квантовая механика, ни понятие электрона, ни прочее. Но, простите, математика была, и ряд её разделов, типа алгебры, геометрии и даже матанализа для широкой публики мало, чем отличался от современного уровня их преподавания. И, зная и примерно понимая арифметику (алгебры Маркс не знал), да объявить себя основательным знатоком математики вообще, - это верх наглости (самозванство) и самонадеянности.

Как вам, например, вот такое милое признание Энгельса во 2-м томе: "Как ни силен был Маркс в алгебре, но цифровые подсчеты, особенно торговые, не давались ему, хотя имеется толстая связка тетрадей, в которых он сам на многих примерах проделывал до мельчайших подробностей все виды торговых расчетов. Но знание отдельных приемов счетоводства и упражнение в обыденном практическом счетоводстве купца - отнюдь не одно и то же, и, таким образом, Маркс запутался в вычислениях оборотов, так что наряду с незаконченностью получились кое-какие неправильности и противоречия". А после того, как полный дилетант в счетоводстве, Энгельс ознакомился с толстой связкой тетрадок сильного в алгебре Маркса с путаными вычислениями оборотов, он пришёл к правильному выводу: "Неверные результаты этих кропотливых вычислений привели к тому, что Маркс придавал незаслуженное значение одному, на мой взгляд, фактически маловажному обстоятельству...". - и за всем этим идут комментарии Энгельса по этому обстоятельству. Простим Энгельсу его смешение алгебры, где используются формулы, с арифметикой, где превалируют числа, ибо он не силён в математике, и признаёт это. Но как Энгельс, слабый в математике, смог найти ошибки у корифея в этой области, - тайна позапрошлого века. Толстая связка тетрадей, с цифровыми арифметическими подсчётами, вместо их обобщения в формулах и говорит нам об уровне "знаний" Маркса в алгебре. Или ещё об одной почти целой тетрадке Маркса для вычисления всего одного отношения величин. Энгельс: "ряд неоконченных математических вычислений... целая почти законченная тетрадь... представляющая в уравнениях отношение нормы прибавочной стоимости к норме прибыли". Целая тетрадь (ещё и неоконченная) и это только для некоторого "исследования"... отношения двух величин. И в итоге долгого и глубинного "исследования", всё же, по Энгельсу, оказалось, что: "данная в главе NI формула нормы прибыли для того чтобы сделаться общезначимой, нуждается в некоторой модификации". И это непосредственно замечание математически неграмотного (по его скромному признанию) Энгельса. В чём должна состоять модификация (словесной формулы). - не ясно и до сих пор.

Причина наличия неоконченной тетрадки простая. По словам самих же основоположников: "Норма прибыли исчисляется на весь примененный капитал, но за определенное время, фактически за один год". - это отношение некой суммы денег за год (прибыль) и константы (капитал), при условии, что за год капитал не изменился. Если капитал в течение года рос или падал, но дал прибыль, то, как считать норму в этом случае, и что есть весь капитал - об этом в "формуле" ничего нет. Очевидно, надо брать средние за год значения. А вот норма прибавочной стоимости - отношение прибыли, к переменному капиталу (к зарплате), это "степень эксплуатации" (в моём понимании, - производительность труда), по сущности, это дифференциальная величина и она может вычисляться даже за один день. И, в силу этого, отношение величин, интегральной и дифференциальной зависит от времени интегрирования (за год) и, поэтому-то, никакой объективной связи между ними в виде их однозначного соотношения вообще быть не может. Подробнее об этом "парадоксе" будет ниже. Сколько тетрадок ни изводи, а закономерности в их отношении нет, и тут никакая модификация: "горю не поможет". Текущие показания скорости (дифференциальная величина) на спидометре автомобиля ничего вам не скажут о пройденном им пути (интегральная величина) за год.

Маркс поступает здесь как ученик 5-го класса, которому были даны, или который сам же и придумал, некоторые описательные "формулы", смысла которых никак не понимает. И этот ученик пытается комбинированием этих формул в их случайной последовательности найти "правильный ответ" к решению ещё более непонятной для него задачки. Сравнив Маркса с пятиклассником, я, каюсь, несколько: "перегнул палку". Пятиклассники, они десятичными дробями владеют. Маркс же пользовался всегда дробями обыкновенными: "= 31/9 ф.ст.". Или воспроизводил даже такой бред: "На одного ткача... приходится 23626%9504... ткацких станка".

А вот вам ещё одна вариация на эту же тему: "Увеличение нормы прибыли происходит вследствие того, что... разница между нормой прибыли и нормой прибавочной стоимости уменьшается". Вдумайтесь в написанное! Я из уменьшаемого А (норма прибыли) вычитаю вычитаемое В (норма прибавочной стоимости) в итоге имею разницу: (А - В). После этого я вам заявляю, что норма прибыли А увеличивается из-за того, что эта разница... уменьшается. Любая разность двух величин - это следствие, а значения уменьшаемого и вычитаемого - это причины, влияющие на следствие. Как может следствие: (А - В) влиять на одну из своих причин - величину: (А), да ещё в обратную результату арифметической операции сторону? У Маркса: положительное А растёт, а разность: (А - В) уменьшается. Как это? По-моему Маркс был в конфликте не только с арифметикой, но и с простой логикой. Для тех, кто не читал Маркса, сообщу, что указанная разница всегда вообще... отрицательна, ибо у него: "норма прибыли [А - В.Ш.] всегда меньше нормы прибавочной стоимости [В - В.Ш.]". И эта разница может уменьшаться только по двум причинам: при росте нормы прибавочной стоимости: (В) или при снижении нормы прибыли: (А). Если норма прибыли: (А) растёт, то при прочих равных условиях, должна расти, а не снижаться и указанная разница. А разница между нормой прибыли и нормой прибавочной стоимости, напомню ещё, и ещё раз читателю, вполне эквивалентна разнице расстояния, пройденного вашим автомобилем, например, за год, и его текущей скорости, даже если авто стоит в гараже, или давно в ремонте.

Объяснение изложенному одно. Маркс внушил, сомневающемуся в своих математических способностях Энгельсу, своё "превосходство" над ним в этой области (за что тянул с этого "неграмотного" деньги на своё содержание). А когда Энгельс, как мальчик из сказки, узрел откровенно "голого короля", то нечаянно произнёс в "Капитале" фразу: "А король-то, голый". Глупенький Мальчик прокричал эту фразу на весь мир, а умный Энгельс не мог поверить своим глазам, разуму, и очевидным фактам. Воздействие гипнотической самоуверенности Маркса на Энгельса - налицо. Факт математической неграмотности Маркса отмечали и его современники. Вот что, по словам Энгельса, говорил Лориа о Марксе (или это Энгельс говорил о Лориа - из контекста фразы не вполне ясно): "исторические иллюстрации [Маркса, или Лориа - непонятно - В.Ш.] и примеры также пестрят ошибками, непростительными для школьника четвертого класса". Здесь всё дано прямым текстом, и комментировать нечего.

Попутно остановлюсь, с т.з. естествознания, на абсолютной фикции понятия нормы прибыли в экономике. По Марксу: "норма прибыли определяется 1) прибавочной стоимостью, которую производит весь капитал, 2) отношением этой прибавочной стоимости к стоимости всего капитала". Пусть есть капитал, а прибыль (прибавочную стоимость) от него всё время проедают. Стоимость капитала постоянна, а прибыль, которую капитал приносит и которую проедают, непрерывно растёт. Поэтому-то и отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу тоже растёт со временем и, в зависимости от интервала, может быть... любым.

Политэкономия произвольно приняла этот интервал равным году. Значит, величина нормы прибыли есть произвольное (полицейское) понятие, к научной политэкономии отношения не имеющее. Норма прибавочной стоимости (отношение прибыли к переменному капиталу, или к зарплатам) это величина уже объективная. Поэтому все попытки связать объективную и полицейскую величины в закон - наивны. И вот итог от любителя математики Энгельса: "Изложение отношения нормы прибавочной стоимости к норме прибыли... дали мало нового, позднейшие редакции сделали излишним пользование ими", - безо всяких комментариев. Но если покопаться в переписке Энгельса, то можно найти нечто обратное сказанному: ’’Ваши рассуждения в первом письме - насчет отношения между нормой прибавочной стоимости и нормой прибыли... это не тот путь, которым [Маркс - В.Ш.] подходит к решению задачи”, - и в письмах Энгельс говорит неправду, ибо Маркс шёл именно этим, но тоже бесполезным путём.

Вот ещё одна иллюстрация того, что Маркс не понимал сущности... операции деления: "Отношение между стоимостями двух товаров дает, таким образом, наиболее простое выражение стоимости данного товара". Отношение величин одинаковой размерности даёт величину безразмерную, которая не сравнима, по её размерности, с операндами. Умножьте все стоимости на 56, и их отношение не изменится. Но по этой "формуле Маркса" оно... должно вырасти в 56 раз. А из двух товаров, какой из них есть... данный? А если первый и второй товар поменять местами, то отношение изменится на обратную величину, а как при этом может остаться неизменной стоимость данного (непонятно кем) товара? Или такие его фразы-«формулы»: "множитель производительной силы всегда является не множителем, а

делителем первоначального отношения, множителем не его числителя, а его знаменателя", и зачем так уродливо выражаться, когда проще написать формулу? Или: "прирост прибавочной стоимости всегда равен частному от деления первоначального отношения на множитель производительной силы". А формул Маркс не писал, за неимением моделей экономических явлений, которые он наблюдал, и для которых придумывал по ходу дела нужные свойства.

Ещё об отношениях: "Общий уровень прибыли есть это отношение совокупной прибыли к совокупной заработной плате". Отношение совокупной прибыли к совокупной зарплате - это отношение одинаковых объектов, безразмерно, и не может быть общим уровнем прибыли. И та же ошибка в другом месте, но уже в абсолютно другой формулировке прибыли: "В своей непосредственной форме прибыль есть не что иное, как сумма прибавочной стоимости, выраженная в виде отношения к совокупной стоимости капитала", - знаменатели разные. И опять ошибка размерности: "Прибавочная стоимость есть отношение прибавочного труда к необходимому труду". А над этим следует подумать: "Одна и та же величина изменяет... свое численное выражение, если она исчисляется не в... отношении к части целого, а в... отношении ко всему целому". Имеем объективную величину. И где-то там существует ещё и некоторое, т.н. целое. Что это такое, целое. - Маркс не уточняет. Короче, гений нам внушает, что численное выражение литра воды может быть другим: или 1000 см3, или 0.001 м3.

А это читайте, сидя (можно упасть): "Стоимость есть отношение издержек производства к полезности...". В чём измеряют стоимость - не понятно (но можно в деньгах), как измерять полезность - над этим до сих пор бьются лучшие умы человечества. Но, как бы там ни было, если вещь бесполезна, то, и ребёнку понятно, что в любых единицах измерения полезности, ея полезность равна нулю. В этом случае стоимость вещи равна... бесконечности. А вот определение не непонятной стоимости, а цены: "иена - отношение издержек производства и конкуренции". Если конкуренции нет (она равна нулю) то цены бесконечны, а если наоборот, конкуренция бесконечна, то всё идёт за бесценок, и даже по нулевой цене. Таков он, Маркс.

Абсолютно верное выражение: "рабочую силу... Я буду ежедневно приводить ее в текучее состояние, превращать в движение, в труд". Действительно, перемещение (движение) силы на некотором пути совершает работу, которая и есть некоторый труд. А как тогда понять это: "Труд, изо дня в день приводимый в движение..."? Труд - есть итог движения силы, и сам он двигаться не может. Движение труда - абсурд, как и: "изучение знаний", или: "битва победы". И вот подтверждение того, что это не описка: "растет мощь капитала по отношению к труду".

Ещё пример не так из алгебры, как из арифметики: "В элементарной алгебре требуется много промежуточных звеньев для того, чтобы понять, что 0/0 может представлять действительную величину". Элементарная алгебра с 0/0 не оперирует вообще! Вторит Марксу и друг-Энгельс: "Дробь 0/0 может выражать любое число... и представляет в каждом случае некоторую действительную величину". C таким же успехом можно заявлять, что дробь: 0/0 - есть и некоторая мнимая величина, но об этом Энгельс не догадывался. У меня нет денег, и у вас в кошельке пусто. Во сколько раз я богаче вас - знают основоположники. Ещё интересная фраза: "Изменение... товара А, может быть уравновешено противоположным изменением товара В, так что общее отношение остается неизменным". Если две величины меняются в противоположных направлениях, то их отношение, ну, никак не может быть неизменным. Оно меняется соответственно направлению изменения делимого и обратно направлению изменения делителя, и учат всему этому в пятом классе средней школы. И в каких единицах следует измерять... изменение товара? Что имеется в виду? Товар, если он уже произведен, меняться не может: он может только портиться от хранения. Получается, что если товар А - портится, то... В - улучшается (противоположное изменение1). А... как такое может быть?

Вот очередной перл: "Дееспособность рабочей силы обратно пропорциональна времени ее деятельности". Если работяга только начал работу, то его дееспособность... бесконечна! От себя добавлю, что если ему пообещают много заплатить, то его дееспособность: = °°2. Ещё о бесконечности: "Теория Мальтуса была... необходимым переходным моментом, бесконечно продвинувшим нас вперёд", (в другом месте о Мальтусе читаем: "эта обезьяна предполагает... что возрастание числа людей есть чисто природный процесс", - чем гениально предсказано появление пробирочных деток) или: "Урожайность земли может быть бесконечно повышена приложением капитала", или ещё о труде: "Разделение труда сообщает труду бесконечную производительность", "Производительная сила, находящаяся в распоряжении человечества, беспредельна", или: "Общество до бесконечности дробится на разнообразнейшие касты", или: "прошлый труд... имеет вечное существование в качестве стоимости", - вы на северном полюсе вырастили в теплице огурец, затратили труд, и огурец съели, но стоимость его вечна.

Если урожайность земли бесконечна, то какой смысл в земельной собственности? Бери грядку под окном, приложи к ней капитал, и накормишь если не себя, то... всё человечество. Не отстаёт в этом и Энгельс: "имеется бесконечный ряд других вещей и процессов природы, позволяющих нам заполнить ряд от метеорита до человека". Как может бесконечный ряд конечных вещей заполнить конечный диапазон от метеорита до человека? Это круче, чем "дурная бесконечность" по Гегелю. Как понять такое: "бесконечность познаваемого материала слагается из одних лишь конечных предметов", или: "сами люди бесконечно изменились, и все это благодаря человеческой деятельности", или: "Математическое бесконечное имеет место в действительности". И где бы мне это посмотреть? Ещё у Энгельса: "всякое качество имеет бесконечно много количественных градаций". И прямо противоположное: "существуют не качества, а... вещи, обладающие качествами, и притом бесконечно многими качествами", (бесконечные качества, вложенные в бесконечные количества - не для моего ума). Градация чего-либо - это дискретность, а дискретное, - это нечто конечное. А бесконечно много чего- либо конечного, - это и есть дурная бесконечность, по определению последней у Гегеля.

Из той же обоймы: "границей нашего естествознания является до сих пор наша вселенная, и, для того чтобы познавать природу, мы не нуждаемся в тех бесконечно многих вселенных, которые находятся за пределами". Познание безгранично, а естествознание имеет... границу. Или так: "необходимое рабочее время составляет бесконечно малую часть, а прибавочное... бесконечно большую часть этой величины". Если бесконечно малую часть чего-либо можно представить, то взять бесконечно большую часть от чего либо конечного, мог только Маркс.

Одна из пустых, но "математических" фраз Маркса: "Большое количество товаров... (по низкой цене) потребует для своего обращения, очевидно, меньше денег, чем меньшее количество товаров по вдвое большей цене", - фраза не несёт информации, поскольку даже если не обращать внимание на слово: "очевидно" (т.е., вероятно), то неясно, что будет, если слово: "вдвое" в ней заменить на слово: "впятеро", или вообще на: "многократно".

Ещё его пустопорожняя болтовня: "Стоимость земли следует измерять производительной способностью равных участков при равном труде". Имеем 2 равных участка. C одного можно снять 41 центнер пшеницы, а с другого - 9 тонн брюквы. Затраты труда - одинаковы. Найти стоимость каждого участка по этой "формуле Маркса" особого труда не составляет.

А вот следствие небрежности в определении понятий: "прибыль делится. Та часть, которая достается кредитору, называется процентом". Кредитор даёт деньги заёмщику под процент от всей суммы кредита, а не от прибыли заёмщика, да и часть прибыли есть всё же некоторые деньги, а не расчётный процент. Кредитора не волнует, есть или нет прибыль у заёмщика, ибо, даже при наличии убытков (отсутствие прибыли), свой процент кредитор выбьет.

Для измерения чего-либо нужна мера. Труд у Маркса измеряется рабочим временем. Тогда как понять такое определение меры труда: "мера труда есть не что иное, как некая единица, то или иное определенное кратное [Anzahl] которой является выражением соответствующих порций труда... одинаковые количества труда представляют собой одну и ту же величину, служащую мерой". Гениальное открытие в физике: "одинаковые количества... представляют собой одну и ту же величину". Короче, труд измеряется... порциями труда. Мерой труда есть сам труд. А как это стыковать с такой, противоположной фразой: "товар не может быть своей собственной мерой или своим собственным масштабом для сравнения", - я ума не приложу. Это пример не женской даже, а журналистской логики: доказывается то, что нужно сейчас. В подтверждение этому прочтите такое: "Деньги оказываются своей собственной единицей, и мерой их стоимости, мерой денег". Если вы мне возразите, что деньги - это деньги, а товар - это нечто, отличающееся от денег, то прочтите опровержение этого мнения Марксом: "деньги есть такой же товар, как и всякий другой...". Пишет, что бог на душу положит. Бумага терпит. И это пример рекурсивно-тавтологических определений понятий, которые у Маркса на каждом шагу. Вот взаимная рекурсия труда и рабочей силы, из которой невозможно понять, что есть что, и в чём разница: "Рабочая сила равна тому количеству труда...", или: "труд тоже может функционировать лишь как рабочая сила, которая сама есть овеществленная форма труда", или: "живой труд является чужим по отношению к живой рабочей силе, будучи вместе с тем ее трудом". Вот взаимоисключающие заявления: "Только там, где имеется избыток рабочей силы... появляется система машин, с тем чтобы заменить собой труд", и такое: "Система

машин появляется не для того, чтобы восполнить недостаток рабочей силы... а для того...". И не ясно избыток или недостаток непонятной рабочей силы заменяют-восполняют машины.

Вот определение Марксом ключевого понятия политэкономии: "Собственность означает... отношение человека к его природным условиям производства как к принадлежащим ему, как к своим собственным". Короче говоря, собственность. - это есть ваше собственное. Завершу этот абзац словами мудрого философа, нашего д-ра Маркса: "Не может не быть очевидным, что эти тавтологические суждения не содержат никаких особенных глубин мудрости". Блеск!

Две противоположные фразы Маркса. C одной стороны у него: "количество рабочих всегда оказывается слишком большим по отношению к спросу на труд", что подтверждается фактом безработицы (я не акцентирую внимания на том, что количество - это [шт.], а спрос - это [шт. в единицу времени], и сравнивать объект и скорость его изменения неправомерно), но с другой стороны: "рост пролетариата происходит в точном соответствии с ростом капитала". И есть у него такое открытие: "неподвижный закон населения существует лишь для растений и животных". Обратите внимание, что животные-растения - это тоже... население. Количество этого "населения", несмотря на взаимное пожирание друг друга и размножение - неизменно.

Отношение учёного-Маркса к науке, идеям и практике: "я согласен с идеей, из которой он, как мне кажется, исходил... хотя... я считаю эти тезисы теоретически ложными и практически опасными". Как видим, наш Маркс согласен с теоретически ложными идеями, ему вечно всё кажется, а для кого тезис может быть практически опасным. - догадайтесь самостоятельно.

А вот пример незнания Марксом дробей арифметики: "то денежное выражение, которое реализованный капитал получает здесь в конце своего процесса, есть иррациональное выражение капиталистического отношения", или: "Процент как цена капитала - выражение с самого начала совершенно иррациональное". Я прочёл "Капитал" и нигде не нашёл примера рационального выражения капиталистического отношений. Упоминается рациональность в аксиоме Маркса об эквивалентном обмене: "Обмен или продажа товаров по их стоимости есть рациональный принцип". Ниже покажу, что стоимости у товаров нет, и того, что Маркс объявляет рациональным, тоже нет, и, наоборот. Потому термин - иррациональный у Маркса можно понимать весьма широко, от извлечения корня из числа, до неадекватного поведения философов в психбольнице. Оба действа подходят под наименование ирраииональных.

Справедливости ради отмечу, что рациональное выражение капиталистических отношений имеет место у Маркса, когда прибавочную стоимость создаёт только рабочая сила, или когда факты укладываются в его теорию. Факты, противоречащие его теории, просто объявляются ирраииональными. мнимыми или же метятся негативными ярлыками, типа шарлатанства, спекуляции, и вообще читателю заявляют, что это ему только кажется или, что имеет место даже искажение восприятия им очевидных ему вещей, и проблема считается снятой. Истина восприятия дана только Марксу. Это типично журналистский метод "научного" доказательства "истины" по любым проблемам. Именно таким "оригинальным" способом Маркс решает все противоречия. Проблема метится заумным словом, или негативным ярлыком, и на этом "научное" исследование закончено. Это прямо нигде им не говорится, а следует из контекста.

Вот небольшой, но характерный пример. Когда при анализе процента Маркс случайно обнаружил тот факт, что: "Как в случае с рабочей силой, потребительной стоимостью денег становится здесь способность создавать стоимость, большую стоимость, чем та, которая заключается в них самих", то не поверил глазам своим и, поэтому, заявил далее: "В Д-Д' мы имеем перед собой иррациональную форму капитала, высшую степень искажения и овеществления производственных отношений". Характерный момент, к которому я вернусь чуть позже. Здесь прибавочную (читай, большую) стоимость в виде возросших денег: Щ' > Д) у него создаёт именно потребительная стоимость денег, а в ином случае (с "рабочей силой" на производстве) прибавочную стоимость создаёт по Марксу один, особенный товар - некая "рабочая сила". Но в этом месте он в первый и в последний раз проговорился, и правильно назвал деньги не особым товаром (аналогия с его "рабочей силой"), создающим прибыль, а потребительной стоимостью, которая при потреблении даёт прибыль: "большую стоимость, чем та...". Ниже я покажу, что прибавочную стоимость, доход (или прибыль) создаёт любой товар, приобретённый с целью его потребления, т.е. любая потребительная стоимость, когда она... потребляется. А по "прямой" теории Маркса этот всем известный факт объявлен: "... иррациональной формой... искажением", и... что с этого? И что прикажите делать, и где можно использовать на практике это прозрение, или ещё одно гениальное открытие Маркса?

По моей концепции экономики, изложенной ниже, на рынке и именно при создании там из товара потребительной стоимости автоматически создаётся и стоимость прибавочная. Здесь Маркс открыл эту "мою" истину, что в момент создания потребительной стоимости возникает и стоимость прибавочная ("большая стоимость", т.к. Д' > Я). Истина открылась при анализе денег, как потребительной стоимости в их чисто денежном потреблении и росте. Обобщи он это свойство на все товары (а не только на деньги и его "рабочую силу") и мне не было бы необходимости писать эту работу. Маркс гораздо "насыщеннее" выполнил бы её за меня.

Для Маркса иррационален любой факт, который им не воспринимается, или если он не вписывается в его т.н. "теорию". Да, в математике есть иррациональные, трансцендентные, комплексные, и прочие разновидности чисел, но математика в стрессы не впадает. Маркс обнаружил некую иррациональность в денежном обращении, отметил её ярлычком и... всё. Фраза им лишь произнесена, а что капиталистам с их иррациональными деньгами делать дальше, - не говорится. Рационален или иррационален капитал, - никто, кроме Маркса, этой истины не знает, а если и узнает, то, даже прочитав весь "Капитал", так и не поймёт, что ему с этим "гениальным открытием" мэтра вообще надо делать. Неожиданное открытие им неких иррациональных, а точнее особых свойств денежного капитала, противоречащих аксиоме трудовой теории происхождения стоимости, говорит скорее о самой иррациональности его трудовой теории стоимости, чем о какой-то практической пользе такого "открытия". Читаем: "цена может стать также и иррациональным выражением... денежным выражением вещей, которые не имеют никакой стоимости", или: "с ценой здесь дело обстоит точно так же, как в алгебре с иррациональным выражением типа 0/0", или об основе его политэкономии, о труде: "Стоимость труда - это совершенно иррациональное выражение". Ещё одно его заявление: “иррациональна повременная плата... иррациональна сдельная плата, если она должна служить... выражением стоимостного отношения". Проще говоря, обе оплаты противоречат теории Маркса. Но сдельщина-подёнщина есть, потому они обе рациональны. По диалектике рациональному противостоит иррациональное. Вывод: иррациональна всё же теория Маркса. Или ещё голое бездоказательное заявление: "Повременная плата выше в богатых странах, сдельная оплата выше в бедных странах". В любой стране капиталист стремится снизить оплату труда, следовательно в нищей (во времена Маркса) Индии должна доминировать повременная оплата, а в богатой Англии - сдельная, а это противоречит фактам. А как вам вот такое: “денежное выражение капитала... есть иррациональная форма капитала“? Или же стенания теоретика: "Нелёгкая задача вернуть нас от этой практики... к её теории. Практика находится в самом кричащем противоречии с теорией". Ничего не заметили? А ведь Маркс проговорился: у него не теория противоречит практике, а практика в противоречии с теорией!

Или ещё вариация на тему, где иррациональность у Маркса имеет уже иной смысл: "это отношение и выражается лишь в такой иррациональной форме, как отношение двух частей одной и той же денежной суммы или одной и той же товарной стоимости". Насколько мне известно, в науке-арифметике, каковой Маркс владел в совершенстве, рациональные числа представимы в виде некоторой дроби, или отношения двух целых чисел, - это тех же частей денежной суммы в целых копейках. А иррациональные числа, по этому определению, такого представления не допускают. Поэтому, и любое отношение частей денежной суммы - это рациональное число, поскольку эти части, выраженные в копейках, формируют правильную или неправильную дробь, а это, повторяю, - рациональное число, чисто по его определению.

И ещё ловлю Маркса на слове. Повторю его цитату: "Отношение между стоимостями двух товаров дает... выражение стоимости... товара". А в предыдущей цитате Маркс уверял, что: "отношение... двух частей одной и той же... товарной стоимости". - иррационально. И я отсюда делаю вывод, что стоимость тоже... иррациональна. И это прямо следует лишь из сопоставления двух противоречивых (а противоречивых ли?) цитат от самого д-ра Маркса.

Если положить, что стоимости вообще нет, то отношение двух частей от несуществующего объекта не иррационально, но абсурдно (по понятию абсурда). Если под иррациональностью отношения Маркс понимает нечто особенное, то это надо пояснять. Выучил Маркс словечко: "иррациональность", и, как ребёнок, не понимающий ругательства, всюду его лепит. Ещё: "Так как стоимость труда есть лишь иррациональное выражение для стоимости рабочей силы". Но самого выражения (формулы) для расчёта стоимости "рабочей силы", или стоимости труда у него нет, и проверить, рациональное оно или иррациональное. - нет возможности. А если это действительно верно, и стоимость труда действительно иррациональна, то, что нам с этим великим открытием-знанием прикажете делать? Перестать ходить на работу и заняться бизнесом, политикой, или той же классовой борьбой? Если так, то откуда следует, что надо бросать иррациональную работу? А может, надо вообще всем начать работать бесплатно, не будет зарплаты, не будет стоимости труда, и исчезнет её атрибут, иррациональность. Кстати, классовая борьба тоже иррациональна, ибо по Марксу зарплата рабочих всегда минимальна.

Ещё разночтения. Маркс: "общее повышение заработной платы никогда не может привести к более или менее общему вздорожанию товаров", - эту фразу я сформулирую иначе: "общее понижение заработной платы никогда не может привести к... общему удешевлению товаров", - для того, чтобы сравнить её с мнением Энгельса: "понижению цен должно предшествовать сокращение издержек производства, которое... достигается главным образом понижением заработной платы", - из которого следует, что только понижение зарплаты снижает все цены.

И ещё мнение практика-Энгельс, а не теоретика-Маркса: "запретительная система, которая взвинтила цены на все предметы первой необходимости, а с ними и заработную плату, на несоразмерную высоту. Но эта заработная плата как раз и удорожает так сильно английские продукты по сравнению с продуктами континентальной промышленности". Донора Энгельса Маркс за эти слова не критикует, но обрушивается за аналогичное на Прудона: "К несчастью, в I томе сочинения самого г-на Прудона мы встречаемся на стр. 110 с этой же нелепой гипотезой: «если бы заработная плата испытала общее повышение, то возросла бы цена всех вещей»". Мелют каждый, что хотят, или то, что требует критика оппонента. И что есть причина, а что следствие (во взаимных изменениях цен и зарплаты). - понять не возможно.

А вот фраза, где ярко показано отношение философа Энгельса к математикам вообще и к чисто математическим методам познания. Читаем: "Они [математики] забывают, что вся так называемая чистая математика занимается абстракциями, что все ее величины, строго говоря, мнимые величины и что все абстракции, доведенные до крайности, превращаются в бессмыслицу [?] или в свою противоположность". Вчитайтесь-ка в подобную "диалектику" основоположника марксизма и знатока естественных наук, который написал целую книгу о диалектике природы. Энгельс, по его же словам слабенький в математике, по примеру своего шефа пытается "диалектически рассуждать" о непонятном для него предмете и получает то, что и должен был получить - откровенный абсурд. Любая абстракция, превращённая в свою противоположность, по диалектике, - есть конкретика, но, по Энгельсу, эта конкретика, как противоположность абстракции. - одновременно является бессмыслицей. Отсюда делаем простой логический вывод: всякая конкретика бессмысленна, а всякая абстракция, в т.ч. и марксистская диалектика, или их абстрактная стоимость, исполнены глубочайшего смысла. И до какой ещё крайности можно довести абстракцию, когда она и есть крайность реальности?

Ещё одно "рассуждение" Энгельса в области теории чисел: "Во всякой системе с нечетным основанием теряет свою силу различие четных и нечетных чисел". По определению чётные числа делятся на 2. Стоит вам перейти, например, к троичной системе исчисления, как по этой цитате исчезнет: "различие четных и нечетных чисел". А как это? Или все числа станут чётными и будут делиться на 2, или ни одно из чисел в этой системе на 2 делиться не будет?

А вот прямое доказательство антимарксистской позиции Энгельса по вопросу классовой борьбы. Читаем: "взаимодействие живых существ включает сознательное и бессознательное сотрудничество, а также сознательную и бессознательную борьбу. Следовательно, уже в области природы нельзя провозглашать только одностороннюю «борьбу». Но совершенное ребячество - стремиться подвести все богатое многообразие исторического развития и его усложнения под тощую и одностороннюю формулу: «борьба за существование». Это значит ничего не сказать или и того меньше". Как видим, любой борьбе в природе противостоит по законам диалектики сотрудничество. Маркс видит в обществе только классовую борьбу. А по словам Энгельса - это тощая, односторонняя Формула. Поэтому теория марксизма ничего нам не может сказать: "...или и того меньше". Почему Энгельс, делая абсолютно правильные выводы относительно взаимоотношений в природе, попался на удочку Маркса, и в упор не замечал факта классового сотрудничества (на производстве) у рабочих и капиталистов, как двух сторон одной медали, - капиталистического производства? И вот итог гипноза: "Уже понимание истории как ряда классовых битв гораздо содержательнее и глубже, чем простое сведение ее к слабо отличающимся друг от друга фазам борьбы за существование", - гипноз, когда тощее и одностороннее от Энгельса обретает содержание и глубину у дружка-Маркса. И ещё фраза Маркса по проблеме одностороннего восприятия вещей или явлений: "Какое же отношение не окажется хорошим, если свести его к одному одностороннему определению и это определение рассматривать как нечто положительное, а не как нечто отрицательное? На такого рода абстракции покоится... намеренная софистика". Наш Маркс софистом не был, ибо софисты видят только хорошее и положительное. Он видел-критиковал только негативы.

Вот критика Марксом несчастного Бастиа: "Фиксировать... одностороннее определение какого-нибудь отношения... и воспевать ему панегирики в противовес противоположному определению - прием весьма характерен для Бастиа", а я добавлю, что это и приём Маркса, только с обратным знаком: он не воспевал панегирики, а лил грязь на всех и вся. Например, у мэтра: "ослами являются бирмингемцы... Ослами являются также Прудон, Грей и другие", или: "Статья паршивого Поттера". Если Поттер страдал паршой, то это вовсе не значит, что и его статьи страдают тем же... Кстати, о паршивых. Маркс всю жизнь страдал фурункулёзом...

Сравните эти 2-е фразы и сделайте выводы о законах диалектики Маркса, и о возможности революций в природе вообще; 1-я: "Задача революции заключается в том, чтобы изменить дурную тенденцию общества, выправить ее". Изменить дурное можно только превратив его в позитивное, или просто его устранив: 2-я: "Сосуществование двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущность диалектического движения. Тот, кто ставит себе задачу устранения дурной стороны, уже одним этим сразу кладет конец диалектическому движению". Итак, Маркс с его теорией революционной борьбы в попытках устранения дурного капитализма, положил... конец диалектическому движению, а, если точнее, то он и положил "коней": и на всю диалектику, и на её объективные законы. И если в природе объективно есть революции, то кто им ставит задачи, раскрытые Марксом?

Вот прямое доказательство того, что Энгельс отнюдь не диалектик, а... метафизик. Читаем определение метафизики: "Если же мы односторонне придерживаемся одной точки зрения как абсолютной в противоположность к другой или если мы произвольно перескакиваем с одной точки зрения на другую в зависимости от того, чего в данный момент требуют наши рассуждения, то мы остаемся в плену односторонности метафизического мышления". В этой главе, на примере диаметрально противоположных заявлений Энгельса, где он произвольно перескакивает с одной т.з. на другую мною будет показано, что он метафизик чистых кровей.

А эту диалектическую или метафизическую фразу, рекомендую читать на ночь тем, кому не спится: "Это опосредствующее начало выступает всегда как завершенное экономическое отношение, потому, что оно охватывает воедино обе противоположности, и в конце концов оно всегда выступает как односторонне более высокая ступень по сравнению с самими крайностями, потому что движение или то отношение, которое первоначально выступает в качестве опосредующего обе крайности, диалектически с необходимостью приводит к тому, что оно оказывается опосредованием самого себя, субъектом, лишь моментом которого являются те крайности, самостоятельное предпосылание которых оно снимает с тем, чтобы путем самого их снятия утвердить само себя в качестве единственно самостоятельного", - ибо только попытка её понять усыпляет после 4-го прочтения. Проверял на себе лично.

Пример абсурда у Энгельса: "в природе нет скачков именно потому, что она слагается сплошь из скачков". Для обывателей это звучит, как некая "мудрость" философа, а реально- то противоречит диалектике. Скачку противостоит непрерывность, и наблюдать скачки, как скачки, можно в сравнении их с противоположными непрерывными процессами и, наоборот. Если бы эта фраза Энгельса была верной и природа, действительно, состояла бы из одних скачков, то не было бы ни скачков, ни непрерывности, на фоне которой скачки и видны. Реально в природе существует то и другое, как формы движения, хотя идеальный скачок не осуществим, за надобностью в его реализации источника энергии бесконечной мощности.

Однако у Энгельса можно встретить и вполне разумные рассуждения о математике и о мнимых величинах: "Между тем справедливо как раз обратное. Мы встречаем для всех этих мнимых величин прообразы с природе", или вот такое: "математические абстракции в чистой математике имеют безусловную значимость". Или вот нечто противоположное первой цитате: "Поскольку математика оперирует реальными величинами, она применяет...". Реальными или мнимыми величинами оперирует математика - это зависит от настроения, контекста, или от прихоти Энгельса. Вот пример уже непонимания Энгельсом роли мнимой единицы, или мнимых величин в математике: "Но к этим результатам относятся и мнимые величины, получающие благодаря этому и местную [?] реальность. Достаточно однако привыкнуть приписывать V--1 или же четвертому измерению реальность вне нашей головы, чтобы решиться сделать еще шаг дальше и признать спиритический мир медиумов", или: "...это есть некое иррациональное выражение, как... V-2 в алгебре". К сожалению, Энгельс не дожил до многомерных пространств в алгебре, четырёхмерного пространства-времени Минковского, до теории электрических цепей переменного тока, в которой без мнимых величин - не обойтись.

На все эти потуги основоположников "делать науку" без математических познаний, можно возразить строками из басни Крылова: "Избави бог и нас от этаких судей". Публично осудить математику и называть её бессмыслицей мог только гуманитарий (или философ?) Энгельс. Перефразируя предыдущую цитату и заменив в ней "математику” на "политэкономию", обретаем... истину: "Они [экономисты] забывают, что вся т.н. политэкономия занимается абстракциями, что все её понятия [стоимость], строго говоря, несуществующие величины и что их абстракции, доведенные до крайности, превращаются в бессмыслицу, к реальности отношения не имеющую". В Писании читаем: "Кто роет яму, тот упадет в нее (26:27 Притчи)".

Обвинять математику в бессмысленном занятии абстракциями, а самим протаскивать в свою "науку" не столько абстракции, сколько... несуществующие объекты, типа "стоимости", - это надо уметь, для этого и применяется гегельянство, а знание математики в таких "науках" не обязательно, излишне и осуждаемо. Причина этого в том, что применение математики и, на основе этого, верная интерпретация опыта в естествознании позволяет вскрыть ложность любого учения. А в политэкономии, точнее, в лженаучной её интерпретации современными многочисленными школами, и течениями заинтересован лишь главный вор всех времён и народов - государство. В завещании А.Нобеля т.н. "экономические науки" премированию не подлежат, но за некие "достижения" в этой т.н. "области знаний", была, по-моему в 60-х годах прошлого века учреждена нобелевская премия в области... экономики. При этом члены нобелевского комитета пошли на прямое нарушение закона: нарушение воли покойного в распоряжении его наследством. А безнаказанно нарушать законы в обществе может только одно юридическое лицо - наше родное государство. И, если нарушение закона имеет место, то оно выгодно (прибыль) исключительно нарушителю. В данном случае выгода и состоит в финансовой воровской поддержке государством (да ещё и за чужой счёт) разных форм экономических фальсификаций в виде: экономических направлений, школ и концепций.

Насчёт превращения в свою противоположность (бессмыслицу) всё верно. Ниже я покажу, как Маркс, когда дошёл уже до своей крайности, до 3-го тома "Капитала", сам же полностью отказался от трудовой теории стоимости, заменив её... пустопорожним гегельянством. И я приведу соответствующие цитаты, где он сам (прямым текстом) расписывается в своём аналитическом бессилии, что-либо вообще познать в им же и созданной экономике. Для Маркса, не понимавшего ни самих принципов (методов) естествознания, ни их отражения в тех же методах математических наук, так навсегда и остались таинствами, причины ценообразования, реальный источник величины средней нормы прибыли, да и прибыли вообще, проблема взаимодействия его "эталона стоимости", - золота и денег, с той же его стоимостью, диалектика спроса и предложения, механизм конкуренции на рынке и пр..

А вот ещё пример, где Энгельс демонстрируют читателям эрудицию в области математики и естествознания. В сноске 1-го отдела 2-го тома "Капитала" он поясняет: "Маркс заменяет его [скрытый капитал] выражением... по аналогии с виртуальными скоростями Д-Аламбера, «виртуальный капитал». - Ф.Э.". Здесь заметим, что у Д'Аламбера нет понятия виртуальных скоростей, а есть его общий принцип виртуальных перемещений, для определения сил в равновесной, а не движущейся с виртуальными скоростями (как это?) системе. Наш Энгельс, вероятно, где-то: "слышал звон...". Маркс изучал оборот капитала, движение имеет скорость, вот Энгельс и заменил слово перемещение на скорость, не видя в этом принципиальной разницы. А вот и образец его логики: "Труд есть мера всех стоимостей, но сам он не имеет стоимости. Следовательно, труд не может иметь никакой стоимости". Сравните, в учебнике физики вы нашли бы аналогичное откровение: "литр воды есть мера всех масс, но сам он не имеет массы. Следовательно, эталон не может иметь никакой [?!] массы". В науке такого не бывает. Но не пугайтесь. Хотя труд у Энгельса и не имеет стоимости, но у Маркса, находим совсем иное: "Стоимость рабочей силы определяет, таким образом, стоимость труда". А далее... очередное научное открытие Маркса: "движение заработной платы обнаруживает явления, которые, повидимому. доказывают, что оплачивается не стоимость рабочей силы, а стоимость... самого труда". Доказательство: оно или есть, или его нет. Открытие Маркса в том и состоит, что можно нечто не твёрдо доказать, а... по-видимому, доказать. Аб-зац.

Энгельс не понимал наличия размерности физических величин, о которых рассуждал. Вот его фраза-недоумение: "...ведь сила является определенной [а кем это?] формой энергии". Вторит Энгельсу и Маркс: "рабочая сила... представляет собой энергию, создающую меновую стоимость". Сила может создавать энергию, но уж никак не представлять собой последнюю. C этим успехом можно заявить, что и скорость является определённой формой пути, а цена - определённой формой ваших убытков (или прибылей). Ещё абсурд размерности у Энгельса, где он, запросто, складывая объём, площадь и длину, получает массу: "Длина стороны куба х увеличилась на диаметр одной молекулы, на с/х... и прирост его массы поэтому точно равен Зх2с/х[/и3] + 3xdx[M2] + dx[M1]". Или ряд цитат, показывающих непонимание им размерности: "мы можем выразить данное количество одного из этих видов энергии в любом другом - в килограммометрах, в единицах теплоты, в вольтах - и можем переводить любую меру в любую другую". Как измерить энергию в вольтах, или перевести вольты в килограммометры знает только наш Энгельс. Ещё бред: "таким образом мы можем выразить единицу теплоты в килограммах". Или по вопросу путаницы Энгельсом энергии и напряжения (электродвижущей силы): "то же самое количество энергии - электродвижущую силу...". И как всё это стыковать с тем, что Энгельс иногда... "понимал" (?) отличие силы от энергии (или от т.н. "живой силы", которой в то время называли энергию: "живая сила есть полупроизведение массы на квадрат скорости", а это кинетическая энергия тела): "Если в обыденной жизни говорят о силе какой- нибудь паровой машины в том смысле, что она способна превратить в единицу времени определенное количество теплоты в видимое движение, то это вовсе не основание для того чтобы переносить эту путаницу понятий и в науку". И иногда он и сам правильно указывал некоторым естествоиспытателям на их "ошибки" в этих вопросах: "Это смешение является следствием смешения силы и энергии в случае электрической разъединительной силы". Но сам переносил путаницу в свои сочинения, которые он (судя по предыдущей цитате) к науке... не относил: "ведь сила является определенной формой энергии". Очевидно, он вообще не понимал самой сути энергии: "теплота есть разновидность так называемой [?] «энергии»", и есть фраза, где его теплота тождественна температуре: "теплота измеряется расширением какого нибудь нагретого тела", а расширением тела измеряется температура, но никак не теплота, каковая при прочих равных условиях зависит от теплоёмкости и массы тела. Маркс, - тот вообще знал: "способ выражать величину механической силы в лошадиных силах", но своим открытием (написать формулу способа выражения) с учёными не поделился. Ещё ряд выражений Энгельса: "груз в 1 кг. пройдя расстояние в 20 м, приобретает скорость в 20 м (мы принимаем здесь ускорение силы тяжести равным... 10 м вместо 9.81)". Здесь речь идёт о свободном падении груза. Как видим, расстояние, скорость и ускорение измеряются нашим знатоком механики в метрах (/и), и ему не знамо, что не только: "груз в 1 кг", но и груз любой массы пройдя в свободном падении расстояние 20 м, приобретает скорость в 20 м/сек. Или вот величина... без указания её размерности: "теплоемкость железа равняется 0.1140". Или такая вот фраза: "Г-н Дизраэли в свою бытность министром снизил процент по казначейским векселям до 11/4 пенни в день", - где гений (уже Маркса) легко выражает величину процента в... деньгах, и даже без указания времени действия казначейского векселя (год или неделя).

Интересный вопрос Маркса: "...атмосфера, в которой мы живем, и давит на каждого из нас с силой в 20000 фунтов, разве вы чувствуете это?". И у нашего героя не возникает встречного вопроса: почему грузчик чувствует на своих плечах в 100 раз меньший груз: в 200 фунтов?

Вот ещё цитата из работ Маркса: "С увеличением производительности труда... понижается стоимость [средств производства] по сравнению с их объемом". А сравнивать стоимость и объём. - то же, что и: "логарифм с желтым цветом". Ещё: "Разность между... массой средств производства... и той массой рабочей силы". Если и рабочих и станки взвешивать на одних весах, то фраза обретает смысл. Но зачем их взвешивать? Ещё: "Если количество товаров на рынке больше или меньше, чем спрос на них, то имеют место отклонения рыночной цены от рыночной стоимости". Количество товаров - [шт.]. Спрос - [шт. в день], или скорость продаж. Как сравнивать величину и её скорость изменения никто, кроме Маркса, не знает, ибо его аналитическая сила "мышления" журналиста намного превосходит таковую у учёных. А в какую сторону (в большую, или в меньшую) происходят эти отклонения - сие не важно.

Правильное наблюдение (только наблюдение, а не обоснование наблюдения) Маркса: "уменьшение количества золота повышает лишь уровень процента, тогда как увеличение его понижает последний". Поскольку доказательств чего-либо у него нет, то он может заявить и противоположное, что требуется в данный момент по контексту: "низкий уровень процента не имеет ничего общего с притоком благородного металла". Ещё цитата: "движение процента точно приспособляется к движениям металлического запаса". Как приспособляется, в каком отношении, в "обратном", как из первой цитаты, или вообще никак, как из второй? А... Маркс его знает. Или вот: "есть тесная зависимость: между отливами и приливами золота и уровнем процента", - тесная зависимость между величинами в научной работе должна выражаться уравнением, полученным из экспериментальных данных, или уравнением из принятой в ней модели. Не тесная зависимость в науке - случайная связь, о которой тогда не подозревали. В противном случае это болтовня из выступления политика, или из статьи журналиста. Вот ещё пример наукообразия: "... различия между отливом золота за границу и внутрь страны, хотя, само собою разумеется, последствия того и другого совершенно различны". Говорить о неких последствиях вообще, - это беспредметно, ибо они всегда различны для промышленника и банкира, торговца и рабочего. Сравните: "есть различия между приемом гостей и походом в гости, хотя последствия... различны", где под последствиями можно понимать, что угодно. Вот правильное его заявление: "Преобладание ввоза [золота] над вывозом... измеряется в общем увеличением... запаса центральных банков". Когда дело идёт о деньгах, Маркс прекрасно понимает от чего образуется денежный запас. Товарный же запас на рынках определяется им как... предложение товаров, и не воспринимается им как итог преобладания предложения (ввоз товаров на рынок) над спросом (вывоз их с рынка покупателями). Ещё одно гениальное наблюдение экономиста: "спрос на ссудный капитал... превышает предложение, и высокий уровень процента [цена ссудного капитала - В.Ш.] вытекает отсюда сам собою". Само собою вытекают: нечто из младенца; речевой поток из уст философов; и "мудрые" заключения неких экономистов. Наука требует доказательств любых её положений, кроме принятых аксиом. И вот типичный пример. Энгельс: "Кант является творцом двух гениальных гипотез, без которых нынешнее теоретическое естествознание не может ступить и шага". Напомню, - это гипотезы о происхождении солнечной системы из облака пыли (откуда взялось облако - не уточняется) и гипотеза о торможении земли приливным трением. Эти гипотезы стали гениальными после проведения расчётов и замеров учёными, а тот факт, что земные сутки увеличиваются на 0.00001 сек. в год, даёт естествознанию его костыли, чтобы ступать вперёд семимильными шагами. Признание Энгельса: "Но что хорошего могла дать философия? Сочинение Канта оставалось без непосредственного результата до тех пор, пока, долгие годы спустя, Лаплас и Гершель не развили его содержание". И действительно, как можно доверять болтунам- философам, которые лезут во все дыры со своими идеями. Например, по вопросу о мере для механического движения: "...загорелся знаменитый, длившийся много лет спор, в котором принял участие в первом своем сочинении («Мысли о правильной оценке живых сил», 1746) также и Кант, хотя он и неясно разбирался в этом вопросе". Как видим, философы имеют обыкновение писать сочинения, вовсе не разбираясь в затрагиваемых ими вопросах. В этих сочинениях ими выдвигается куча противоречивых гипотез, и какая из них будет гениальной - решит наука в лице (не гениальных) Лапласов, ослов-Ньютонов и пр. Гершелей. И, напомню, что Маркс: по образованию философ, по профессии журналист, а писал о политэкономии.

Вот характерный пример. Маркс: "В качестве денежного материала золото и серебро... обладают дееспособностью капиталов... Более подробное рассмотрение этого вопроса относится к главе /V книги Hl (если этот вопрос вообще будет рассмотрен в этой работе)". На первый взгляд - ничего особенного, фраза, как фраза. Но подробный анализ показывает, что конкретных идей по этой проблеме у Маркса нет (ибо он, не откладывая дело в долгий ящик, тут же хотя бы кратко изложил бы свои идеи). И как можно, точно указав местоположение в книге по решению проблемы... отказаться вообще от её рассмотрения? Ответ прост. Как и у Канта, решения проблемы ещё нет, но поболтать-поспорить о проблеме, возможно, придётся.

Непоследовательность Маркса по ряду вопросов иногда просто поражает. Например, о наследстве C одной стороны он ратует за: "налог на наследства, отмена наследования в боковых линиях (братьев, племянников и т.д.)", или же: "Одинаковое право наследования для брачных и внебрачных детей", а в знаменитом "Манифесте..." он уже за: "3. Отмена права наследования", хотя иногда ратовал только за: "14. Ограничение права наследования". Что требует момент, - то есть истина, то отстаивается, то публикуется (ибо скоро забудется).

И посмеёмся над "сексуальными проблемами" капитализма, открытыми Марксом. Вот они, родимые: "Капиталистическое накопление... производит... пропорционально своей энергии...

добавочное рабочее население". Как население размножалось ранее, да при отсутствии у общества энергии капиталистического накопления, - это всем известно, а накопление этот процесс изменило. Вот поэтому девушки и стремятся выйти замуж за олигархов: у тех всегда больше... энергии. О том же: "Повышенная заработная плата служит стимулом для более быстрого размножения рабочего населения", - значит, пресловутая энергия накопления есть зарплата. Лады, пусть будет так. Наши основоположники могут энергию выражать в любых единицах, в т.ч. и в деньгах. Но как тогда понимать эту фразу: "не только число рождений... но и абсолютная величина семейств обратно пропорциональны высоте заработной платы". Здесь имеем нечто обратное: чем выше энергия зарплаты, тем ниже число рождений и даже величина (размер) семейств. Спивается пролетариат и теряет энергию. У олигархов их деньги энергию размножения повышают, а у работяг, живущих на зарплату, - почему-то... наоборот. Но не надо беспокоится, ибо у Маркса есть решение и этой проблемы: "весь рабочий класс не может принять решение не производить детей, его положение, наоборот, делает половое влечение главным его наслаждением и односторонне развивает его". Напомню вам, что при коммунизме человек будет всесторонне развитой личностью, а на одностороннее развитие (наслаждение) не хватит времени. Маркс тоже страдал односторонним развитием, ибо кроме своих 6-х детей, доказал свою односторонность не только супруге, но и кухарке. У Маркса всё подчинено историческому развитию. Без исторического развития люди шагу не ступят: "ход исторического развития, заключается в том, что люди, ежедневно заново производящие свою собственную жизнь, начинают [?] производить других людей, размножаться". Размножаться, да ещё с учебником истории в руках... такого нет даже в "Камасутре", - это мог только гигант. Попутно сообщу, что Марксу был известен не иначе как способ производства близнецов, при котором: "оказывается возможным за то же самое время произвести больше рабочих". У него: "увеличение населения увеличивает производительную силу труда", - бесспорно, ибо лишь за счёт увеличения населения Африки увеличивается производительная сила белых в США. У мэтра: "Увеличение населения есть природная сила труда, которая не оплачивается", - и как с этим не согласиться, если дураки-мужики бесплатно расходуют свои природные силы. А альфонсы население не увеличивают, а природной силой торгуют, вопреки Марксу. Увы, и тут я ошибся, ибо у Маркса есть вот такое: "природная сила труда... становится, как и всякая природная или общественная сила... силой капитала". Альфонс - это сильный капиталист.

О понятии силы у Энгельса имеются верные замечания. Так он абсолютно верно отметил, причины возникновения этого понятия: "Представление о силе возникает у нас... благодаря тому, что... мы обладаем средствами переносить движение", и причины живучести этих "сил" в науке: "вместо того, чтобы исследовать неисследованные формы движения, сочиняют для их объяснения некоторую... силу... получают столько сил, сколько имеется необъясненных явлений", и трудно с этим не согласиться. И ещё правильное наблюдение: "во всякой области естествознания, даже в механике, делают шаг вперед... когда где-нибудь избавляются от слова сила". А если это вам чем-то не понравилось, то можно найти нечто противоположное: "Измеримость движения и придает категории силы ее ценность. Без этого она не имеет никакой ценности". В каких единицах следует измерять ценность, тем более, ценность силы не ясно и до сих пор. Ещё о силах: "Сила. Когда какое-нибудь движение переносится с одного тела на другое, то, поскольку движение переходит, поскольку оно активно, его можно рассматривать как причину движения, поскольку это последнее является переносимым, пассивным, и в таком случае эта причина, это активное движение выступает как сила, а пассивное движение - как ее проявление". Шедевр диалектической мысли, из которого мы узнаём, что движение можно рассматривать как причину... движения. Рассмотрим движение по инерции, когда на тело силы не действуют, или уравновешены. Движение явно пассивное, но по этой цитате оно есть проявление силы. Какая её величина? И куда же она направлена? А хрень её знает. Правильная цитата Энгельса: "сила не должна измеряться ни через mv, ни через mv2", и это верно, поскольку размерность у силы другая. И там же: "Произведение mv может и в случае замедленного движения считаться мерой сил". А в случае ускоренного движения, что есть мера сил? Что есть их мера в науке-статике. когда mv = 0? Как вам это: "...сила (т.е. общее количество движения)"? Гиря стоит на полу. Статическая сила тяжести есть, а движения в направлении силы и скорости в этом направлении нет вообще. Или: "для случаев равновесия, т.е. в статике, имеет силу mv". Что в статике Энгельс понимал под скоростью: (у), и куда там можно приткнуть количество движения {mv), - ясно только гениям.

Даже в биологии, или в около научных её течениях, до сих пор говорят об энергетике организма, духа или о их жизненной силе, о чём Энгельс предупреждал учёных полтора века назад: "в органической природе категория силы совершенно недостаточна... стали говорить о жизненной силе". И, несмотря на это, можно найти и очередные ляпы с его стороны: "при равновесии произведение массы на скорость... может представлять силу". - и здесь явная нестыковка с размерностью силы, поскольку в механике данное произведение выражает механический импульс тела. Кроме этого, о каком равновесии вообще можно говорить если налицо скорость и... сила. Или ещё круче: "mv2 не может равняться mv, за исключением того случая, когда v = 1". А ещё Аристотель знал, что есть такое понятие, как соизмеримость величин: "не может иметь места... равенство без соизмеримости". А у Энгельса: 1 метр всегда равен: 1-й секунде, поскольку... цифровые, точнее, численные их значения совпадают. Вот мнение Энгельса по теории электричества: "выражение «электродвижущая сила» по крайней мере излишне". Возможно, что это было и так, по уровню знаний позапрошлого века, но где был Энгельс, когда его патрон-Маркс вместо понятного труда протянул в экономику термин: "рабочей силы", о которой, и о последствиях применения которой в политэкономии, будет говориться ниже? Налицо двойные и вполне "диалектические" стандарты по отношению к "своим", - (к Марксу), и к "чужим", - (а это естествознание и математика). И где был Энгельс, когда Маркс писал это: "[условия эксплуатации] ограничиваются... производительной силой общества... [условия реализации товара] ограничиваются... потребительной силой общества". И сюда же я добавлю, что условия воспроизводства рабочей силы ограничиваются [е«]учей силой мужей, а условия существования семьи, - женской силой в этом направлении. Если вам что-либо не ясно, введите-придумайте силу, и получите объяснение любого явления. И вот мудрые слова Энгельса, что за неимением знаний, мы: "сочиняем столько же сил, сколько существует различных явлений". Подобное характерно не для науки, но для всех вероучений.

Читая работы Энгельса, приходим к выводу, что он не понимал отличия энергии от сил и, возможно поэтому, протестовал против понятия силы вообще. Или же он не знал принципа Галилея об инерции движения (единственное упоминание Энгельсом этого слова в одной его фразе: "Механика: точкой отправления для нее была инерция"'), или он не понимал и его и, потому, не применял, но факт остаётся фактом: Энгельс убеждён, что кроме центральных сил тяготения, для движения планет по орбитам должны быть ещё и тангенциальные силы (касательные к траектории), которые и есть причины эллиптического движения планет. Эти силы совместно с силами центральными образуют по Энгельсу некий параллелограмм сил, о чём будет сказано немного ниже. О том, что сила есть причина изменения скорости тела, а не причина существования скорости, он, как дилетант в механике, скорее, и не догадывался: "Если притяжение... названное Ньютоном всеобщим тяготением, и рассматривается как всеобщее свойство материи, то где источник непонятной [??] тангенциальной силы, которая впервые только и осуществляет движение планет по орбитам". Аналогичный, вопрос об источнике сил притяжения у Энгельса не возникает. Потому у него: "Если два тела действуют друг на друга... то перемещение... может заключаться лишь в их взаимном приближении или удалении", и об эллиптических-гиперболических-круговых траекториях он временно забыл. И, кстати, если тела взаимно приближаются, то причина этого открыта Ньютоном в его законе всемирного тяготения, а как объяснить их центральное... удаление? И ещё о силе: "школьная астрономия объясняет вместе с Ньютоном описываемый... планетой эллипс из совместного действия двух сил - притяжения центрального тела и из тангенциальной силы, увлекающей планету в направлении, перпендикулярном этому притяжению". Если некоторые силы нечто увлекают, то это нечто, имея массу, должно ускоряться в направлении равнодействующей параллелограмма сил, а этого у круговых орбит нет. И Энгельс полагает, что если на планету не будут действовать эти тангенциальные силы (по касательной), то планета остановится и упадёт на солнце. И обратите внимание на мелкую подлянку от Энгельса: знания Ньютона на уровне школьной астрономии. Ещё одно заявление, противоречащее законам Ньютона: "Движение небесных тел. Приблизительное равновесие между притяжением и отталкиванием в движении", или в ту же дудку, но по другому, более конкретно: "равновесие = преобладанию притяжения над отталкиванием". Откуда прямо следует, что если притяжение не преобладает (насколько?), а равно отталкиванию, то равновесие нарушится. А в какую-такую, простите, сторону? Какие будут глобальные последствия от равенства сил? А в другом месте читаем: "притяжение и отталкивание компенсируются во вселенной"... Наш герой свято веровал не в наличие, а в: "доказательство существования в мировом пространстве среды, оказывающей сопротивление", и у него даже не возник вопрос, почему при этом движение не прекратилось. Ещё характерная фраза: "превращение теплоты в механическую силу и механической силы в теплоту". Гиря стоит на полу и механическая сила давления на пол должна давать... теплоту.

Вот ещё цитата, которая подтверждает, что Энгельс понятия не имел об ускорении: "на их виртуальные скорости, т.е. на скорости, с которыми они стремятся двигаться". Нам говорят, что тела стремятся двигаться именно с виртуальными скоростями. О том, что между двумя разными скоростями тела существует процесс его ускорения, или замедления, вызванный сторонними силами. Энгельс и не подозревал. У него есть скорости реальные, с которыми движутся, и есть скорости виртуальные, с которыми стремятся двигаться. Как определить скорость реальную, - об этом можно узнать из школьной механики Ньютона, а как найти скорости виртуальные, и что с ними можно делать, - об этом Энгельс не написал. И немного о понятии стремления. В живой природе оно интуитивно ясно: лев стремится к антилопе, а она от него; самец, стремится к самке, а она к нему. Стремление в живой природе переходит в движение, и чем это не те же силы (стремление) от которых нас призывал отказываться Энгельс? Как видим, если силу заменить... стремлением, то ничего страшного в науке не будет. А вот если силу назвать силой, то от этого необходимо отказываться, чтобы сделать шаг вперёд. И если тела стремятся двигаться с виртуальными скоростями, то почему они всё же движутся со скоростями реальными? Какая сила (не Господь ли часом?) препятствует реализации их стремления? И зачем эта вредная сила препятствует, а не... содействует?

Ещё две цитаты. "Дикая теория о дальности полета световых лучей у колоссальных тел". Теория может быть только истинной, или ложной. Дикая теория Коперника оказалась истинной, а теория диска земли на трёх китах - та ложной. И ещё с удивлением узнаём, что лучи света имеют... дальность полёта. Вы включили фонарик, из него вылетел луч света, он пролетел определённую дальность, и... что дальше? Критикуя науку, Энгельс проговорился. Читаем: "ложная теория... которая была навязана физикам не какой-нибудь злокозненной философией, а придумана ими самими". Значится, ежели физики придумывают ложную теорию. - то это катастрофа. Если сим занимаются философы. - то это в порядке вещей. Как отличить злокозненную философию и все её ложные теории, от не злокозненной философии, дающей нам истинные знания, не уточняется, поскольку всем давно известно. И ещё Энгельс: "Эпикур по-своему уже знал атомный вес и атомный объем". Как он дошёл до этих знаний и почему он не поделился методикой познания с потомками, - не интересно. Хотя о древних философах Маркс отзывался неуважительно: "Анаксагор с его гомеомериями и Демокрит с его атомами", но дал пояснение: "Демокрит... у него, в отличие от Эпикура, атом был лишь физической гипотезой". А гипотеза и реальное знание. - вещи весьма разные. Относительно взаимодействия научных и философских знаний: православные - "знают", что Бог есть, атеисты "знают", что Бога нет. Реально Бог не наблюдается, потому и оба этих т.н. "знания" основаны на вере или, выражаясь научным языком, суть гипотезы. Для Эпикура его знание атомов и их веса было тоже не более чем гипотезой, поскольку на основе подобных "знаний" "таблицы Менделеева" он не открыл. Знания, которые никак не приложимы к практике, - это схоластика. И если Эпикур знал атомные вес и объём, то что мешало ему, разделив одно на другое найти напр. атомную плотность? Отвечу. Знания Эпикура в этой области эквивалентны знаниям современных нам знатоков всего и всех: журналистов-болтологов. Их "знания" на уровне слухов, речей высоких чиновников, сенсаций, а не на уровне количественных оценок. Это знания того вида, когда журналюга, захлёбываясь от сенсации, сообщает, что дети, играя на улице, залезли в трансформаторную будку, где: "...их ударил ток мощностью б мегавольт", или милая девушка, с экрана TV, прогнозирует, что: "температура воздуха прогреется до 42°".

Ещё о таких "знаниях". Предположим, что Господь Бог сотворил землю и... забыл о ней. Что толку людям знать о его способностях, возможностях и его силе, если с ним нет контакта? Предположим, что современный нам судья попадёт в первобытную общину. Его прекрасное знание Римского Права и прочих "правовых тонкостей", востребованным никак не будет. То же для философских построений, ибо эти т.н. "знания" без их практического применения, не более чем догадки, и догадки не всегда верные. Об этих злокозненных философах, которые есть лишь остатки от "философов истинных", читаем у Энгельса: "из остатков... философии сохранилось только... разброд и путаница в области теоретического мышления". Истину или ложь преподнёс потомкам философ можно установить только... после открытий презренных естествоиспытателей. Или ещё его высказывание об: "университетских Kvpcfax] философии (которые представляют собой... мешанину из воззрений людей...)". О тех же университетских курсах математики, или естественных наук - Энгельс ничего подобного этому не заявляет.

О свете, и его скорости у Энгельса читаем: "При колоссальной скорости электричества. превосходящей даже скорость света". Да, в его время не было теории относительности, и ключевой факт, что скорость света есть предельная скорость в природе, - не был открыт. Но почему великая философия, которая задолго до естествознания, имела таинственную силу предвосхищать многие открытия, не только не разрешила, но даже не поставила сам вопрос о возможности существования предельной в природе величины скорости? Энгельс знал, что энергия тела зависит от скорости, и, будь он истинным, а не злокозненным философом, то должен был хотя бы задуматься о том парадоксе, что при достаточной скорости один атом мог бы поглотить энергию вселенной. Значит, бесконечной скорости быть не может. Значит, у скорости массивных тел должен быть предел, который... должны найти естествоиспытатели. И ещё, если скорость электричества (?) больше скорости света, то... в каком отношении? Во времена Энгельса ещё не открыли электрон, и что Энгельс понимал под электричеством, как видом материи, и под движением этой непонятной материи, - того нам не дано знать.

Вот просто уникальнейшая в ея святой простоте цитата Энгельса: "нам приходится очень часто оперировать с не вполне известными величинами". Во-первых, если под величинами понимать количество чего-либо, то что мешает, при наличии масштаба для этого чего-либо, его измерить и... сделать известным. Во-вторых, та же диалектика говорит, что известному противостоит только неизвестное, а слова не вполне, как-то сюда не клеятся. И в-третьих, если под словом величина понимать некоторый объект (типа развития, или стоимости), то оперировать с известным объектом можно, с неизвестным - нельзя, а с не вполне известным могут оперировать (и очень часто) шарлатаны, аферисты и... основоположники-марксисты.

Ряд полностью бездумных фраз Маркса: "Земля из состояния огненного и парообразного моря", откуда следует, что кроме пара (а это агрегатное состояние воды), на Земле ничего нет и этот пар способен... гореть. Логика, как и в Писании: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (1:2 Бытие)". Ещё Маркс о свойствах Земли: "Земля... арсенал доставляющий и средство труда, и материал труда и место для жительства". А о средствах для поддержания жизни ("дарах природы") Маркс указать забыл. Ещё о земле: "земля вообще, как все силы природы не имеет никакой стоимости... а потому не имеет и цены". Из двух последних фраз следует, что средства труда, материалы труда и жильё стоимости-цены не имеют, ибо зачем их покупать, когда земля всё это даёт на шару.

Вот одно из обвинений философа-Энгельса: "пропорциональность между неэнергией и энергией относится... к области той самой математики, в которой фигурирует «отношение единицы электричества к миллиграмму»". Увы, делить заряд на килограмм, физика нам не возбраняет, и отношение заряда электрона к массе есть одна из физических констант. Во времена Энгельса, повторю, не знали об электроне, но тот факт, что математика оперирует с числами, и ей безразлично, что конкретно эти числа выражают: энергию или нет, кулоны или миллиграммы. - этот факт Энгельс должен был бы знать. И факт пропорциональности между энергией и неэнергией тоже имеет место, поскольку энергия тела в механике, например, пропорциональна массе: (т) тела (W = 0.5«и?·!/2, или P = или знаменитое, но Энгельсу

не ведомое Эйнштейна: E = wc2), каковая и есть неэнергия. Имеем факт: бытовой болтовни дилетанта, владеющего заумной (для обывателя с улицы, или гуманитариев) терминологией.

Ещё несоответствие между законами естествознания и философскими законами бытия. У Энгельса читаем о его законе диалектики: "качество так же переходит в количество, как и количество в качество... здесь имеет место взаимодействие", или ещё вариант: "в природе качественные изменения... могут происходить лишь путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии)". И здесь, у нормального человека, возникает вопрос. Если переход количества в качество ещё понятен (два атома кислорода в молекуле дают газ-кислород без запаха, то три атома в молекуле дают озон, газ с запахом), то переход качества в количество вызывает сомнения, в плане его соответствия законам сохранения материи. Как может качество (нечто типа запаха, цвета, формы) переходить в количество, или рождать-уничтожать свой материальный носитель? Но закон "открыт" и можно им пользоваться. Однако, есть оговорка, что в природе: "приходится также рассматривать множество таких качественных изменений, обусловленность которых количественными изменениями совершенно не установлена", - и этот всеобщий-то закон, как оказывается, имеет ограничения в его применении. Но наличие слова: "лишь" в первой цитате делает эти цитаты логически несовместимыми. И вот некоторый парадокс. В качестве примера реализации этого закона Энгельс, с детской наивностью, даёт пример... изомеров. - химических соединений, имеющих одинаковый набор атомов в молекулах, но эти молекулы всегда разного качества, ввиду разной пространственной группировки атомов в молекулах. Налицо противоречие с законом, - количество атомов равное, а качества - разные. И вот его решение: "количество атомов в молекуле обуславливает возможность... существование подобных качественно различных изомеров". - имеем факт: чем больше количество атомов в молекулах, тем больше изомеров разного качества можно из этого количества налепить. О том, что даже при заданном количестве атомов, имеет место много качеств здесь... забыто, стрелки переводятся на тот тривиал, - что даже при отсутствии изомеров у молекул (!) - разное количество атомов в молекулах даёт разное качество последних. Но и не только в этом подлоге дело. Практически вся "Диалектика природы" Энгельса посвящена одной идее - показать "недалёким" естествоиспытателям единство и взаимообусловленность всех форм движения в природе, а именно, что: механическая форма движения может переходить в тепловую (неупругий удар), и наоборот (паровая машина); электрическая форма движения может перейти в химическую (электролиз) и наоборот (гальваническое электричество) и т.д.. И Энгельс с восторгом первооткрывателя показывает на многочисленных примерчиках, как это происходит и многократно повторяет: "определенному количеству движения одной формы всегда соответствует точно определенное количество движения другой формы". Но если под количеством движения иметь в виду энергию: "количеств^]... движения (так называемая] энергий])", т0 Энгельс "переоткрыл" т.н. закон Ломоносова, и на этом плагиате можно было не заострять внимания. Интересно другое, что закон сохранения энергии противоречит всеобщему (!!) закону диалектики, - закону перехода количества в качество. Имеем факты: качество движения, или его т.н. "форма" меняется, а количество движения (т.н. энергия) - при этом... неизменно. Имеем два всеобщих закона, противоречащих друг другу. Первый закон подтверждён практикой, другой - плод философских построений. Первым законом пользуются "технари" при построении машин и создании технологий, другим - горе-строители "светлого будущего". Но, как ответ на это замечание, читаем: "Ведь когда мы превращаем теплоту в механическое движение и наоборот, то здесь изменяется качество, а количество остается тем же самым? Это верно, но относительно изменения формы движения можно сказать то, что Гейне говорит о пороке: добродетельным может быть каждый сам по себе, а для порока всегда нужны двое. Изменение формы движения является всегда процессом, происходящим по меньшей мере между двумя телами, из которых одно теряет определенное количество движения такого-то качества... а другое получает соответствующее количество движения такого-то другого качества... Следовательно, количество и качество соответствуют здесь друг другу взаимно и обоюдосторонне". Пояснение противоречия типа: "в огороде бузина...", абы отметиться. Во-первых, причём здесь Гейне с его пороками и добродетелями. Порок и добродетель - две диалектические противоположности. Порок виден только на фоне добродетели, равно и наоборот. Поэтому, для них обоих всегда нужны двое. Смысл (точнее, бессмысленность) фразы не изменится если сказать так: "порочным может быть каждый сам по себе, а для добродетели всегда нужны двое". Во-вторых, ежели: "количество и качество соответствуют здесь друг другу", то в рамках какой общей меры? Говорить о каком- либо их соответствии всё равно, что сравнить: "логарифм с желтым цветом". И в-третьих, если: "количество и качество соответствуют...", то как понять это: "здесь изменяется качество, а количество остается тем же самым". В одном абзаце-два взаимоисключающих заявления.

Ещё заявление: "В механике мы не встречаем никаких качеств". Гегель и все философы до него повернулись в гробах. Если это так, то о каких переходах количества в качество там, в механике, может идти речь? Великий закон диалектики и он, именно в механике, лишён своей основы. Количество (непонятно только чего) есть, а качества - нету... То, что в механике есть два качественно различных вида энергии (кинетическая и потенциальная), две формы перемещения (по прямой и по кривой), два вида движения (равномерное по инерции и с ускорением), два противоположных вида взаимодействия (притяжение и отталкивание), два вида механических процессов (линейные и циклические), - сие Энгельс запамятовал.

Шедевр без комментариев: "Пространство и время наполнены материей...". О-бал-деть!!!

Повторю противоречивые заявления. C одной стороны: "Взаимодействие исключает всякое абсолютно первичное и абсолютно вторичное". И там же: "Гегель гениален даже в том, что он выводит притяжение как вторичный момент из отталкивания как первичного". Гениальность, как видим, в том и состоит, чтобы делать заявления, противоречащие очевидным фактам. Как будет показано ниже, с этой т.з. гениальность основоположников - вне всяких сомнений...

Вернёмся к отношению Энгельса к Ньютону. Найти причину негативного отношения можно в "Диалектике природы". Кстати, об этой работе, которая нашпигована противоречиями. Естественно, что уровень естественных наук, когда писалась эта работа, был ниже уровня науки в XXI-M веке. Но на любом уровне знаний просто недопустимы противоречивые заявления (или научные выводы) относительно объектов исследования. Именно на этих моментах следует остановиться, и именно в этом проявляется отличие науки от лже учений. Если вы в каком-либо научном трактате встретите подобное, то перед вами - фальсификат. Вот ряд типичнейших, лежащих на поверхности, примеров из "научной" работы Энгельса.

В предисловии отмечены: "положения Энгельса... о невозможности... «тепловой смерти» вселенной". А вот что читаем в тексте: "давно уже омертвела и наша луна", или: "результаты его [человека] деятельности могут исчезнуть лишь вместе с общим омертвением земного шара", или: "земля - мертвый остывший шар... будет кружить", и, наконец: "И та же судьба... должна... постигнуть... системы всех... мировых островов, даже тех, свет от которых никогда не достигнет земли". Или, уже окончательно: "Однажды излученная теплота, т.е. бесконечно [?! - В.Ш.] большая часть первоначального движения, оказывается безвозвратно потерянной. По Гельмгольцу, до сих пор потеряно 453/454. Итак, в конце концов приходят все же к исчерпанию и к прекращению движения. Вопрос будет окончательно решен лишь в том случае, если будет показано, каким образом излученная в мировое пространство теплота становится снова используемой". И это рассуждение... материалиста. Если будет показано, то тепловой смерти вселенной не будет, а если показано не будет, то... И обратите внимание на словосочетание: "первоначального движения", которое чётко и однозначно подтверждает гипотезу Ньютона о первом толчке, запустившем движение во вселенной. А словосочетание: "теплота становится снова используемой", так и навевает мысль о Господе нашем, который, сотворив Мир в виде открытой системы, с удивлением обнаружил, что теплота улетучивается и ему надлежит (по указке Энгельса) как-то ухитрится её собрать и использовать, не ясно с какой целью, наверное для согрева собственной души. Использует что-либо только живой организм, а таковым для вселенной является только Бог. Ещё о том же: "Кругооборота здесь не получается, и он не получится до тех пор, пока не будет открыто, что излученная теплота может быть вновь использована". Все тела безвозвратно теряют тепло, и мы видим это, как факт. Кругооборота именно тепловой энергии наука не наблюдает, значит, его нет в природе. Но если кем-то будет открыто, что кругооборот есть, то он... получится. Надо лишь дождаться появления гения, и вселенная перестанет терять тепло. А до этого нужно запасаться тёплыми вещами... Энгельс пишет одно, а редакция декларирует то, что находит нужным. Там же: "Маркс и Энгельс... подчеркивали достижения передовой русской... научной мысли". В тексте находим язвительное замечание Энгельса о русской научной мысли: "петербургская научная корпорация... делегировала... химика... для изучения спиритических явлений". Редакторы вещают: "Энгельс... подчеркивает гениальность великого русского ученого Д.И.Менделеева". А в тексте читаем: "В химии, особенно благодаря дальтоновскому открытию атомных весов, мы находим порядок", и не Менделеев, а Дальтон там, в этой химии, навёл порядок. В том же предисловии: "Энгельс... подчеркивает великую роль передовой философской теории", и это слова редактора, а у Энгельса: "Лишь когда естествознание и историческая паука впитают в себя диалектику, лишь тогда весь философский скарб - за исключением чистого учения о мышлении - станет излишним, исчезнет в положительной науке". Верьте чему хотите. И его фраза о наличии в обществе: "университетских курсов по философии (которые представляют собой не только отрывочные взгляды, но и мешанину из воззрений людей, принадлежащих к самым различным и по большей части к самым скверным школам". То, что философских школ много Энгельса не смущает, то что все они скверные школы. - тоже в порядке вещей, а почему в университетах преобладают самые скверные школы, и почему там нет отличных, хороших, или, на крайний случай, просто скверных. - это скрытая загадка образовательной системы в области гуманитарных наук с древнейших времён и до наших дней. Увы, как верно отметил Маркс: "наша эпоха породила даже в философии порочные явления, повинные в величайшем грехе, в грехе против... истины, так как скрытый умысел таится здесь за истолкованием, и скрытое истолкование - за предметом", поскольку: "после Гегеля оказались возможными попытки новейших философов, бесконечно жалкие в большей своей части".

И о русских. Вот их характеристика Марксом: "русское дворянство, начиная с императора... барышничает, надувает, берет взятки и обделывает всевозможные христианские и еврейские делишки". Возможно, что всё это правда. Не жил в те времена, не знаю. Предложу вам самим на основе ещё одной фразы Маркса составить его характеристику. Вот она: "Даже Бакунин... тоже очень подозрителен. Я, конечно, не дам ему этого заметить, но постараюсь отплатить русским". Для закрытия этой темы приведу ещё ряд цитат, об отношении Маркса к тогдашней крепостнической России: "ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии". О труде русских: "у русских этому безразличию к какому-либо определенному виду труда практически соответствует традиционная прикованность к вполне определенной работе, от которой они отрываются только вследствие внешнего воздействия", или: "На этой русской почве, столь обильной всяческими безобразиями, находятся в полном расцвете старые ужасы младенческого периода английской фабричной системы", или не совсем понятное предложение: "часть стоимости постоянного капитала, которая не входит в стоимость продукта русского земледельца как татары, французы, русские и другие варвары".

Ещё одна фраза из Интернета о русских, которую приписывают Марксу: "В кровавом болоте московского рабства, а не в суровой славе нормандской эпохи стоит колыбель России. Сменив имена и даты, увидим, что политика Ивана IN и политика современной московской империи являются не просто похожими, а и тождественными... Россия порождена и воспитана в противной и униженной школе монгольского рабства. Сильной она стала лишь потому, что в мастерстве рабства была непревзойденной. Даже и тогда, когда Россия стала независимой, она и далее осталась страной рабов. Петр I соединил политическую хитрость монгольского раба с величием монгольского владетеля, которому Чингисхан завещал покорить мир... Политика России - неизменна. Русские методы и тактика менялись, и будут меняться, однако главная цель российской политики - покорить мир и править в нем - есть и будет неизменной. "Московский панславизм - всего лишь одна из форм захватничества". Но к математике, естествознанию и логике эти (русские и еврейские) делишки не относятся.

C одной стороны у материалиста-Энгельса можно найти: "Люди... делают свою историю сами... меньше становится влияние на эту историю... неконтролируемых сил, и тем точнее соответствует исторический результат установленной заранее цели". В отличие от животных у людей есть история, есть цели, установленные... непонятно только кем. Пусть будет так, но как это стыковать с противоположным утверждением: "желаемая цель осуществляется здесь лишь в виде исключения... чаще осуществляются прямо противоположные ей результаты". Очевидно тот, кто устанавливал цели людям был малограмотный, ибо его установки давали противоположные результаты. И строительство коммунизма в СССР - тому подтверждение.

Положение Энгельса: "теплота есть некое молекулярное движение". Иная фраза: "теплота бесчисленных солнц... исчезает в пространстве, тщетно пытаясь поднять температуру мирового пространства хотя бы на одну миллионную долю градуса". Откуда следует два вывода, что всё пространство заполнено молекулами, и что теплота суть живая субстанция, которая имеет цель поднять температуру мирового пространства. Ещё о теплоте: "молекула может... совершать тепловые колебания". В научной работе слово: "может" встречаться не должно, поскольку по диалектике это означает наличие его противоположности: "не может". В обоих случаях слово: "может" должно конкретизироваться условиями его реализации. Да, Энгельс не мог знать о наличии реликтового излучения, и интуитивно догадывался о факте температуры (и тепла) не только у молекул, но и у "пустой вселенной". Но почему он этого не указал конкретно, например, в виде гипотезы, а принял метафизическое (одностороннее) положение, что: "теплота есть некое молекулярное движение". Где знаменитая диалектика о противоположностях, и почему им не поставлен вопрос о том, как теплота от солнца доходит до земли, при отсутствии между ними прослойки в виде: "молекулярного движения"? В то время непонятное явление объясняли или соответствующей силой (это "пояснение" осуждал

Энгельс) или... неким движением молекул. И Энгельс отмечал в: "телах, колебание молекул в качестве теплоты или в качестве электрического или магнитного тока", и верил, что: "при этом теплота превращается в электричество или в магнетизм". И у великого знатока "Диалектики природы" вопроса не возникло, почему одно и то же колебание молекул даёт в разных телах качественно разное проявление. Магнит может быть тёплым, и пропускать ток и всё это лишь благодаря... колебаниям? Почему этими 3-мя свойствами не обладает медь? Чем колебания молекул меди отличны от колебаний молекул магнита. Ток - это по его смыслу течение чего- либо, или перемещение из одного места в другое, а колебания происходят в... одном месте.

Вот разночтения: "Если... механическое движение... сохраняется в качестве механического движения, то оно передается согласно формуле о произведении массы на скорость". Увы, это не верно, и произведение массы на скорость для любой замкнутой системы есть величина постоянная, даже если в ней механическое движение переходит в тепло (неупругий удар). И причина подобных высказываний в том, что Энгельс и не подозревал, что скорость тела это векторная, а не скалярная величина. Но допустим, что это положение верно. Тогда как понять такое: "сумма произведений массы на скорость должна после удара быть меньше, чем до него". Если удар абсолютно упругий ("механическое движение... сохраняется"), то эти цитаты явно не совместимы. И эти противоположные заявления - в одной работе, и в одной главе.

Ещё этакое: "Понятие работы не развивается у Гельмгольца и даже не определяется им". Возможно, это так, нам работы Гельмгольца не доступны, поверим Энгельсу. А далее читаем нечто иное: "Послушаем Гельмгольца... у него говорится... величина работы равняется mgh". И кого слушать, и кому верить после подобных разночтений у знатока механики? И вердикт нашего Энгельса: "Не лучших результатов мы добъемся у Клерка Максвелла. Этот последний говорит... «энергия какого-нибудь тела - это его способность производить работу»". Увы, это положение Максвелла актуально и до нашего времени. Опять философ проиграл учёному.

Если не уморились, то вот ещё: "приливное трение... тормозит вращение земли, постольку употребляемая на это кинетическая энергия абсолютно теряется для динамической системы «земля-луна»", и в результате: "это движение превращается целиком в теплоту и в конце концов благодаря излучению оказывается потерянным для системы". Как видим, энергия системы земля-луна теряется. Тот факт, что система ещё и получает энергию от солнца наш Энгельс тихо игнорирует. Пусть читатель на досуге попытается склеить эти два положения с таким вот вердиктом: "Общая же сумма имеющейся в системе «земля-луна» динамической энергии (потенциальной и кинетической) остается неизменной". Мне сие не удалось. Причина разночтений одна, - не владение математическим аппаратом. Рассуждать об энергиях и их переходах - это болтовня, а составить правильно баланс энергий и на этом основании делать выводы об их потерях, или о сохранении, - это уже наука. Но вернёмся к Ньютону. Сэр Исаак, -дитя своего времени, был достаточно религиозным человеком. Открывая законы тяготения и законы сохранения, он не "измышлял гипотез", а применял гипотезы, которые были в ходу у современников. И он принял в качестве гипотезы идею Божьего первого толчка, который запустил движение вселенной. Именно эта наивная позиция (гипотеза) Ньютона и выводила Энгельса из равновесия. Научно доказать ложность этой гипотезы он не мог, да и никто не сможет, и поэтому, тоже гипотетически, голословно отстаивал "свою веру" в этом вопросе, что движение неуничтожимо и несотворимо, а всегда есть атрибут материи. Сошлись две противоположные стороны с разными мнениями в гипотетической области, и одна сторона (Энгельс) начала поносить другую (Ньютона). Напомню читателю, что ругань и поношение - это один из методов философского доказательства своей правоты. Ньютон вообще виноват тем, что: "завершает этот период [естествознание первой половины XVIII века] постулатом божественного первого толчка". Виноват Ньютон и в том, что: "занимался на старости лег комментариями к "Откровению" Иоанна". Лично я тоже перечитывал Библию и брал из неё эпиграфы, да простит меня Энгельс. Но настоящая вина Ньютона перед Энгельсом в том, что Ньютон не владел диалектикой и открыл только... закон всемирного тяготения (притяжения тел), а по диалектике ему надо было ещё открыть и закон некоего всемирного отталкивания: "Но притяжение и отталкивание так неотделимы друг от друга, как положительное и отрицательное, и поэтому можно на основании принципов диалектики предсказать, что истинная теория материи должна отвести отталкиванию такое же важное место, как и притяжению, что основывающаяся только на притяжении теория материи ложна, недостаточна, половинчата". Я - за диалектику, но: "Всему свое время (3:1 Екклесиаст)", и если отталкивание есть (пока гипотеза "тёмной энергии"), то учёные, а не философы, его обнаружат. Возможно, что отталкивание много слабее притяжения и, потому, существенно лишь для межгалактических масштабов (расширение вселенной), и в этом случае Энгельс прав. Возможно, со временем, учёными и подтвердится высказанная Энгельсом гипотеза, что есть: "качественные формы существования всеобщей материи вплоть до такой формы, где отсутствует тяжесть и где имеется только отталкивание". Но, вот безапелляционный вердикт Энгельса: "Ньютоновское притяжение и центробежная сила - пример метафизического мышления, проблема не решена, а только поставлена, и это преподносится как решение". Кем преподносится - не ясно. Скорее всего, самим же Энгельсом. Кстати, нелюбовь Энгельса к Ньютону поясняется тем фактом, что И.Ньютон (англичанин) и И.Кеплер (он немец) были оба родоначальниками теории тяготения. Кеплер умер в нищете, и наш Энгельс был всего- то: "Против унаследованного от французов XVIII столетия обоготворения Ньютона, которого Англия осыпала почестями и богатствами". Увы, всё упирается в презренный металл и в "буржуазный национализм". Кстати, о притяжении и отталкивании. Вот ряд противоречивых высказываний Энгельса по этой т.н. "проблеме". Читаем перлы: "Притяжение и тяготение. Все учение о тяготении сводится к утверждению, будто притяжение есть сущность материи. Это по необходимости [??] ложно. Там, где имеется притяжение, оно должно порождаться отталкиванием". Справедливости ради отмечу, что в издании "Диалектики природы" от 1953 г. последняя фраза звучит иначе: "Там, где имеется притяжение, оно должно дополняться отталкиванием". Одно слово, - а смысл противоположный. Многочисленные переиздания классиков дали нам "испорченный телефон". Итак, притяжение порождается отталкиванием, значит, отталкивание первично. А как это состыковать с таким заявлением: "Механическое притяжение победило механическое отталкивание. C точки зрения чистой механики нам неизвестно, что сталось с отталкиванием". Буржуазия породила пролетариат, который должен победить буржуазию. Отталкивание породило притяжение, и само погибло от его рук. В чём же тогда состоит проблема? Всё это полностью соответствует "марксистской диалектике", где дитя порождается родителем, и убивает родителя. Но не всё так просто, ибо из "марксистской диалектики" следует... невозможность движения вообще, ибо по Энгельсу: "Всякое движение состоит во взаимодействии притяжения и отталкивания. Но оно возможно лишь в том случае, если каждое отдельное притяжение компенсируется соответствующим ему отталкиванием в другом месте". Поскольку отталкивание побеждено, то и движение... невозможно. Но если принять, как факт, реальность для нас потустороннего мира (в другом месте), то движение, "слава Богу", с разрешения диалектики Энгельса есть. Но Энгельс нас предупреждает, что: "эта отталкивательная форма движения не встречается в природе в рамках земной чистой механики". Оказывается, есть земная и небесная (читай, потусторонняя) механики, а Сэр Исаак, как наш чисто земной житель, дал нам механику лишь земную. Перейдя в мир иной, он займётся там и механикой отталкивания, результаты которой нам сообщит только творец этого (и того) мира. Ну, не мог Энгельс признать именно кинетическую энергию тел формой проявления отталкивания. Движение молекул (их кинетическую энергию) он признавал: "Но теплота... и здесь оказывается тожественной с отталкиванием", или такое: "теплота в газе порождает [а как это возможно?] отталкивание", и правильно в кинетике, отождествлял её с отталкиванием, а видеть факт отталкивания в той же кинетике движения планет отказывался наотрез. И ещё нестыковка. По нашим основоположникам, материя и движение несотворимы, а тут какая-то, не материя даже, а непонятная... теплота порождает (читай, что сотворяет) отталкивание, или отталкивательную форму движения. Значит, движение можно создавать, поручив это действо невесомой и нематериальной теплоте. А чем это не Бог, или Дух? Ещё пример дутого материализма Энгельса: "Невозможно понять, как человек может уверовать в такие вещи, которые находятся в полнейшем противоречии с разумом и с библией". Какие же вещи находятся в противоречии с разумом? Ответ: только вещи не наблюдаемые, типа бога, марксистского развития, стоимости и пр.. Именно в эти т.н. "вещи", которые нельзя наблюдать и следует только уверовать, и понимать здесь нечего. Интересно другое. Наш материалист не понимает, как можно уверовать в вещи, противоречащие библии? Конечно, если под библией Энгельс понимал "библию рабочего класса", - "Капитал" Маркса, то возмущение вполне ясно, но если под библией Энгельс имел в виду Писание, то приходим к тому выводу, что Энгельс, будучи материалистом, тоже: "уверовал в Бога (16:34 Деяния)". Кстати, Энгельс, как и все в его время, тоже был весьма религиозным и штудировал Библию. Но это к слову, и не по теме.

На словах признавал Энгельс и закон сохранения и превращения энергии, но не гнушался указать на принципы создания... вечного двигателя. Читаем: "Потребление кинетической энергии как таковой в пределах динамики всегда двоякого рода и имеет двоякий результат... производство соответственного количества потенциальной энергии, которое однако всегда больше, чем потраченное количество кинетической энергии". И далее идёт характерное примечание от редакции: "** [К этому отрывку Энгельс сделал на отдельном листочке физические вычисления, от печатания которых мы отказались.]". Без комментариев, ибо, что простительно Энгельсу, за это изобретателей вечных двигателей отправляют на некоторое принудительное лечение. Отметим, что в издании 1953 г., вместо слов: "всегда больше", стоит нечто иное: "всегда меньше". Привычный "испорченный телефон". Хотя не всё так просто и идея вечного двигателя проскальзывает в других цитатах. Приводя пример гирьки от часового механизма, Энгельс изрекает, что: "притяжение, тяжесть, остается... тем же, чем оно было раньше, и даже, выражаясь точно, становится больше". В науке, когда выражаются точно, то обычно приводят формулу для выражения, или указывают точно во сколько больше или меньше что-либо изменилось. В противном случае это пустопорожняя болтовня философа.

Или у Маркса. C одной стороны он заявляет, что: "рабочий не есть perpetuum mobile", а с другой - вся его теория прибавочной стоимости основана именно на этом принципе, когда его работяги пол дня работают на себя, а другую половину - "на дядю", и всё это за полдневную зарплату, и, кроме этого, у Маркса рабочий день физически не ограничен, ибо: "В условиях развитого капитала рабочее время может быть ограничено только по принуждению со стороны правительства". И вот заявление Маркса (или же клиента палаты № 6): "Обращение капитала... представляет собой perpetuum mobile". А вот ещё "доказательство" Энгельса о несостоятельности закона сохранения для... момента импульса системы: "...это вращение объясняется обыкновенно из собственного движения отдельных газовых частичек, происходившего в самых различных направлениях, причем, однако, под конец получался избыток в одном определенном направлении". Кем определяется это одно направление, и откуда (не от первого ли толчка от Господа Бога нашего) в итоге получался избыток, а не недостача, нам узнать не у кого. Вот почти прямая цитата Энгельса о Божьем первом толчке: "Приток отталкивания = энергии", - а из какого резервуара этот приток - Энгельс умалчивает. Вот "определение" понятия работы у Энгельса: "движение вперед связано с работой". А с чем можно связать движение назад? Маятник, двигаясь вперёд, работает, а, двигаясь назад... отдыхает? И вся проблема в том, чтобы часовщик верно написал, где у него перёд, а где зад.

Ещё перл из кинетики газов. Энгельс требует: "Кинетическая теория должна показать, как молекулы, стремящиеся вверх, могут одновременно оказывать давление вниз". Почти по Библии: "[как] искры, чтобы устремляться вверх (5:7 Иов)". Здесь Энгельс совершенно забыл свою диалектику, согласно которой всё относительно, в т.ч. верх и низ. Вот фраза Гегеля, с которой наш Энгельс согласен: "«В сущности все относительно» (например положительное и отрицательное, которые имеют смысл только в своем взаимоотношении, а не каждое само по себе)". А здесь какие-то молекулы чётко отличают верх и низ, и почему-то все стремятся исключительно вверх и игнорируют, или не хотят оказывать давления: вправо-влево или же вперёд-назад. Ещё цитата о логике. Логика у нашего Энгельса: "в определенном пункте... вся логика развивается лишь из движущихся вперед противоположностей". Молекулы отличают верх от низа, а логика, так же как и непонятая Энгельсом работа из приведенной цитаты, может определить, где перёд, а где зад, а наши детки определяют это и безо всякой логики. А ведь в Писании сказано: "никто не ходил... ни взад ни вперед (7:14 Захария)", или: "мытари и блудницы вперед... идут(21:31 От Матфея)". Вот пример, но отнюдь не взаимного перехода противоположностей: "...(например приспособление к паразитической жизни всегда регрессУ. А паразиты цари-батюшки, генералы-воители и наши-то избраннички-депутатишки считают, что наоборот, и если они присосались к телу народа, то для них это несомненный прогресс.

Ещё о давлении, но уже у Маркса в его политэкономии: "капиталист... оказывает... прямое давление на денежный рынок", или: "Если он может получить [деньги] в кредит, то это не производит прямого влияния на денежный рынок", - что такое прямое давление, или прямое влияние. - догадайтесь сами. У экономистов эти абстракции весьма распространены. Если на товар высокий спрос, то говорят о давлении спроса на рынок; если предложение больше спроса, то говорят уже о давлении предложения. И спрос, и предложение, давят на рынок и... что? У Маркса мы находим не только прямое давление, но и косвенное, когда кредитор выпускает ваш вексель: "на денежный рынок... это производит косвенное... при посредстве второго лица, воздействие на денежный рынок". Ну, нечто прямо или косвенно давит на вас. И что же надо делать, и надо ли что-то делать, - не ясно. Давление, влияние, воздействие. - есть, а смысла от этой эклектики синонимов, - никакого. Кстати, воздействие предполагает некую силу, которая воздействует, а давление - это величина, удельная, т.е. это некая сила, но воздействующая на единицу чего-то, а... чего, на какую единицу денежного рынка? Да и давление - это скаляр, а воздействие, как сила, должно иметь направление. А... куда?

"цена может повышаться и при достаточном предложении, если это... осуществляется при сравнительно тяжелых условиях". Что следует понимать под тяжелыми условиями (то ли лёгкость кошелька покупателей, то ли тяжесть в их пустых желудках) - не уточняется. Вот ещё о неких тяжестях и цене: "если находящиеся на рынке... товары слишком тяжело давят на рынок, они препятствуют цене готовых товаров... расти соответственно цене их сырья". - цена, попав на свободный рынок, оторвалась от стоимости и... пустилась во все тяжкие. И, обратите внимание на мелочь: цены товаров и сырья от тяжести давления только... растут.

У Маркса есть: "впечатление... будто норма прибавочной стоимости зависит не только от... степени эксплуатации... но... от каких-то необъяснимых влияний, вытекающих из процесса обращения". - впечатления всех экономистов Маркс именует иллюзиями, миражами, или, грубо говоря, слабоумием-тупоумием. Но впечатления свои (это то, что он реально видит, а пояснить не может) Маркс списывает на (вдумайтесь в фразу) необъяснимые влияния. Наш горе-экономист согласен с наличием в процессе обращения (это торговля, или пр. рыночные отношения) необъяснимых влияний. Налицо все признаки агностицизма в его экономической теории, где наблюдаются... необъяснимые влияния, типа промысла Божия. Хотя Писание нам говорит, что в принципе можно: "познавать, что есть воля Божия (12:2 К Римлянам)".

Повторю ещё примеры математических абсурдов, навязываемых Энгельсом природе: "Ко всей истории развития организмов надо применить закон ускорения пропорционально квадрату расстояния во времени от исходного пункта". Закон ускорения связывает путь и квадрат времени, а в каких единицах мерить историю развития, и что принять в качестве исходного пункта (если не момент сотворения мира богом) Энгельс не сообщил. Вот ещё (повторюсь) цитата: "Но с тех пор развитие естествознания пошло гигантскими шагами, увеличиваясь, так сказать, пропорционально квадрату удаления во времени от своего исходного пункта, точно желая показать миру, что по отношению к движению высшего цвета органической материи, человеческому духу, как и по отношению к движению неорганической материи, действует обратный закон". Естествознание растёт, а материя и человеческий дух... падают. Здесь, несомненно, исходный пункт - это момент, когда Ева вкусила яблоко с Древа Познания. Или, в другом месте: "Оттуда же пошло гигантскими шагами развитие наук, которое выигрывало в силе, если можно так выразиться, пропорционально квадрату расстояния (во времени) от своего исходного пункта. Точно нужно было доказать миру, что отныне и для высшего продукта органической материи, для человеческого духа, как и для неорганического вещества, будет иметь силу закон об обратной пропорциональности движения". По-моему Энгельс и сам не понимал, что он пишет. В каких единицах измерять силу науки, что значит выигрыш в этой силе? Ведь по той же диалектике, если кто-то где-то выигрывает, то должна быть и проигравшая ему сторона. И кому, если не антиподу господа (лукавому) нужно было доказать миру, что для человеческого духа и вещества имеет силу закон их деградации. Именно так я и понимаю обратную пропорциональность. Кстати, говоря о пропорциональности обратной, не грех бы указать и аргумент этой функции, да и в каких единицах измерять и саму функцию движения. Если время стремится к бесконечности, то обратная величина должна стремиться к нулю, а, следовательно, к нулю будет стремиться как человеческий дух (что видно из цитаты), так и движение. Значит, движение уничтожимое.

А всё, что имеет конец должно иметь по той же диалектике и своё начало. Получается, что идея первого Божьего толчка, запустившего движение Вселенной, косвенно подтверждена... Энгельсом. А как тогда согласовать это с его противоположными голословными заявками: "Подобно тому как нет движения без материи, так нет материи без движения". Ведь если исчезнет движение, то одновременно должна исчезнуть и материя. Но Энгельс выступал против этого, и тоже путём голословных заявок: "материя и способ ее существования, движение, несотворимы", и голословно упрекал Ньютона в том, что: "Ньютон еще оставил ему [Творцу Вселенной] «первый толчок»", - но за собой такого грешка он не просматривал.

А вот его прогнозы о конце движения: "существование... солнечной системы представляется в виде взаимодействия притяжения и отталкивания, в котором притяжение получает постепенно все больший... перевес", далее: "на земле, притяжение получило... перевес над отталкиванием". И потому: "вместо... солнечной системы останется лишь один холодный... шар. И та же судьба... должна постигнуть системы всех прочих бесчисленных мировых островов". И если эту фразу сопоставить с его заявлением: "все, что возникает, заслуживает гибели", - то и идея "начала света" уже прямо следует из его же диалектики. Повторю перл Маркса: "Земля из состояния огненного и парообразного моря перешла в свою теперешнюю форму". Вы видели когда-либо огненное и парообразное... море? Лично я - нет. Ещё у него по этой космической теме: "небесные тепа, однажды выброшенные на орбиту, вращаются на ней неопределенно долгое время". А кто их выбросил, и почему выбросил - не уточняется.

Предсказать что-то и не нести ответственности легче, чем нечто открыть в реальности. Чего только стоят открытия и предсказания основоположниками гипотетического "развития", каковое приводит к необходимости первого божьего толчка. Сэр Исаак настолько ненавистен Энгельсу, что тот не видит своих противоположных заявлений по его адресу: "Ньютоновское тяготение. Лучшее, что можно сказать о нем, это - что оно не объясняет, а наглядно представляет современное состояние движения планет... Применение параллелограма сил здесь неверно". По-моему, наглядное представление и есть способ объяснения чего-либо. И в этом же произведении можно обнаружить: "Ньютонов параллелограмм сил в солнечной системе истинен, несомненно". Истинен или неверен параллелограмм сил, для "объяснения" движения планет зависит от... настроения Энгельса. Но и здесь не обошлось без замечаний относительно забывчивости у преследуемого Ньютона: "Если же по аналогии с составными силами, как они получаются согласно теореме о параллелограме сил, начать рассматривать таким образом действительно простые силы, то от этого они не становятся еще действительно составными. [Об этом забыл Ньютон при анализе планетарного движения.]". Что такое действительно простые силы, и как их отличить от действительно составных? А также: как с помощью лишь процесса рассмотрения можно их превратить ('становление') друг в друга Энгельс, как и забывчивый Сэр И.Ньютон, тоже попросту забыл сообщить читателям. И у Энгельса силы: "получаются согласно теореме". А откуда получались силы в природе до открытия теорем? Субъективный и объективный идеализм у Сэра Фридриха - вне сомнения.

О развитии: "при капиталистическом способе производства, производство достигает такого высокого уровня, что общество не в состоянии уже потребить произведенных средств существования, наслаждения и развития". Что такое средства существования. - нам понятно, что суть средства наслаждения - тоже ясно, а что такое средства развития? Где примеры?

И немного не в тему, выскажу своё мнение о... наслаждении, поскольку этот термин часто встречается в работах основоположников. Например, у Маркса все: "наслаждаются полнотой жизни и при отсутствии свободы", или отмечается: "загнивание тогдашнего мира, который наслаждается этим своим загниванием", или можно: "наслаждаться своим благополучием в этом животном состоянии", и: "себялюбие, наслаждение и правильно понятый [кем? - В.Ш.] личный интерес составляют основу всей морали". Эпикур считал, что: "наслаждение гораздо выше истины", и т.п. По диалектике наслаждению противостоит страдание, а рассмотрения этой противоположности у Маркса нет. "Дурную" сторону этой пары он... "удалил из жизни". И это основоположник диалектики!! По моему мнению, любой живой организм испытывает т.н. наслаждение, когда он точно выполняет свою природную программу жизни, отработанную эволюцией (приём пищи, акт продления рода и пр.). В случае сбоя программы, сама природа включает механизм страдания (например, голод). Если бы этого не было, то исчез бы и сам феномен жизни. Наслаждение-страдание - это прямая-обратная связь организма с внешней средой обитания. Эти противоположности переходят друг в друга. Чрезмерное наслаждение позже вызывает страдания (переедание гурмана), а чрезмерное страдание (если не ведёт к смерти) переходит позже в наслаждение (мазохисты, спортсмены и... "святые" мученики). Что касается человека, то наряду с биологической программой, ему присущи в большей, чем у иных организмов степени и социальные программы, а также ряд фиктивных программ, как продуктов конкретной цивилизации (религия, т.н. богатство, искусство, спорт, государство, или наука). Учёный испытывает наслаждение от сделанного им открытия, меломан балдеет, когда ему по ушам бьют децибелы, попса - от воплей публики, фанат - от успехов-побед его идола, националист - от величия своей нации, маньяк - от факта убийства, алкоголики, курящие и наркоманы - от потребления зелья, а патриоты - от гордости за свою отчизну. Поэтому когда вам хочется предастся наслаждениям, подумайте, природные (читай, необходимые) ли они у вас, а если они фиктивны (и вы мните себя человеком разумным), то пораскиньте разумом, кто (и с какой целью) заложил в вас эту программу действий, и почему вы, выполняя чужую программу испытываете это наслаждение. А заодно подумайте, что испытывает программист, загрузивший в вас исполняемый модуль программы: тоже наслаждение или презрение к вам, так поддавшимся его мимолётной прихоти. Критерий отличия естественного наслаждения от фиктивного простой (не универсальный). Если ваше наслаждение доставляет страдания особям вашего вида, то это наслаждение - фикция. И петь романсы, типа: "Мне всё равно, страдать иль наслаждаться", может только человек, потерявший жизненные ориентиры, или свою естественную программу вида, - человек, который испытал доступные ему фиктивные наслаждения, но так ничего и не понял. Но вернёмся к наслаждающимся основоположникам.

Как мало Энгельс чувствовал "физику природы", говорят ряд его фраз по проблемам науки: "сопротивление [среды] является в последнем счете действием силы тяжести". Пусть предмет тонет, и его путь на дно сопровождается сопротивлением воды, которое "является" действием силы тяжести. Предмет, лежащий на дне, должен испытывать сопротивление, т.к. сила его тяжести никуда не делась. Куда сопротивление покоящегося тела направлено, - то никого не волнует. Всплывающий из воды предмет тоже сопротивление испытывает, но... в какую сторону? То, что сила имеет (кроме величины) и направление Энгельс, судя по этой цитате, не подозревал, иначе все его силы сопротивления, определяемые в последнем счёте (?!) силой тяжести должны иметь определённое одинаковое направление. А в какую сторону?

Ещё: "энергия является только другим выражением для отталкивания", откуда следует, что притяжение с энергией... не корреспондируется. Отталкивание - это всегда некоторая сила, имеющая величину и направление. Значит, и энергия, как другое выражение силы, должна иметь... направление. А куда? Ещё одно: "новейшая школа... рассматривает энергию как отталкивание". Если школа новейшая, то это не значит, что она глаголет нам истину. Вот вообще диалектический перл: "в земной чистой механике отталкивающее... движение должно быть создано искусственно", и как это стыковать с заявлением, что: "материя и... движение. несотворимы". - не ясно. Если движение должно быть создано, то и материя, его носитель должна быть создана. А кем? Догадайтесь самостоятельно с трёх (Святая Троица) попыток.

Или вот ещё перлы Энгельса относительно анализа бесконечно малых: "В геометрическом доказательстве Ньютон прибегает к бесконечно малым величинам; это доказательство нельзя признать строгим, а поэтому в настоящее время анализ не пользуется им". Мы делаем вывод, что все доказательства с применением бесконечно малых - не строгие. Но, с другой стороны, благодаря декартовым переменным и бесконечно малым: "...в математику вошли движение и диалектика и благодаря этому же стало немедленно необходимым диференциальное и интегральное исчисление, зачатки которого вскоре были заложены и которое было в целом завершено, а не открыто. Ньютоном и Лейбницем". Кто открыл-"зачал" дифференциальное исчисление здесь не ясно, а ненавистный Ньютон только-то и всего, что завершил его. Здесь, поскольку в математику уже вошла и там сидит диалектика, возражений по поводу строгости применения бесконечно малых у Энгельса нет. А может не строгая диалектика Энгельса?

Ещё высказывание "знатока естествознания", о теоретической механике, в которой Энгельс критиковал Ньютона: "для чисто вычислительной, механики, где... слова представляют лишь особые выражения, наименования для алгебраических формул, наименования, при которых лучше всего ничего не мыслить". Блестящая рекомендация от учёного (или от философа?). И действительно, зачем мыслить, когда есть (а не от Господа Бога ли?) некоторые, да ещё и алгебраические формулы. Комбинируй их в произвольной случайной последовательности и, глядишь, получится нужный результат. Такими же бессмысленными исследованиями Формул занимался шеф Энгельса - Маркс, исписывая цифирью толстые пачки тетрадок.

А вот характерный пример, как с помощью псевдо логики журналиста можно доказать, что в т.н. "Общественных науках", исследующих социальной формы движения материи, знать математику... не обязательно и даже... вообще вредно. Читаем: "Применение математики: в механике твердых тел абсолютное, в механике газов приближенное, в механике жидкостей уже труднее [ну, это кому-как]; в физике в виде попыток и относительно; в химии простые уравнения первой степени наипростейшей природы; в биологии = 0". Напомню читателю, что после биологии, в которой применение математики уже: " = 0", у основоположников идёт высшая форма движения материи: социальная, в которой, по продолжению этой "логики", применение знаний математики должно быть или: мнимым, или иррациональным, или: (< 0).

И ещё замечание относительно форм движения материи и переходов движения из одной формы в другую. Если в механике, физике и химии один вид движения легко переходит в другой (в рамках закона сохранения энергии), то для биологической и социальной форм ни философы, ни даже естествоиспытатели особой биоэнергии и соцэнергии, которые можно и выделить, и измерить в единицах работы, пока не обнаружили. Увы, в биологии живые организмы пользуются (не имея своей, особенной формы энергии) всеми известными науке её формами: механической (перемещение животных), физической (прогрев животных на солнышке), химической (синтез биомассы, или та же калорийность пищи) и электрической (нервная деятельность). В социальной же форме движения материи, просто на порядки возрастает энерговооружённость и энергопотребление у каждого члена социума: "Гуртом и батьку легче бить", что немаловажно для выживания вида. И Энгельс сетует по этому поводу что: "Работа... в Физиологическом отношении она еще далеко не определена научным образом... незначительную, второстепенную часть экономической работы можно выразить в килограммометрах". Подчеркну, что в этом "грехе" виновата наука (научным образом), но никак не предвосхититель всех идей-открытий - философия. А причём тут физиологическое отношение к экономическому, когда они из разных сфер? И совсем непонятно в чей адрес предостережение Энгельса: "Кое-кто... непрочь перенести термодинамическую категорию работы обратно также и в политическую экономию". И что в этом плохого? Экономика - это социальная форма движения материи, и глупо осуждать попытки измерений величин этой формы в единицах работы. И далее Энгельс с апломбом нам заявляет: "Пусть попробуют выразить какой нибудь... [квалифицированный труд] в килограммометрах и попытаются определить на основании этого заработную плату". По Марксу любой квалифицированный труд представим в виде элементов простого труда (об этом будет ниже), а простой труд это та же: "второстепенная часть экономической работы", которую в килограммометрах выразить можно, по словам самого Энгельса. Так в чём состоит проблема для труда "сложного"?

А вот насчёт применения в химии: "...простых уравнений первой степени наипростейшей природы", - можно заявить: "и чье бы мычало...". В своих "исследованиях" Энгельс приводит примеры из органической химии для иллюстрации закона перехода количества в качество. Я не знаю, где он брал эти формулы, но они пестрят ошибками, за которые в советских школах не допускали к экзаменам. Химические обозначения он, по незнанию именует формулами алгебраическими: "...по алгебраической формуле, СпН2п+2", забыв, или вообще не зная, что основу алгебры составляют не формулы-надписи, а формулы-уравнения. Поскольку химия занимается очень мелкими молекулами, а в математике дифференциал - это величина по её же определению бесконечно малая, то Энгельс приходит к интересному выводу, что: "все химические уравнения, выражающие молекулярный состав тел, представляют собой по Форме диференциальные уравнения". Напомню читателю, что в философии марксизма форма может соответствовать, или же отставать от оформляемого ею содержания. Если форма отстаёт от содержания, то по содержанию все химические уравнения это не иначе как интегро-дифференциальные соотношения. Но это ещё половина беды. Когда он добирается до уравнений химических реакций, то просто не понимает, для чего их пишут: "Уравнение пишется следующим образом: Na2SCXi + 2Н20 = О + SO2 + 2NaOH + 2Н **". Кем это уравнение пишется, нам не говорят, значит, вся ответственность за его истину, или ложность падает на "знатока'-Энгельса. Любители химии! Проверьте-ка баланс химических элементов в этом, т.н. "уравнении", и вы придёте к идее исчезновения и (или) возникновения материи. И то, что это не опечатка от издательства, говорит примечание к этой формуле, данное со стороны той же редакции. Повторю: "** Следовавшее первоначально в рукописи продолжение зачеркнуто Энгельсом и заменено новой формулировкой на правой половине страницы. Затем эта вторая Формулировка также была зачеркнута, и над первой было наклеено [!!!] приведенное теперь [следовательно третья формулировка - В.Ш.] продолжение". Три формулировки... и последняя, окончательная и правильная, и та у знатока природы Энгельса: "пальцем в небо".

А вот ещё псевдо доказательство ошибки Ньютона об идее первого толчка: "движение несотворимо и неразрушимо... А так как философия пришла к этому задолго до того, как эта идея укрепилась в естествознании, то понятно, почему философия сделала за целых двести лет до естествознания вывод о несотворимости и неразрушимости движения". А здесь прочтите внимательно последнее предложение. Вам стало понятно, почему философия сделала этот вывод? Лично я никакой причины так и не нашёл. И там же - хвалебные песни кулика о его родимом болоте: "Положения, установленные в философии уже сотни лег назад, положения, с которыми в философии давно уже покончили, часто выступают у теоретизирующих [?? - В.Ш.] естествоиспытателей в виде самоновейших истин, становясь на время даже предметами моды". Здесь у Энгельса философия уже едина и неделима и она даже покончила с рядом проблемных вопросов, которые естествоиспытатели по "глупости" переоткрывают заново. Временно забыт и второй (вечно стоящий, и никем из философов не решённый) вопрос о познаваемости мира. И как можно покончить с некой проблемой, когда ты не уверен, что её можно познать. Тот реальный факт, что в "природе" сколько философов столько же философий, умонастроений и мнений Энгельс забыл. Если сто тысяч человек выскажут по данному предмету каждый своё личное мнение, да ещё и под своё (на данный момент) умонастроение, то не исключена и та вероятность, что кто-то может лишь угадать истину, которую позже откроют теоретизирующие (??!) естествоиспытатели. Вся проблема состоит в том, как можно найти в стотысячной толпе "мудрецов" этого "гения", - будущего первооткрывателя истины, и как узнать у него способ и метод познания. Но и это не важно. Стоит естествоиспытателям хоть что-либо открыть, как тут же находится древний философ, которому это открытие... было известно. А если философа в анналах истории философии не обнаружат, то можно и забыть, авось никто не заметит. Вот безапелляционный приговор, или резюме Энгельса: "Как бы ни упирались естествоиспытатели, но ими управляют философы". Басня дедушки Крылова, повествующая о лебеде, раке и щуке была Энгельсу неизвестна. А куда могут завести естествоиспытателя управители в лице философов, тянущие бедолагу каждый в свою школу, знает только Творец вселенной. И, наконец, победоносные фанфары в адрес единой и неделимой философии: "Единство всего движения в природе теперь уже не просто философское [читай, что голословное] утверждение, а естественнонаучный факт". Для воспалённого воображения философов их утверждения и есть те, единственные факты, с которыми они имеют дело. Есть у них и прозрения, типа "открытых" ими на грани интуиции атомов, законов диалектики, парадоксов движения, но это - капля в море по сравнению с огромной массой не менее "гениальных" заблуждений, типа философского камня, и прочих первооснов сущего (см. "Философию воровства"). А для проверки каждой "гениальной" идеи философа естествоиспытателей не напасёшься, да и интуицию: "к делу не подошьёшь".

А вот и правильное заключение Энгельса о законе перехода количества в качество: "Но так как теперь в природе доказана [а кем это?] всеобщая связь развития, то чисто внешнее расположение материала [читай, что это внешнее количество] так же недостаточно, как гегелевские искусственные диалектические переходы. Переходы должны совершаться сами собой, должны быть естественными". Золотые слова истины, но не понятно только почему невозможен естественный переход от... капитализма к коммунизму, и почему для этого, должного быть естественным, перехода нужна специальная наука о развитии общества, особая революционная партия, почему непонятное развитие общества не идёт само собой, без гениальных подсказок со стороны журналистов от науки? А вот фраза Энгельса, которой он прямо отрицает революционные скачки в истории: "Лишь Ляйелль внес здравый смысл в геологию, заменив внезапные, вызванные капризом творца революции постепенными действиями медленного преобразования земли". Обратите внимание, что все революции вызываются к жизни капризами их творцов. И как это "проморгал" Маркс? И тут же читаем в сноске критику здравого смысла Ляйелля: "Недостаток ляйелевского взгляда... земля не развивается в определенном направлении, она просто изменяется случайным бессвязным образом". Что тут следует понимать под направлением развития, и как, когда (или кем?) оно определяется. - вещи настолько очевидные, что не стоит на них заострять внимание. А с категорией здравого смысла надо быть осторожнее. "Здравый смысл" говорит, что солнце вращается вокруг земли, или товары обмениваются по стоимости, или, что политэкономия и философия имеют отношение к науке, т.к. что-то там теоретизирует. А это далеко от истины.

А вот едва ли ни единственное определение Энгельсом понятия прогресса: "в истории прогресс выступает в виде отрицания существующего порядка". Адольф Фюрерович отрицал порядки кайзеровской Германии и установил "новый порядок"... Анархисты, тоже отрицают существующие порядки, а в замен предлагают некую мать порядка. По этой "логике", регресс есть признание порядка существующего, и большинство людей, согласных с существующими порядками, по этому... "непрерывно регрессирует", но ухитряется накапливать количество (капиталов) для перехода его в новое качество (коммунизм). Или ещё свойства прогресса: "...мир существует, как бесконечный прогресс". - и, потому, регресс возможен не в этом, но лишь в потустороннем мире. И читаем далее: "1) Бесконечный прогресс есть по Гегелю... вечное повторение одного и того же: 1 + 1 + 1 и т.д. 2) Но в действительности ш вовсе не повторение, а развитие, движение вперед или назад". Здесь опять преподносят движение туда-сюда (вперёд или назад^ уже не только, как прогресс, но и как развитие. И это едва ли не единственное определение развития у основоположников. Но у Энгельса мы находим, что: "каждый прогресс в органическом развитии является вместе с тем и регрессом, ибо он закрепляет одностороннее развитие и исключает развитие во многих других направлениях". Ранее приведенная цитата убеждала, что прогресс и развитие - синонимы, точнее, движение туда-сюда и есть развитие, а, потому, здесь мы имеем простую тавтологию типа: "каждый прогресс в органическом прогрессе...", или: "каждое развитие в органическом развитии...".

Кстати о бесконечности, о бесконечно больших или бесконечно малых величинах и о том же бесконечном прогрессе. Повторюсь, сам Гегель большую совокупность многих конечных предметов именовал: "дурной бесконечностью" и, потому, к истинной бесконечности не относил, а у Энгельса, знатока диалектики Гегеля. ("1 + 1 + и т.д.") читаем о противоположном понимании им: "бесконечности; она есть соединение многих конечных вещей в бесконечное". А Маркс тоже забыл Гегеля когда писал, что товарный: "ряд в действительности бесконечен, так как круг [??] товаров никогда окончательно не замыкается, а постоянно расширяется". А, понимая местоимение мы в прямом смысле, даю цитату Маркса: "Мы попадаем, выражаясь языком Гегеля, в прогрессию плохой бесконечности, т.е. в прогрессию бесконечного откладывания в долгий ящик вопроса, проблемы и трудности, которая нас занимает".

Зацикленный на коммунизме Энгельс договаривается до наличия борьбы ив... мёртвой природе: "Взаимодействие тел природы - как мертвой, так и живой - включает в себе гармонию и коллизию, и борьбу, и кооперацию". Живые объекты борются за существование, или за ресурсы для обеспечения своего существования, и с этой целью иногда вступают в кооперацию. А за что и с кем борются-кооперируются камни? Ранее Энгельс всё же отмечал эти виды взаимодействия, но исключительно для живых существ: "взаимодействие живых существ включает... сотрудничество, а также... борьбу". И вот относительно причин борьбы у Энгельса это: "Борьба за существование. Прежде всего необходимо строго ограничить ее борьбой, происходящей от перенаселения". А причины для сотрудничества живых существ им нигде не указаны. Налицо, вопреки диалектике, одностороннее рассмотрение им пары противоположностей: борьба и сотрудничество (с уклоном в сторону борьбы), что, по его же определению, - и есть та же метафизика. Рабочий и капиталист находятся в состоянии классовой борьбы, и борьбы не на жизнь, а на смерть, а то, что в товаропроизводстве имеет место их необходимое сотрудничество, - об этом можно для спокойствия не вспоминать.

Рассмотрим одно заявление Энгельса: "Утверждение Негели, что в природе существует вероятно масса форм движения, которых мы неспособны воспринять своими чувствами, представляет собой довольно «убогое оправдание»; оно равносильно - по крайней мере для нашего познания - отказу от закона о несотворимости движения. Ведь эти невоспринимаемые формы движения могут превратиться в доступное нашему восприятию движение, так что мы например легко объясняем контактное электричество!". Этой фразой Энгельс косвенно отрицает возможность научного познания. Ведь научные открытия состоят ещё и в том, что становится доступным то, что непосредственно не может восприниматься. Например, разложение белого цвета, и открытие в нём инфракрасной и ультрафиолетовой составляющих, не воспринимается раздельно в белом цвете; наличие инфра-ультразвука, наличие в дальнем космосе огромных звёздных скоплений (галактик), радиоактивность и т.п..

Но отдадим Энгельсу должное. Он признал себя слабым в математике и на этом основании считал, что: "сознание моей неуверенности [в области математики] делало меня осторожным и тем предохраняло от серьезных прегрешений против установленных в то время фактов и от извращения общепризнанных теорий". Хотя, как видим из приведенных мною выше его цитат, осторожность ещё не есть гарантия от греха гордыни и зависти, и от извращений всякого рода. В 1-й части работы я показал, а здесь ещё раз отмечу, что нечто общепризнанное не обязательно есть истина, и, потому, попытка извращения (в смысле ревизии и радикального пересмотра) чего-либо общепризнанного, а, тем более, общепризнанных теорий. - это и есть способ научного поиска истины. Не отрицая старое, и не сомневаясь в его истинности, никогда не познаешь нового. И это тоже закон той Гегелевской диалектики, которую Энгельс просто должен был знать. Следовательно, напрашивается вывод (это вывод самого Энгельса, с которым трудно не согласиться): осторожность и неуверенное знание математики сужает ваши возможности в сфере научного познания, но открывает широкий простор философским мнениям и умонастроениям. Ты не понимаешь математики? Не страдай, ибо это не беда. Всегда сможешь стать болтологом-философом, или журналистом, типа Маркса. Третьего варианта, по открытым самими же философами законам диалектики, быть не может!

Вот ряд "научных" выводов и высказываний из теории Маркса: "бумажные деньги могут вступать в обращение, по-видимому, в любом количестве", "...хотя в действительности, ПО- ВИДИМОМУ. происходит иначе", "товарные цены повышаются или падают, по-видимому, в зависимости от изменения количества бумажных денег, находящихся в обращении", или: "В то время как золотая монета, очевидно, представляет стоимость товаров...", или даже такое: "противоречие и, по-видимому, самое разительное... если меновая стоимость есть не что иное, как содержащееся в товаре рабочее время, то каким образом могут товары, вовсе не содержащие в себе труда, обладать меновой стоимостью". Сравните с физикой: "два тела, по-видимому, взаимно притягиваются с силой, очевидно, зависящей от расстояния между ними и, вероятно, пропорциональной их массам", - и разница между естественными науками и теориями плодовитых гуманитариев, по-видимому, станет для вас, невероятно, очевидной. И противоположное дополнение к последней цитате Маркса: "Рыночная цена товаров падает ниже или поднимается выше их меновой стоимости вместе с изменением отношения между спросом и предложением. Поэтому меновая стоимость товаров определяется отношением спроса и предложения, а не содержащимся в этих товарах рабочим временем..."· Определяет или нет рабочее время меновую стоимость - Маркс так и не решил. Это противоречие в его теории так противоречием (безо всякого: "по-видимому") и осталось, ни на что не повлияв... И вот всё же как просто Маркс рекомендует исчислять меновую стоимость: "Исчисляя меновую стоимость товара, мы должны к количеству труда, употребленного в последней стадии производства, прибавить количество труда, предварительно вложенного в сырье для товара, и труд, затраченный на оборудование, инструменты, машины и здания, необходимые для осуществления труда". Всё прозрачно и ясно, за исключением того, в чём следует измерять количество труда, где найти эту информацию о количестве труда, затраченного на машины и сырьё, почему в "формулу Маркса" не вошли спрос и предложение, что делать с товарами, не содержащими в себе труда, и как к меновой стоимости одной штуки товара приклеить тот труд, который затрачен на постройку всего здания и прочих машин. Удобнейшая вещь, эти словесные описания соотношений. Вроде что-то изрёк, а как сим изречением пользоваться на практике - это заботы читателя. Стратег-гений задаёт общее направление, а не частности. И ещё вариант определения меновой стоимости с помощью... рыночной меновой стоимости: "Борьба завязывается не между полезностью и мнением: она завязывается между меновой стоимостью, которую требует продавец, и меновой стоимостью, которую предлагает покупатель. Меновой стоимостью продукта является каждый раз равнодействующая этих, противоречащих друг другу, оценок... элемент борьбы между покупателями и продавцами, борьбы, результатом которой является меновая стоимость". В этом "определении" меновой стоимости... меновыми стоимостями о количестве труда, сырье, зданиях Маркс не вспомнил.

Ещё одна любопытная фраза: "Не отношение спроса к предложению объясняет рыночную стоимость, а, наоборот, эта последняя объясняет колебания спроса и предложения". Для полного описания колебательного процесса необходимо определить амплитуду и период. По Марксу рыночная стоимость объясняет колебания. Пусть стоимость пучка укропа равна 5. Найти период и амплитуду колебания цены укропа по его стоимости смог бы только Маркс.

Ещё о спросе, предложении и о ценах. Маркс глубокомысленно (философски) изрекает: "Если спрос и предложение определяют рыночную цену, то... рыночная цена... определяет спрос и предложение". После этой постановки задачи, читатель вправе ожидать её решения. Но вот чем своё исследование заканчивает Маркс: "эта путаница - определение цен спросом и предложением и... определение спроса и предложения ценами - осложняется еще тем, что спрос определяет предложение и... предложение определяет спрос". Запутался сам и назвал всё это путаницей, то ли всеобщей, то ли абстрактной, но только... не своей путаницей. А разрешения этой путаницы ни в "Капитале", ни в других работах Маркса - вы не найдёте.

Маркс: "Теория водяных колес трудна". Обратите внимание, что теория не истинна, или ложна, а... трудна. Трудна для кого? Я очень сомневаюсь, что она трудна для её автора, ибо он её уже сотворил. Трудна для понимания? Так надо сначала знать азы-основы механики.

Все, приведенные выше результаты "математических способностей" основоположников основаны только на анализе "Капитала" и ряда работ Энгельса. Но есть и "Математические рукописи" Маркса, на анализе которых кратко остановимся. Очевидно, именно эти "рукописи" и имел в виду Энгельс, когда изрекал: "Маркс делал самостоятельные открытия в каждой области, которую он исследовал, - даже в области математики. - а таких областей было очень много, и ни одной из них он не занимался поверхностно". А вот слова от нашего 40- летнего д-ра Маркса: "При разработке основ политической экономии меня так чертовски задерживают ошибки в подсчётах, что с отчаяния [?!] я снова засел за быстрое прохождение алгебры. Арифметика никогда не давалась мне. Но окольным алгебраическим путём я скоро опять возьму правильный прицел". Поставив себя выше (над математиками), наши "великие" вынуждены (как богословы) зубрить бегом алгебру, не зная... арифметики? А вот именно быстрое прохождение алгебры я понимаю только как поверхностное её изучение, что и противоречит словам Энгельса. Открытия в области математики формируются авторами в виде теорем, а: "теоремы Маркса" вы в математике не найдёте. Хотя, если покопаться, то можно найти, например, это: "Если дано определенное количество, то всегда одна его часть будет увеличиваться в том же отношении, в каком уменьшается другая". И чем это вам не теорема? Давайте проверим её на любимых Марксом числовых примерах. Пусть нам дано некое количество, например, равное: 8. Разобьём это количество на две части: 8 = 4 + 4. Одну часть уменьшим в 2 раза, получим: 4:2 = 2. По теореме Маркса другая часть должна увеличиться в том же отношении и составит: 4·2 = 8. В итоге получим закон несохранения материи, поскольку: 2 + 8 = 10 и... ^ 8 (первоначальному количеству). Алгебра, как известно, оперирует с рядом аксиом, одна из которых есть переместительный закон, гласящий, что: А + В = В + А. Алгебра также оперирует с уравнениями, в коих левая часть всегда равна правой части: если: А = В, то и: В = А. Но не таков Маркс, который видит дальше и глубже всех математиков. Читаем ещё одно его открытие: "я помещаю конкретную функцию на левой стороне, являющейся всегда стороной инициативы, так как мы пишем слева направо; отсюда и общее уравнение: xm + Pxm1 + и т.д. + Tx + U = 0, а не 0 = xm + Pxm1 + и т.д. + Tx + U". Кстати, есть известный народ, который пишет справа налево, а китайцы - иногда сверху вниз. Как им воспользоваться открытием Маркса остаётся неизвестным. Оставим также без внимания его чисто терминологические ляпы, типа: "Исключения возникают всегда из иррациональной природы постоянной функции, в последней - из такой же природы переменной функции", или ещё рассуждение: "...подстановку переменных на место постоянных, что противоречит всем законам алгебры, так как алгебра... допускает только постоянные, и притом лишь постоянные двоякого рода - известные и неизвестные. Выведение этого уравнения из алгебры представляется поэтому покоящимся на обмане". Наука-алгебра основана на уравнениях, потому: "выведение... уравнения из алгебры" невозможно, равно как и "доказательство" в науке аксиом, на которых наука построена. C удивлением узнаём, что введение переменных величин в алгебраические уравнения основано на... обмане. Ну, во-первых, в нормальной науке обмана не бывает, а встречаются ошибочные доказательства. Во-вторых, у обмана всегда есть автор, и обвинение в обмане должно персонифицироваться. Если автора нет, то это не обман, а некое всеобщее заблуждение. И, в-третьих, если ты обнаружил обман, то дай нам истину и докажи с её помощью сам факт обмана, типа: "вот, сравните, это - моя истина... а это - ваш обман...". Просто говорить о наличии обмана, да ещё и в математике переменных, на которой основано дифференциальное исчисление, - это пиар для невежд. Здесь мы опять находим открытие, что постоянные и переменные функции иррациональны и узнаём, что алгебра (а не арифметика) допускает только постоянные. Где в алгебре сказано, что в уравнении: А + х = В, где: А и В - известные, ах- неизвестное, А и В не могут быть переменными - я не знаю. По Марксу получается, что алгебраическое уравнение: F(x) + х = Y не имеет права на существование, ибо оперирует только с переменными. Вот ещё упрёк математике, где: "применили тот закон математики, при помощи которого она оперирует с переменными и постоянными величинами, когда постоянная величина связана с переменной только посредством сложения и вычитания". В математике можно связывать переменные и постоянные величины, а в алгебре этого делать... нельзя, ну, не допускает этого алгебра.

Связывать переменные и постоянные с помощью умножения и деления математика тоже не допускает, а допустимы в ней только сложение и вычитание (это операции, которыми Маркс владел досконально). Иного мнения был Энгельс, когда выяснил, что логарифмы заменяют умножение сложением: "И это превращение из одной формы в другую, противоположную, вовсе не праздная игра, - это один из самых могучих рычагов математической науки, без которого в настоящее время нельзя произвести ни одного сколько-нибудь сложного вычисления". Что такое простое-сложное вычисление - ясно и так. Но самое интересное в "рукописях" состоит в том, что Маркс запутался в... собственной "диалектике". По марксизму высшие формы движения не сводимы к низшим: химическое движение нельзя свести к механическому, биологическое не сводимо к химическому и т.д. А его "рукописи" посвящены именно его идее, объяснить дифференциальное исчисление на основе той алгебры, которую он... быстро прошёл (до интегралов, как необходимой противоположности дифференциала, Маркс так и не добрался). Единственное упоминание им интегрального исчисления вот в этой цитате: "в интегральном исчислении dx, dy исчезают как приращения, как только они перестали функционировать и процесс в данной величине прекратился". Какой процесс, в какой величине, почему он прекратился, когда он начался, причём тут dx, dy к интегральному исчисление - не ясно. Сущность "проблемы" он видит в том, что в уравнении производной: f'(x) = dy/dx - слева стоит обычный символ, а справа стоит отношение дифференциалов, или (по его пониманию дифференциала): f'(x) = 0/0. И всё содержание "рукописей", если выбросить из них прямое тупое конспектирование первоисточников, и состоит в "решении" этой надуманной им "проблемы". Причина всего этого в том, что Маркс не понимал принципа размерности, гласящего, что нельзя прямо складывать путь и скорость, принципа, который прекрасно понимал Сэр Исаак. Ньютон (по словам Маркса из этих "рукописей") считал, что все переменные меняются со временем и, потому, если два процесса: х и у связаны между собой, то изменение каждого из них на небольшом интервале времени: т, пропорционально этому времени, а коэффициенты пропорциональности носят название скорости процессов. Например: Ax = χ'·τ означает, что если процесс протекает со скоростью: х\ то и за время: т переменная: х получит приращение: Ах. Всё просто и понятно. Понятие скорости никто не отменял, скорость некоторых процессов можно наблюдать, и она может равняться нулю, когда параметр процесса со временем не меняется. Чем больше время: т, тем менее точно мы можем определить приращение, т.к. и сама скорость процесса может меняться. Чем меньше время т, тем точнее мы, зная некую среднюю скорость на времени: т, определим: Ах. Пусть: X - это путь, пройденный телом, тогда х' - это обычная его скорость и произведение: χ'·τ при достаточно малой величине т даст приращение пути: Ах. Если время: т обозначить: At, как это и принято в анализе, где символ А, приписанный слева к переменной, означает её малое изменение, то отношение: Ax/At = х' и даст приблизительно скорость процесса. Откуда и: Ax ~ x'»At, означает, что мы, зная точно скорость х' в некоторый момент времени, можем на малом промежутке времени At определить приращение пути Ах. Линейная часть приращения пути, пропорциональная интервалу времени, носит название дифференциала пути: dx, так что в линейном приближении всегда можно записать: dx = x'*At. Для точного определения приращения пути справедлива формула Маклорена: Ax = x'*At + A*At2 + B»At3..., которую тоже "знал" Маркс, и, потому, выражение для производной, или для скорости можно записать: Ax/At = х'+A»At + B»At3.... Если бесконечно уменьшать At, то в пределе Ax перейдёт в dx, и будем иметь точное выражение: dx/dt = х'. И вот в чём Маркс видел некий парадокс. Не понимая того, что при: At => 0 с необходимостью выполняются соотношения: At » At2 >> At3 и т.д. он голословно утверждал, что при исчислении бесконечно малых, матанализ просто отбрасывает слагаемые: A»At + B»At: + ... в приведенной формуле и, потому, результаты таких вычислений нельзя считать точными. Тот факт, что в предельном переходе: A*At + B»At: + ... исчезают автоматически, он... не воспринимал. Вот интересная цитата, как прямое обвинение в адрес математиков: "Трюкачество... оно только устраняет ошибку вычисления, возникшую с самого начала из первоначальных трюков. xi = х + Ax нужно лишь превратить в xi = X + dx или в X + х'... Единственный вопрос, который еще мог быть поставлен, таков: почему насильственно уничтожаются стоящие на пути члены?". Как видим, читая Ньютона (при свечах), Маркс не заметил, что по определениям у Ньютона: xi = х + dx = х + x'»At, но никак ни: Xi = х + х'. В т.н. "соотношении" Маркса: Xi = х + х/, путь: х прямо складывается им со скоростью: xl, а не с приращением пути: Ax = x'»At, и после этого имеем... "доказанные" им обвинения математиков в... трюкачестве. Это своё открытие Маркс донёс и до Энгельса, который, затюканный авторитетом Маркса, писал: "В геометрическом доказательстве Ньютон прибегает к бесконечно малым величинам; это доказательство нельзя признать строгим [это открытие Маркса - В.Ш.], а поэтому в настоящее время анализ [в лице Маркса - В.Ш.] не пользуется им". И явно с подачи Маркса читаем у Энгельса такое его заявление: "Нет ничего комичнее, чем жалкие уловки, увертки и вынужденные приемы, к которым прибегают математики, чтобы разрешить это противоречие, примирить между собой высшую и низшую математику, уяснить себе, что то, что у них получилось в виде неоспоримого результата, не представляет собой чистой бессмыслицы". Я хорошо знаком с прикладной математикой, но нигде не наблюдал драк между алгеброй и анализом, требующей стороннего вмешательства с целью их примирения. И зачем неоспоримый результат требует ещё какого-то уяснения, что он не есть бессмыслица? Ниже я покажу, что экономическая теория Маркса - бессмыслица, но неоспорима. То, что предыдущее не описка со стороны Маркса, говорит и такая его фраза, возникшая при его попытке найти дифференциал функции: у = х2: "Но, с другой стороны, имели перед собой в 2»x»dx + dx2 или 2·χ·χ' + χ'·χ' правильное математическое выражение (вторые и третьи члены) бинома (х + dx)2 или (х + х')2". Как видим, для Маркса, что (х + dx)2, что (х + х')2 - разницы не имеет. И эти открытия в математике, привели к катастрофе и в его же экономической теории, где он со всей непосредственностью гения, складывал основной капитал (аналог пути) с оборотным капиталом (аналогом скорости), и на этом основании тоже клепал-плодил очередные открытия (об этом ниже). То, что Маркс не понимал, что такое деление говорит фраза: "в dy/dx = 0/0 числитель и знаменатель нераздельно связаны друг с другом; в dy = f'(x)»dx они на вид разделены, так что напрашивается вывод, что это лишь замаскированное выражение для 0 = Г(х)*0 или O = Oc чем «ничего не поделаешь»... Таким образом, мы вдвойне вправе рассматривать dy = f'(x)*dx как символическое оперативное уравнение". Напомню, что символическое уравнение, это тождество двух символов в его левой и правой части, или тождество записей, типа: х3 = χ·χ·χ, с которыми никаких действий произвести невозможно. Именно поэтому Маркс, в его т.н. математических изысканиях так и не понял интегрального исчисления, рассматривая его как непонятную его логике операцию с чистыми символами: J dy ξ J f'(x)»dx. Отсюда весьма оригинальное заявление Энгельса: "большинство людей дифференцирует и интегрирует не потому, что они понимают, что делают, а просто потому, что верят в это, так как до сих пор результат всегда получался правильный". Если Маркс не понимал дифференцирования, то и большинству людей это... не может быть доступно. Логика ребёнка: если папа чего-то не может, то этого не может никто.

Если бы Марксу было интуитивно доступно понятие скорости, то он бы относительно её не сделал заявления, что производная является: "символическим эквивалентом... двойник 0/0 или dy/dx". А вот и его окончательный вердикт: "Дифференциал от у есть, таким образом, конечный пункт алгебраического развития: он становится исходным пунктом движущегося на собственной почве дифференциального исчисления". Мы видим, что развитие переходит в движение на собственной почве, и... всё проясняется. По Марксу развитие заканчивается смертью объекта, и превращением его в свою противоположность. Алгебра дошла до конца в своём развитии, скончалась и тем породила дифференциальное исчисление. Приплыли.

Как может лезть в дифференциальное исчисление человек, который пишет в своих опусах то, что детки СССР знали в детском садике, да только в понятной им интерпретации: "цена единицы продукта оказывается меньше, чем совокупная цена продукции, - т.е. цена единицы продукта, умноженная на количество произведенного продукта, оказывается больше"? Зачем в научной работе писать тривиальнейшие вещи, что часть всегда меньше целого? А слово: "оказывается". - наводит на мысль, что иногда, в другом месте, имеет место и... обратное.

Ещё заявление экономиста: "Не подлежит сомнению, что существует скрытая связь между предложением вещного капитала и предложением денежного капитала". Связь скрыта до тех пор, пока её сущность не раскроют учёные. Если ты учёный, интуиция подсказывает наличие пока скрытой от всех связи, то вскрой её для остального мира дилетантов, открой им истину, вырази эту связь математически, в виде понятного соотношения между переменными, хотя бы в первом приближении. Увы! Связь так и осталась скрытой до сих пор, ибо у Маркса: "алгебра... допускает только постоянные", и связи (переменных по своей природе) капиталов (вещного и денежного) арифметическому-алгебраическому анализу у Маркса не подвластны. А для меня не подлежит сомнению факт полного отсутствия знаний у основоположников.

Вот ещё одна фраза: "товары все суть стоимость, а потому - деньги... Но они не равные величины стоимости". Пусть будет так. Но как бы мне узнать что из них больше по стоимости (товары или деньги) чтобы при эквивалентном обмене по стоимости, получать непрерывно выигрыш: или в товарах, или в деньгах в зависимости от ситуации. Заявлять о неравенстве объектов вообще, без конкретизации вида неравенства, - (какой из них больше) это просто сотрясать воздух, ибо строгого равенства в мире вообще нет, и одно в чём-то всегда больше.

Фраза типа: "в огороде бузина...", - где причина-следствие взяты... с потолка: "базисом прибавочного труда... является то, что при затрате рабочего времени, не поглощающего всего рабочего дня, природа доставляет необходимые средства существования". Во-первых, весь рабочий день поглощает всё рабочее время. Во-вторых, почему природа доставляет средства существования только тем, кто "сачкует", а кто пашет - от природы не получает. Я начал работать. Время идёт, рабочий день идёт и по этой фразе природа даёт мне средства существования, и я их ем. Но вот день окончен и оказалось, что весь рабочий день поглотил всё рабочее время. По этой фразе я ничего не должен получить от природы. Но я получил уже от природы и съел. Как природа будет возвращать себе мною съеденное (имеется в виду возврат средств того же количества и качества)? Типичный пример пустопорожней болтовни журналиста, основанной не на логике, но на чисто ассоциативном восприятии им фактов.

"машина-двигатель, способная развивать силу в любой степени". Подобные фразы и у современного двоечника на уроке физики вряд ли встретишь. И дело не в попытке возводить силу в степень, а в слове: любой, под которым можно понять: отрицательное, положительное и даже комплексное значение этой любой степени. Интересно, не сама ли эта умная машина устанавливает степень силы, которую она способна (без человека, али как?) развивать?

"низводит... вес... к постоянно уменьшающемуся минимуму". Уменьшающийся минимум (да ещё и постоянно) рано или поздно должен превратиться в нуль, и вес (материя!!)... исчезнет.

"«коммерческая» лошадиная сила, представляет математическую формулу.До тех пор, пока математики и естествоиспытатели не придумали математические формулы, мощности, которая, в частности, выражается и в («коммерческих») лошадиных силах, а может и вообще никак-никем не представляется-выражается. в природе вещей - не существовало.

"машины с двойными цилиндрами доставляли 1 лошадиную силу в течение часа". Увы, эти же машины могут доставлять ту же 1 лошадиную силу и в течение секунды, и в течение года, ибо 1 лошадиная сила. - это мощность машины, и она не зависит от времени её работы. И о несчастных лошадях. C одной стороны читаем: "На одну... фабрику в среднем приходится: 19782624/б71 веретена, 35015%7і... ткацких станка и энергия мощностью в 220150/б71 лошадиной силы. На одного ткача... приходится 23626%9504... ткацких станка", а с другой: "на одну лошадиную силу энергии приходится 143.7 веретена". Если не обращать внимания на удручающую точность обыкновенных дробей знатока арифметики, то из 1-й фразы видим, что лошадиная сила - это мощность, что совершенно верно, а из 2-й - она есть... энергия.

Ещё пример познаний Маркса в математике: "Постоянная величина, и... представляется нелепым рассматривать [ее] как переменную величину". Сравните-ка с таким философским заявлением: "...покой, и... представляется нелепым рассматривать его как движение", а ведь все философы рассматривают покой, как частный случай движения с нулевой скоростью, или когда изменений чего-либо нет, и даже в среде философов нелепостью это не считается.

Усвойте это: "Количество рабочей силы, которое может быть куплено данным переменным капиталом v, зависит, очевидно, от стоимости этой рабочей силы, оно увеличивается и уменьшается вместе с нею". Я это понял так, что чем больше стоимость рабочей силы, тем больше работяг можно купить на данную сумму: v, и чем меньше её стоимость, тем меньше работяг вы купите, т.к. изменения идут в одну сторону ("вместе с нею"). Вы шокированы, так в жизни не бывает? Напрасно, ибо у д-ра Маркса: "рынок труда управляется иными законами, нежели рынок продуктов". И постигнуть эти т.н. иные законы способен только наш д-р Маркс.

Маркс отмечает рост мощности машин на фабриках, и заявляет, что: "по отношению к номинальной лошадиной силе занято прежнее количество рук, число рук по отношению к рабочим машинам... уменьшилось". Как такое может быть? Пусть на фабрике было много машин и капиталист заменил их одной машиной, той же мощности, (такое ранее было возможно, когда много станков имели один двигатель-движитель). Количество рук (по этой его цитате) не должно измениться, поскольку на фабрике - те же самые лошадиные силы, но количество рук на одну машину явно возросло (было много машин, а осталась одна), а у

Маркса оно... уменьшилось. Просто ему надо бы показать, что применение машин сокращает рабочих, вот он и "показал", голословно, под шумок непонятных народу лошадиных сил.

Читаем очередное открытие-но-и-сомнение Маркса-математика: "При образовании общей нормы прибыли... не только... надлежало бы... вывести среднюю арифметическую, но также и о том удельном весе, с которым... нормы... вступают в образование средней... Должна, конечно, получиться очень крупная разница", из которого ясно, что Маркс знал в арифметике только среднее арифметическое, хотя интуитивно чувствовал, что надо усреднять данные только с учётом их удельного веса (брать средневзвешенное значение). Как такая операция усреднения делается в математике он не знал, но крупную разницу прочувствовал гениально.

Ещё о среднем у Маркса: "основной капитал... состоит из различных элементов... с более продолжительным или более коротким периодом воспроизводства... его совокупное время оборота есть лишь средняя величина этих различных оборотов". Возьмём в качестве примера любимую Марксом ткацкую фабрику с элементами - веретено, станок и здание. Периоды для воспроизводства разнородных элементов разнятся на порядки. Как найти среднюю величину, точнее, по какому параметру "взвешивать" элементы для расчёта средневзвешенного?

Маркс: "Труд... является затратой рабочей силы". - сказать такое, это то же самое, что в электротехнике заявить: "электроэнергия является затратой напряжения питания", или же в гидравлике объявить: "расход воды является затратой давления в трубопроводе". Ни сила, ни напряжение, ни давление при нормальных условиях не тратятся. Если они тратятся, то это значит их уменьшение вплоть до исчезновения, а с ними невозможен ни труд, ни работа электроприборов, ни возможность... спустить воду в (не существующий при Марксе) унитаз.

Ещё одно бессодержательное выражение: "различие капитала, приносящего пооиенты. разумеется имеет отношение к различию между основным и оборотным капиталом". Связь слов: "различию между". - вполне осмысленна, ибо за ними идут два сравнимых объекта. А как следует понимать слово различие в начале цитаты? По отношению к чему необходимо это различие рассматривать? Словосочетание: "имеет отношение", да ещё в научной работе, по крайней мере не уместно, ибо под ним можно понимать всё, что угодно и Марксу, и его [по]читателям. Кстати, основной и оборотный капитал, - это деньги и их скорость обращения, потому фиксировать их различие нет необходимости, а с чем же надо сравнивать проиенты?

Пример т.н. "доказательства" со стороны Маркса: "кажется, будто капиталист покупает за деньги труд рабочих. Рабочие за деньги продают ему свой труд. Однако это лишь видимость. В действительности они продают капиталисту... свою рабочую силу...", но можно найти у него и нечто другое: "Труд - это товар, проданный [рабочим] другому". Можно найти у Маркса и такое откровенное признание: "...хотя, строго говоря, стоимость и цена труда представляют собой бессмысленные термины", в другом месте читаем нечто иное: "цена труда называется заработной платой. Заработная плата, соответствующая стоимости рабочей силы...". Как видим, по Марксу вся политэкономия, и сам мэтр, пользуются бессмысленными терминами: стоимость и цена труда. В другом месте менее категорично: "стоимость, цена труда есть специфическое выражение... противоречащее понятию стоимости. Но это противоречие существует". Как видим, у Маркса его: "стоимость... противоречат] понятию стоимости". Я вам предлагаю попробовать самостоятельно найти, купить (или оплатить) рабочую силу на рынке труда, когда работяга понятия не имеет, что его заставят делать, или, как долго его работа будет длиться. А ведь любая покупка подразумевает конкретную цену товара. А вот когда берешь нечто в аренду, то цена зависит уже от срока аренды, и здесь вопросов по поводу цены-оплаты не возникает. Покупать рабочую силу, это всё равно, что покупать не электроэнергию, а напряжение в розетке. Интуитивно Маркс это чувствовал, когда пришёл к следующему нормальному и здравому заключению: "способность к труду [читай, рабочая сила (или напряжение в розетке) - В.111.] еще не означает труд [читай, работу рабочего (или токарного станка) - В.Ш.]", но это было уже в другом месте, да и по другому поводу. Или так, уже нечто обратное, и прямым текстом: "капиталист покупает труд (фактически, в результате, здесь покупается труд, хотя это и опосредствовано обменом на рабочую силу, а не прямо на труд)". Ещё раз повторю бред по этой теме: "сам переменный капитал, поскольку он определяется как оборотный капитал, не является переменным". Сравните с моим опусом, где: "сам Великий экономист, поскольку он определяется как аферист, не является Великим экономистом". У Маркса стоит дать другое определение объекту, как мгновенно меняется и его... сущность. Назовите переменный капитал оборотным и он сразу же перестанет быть переменным. Кстати, и это очень важно, у Маркса его переменный капитал - это зарплата, и чем это ни один из способов не платить работягам зарплату.

Повторю предыдущую фразу, но в ином её изложении: "цена труда, или заработная плата, соответствует стоимости рабочей силы". Это есть определение заработной платы - деньги платят за труд. Тогда как понять такие фразы: "Вместе со стоимостью заработной платы упал бы и эквивалент этой стоимости", или такое: "речь идет не о понижении стоимости средней заработной платы", или: "Если денежная стоимость заработной платы возрастает"? Короче, что такое стоимость заработной платы? Рабочий работает, и трудом создаёт стоимость в товаре. Часть этой стоимости он получает за труд в виде зарплаты (остальное капиталист в виде прибавочной стоимости берёт себе). Стоимость создаётся только трудом. Какой же труд и чей труд создаёт, кроме стоимости товаров ещё и... стоимость зарплаты? Если оплата труда идёт бумажными деньгами (стоимость которых ~ нулевая), то о какой стоимости речь?

Ещё посмотрим цитаты о зарплате. C одной стороны: "часть производительного капитала, предназначенная на заработную плату, не возрастает", а с другой: "Заработная плата не входит в состав капитала". Из каких шишей капиталисты платят зарплату - не ясно. Цитата о вашей зарплате: "заработную плату можно назвать высокой или низкой лишь по сравнению с некоторым масштабом, с помощью которого измеряется ее величина". В США масштабом зарплаты (и всех цен) служит... 1$. Зарплату в 100$/год можно считать... непомерно высокой. Или: "норма прибыли понижается в результате изменения заработной платы", - и в какую бы сторону ни менялась зарплата, норма прибыли только понижается. Повторю фразу: "Итак, заработная плата - это лишь особое название иены труда". Как понять такое: "Увеличение заработной платы может иметь место и при понижающейся иене труда"? Итак, для одного объекта (зарплата) имеется ещё одно название-синоним (цена труда). И это особое название даёт возможность объекту одновременно увеличиваться и понижаться, в зависимости от того, как вы его... назовёте. Ещё две противоречивые цитаты: "Средняя цена наемного труда есть минимум заработной платы", (попутно сравните её с 2-мя предыдущими) и: "фактом является понижение заработной платы... земледельческих рабочих ниже... среднего уровня". Имеем очередные открытия: среднее равно минимуму, и минимум понижается ниже... минимума. А это касается всех, потому читайте внимательно: "Заработная плата и прибыль находятся в обратном отношении друз к другу... Прибыль повышается в той же мере, в какой понижается заработная плата, и понижается в той же мере, в какой повышается заработная плата". Пример. Зарплата рабочего = 100, прибыль корпорации = 1000000. За плохую работу рабочему снизили зарплату в 2 раза и прибыль корпорации... удвоилась, т.к. эти объекты ("Заработная плата и прибыль") связаны обратным отношением. А если этого работягу уволить (зарплата рабочего = 0), то прибыли взлетят до бесконечности. Вот почему рабочие бастуют: они этим повышают прибыль корпораций (при забастовке зарплата = 0)... А вот доказательство того, что настоящий эксплуататор не капиталист, а... профсоюз. Читаем: "Сохранять средний уровень - одна из задач профсоюзов... капиталист выступает против... чтобы понизить... заработную плату". У Маркса капиталист против... понижения зарплаты.

Ещё одно историческое открытие Маркса: “У раба минимум заработной платы выступает как независимая от его... труда, постоянная величина. У свободного рабочего... средняя заработная плата... не зависит от его собственного труда... У раба... от этого... нет никакого проку. Иначе обстоит дело со свободным рабочим". Оказывается, рабам платили зарплату, точнее, судя по контексту, фиксированное довольствие (а современные нам капиталисты на постсоветском пространстве зарплату: или задерживают, или не платят вовсе). То же самое имело место у рабочих (во времена Маркса средняя зарплата держалась на минимуме), но рабу от такой оплаты нет проку, а у свободных раб[отяг] всё иначе. Но уже в новом абзаце читаем: “Раб получает... жизненные средства в натуральной форме". Чем в действительности платили рабам (баксами, или натурой), так и осталось тайной политэкономии Маркса. И что означает хитрый термин: прок в политэкономии? Не прибыль ли это от... рабского труда?

Когда человек исчерпывает все доказательства своей теории, то он срывается и начинает говорить... правду. Вот фразы Маркса об обогащении капиталистов: "капитал обогащается не возвращением денег, а надувательством... этому надувательству способствует форма денежного обращения... это является мошенническим вычетом из заработной платы, прямым обворовыванием... рабочий получает не все". Или так: "Для рабочего... у него крадут определенную часть... заработной платы... появляется... масса паразитов, живущих лишь

путем обмана народной массы". И почему Маркс из массы паразитов выбрал капиталистов для экспроприации, а о царях-батюшках и о страдальцах за народное дело - парламентариях наш теоретик подзабыл? Чем и как их-родимых кормить после экспроприации капиталистов?

Ещё пример законов, "открытых" Марксом: "чем меньше времени для обучения требует какой-нибудь труд, тем меньше издержки производства рабочего, тем ниже цена его труда". Здесь фигурирует уже цена труда, и зависит от... прошлых издержек времени. Я закончил 5 ВТУЗ-ов, работы нет, и за какой же труд, и кто мне будет платить? У Маркса труд измеряется чистым рабочим временем. И причём к этому ваши прошлые заслуги-потуги? А если труд не требует обучения (время для обучения = 0, например, у землекопа, или у сторожа)? А если человек работает и в процессе работы всю жизнь обучается, то как отделить время обучения от времени работы, когда это одно и то же время? Где уравнение (хотя бы приблизительной) связи времени обучения с ценой труда? Если цена труда пропорциональна времени работы, то как к рабочему времени приклеить время обучения, которое непрерывно возрастает от нуля и до (фактического) рабочего стажа работника? Ответы ищите сами. У Маркса его нет.

Ещё один закон: "Товарное обращение может поглотить только определенное количество золотой монеты и потому попеременное сокращении и увеличение количества... денег представляется необходимым законом". Сравните в школьном задачнике по арифметике это начало задачи: "в бассейн входит определенное количество воды, потому попеременное увеличение-сокращение количества... воды представляется необходимым законом...". В эту же тему парадоксов: "извлечение товара из обращения в форме золота есть единственное средство постоянно удерживать товар в сфере обращения". Сравните с не менее глубинными мыслями подростка: "извлечение денег из карманов родителей есть единственное средство постоянно удерживать деньги в их карманах", и сделайте вывод об уровне логики мэтра.

Об ужасах капитализма: ’’сила капитала... процесс его самовозрастания и, напротив, как процесс обнищания рабочего”, или: "Обнищание рабочего и обогащение капиталиста... идут нога в ногу”. Имеем некоторый процесс, в котором капитал набирает силу обогащается и самовозрастает (?) растёт, а рабочий непрерывно нищает. Рабочий работает (процесс) 30 лет и, подчёркиваю, при этом непрерывно нищает. Значит, в момент поступления на работу, он (а это во времена Маркса практически детский возраст) был богаче, чем стал через 30 лет. Вопрос к нашему Великому экономисту: откуда ребёнок-рабочий накопил первичный капитал- богатство, позволяющий ему 30 лет трудиться непонятно зачем, и при этом только... нищать?

Ещё: "Реальная заработная плата выражает цену труда по отношению к цене остальных товаров". Отношение цены (труда) к цене (остальных товаров) - величина безразмерная, и никак не может быть вновь выраженной в деньгах (реальная заработная плата). И ещё нонсенс. Зарплата, как и цена труда - вещи конкретные, с размерностью [денег в единицу времени], а иен остальных товаров, с размерностью [денег], великое множество. Как можно брать отношение одной величины к некоторому множеству, современная математика не знает, а Маркс умел. Потому, смысла у этого изречения, - как и у всей теории Маркса, - нет.

Ещё перл: "товарные цены остаются неизменными, пока не изменяется производительная сила труда". Развитие капитализма отмечается ростом производительности труда, значит, по этому закону Маркса, товарные цены меняются. А в какую-такую сторону: растут или падают? А почему цены на антиквариат растут просто со временем, а на "Капитал" упали до нуля?

Ещё парадокс гения: "Различие труда... выступает в таком же объеме, в каком возрастает величина капитала”. Величина капитала, равно как и её возрастание измеряется в деньгах, объём труда - вещь вообще непонятная, ибо от Адама и Евы люди трудятся, и объём труда непрерывно нарастает, а капитал по Марксу возник относительно недавно. А что понимать под различием труда, которое имеет объём только с... ростом капитала? В периоды кризисов капитал не растёт, а падает, да и со временем по Марксу происходит обесценение капитала, да и с ростом капитализма, труд по Марксу сводится к примитивному труду по обслуживанию машин, к однообразным, нудным операциям. О каком различии труда здесь идёт речь? И ещё из той же обоймы: Капитализм: “благоприятствует развитию разновидностей рабочей силы”. В чём измерять разновидности... рабочей силы? Что есть... развитие силы, как таковой?

"Предположим, наконец, что денежная цена труда остается неизменной", а ведь цена не денежной не бывает. "Денежная цена". - это есть тавтология аналогичная: "амперному току", "градусной температуре", "молодой девочке", "вольтовому напряжению", или, по Брежневу: "экономной экономике", ибо сам Маркс говорил: "труд есть реальная, а деньги - номинальная цена товаров", или: "поскольку в золоте реализуется иена товара, последний обменивается на золото не как на товар, а как на деньги". - или совсем кратко: "цены... как деньги". И здесь у Маркса, обратите внимание, фигурирует цена труда, а не цена непонятной "рабочей силы".

Повторю ещё раз плачи-стенания нашего журналиста: "заколдованный круг пошлостей вульгарной политической экономии, которая предполагает стоимость одного товара (в данном случае труда) для того, чтобы затем при ее помощи определить стоимость других товаров". Я предполагаю массу у одного литра воды, называю её килограммом, и при её помощи определяю массу других объектов. Так поступают в любой науке. И где журналист- Маркс увидел пошлость, и следует ли любую науку считать вульгарной. - остаётся неясным.

Ещё пример математической безграмотности д-ра Маркса: "общее число оборотов всех, находящихся в обращении одноименных единиц денег дает... среднее число оборотов отдельной единицы, или среднюю скорость обращения денег". Общее число оборотов есть сумма всех оборотов, и если эту величину разделить на число всех одноимённых единиц денег, то лишь тогда мы получим среднее число оборотов. Это есть определение среднего значения в математике. Среднее число оборотов, оно есть интеграл по времени от скорости обращения, и никак не может даже по размерности совпадать со... скоростью обращения.

Пример его несостоятельности (в области физики): "современный паровой двигатель в 100 лошадиных сил способен развить значительно большую мощность, чем прежде". А для тех, кто подзабыл физику, напомню, что лошадиная сила. - это одна из единиц мощности, и мы имеем очередной перл, что двигатель данной мощности может развить большую мощность.

"индивидуальные отклонения, называемые на языке математиков погрешностями". - увы, погрешность есть итог измерения чего-либо, и даже абсолютно точный прибор не поможет вам избежать индивидуальных отклонений, объективно присущих реальным объектам. Итак, индивидуальные отклонения, это объективная реальность, но уж никак не погрешность.

"применение машин... дало великим математикам того времени... стимулы для создания современной механики". Пироги пекут сапожники, а сапоги тачают пирожники, - это на Руси, а у Маркса математики создают механику, а журналисты (в лице Маркса), - те подвизаются на ниве творения политэкономии. И как могут древние математики (того времени), да создать современную механику? А чем же тогда занимаются современники? Скорее всего, как и современные философы, - сдирают труды древних в современные сочинения. И почему применение машин не дало стимулов философам для создания чего-либо полезного?

"масштаб средств производства, потребляемых сообща, должен возрасти". - очередная ошибка, ибо масштаб есть мера для единицы измерения, и, в большинстве случаев, может выбираться произвольно, но должен быть стабильным, а не возрастать (а почему не падать) в зависимости от способов его употребления, да ещё и: сообща, или индивидуально.

"дороговизна жилых помещений обратно пропорциональна их качеству". Чтобы найти обратную пропорцию надо измерить объекты неким масштабом. Чем же мерить дороговизну? Дорогому противостоит дешёвое, как высокому - низкое, пьянству - трезвость. Дороговизна есть факт превышения некоего уровня. Это Булева переменная: "да" - суть дорогое, "нет" - дешёвое, и всё. Математика делить такие величины не в состоянии. В диалектике качеству противостоит количество, и эти категории не сводимы к их общей мере. Поэтому выразить качество численно невозможно. Качество это Булева переменная: "да" - качественное, "нет" - брак. Для Маркса этой проблемы не существуют. Но пусть как-то мы оцифровали качество. Тогда во времена Маркса большему качеству соответствовала... меньшая дороговизна.

Ещё: "важный фактор накопления капитала есть уровень производительности... труда", - уровень-то есть, а как и чем (какой линейкой) измерять высоту этого уровня - неизвестно. А если кризис, - и капитал тает, то почему носителей важного фактора выбрасывают на улицу?

"отношение между капиталом, накоплением и уровнем заработной платы есть... отношение между неоплаченным трудом... и добавочным трудом... это... отношение лишь между неоплаченным и оплаченным трудом", - математический гений Маркса способен вычислять отношение между тремя величинами (капиталом, его накоплением и... чьей-то зарплатой) и ставить ему в соответствие два разных отношения между двумя величинами (неоплаченным и добавочным трудом и... тем же неоплаченным и... другим, уже оплаченным трудом). Кроме того, у Маркса любой добавочный труд - не оплачивается, потому это отношение равно... 1.

"Относительная величина... цены... обратно пропорциональна прогрессу накопления". - и как нам замерять прогресс накопления, дабы взять обратную пропорциональность? А ведь возможен вариант, когда накопления нет. В этом случае в любых единицах измерения и прогресс его равен нулю. А обратная пропорциональность для нуля есть бесконечность. Но не надо пугаться бесконечного роста цен. Достаточно перестать работать, накопление станет отрицательным (ибо при этом будут только одни расходы), и обратная ему величина станет тоже отрицательной. А отрицательная цена - это когда вам ещё и приплачивают за покупку.

Ещё такое: "общее движение общественного капитала = алгебраической сумме движений индивидуальных капиталов", - для того, чтобы нечто суммировать, надо это нечто как-то измерить (имея единичный эталон), так и выразить в числе (с размерностью эталона). В каких единицах выражать движение капитала, и что есть его эталон, - до сих пор не нашли.

"...весь кругооборот есть действительное единство трех его форм" - и далее: "Каждая форма следует за другой и предшествует ей", и: "Процесс обращения... представляет лишь два противоположных ряда товарных метаморфоз". При наличии двух форм, вторая цитата справедлива: одна форма: как следует за другой, так и предшествует ей, а при наличии трёх составляющих подобное невозможно: 2-я следует за 1-й и предшествует 3-й; но 3-я следует за 2-й и предшествует... только 1-й, в подобном циклическом кругообороте из 3-х форм.

"Абсолютная величина стоимости, прибавляемая к товарам транспортом... обратно пропорциональна производительной силе [?! - В.Ш.] транспортной промышленности и прямо пропорциональна расстояниям", там же отмечена: "... относительно [а чего? - В.Ш.] большая дешевизна транспорта на далекие расстояния по сравнению с короткими". Я везу груз на 10 км. Погрузка-разгрузка стоит 15, перевозка - 20, общие затраты - 35. Я везу тот же груз на 100 км. Погрузка-разгрузка стоит 15, перевозка будет уже - 200, поскольку затраты прямо пропорциональны расстояниям, общие затраты - 215. Относительно большую дешевизну на далёкие расстояния предлагаю найти читателю, ибо мне этого показать не удалось.

Ещё о транспорте и о его издержках: "Относительная часть стоимости, которую издержки транспорта... присоединяют к цене товара, прямо пропорциональна протяжению и весу товара и обратно пропорциональна его стоимости.·· основание для того, чтобы назначить тариф на товары, прямо пропорциональный их стоимости". - из первой части фразы делаем вывод, что дешёвый товар, относительно больше дорожает за счёт перевозки, и это верно, а из второй, - тариф (это для производителя издержки транспорта) уже прямо пропорционален стоимости, а не весу и размерам, которых тариф, никак не касается. Одно предложение, и... противные суждения: издержки и прямо и обратно пропорциональны непонятной стоимости. А если вы не согласны, то соглашайтесь с таким: "издержки обращения... не прибавляют к [товару] никакой стоимости... транспортные издержки играют слишком важную роль", из коего следует, что транспорт - это такие издержки, которые стоимости товару не прибавляют. Это аналогия с издержками обучения, которые одним прибавляют ума, а другим - нет. И откуда эти издержки компенсировать, если товары у Маркса на любом рынке идут по одной, притом самой низкой цене? Читаем: "Вообще, всеобщим законом является то, что не может существовать двух рыночных цен, а именно господствует более низкая рыночная цена".

Открытие: "при иной точке зрения [расчет] оказывается не совсем точным, как и вообще не вполне точен этот средний расчет... он достаточен для практических целей... но он не выражает точно... реальных обстоятельств". - имеются всем известные, но нам не понятные, реальные обстоятельства и некий их расчёт. Но при иной точке зрения, этот расчёт не точен. Значит, эта иная точка зрения не верна, и зачем о ней упоминать вообще, - не понятно, когда этих ложных точек зрения может быть великое множество. И здесь Маркс соглашается, что средние расчёты (у него, как у Великого знатока арифметики) не бывают точны. И здесь, у Маркса, его практические цели не выражают (а может не отражают) реальных обстоятельств.

Ещё пример болтологии вместо написания простейшей формулы: "числитель выражает... капитал, умноженный на число оборотов... или же умноженный на обращенную дробь времени оборота, взятого по отношению к году", - математик, прочтя эту цитату, придёт к однозначному выводу, касательно уровня даже начального образования у её автора. Но если ему внушить, что это - перл гения, то наш математик засомневается в своей квалификации.

"норма прибавочной стоимости... как отношение примененного... переменного капитала [это зарплата - В.Ш.] к произведенной... прибавочной стоимости [это неоплаченный труд - В.Ш.]; другими словами, она выражает... массу неоплаченного труда". - всем известно, что отношение капитала к деньгам (к прибавочной стоимости) есть безразмерная величина, а что понимать под массой неоплаченного труда. - то догадывайтесь самостоятельно. Труд по

Марксу измеряется временем, значит, время имеет... массу. А вот инверсное определение нормы прибавочной стоимости: "Норма прибавочной стоимости определяется... отношением прибавочного труда [это неоплаченный труд - В.Ш.] к необходимому труду [это зарплата - В.Ш.]". Если два определения вам не нравятся, то вот и 3-є: "Норма прибавочной стоимости..· определяется... отношением капитала, затраченного на заработную плату, к капиталу, примененному, как [постоянный] капитал [это сырьё, энергоресурсы, амортизация - В.Ш.]". В создании взаимоисключающих заявлений, д-р Маркс даст фору любому нашему политику.

Маркс критикует тупого Рикардо: "Различие между прибылью и прибавочной стоимостью для Рикардо не существует". Энгельс за ту же ошибку иронизирует над Лориа: "по Марксу масса прибавочной стоимости (которую господин Лориа отождествляет здесь с прибылью)...". А в ином месте у Маркса: "Прибыль... есть только другое название прибавочной стоимости". А ещё в других местах: "Прибыть есть сама прибавочная стоимость, но иначе исчисленная". - увы, прибыль исчисляют экономисты, а имеют её капиталисты. Ещё о том же: "Прибыль... она отличается [от прибавочной стоимости] численно", - а почему бы Марксу ни указать в какую сторону отличается: в большую или меньшую? Да просто потому, что нет формулы и модели взаимодействия прибыли и прибавочной стоимости. А над вот этим научным перлом Маркса просто посмейтесь: "В прибыли, которая всегда выражает какое-то отношение, какую- тр пропорцию". Сравните с аналогом формулировки в механике: "В тяготении планет, которое всегда выражает какое-то отношение, какую-то пропорцию", и поймёте, что это... не смешно. И именно за это непонятное отличие прибыли от прибавочной стоимости критиковал Маркса Лориа. Вот в чём Лориа (с моей т.з. справедливо) упрекал Маркса (цитата Энгельса): "Но это лишь мелочь по сравнению с Вашим «твердым и глубоким убеждением... что над всеми ими» (учениями Маркса) «господствует сознательный софизм»; что Маркс «не останавливался перед ложными заключениями, отлично зная, что они ложны»', что он «часто был софистом, желавшим за счет истины прийти к отрицанию существующего строя», и что он, по выражению Ламартина, «играл ложью и истиной, как дети играют в бабки»". И ещё Энгельс в пику глупому Лориа: "Вы теперь цитируете Маркса, как у Вас хватает бесстыдства заставлять его говорить о «прибыли» там, где он говорит о «прибавочной стоимости». - причем он неоднократно предупреждает против ошибочного мнения, будто это одно и то же". Итак, мы видим, что прибыль и прибавочная стоимость. - вещи разные, но из приведенных выше фраз Маркса конкретизировать разницу невозможно, и Лориа это правильно отметил. Кратко ему пояснить в чём же эта разница Энгельс и сам не может, потому ссылается на второй том "Капитала", Маркса: "Этот второй том у меня в руках и вскоре будет опубликован. Тогда, может быть, Вы поймете, наконец, и разницу между прибавочной стоимостью и прибылью". Я сообщу читателю, что прибыль и прибавочная стоимость в экономике Маркса - ключевые понятия, и использование их "на всю катушку" идёт уже в 1-м томе, а понять различие можно только осилив (ещё не опубликованный) 2-й том. Тогда в чём вина Лориа? Почему же, вместо краткой формулировки различия. Энгельс посылает Лориа... в будущее? Ответ прозрачен, как всякая истина: Энгельс этого различия так и не уразумел (и я, заодно с ним). И повторю ещё фразу Маркса о Рикардо: "Различие между прибылью и прибавочной стоимостью для Рикардо не существует". Следовательно, Рикардо - такой же тупица, как и Лориа, и достоин аналогичного порицания. Но вот фраза Маркса: "Обратитесь, например, к такому авторитету как Рикардо, авторитету, лучше которого не найти". Как видим, авторитетам можно не знать того, за что достаётся "шестёркам", типа: генерал не должен "сдавать" полосу препятствий, или Великим экономистам вовсе не надо владеть алгеброй, короче: "гусь свинье не товарищ".

Хитрое определение нормы прибыли: "норму прибыли следует вычислять посредством отнесения массы... прибавочной стоимости не только к потребленной части капитала... но к этой части плюс часть капитала непотребленная". Итак, есть 2 способа вычисления нормы прибыли, способы, дающие разные результаты. Такое возможно только в экономике. А если вы не согласны с этим, то вот и 3-є определение: "норма прибыли определяется не только отношением прибавочного труда к необходимому труду...", а вот и 4-е определение: "норма прибыли определяется... отношением... прибавочной стоимости к стоимости всего капитала". Теперь вам ясна фраза Лориа, что в учении Маркса: «господствует сознательный софизм»?

"Действительная прибавочная стоимость определяется отношением прибавочного труда к необходимому труду", а выше мы видели, что сим отношением определяется норма прибыли на капитал. Отношение одного вида труда к труду другого вида есть величина безразмерная, или некое число, а прибавочная стоимость суть деньги. Фразу спасает слово действительная, имеющее некий смысловой оттенок. В другом месте без оттенка: "Прибавочная стоимость есть отношение прибавочного труда к необходимому труду", или такое: "высота прибавочной стоимости зависит от отношения прибавочного труда к необходимому труду". Если труд делить на труд, - то это, повторю, безразмерная величина, а не стоимость. Ещё перл из той же оперы: "прибыль есть... сумма прибавочной стоимости, выраженная в виде отношения к совокупной стоимости капитала". Прибавочная стоимость, да отнесённая к совокупной стоимости. - суть безразмерна, а не прибыль. Ещё о прибыли: "средняя прибыль... выражает отношение общей суммы прибавочной стоимости... реализованной... классом капиталистов, к... капиталу, примененному всем классом капиталистов", - и эта средняя прибыль у Маркса снова равна безразмерному соотношению: суммы прибавочной стоимости (это сумма денег) к капиталу (это тоже деньги). Ещё перл: "величина прибавочной стоимости... определяется... отношением M : V, отношением между прибавочным трудом и необходимым трудом, или... отношением между рабочим временем, авансированным капиталистом в виде заработной платы, и прибавочным трудом". Труд, время и заработная плата у Маркса тождественны в их размерности. Почему же тогда все говорят: "время - деньги", а не: "время - труд"? Умный же читатель заметит, что 2 положения, разделённые союзом "или". - обратные по величине, но математика с её строгими отношениями к экономическим "отношениям" отношения не имеет.

И ещё об определениях у Маркса. Первое: "пропорция, в которой создается прибавочная стоимость, выражается... как отношение между необходимым трудом и прибавочным трудом, как отношение V : /И", и второе: "отношение, в котором создается прибавочная стоимость, является отношением между M и V". Какое же из них правильное? А не один ли вам чёрт.

А эту цитату, по аналогии с предыдущими, разберите самостоятельно: "при рассмотрении прибавочной стоимости мы должны иметь в виду лишь отношение прибавочного труда к переменному капиталу, а не отношение прибавочной стоимости к совокупному капиталу". По- моему будет лучше "иметь в виду" всю политэкономию Маркса с её пустыми декларациями. И отношение труда к капиталу никак не может дать в итоге прибавочной стоимости, как денег.

"Устанавливается равновесие между вкладами в банк и обратными требованиями денег", - такого не может быть, ибо вклады в банк - есть деньги, а требования денег - это их расход, или деньги в единицу времени. Не может быть никакого равновесия между итогом процесса и скоростью его протекания. Вместо термина: "вкладами" следует писать: "вложениями".

Когда человек вслух разговаривает сам с собой, то имеет место некий диагноз. Вот нечто похожее находим у Маркса: "для того чтобы... возросла масса прибавочной стоимости... должно возрасти население... для того чтобы возросло население... должно произойти возрастание капитала... по-видимому, имеет место [порочный круг]... который... следует оставить в стороне, без объяснений". Зачем писать то, в чём ты не разбираешься? Сравните: "для того чтобы была курица должно быть яйцо... для того чтобы было яйцо должна быть курица... по-видимому, имеет место порочный круг". Это, по-видимому беседа с самим собою Великого экономиста: то, что непонятно, то: "...следует оставить в стороне, без объяснений".

"имеем два капитала: К и Ki1 с... переменными... частями v и Vi... Так как величина дроби не изменится, если числитель и знаменатель помножить на одно и то же число, то мы можем WK и V1/K1 свести к процентным числам, т.е. предположить, что и К и Κι = 100. Тогда у нас будет WK = W100 и V1/K1 = Vi/100" - с лёгкостью необыкновенной наш знаток арифметики разные капиталы: К и Ki (с размерностью денег) сводит к одинаковой, даже безразмерной процентной мере и творит... великие открытия. Дальше: "галиматью романтического Мюллера [точнее, нашего знатока экономики и арифметики Маркса - В.Ш.]", можно не читать. Это тем более странно, что за аналогичную операцию с процентами Маркс критикует Прудона: "Но сопоставлять проценты скорости с процентами прибыли и устанавливать пропорцию между двумя отношениями, которые - если и измеряются каждое в отдельности процентами - являются тем не менее несоизмеримыми друг с другом, это значит устанавливать пропорцию между процентами, оставляя в стороне самые вещи, к которым эти проценты относятся".

И ещё о несоизмеримости. Читаем логику доказательства Маркса: "мера труда есть мера стоимостей. Две вещи можно измерить одной и той же мерой... когда они имеют одинаковую природу". Непонятно, что следует понимать под природой вещей? Скорее, здесь следовало бы применить термин размерность. Тогда не только две, но и много вещей соответствующих размерностей можно сравнивать: и с их мерой, и между собой. А теперь о мерах стоимости и труда. Процесс труда можно наблюдать, а результат труда можно и пощупать. Как говорят в механике: "мера труда есть работа силы". Относительно стоимости подобного сказать нельзя. Её нельзя пощупать, поскольку в стоимость: "не входит ни одного атома вещества природы", и её меры никто не видел: "В невидимой мере стоимостей...". О какой общей мере для труда и стоимости можно говорить, когда они разной природы, как материальное и фантом? Длину чего-либо можно измерить метром, и представление о величине длинны в голове возникает тоже в метрах. Но глядеть на труд и представлять в голове его стоимость невозможно по той простейшей причине, что у Маркса имеется: "...труд, не создающий никакой стоимости". А, значит, труд и стоимость однозначно не корреспондируются между собой. Кроме этого, один незаметный нюанс. Мерой высоты и мерой ширины объекта есть метр. Значит, мерой труда и мерой стоимости тоже должно быть нечто третье (эталон). А переиначив эту фразу Маркса, получим абсурд: "мера высоты есть мера ширины. Две вещи можно измерить одной и той же мерой... когда они имеют одинаковую природу". А сама мера (для их, двух) нигде не указана.

Болтовня журналиста: "Как только меновая стоимость перестанет составлять предел для материального производства, и его предел будет определяться его отношением к целостному развитию индивида, то отпадает вся эта история с ее судорогами и страданиями". Итак, мы имеем некоторый объект (материальное производство) который растёт, но имеет предел. Сей предел определялся причиной извне (меновая стоимость). По логике, когда причина исчезает, то рост объекта должен быть беспредельным. Нам же заявляют, что появится новый предел, который будет определяться отношением объекта (его отношением) к... развитию индивида. А здесь подумаем о противоречии. Пусть развитие индивида можно как-то измерить и задать в виде числа. Это число должно быть безразмерным, т.к. предел равен отношению объекта к развитию, и после вычисления отношения, предел и объект должны сохранить размерности. Обозначим объект: А; предел: P и безразмерное развитие: R. Для уже нового предела имеем формулу: P = A/R. Пока всё ясно. А теперь предположим, что наш индивид развивается, те., что: R > 1. Из формулы получим результат: P < А, или, предел объекта... меньше его уровня, или объект деградирует. Если деградирует индивид: (R < 1), то растёт объект. Но поскольку предел пропорционален размеру объекта: (Р ~ А), то его рост фактически предела не имеет, а его деградация сводит объект к нулю. К чему я привёл такое длинное рассуждение? Хотел показать, что болтовня Маркса не выдержит проверки не только логикой, но и арифметикой.

Мнение Маркса: "Норма прибыли является функцией нескольких переменных, и, если мы желаем узнать, как влияют эти переменные на норму прибыли, мы должны по порядку исследовать обособленное влияние каждой из них", - а не проще ли написать формулу, из которой мало-мальски грамотному человеку всё будет видно. Беда в том, что переменные у Маркса: "v, с и К", не независимы, а связаны между собой, например: "постоянный капитал [с] превращается в переменный [v] или наоборот", а вставить эти связи, да в общую формулу, - это предел для его математических возможностей. Кроме этого, на эти переменные влияют: длина рабочего дня, производительность труда и его интенсификация, - величины всем интуитивно понятные, но не имеющие в экономике ни размерности, ни шкалы их оценки. Потому-то приходится громоздкими словесными описаниями выражать интуитивно их якобы влияние на данные переменные. Вот и получаем, например, подобный бред: "повышение или понижение заработной платы действует в обратном направлении, повышение или понижение интенсивности труда и удлинение или сокращение рабочего дня действуют в одном и том же направлении на уровень...". Как подобными словесами воспользоваться для практических расчётов, - никого не колышет. Вот ещё пример откровенного абсурда: "если WK изменяется в направлении, противоположном т', но изменяет свою величину точно в том же отношении как и т', р' остается неизменным, хотя т' повышается или понижается". - из которого я, как дилетант в премудростях политэкономии, делаю вывод, что: WK - есть вектор, т.к. имеет направление и величину, и сей вектор может скользить только вертикально (коллинеарен), т.к. может только повышаться или понижаться, но противоположно вектору т\

"расширение или сокращение рынка зависит от цены отдельного товара и находится в обратном отношении к повышению или падению этой цены". Именно в этой фразе Маркс нам открыл гиперболическую зависимость спроса (расширение или сокращение) от цены, а современные экономические школы малюют графики этой зависимости (цен от спроса), не утруждая себя выводом формул и опровержением (или подтверждением) этой идеи Маркса. Покажем, что это высказывание Маркса противоречит его доктрине. Обозначим: X - цену некоторого товара; S - спрос рынка на данный товар, т.е. сколько товаров данного вида рынок поглощает в день (или в любой иной интервал времени). Тогда из этой цитаты Маркса можно написать: S = А/Х, где: А - некая рыночная константа. Действительно, с повышением цены рынок сокращается (спрос падает), а с понижением - расширяется, и спрос с иеной находятся в обратном отношении. А теперь давайте решим задачку: какую выручку имеют продавцы? Ответ очевиден: надо спрос на товар умножить на цену товара. Получим: S*X = А, и, как видим, выручка не зависит от... цены товара. Вы - монополист рынка и завезли на рынок в два раза больше товара, чем обычно. При прежней цене у вас разойдётся половина товара и выручка будет: А. Снизили цену вдвое, товар распродался весь (расширение рынка), а выручка... не изменилась. Вопрос к Марксу: какой смысл в зверской эксплуатации рабочего класса, наращивании прибавочного труда, если (при продаже любой массы товара) выручка от полной его распродажи неизменна? Стоит вам чуть повысить цену (а вы монополист) - распродаваться будет не весь товар, и у вас будет убыток, стоит понизить цену, товар распродаётся весь, но ведь и выручка тоже упадёт. И мой вывод. Словесные формулировки законов призваны показать лишь "мудрость" их авторов, и применяются для прикрытия откровенной лжи с их стороны. Если человек не в состоянии написать и проанализировать формулу для выражения открытого закона, то он: или неграмотный дилетант, или заведомый фальсификатор, либо... профессионал-журналист, либо... Великий экономист. Эту же цитату можно понять иначе, приняв во внимание исключительно, "повышение или падение... цены", а не сам её уровень. При стабильных уровнях цены падения и повышения нет, значит, они равны 0. Но обратное отношение к нулю даёт бесконечное расширение или сокращение рынка (это на ваше усмотрение). Итак, в случае стабильной цены рынок или бесконечно расширяется, или просто сходит на нет, - как кому понравится. И вот ещё один подобный пример: "Мы предполагаем только, что если цена на хлеб падает с 7 до 5 шилл., то потребление, спрос, соответственно возрастает". Соответственно возрастает, - и как это надо понимать? Формул для соответственного возрастания можно написать великое множество. И ещё интересное словосочетание: "Мы предполагаем.Как можно предполагать (в качестве гипотезы и высказывают предположения) то, что имеет место быть? Сравните с физикой, где Маркс-Ньютон по аналогии изрекает: "Мы предполагаем только, что если расстояние между телами падает с 7 до 5 м., то взаимодействие, притяжение, соответственно возрастает". Или в биологии: "Мы предполагаем, что животные рождают себе подобных". Фразы-пустышки...

Вот ещё из словесных формулировок от Маркса: "относительная цена труда, т.е. цена труда по сравнению с прибавочной стоимостью и стоимостью продукта.Обратимся к любимым числам Маркса. Пусть цена труда: 503, прибавочная стоимость: 254, а стоимость продукта: 797. Всё известно, а посчитать относительную цену труда я, неуч, так и не смог.

И вот интересная и поучительная для многих характеристика Маркса со стороны южанина Лориа, (экономического оппонента Маркса): "Маркс... такой же, как и все другие люди... такой же сознательный софист, паралогист, хвастун и шарлатан". В первой части моей работы: "Философия воровства" я пытался строго доказать, что все люди - воры, а здесь прямым текстом в одном предложении, сказано вчетверо больше о всех людях, чем это сказал я. А разоблачению Маркса, как: софиста, хвастуна и шарлатана, и посвящена эта моя работа.

Свойства переменного капитала (это капитал, идущий лишь на зарплату рабочих) Маркса: "по отношению к переменному капиталу мы предполагаем, что он является показателем определенного количества рабочей силы, определенного числа рабочих, или определенной массы приводимого в движение живого труда". - сравнивать силу и труд нельзя, так же как нельзя сравнить напряжение в розетке с показаниями счётчика электроэнергии. Показания вольтметра стабильны, а у счётчика - показания растут. И здесь опять повторяется тот бред, что труд, измеряемый у Маркса исключительно рабочим временем, имеет некую массу.

Ещё один "двуглавый" закон: "Прибыль растет с удешевлением элементов... капитала, а процент падает. Однако и обратное может иметь... место". Если у вас может иметь место и обратное, то какой смысл говорить "прямое"? Сравните с моими перлами: "зарплата растет с опытом работы и мастерством рабочего. Однако и обратное может иметь место", или: "ум экономиста растет с числом его опусов-публикаций. Однако и обратное может иметь место".

Ещё одна формула Маркса: "средняя цена... каждого отдельного товара... определяется... совокупной стоимостью всей массы товаров, получаемой в результате сложения отдельных стоимостей товаров... и той частью совокупной стоимости, которая приходится на каждый отдельный товар", - из которой вы узнаёте, что вся масса получается сложением отдельных составляющих. Пока всё понятно. Но как может среднее определяться частью общей суммы (усредняемых значений), которая приходится на отдельное слагаемое? Ведь та часть общей суммы и есть то самое отдельное слагаемое, но которое у Маркса... равно среднему. Если что-то непонятно, то задайте в числах несколько стоимостей товаров, и воспользуйтесь этой "формулой Маркса" для определения средней цены. У меня ничего не вышло. И нескромный вопрос к Марксу: зачем мне знать рыночную стоимость и её отклонения от рыночной цены, когда продавать-покупать мне всё равно приходится исключительно по рыночным ценам?

Очередная словесная (и, потому, полностью бессодержательная) формула: "Существует потребность в этом товаре, - количество которого уже заключено в его цене". Задайте (численно) цену товара, задайте потребность в нём (это столько-то штук в день, в месяц, а быть может и за год), и попытайтесь по этой "формуле" найти его абстрактное количество вне интервала времени. У меня ничего не вышло, поскольку количество. - это просто [штуки], потребность, - это [штуки в день], а цена это, например, всеми любимые: [$ за штуку].

"Если количество товаров на рынке больше или меньше, чем спрос на них, то имеет место отклонение рыночной цены от рыночной стоимости". Количество товаров меряют в [штуках], а спрос - в [штуках в день] (это скорость продажи товаров). Если вам понятно, насколько путь пройденный автомобилем больше или меньше его скорости, то изучить, и даже понять "Капитал" Маркса, - для вас не проблема. Например, вам легко понять и это: "если разница между спросом и количеством продуктов, составляющим предложение, значительнее, то и рыночная цена будет значительно отклоняться вверх или вниз от рыночной стоимости". Я уже даже не фиксирую внимание, что берётся разница между спросом (скоростью покупок) и количеством продуктов (у Маркса предложение), важно другое. Пусть разница между спросом и продуктами значительна. Это значит, - спрос превышает предложение. А рыночная цена по этой фразе будет отклоняться... вверх или вниз от этой неуловимой рыночной стоимости, которую кроме Маркса никто в глаза не видел. А конкретно, в какую сторону она отклонится при повышенном спросе? Для экономистов-философов это не столь важно, поскольку у них: "В сущности все относительно". А куда же цена отклонится при пониженном спросе? Ответ экономистов прост, как и всякая истина: в обратном предыдущему направлении.

Ещё вам шедевр об отклонениях: "сама стоимость товара существует лишь в отклонениях товарных цен вверх и вниз". Или так: "стоимость товаров... устанавливается в... колебаниях самих рыночных цен". Во-первых, отклоняться можно вверх или вниз, но никак вверх и вниз (одновременно). Во-вторых, у некоторых товаров (антиквариат) цены имеют тенденцию только к росту, без отклонений. Следовательно, данный вид товаров стоимости... не имеет. И в-третьих, рассмотрим 3 товара. Цена первого равна 127, и на разных рынках колеблется в пределах ±15, цена второго равна 220 и колеблется в пределах ± 11, а цена третьего равна 380 в пределах ± 40. Определить их стоимость (не среднюю цену, которая всем известна, а именно стоимость-по-Марксу), исходя только из отклонений цен, - предоставляю читателю. Обобщая, скажу, что Маркс с его гуманитарным восприятием мира не понимал сущности тех процессов, которые имеют некоторое среднее значение-уровень и, в силу ряда причин, могут отклоняться от среднего, например, те же цены. Нормальный человек видит, что на рынке на товар есть некоторая средняя цена: Р, которая может отклоняться предельно в ту, или иную сторону на: ± р. Итак на рынке наибольшая цена товара равна: Pmax = P + р, а минимальная: Pmin = P - р, и он понимает, что как средняя цена, так и её отклонения, для разных товаров могут быть различными по величине. Если цены стабильны, то P - постоянно, а: ± р ~ 0. Но не таков наш Маркс. Прочтите ещё его цитату этого абзаца. По его теории стоимость (которая формируется затратами труда по изготовлению товара) может существовать (??) только в отклонениях цен! Нет отклонений (стабильные цены) и стоимость не существует. При этом не ясно, что имел Маркс в виду под отклонениями. То ли интервал изменения цен {Pmin ... Рмах}, то ли чистые отклонения от среднего: ± р. Он считал, что если заданы цены: Pmin и Рмах, то стоимость товара определяется по этим двум уровням цен, а если Pmin = Рмах, то стоимости не существует. Ещё примеры такого рода. Читаем: "прекратить повышение и падение цен, т.е. уничтожить цены", - уже не только стоимость уничтожается при отсутствии колебаний цен, но и сами... цены. Ещё подобное: "Общая норма прибыли возможна вообще лишь потому, что в одной отрасли производства норма прибыли слишком велика, а в другой слишком мала", - и мы видим, что общая прибыль возникает не из-за эксплуатации всем классом капиталистов рабочего класса, а лишь потому, что эта эксплуатация различается. Сравните с этой фразой биолога: "Обилий вес у людей возможен лишь потому, что у одних вес слишком велик, а у других слишком мал". Ещё фраза Маркса: "чтобы говорить о потребностях обращения, для этого прежде всего следовало установить действительные колебания обращения. Опущение этого звена, столь необходимого для сравнения, сразу выдает дилетантскую беспомощность". Здесь потребности существуют исключительно тогда, когда... их уровень колеблется. Если вы выпиваете 5 бутылок пива в день, то нельзя и говорить о ваших потребностях в пиве. Но если вы пьёте неравномерно (от 3 до 7 бутылок), то потребность в пиве у вас есть, и о пивке можно поговорить. Это "понимание" колебательных процессов сразу и выдаёт дилетантскую беспомощность д-ра Маркса. А вот как гуманитарий Маркс понимал сущность колебательного процесса: "на понижении заработной платы ниже ее минимума или повышении ее выше минимума... такого рода движение следует рассматривать лишь как колебания". Понижение ниже минимума - очередной математический шедевр нашего героя. Или такое: "Если спрос и предложение покрывают друг друга, то... прекращается колебание цен. Но тогда спрос и предложение перестают и объяснять что бы то ни было". Короче, если есть колебания, то среднее значение легко можно установить и... объяснить, а нет колебаний, тогда, извините, ибо наука в таком трагическом случае бессильна, и перестаёт объяснять что бы то ни было.

"Машины с увеличением их размеров становятся абсолютно дороже, но относительно они дешевеют". Как может что-то, абсолютно увеличиваясь, при этом одновременно относительно уменьшаться, по отношению... неизвестно к чему? Значит, этот неуказанный эталон для сравнения, растёт ещё быстрее, чем сам объект, и эталон зависит от роста объекта. А теперь ответьте на вопросы: что это такое хитрое, что оно растёт быстрее, чем размеры машин, в смысле дороговизны; и относительно чего дорожают машины? Я ответов так и не нашёл.

Словесная формула Маркса: "норма прибавочной стоимости может возрасти, тогда как масса ее в среднем понизится, потому что норма определяется тем отношением, в котором увеличивает свою стоимость переменная часть капитала; масса же, напротив, определяется той относительной долей, которую переменный капитал составляет от всего капитала". Пусть те, кто знают математику, введут обозначения всех переменных, которые определены в этой цитате, и попытаются написать вразумительную формулу их связи из этого описания. Ничего не получится, по той простой причине, что здесь масса с одной её стороны определяется как деньги (читай это масса прибавочной стоимости'), а далее, та же масса определяется как безразмерная величина ('доля'), как отношение двух капиталов (переменного капитала ко всему капиталу). На том факте, что переменный капитал - зарплата, или [деньги в единицу времени], а весь капитал - это просто деньги, и их отношение имеет размерность обратную времени (а никак не массы), я внимание не акцентирую: и устал уже, и просто надоедает.

Логика Маркса: "Рабочий обменивает... деятельность на некоторую заранее определенную стоимость, независимо от результатов своей деятельности". А если результат деятельности нулевой? По Марксу работяга всё равно получит заранее определённую зарплату. Классно!!

"Я полагаю, что общая сумма векселей за весь 1839 г. составила 528493842 ф.ст.... а сумма векселей, обращавшихся одновременно в том же году, 132123460 ф.ст.", и там же: "Сумма иностранных векселей... приблизительно в V5 их количества". Или в другом месте: "В 1850 г. на фабриках Соединенного королевства применялось 134217 номинальных лошадиных сил, приводивших в движение 25638716 веретен и 301445 ткацких станков", или такое: "расходы... 33213152 доллара, включая проценты (3799102 доллара) по государственному долгу и 3540000 долларов, подлежащих уплате Мексике". Обычный человек в этом необычного не заметит, но математик скажет, что это... подлог: убойная точность в миллионных суммах, и приблизительный учёт векселей. Если автор "рыл" исходную информацию, то, что помешало ему так же "точно" учесть и векселя? Учесть в принципе можно только погашенные векселя, а те, что на руках не поддаются учёту: я дал вам вексель (долговое обязательство), вы сунули его в карман и забыли. Как об этой сделке пронюхал Маркс, - непонятно. Значит, за год было погашено векселей на ~ 528 млн., и он говорит, что одновременно в обращении их было на = 132 млн. с ужасающей точностью. Но, ведь векселя ежедневно и выдаются и погашаются, и потому точной вторая сумма может быть только при строгом равенстве скорости выдачи и погашения векселей, а это невозможно, например, в период кризиса долговые обязательства почти не погашаются. Ещё аналогичные примеры удручающей точности: "Одна-единственная пара... амбарных долгоносиков, по достоверным сведениям, вывела за 5 месяцев 6045 потомков", или даже такое: "При Августе и Нероне Рим... насчитывал только 266684 жителя". Август и Нерон - это одно лицо, и оное правило-резало-убивало население 14 лет, кроме этого население независимо плодилось. И при этом удручающая... стабильность населения.

Две фразы из "Капитала". Фраза Маркса: "ввоз хлопка, за вычетом вывоза в 1856 и 1857 гг., составлял лишь 1022576832 фунта, следовательно неизбежно должен был оказаться дефицит в 409503168 фунтов". Точность - ещё та, но если округлить, то получим: ввоз хлопка пол миллиарда фунтов в год. И Маркс цитирует Бэйнса: "Г-н Бэйнс... оценивает все годовое потребление хлопка... в 1000 миллионов фунтов". У г-на Бэйнса потребление хлопка в 2 раза выше, чем у Маркса, да и его оценка потребления воспринимается более адекватно. И зачем давать такие убойной точности данные, когда в итоге ты ошибся (занизил) в 2 раза? И ещё аналогичное: "у «London and Westminster Bank» в 1863 г. - вложенный капитал 1000000 ф.ст, вклады 14540275 ф.ст. У «Union Bank of London» в 1863 г. - вложенный капитал 600000 ф.ст., вклады 12384173 ф.ст.". Интересно, эти вклады лежат и не меняются? Если да, то как мне положить 1 ф.ст. в «Union Bank of London» в 2008 г., не нарушив эту статистику?

Попробуйте понять это: "если v/K изменяется в направлении, противоположном т', но изменяет свою величину точно в том же отношении, как и т'...". Пусть m' выросло в 2 раза. Из первой половины фразы следует, что v/K должно уменьшится вдвое, но при этом (из 2-й половины фразы) необходимом уменьшении свою величину v/K должно удвоить, как и т'.

Гениальнейшее открытие Маркса в... термодинамике: "Если бы удалось, напр., паровую машину, дающую при 200 футах скорости в минуту 40 лошадиных сил... преобразовать так, чтобы она давала 400 футов в минуту, при том же давлении пара... то мы получили бы как раз двойное количество силы". Для тех, кто физику подзабыл, напомню, что, по определению, мощность (читай, 40 лошадиных сил) равна произведению силы на скорость (если точнее, то скалярному произведению вектора силы на вектор скорости). Значит, если скорость удвоить (с 200 футов в минуту до 400), то при той же мощности мы получим двойное падение силы, но никак ни её двойное количество. Казалось бы, мелочь, или описка гуманитария в области не свойственных ему знаний. Но это не так, ибо на аналогичных мелочах построена вся его теория эксплуатации, когда рабочий за ту же зарплату может работать: или 6 часов на себя (без прибыли), или те же 6 часов на себя плюс 6 часов на... прибыль капиталиста. Ещё открытие в той же области незнаний: "При неизменном давлении пара... получается больше силы вследствие простого ускорения движения поршня". Сила, действующая на поршень со стороны пара равна произведению давления пара на площадь поршня, и при неизменном давлении и неизменном поршне больше силы получить невозможно. Поршень в цилиндре совершает колебательное (точнее, возвратно-поступательное) движение, и в разных точках траектории этого движения ускорение поршня тоже разное, как по величине, так и по знаку, а что Маркс имел в виду под простым ускорением - секрет его терминологии. Вообще, когда гуманитарий начинает говорить о технике, то воспринимать эти высказывания - всё равно, что слушать матерщину из уст иноземца: слова вроде правильно произносятся, но в контекст никак не ложатся, и ничего кроме взрыва смеха вызвать не могут.

Странная логика Маркса: "в разных отраслях промышленности господствуют различные нормы прибыли... следовательно, равные капиталы в равные промежутки времени дают равные прибыли". Прибыль равна её норме, помноженной на капитал. Если нормы различны, то на равные капиталы (в разных отраслях) будет разная прибыль, а не равная. Если здесь имеет место описка (разные и равные отличаются одной буквой), то почему её не нашли? Но это в русском переводе, а в немецко-английских изданиях эти термины не спутаешь... К той же странной логике мэтра: "норма прибыли вследствие этого, с одной стороны, уменьшается, а с другой стороны, повышается", - а чем это действо реально закончится - не ясно. Ещё о той же странности: "Смена благоприятных и неблагоприятных годов, конечно, также вызывает удешевление сырья". Год на год не приходится и всегда, если взять два года подряд, один будет благоприятным другой - нет. Налицо факт хронической смены благоприятности в ту или иную сторону. Значит сырьё может... только удешевляться, - так и не иначе.

Все мы знаем слепые законы - это законы природы и законы "зрячие", каковые придумало государство. Первые законы обойти нельзя (ими пользуются), а вторые - что дышло (ими можно пользоваться но можно нарушать). Маркс утверждал, что он открыл законы развития общества, закон смены общественно-экономических формаций, закон движения капитала, закон роста народонаселения, и пр. Но к какой категории отнести законы Маркса? Читаем: "слепой закон, а не закон, который будучи постигнут... коллективным разумом и потому подвластен ему". Если закон подвластен разуму, то его можно... изменить, на то и власть. Вопрос. Зачем закон постигать и изменять, если его проще выдумать и потом... применять?

И о запасах: "запас банка падает значительно ниже среднего уровня, пока не достигнет своего среднего минимума. Этот последний устанавливается... произвольно... [поскольку - В.Ш.] законодательство... оказывается различным". Итак, запас банка падает в зависимости от внешних условий, достигает произвольно установленного кем-то минимума, и... что будет дальше? Внешние условия рынка требуют дальнейших платежей, а законодательство это запрещает. Так почему бы этому законодательству не доводить ситуацию до крайности, а не застопорить процесс оттока в любой точке? Об этом у Маркса ничего нет. И ещё открытие Маркса в математике, и это его: понятие среднего минимума, особого минимума, который устанавливается произвольно, по прихоти государственного чиновника. В другом месте у Маркса банковская система: "сводит металлический запас к такому минимуму, что он уже не в состоянии выполнять... функции". Кроме среднего минимума у Маркса в его обойме есть тако...ой минимум, что... он всем минимумам - минимум. Но на этот минимум произвола нет.

Ещё о точности: "До восемнадцатого века никакой науки не было; познание природы получило свою научную форму лишь в восемнадцатом веке или, в некоторых отраслях, несколькими годами раньше". Ничего не заметили? Тогда как вы отнесётесь к моей фразе: "Динозавры вымерли ~ 60 млн. лет назад, а некоторые их виды несколькими годами раньше". Hy не владел Маркс арифметикой, и понятия не имел о точности любых численных данных.

Маркс: "Уровень процента может влиять на вексельный курс и вексельный курс на уровень процента, и тем не менее, при изменяющемся курсе уровень процента, а при изменяющемся уровне процента курс может оставаться постоянным". Иную позицию занимал капиталист Энгельс: "перенесение... капитала из одной страны в другую должно изменить уровень процента в обеих странах... в противоположном направлении, и... во вторую очередь должно воздействовать на вексельный курс". Энгельс говорит, что процент влияет на вексельный курс: вывоз капитала влияет на процент, а последний на вексельный курс, а не наоборот, как это мы находим у Маркса. И явная ненаучность изложенного, поскольку не ясно, где процент будет расти, а где он будет падать (в противоположном направлении), и какой конкретно вид у этой противоположной зависимости. Но Маркс и тут стоит на своём: "движение процента точно приспособляется к движениям... вексельного курса", - и ни о каком постоянстве, или об обратной или прямой зависимости курса от процента, речи уже нет. Маркс, полностью не зная математики, приспособляется к науке посредством словесных описаний. Вот ещё пример, как определить процентную ставку: "чтобы найти среднюю норму процента, необходимо 1) высчитать среднюю ставку процента из ее изменений во время крупных промышленных циклов и 2) высчитать ставку процента в таких областях вложения, где капитал ссужается на сравнительно продолжительное время", - и что же делать дальше? Hy высчитал я требуемое Марксом в пп. 1) и 2), получил некоторые числа, а как из них найти саму норму процента?

"иены на труд гораздо устойчивее, чем иены на средства к жизни. Зачастую те и другие находятся в обратном отношении друг к другу". Если две величины-цены находятся в любом отношении друг к другу, то одна не может быть устойчивей другой, т.к. они связаны единой зависимостью, определяемой именно заданным отношением. И обратите внимание на слово "Зачастую...", синонимами которого являются: иногда, нередко, возможно, бывает и т.п..

"отношение основного капитала к оборотному для крупного капиталиста складывается гораздо более благоприятно, чем для более мелкого". Имеем двух капиталистов: толстого и тонкого. У крупного отношение капиталов такое, а у мелкого - этакое. А как определить по этим данным у кого оно благоприятнее, и что есть вообще эта благоприятность. - решайте самостоятельно, ибо термин сей из ряда: ценности, полезности, благ и... наслаждений.

"повторение процесса производства определяется временем обращения, которое равно скорости обращения". Время равно скорости... Эйнштейн с его: E = тс2 - и рядом не валялся. Ещё способ удлинения времени: "рабочее время, необходимое для производства [единицы]... товара сокращается... суммарное время, которое рабочему приходится затрачивать на производство этого подешевевшего товара, удлиняется". Как может удлиняться суммарное время, когда общее (суммарное) время работы рабочего определяется длиной рабочего дня?

"Квартирная плата находится в обратном отношении к промышленной нищете". Что такое квартирная плата знают все: это деньги за услуги и квадратные метры за месяц, а в каких единицах измерять нищету, и не только вашу нищету, а... промышленную. - это таинство экономической науки. Капитализм у Маркса непрерывно развивается, промышленность даёт прибыль капиталистам-кровососам, а промышленность почему-то пребывает в... нищете.

Ещё об отношениях в терминологии Маркса: "Стоимость, в которую обходится та или иная машина, всегда является минусом по отношению к ее производительности". То, что стоимость покупки вычитается из ваших денег (минус по отношению к деньгам) - это было бы понятно, но как понимать минус по отношению... к производительности? C таким же успехом сей минус можно рассматривать по отношению к супруге капиталиста, которая не получит обещанную ей норковую шубку, или по отношению к её возмущению покупкой машины, или к чему угодно.

Рассмотрим ещё две противоречивые цитаты. Первая: “лишь тот труд производителен, который производит непосредственно прибавочную стоимость11, и аналогичную: “прибавочная стоимость, создается лишь благодаря обмену на производительный труд“, или даже такое: “быть производительным трудом ничего общего не имеет с... содержанием труда, с его... своеобразной потребительной стоимостью". Вы, владелец ресторана, с помощью популярно- раскрученной певички и её бессодержательного труда получаете огромную прибавочную стоимость, да и самой певичке не хило перепадает. Значит труд певицы - производителен. Вторая цитата: “производителен тот труд, который представлен в товарах11, и наша певичка, создавая огромную прибавочную стоимость, занимается, увы... непроизводительным трудом, ибо, бедняжка, не создаёт товара (диски с записями не в счёт, ибо зрители платят владельцу кабака за «живой звук»). Увы, я опять что-то напутал, ибо у Маркса, вопреки этой последней цитате находим такой текст: “певица, приглашенная антрепенером, который, чтобы загребать деньги, заставляет ее петь, - производительный работник, ибо она производит капитал11. Hy почему я такой тупица, и никак не могу понять логику творца Великого учения?! А вот и ответ на мои проблемы: “те работы, которые могут быть потреблены лишь как услуги... составляют ничтожную величину [учителя, врачи, артисты, астрологи, госслужащие, депутаты, армия и, особенно, психоаналитики и юристы в современных США и пр. - В.Ш.]... Поэтому их следует оставить совершенно в стороне, и рассматривать... не... производительным трудом11. То, что не вписывается в Великое учение... следует оставить в стороне (и как это я не допёр сразу?). По Марксу: "тот труд, который этого не делает [не приносит прибыли - В.Ш.], как бы полезен он ни был... не является производительным". И всё бы было неплохо, если бы Маркс (и все современные экономисты) дали бы чёткое и однозначное определение полезности, чем же эта хитрая полезность отличается, например, от прибыльности, в каких единицах полезность можно измерять (прибыль, ту можно оценить деньгами), ибо наличие слов: "как бы полезен" - это намёк на то, что полезности бывают малыми и очень большими. А в каких единицах?

Ещё «заявление»-парадокс: “Ни один человек не покупает врачебных или юридических «услуг» в качестве превращения израсходованных этим путем денег в капитал11. А кто сказал- доказал, что услуги можно покупать для себя (как следует из контекста), а не для других? Я формирую коллектив врачей или юристов, которые, как и рабочие, не имеют ничего, кроме их цепей-(знаний) и продаю их услуги. Такое бывает сплошь и рядом, особенно в криминальном бизнесе, который, кстати, Марксом также не исследован, а отброшен на задворки истории, когда было его т.н. «первоначальное накопление капитала». И вот ответ Маркса: “в учебных заведениях учителя могут быть лишь наемными рабочими для предпринимателя... Но подобные случаи не должны приниматься во внимание11, - не должны, их следует оставить в стороне и всё тут, и весь разговор! И ещё о ничтожной величине оплаты услуг, которой, по Марксу, можно... пренебречь, читаем: “Возьмем... налоги, цену за правительственные услуги". А налоговая составляющая в цене-стоимости товаров Марксом полностью проигнорирована.

“Высшим идеалом капиталистического производства... является максимально возможное сокращение числа людей, живущих на заработную плату, и максимально возможное увеличение числа людей, живущих за счет...11. Если с сокращением ещё можно худо-бедно, но согласиться, то увеличение паразитов, “живущих за счёт...11, не соответствует принципам: конкурентного производства, да и максимального уклонения от уплаты тех же налогов.

Маркс договаривается до того, что: “силы природы и наука противостоят рабочим как силы капитала11, напомню, что сила капитала, - это чуждая рабочим сила. Насчет науки можно согласиться, ибо работяги так же относятся к науке, как их вождь-и-учитель к алгебре, они её не понимают, она им чужда, мешает и, потому-то, её ненавидят. Маркс цитирует некоего Юра: “капиталист, применяющий машину, не обязан понимать ее устройство... в машине реализованная наука.- и эту цитату можно вполне применить к цитирующему её Марксу, сравните: “Маркс, применяющий математику, не обязан понимать ее законы... в математике реализованная наука.ибо со страниц всех своих трудов Маркс и предстаёт таким учёным- капиталистом, «успешно» применяющим то, в чём он совершенно не разбирается. Но ненавидеть силы природы могут только искусственные, или вне природные существа, типа философов, историков, или же инопланетян, а работяги не прочь отдохнуть «на природе» и использовать её силы (огонь, хворост и кошку-собачку) для приготовления шашлычка. И ещё о силах. Силы природы познаются соответствующими науками. А что есть сила, или же мощь капитала? Ибо по Марксу непрерывно: "растет мощь капитала по отношению к труду".

И ещё один вообще позорный момент, который я оставляю на суд читателя. За более чем столетнее существование "Капитала" и, несмотря на его многочисленные переводы, никто из мировых экономистов всех школ, течений и направлений, так и не удосужился выразить "идеи" Маркса в привычных для всех математических формулах, чтобы их можно было бы применять и в прикладной экономике. Это существенно сократило бы объём "Капитала", и с ним ознакомилось гораздо большее число экономистов, да и вообще любопытного народа. Причин этому факту я вижу (пока) только три: 1) Или все экономисты хорошо понимают идеи "Капитала", но, как и Маркс, не вполне владеют алгеброй и, в силу этого, такая проблема "математизации" для них вообще не актуальна. 2) Или все они математически (читай, арифметически) грамотны и умеют свободно решать уравнения для 5-го класса, но...так и не поняли "Капитала" и, в силу этого, им вообще нечего там в нём арифметизировать. 3) Или экономическое произведение от Маркса не вписывается, ни в какие разумные логические и аналитические рамки с т.з. традиционной математики и, в силу этого, задача "оцифровки" идей Маркса в принципе невыполнима. В чём истина, - пусть разберутся читатели, если у них хватит гражданского мужества (читай, психического здоровья) прочесть весь "Капитал".

Я лично, если не изучил, то, во всяком случае, по многу раз перечитывал "Капитал" и делал из него много выписок и, поэтому, считаю, что верны... все три версии. Экономисты ничего там не могли понять, поскольку этот колоссальный "сизифов труд" просто изобилует, как и противоречивыми посылками, так и неоднозначными результатами. Все, читавшие "Капитал" экономисты, не знают алгебры (для перевода числовых примеров в формулы). Только в этом случае и можно провозгласить гениальность "Капитала", как библии для рабочего класса, несмотря на абсурдность, с позиций математики, практически всех его формулировок. А все "гениальные" произведения переработке не подлежат. В качестве источника неких прикладных знаний, которыми можно пользоваться на практике, "Капитал" никакой ценности не представляет. А в качестве энциклопедии (читай, "Библии") с набором различного рода умонастроений и мнений, из которых всякий-каждый может почерпнуть нужное и зачастую противоположное, а потом, при надобности, - цитировать, ценность этой "работы" Маркса - у меня никаких сомнений не вызывает. Противоречивость, а, точнее, даже диаметральная противоположность целого ряда высказываний Маркса и Энгельса, а также раннего и уже созревшего Маркса, и несоответствие начальных положений и окончательных итогов по ряду конкретных экономических вопросов в различных их "трудах", мною также будут многократно отмечаться, и в виде сводки даны в Приложении I (для коммунистов).

Справедливости ради, отмечу попытку одного японца Ш.Хошимуры "математизировать «Капитал» Маркса" в его работе: "Теория воспроизводства и накопления капитала". Эта работа основана на "идеях" Маркса о трудовом происхождении стоимости товаров, но она затрагивает не весь "Капитал", а всего-то один его раздел, посвящённый взаимодействию капиталов в отраслях: производства_средств производства: (как группа I) и производства предметов потребления: (как группа И). В отличие от Маркса, автор даёт чёткие определения понятиям, правда, не точно совпадающие с аналогами из "источника". У Маркса, например, органическое строение капитала определяется: "тем отношением, в котором переменная часть капитала, произведшего товар, находится к его постоянной части, или органическим строением капитала". У Хошимуры находим обратное: "отношение постоянного капитала к переменному называется органическим строением капитала". Представьте себе аналогию с механикой. Ньютон определял скорость, как отношение пути ко времени, а Эйнштейн, желая "оцифровать" Ньютона, определил бы скорость, наоборот, как отношение времени к пути. Естественные науки этого не допускают, а в науках экономических, - это сплошь и рядом. И Хошимура ни в чём не виноват, ибо нечто аналогичное можно найти у Великого экономиста.

Обозначим переменный капитал: V (зарплата), и постоянный капитал: C (сырьё и расходные материалы), а его т.н. органическое строение капитала: Y. Читаем: "уменьшение переменного капитала по сравнению с постоянным создает все более высокое органическое строение... капитала", откуда следует простая формула: Y = CA/. В другом месте читаем: "отношение между стоимостью переменного и постоянного капитала... [есть его] стоимостное строение", и: "стоимостное строение... мы называем органическим строением капитала". Откуда следует несколько иная, обратная формула: Y = V/C. Увы, это и есть экономическая наука, господа.

И здесь ещё раз отмечу момент, к которому, и ещё не раз, придётся возвращаться. Как Маркс, так и его сотоварищи, не понимают того, что все величины в природе имеют свою размерность, и потому невозможно напрямую складывать путь и скорость. Например, что такое капитал (в его обыденном варианте) все представляют. Это определённая сумма денег, или здание, имеющее цену (или "ценность") на рынке недвижимости, или земельный участок (в мегаполисе, а не пустыне) и т.д. Любой капитал можно свести к одной его размерности, - к деньгам. А есть вещи, подобные капиталу, которые тоже выражаются в деньгах, но... это не совсем так. Например, доход бизнесмена. На обывательском уровне это некая сумма денег, но, без указания интервала времени, эта сумма лишена смысла. Если я скажу, что мой доход равен миллиону, то это ни о чём не говорит. Если это миллион в день, то я - олигарх, а если это миллион за всю мою жизнь, то я - нищий. Потому, подобные вещи имеют размерность не денег, а скорости получения (или расхода) этих денег, и должны грамотно выражаться в [руб./мес.]. Основной "грех" экономики в том, что в ней за её историю, прижились некоторые стандартные понятия, привязанные ко времени, принятом по умолчанию. Например, под зарплатой по умолчанию понимают сумму денег, получаемую в месяц, под прибылью - сумму денег за год, под оборотным капиталом - сумму денег, авансируемую капиталистом за год и т.п.. Вот соответствующие цитаты из работ Маркса: "Единица времени для труда - день, для оборотного капитала - год", или: "Год - мера оборотов оборотного капитала. День - мера рабочего времени". Отсюда и безграмотные (с нормальной т.з.) попытки суммирования основного капитала (стоимость зданий, машин, тары и пр. инфраструктуры предприятия) с "его подобием" оборотным капиталом (зарплата рабочих, сырьё, топливо, амортизация и т.п.), который зависит от интервала времени. Путался в этом Маркс, путается и Хошимура. К примеру, наш Маркс. Тот игнорировал основной капитал, и работал только с оборотными средствами (по умолчанию, израсходованными за год), и это он именовал авансированным капиталом. Все его таблички и цифровые примеры иллюстрируют именно такое приятие им категории капитала. Однако в текстовых комментариях (к формулам и табличкам) он иногда забывался и рассматривал... весь капитал. Не отстаёт от Маркса и Хошимура, и вот уже его "чёткие" т.н. "определения": "1. Постоянный капитал с. Он равен стоимости всех средств производства... постройки, машины, рабочий скот... сырье [здесь курсивы мои - В.Ш.] и вспомогательные материалы и полуфабрикаты". Складывать стоимость построек, машин и... сырья так же безграмотно, как и цену автомобиля со стоимостью горючего. Далее: "2. Переменный капитал v. эта составная часть капитала равна стоимости примененной рабочей силы". И здесь об интервале времени, на котором применялась рабочая сила нам не говорят. И в итоге: "Стоимость... совокупности товаров может быть представлена как с + v + m". Дальше работу г-на. Хошимуры можно не читать. Ещё особенность этой работы, на которой нужно остановиться. Маркс в экономике выделял две отрасли: для средств производства: (это группа I) и предметов потребления: (группа И). Хошимура вводит и третью отрасль - это производство предметов потребления для... капиталистов: (как группу IN) О существовании государства и его паразитообразных он, скорее всего, не подозревает. В итоге он получает красивую систему уравнений [3x3]: "Ї Ci + Vi + Μι = Wi стоимость средств производства... N C2 + V2 + M2 = W2 стоимость предметов потребления для рабочих... IN Сз + V3 + M3 = W3 стоимость предметов потребления для капиталистов", разрешимую однозначно. Однако, несмотря на "красивую" математику, имеем с его стороны ненамеренный фальсификат, созданный на базе ложных посылок, бездумно взятых из работ непререкаемого авторитета.

В заключение, подведём итоги, пользуясь цитатами из основоположников. Их заявление, что: "неправильное мышление, если его последовательно проводить до конца, неизбежно приводит, по давно известному диалектическому закону, к таким результатам, которые... противоположны его исходному пункту", - абсолютно верно и, как будет мною показано ниже, полностью приложимо и к... "Капиталу". А неправильное мышление в науке есть результат: незнания её принципов или азов (в т.ч. и вспомогательного средства познания, - математики), нарушения принципов и методов в научном исследовании, и в применении нечёткой и неоднозначной терминологии. А вот это их же положение, что: "«свобода науки» понимается именно как право человека писать в особенности о том, чего... не изучал, и выдавать это за единственный строго научный метод", применимо и к авторам: основоположники не изучали математики, естествознания, экономики, но писали об этом (я, автор, тоже экономического образования не имею). Увы, «свобода науки», а если без кавычек, то свобода лже науки, - и есть та обратная сторона той медали, на другой стороне которой изображена сама наука... От диалектики не уйти. А их фраза о том, что там: "где дело идет о понятиях, диалектическое мышление приводит... к столь же плодотворным результатам, как и математические выкладки", - попытка оправдаться, в собственных глазах тем, что незнание ими математики вполне можно компенсировать незнанием диалектики. Понимая местоимение "мы" в прямом смысле, прочитаем о реальном методе наших основоположников: "Сперва мы делаем некоторое предположение, чтобы объяснить... явление, а при первой трудности... делаем другое предположение, которое прямо отменяет первое. Какова... та Философия, на которую... жал[уют]ся эти господа?". Ответ: это философия марксизма. И при дальнейшем изучении политэкономии, читатель должен помнить знаменитое изречение Маркса: "Ни в одной науке, кроме политической экономии, не провозглашаются с такой претенциозностью элементарнейшие общие места". Так было во времена Маркса, так это есть сегодня, и так будет всегда, пока экономика не станет наукой. И одно замечание Маркса: "Естественные науки развернули колоссальную деятельность и накопили непрерывно растущий материал. Но философия осталась для них столь же чуждой, как и они оставались чужды философии". Маркс мнил себя философом, и это его обвинение говорит, в частности, о том почему науки (естественные) не занимаются экономикой. Если эту фразу чуть переиначить, то тогда... всё встанет на своё место: "Философия развернула колоссальную бездеятельность и ничего не накопила, поскольку естественные науки осталась для философов столь же чужды, как и философы оставались (и продолжают оставаться по сей день) чужды естественным наукам". И, в заключение, устами Маркса, задам читателям вопрос: "Что вообще думать о такой науке [политэкономия - В.Ш.], которая высокомерно... не чувствует своей собственной неполноты"? Ответ на этот вопрос читатель найдёт самостоятельно, ознакомившись с этой работой. А вот как на него ответил бы Маркс: "...не продиктован ли твой вопрос такой точкой зрения, на которую я не могу дать ответа, потому что она в корне неправильна". Увы, на любой вопрос в этой жизни всегда можно найти ответ, даже если т.з. вопрошающего не правильна с т.з. того, у которого спрашивают. Неправильность любой точки зрения необходимо доказать, а до этого акта доказательства говорить о неправильности неправомерно. И если ты не можешь дать ответа, то это отнюдь не значит, что кто-либо другой не сможет этот ответ дать, и тогда т.з вопрошающего вдруг станет... в корне правильной. Вот ещё одна цитата Маркса: "г-н Джон Стюарт Милль никогда не подозревает ошибок в анализе своих учителей; он довольствуется воспроизведением этих ошибок с догматизмом школьника", - это та цитата, которая обретёт истину только в том одном случае, когда она... применима и к самому её изрекающему.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а):

  1. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
  2. БУДДИЗМ, СТОИЦИЗМ. СОЦИАЛИЗМ
  3. ФАУСТОВСКОЕ И АПОЛЛОНОВСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ
  4. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
  5. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В МАРКСИСТСКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ 
  6.   ПРИМЕЧАНИЯ 
  7.   ПРИМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ  
  8. ЦИЦЕРОН КАК ФИЛОСОФ
  9. Исторический экскурс
  10. Античная философия
  11. Критика марксистского "ПЕРЕХОДА"
  12. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)