<<
>>

Политэкономия, как воровство прибыли

то вы, читая, можете усмотреть мое разумение тайны

(3:4 К Ефесянам)

Выслушайте же рассуждения мои и вникните в... мои

(13:6 Иов)

лучше трудись... чтобы было из чего у[краст]ь

(4:28 К Ефесянам) они украли...

столько, сколько надобно

(1:5 Авдий)

украли и утаили .. между... вещами (7:11 Иисус Навин)

Здесь я постараюсь коротко (и пока бездоказательно) изложить своё, дилетантское видение политэкономии для ориентировки читателя при чтении, а потом попытаюсь доказать,

на многочисленных примерах, его истинность и однозначность. Подчеркну, что в изложении я буду много раз повторяться в разных аспектах, формулировках и иллюстрациях положений, и заранее прошу прощения у читателей. Повторять буду: и фразы Маркса, которые я (для краткости) именую цитатами, хотя это не верно: цитаты подразумевают источники, которые я опускаю, и буду давать к цитате разные комментарии, в зависимости от контекста. Итак.

Все животные, да и всё живое, так или иначе, но добывают себе из природы средства к существованию и человек, с его экономикой, или без неё, - не исключение. Отметим важный момент. Чем больше времени уходит на добычу, тем менее "защищена" особь. Если добыча дневного пропитания отнимает весь "рабочий день", то особь не выживет. Напротив, если для дневного пропитания нужно затратить час, то оставшееся время можно использовать для иных жизненно важных функций: размножения, охраны территории, накопления запасов "на зиму", постройку жилища и т.д.. Наличие подобного резерва времени назовём потенциальной прибылью. В 1-м случае резерва прибыли нет, а во втором - он есть. Значит, бесприбыльное существование невозможно. Вот слова Маркса о времени: "Чем меньше времени требуется обществу на производство пшеницы, скота и т.д., тем больше времени оно выигрывает для другого производства... Всякая экономия в конечном счете сводится к экономии времени". Вопрос: а зачем экономить время? Ответ: чтобы в случае необходимости произвести нечто добавочное (прибавочное или же прибыль) для восполнения неожиданных потерь-убытков. Если ресурс жизненных средств не ограничен: воздух, солнце, трава, планктон, то проблем не возникает, в противном случае имеет место борьба за ресурс - так называемая борьба за существование, противостоящим моментом для которой есть... кооперация особей в этой борьбе. Результатом (или целью) этой борьбы является не убийство противника, а силовое овладение его ограниченным ресурсом для получения прибыли, или "оттеснение" от полного пользования ресурсом и, в конечном итоге, - односторонне отчуждение ресурса для себя, и любой способ его присвоения, - все признаки... воровства. Борьба за существование есть банальное воровство, а убийство противника - это крайний вариант, и только для овладения ресурсом не обязательно. Возможно, и потому, профессиональные воры презирают своих грубых собратьев по профессии, - "мокрушников". Когда лев душит зебру - это не борьба за существование, а добыча неограниченного ресурса. А когда стая гиен отгоняет льва от этой зебры - это борьба за перераспределение добычи, или уже существующего ограниченного ресурса или, по моему определению, - воровство.

Борьба за существование, подчеркну, ныне признанная большинством учёных, равно как и противостоящая в этом кооперация, в конечном итоге и проявляется всегда в той или иной форме воровства ограниченного ресурса конкурента. Но об объективном фундаменте воровства "большая наука" молчит. Энгельс писал: "Борьба за существование. Прежде всего необходимо строго ограничить ее борьбой, происходящей от перенаселения". Эта фраза ровным счётом ничего не проясняет. На грунте - перенаселение мышей, на скалах - перенаселение бакланов. По Энгельсу мыши и бакланы должны бороться друг с другом, а этого нет, ибо их жизненные ресурсы различны. Поэтому борьба за существование, - это борьба за ограниченный ресурс, а кооперация особей (направленная всегда против кого-то) - только способ реализации этой борьбы.

Ниже, в самом конце исследования я покажу, что единство ограниченного ресурса и его владельца образуют, в моём понимании, собственность. Подчёркиваю, что собственность - это не ресурс сам по себе, а только в единстве с его текущим владельцем (с его силой) или пользователем. Например, хищник или стая владеют ресурсом в виде территории, на которой охотятся и защищают её, как свой ограниченный ресурс, и совместно с этим ресурсом образуют единение, - назовём это собственностью. Древние захоронения человека вместе с его имуществом не есть захоронение только человека, но захоронение... собственности.

Человек также добывает средства к существованию, беря или отвоёвывая (воровство) ресурсы у природы, но, в отличие от животных, ещё и видоизменяет и приспосабливает их к своим потребностям, - не только берёт созданное природой, но и сам создаёт свои ресурсы. Это называется производством полезных вещей, производством средств существования, или по Марксу - это производство себе потребительных стоимостей. Такую потребительную стоимость, как жизненный ресурс, человек может: или брать непосредственно у природы, или изготавливать её для себя (или других). Рыбак делает себе лодку, плетёт сети, ловит рыбу, строит дом - всё это есть его производство им (для себя) конкретных потребительных стоимостей (или жизненных ресурсов) - это и есть конечная цель любого производства - как изготовления ресурса или потребительной стоимости, присвоение ресурса владельцем и, на этом симбиозе, - образование новой, или расширение существующей собственности.

C разделением труда (почему это объективно сделалось необходимым - показано ниже) произошло, и необходимое разделение процесса производства на две составные части, - на производство абстрактной потребительной стоимости (в виде товара) и на производство уже конкретной потребительной стоимости (в товарообмене). Я рассматриваю товарообмен (или рынок), как необходимый при товарном производстве второй момент производства, где из товарных ресурсов "изготавливается" полезный конечный продукт потребления, - это потребительная стоимость. Торговли, в моём понимании политэкономии - нет, а есть лишь противостоящая товарному производству его противоположность, его второй момент - это производство конкретного полезного продукта из универсального сырья или ресурса (это товары) с помощью той же "рабочей силы". "Моему открытию"... более 2000 лет, ибо уже в Писании отмечен факт наличия:"... большого торгового производства (27:16 Иезекииль)".

Если абстрактная (или потенциальная) потребительная стоимость производится в виде товара на капиталистическом или кустарном предприятии, то конкретная потребительная стоимость для конкретной группы потребителей "изготавливается" на рынке, в широком понимании этого термина. Само товарное производство без его противоположности - рынка, существовать не может, как и торговое производство бессмысленно без своего сырьевого ресурса - товаров. Единое рассмотрение 2-х сторон производства отвечает диалектике и позволяет найти аналогии между производством и "торговлей". Сфера производства и сфера, "торговли" (производства потребительной стоимости), противостоят диалектически друг другу, и потому имеют много общего, и их свойства можно применять одно к другому. Что такое сырьевой брак на производстве - все знают, это когда у вас есть сырьё, например, прелая шерсть, из которого нельзя произвести нужный товар, например, одеяло. А что такое брак в "торговле"? Это когда из товара нельзя "сделать"... полезный покупателю продукт. Например, вы вырастили на севере в теплице огурцы (товар с высокой себестоимостью) и везёте их на южный рынок, пытаясь там превратить их в стоимость потребительную. Северные огурцы на юге - это ваш сырьевой брак, поскольку цена огурцов на юге ниже их себестоимости для вас и реализовать их в потребительную стоимость по всем правилам торговли (с прибылью) вы не сможете. Такие огурцы - аналог гнилого сырья, из которого нельзя изготовить товар.

А теперь о терминологии: моей и Маркса. В моём понимании термин Маркса: "стоимость товара", - это его цена на рынке, поскольку включает в себя, его, товара, себестоимость и прибыль для производителя. Согласен с этим и Маркс: "цена по своему общему понятию есть прежде всего лишь стоимость в денежной форме". По Марксу в цену (стоимость) товара входит себестоимость и прибыль изготовителя, или продавца. Но потребительная стоимость товара по Марксу это лишь некое благо, а по моей теории - это не некоторое абстрактное благо, а его цена на данном рынке плюс сюда и... прибыль покупателя. Потребительная стоимость для покупателя товара всегда выше себестоимости товара для изготовителя, о которой покупатель и не подозревает. В противном случае такой товар не найдёт покупателя. Никакой покупатель не покупает "просто так". Каждый, по-своему, оценивает выгоду покупки и определяет по многим субъективным критериям прибыльность покупки для себя, но эта выгода покупателя скрыта от продавца, и он о ней не подозревает. Никакие продавцы не продают свои товары по себестоимости. Каждый их них имеет т.н. торговую прибыль. Оба: и покупатель, и продавец идут на рынок не для обмена эквивалентов по некоторой стоимости (цене), а оба хотят от обмена по некоторой цене получить каждый свою прибыль. И та цена, на которой они сходятся, а по Марксу это есть некая стоимость, обеспечивает прибыль: и покупателю, и продавцу. Это моя концепция торговли, которая прямо противоположна концепции Маркса, где шарлатанскую прибыль от торговли имеет только продавец. Менгер, отмечал, что при обмене товаров возрастает их ценность. Но ценность он определял, как субъективное понятие. Ниже я и покажу, что ценность товара и есть лишь прибыль от его потребления. Цена коровы равна цене компьютера, но почему бабушка из деревни, где нет электричества, купит корову, а студент - купит компьютер? Потому, что бабушка из коровы, и студент из компьютера прибыль извлечь смогут, а компьютер для бабушки и корова для студента - бесприбыльны. Краеугольным камнем настоящей экономической науки должна стать прибыль для всех участников экономических отношений: производителей, торговцев, покупателей и... воров (а не фантомы непонятной стоимости). Если же какое-либо действие (не обязательно в экономике) не даёт прибыли, то оно даёт убытки, и при его повторении и закономерности с неизбежностью приведёт к смерти нерадивого "деятеля". За миллионы лет эволюции вымирание произошло, и мы имеем то, что имеем: прибыльность от деятельности. И подобные идеи отнюдь не мои, а настолько всем известны, что не замечаются, как воздух, которым все дышат. Вот мнение Торренса: "Естественная цена, которая состоит из издержек производства... не может заключать в себе прибыли... прибыль ведет свое происхождение от того, что потребители дают... большее количество... капитала, чем стоит... производство". Но, если бы Торренс подумал, почему потребители дают больше, откуда они берут ещё больше, чтобы компенсировать убытки от такой "переплаты", то... получил бы совершенно другую экономику, в которой все потребители и всегда получают (от потребления) ещё больше того, что они затратили: там все имеют прибыль. А не задал себе он этого вопроса, как не задают его все экономисты, по той причине, что не понимают принципов естествознания, или закона сохранения той же энергии и материи. Если какой-то объект что-то теряет (отдаёт больше) и при этом умудряется существовать, то у него должен быть источник, восполняющий его потери, а этот источник - только его потребление, включая сюда воровство-добычу ресурсов из природы. А эти ресурсы в конечном итоге сводимы только к непрерывному притоку энергии от солнца на землю. Невосполнимые природные ресурсы (уголь, нефть-газ, руда) рано или поздно закончатся, а то, что дарит солнце - "вечно", в том смысле, что с исчезновением этого дара исчезнет жизнь на земле и бытие вообще, как естественное единство материального и духовного начал. Конец солнца и будет "концом света" в прямом и в его переносном смысле. Повторю ещё, и ещё раз. Прибыль, она всегда есть нечто: дармовое, дарёное, украденное, полученное, халявное, найденное, присвоенное, но ни как результат эквивалента труда, ибо при труде-работе имеют место только затраты (ресурсов и энергии), каковые восполняются и должны восполняться с избытком исключительно из дармовых (не трудовых) источников, из которых основным-первичным является солнечная энергия, а производным-вторичным - труд или деятельность человека-животных по её (энергии солнца) утилизации-материализации. И напрасно закоренелые атеисты иронизируют над предками, поклонявшимися солнцу. Предки были в этом плане гораздо умнее нас (христиан, уповающих на невидимого никем бога), ибо видели в солнце не только источник жизни, но и экономический источник для поддержания этой жизни, для дармового восполнения и воспроизведения неизбежных жизненных потерь. На принципах только чистого эквивалентного обмена жизнь и бытие - не возможны.

У Маркса прибыли у покупателя вообще не существует. Маркс говорил, что: "товарный капитал в отличие от простого товара... чреват прибавочной стоимостью". И по Марксу: "прибыль... есть только другое название самой прибавочной стоимости". В экономике Маркса получается, что только один его капитал и может дать прибыль, а простой товар после его приобретения и потребления прибыли не даёт. Если он не даёт прибыли, то по законам диалектики, он может давать... одни убытки. Почему покупатели-убыточные-потребители за тысячи лет не вымерли? По моей концепции прибыль даёт любой товар, прошедший вторую фазу производства (торговля) и вступивший в свою фазу потребления, - тысячелетиями проверенная на рынках и в быту истина. Поэтому, такой правильно превращённый в свою потребительную стоимость товар, даёт прибыль в деньгах после продажи продавцу, и потом покупателю в процессе потребления. В этой работе я вам докажу, что на равновесном рынке устанавливается всегда такая оптимальная цена товара, при которой прибыль покупателя от приобретения строго равна (или эквивалентна) прибыли продавца от реализации. И если рынок неравновесный, так то: имеется дефицит товара или, напротив, его перепроизводство, то нарушается лишь эквивалентность перераспределения прибыли, но прибыль, как таковую, уже в неравной пропорции всё равно имеет каждый. В этом и состоит выгода любого рынка для его контрагентов, а цена лишь регулирует пропорцию перераспределения общей прибыли. А перераспределение бывает... после воровства. Своё не перераспределяют.

Очень верная фраза из "Капитала", которая так и не нашла дальнейшего развития: "обмен есть сделка, в которой выигрывают обе стороны", - а в чём-таком состоит этот выигрыш, в "Капитале" нам не сообщили. Выигрыш вообще, - это получение чего-либо, превышающего ваши затраты на его получение. Разница между выигрышем и затратами и есть прибыль. Если в обмене выигрывают обе стороны, то они обе имеют... прибыль. Тогда как можно эту фразу соотнести с принципом обмена эквивалентов? А никак, ибо, заменив в этой фразе бытовой и даже жаргонный термин: "выигрывают" на реальный его научный синоним: "имеют прибыль", вы одним этим разрушите политэкономию Маркса и его принцип эквивалентного обмена. А так, заменив термины, можно болтать о чём угодно, авось читатель не заметит.

Глупейшее выражение Маркса, показывающее, как мало он разбирался в сути диалектики: "Ищущий рабочих капиталист прекрасно знает, что возросшие вследствие усиленного спроса цены доставят ему большую прибыль". Если капиталист ищет на рынке труда рабочих, то его интересуют цены на т.н. их рабочую силу, и до остальных цен ему пока нет дела. И эта фраза нас убеждает, что при усиленном спросе (на рабочую силу) возросшие цены (на ту же силу) доставят ему большую прибыль. Не иначе этот капиталист на ночь начитался Маркса, и так и не протрезвев от учёбы, утром пошёл на рынок труда. Прибыль (по теории Маркса) создаёт только прибавочный, неоплаченный труд рабочих, труд на "того парня". А из этого откровения мы видим, что рост цен на товары, даёт добавочную (большую) прибыль продавцам. Но по диалектике прибыль-убыток это две стороны одной медали и чья-то прибыль означает чей-то убыток. Здесь в чистом убытке покупатели. И если пусть даже не усиленный, а чуть-чуть-чуть повышенный спрос будет продолжаться достаточно долго, то хронические убытки покупателя приведут его к смерти, поскольку источника прибыли, для компенсации убытков у покупателя нет. Но при не сильно большом, но затяжном падении спроса капиталист не вымрет т.к. он не доберёт только своей полной прибыли, а от этого не умирают (кстати, а что делают с этой, упавшей им с неба, дармовой прибылью покупатели?). Рынок Маркса не симметричен и, потому, неустойчив. Устойчивость рынка обеспечивает факт взаимной прибыли контрагентов.

Источник прибыли для участников рынка - не эксплуатация непонятно кого, непонятно кем, и во имя чего, а разделение труда и разность в производительности труда по отношению к конкретному товару у его производителя и у покупателя. Если затраты на производство товара у производителя и у покупателя одинаковы, то и делать на рынке им нечего, - ибо каждый может сделать всё для себя самостоятельно с одинаковой себестоимостью. Ниже будут рассмотрены раздельно модели бартерного рынка товарообмена и рынка, при наличии в нём промежуточного агента - денег, и на анализе этих двух типов рынков будет доказана воровская сущность золота, как денег, а также паразитическая сущность их прародителя - государства. Здесь ещё раз отмечу, что по отношению к государству я применяю эпитеты: воровское и паразитическое. Никаких эмоций, типа презрения, я в это не вкладываю. Хочу лишь указать, что это отнюдь не синонимы, а антонимы, отражающие сущность государства. Авторитарные режимы, где больший удельный вес права Силы, более склонны к разбою и воровству, а современные нам плутократии, где преобладает сила Права, когда рабы- граждане платят налоги и... гордятся этим своим положением (США), эти режимы я именую паразитическими. Но их сущность в виде перманентного насилия от этого не меняется.

В дальнейшем изложении я буду сознательно повторяться, и не раз иллюстрировать эту мою позицию в разных примерах и вариантах. Это моя аксиома, моё видение экономики - наличие второй фазы торгового производства, и далее я покажу, что она несовместима с аксиомой об эквивалентном обмене товаров у Маркса и с его категорией стоимости, а моя аксиома о прибыльности любого потребления ® снимает все "проблемы" марксистской политэкономии. Моя аксиоматика рынка, моё в нём видение рыночных отношений состоит в том, что на рынке не существует обмен товаров как эквивалентов по некоторой равной для каждого контрагента меновой стоимости. Там происходит обмен эквивалентной прибылью, которая создаётся в процессе обмена и, с помощью цены, практически эквивалентно делится между контрагентами. В моей интерпретации экономики нет никаких исключений или особенностей при описании рыночных феноменов. У меня покупатель и продавец ходят на рынок лишь за прибылью. А у Маркса, да и у большинства экономистов рынок... перекошен. Прибыль и немалую имеет продавец (купец), и через продавца - производитель (капиталист), а наш несчастный покупатель ходит на рынок только: "в силу общественного обычая", дабы эквивалентно обменять: "шило на мыло". Ниже мной будет строго доказано, что общая прибавочная стоимость (прибыль) производится не от "эксплуатации" труда, а только во второй фазе производства, и возникает одновременно с потребительной стоимостью у покупателя. Возникает эта прибыль в виде потенциальной прибавочной стоимости за счёт экономии им своего времени и, именно, в торговле, а не у товаропроизводителя за счёт придуманной "эксплуатации". У купца-продавца, или у товаропроизводителя за счёт этого сэкономленного на прежней покупке времени может производиться прибавочный продукт в виде товара. Сколько рабочего ни насилуй, а не сумеешь правильно продать и - ничего не получишь. Если купленный вами товар в конечном итоге не экономит ваше время, или не компенсирует ваши убытки (например, пищевые продукты компенсируют естественную диссипацию жизненных сил), или не повышает ваш рейтинг (об этом виде потребления будет сказано ниже), то покупка оказалась бесполезной, и может вообще не потребляться.

А вот, что по поводу моей гипотезы можно обнаружить у Маркса. Маркс товарищ не глупый и заметил, что: "Прибыль капиталиста получается оттого, что он может продать нечто, чего он не оплатил". Я отсюда делаю вывод, что не продашь, к примеру, снег эскимосу, - то ничего и не получишь. Хорошо продашь, к примеру, воду в пустыне - получишь много. Если серьёзно, то не оплатил капиталист прибыль покупателя, и продаёт покупателю его прибыль в форме своего товара. Прибыль получают и от того, если продают своё любое нечто, что сэкономит время или труд другого, и забирают в форме денег часть сэкономленного этим другим времени по взаимному согласию (в процессе торговли) сторон. Читаем у Маркса далее: "Хотя избыток стоимости товара над издержками его производства возникает в непосредственном процессе производства, но реализуется он только в процессе обращения". Это типичная фраза-декларация. Первая её часть (до запятой) говорит о месте возникновения стоимости и избытка стоимости на производстве. - это гипотеза Маркса, которая может быть и истиной и ложью, а вторая часть сообщает о реальном месте, где реально реализуется (а почему не реально создаётся?) избыток над издержками (а это прибыль) - тоже всем известный факт. Если предположить, что "избыток стоимости" не реализуется, а возникает, или создаётся на рынке общим трудом и продавца и покупателя, как общая разница "полезности" товара в глазах покупателя и себестоимости его у продавца, то получится простая констатация всем известного эмпирического факта, который тысячелетия проверен практикой, и означает, что прибыль для продавца и покупателя получается в торговле, и вам ниже будет доказана справедливость этого положения. Повторю, продать с прибылью можно всё, что угодно, где угодно и кому угодно, и фаза промышленного производства для этого не обязательна. Читаем далее о прибавочной стоимости: "если товар продается выше или ниже своей стоимости, то имеет место лишь иное распределение прибавочной СТОИМОСТИ·.· изменение отношения, в котором различные лица делят [!!] между собой прибавочную стоимость". А вот здесь именно тот библейский вариант, когда левая рука не ведает, что творит правая: "пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (6:3 От Матфея)". Рассмотрим цитату Маркса подробнее.

В начале разработки трудовой теории стоимости Маркс утверждал, что всю прибавочную стоимость присваивает проклятый капиталист, он один есть эксплуататор и лишь он подлежит экспроприации. В разделе о ренте, Маркс уточнил теорию и пришёл к выводу, что на часть прибавочной стоимости капиталиста претендуют и землевладельцы, присваивая её в виде ренты. А в здесь мы с удивлением обнаруживаем, что прибавочная стоимость... делится, а, точнее, ещё раз распределяется, при продаже товаров между разными лицами. Интересно, как она может попасть для дележа на рынок, если присваивается только капиталистом, который имеет доступ только к производству, где прибыль по Марксу и возникает? Насколько мне известно, на рынке реализуются все произведённые товары, а не только прибавочный продукт. Если эта фраза верна, то мы имеем признание Маркса, что на рынке при продаже присутствуют два человека - покупатель и продавец, и это по Марксу есть именно те лица, которые делят между собой прибавочную стоимость. А, значит, прибыль на рынке имеет и покупатель, как участник этого дележа! Выше я кратко отмечал, а ниже докажу это, что в торговле не только делится, но и производится прибыль, которая именно с помощью цены и делится между продавцом и покупателем (а по Марксу это когда товар почему-то продаётся не по стоимости). Всё почти как у Маркса, за исключением одной "мелочи". У него стоимость (себестоимость + прибыль) возникает на производстве, а у меня, её вообще не существует, а есть только рыночная цена для совместного дележа совокупной прибыли. По этой фразе Маркса получается, что если цены на товар низкие, то капиталиста грабят покупатели, а это мы с вами, отнимая у него его законную прибыль. Отсюда вывод, что при низких ценах капиталиста эксплуатируют не только рабочие, но и всё общество. Вот об этом слова самого Маркса: "с понижением цены часть капитала оказывается потерянной... Эта потеря для продавца может быть, в свою очередь, выиграна покупателем". Фраза типичная и в стиле Маркса, ибо содержит его знаменитое "может быть". Почему знаменитое, - то будет ясно из дальнейшего, а сейчас скажу, что когда Маркс соприкасается с фактами, противоречащими его теории, то их он сопровождает: либо негативными эпитетами, либо сомнениями типа: возможно, вероятно, может быть и пр.. А когда причина явления ему вообще не ясна и не поясняется его теорией, то возникают бытовые словосочетания типа: с течением времени, в силу привычки, по традиции, как известно и другие. Интересно бы найти у него пример, когда при снижении цен покупатель, может быть, проигрывает, но такого примера там нет, и я его тоже не знаю. Если кто-то на рынке при обмене теряет, то другой всегда это находит.

Далее. Если цены на товар вырастут, то проклятый капиталист получает дополнительную прибавочную стоимость и от покупателей, тем самым эксплуатирует не только рабочих, но и нас с вами. Вопрос к Марксу. Если его последняя фраза правильна, то кто и кого в этом обществе эксплуатирует, и кто (и кого) должен экспроприировать? Ведь даже при малейшем неравенстве цены и стоимости покупатель может получить часть прибыли (и становится эксплуататором), а может проиграть, становясь тем же эксплуатируемым. Почему бы Марксу ни положить, что прибавочная стоимость, как разница между потребительной стоимостью товара в глазах покупателя и его, товара, себестоимостью для продавца, и производится и делится (именно фактором цены) непосредственно на рынке между его контрагентами? Это положение противоречит гипотезе Маркса и, поэтому-то, оно им только отмечено, но вообще не рассмотрено. Но от фактов не уйти. И далее у него идёт простая до наивности фраза (всё, что в квадратных скобках [...], здесь далее в цитатах вставлено мной): "прибавочная стоимость в такой же мере зависит от взаимного обмана [покупателя и продавца на рынке], как и от непосредственной эксплуатации труда [рабочих, да и всего общества]". Ну, оч . чень интересное положение Маркса. Нам предлагают научную теорию трудового происхождения прибавочной стоимости (и стоимости вообще), а в этой фразе намекают, что прибавочную стоимость можно получить и... простым обманом (читай, последующим за ним воровством) и... без всякой эксплуатации. Исследования этого взаимного обмана у Маркса нет. А если бы он занялся этой т.н. "проблемой", то прямо пришёл бы к моей "Экономике воровства". Ниже я покажу, что эквивалентный обмен и есть взаимный обман, но к обоюдной прибыли сторон. И в этом (взаимном обмане) Маркс абсолютно прав. Кстати, если обман односторонний, то кто от обмана получает прибыль, это всем ясно (обманщик). А как может возникнуть прибыль от обмана взаимного? Давайте тогда ничего не будем делать, а лишь дурить друг друга и... по этой теории (или по этой фразе) Маркса получать с этого... прибыль! Наши политики давно освоили этот метод, и дело только за простым народом. И ещё странность этой фразы. Выше я показал, что по Марксу при отклонениях-колебаниях цен прибыль получает: или покупатель или продавец, и т.н. "эксплуатации" подвергаются: или сам капиталист, или всё общество. А в этой цитате по Марксу даже взаимный обман даёт одностороннюю прибавочную стоимость, и исключительно капиталисту, тождественную только эксплуатации труда всего общества.

Отсюда мой вывод, смысл которого будет понятен из следующего раздела. Изучая только процесс производства и некоторую им придуманную "эксплуатацию" труда, Маркс коснулся только половины социальных отношений в обществе (это экономика), а вторая половина в виде обмана и воровства (читай, это политика), которая в такой же мере производит (а не "зависит", поскольку прибавочная стоимость всегда производится), прибавочную стоимость, им отброшена. И, в подтверждение этого замечания, далее у Маркса читаем, что даже на рынках: "Производство прибавочной стоимости.·· приобретает в процессе обращения... новые определения... где противостоят друг другу не капитал и труд, а с другой стороны, индивидуумы, опять-таки просто как покупатели и продавцы". Значит, покупатели и продавцы всё же производят прибавочную стоимость, и производят её на рынках, ибо им больше негде этим заниматься. И для Маркса это... открытие (новые определения). Вывод простой, и мы видим, что рынок, - это есть именно то место, где производится прибавочная стоимость. Это слова не мои, а самого Маркса, и совпадают с моей гипотезой. Но я рано обрадовался, ибо в следующем предложении узнаю (опять-таки в виде голословного заявления Маркса), что (поскольку это противоречит трудовой теории стоимости) мне это только: "кажется, будто и то [производство и эксплуатация - В.Ш.] и другое [рынок и обман] одинаково определяет прибавочную стоимость...". Здесь мне, материалисту, неясен смысл слова: "определяет". В материальном плане оно означает материальную предпосылку, т.е. производство, а в плане гносеологическом - это определение некоторого понятия. Почему бы Марксу ни применить вместо "определяет" прямое понятие "производит"? Значит, прибавочную стоимость можно производить трудом рабочих и... как-то определять? Как производят мне понятно, ибо это можно увидеть, а, как, кто и для чего нечто, да ещё и материальное определяет, и что за этими определениями, стоит, - ну... полный туман. В предыдущей цитате нас убеждали, что "эксплуатация" и обман в одинаковой мере производят прибавочную стоимость, а здесь уже говорят, что это только кажется, и её кто-то (Господь, али Лукавый?) определяет. Заменил термин, (поднял лапку у столбика - "застолбил факт") и... проблема "красиво" решена.

Лично мне не кажется, и я докажу, что Маркс и великий путаник, и страдает раздвоением личности в её фарисейском плане и: "вашим... и... нашим... (17:9 1-я Царств)". И ниже, из моего исследования, хотя я об этом нигде сейчас прямо не говорю, дабы сразу не отпугнуть ортодоксальных экономистов, читатель сможет сам прийти к выводу, что стоимости, как экономической категории, или как некоторого атрибута товара... просто не существует.

Не существует также (в её смысле, по Марксу) и его прибавочной стоимости и меновой стоимости. Энгельс согласен с Дюрингом, что: "Учение о стоимости есть пробный камень для определения достоинства экономических систем!". Я предлагаю построить экономическую систему без этого не столько пробного, сколько подводного камня, о который разбиваются корабли всех экономических школ, вообще без этого конъюнктурного понятия, заменив его простой и понятной прибылью. В современной экономике понятия прибыли все чураются, как "черт ладана", заменяя его: полезностью, благом, целесообразностью, "предельной полезностью". - кашей субъективных понятий, не имеющих ни размерности ни эталонов, и пытаются с ними проводить... математические операции (так предельная полезность равна производной от полезности по запасу). Массовая фальсификация экономической науки в виде множества её школ происходит лишь отсюда: от отказа видеть в любом потреблении воровскую прибыль. И, обратите внимание, что Энгельс без возражений принимает, как нечто само собой разумеющееся, существование многих "экономических систем". У него и мысли не возникает, почему у столь презираемого им Сэра Исаака Ньютона механика одна, а "экономик", философий, религий, да и интерпретаций истории общества так много.

Маркс и Энгельс, как философы-любители (хотя один из них был всего-то журналистом, а другой - капиталистом), естественно приняли в процессе студенческой учёбы (а это тупой процесс накопления информации в изначально пустой голове, при наличии не столько тяги к познанию, сколько неодолимой тяги к противоположному полу) наличие многих философских систем. Занявшись уже в зрелые годы (когда каждый считает, что нет такой области знаний, которую не возможно не осилить по тому же принципу студенческой зубрёжки) экономикой, и найдя там ту же привычную многополярную среду, они никак не удивились. Если бы они начали учёбу с естествознания (где надо самим думать, а не слушать болтовню мыслителей), и перешли после этого к изучению экономики, то это противоречие в обилии экономических школ, и разночтения по многим проблемам, обратило бы на себя их внимание. А, поскольку они начали "учёбу" с "противоположной" стороны, то их наука и получилась... "философской". Представьте, что в механике Сэр И.Ньютон нам заявил бы нечто подобное: о наличии многих систем механики, или о некотором для всех систем пробном камне, - типа массы. В оптике корпускулярная и волновая теории света породили жизнеспособную науку, квантовую теорию, а в экономике и в философии вековые существования многих бесплодных школ и систем принимается, всеми "учёными" (?), как нечто вполне естественное. Не потому ли, грамотные в математике люди, так сторонятся экономики? Привыкшие к строгим доказательствам, они не терпят, когда их держат за тупых болванов. Гипотеза прибыльности потребления была известна и Марксу, но он её вообще тихо игнорировал. Ну, не вписывалась она в его школу.

Ещё непонятная с т.з. теории Маркса его же фраза: "Потребительная стоимость товара в руках потребителя больше, чем в руках производителя, потому что только здесь она вообще реализуется". Неясность её в том, что, как будет показано ниже, потребительная стоимость у Маркса - это просто благо, единицы измерения у благ не существует, потому и употребление терминов больше-меньше в её отношении неверно. И сравните части фразы, разделённые словами: "потому что". Логика её построения аналогична логике фразы: "В огороде бузина, потому что в Киеве родственник". Ведь не всякая реализация чего-либо есть благо.

Ещё почти верная фраза Маркса: "доставка продукта на рынок придает продукту новую потребительную стоимость". Почему почти? Просто потому, что нам не говорят куда же девается его старая потребительная стоимость, и в чём (качественно или количественно?) новая потребительная стоимость (новое благо) отличается от старого. Больше или меньше?

Ещё почти верная фраза Маркса, которую он изрёк, так и не поняв её сути: "торговля: как и всякая деятельность - непосредственный источник дохода для торгующего". Фраза станет верной если последнее её слово: "торгующего", заменить на слово: "деятеля", ибо любая деятельность должна давать доход-прибыль деятелю, в противном случае "деятель" вымрет.

Ещё: "Все, что у тебя есть, ты должен пускать в продажу т.е. извлекать из этого пользу". И эта фраза противоречит доктрине Маркса. Какую пользу может принести обмен эквивалентов по стоимости? Какую пользу даёт обмен шила-на-мыло? В каких единицах измерять пользу?

А вот ключевая ошибочная аксиома в теории Маркса: "целью капитала является стоимость, а целью покупателя - потребление (будет ли оно... производительным, нас совершенно не касается...)". Ошибка в том, что у Маркса есть... непроизводительное потребление. Откуда следствие: "купля товаров для потребления... не имеет отношения к производительному потреблению... Как бы ни были они полезны". У Маркса производительное потребление - это такое потребление, которое в конечном итоге приносит прибыль. А что такое полезность? Я считаю, что полезно всё, что в потреблении приносит прибыль. Маркс определения полезного или вредного не даёт, что и позволяет ему плодить подобные противоречивые тавтологии. И ещё просчёт в аксиоматике: "во всем изложении, мы совершенно не принимаем в расчет потребительную стоимость". А в другом месте находим противоположное: "потребительная стоимость... оказывает решающее воздействие на экономическую категорию... потребительная стоимость того товара, который функционирует в качестве денег, сама определяется посредством экономической функции... потребительная стоимость [рабочей силы - В.Ш.] сама заключается в труде... основной капитал...зависит главным образом от потребительной стоимости... долговечности машины... все развитие производительных сил касается потребительной стоимости, но не меновой стоимости". Не Маркс, а двуликий Янус.

Ещё ошибка: "проблема состоит в том, чтобы установить, откуда берутся покупатели, способные уплатить такого рода цены за вещи, не имеющие стоимости... такого рода цены... распространяются на бесконечно малое с политико-экономической точки зрения количество вещей". Итак, имеются вещи, имеющие цену, но не имеющие (трудовой) стоимости. Наличие их противоречит трудовой теории стоимости Маркса. Выход он "находит" простейший: безо всяких примеров объявляет эти вещи... бесконечно малыми. А для критиканов его аксиом у него есть цитата: "Цены, отличные от стоимостей... в нашем изложении не рассматривались". Увы, в настоящей науке, такие бесконечно малые отклонения от общих законов в проявлении свойств объекта позволяют учёным делать открытия (Плутон-Нептун были открыты на основе анализа отклонений орбиты Урана). Наши Великие экономисты мелочи... не рассматривают.

Цитаты из 1-го тома "Капитала": "Покупателю товара принадлежит потребление товара"; "Процесс труда, как процесс потребления рабочей силы капиталистом". C приобретённым трудом: "Капиталист как покупатель... сделал то, что делает всякий другой покупатель товаров. Он потребил их потребительную стоимость". Ещё цитата по факту потребления: "Потребительная стоимость потребляется целесообразно". И далее, этот капиталист'. "Как и всякий другой покупатель... старается выручить возможно большую пользу из потребительной стоимости своего товара". Польза капиталиста по Марксу есть прибыль! Значит, и всякий покупатель имеет... прибыль от потребления приобретённого товара. В чём-таком состоит целесообразность любого потребления? Да исключительно в его прибыльности, ибо если нечто приносит, или принесёт нам убытки, то все и всегда говорят о его нецелесообразности.

Маркс в начале разработки своей теории столкнулся с некоторым "парадоксом" и даже в своей аксиоматике: "Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек". Налицо факт. Решение этого противоречия он лично полагает в том, что стоимость определяется не конкретным, а им придуманным общественно необходимым, или средним рабочим временем: "Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда". Как неграмотные крестьяне оценивают средние значения у товаров, о производстве которых они не знают, и как быть со стоимостью редких, заморских, или же уникальных товаров, когда не ясно кто их производит: или ленивый или работящий, - нам сообщить забыли. Короче, нам говорят, что стоимость вещи определяют середняки. Пусть будет так. Но это положение явно противоречит другому: "стоимость вещи определяется не тем временем, в течение которого она была произведена, а минимумом времени, в течение которого она может быть произведена". И дело здесь даже не в противоречии с предыдущим высказыванием, а в том, что минимум времени производства не реальный, а тот, который где-то вообще... может быть. Стоимость у вещи есть (по ней на рынках Маркса продают, покупают и меняют товары), а кто же рассчитывает минимум, да не реальный из множества, а который только может быть... И есть у Маркса нечто из ряда вон выходящее, что у товаров: "их рыночная цена определяется издержками производства наиболее дорогих продуктов". А дорого-то производят... ленивые.

Ещё неясность: "Капиталист принуждает рабочего довести его труд нормальной степени интенсивности до возможно более высокой степени". Нормальная интенсивность это средняя интенсивность, и, потому, возможны отклонения интенсивности в обе стороны. Если верна последняя цитата, то получается, что реальная капиталистическая средняя интенсивность всегда... выше «нормальной средней», а такое возможно только в "арифметике Маркса".

Я, ленивый, изобрёл за год уникальный в мире велосипед и вынес его на рынок. Мой сосед изготовил такой же велосипед за неделю. На "мировом" рынке - два велосипеда. Вопрос к Марксу: как определить их стоимость-цену? Если велосипеды на рынке никому не нужны, то и ленивый и работящий получат дырку от бублика. А если мы внушим с помощью рекламы наивным покупателям, что без наших творений прервётся их жизнь, то мы оба и ленивый, и работящий продадим велосипеды по заоблачной цене, и наша жизнь от продажи точно не прервётся. Но если в цитате несуществующую стоимость Маркса заменить понятной нам себестоимостью, то парадокс снимается и крестьянам, или обществу ничего считать- усреднять не надо. На рынке - масса товаров с разной себестоимостью, а не со стоимостью. Народ стремиться купить дешевле. И не ленивые производители, у которых себестоимость ниже, могут чуть-чуть снизить цену без существенного снижения прибыли и полностью распродать свои товары. А до ленивых производителей очередь может не дойти, и ленивые производители "вымрут" на рынке, поскольку рыночная цена окажется ниже их "ленивой" себестоимости, или уйдут на другой рынок, или уедут за границу. Если товаров не хватает (пример с велосипедами), то и работящие и ленивые их всегда распродадут и по такой цене, что потом до конца жизни могут не работать вообще. Всё просто и понятно, на рынке жизни выживают самые приспособленные к этому рынку (а не средние), а на товарном рынке - тоже, и выживают те, приспособленные, у которых себестоимость ниже, но, как я показал на примере с велосипедом, и то не всегда. И заниматься статистическими усреднениями и математическими расчётами в рыночной толчее (для выживания) никому не надо. Если бы в мире выживали средние, то это был бы совершенно не тот мир, который мы наблюдаем.

Своё конкретное значение эти величины (себестоимость и потребительная стоимость) обретают у конкретного производителя, и на конкретном рынке у конкретного покупателя. Разность величин потребительной стоимости и себестоимости и определяет совокупную прибыль для общества от производства и реализации товара. Если товар не реализуется, то прибыли обществу от него не будет. Цена же на рынке, (та, что от лукавого) болтается между этими крайностями и регулирует процесс перераспределения (или делёжки) этой совокупной прибавочной стоимости (прибыли) меж продавцом и покупателем: в зависимости от спроса, от предложения и от их способностей торговаться. Вот слова Маркса: "покупатель и продавец... Они торгуются о стоимости товара пока не договорятся". Увы, это неверно. Что такое стоимость - того не знает никто, а торгуются всегда о цене. А вот замечательные слова Фелпса на эту тему: "Ценность вещи [потребительная стоимость] определяется не тем, сколько вы готовы за нее заплатить [цена], и не тем, во сколько она обошлась производителю [себестоимость], а тем, сколько за нее дадут на аукционе [та же потребительная стоимость]". Всё, что в квадратных скобках, здесь и далее при цитировании, вставлено мной. И ничего не надо: ни убавлять, ни прибавлять, ни комментировать. Если цена близка к себестоимости, например, при распродаже, то, фактически, всю совокупную прибавочную стоимость (прибыль от продажи) получает покупатель. Если цена близка к потребительной стоимости или к оценке полезности вещи со стороны покупателя (аукцион) то практически вся совокупная прибавочная стоимость (прибыль) от продажи идёт продавцу, владельцу или капиталисту. При обычной торговле общая произведенная прибавочная стоимость делится между ними именно уровнем цены и делится, практически, поровну. Вот почти правильное замечание Николаса Барбона: "Стоимость всех вещей порождается их полезностью: вещи не обладающие полезностью не имеют стоимости". Замените здесь фантом стоимости на потребительную стоимость, непонятную полезность на прибыльность, прочите ещё раз и вы получите в одном предложении "мою" концепцию экономических отношений в обществе. Увы, можно произносить абсолютно верные фразы, полностью не понимая их содержания.

В этом плане я полностью согласен с Дюрингом, который давно и правильно заметил: "Образование цены путём индивидуальной конкуренции [читай, торговли] тоже надлежит рассматривать как форму экономического распределения и взаимного обложения данью". По определению обложение данью - это односторонне изъятие чего-либо, т.е. воровство. Здесь под взаимной данью и следует понимать взаимную выгоду, или же создание для двоих прибавочной стоимости в процессе торговли. Дань, подчеркну, есть чисто односторонне воровство или односторонняя выгода. Взаимная дань по Дюрингу и есть торговля, и это есть взаимное обворовывание. И это не мои слова, а слова г-на. Дюринга из Х1Х-го века.

Здесь будет доказано, что эквивалентного обмена нет, а есть обмен взаимовыгодный (обмен "эквивалентной" прибылью) и, потому, уже не эквивалентный, а воровской. Моя позиция полностью совпадает с позицией Дюринга, нового я не открыл, а правильно прочёл и понял известные факты (читать и понять прочитанное, - разные вещи). Далее, повторюсь, я покажу, что взаимная дань на рынке - есть взаимное воровство, как любая прибыль и дань, есть воровство, и Дюринг прав. В торговле-обмене каждый обворовывает контрагента, и, потому-то, каждый имеет свой, чисто биологический, интерес. Мы, если ходим на рынок, то не для обмена эквивалентов, а с целью сделать выгодную покупку, или выгодную продажу, а, если точнее, - то для того, чтобы обмануть контрагента, а если ещё более точно, то чтобы обокрасть его. Вот золотые слова этой правды, сказанные Анахарсисом: "Рынок - это место, нарочно назначенное для того, чтобы обманывать и обкрадывать друг друга"! Увы, любая прибыль возникает только из воровства, и суть её и состоит в том, что наши затраты всегда много ниже нами полученного. Разница между полученным и затраченным (повторю) - это и есть прибыль, на которой стоят и жизнь и экономика, и разница эта всегда положительна.

Эквивалентный (взаимовыгодный) обмен и означает, что обе стороны получили на рынке от сделки, или обменялись одинаковой, эквивалентной прибылью, но не эквивалентной стоимостью. К этому вопросу я вернусь, и ещё не один раз, но здесь я хочу подчеркнуть, что не только капиталист (продавец), но и покупатель (мы с вами), производят потребительную стоимость и сами (с помощью цен) делят на рынке (потенциальную) прибавочную стоимость. Отсюда ещё важное следствие. Понятие стоимости в экономике лишнее и используется Марксом, чтобы отделить производство-эксплуатацию от торговли-спекуляции и приравнять придуманную им стоимость товара, через меновую стоимость обмена эквивалентов к цене на рынке. В "Нищете философии" Маркс отмечал: "Экономические категории представляют собой лишь теоретические выражения, абстракции общественных отношений производства". Но если бы Маркс ввёл в свою экономику "экономическую категорию" воровства и лжи, то понял бы, что бывают и ложные экономические категории, типа его "стоимости", которым в отношениях производства не соответствует реалий, и даже в виде теоретической абстракции. Вот ещё слова Маркса: "посредством товаров, потребляемых производительно, создается прибавочная стоимость". Я считаю, что, во-первых, товары производятся для продажи и не потребляются, не могут потребляться (вспомните залежи неходовых и обычных товаров на складах, которые не потребляются годами) и, во-вторых, потребляется потребительная стоимость (на то она и потребительная), или это т.н. предметы потребления с одной целью, - получить для себя "зыск" от этого. В силу этого - любое потребление производительно, (потому, что даёт прибыль). Иначе потребление вообще теряет смысл. В убыток себе потребляют "особые" участники рынка, открытые гением Маркса (золотодобытчики), о них будет сказано ниже. Как они, неся убытки, ухитряются выживать? Это проблемы биологии, но не политэкономии Маркса в "Капитале" для доверчивых... А вот чем заняты люди на рынках Маркса: "происходит борьба, в которой каждая сторона стремится нанести ущерб другой". Представьте, что жизнь только и состоит в том, чтобы взаимно наносить ущерб. Ущерб это убыток, синоним потерь. Откуда тогда люди берут прибыль для компенсации убытков от такой (убыточной) деятельности так и осталось неразгаданной тайной политэкономии. И как, при обмене-то по Марксу эквивалентов, может систематически возникать ущерб-убыток, а не прибыль-достаток - тоже неясно. И зачем нужны рыночные отношения, приводящие к ущербу и убыткам? Не проще ли сидеть дома, ничего не делать - тогда и убытков не будет.

В этой работе, если я буду упоминать стоимость, меновую стоимость, эквиваленты, то как синонимы цен. Я их использую при цитировании первоисточников. Это краткое содержание моего видения экономики, которое подробно и доказательно приведу ниже, и дал я его пока бездоказательно для ориентировки читателя. Если вы с этим не согласны и ваш фильтр- традиций заблокировал проникновение моей (для меня очевидной) идеи в ваше сознание, то чтение отложите, ибо доказательно я вас (верующего) переубедить ничем не смогу. Истинно верующий во что-то, или в отсутствие чего-то, в доказательствах вообще не нуждается. Если кое-что из сказанного вас заинтересовало, но возникли некоторые сомнения в моей правоте, то ниже вы найдёте необходимые и (по моему мнению) достаточные аргументы для подтверждения моей правоты, в виде многих примеров реализаций математических моделей разных типов для рынков реальной экономики. И я гарантирую для вас "смену веры".

Если вы вообще никогда не учили традиционной экономики, а учили естествознание и математику, и полностью согласны с моими аксиомами этого раздела, то обратитесь прямо к 1У-й части. Там найдёте "математику" моей модели воровской экономики, которая станет для вас откровением, и вы согласитесь, что иногда истинно говорит Писание: "Откровение слов Твоих просвещает, вразумляет простых (119:130 Псалтирь)", или, несколько более субъективно: "Откровения Твои несомненно верны (93:5 Псалтирь)". Но, да простит меня Господь, если таковой где-то существует на том-этом свете, я очень сомневаюсь в истинности "Святаго Писания", когда нахожу там крамольную для науки фразу: "Правда откровений твоих вечна: вразуми меня и буду жить (119:144 Псалтирь)", - ибо нет, и никогда не будет ни вечной правды и ни вечной лжи: всё имеет и начало и свой конец. Да и если жить с чужими вразумлениями, то это только условно можно именовать жизнью человека. Это не жизнь, но существование духовного (уже вразумлённого, и начинённого чужим разумом) раба. Потому я ещё раз повторю стих из "Святаго Писания": "И когда окончишь чтение сей книги, привяжи к ней камень и брось ее в средину Евфрата (51:63 Иеремия)", сокрытый смысл которой в том и состоит, что, опираясь на чужие знания, по настоящему жить можно... только своим умом, своим опытом и... своими ошибками. А любым чужим надо пользоваться и вовремя от него избавляться, когда оно перестаёт приносить прибыль, и быть... потребительной стоимостью.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Политэкономия, как воровство прибыли:

  1. ЧАСТЬ II- ЭКОНОМИКА ВОРОВСТВА (Анти - "Капитал")
  2. Что же такое, эта политическая экономия?
  3. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  4. Политэкономия, как воровство прибыли
  5. 2. Теневая аксиоматика (или эклектика понятий)
  6. Спекулятивная терминология "Капитала"
  7. Сущность экономического воровства
  8. Гегельянство" и распределение
  9. Диалектика обмена и воровства
  10. Покупатель и продавец, как производители
  11. "Принцип Маха", или пятый элемент рынка
  12. Расчёт средней нормы прибыли
  13. Цена истины у A C Пушкина
  14. Проблемы капитала в "Капитале" Маркса
  15. Выводы об экономике Маркса и воровстве
  16. Научная несостоятельность "Капитала"