<<
>>

Модель расчёта земельной ренты

присоединяющие поле к полю, так что [другим] не остается места

(5:8 Исаия)

еще... и не было человека для возделывания земли

(2:5 Бытие)

взял землю мою... итак возврати мне ее с...

(11:13 Судьи)

отдал землю сию вам, ибо вы... жители

(2:8 Иисус Навин) как земля производит растения

(61:11 Исаия) И произвела земля зелень (1:12 Бытие)

Земельная рента, и сам факт её существования противоречит трудовой теории стоимости Маркса. По Марксу стоимость создаётся только трудом. Рабочий для того, чтобы заработать дневную "пайку" для семьи, пашет по 16 часов в сутки, а рыбак за один удачный улов может обеспечить семью месячным содержанием. Затраты труда и результаты явно не сравнимы. А причина этого в том, что к труду рыбака добавлены "производительные силы" природы, и она тоже нечто производит, но производит естественно, без видимых затрат, без эксплуатации труда и вообще без применения труда. Стоимость (рыба) налицо, а трудозатрат, практически, нет. Поэтому, собственник природных богатств (в частности, земли) имеет "от природы" то, чего не имеют другие, живущие собственным трудом, и имеет несравненно больше при тех же затратах труда (рабочего времени). Этот излишек (или прибыль) и есть земельная рента.

А вот что есть по земельной ренте у Маркса. Он понимает ренту, как некоторую денежную сумму, которую: "В определенные сроки... этот капиталист-фермер уплачивает земельному собственнику". Всё ясно, за исключением одного "Но!". В 3-м томе "Капитала" под рентой Маркс подразумевает только дифференциальную ренту, это та рента, в основе которой лежит различие плодородия почв. О других видах ренты (если таковые и существуют) у него ничего нет. И, тем не менее, он язвит в отношении Рикардо, который: "предполагает, что вообще не существует какой-либо иной ренты, кроме дифференциальной", а сам наступает на те же грабли в том же месте, и прямо заявляет, что: "эта рента всегда является дифференциальной рентой".

Ключевое положение Маркса о дифференциальной ренте, основанной на различии в плодородии почв состоит в том, что худшие земли дают лишь среднюю норму прибыли, а плодородные ещё и "добавочную" прибыль, которая и есть по его определению - рента, как некоторый переход этой добавочной прибыли: "...из рук фермера в руки землевладельца".

Здесь уместно сделать отступление по поводу отнюдь не революции, но "эволюции" всей экономической теории Маркса в процессе написания им "Капитала". Напомню, что по Марксу стоимость товара определяется затраченным на его изготовление трудом, а прибавочная стоимость (прибыль) определяется прибавочным трудом рабочих, который присваивает себе капиталист (т.н. эксплуатацией). В среднем же любые товары на рыке реализуются по их стоимости. Обнаружив факт постоянства средней нормы прибыли на весь капитал, вне зависимости от его структуры, Маркс приходит к выводу, что норма прибыли есть данная (не иначе Богом) величина, и потому уже не труд формирует стоимость товара, а сам капитал определяет среднюю цену производства (эквивалент стоимости) для данного типа товара. Поэтому все товары на рыке в среднем реализуются уже не по их стоимости, а по их иенам производства. Но, занявшись проблемами ренты, и обнаружив там ещё некоторую "добавочную" прибыль наш горе-теоретик произносит ключевую, но самоубийственную для теории фразу. Цитирую: "рыночная стоимость всегда превышает общую цену производства массы продуктов". Следовательно, товары на рынке реализуются по ценам выше их иены производства, выше их средней стоимости. Угадайте, как среднее может быть выше того же среднего. Имеем три этапа "развития" политэкономии и три различных итоговых результата.

Маркс правильно отмечает, что на ренту влияет и плодородие почвы, и положение участка: "плодородие и положение могут действовать в противоположном направлении. Земельный участок может быть хорошо расположен и мало плодороден, и наоборот".

Что означает словосочетание "хорошо расположен" Марксом не уточняется по простой причине, - здесь играют роль транспортные издержки, по отношению к которым у Маркса нет определённой позиции, ибо это у него иногда затраты, а иногда даже особая сфера приложения капитала. На основании факторов плодородия и положения земель он делает вывод: "оно объясняет нам, почему при распашке земли... переход может совершаться точно так же от лучшей земли к худшей, как и наоборот". Кто и по каким причинам совершает некий переход нигде Марксом не поясняется. Как получается рента при отсутствии пресловутого перехода тоже не ясно (например, при стационарном ведении сельскохозяйственного производства, из года в год распахиваются одни и те же земли. Переходов от лучших земель к худшим нет, а рента есть. Объяснить факт ренты он не мог, и незаметно перевёл стрелки на изменения ренты при переходах). А далее Маркс говорит: "сначала мы оставим этот пункт, положение земельного участка, в стороне и рассмотрим лишь естественное плодородие". Следовательно, его переход в данном предположении возможен только в каком-то одном направлении. Но далее он всё равно рассматривает два варианта возможных переходов и без указания их причин. Для иллюстрации им приводятся горы надуманных табличек с некими данными об отношении цены, ренты и нормы прибыли. И вот итоги такого "анализа": "с увеличением цены рента стала бы повышаться, а норма прибыли уменьшаться", или: "норма прибыли... осталась бы прежняя... относительная цена [хлеба], по сравнению с другими товарами повысилась бы... Цена же хлеба... осталась бы неизменной". Как может цена, повышаясь быть неизменной - не для моего ума. Да и цена, она всегда абсолютна и не может быть относительной. И вывод: "Развитие и рост дифференциальной ренты одинаковы, как при неизменяющихся. так и при повышающихся ценах и как при непрерывном прогрессе от худших земель к лучшим, так и при непрерывном регрессе от лучших к худшим землям".
Зачем городить огород о переходах и изменении цен, и их "влиянии" на ренту, когда вне зависимости от состояния причин рента одинаково растёт и даже развивается? Вот не менее глубокомысленное заявление бабушки о внуке: "Развитие и рост внука одинаковы, как при неизменяющихся. так и при повышающихся доходах родителей и как при непрерывном прогрессе от худших друзей к лучшим, так и при непрерывном регрессе от лучших к худшим друзьям...". Не будет ли проще всю т.н. "теорию" земельной ренты от Маркса заменить приведенной мною цитатой из его же "Капитала". Вот она, реальная, в её истине и красе: "часть земельной ренты... получается просто от грабежа". И ещё: "Землевладелец... Он грабит, когда сдаёт свою землю в аренду". А в заключение абзаца дам фразу Маркса, которая характеризует его самого и его теорию: "Это... апология экономики... плутовства с огромной самонадеянной претензией на абсолютную «научность»".

Идём далее. По Марксу всё им приведенное это: "результат различной производительности одинаковых затрат капитала на равных земельных площадях различного плодородия". И здесь всё понятно. Одинаковые капиталы на равных площадях различного плодородия дают разную производительность (не ясно: труда, продукта, а, быть может, и в прибыли), которая реализуется как рента. Хотя, если подходить строго к терминам, то производительность и плодородие синонимы. Это знал Маркс, говоря, что есть: "естественная производительность земледельческого труда (куда в данной связи относится труд простого собирания, охоты, рыболовства, скотоводства)", которая-то и: "является базисом всякого прибавочного труда". Если к земле вообще не прикладывать труда, то, по этому положению, она превратится в пустыню. А стоит начать охоту или собирание (приложить труд), как всё естественно появится само собой, именно благодаря труду. Здесь Маркс незаметно термин плодородия земли заменил синонимом в духе своей трудовой теории: "производительность земледельческого труда".

И далее он начинает очередные "построения на песке". В 40-й главе 3-го тома он вводит 2-ю форму дифференциальной ренты, где: "капиталы различной производительности затрачиваются один после другого на одном и том же участке земли". Имеем очередной новый термин: производительность капитала. Расшифровки его у Маркса нет, и это даёт ему возможность двоякого его толкования по контексту. C одной стороны он имеет ввиду простой рост капиталовложений: "концентрацию капитала на одной и той же земельной площади", а с другой он говорит, что имеет место: "уменьшающаяся производительность последовательных затрат капитала". В результате кропотливого анализа он, сам того не замечая, приходит к очередному математическому парадоксу (повторюсь), что: "при неизменяющейся цене производства... может повыситься средняя рента на акр... Но среднее - это лишь абстракция. Действительный уровень ренты, в расчете на акр... здесь остается прежний". Как такое может быть, когда нечто среднее растёт, а его составляющие - неизменны? И ещё противоречие. Повторю, Маркс знает об: "уменьшающейся производительности последовательных затрат капитала". Как тогда понять его фразу, что открытый им закон справедлив, да, но при этом: "Необходимо лишь, чтобы производство на всех этих землях увеличивалось в том же отношении, в каком увеличивается капитал". Это вообще нонсенс, ибо миллион, вложенный в гектар, всегда даст больше миллиона, вложенного в квадратный метр. А на другой странице читаем, что: "дополнительный капитал... дает добавочную прибыль, но в уменьшающейся пропорции по сравнению со степенью увеличения капитала". И вот окончательно: "Но закон таков: рента на землях всех этих родов абсолютно возрастает, хотя и не пропорционально дополнительно вложенному капиталу". Здесь под всеми родами земли понимаются все земли любого естественного плодородия. И на этой же странице читаем нечто противоположное закону: "дополнительные затраты капитала на лучших землях...
при этом предположении ренты, получаемые с акра, повышаются, и притом в большей пропорции, чем дополнительный капитал, на какую бы категорию земли он ни был затрачен". Два закона для непонятно какой ренты. Выбирайте любой, по своему вкусу, или по вашей... потребности.

Первое предложение из 42-й главы. Читаем: "Цена производства может понизиться, если дополнительные затраты капитала происходят при неизменяющейся, убывающей или повышающейся норме производительности". Что такое эта норма производительности, и производительности чего именно - не уточняется. Нормально-грамотный читатель сделал бы вывод, что цена производства понизится при дополнительных затратах капитала и норма непонятной производительности здесь не при чём. Но Маркс видит глубже и дальше. Опять откровение: "производительность капитала на каждой категории земли возрастает

пропорционально его величине". А далее имеем уже открытие: "При понижающейся норме производительности дополнительных капиталов... хлебная и денежная ренты могут при этом возрасти, уменьшится или остаться без изменения". Очередные три варианта закона на вкус читателя. Я бы из этого откровения сделал вывод, что производительность дополнительных капиталов на ренту никак не влияет, а определяется иными факторами. Но истина открыта только Марксу. Поэтому примем как аксиому его откровение: "Нет земли, которая приносила бы какой-нибудь продукт без затраты капитала", и будем же считать нашего Всевышнего, сотворившего землю, солнце и воду первым капиталистом: "И сказал Бог: да произведёт земля... скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. (1:24 Бытие)".

Глава 45-я 3-го тома "Капитала" посвящена абсолютной земельной ренте. Идея Маркса, при выводе им условий существования дифференциальной ренты, повторюсь, состоит в том, что наихудшая по плодородию земля, вовлечённая в производство, сама ренты не даёт, но даёт фермеру среднюю норму прибыли: "наихудшая земля не уплачивает земельной ренты". И здесь Марксом делается правильный вывод: "Подобное предположение означает абстрагирование от земельной собственности, уничтожение земельной собственности". Действительно, зачем владеть плохой землёй, если от неё нет прибыли, поскольку её приходится сдавать в аренду без ренты? Но, как факт, земли, сдаваемые в аренду, приносят прибыль их владельцам. И здесь Марксом верно подмечено, что рента и арендная плата - далеко не одно и то же. Иногда фермер должен уплачивать: "арендную плату составляющую вычет из нормальной ли заработной платы его рабочих или из его собственной нормальной средней прибыли", потому: "во всех этих случаях отнюдь не уплачивается действительная рента, хотя уплачивается арендная плата". Отсюда и: "...характерный факт, что во всех цивилизованных странах сравнительно значительная часть земли всегда остается без возделывания". Для существования ренты нормальной, по Марксу: "рыночная цена [Р] должна подняться выше цены производства, [на величину минимальной ренты: г] до P + г". И далее Марксом ставится вопрос, который должен был бы возникнуть вообще изначально, при рассмотрении основ политэкономии: "входит ли рента, уплачиваемая наихудшей землей, в цену ее продукта... как налог в цену товара, обложенного им". Здесь, в самом конце 3-го тома "Капитала" читатель обнаружил, что в цены товаров, кроме цен труда, сырья и материалов, прибыли для ненасытных капиталистов, банковского процента за кредит и земельной ренты, входит и... некоторый налог, о котором ранее ему ничего не говорилось. И вот как Маркс выкручивается из этого щекотливого положения. Как догадался грамотный читатель, делается это путём передёргивания терминологии. Повторюсь ещё раз. Капиталисты производят один товар, например, ткани с разными индивидуальными затратами, с разной стоимостью. На рынке на этот товар цена одна для всех. Эту цену Маркс именует или регулирующей рыночной ценой или иеной производства. На рынке все товары идут не по стоимости, а по одной цене производства, обеспечивая среднюю прибыль рынку, но у каждого агента рынка прибыль будет различной. Те, у кого стоимость товара выше, получат меньше, а те, у кого стоимость производства ниже, получат прибыли больше. Пока понятно. Вот соответствующая цитата: "цена производства известного товара отнюдь не тождественна с его стоимостью, хотя цены производства товаров, рассматриваемые в целом, регулируются только их совокупной стоимостью". У каждого товара есть своя стоимость, но для товаров данного вида - одна рыночная цена, - их цена производства. И ещё одна цитата в подтверждение сказанного: "промышленные продукты продаются... по их цене производства". А далее Маркс передёргиванием понятий стоимости и цены производства доказывает недоказуемое, когда под стоимостью он уже понимает цену товара на рынке, а под ценой производства некую... индивидуальную цену производства. Напомню ещё раз, что цена производства - это суть среднее значение индивидуальных стоимостей товара у товаропроизводителей, она одна для всей совокупности товаров, и говорить об "индивидуальной цене производства" у товара бессодержательно, поскольку понятие среднего не применимо к единичному её элементу. Когда вы определяете средний рост группы людей, и именуете параметр среднего роста, например, "группоростом", то говорить о величине "группороста" для одного человека бессодержательно, ибо "группорост", - это есть параметр совокупный, а не индивидуальный.

И вот, что за этим последовало: "Возможно, что земледельческие продукты продаются выше их цены производства и ниже их стоимости". Увы, это не возможно по определению цены производства, как средней стоимости, ибо получается, что, продавая по цене выше средней, вы одновременно продаёте по цене ниже каждого элемента этого среднего. Но если поменять смысл понятий, и под стоимостью уже понимать рыночную цену, а под ценой производства стоимость товара у производителя, то всё нормально, продукты продаются, как и положено: выше их индивидуальной стоимости (цена производства), но, возможно и ниже рыночной цены (это уже стоимость). Такое бывает и тоже даёт прибыль, хотя и меньшую. А через пару страниц находим противоположное, что реально-то имеет место: "факт излишка стоимости земледельческих продуктов над их ценой производства". Стыковать эти положения на трезвую голову мне не удалось. И далее у него находим, что абсолютная рента: "равна избытку стоимости над ценой производства". Если здесь под стоимостью иметь в виду рыночную цену, а под ценой производства - стоимость, в которую и заложена по Марксу средняя прибыль, то всё нормально. Реализовав продукцию по рыночной цене и взяв себе среднюю норму прибыли, которая входит в стоимость, фермер остатки отдаёт арендатору, как ренту. А если предложенные термины понимать в их буквальном смысле, то получается полнейший абсурд. Чем выше стоимость (затраты + средняя прибыль) вашей продукции, точнее, чем выше затраты фермера, чем больше труда наёмных рабочих он использует, тем большую ренту он сможет платить за вычетом рыночной цены, которая по определению и есть цена производства. И этот абсурд Маркс подтверждает очередным "перлом" диалектики: "капитал, применяя относительно больше живого труда, производит... больше прибавочной стоимости, а потому больше прибыли... Поэтому стоимость его продукта будет выше цены его производства". Здесь уместно ещё и ещё раз напомнить, что понятие иены производства Маркс ввёл именно для спасения своей теории трудового происхождения стоимости. По этой теории, капитал т.н. низкого строения, в котором преобладает доля живого (читай, ручного) труда производит больше стоимости, прибавочной стоимости и прибыли, чем тот же капитал высокого строения, где минимум ручного труда. Тем не менее, товары, производимые ими, идут на рынке по одной цене, и эту рыночную цену Маркс назвал ценой производства, той ценой, которая и обеспечивает равную прибыль на равные капиталы вне зависимости от доли в них ручного труда (переменного капитала). Это и было его очередным "Великим Открытием". А, столкнувшись с проблемой наличия земельной ренты, он опять вернулся на исходные позиции и, передёрнув понятия и термины, всё "пояснил" наивным читателям. В сельском хозяйстве строение капитала низкое, большая доля ручного труда, стоимость товаров высокая, откуда и... возникает рента: "только при этом предположении стоимость земледельческих продуктов может быть выше их цены производства". В каком смысле здесь надо понимать стоимость и цену производства предоставлю разобраться читателю. А если предположение неверно, то, что тогда? Чем тогда пояснить факт наличия абсолютной ренты? Но... опять голые предположения: "Но так как, согласно предположению, стоимость товаров, произведенных земледельческим капиталом, выше их иены производства, то...". И всё доказательство основано на предположении, противоречащем аксиомам его экономической теории. Вот ещё перл гения: "излишек стоимости земледельческих продуктов над их ценой производства [но это и есть рента! - В.Ш.] может стать моментом, определяющим их общую рыночную цену". Как может разность (излишек') величин (стоимости и цены производства) определить уровень значений этих величин, как уменьшаемого и вычитаемого? А ведь если заранее положить общее равенство для этих величин (общая рыночная цена для обоих), то указанная разность равна... нулю! Маркс хоть иногда читал свою собственную писанину?

И ещё противоречий. Определив, откуда растут ноги у абсолютной ренты (напомню, что это только в виде его предположений'). Маркс не даёт способов определения её величины. Он правильно именует ренту налогом, но: "этот налог взимает земельный собственник, а не государство". И, потому, относительно его величины, он нам, как детям, сообщает: "Что такой налог имеет свои определённые экономические границы, это само собою разумеется". Блестящее научное решение проблемы. Некоторая ограниченная величина (налог)... имеет границы. И как мы об этом не догадались... А само собою разумеется лишь наличие: "Господа Бога нашего (9:8 Ездра)", и то, только для людей в него верующих. Тот факт, что и рента на землю, и налоги государства на всё, что угодно (на доходы, или на недвижимость) - близнецы-братья, по их воровской сути, подтверждает нам и вот такое откровение Маркса: "В действительности здесь решающую роль играл «подходящий случай, толкающий на воровство [die Gelegenheit, die Diebe macht]»: представлявшаяся Га кем же это?] крупным лэндлордам возможность оттягивать ту или иную землю под более или менее благовидным юридическим предлогом". Исключил воровство и государство из политэкономии и вынужден опуститься до прямой подтасовки терминологии, дабы объяснить необъяснимое. Здесь мы видим слово оттягивать вместо воровать, наличие при этом силы Права в виде непонятных юридических предлогов, и... полное умолчание о наличии главного вора - государства. Ещё откровение: "Земельный собственник всегда готов извлекать ренту, т.е. получать нечто даром". А даром получают нечто исключительно воры-преступники и государство-защитник- от-всяческих-преступлений. Ещё высказывания о ренте: "Здесь существенны два элемента... эксплуатация земли... пространство, которое необходимо как элемент... человеческой деятельности. И в том и в другом случае земельная собственность требует своей дани". Эксплуатация рабочих даёт прибыль и, в итоге, имеем в обществе антагонистическое противоречие между эксплуататорами и эксплуатируемыми. А что есть эксплуатация земли? Чем она отличается от эксплуатации трудящихся? Если ничем, то в чём суть антагонизма эксплуатации земли? Какой земельной революцией он должен разрешиться? А если ничем, то имеем, что любая эксплуатация потребительной стоимости даёт прибыль. При наличии ренты: "часть общества требует в этом случае от другой дани на право обитать на земле". Землевладелец (капиталист) эксплуатирует фермера (наёмного рабочего) фактором ренты, но фермер-рабочий имеет прибыль. Фермер (капиталист) эксплуатирует наёмных рабочих, а те, по теории Маркса, прибыли не имеют. И почему такой перекос у Маркса - непонятно.

Вот ещё определение иены производства: "Цены, возникающие таким образом, что из различных норм прибыли в различных сферах производства берется средняя и эта средняя присоединяется к издержкам производства в различных сферах производства, - такие цены суть иены производства". Во-первых, присоединять норму прибыли (а это %) к издержкам производства (деньги) нормальная наука не научилась. Во-вторых, не совсем ясно, как найти среднюю норму прибыли: брать тупо среднее арифметическое - наивно, а если некое средневзвешенное, то по чём взвешивать? По капиталу, по числу рабочих, по прибавочной стоимости... по чём? В-третьих, здесь молчаливо полагается, что внутри отраслей (сферах производства) нормы прибыли у всех предприятий одинаковы, а если это не так? Как находить средние? В-четвёртых, что это за цена, и где ею воспользоваться на практике?

Вопрос далеко не так наивен, как кажется на первый взгляд. У Маркса в его экономической теории - куча цен на все случаи жизни. Предложенная им ещё одна цена, по идее, должна пользоваться для пояснений нестыковок его теории и практики экономических отношений. Ещё одно определение: "Цена производства товара равна его издержкам производства плюс средняя прибыль". Вроде бы повторяет предыдущее? Да, но не совсем, ибо опять не ясно, что есть средняя прибыль, т.к. прибыль начисляется на капитал, а не на товар. И хитрое же это слово, товар. Или это единичный экземпляр из всей массы товаров данного вида, или это все произведенные на предприятиях товары данного вида, выделенные Марксом из совокупной товарной массы общества, - не ясно. И как надо начислять среднюю прибыль по её норме: на потреблённый капитал, на весь капитал, на основной, или оборотный? И ответ: "Цена товара, равная его издержкам производства плюс... годов[ая] средн[яя] прибыл[ь] на весь капитал, применяемый в производстве товара (а не только... потреблённый на его производство), есть его цена производства". Откуда следует, что годовая средняя прибыль равняется норме прибыли помноженной на весь капитал: на основной плюс оборотный (за год). И здесь незаметный нюанс, т.к. основной капитал непрерывно тает, за счёт переноса по частям его стоимости на произведенную продукцию (амортизация). Возьмём два одинаковых завода, но один новенький, а другому 56 лет. Пусть оба дают одно и то же количество товара в год. Норма прибыли принята одинаковой, издержки у них равны, но, т.к. на старом заводе основной капитал (здания, оборудование) почти изношен, то на нём... цена производства будет... меньше. Пусть на досуге читатель стыкует всё вышесказанное с иным определением нормы прибыли: "назовем нормою прибыли отношение прибавочной стоимости ко всей стоимости затраченных [читай, потребленных - В.Ш.] средств производства", и с вот таким: "прибыль, определяемая общей нормой прибыли, исчисляемая на весь авансированный капитал, потребленный и непотребленный". и ему станет ясно, что норма прибыли, нормой на самом деле не является, ибо считать её можно по-разному, или как... "Маркс на душу положит". Здесь годовая прибыль исчисляется на весь капитал. Цитата, из которой следует, что прибыль начисляется уже на потреблённый капитал: "Цена производства... = А + р... Но это выражение = A + Ap', где А, издержки производства, - неопределенная величина... равная стоимости постоянного и переменного капитала, потребленного в производстве, а р' есть вычисленная в процентах средняя норма прибыли". Значит, здесь прибыль уже: р = Ap' и равна норме прибыли (р') умноженной на потреблённый капитал (А), равный издержкам производства. На том тривиальном уже и поднадоевшем всем факте, что гений Маркса способен оперировать даже с неопределёнными величинами, я внимания не заостряю.

А вот как цена производства связана со стоимостью товаров. C одной стороны: "Всякое изменение цены производства товаров... сводится к изменению стоимости". В этой фразе не понятно, какую стоимость Маркс имеет в виду: то ли стоимость товара, то ли общую стоимость всех товаров, то ли рыночную их стоимость... читаем далее продолжение этой фразы: "...но не всякое изменение стоимости товаров должно обязательно выразиться в изменении цены производства". Короче говоря, имеем аморфный не обязательный закон: если цена производства и меняется, то только по причине изменения стоимости, но хитрая стоимость может так меняться, что цена производства... не меняется. Итак, я наблюдаю за изменением стоимости и вижу, что она меняется, а повлияет ли её изменение на уровень цены производства? А... Маркс его знает. Может да, а, может, нет. И спросить уже не у кого. Утешает только то, что стоимость величина не наблюдаемая: "в стоимость... не входит ни одного атома вещества природы", и, потому отследить её изменения мог только ея творец и ревнитель К.-Г.Маркс. И вот ряд его последующих откровений: "цена производства товара, отклоняющаяся... от его стоимости, входит... в издержки производства другого товара... в издержках производства может заключаться отклонение от стоимости". Этим словечком: "может", при описаниях своих открытий, Маркс начинает изнурять. Итак, капиталист товары покупает на рынках, а там все цены производства товаров отклонены от их стоимости, и, потому, издержки производства, купленные капиталистом на рынках тоже отклонены от их стоимостей, и, потому, произведенный капиталистом товар по стоимости тоже отклонён от его цены производства и т.д.. Как говорили древние: "Всё течёт, всё... отклоняется". Для меня остался открытым вопрос: существует ли стоимость вообще, если всё от неё отклоняется, а саму стоимость ни увидеть, ни пощупать так никому не удалось. Вот к чему такой каламбур привёл: "Возможно... издержки производства отклоняются от суммы стоимостей элементов".

Вы накупили на рынке элементов для производства, и полагаете, что сумма покупки и есть ваши издержки. Наивный вы человечек. Ваши издержки от суммы затрат отклоняются, жаль только не понятно в какую сторону, возможно вправо, возможно влево, возможно вверх, а возможно, что и вниз. Наличие: "возможно" в этой и ей подобных фразах говорит о характере законов, открываемых Марксом, каковые, возможно, могут выполняться, а, возможно, и нет.

Но: "если капиталист продаёт свой товар по цене производства, то он выручает количество денег, соответствующее стоимости капитала, потребленного им в производстве, и извлекает прибыль, пропорциональную его авансированному капиталу". Для двух заводов, более изношенный завод должен получить меньшую прибыль (у него цена производства ниже), но этого не может быть, т.к. на рынке цены на один товар не могут быть для разных заводов разными, а все параметры продукции заводов одинаковы. Короче говоря, продажа товаров по их ценам производства, предполагает разные цены на один и тот же товар от разных производителей (это при равной прибыли на капитал), а в практике рынка этого нет. Итак, продажа товаров по их стоимости приводит к разной прибыли на капитал, а при равной прибыли на капитал, на один и тот же товар должны быть... различные цены. Ни того, ни другого в экономической практике не наблюдается, и, потому, фраза Маркса: "сумма цен производства произведенных товаров равна сумме их стоимостей", - служит утешением для его теории, но противоречит практике. Но и введение цен производства не спасает теорию, поэтому приходится вводить ещё одну (вдумайтесь в термин) рыночную цену производства (производство, например, в США, а рынок - тот чёрт знает где), которая определяется: "тем рабочим временем, которое... необходимо для того, чтобы произвести все общественно необходимое количество различных товаров, находящихся на рынке". Это нововведение необходимо для объяснения падения рыночных цен при перепроизводстве товаров. Ранее у Маркса рабочим временем определялся фантом его стоимости, а теперь уже и рыночные цены. Неоднозначность и бред этого высказывания в том, что общественно необходимое количество товаров на рынке не имеет... смысла. Товары непрерывно ввозят и непрерывно продают, и их наличие (залежи) на рынке говорят, скорее, о том, что их никто не берёт, а те товары, на которые повышенный спрос, они и есть общественно необходимые, и на рынке их всегда минимальное количество, практически нуль (сколько привозят столько и продаётся). Значит, общественная необходимость в товарах, и их количество на рынке практически не связаны между собой. Теория случайных процессов, которой не было во времена Маркса, доказывает, что корреляция между скоростью изменения случайной величины (скорость продаж товаров, или спрос) и самой величиной (залежи товаров на рынке), равна нулю, и это говорит о том, что линейной (прямой) связи между общественно необходимым и тем, что залежалось на рынке, нет, а, наоборот, используя терминологию Маркса, между ними есть обратная зависимость, для которой корреляция тоже равна нулю. И ещё. Произвести: "...все общественно необходимое количество различных товаров" - вообще нельзя: сколько товаров ни производи, они рано или поздно все раскупятся, и слово: "всё" смысла не имеет.

У Маркса цена производства: "заступает место рыночной стоимости", поэтому у него цена производства: "является центром, вокруг которого колеблются... рыночные цены", или ещё: "рыночная стоимость... тот центр, вокруг которого изменения спроса и предложения заставляют колебаться рыночные цены", (значит, цена производства и рыночная стоимость тождественны). И тут же, безо всякого определения терминов: "индивидуальная стоимость... то же самое, - продажная цена... товара должна совпадать с его общественной стоимостью", - что такое общественная и индивидуальная стоимость, и что есть продажная цена, и в чём её отличие от покупной, или от другой, например, той же рыночной цены. - не ясно. А вот пояснение Маркса: "мы имеем здесь дело не с рыночной ценой, поскольку она отличается от рыночной стоимости, а с различными определениями самой рыночной стоимости30". Короче говоря, цены на рынке пляшут, как "Маркс на душу положит", как хотят, и к ним, точнее, к каждому их изменению, Маркс пристёгивает очередное новое (и, вдумайтесь, в сам смысл фразы, даже различное) определение стоимости, да так хитро, что самих этих чётких определений у него найти невозможно. Просто он чисто ассоциативно пишет, что по контексту приходит ему на ум, а остальное, - проблемы читателя. И далее, в этой 30)-й сноске Маркс блестяще "разрешает" спор Рикардо и Шторха: "спор этот разрешается в том смысле, что оба они правы и оба неправы...". Как в том анекдоте, когда судья, выслушав истца, признал его правым, выслушав ответчика, признал правым и его, а, на замечание адвоката, что такого не может быть, признал правым и... адвоката. Откровение Маркса: "если товар продается... по ценам... ниже цен производства, то хотя рабочего и эксплуатировали, но эта эксплуатация не реализуется как таковая для капиталиста...". Поясняю популярно. Вас систематически грабят (по Марксу вас эксплуатируют), но если грабитель не продаст у вас награбленное барыге по полной стоимости, а сбросит награбленное за бесценок, то до этих пор (по отношению к вам) он грабителем не считается. Ещё об этом же: "Условия непосредственной эксплуатации и условия реализации ее не тождественны". Поясняю популярно. Я в домашних условиях непосредственно избиваю жену, но это избиение-эксплуатация реализуется только в том случае, если она попадёт в реанимацию (в условия реализации избиения), а до этого имеет место небольшой условный конфликт (непосредственная эксплуатация) местного значения.

Рассмотрим пример рыночной модели в области земельных отношений - формирование земельной ренты. Предположим, что естественное плодородие почвы у всех одинаково и, следовательно, дифференциальной ренты (основанной на разности плодородия почв) пока вообще нет. Предположим также, что арендатор стремится производить столько, сколько нужно ему для жизни, т.е. пока нет капитализации сельского хозяйства. Неурожаи пока тоже исключим из рассмотрения. Есть только земельная собственность, и собственник хочет сдать землю в аренду, чтобы извлечь из этого максимальную прибыль. Введём обозначения:

- σ - площадь земли у землевладельца;

-So - минимальная площадь земли, необходимая для жизни одного человека;

- Sm - минимальная площадь земли, необходимая для жизни одного человека;

-N- число арендаторов, получивших землю;

-M- число желающих работать на земле. Очевидно: (М - N) - число безработных;

-X- площадь арендованного участка. Очевидно: (So < X < Sm).

Если земли много, а народа мало, т.е. при выполнении условия: (M*S0 < σ), то брать землю в собственность не имеет смысла, ибо всегда будут в наличии излишки земли. В противном варианте - земли, как необходимого ресурса, будет не хватать. В случае "перенаселения" если землю распределить поровну, то каждый вынужден будет повышать урожайность почвы, т.е. нести затраты, чтобы обеспечить прежний уровень жизни, или жить впроголодь, а те, у которых по каким-либо причинам окажется земли больше среднего - те смогут вести прежний "лёгкий" образ жизни. Следовательно, земля обретает реальную потребительную стоимость, становится благом, а потому переходит в разряд товара и... собственности. Если кому-то удастся захватить (или купить нужное количество земли даже по цене её потребительной стоимости), то всегда затраты окупятся и землевладелец будет в дальнейшем иметь "ренту" по отношению к остальным, пропорциональную уплаченной цене (площади). Конечную цену земли определить теоретически нельзя, поскольку при любой её высокой цене за достаточно большой промежуток времени, земля окупит проведённые затраты. Поэтому единственный выход для владельца - "продавать" землю на срок, т.е. сдавать её в аренду. Воспользуюсь случаем и приведу по этому вопросу две цитаты Маркса из 3-го тома. Первую цитату Маркс выделил курсивом: "Собственность на землю сама создала ренту". Вторая цитата идёт у него через две страницы уже обычным текстом: "Одна юридическая собственность на землю не создает земельной ренты для собственника". Чем юридическая собственность отличается от простой собственности, я не знаю, но могу предположить, что одна из них воровская, а какая - то пусть решают специалисты. Либо в библии по имени "Капитал" на всякий случай "забиты" оба варианта "решения" вопроса о собственности на грешную землю и её, собственности, "связей" с земельной рентой. Ещё особые свойства ренты: "Земельная рента увеличивается с ростом населения", и такое: "земельная рента должна неуклонно падать".

Рассмотрим случай "жёсткой" аренды, когда владелец отбирает все излишки продукции, оставляя арендатору, только то, что окупает его затраты на жизнь - урожай с площади So. Мы сделаем ещё допущение, что сколько бы арендатор земли X не обрабатывал, сколько бы он труда ни вкладывал, для жизни ему достаточно минимальной площади S0. Это не совсем верно, но в первом приближении примем это за истину. Эта ошибочная позиция характерна и для Маркса. У него рабочий работает за минимальную "пайку", и при этом "пайка" не зависит от величины рабочего дня. Реально, чем большую площадь X обрабатывает арендатор, тем больше земли ему нужно на восстановление сил, т.е. вместо величины So ему потребуется для восстановления сил площадь: So + р*(Х - So), где: р - коэффициент (р < 1). Но, для уяснения самой идеи построения модели, примем в первом приближении: So = Const.

Естественно, если каждому арендатору выделить минимальную площадь S0, то с него не будет "навара" и, наоборот, если заставить арендатора обрабатывать большую площадь Sm, то "навар" будет наибольшим. Поэтому цена аренды маленьких участков должна быть выше, чтобы их меньше брали, и это отмечал Маркс в 3-м томе. Вот его наблюдение: "согласно сделанным во многих местах наблюдениям, ренты на крупные аренды ниже, чем за более мелкие, так как конкуренция из-за последних обычно больше, чем из-за первых". Маркс это лишь наблюдал, а я показал на анализе модели. И о такой модели "жёсткой" аренды Маркс, говорил прямым текстом: "часть земельной ренты... получается просто от грабежа".

И ещё попутное замечание к исследованию ренты у Маркса, буквально на один абзац. В этом процессе у него задействованы целых три контрагента: "все три класса, которые в совокупности и противополагаясь, друг другу составляют остов современного общества: наемный рабочий, промышленный капиталист, земельный собственник". Что Маркс отошёл от диалектики Гегеля, читатель понял, ибо надо исследовать по две пары действительных противоположностей: рабочий - капиталист и капиталист - землевладелец. Из первой пары капиталист и рабочий получают прибыль, а из второй пары землевладелец извлекает ренту, как долю из прибыли капиталиста. Это упрощает рассмотрение, а изучение "святой троицы", как одного целого вызывает ряд вопросов, типа, почему бы сюда (до 2-х пар) не добавить ещё и государство с его налоговой и законодательной земельно-ценовой политикой, которая влияет также на сельскохозяйственное производство: "Различные обстоятельства, между прочим обесценение денег, способ применения законов о бедных в земледельческих округах...", или: "Отмена хлебных законов в Англии (см. Ньюмэн) доказала обратное...", - так говорит нам об этом влиянии и сам Маркс, но выводов для своей экономики опять не делает.

И замечание по стилю изложения видов земельной ренты. У Маркса это многочисленны таблицы и числовые примеры, а между ними пространные рассуждения, что будет, если эта цифра в таблице изменится, и как от этого ухудшится положение фермера. Кстати, кто такой фермер, и как он соотносится с остовом общества, к какому классу его следует отнести, - нам не поясняют. "Табличная математика" Маркса делает практически невозможной проверку его рассуждений на поиск возможных ошибок. Hy почему бы ему, как это принято в науке, не предложить на анализ некоторую формулу для вычисления ренты (модель), а потом для иллюстрации подставлять туда числа и рисовать таблички. Ощущение такое, повторюсь в очередной раз, что Маркс знал только четыре арифметических действия, и для жизни их ему было достаточно: и чтобы делать экономику, и чтобы, получая, подсчитывать ренту на своё содержание от Энгельса и от рабочих организаций. Вот его собственные легкомысленные, если не_сказать грубее, высказывания по этому поводу: и34 В вышеприведенных таблицах от IVa до IVd следовало бы исправить проходящую через них погрешность в расчетах. Правда это не изменяет теоретических положений, выведенных из данных таблиц, но порою приводит K ЧУДОВИЩНЫМ числовым отношениям... Но и это по существу не имеет значения". Ну, естественно, когда работаешь на эрудиции и интуиции, то математика вообще не нужна и по существу не имеет значения. Или вот редакционное примечание к одной из таблиц: "*Данная таблица воспроизведена по фотокопии указанного Марксом источника. В ней не все абсолютные числа верны. Ped". Тут и добавить мне нечего. Но всё же добавлю одно.

За более чем столетнее существование "Капитала" ни одному экономисту, ни одной экономической школе так и не удалось: "исправить... погрешность", или хотя бы обобщить таблицы Маркса в некоторую (или некоторые) формулы для расчёта, точнее, построить хотя бы простейшую модель формирования ренты. Скорее, 6-й отдел 3-го тома "Капитала" никто, кроме Энгельса и наборщика в типографии, не читал, а если и прочёл, то, вряд ли что- либо из "чудовищных числовых отношений" понял, а если сделал вид, что понял, то спасовал пред энциклопедическим гением Маркса, в совершенстве владевшего 4-мя арифметическими действиями. Подчеркну, что за более чем 150 лет никто из экономистов, имеющих степени и звания лауреатов, так и не превзошёл и не опроверг Маркса, не говоря уже о том, чтобы преобразовать его арифметику и таблички в привычный для читателя вид. C механикой И.Ньютона упрощения в изложении, без искажения, позволяет себе каждый профессор, желающий кроме должности заиметь звание. В естественных науках пересмотр и обобщения допустимы, а библии "наук общественных", равно как и их гуру-авторы, священны и, потому, - неприкосновенны. Популярную механику может написать, при желании, любой индивид, закончивший мехмат. А "популярного Капитала", кроме панегирика от Каутского, до сих пор

нет. Он единственный, кто предпринял попытку написать конспект по марксизму в своей работе: "Экономическое учение Карла Маркса", но до земельной ренты в нём... не добрался.

А теперь рассмотрим спрос и предложение на земельную аренду, или торг арендатора и землевладельца. Пусть арендатор и землевладелец "сторговались" на величине площади: X, и пусть арендатор сам как может, так и обрабатывает землю, то ли с наёмными рабочими, то ли без оных. Примем положение Энгельса, что: "Размер земельной ренты определяется в результате борьбы между арендатором и земельным собственником". Тогда: (Sm - X) - это "выигрыш" арендатора, эту площадь ему не надо обрабатывать, а: (X - So) - это прибыль землевладельца, поскольку с этой площади он берёт ренту. Торговля будет идти по данной ранее схеме, с той особенностью, что у арендатора будет дополнительный ажиотаж из-за очереди желающих получить землю, поскольку земли не хватает и: M > N, и величину этого ажиотажа можно принять в первом приближении равной: (M/N - 1), а у землевладельца будет в добавок ажиотаж от не сданной в аренду, пустующей земли: [σ/(Ν·Χ) - 1]. Итак, имеем:

Если аренда не "жёсткая", то надо составить другое уравнение для спроса и предложения, с учётом того, что часть прибыли, или той же ренты должна попасть и попадает арендатору. Аналогично можно рассмотреть уравнение для землевладельца с различным плодородием

его почв. Можно составить аналогичную модель и для оценки параметров торговли (при аренде земли), если изменится земельная "политика", и родимое государство заставит "эксплуататора"-землевладельца платить налоги: или на обрабатываемую (не им) землю, или же налог на безработных в сельском хозяйстве и т.д.. Можно ввести в модель параметр, учитывающий и интенсивное ведение земледелия, когда на единицу дополнительных затрат труда и капитала со стороны арендатора (выраженного в эквиваленте земельной площади), получают: (К > 1) дополнительных единиц прибыли (в том же её эквиваленте). При прочих равных условиях, интенсификация позволяет снизить величину So, и это, соответственно, повышает величины: X и Sm и производительность труда в земледелии.

6.5.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Модель расчёта земельной ренты:

  1. Введение
  2. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  3. 2. Теневая аксиоматика (или эклектика понятий)
  4. Торговля, как момент производства
  5. Купцы, ростовщики и пролетарии
  6. Моделирование экономики и расчёт цен
  7. Анализ модели торговли
  8. Примеры применения модели
  9. Расчёт нормы процентной ставки
  10. Модель расчёта земельной ренты
  11. Парадоксы экономики марксизма
  12. Проблемы капитала в "Капитале" Маркса