<<
>>

Расчёт нормы процентной ставки

служащие жертвеннику берут долю от жертвенника

(9:13 1-е Коринфянам) и прибыли от нее больше, нежели от золота

(3:14 Притчи)

Краеугольным камнем политэкономии "зрелого" Маркса является понятие процента на капитал вообще, и на денежный капитал в частности.

Вот, что можно найти у него по этому поводу: "Торговля деньгами получает полное развитие, когда к ее остальным функциям присоединяется заключение займов, выдача ссуд и торговля в кредит", - это, как бы, его обоснование феномена торговли деньгами. Деньги у Маркса (золото) имеют изначально товарное происхождение, поэтому факт торговли деньгами его аксиоме не противоречит. Поскольку основу капитализма составляет по Марксу товарное производство, то Маркс совершенно правильно делает вывод о том, что и деньги и капитал сами являются товаром. У Маркса наряду с обычными товарами, типа яблочек на рынке, в его экономике присутствуют и особые товары, способные приносить доход. Это, прежде всего им открытый особый товар рабочая сила, способная приносить её владельцу (но не владельцу-рабочему, а только владельцу-капиталисту) прибавочную стоимость. К особым товарам подобного рода Маркс относит ещё и капитал в целом, приносящий прибыль и деньги, приносящие процент. О земле, приносящей ренту, пока говорить не будем. Как видим, по мере написания "Капитала", как грибы после дождя множатся открытия различного рода особых объектов, которые в их потреблении, или во владении ими способны дать прибыль. Насчёт торговли деньгами, - то здесь передёргивание терминологии. Деньгами не торгуют, их сдают в аренду на некоторый срок и за это берут арендную плату в виде процента. Полученными в аренду деньгами не владеют, а пользуются ими. Право собственности на деньги (при их ссуде) не переходит от старого их владельца к новому. А словосочетание: "торговля деньгами" бессмысленно, как и словосочетания: "однополый брак", или: "пользование товаром".
Этот факт Марксу известен: "Отдача в ссуду... здесь уплачивается процент вместо цены товара", но он с упорством, достойным лучшего применения, настаивает именно на торговле деньгами. Общих для всех формаций универсальных отношений аренды он не признаёт. Попутно отмечу крамольную для философии марксизма фразу Маркса: "капитал, приносящий проценты, - тоже древняя форма капитала", в которой наличие только слова: "древняя", говорит нам о том, что ростки капитализма были в глубокой древности, а наличие слова: "тоже" говорит нам о том, что этих ростков в виде различных форм капитала было в древности тоже достаточно много.

Особенность капитала у Маркса ещё и в том, что только капиталу присуще свойство производительного потребления, всё остальное потребление в обществе Маркс вообще не рассматривает, считая его по умолчанию непроизводительным. Повторю, что в предлагаемой теории, любой товар, превращённый в потребительную стоимость, всегда приносит прибыль владельцу. Особых товаров в ней нет, и любое потребление приобретённых товаров всегда производительно для их владельцев. Но Маркс отмечает такие свойства только у лично им открытых особых товаров: "его [капитала - В.Ш] потребительная стоимость заключается в способности производить прибыль". Обратите внимание, что тут прибыль производит именно потребительная стоимость капитала, и если бы Маркс дописал к этой цитате всего три слова: "... в его потреблении", то неизвестно, чем бы закончился труд его жизни, ибо вместо моей вставки: [капитала] пришлось бы вбить слово: [товара]. Маркс правильно определяет понятие денежного рынка, на котором: "на денежном рынке противостоят друг другу лишь заимодавец и заемщик". Далее Маркс отмечает, что если капиталист для своего производства берёт на денежном рынке ссуду, то, полученная им: "прибыль делится. Та часть, которая достается кредитору, называется процентом". Ошибка, ибо даже при отсутствии прибыли проценты на весь заём платить надо.

И совершенно верно, хотя не без ошибок, отмечает, что: "процент может составлять только часть реализованной прибыли", и такое: "максимальным пределом процента служит сама прибыль", или, если иметь в виду абсолютное значение получаемого процента: "процент будет повышаться или понижаться вместе со всей прибылью", или о размере процента: "процент должен постоянно регулироваться такой прибылью". Здесь опять ошибка в терминологии. Процент - безразмерная величина, это часть от величины капитала, а не от прибыли, а прибыль выражается в деньгах и сравнить их безграмотно. Но далее, Маркс поправляется, и вместо прибыли начинает рассматривать: "среднюю норму прибыли... как конечный максимальный предел процента". - а вот это уже правильно. Попутно отмечу вообще бредовое высказывание Энгельса: "[капитал] распадается на самого себя [??] и на свои проценты, а последние в свою очередь распадаются на проценты и прибыль [??]". И как можно распадаться на самого себя и на ещё что-то, соблюдая закон сохранения материи?

Поскольку наличие процента противоречит понятию трудового происхождения стоимости, то Маркс приходит в ужас и, потому начинает по привычке... ругать этот процент. Однако, прямо об этом "противоречии" он не говорит: "процент, как цена капитала - выражение с самого начала совершенно иррациональное", - хотя по его же трудовой теории стоимости: "цена, которая качественно отличается от стоимости. - это абсурдное противоречие 60".

Нормальный учёный, наткнувшийся на противоречие, радостно потирает руки, заваривает кофе и начинает скрупулёзно его, это противоречие, исследовать. Ибо обнаружить наличие противоречия между теорией и фактами, - редчайшая удача, которая улыбается единичным счастливчикам, удача, - это типа обнаружения Клондайка. Не будем напоминать Марксу его противоположное заявление, что многие вещи могут иметь цену, не имея стоимости, и наоборот. И абсурда ранее он в этом не находил: "вещь формально может иметь цену, не имея стоимости".

Ещё относительно покупки капиталистом "рабочей силы" (труда), находим: "сам труд, как элемент, образующий стоимость... не может иметь стоимости, которая выражалась бы в его цене, в его эквивалентности с определенным количеством денег". Труд всё делает, а цены и стоимости не имеет, и это, открытая Марксом, особенность этого товара. И для Маркса, как мы уже это видели, достаточно просто отметиться, навесить ярлык и идти дальше. А дальше для него, и вполне естественно, при таком псевдонаучном подходе и начинаются непонятные экономические явления и... необходимость очередных открытий.

Он обнаруживает, что его теория не позволяет оценить эту норму процента: "нет никакой «естественной» нормы процента". И дальше, находясь в шоке от "открытия", он, как и всякий обыватель, начинает выдавать взаимоисключающие заявления: "Минимальный предел процента совершенно не поддается определению". Я, например, считаю, что отрицательных процентов быть не может и, потому, нуль и есть минимальный предел процента, а предел, - он потому и предел, что в реальности никогда не досягаем. Однако же в период расцвета: "уровень процента все еще низок, хотя и превышает свой минимум", и Маркс не имеет понятия, что любая переменная величина превышает свой минимум, а, тем более, такой минимум, который совершенно не поддается определению. А как понять такое его заявление: "процент [в период подъёма] так упал, что он почти номинален"? Если процент так сильно упал, что стал номинальным, то какая ещё сила или какие ещё условия должны выполняться, чтобы приблизить его к минимуму? C одной стороны норма процента у него не определяется никакими законами: "Средняя норма процента... в отличие от постоянно колеблющихся рыночных норм, не может быть определена никаким законом", или: "определение [процента] само по себе является случайным, чисто эмпирическим, и только педантство или фантазерство может стремиться к тому, чтобы представить эту случайность как нечто необходимое", и: "Как оба лица разделят между собою...

прибыль [т.е. в каком процентном отношении - В.Ш.]... это эмпирический, относящийся к царству случайного факт". Как может некий объект, не подчиняющийся никаким законам (лишь воле Божьей, и не иначе), быть масштабом для чего-либо конкретного (типа видов рыночных цен)? И если норма процента определяет разницу цен, то где формула для вычисления разницы, да и уровней самих уменьшаемого и вычитаемого (читай, что уровней цен)? C другой стороны, Маркс чувствует (повторяюсь) наличие закономерных связей между процентом и нормой прибыли, и, потому, проговаривается на этот счёт. Вот его фраза о некоторых особых законах, управляющих подобными явлениями: "прибыль от всякого капитала... распадается... на две качественно различные, взаимно самостоятельные и не зависимые друг от друга части, процент и предпринимательский доход, из которых каждая [и %] определяется особыми законами". Или ещё типичное заявление о некотором неуловимом (для Маркса и экономистов) соотношении между процентом и нормой прибыли: "ставка процента - несмотря на свою зависимость от общей нормы прибыли - определяется самостоятельно... она в противоположность неуловимой норме прибыли, выступает как устойчивое, при всех переменах единообразное, очевидное и всегда данное соотношение". Кем это соотношение даётся, и почему и для кого оно является очевидным - Марксом не уточняется. Господь Бог, или лукавый (кто-то из них) ухитрился нарушить материализм его экономики. Так и осталось у него неясным, можно или нельзя вообще вычислить величину процентной ставки. А тех читателей, кто не приемлет лженауку, Маркс успокаивает: "Привычка, узаконенная традиция... влияет на определение ставки процента". Товарообмен у Маркса тоже результат привычки. И, не смотря на это, в "Капитале" встречаются фразы, позволяющие... однозначно найти ставку процента: "Ставка процента относится к норме прибыли так же, как рыночная цена товара к его стоимости". Поскольку рыночная цена товара всегда выше его стоимости (из-за открытого гением Маркса четвёртого элемента в составе рыночных ценТ то и норма его процента тоже выше нормы прибыли, и о его заявлении, что: "максимальным пределом процента служит сама прибыль", можно, для вящего спокойствия, не вспоминать.
Если вы не понимаете привычек. традиций и особых законов, то вот ещё вариант нахождения процента: "капитал, приносящий проценты... становится товаром... процент становится его ценою, которая, подобно рыночной цене обычных товаров, каждый раз фиксируется спросом и предложением". О заявленном им самим ранее "открытии", что: "Законы капиталистического производства... не могут быть объяснены из взаимодействия спроса и предложения". Великий экономист запамятовал.

Нормэн: «разница между ценой за наличный расчет и ценой в кредит... будет мерой процента». Маркс: "процент, как разница между ценой в кредит и ценой за наличные деньги", т.е. то же самое, но... с точностью до знака, и у Маркса эта разница вообще отрицательна. И ошибка двух авторов этих изречений. Если осторожный в высказываниях Нормэн определял разницу только как меру процента, т.е. он имел в виду, что процент как-то функционально может зависеть от этой разницы, то гений Маркса, вычитая деньги из денег, прямо получал в итоге проценты. Оба знатока не говорят о каких ценах идёт речь. Цены хлеба и бриллианта всё же разнятся, и цены живут на рынках-базарах, а проценты обитают в более комфортных условиях. И тот же Маркс, но в другом месте: "норма процента... есть масштаб разницы между ценой за наличный расчет и ценой в кредит", - инверсное (плагиат цитаты Нормэна с заменой слов). У Нормэна разница видов цен определяет меру для процента, а у Маркса норма процента определяет разницу этих цен. Как может норма процента, да определять что- либо, если сама: "Средняя норма процента... не может быть определена никаким законом"? А что понимать не под разницей, а под масштабом разницы, - оставлю на откуп читателю.

И вот как Маркс научно обосновывает отсутствие (или всё-таки наличие?) возможности научного познания явления процента. Он правильно заявляет, что: "разделение прибыли на процент и собственно прибыль регулируется спросом и предложением... как рыночные цены товаров". Но, поскольку спрос и предложение уравновешивают друг друга, то всё становится на свои места и находит простое пояснение. Ибо у Маркса: "при равновесии взаимно противодействующих сил вообще прекращается всякое определение, там определяемое само по себе, есть нечто лишенное закономерности и произвольное", - а мы от себя добавим и напомним читателю, что некоторое явление или же нечто, лишённое закономерности, или же нечто произвольное, есть промысел божий или же происки лукавого. И ещё к слову я приведу интересную цитату Маркса в адрес экономистов: "политико-экономическая чернь... явления эмпирической прибыли... выражает непосредственно в качестве законов... в действительности же видимость отсутствия закономерности она выражает как сам закон... у этих парней все разумеется само собой", - откуда видно, что наш политико-экономический патриций, увы, работает на уровне, черни, ибо лишённое закономерности возводит в закон.

Дальше у Маркса начинается его гегельянство, где он выделяет диалектическое единство и борьбу таких двух противоположностей: процента и предпринимательского дохода в их обобщающем третьем, - в прибыли. Читаем итог этого рассмотрения: "Из того, что процент противостоит предпринимательскому доходу, а предпринимательский доход - проценту, что они оба противостоят друг другу, а не труду, следует, что... прибыль основывается - на чем? На том, что обе ее части имеют противоположные формы!". На этом "научное" исследование нормы процентной ставки у Маркса заканчивается. Слово "научное" я намеренно взял в кавычки, поскольку здесь Маркс попросту нагло отходит от своего же, торжественно им провозглашённого диалектического метода, где противоположности должны бороться до победного конца, до победы одной, более прогрессивной половинки, и, очевидно, - это процент. А у Маркса получается по этой фразе не революционное, но равновесное их состояние, как это я доказал в первой части моего исследования. При этом "третий лишний", а это земельная рента, из этой его связки у Великого Экономиста почему-то выпала.

Почему же тогда между пролетариатом и буржуазией, как и между предпринимательским доходом и процентом, помноженными на весь капитал, не может существовать аналогичного равновесия? Закончить эту критику можно словами самого же Маркса, направленными против очередного его "глупого" оппонента: "Все его глубокомыслие здесь, как и всегда, заключается лишь в том, что он замечает облака пыли, носящиеся по поверхности, и претенциозно рассуждает об этой пыли, как о чем-то таинственном и значительном". Чем же глубокомысленное кокетничанье Маркса гегельянством отличается от глубокомыслия его глупышки-оппонента, я так и не понял. И как тут не применить цитату самого Маркса к её автору: "Ни в одной науке, кроме политической экономии, не провозглашаются с такой претенциозностью элементарнейшие общие места". Значит, политэкономия - не наука!

А теперь давайте покажем, как легко и просто для человека, владеющего алгеброй, можно в первом приближении определить функциональную зависимость между нормой прибыли и процентной ставкой, в зависимости от параметров товарного и финансового рынков. Таких людей, которые всё же пытаются: "представить эту случайность как нечто необходимое", Маркс именовал "педантами или фантазёрами", а это прямое оскорбление и в мой адрес, или это ярлык журналиста, благодаря которому в эту область никто не заглядывал. Но простим Великому философу и гениальному экономисту его математическую неграмотность.

Рассмотрим вывод зависимости нормы процента по ссудам в промышленности от нормы прибыли в этой сфере. Марксу удалось установить, что норма прибыли: P - верхний предел нормы процентной ставки. Я дам два способа решения этой "проблемы", - математический и рыночный и покажу, что они приводят к тождественным результатам. Пусть: "на денежном рынке противостоят друг другу лишь заимодавец и заемщик". Чем выше норма процента, тем меньше желающих взять ссуду, тем ниже спрос. Поэтому положим зависимость величины ссуды - Y от нормы процента - X в виде монотонно падающей функции превращающейся в нуль при норме процента, равной норме прибыли, т.е. при: X = R Возьмём для этого, в качестве аппроксимации такое выражение: Y = А*(1 - Х/Р)п. Здесь: А - масса свободных кредитных ресурсов; η - некоторый, пока не известный коэффициент: (п > 0). Как видим, при ссуде равной норме прибыли величина ссуды равна нулю, что означает, что её никто не возьмёт, а при норме процента - X, равной нулю, величина ссуды равна общей массе кредитных ресурсов и ссуды возьмут полностью. Но заимодавцы заинтересованы получить максимальный "валовой сбор" денег - W от выдачи ссуды. Выражение для дохода от ссуды будет: W = Α·Χ·(1 - Х/Р)п. Действительно, при нулевой процентной ставке заёмщики возьмут все кредитные ресурсы, но заимодавцы прибыли не получат. При максимальной процентной ставке, заём вообще никто не возьмет и поэтому прибыли тоже не будет. Между 2-мя нулями функции находится, по крайней мере, один нуль её производной, - известная теорема Коши, поэтому и функция W(X) имеет максимум при: X = Р/(п + 1), который находится обычным дифференцированием. Спрос и предложение, как видим, устанавливают это оптимальное соотношение между нормой прибыли и процентной ставкой, а никак не лишают этот процесс закономерности, как этому учит Великий Экономист и знаток Гегеля. Итак, с помощью чистой алгебры и небольшого математического анализа, мы установили пропорциональность нормы процента норме прибыли и, что она не превышает её, поскольку по условию: η > 0. Если мы определим величину неизвестного параметра: п, то потом сможем связать конкретной функциональной зависимостью норму прибыли и норму процента на ссуду или кредит.

Для определения величины (и смысла) параметра - п, рассмотрим процесс кредитования заёмщиков с т.з. спроса и предложения. Расчёт будем вести аналогично расчёту цены "рабочей силы", путём сравнения интересов прибыли сторон и их ажиотажа, зависящего от внешних условий. Выгода (прибыль) кредитора пропорциональна процентной ставке: X, а его ажиотаж пропорционален количеству его денег - D. Выгода заёмщика - пропорциональна разности нормы прибыли и процентной ставки за одинаковый период времени: (Р - X), а его ажиотаж пропорционален нереализованной им, или избыточной на его рынке цене товарной массы, произведённых им товаров - T Чем больше на рынке избыточная товарная масса, тем больше спрос на денежный капитал со стороны промышленного капиталиста, ибо из-за этого приостановлен или тормозится оборот уже и его личного капитала. Если темпераменты контрагентов одинаковы, то имеем два очевидных выражения:

Спрос = (Р - Х)/(1/Т). Предложение = X/(1/D). Здесь мною полагается, что ни у кредитора, ни у заёмщика нет других вариантов для выдачи и для получения кредита. Приравняв спрос к предложению, и решая уравнение (у Маркса с этим была неразрешимая проблема), получим: X = P*T/(D + Т). Это и есть именно та процентная ставка, на которой совпадают интересы прибыли сторон. Для ипотечного кредитования экономический смысл параметра: D остаётся прежним, - это свободные ресурсы ипотечных банков, а в качестве параметра: T следует принять общую стоимость жилья, которое надо построить для всех желающих его получить. Величину P (а это относительная "норма прибыли" от приобретения и потребления жилья) для ипотеки можно в первом приближении определить из формулы: P = D/(k*m) - 1. Здесь: D - доход среднестатистической семьи; к - численный состав этой семьи; m - реальный, а не рассчитанный в кабинетах, уровень прожиточного минимума. И здесь предполагается, что само тело ипотеки гасится из доходов уже конкретной, а не среднестатистической семьи, доходов, которые должны превышать средний доход: D. Потому-то и среднестатистической семье такая ипотека недоступна. Для кредитования сельского хозяйства параметр: T равен стоимости излишков прошлого урожая, a P - норма прибыли, или рентабельность сельского хозяйства и т.д. и т.п. Выведенные здесь соотношения показывают объективные тенденции в изменении процентной ставки по кредиту, как функции общего состояния или от параметров кредитуемого рынка. Как видим, при кризисе перепроизводства, когда растёт величина - Т, растёт и процент по кредиту. И, наоборот, в периоды рецессии, когда растёт величина - D, процент низок. Это следствия моей простейшей математической модели, и они соответствуют эмпирическим исследованиям (точнее, просто наблюдениям) Маркса, которые он фиксирует, как феномены рынка, не давая им ни теоретических, ни феноменологических обоснований, ибо какой-либо модели-теории для рыночных, да и для производственных общественных отношений у него просто нет: "низкий уровень процента в большинстве случаев соответствует периодам процветания или сверхприбыли, повышение процента - переходу процветания к сменяющему его повороту, а максимум процента... соответствует кризису 63". Низкий, высокий и даже максимум, а по отношению к чему, по отношению к какой базе, - об этом пусть болит голова у читателя. Словосочетание: "в большинстве случаев", говорит о точности его теории.

Из приведенного ясно: смысл ранее неизвестного параметра: η = D/Т в том, что он равен отношению свободной денежной массы у кредиторов к совокупной цене нереализованных товаров на рынке. Выведенная здесь формула для: X = P»T/(D + Т) полностью отвечает наблюдению Маркса: "уменьшение количества золота повышает лишь уровень процента," и полностью... противоречит его второму наблюдению: "если товары имеются в избытке, денежный процент должен быть низок". Без противоречий наш д-р Маркс, ну, никак не может. И добро бы, были эти противоречия диалектическими, а тут мелет, что на ум взбредёт.

Как видим, для промышленного кредитования, зависимость нормы процентной ставки от нормы прибыли вполне однозначна, и зависит от соотношения реальных параметров товарного и денежного рынков в данной стране. И никаких случайностей или субъективных моментов. Естественная норма процента по кредиту всё же имеет свою закономерность. Так же можно вывести норму процентной ставки по депозитным вкладам: Y. Если обозначить: d - денежную массу на руках у населения, то, рассуждая аналогично, получим: Y = Χ·Τ/(Τ + d) ξ Ρ·Τ2/(Τ + D)/(T + d). Здесь приняты: спрос банка на депозитные деньги (зависит от спроса- ажиотажа на кредитные деньги) = (X - Y)/(1/T); и предложение денег от населения = Y/(1/d).

И вернёмся к "процентной" терминологии Маркса. В работах Маркса встречается просто процент, уровень процента,ставка процента, норма процента и учётный процент. Ясно, что чётких определений сих понятий у него нет. По тексту следует, что просто процент и уровень процента - это синонимы. Вот сразу 2 противоречивых заявления (курсивы мои - В.Ш.). "низкий процент может совпасть с застоем", и: "низкий уровень процента... соответствует периодам процветания". И ещё хитрая цитата: "Процент на капиталы, вложенные в землю, обыкновенно ниже процента на капиталы, помещенные в промышленные предприятия или в торговлю", - которая прямо противоречит одинаковой норме прибыли на капитал. Если это так, то почему не происходит оттока капиталов из сельского хозяйства до выравнивания этих процентов? Где знаменитая конкуренция, которая всегда спасает теорию Маркса? Увы, факт низкого процента "в земле" и наличие там капитала, говорит, что межотраслевая конкуренция реально... не действует, или, что у Маркса лживые информаторы. Ещё 2 вида процентов: "Его [банка - В.Ш.] прибыль... состоит в том, что он берет взаймы из более низких процентов, чем отдает взаймы", - здесь видим, что проценты даже у банка бывают низкие и... не очень. А как называть, чтобы хоть как-то в дальнейшем различать эти проценты, - того у Маркса нет. Вот непонятка: "Более высокий уровень процента выражает... искусственное уменьшение предложения товарного капитала". Более высокий уровень по отношению к чему? А если естественное предложение упадёт, тогда что? Предложение денежного капитала понятно, - его предлагает банк. А кому и на каком рынке предлагают товарный капитал? Если под этим, товарным, капиталом Маркс понимает не распроданные товары (в моей формуле это: Т), то он неправ, ибо по выведенной формуле любое снижение объёма товаров на рынке означает, что они быстро продаются, надобности (спроса) в кредитах нет, и процент по кредиту должен падать. Ещё надоевшая безграмотность мэтра: "Колебания уровня процента... зависят от предложения ссудного капитала". Колебания имеют частоту и амплитуду, а формул для их вычисления Маркс не приводит. Предложение капитала резко не меняется, и на некотором интервале времени его можно считать постоянным. Значит, период и амплитуда колебаний процента зависят от одного параметра - от уровня предложения. Если уровень постоянный, то уровень процента всё равно... должен колебаться. А как? Повторю ещё раз одну фразу: "Уровень процента может быть затронут лишь в том случае, если возрастает общий спрос на ссудный капитал". Если спрос не меняется или падает, то уровень процента не затрагивается. На словах: "может быть" - я внимания не заостряю, ибо в теории Маркса может быть... всё. А если всё же уровень процента затронут, то в какую-такую сторону он сдвинется?

Повторно ещё разберёмся, чем отличается норма процента от ставки процента. То, что эти вещи различны, говорят эти фразы Маркса: "норма процента сама постоянно различна...

Следовательно, это различие не нарушает характера постоянства и единообразия ставки процента". Здесь слово следовательно вполне можно выбросить, ибо 2 предложения цитаты никак логически не связаны. И ещё: "рыночная норма процента... определяемая отношением между спросом и предложением, и потому не является очевидным и непосредственно данным фактом, как ставка процента". Из этих фраз следует, что ставка - нечто стабильное, а норма - нечто плавающее. Тогда как понимать такое: "Английский банк... придерживается низкой процентной, ставки... остальные торговцы деньгами вынуждены ее еще больше понижать... когда Английский банк значительно повышает процентную ставку, они повышают ее еще больше". Значит, есть ставка Английского банка (которой он крутит, как хочет) и есть ставки... торговцев деньгами. Значит, ставок великое множество. Кстати о математике. Что значит низкая и повышенная ставка? Ниже-выше относительно какого уровня? А торговцам деньгами сей уровень известен, ибо если ставка банка ниже уровня, то они свои ставки ещё понижают, наоборот, если ставка банка выше уровня, - то повышают. Почему Маркс не узнал от торговцев этот уровень и не привёл его в "Капитале"? Запамятовал мэтр, наверное...

Поэтому (в виду множественности и неоднозначности ставок) теряют смысл эти фразы- открытия Маркса: "в форме денежного капитала капитал... имеет... цену, отмечаемую... ставкой процента", или же: "ставка процента является... для... продолжительных периодов постоянной величиной". А это заявление противоречит факту наличия... торговцев деньгами: "ставка процента всегда является общей ставкой процента, количественно определенной, как такое-то количество денег за такое-то количество денег", - здесь мэтр забыл указать, что количество денег зависит и от времени пользования ими, от срока ссуды. И как может быть общей ставка, когда торговцы её понижают, а когда им выгодно - повышают. А вот эта заявка вполне в стиле материалиста-Маркса: "Привычка... [чья это, кредитора или заёмщика - В.Ш.] традиция... влияет на определение средней ставки процента". А в ином месте читаем нечто вполне конкретное: "Ставка процента относится к норме прибыли так же, как рыночная цена товара к его стоимости". Все величины (норма прибыли, рыночная цена) народу известны, а Марксу известна даже стоимость товара. Что же мешает ему однозначно определить ставку процента - не ясно. Кстати, ставка процента всегда ниже нормы прибыли, и вывод о том, что рыночная цена товара всегда ниже его стоимости - сомнений не вызывает. А откуда при таком раскладе берётся прибыль? Не сходятся концы с концами у Великого экономиста.

определение нормы процента Марксом: "Норма процента может быть определена как та пропорциональная сумма, которою довольствуется кредитор... за пользование известной суммой денежного капитала в течение года или иного более продолжительного или более короткого периода". Здесь грамотно, точнее безграмотно, вроде определено, что норма как-то зависит от времени, но точное время не указано и, потому посчитать норму невозможно. Как следствие, читаем далее: "Средняя норма процента... не может быть определена никаким законом", что и требовалось показать. Но не всё так безнадёжно, ибо у Маркса в резерве есть и: "рыночная норма процента определяется предложением и спросом". Пусть известен спрос на деньги (123456 ф.ст. в месяц - понятные Марксу числовые примеры) и предложение денег Английским банком (234567 ф.ст. в месяц). Вычислить рыночную норму процента для Маркса труда не составляет, а у меня с этим большие трудности, точнее, не смог я её найти.

Но есть у Маркса фразы, отражающие фактическое положение дел на финансовом рынке: "Земельная рента бездеятельного землевладельца... составляет третью часть продукта, а прибыль деятельного капиталиста даже вдвое превышает процент с денег". Соотношения для ренты, процента, нормы прибыли (а не прибыли, как в этой фразе грамотея) существуют, а почему они именно такие, а не другие - даже сам Великий экономист этого не знает.

О процентах и о Прудоне. Прудон предлагал построить социализм с помощью... запрета на проценты (ставка = 0). И комментарий Маркса: "Вместо того, чтобы рабочие отобрали у капиталистов капитал... капиталисты будут вынуждены отдать его рабочим... К этому также следует еще вернуться", но... не вернулся, и вот почему. По его наблюдениям: "Понижение денежного процента является необходимым следствием... промышленного развития". Но любое монотонное понижение в конце-концов даёт нулевой результат. Значит, промышленное развитие автоматически приведёт к социализму, и не надо никого экспроприировать. Но это означает крах революционной теории построения коммунизма. Вывод: надо травить Прудона. И, кто знает, возможно, Прудон и прав. И если бы не Штаты, с их вечно исправным печатным станком, который влияет на процентные ставки, то имели бы мы другую мировую экономику.

И, напоследок, посмейтесь над определением процента с земли Энгельсом: "Процент с земли представляет собой отношение между плодородием почвы и конкуренцией". О том, что процент безразмерный, плодородие по разным культурам разное и измеряется величиной, например, цент./га., а конкуренцию могут измерять только Великие экономисты, наш Энгельс, скорее всего, и не догадывался. Про-ку-ка-ре-кал, народу свой закон, а там... и не рассветай.

6.5.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Расчёт нормы процентной ставки:

  1. § 4. Зарубежный опыт организации оплаты труда
  2. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ
  3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РИСКОВ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
  4. Концепция и методический инструментарий оценки стоимости денег во времени.
  5. 5. Финансово-экономические расчеты по операциям с акциями и облигациями
  6. 9. Эффективность операций с иностранной валютой
  7. Введение
  8. "Принцип Маха", или пятый элемент рынка
  9. Расчёт нормы процентной ставки
  10. Проблемы капитала в "Капитале" Маркса
  11. Научная несостоятельность "Капитала"
  12. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  13. ОГЛАВЛЕНИЕ
  14. Оптимизация банковского риска
  15. Экономика и государство после XX века
  16. Планы семинарских занятий для студентов 2-5 курсов
  17. Основные понятия и категории курса «Экономическая теория»
  18. Тесты по дисциплине «Экономическая теория»