<<
>>

ВОССТАНИЕ МАХДИСТОВ И ЗАХВАТ СУДАНА АНГЛИЕЙ

Проникновение европейских купцов в Судан началось с 30-х годов XIX в. Европейцы ввозили в эту страну ткани, изделия из металла и стекла, ружья, вывозили слоновую кость, страусовые перья, гумми.

Они скупали рабов у вождей кочевых племен, совершавших разбой­ничьи набеги на слабых соседей, и направляли по Нилу из Хартума в Каир корабли под флагами европейских держав, груженные «живым товаром». В 1857 г. египетское правительство запретило работорговлю, но работорговцы, обходя закон, продолжали заниматься своим преступным промыслом.

С конца 60-х годов Англия приступила к реализации плана территориальных захватов в Восточном Су­дане. Теперь европейские колонизаторы не удовлетворялись барышами от суданской работорговли: они стремились подчинить себе страну целиком. Их привлекали и сырьевые ресурсы, и возможности грабежа трудолюбивого населения, и, главное, стратегическое значение Судана. Расположенная в бассейне Нила, эта страна открывала путь в Центральную Африку. Кро­ме того, овладение верховья­ми Нила обеспечивало заво­евателям важнейшее средство давления на Египет, сель­ское хозяйство которого целиком зависело от разливов Нила.

Авангардом иностранных колонизаторов в Судане были авантю­ристы, проникшие на службу к египетскому хедиву Исмаилу. Под на­думанным предлогом «борьбы» с работорговлей и распространением' европейской цивилизации они захватили командные посты в Судане. Среди них были американцы, французы, немцы, австрийцы, итальян­цы, датчане, бельгийцы, но наиболее рьяно действовали англичане.

В 1869 г. Англия организовала военную экспедицию в Судан под египетским флагом, которая продвинулась далеко на юг страны. Ру­ководитель экспедиции англичанин Бейкер был назначен губернато­ром занятых областей, названных Экваторией. Он распоряжался в этой провинции, как е своей вотчине, грабил население, монополизировал торговлю слоновой костью.

В 1874 г. Бейкера сменил английский полковник Гордон – опыт­ный колониальный деятель, участник подавления Тайпинского восста­ния. Продолжая грабительские походы своего предшественника, он за­воевал обширные области от истоков Белого Нила вплоть до оз. Вик­тория и установил протекторат над королевством Уганда.

В 1877 г., после того как державы подчинили Египет своему фи­нансовому контролю, Гордон был назначен генерал-губернатором все­го Судана и сосредоточил в своих руках неограниченную власть. Офи­церы его штаба – европейцы – стали губернаторами различных про­винций. Начался повальный грабеж населения страны. Налоги выка­чивались в интересах англо-французских банкиров – держателей еги­петского долга и для обогащения европейских авантюристов, правив­ших страной. Беззастенчивое ограбление, сочетавшееся с захватом но­вых территорий, вызвало в различных областях Судана восстания.

В 1879 г. Гордон, подавив выступления в областях Бахр аль-Га-заль и Дарфур, покинул страну. На его место был назначен египтя­нин. Но в провинциях по-прежнему оставались европейские губерна­торы. Спустя два года весь Судан был охвачен массовым восстанием против иностранных колонизаторов и турецко-египетских феодалов. Освободительное движение возглавил странствующий дервиш Мухам­мед Ахмед, провозгласивший себя осенью 1881 г. махди (т. е. мес­сией).

Он звал народ к «священной» войне против иностранцев и отступ­ников от ислама – турок (так называл он хедивские власти), «очи­щению» ислама, оскверненного владычеством «неверных»; к освобож­дению Судана и арабских стран от европейского и турецко-хедивского гнета; к отмене непосильных налогов; к установлению всеобщего ра­венства. Он проповедовал бедность, суровую, аскетическую жизнь. «Лучше тысячи могил, чем выплата одного дирхема налогов» – та­ков был его призыв.

Первоначально махди обосновался на одном из нильских островов южнее Хартума. Отсюда он рассылал проповедников своего учения во все концы страны. Чтобы подавить движение в зародыше, хартумские власти послали в конце 1881 г.

карательный отряд на остров. Он был целиком истреблен махдистамиУОднако махди счел небезопасным ос­таваться в центре страны и переместился далеко на юго-восток. От­туда он продолжал руководство ширившимся народным движением против иноземного гнета. Десятки тысяч крестьян и кочевников всту­пали в махдистскую армию, истребляли одну за другой посылаемые против них карательные экспедиции. К началу 1883 г. махдисты овла­дели Кордофаном. В конце 1883 г. они разгромили хедивские войска, находившиеся под командой английского генерала Хикса, заняли це­ликом область Дарфур, развернули партизанскую войну на побережье Красного моря.

В этих условиях Англия предприняла новый маневр, направленный на подавление восстания. В начале 1884 г. Гордон вновь явился в Хар­тум как генерал-губернатор и на этот раз как официальный предста­витель британского правительства. Ему поручалось провозгласить от­деление Судана от Египта, вывести из страны хедивские войска и установить «твердую власть», т. е. подавить восстание, опираясь на ме­стных феодалов. Он должен был «вернуть к власти семьи султанов, существовавших до завоевания страны Мухаммедом Али», направить их ополчения против махдистов и управлять Суданом с их помощью. Эта попытка целиком провалилась, так как за 60 лет, протекших со времени завоевания Судана Египтом, суданская феодальная и племен» ная знать потеряла всякое влияние в стране. Не мог остановить вос­стания и союз Гордона с крупными помещиками, купцами и рабо­торговцами. В интересах последних Гордон от имени британского пра­вительства открыто провозгласил свободу работорговли.

Наконец, Гордон пытался прекратить восстание посредством под­купа его вождей. Он предлагал назначить их феодальными правите­лями – султанами и эмирами отдельных областей Судана – при ус­ловии их подчинения английскому генерал-губернатору. Самому мах­ди он предложил титул кордофанского султана. Вожди восстания с негодованием отвергли предложения Гордона.

В начале 1885 г. повстанцы после долгой осады заняли Хартум.

Гордон был убит. Вся страна, за исключением некоторых окраинных округов, была во власти махдистов. В Судане возникло теократиче­ское централизованное феодальное государство. На большей части его территории – по всей долине Нила, в центральной части Дарфура и некоторых районах Кордофана – быстро формировались феодальные отношения. Вместе с тем сохранялись элементы рабства, а также пат­риархальные и первобытнообщинные отношения. Махди признал за­конность рабства и специальным указом потребовал возвращения бег­лых рабов их хозяевам. В рабство обращались мятежники и военно­пленные.

В первые годы существования махдистского государства был опуб­ликован ряд законов, по которым земля, экспроприированная незадол­го до восстания османской администрацией у местного населения, воз­вращалась прежним владельцам. Были установлены коранические на­логи – ушр (десятина), закят (налог со скота и других видов иму­щества) и фитра (подушный налог). Хотя махдистам приходилось про­водить жесткую налоговую политику, в целом размеры налогов были намного меньше, чем обложение при «турках».

В целях укрепления государства была предпринята реорганизация всего аппарата управления. Во главе государства первоначально сто­ял махди, а после смерти Мухаммеда Ахмеда в 1885 г. – его преем­ник халиф Абдаллах. Правитель страны обладал почти неограничен­ной властью. Прежний совет вождей союзов племен был заменен по­стоянно действующим Государственным советом, обсуждавшим основ­ные проблемы внутренней и внешней политики. Ближайшими помощ­никами и советниками правителя государства являлись глава казна­чейства, главный шариатский судья и эмиры – руководители воен­ной и гражданской администрации во вверенных им провинциях. Су­дебный аппарат был строго централизован. По всей стране действо­вало единое законодательство, основанное на шариате и дополняемое приказами и постановлениями махди, а после его смерти – халифа.

К числу важнейших источников государственных доходов относи­лись наряду с налогами военная добыча, конфискованное имущество осужденных, прибыль от государственных монополий на продажу ра­бов, экспорт слоновой кости, гумми и т.

д., займы у купцов, которые обычно не возмещались. Для удовлетворения потребностей развиваю­щейся торговли халиф Абдаллах приступил к чеканке собственных ме­таллических денег.

Производительные силы в независимом Судане достигли сравни­тельно высокого уровня. Крестьяне стали выращивать технические культуры – хлопчатник, кунжут, сахарный тростник. Были построены или восстановлены прежде разрушенные небольшие полукустарные мануфактурные предприятия – пороховой завод, свинцово-оловянный рудник в Нубийской пустыне, обувная фабрика, мастерские холодного оружия и кожаной амуниции, верфи речных судов.

Постоянные войны с внешними врагами и усмирение непокорных "племен внутри страны требовали создания войска, основанного на но­вых принципах. В ходе восстания военная организация махдистов пре­терпела существенные изменения. Сложившийся на первом его этапе союз ополчений племен постепенно уступил место регулярным воен­ным формированиям. По данным английской разведки, в армии неза­висимого суданского государства в 1895 г. насчитывалось свыше 86 тыс. человек.

С победой махдистского восстания особый импульс получили про­цессы национальной консолидации. Образование единого централизо­ванного государства, подчинение экономики его нуждам, перестройка администрации – все это способствовало ослаблению родовой орга­низации племен, стиранию границ между отдельными феодальными княжествами, вело к концентрации в центральных районах различных племен и народностей. Появились зачатки общих элементов духовной и материальной культуры, еще более широкое, чем при «турках», рас­пространение получил арабский язык, на котором печатались махдист-ские прокламации, приказы и воззвания, велась вся деловая перепис­ка и судопроизводство. Махдизм не признавал племенных и этнических различий. Вождям племен даже было приказано сжечь генеа­логические списки. Все подданные махдистского государства провоз­глашались «равными перед лицом Аллаха».

Постепенно учение, проповедовавшееся махди Мухаммедом Ахме­дом, было догматизировано его преемниками и последователями.

Кри­тика высказываний махди и халифов каралась смертной казнью. Над прахом махди был воздвигнут величественный мавзолей, куда предписывалось совершать паломничество взамен посещения святых мест Мекки и Медины.

Государство махдистов представляло собой военный лагерь, окру­женный со всех сторон врагами. Ему приходилось постоянно отражать нападения англо-египетских войск на севере и в Красноморской про­винции, итальянских и эфиопских войск – на востоке, бельгийских и французских войск – на западе и юго-западе страны. Судан оставал­ся одной из немногих не поделенных еще частей Африки. Поэтому дер­жавы, чьи колониальные владения окружали страну, яростно боро­лись с махдистским государством и натравливали на него соседнюю Эфиопию. В этой борьбе применялись все свойственные империали­стам средства: военные экспедиции, блокада, клевета, провокации, на­конец, шпионаж и вредительство, которыми занимались европейские авантюристы из окружения Гордона, захваченные махдистами в плен и используемые ими в качестве военных и технических инструкторов.

Постоянные войны с внешними врагами истощали силы махдист-1 ского государства. В то же время оно было ослаблено феодальным перерождением махдистской верхушки. Характеризуя махдистские, в том числе суданское, движения, Ф. Энгельс писал: «...даже в случае победы они оставляют неприкосновенными прежние экономические ус­ловия. Таким образом, все остается по-старому...»

Примкнувшие к махдист-скому движению после его по­беды представители эксплуа­таторских классов – помещи­ки, вожди племен, купцы, ра­боторговцы – стремились со­хранить свои богатства, занять командные посты в государст­ве, использовать его в своих корыстных интересах. Притуп­ляя социальное острие махди­стской проповеди, они подчер­кивали, что «богатых и бедных объединяет общая вера и об­щие цели в священной войне».

Вместе с тем выделилась и новая феодальная знать. Мах­дистские военачальники и сам халиф Абдаллах присваивали львиную долю военной добычи. В их собственность перешли лучшие земельные угодья, в первую очередь хорошо ороша­емые нильские берега и ост­рова. В пользу правящей фео­дальной «аристократии» вво­дились специальные поборы. Постепенно в Судане была восстановлена с некоторыми изменениями османская система управления и сбора налогов. Таким образом, была похоронена внушенная пропагандой махдистов мечта крестьян и рядовых кочевников освободиться от феодального гнета.

Махдистская верхушка опиралась на союз племен, из которого про­исходил халиф Абдаллах. Они были поставлены в привилегированное положение, в то время как остальные племена подвергались всевоз­можным притеснениям. Выступления крестьян, ремесленников, рабов, кочевников против махдистской феодальной верхушки жестоко подавлялись.

В начале XIX в. борьба держав за Судан и верховья Нила всту­пила в решающую стадию. Франция, получившая в Эфиопии ряд концессий, начала готовиться к завоеванию Восточного Судана. Из французской Западной Африки была направлена военная экспедиция к верховьям Нила. В свою очередь Англия поспешила снарядить сильную военную экспедицию против Судана под командой генерала Китчене­ра. Продвигаясь из Египта вверх по Нилу, англо-египетские войска подошли в сентябре 1898 г. к Омдурману – столице махдистского государства. В битве под этим городом десятки тысяч махдистов были истреблены английскими пулеметамиМахдистское государство па­ло. Англичане разрушили гробницу Махди и развеяли его прах. Они по пятам преследовали остатки махдистской армии, подавляли последние очаги сопротивления.

19 сентября 1898 г. в селении Фашода (на Белом Ниле) английский отряд встретился с французской экспедицией Маршана, Англия потребовала вывода французских войск из Судана. На этой почве воз­ник острый конфликт, грозивший войной. Ленин, перечисляя «(Главнейшие) Кризисы в международной политике великих держав», отмечал: «Англия на волосок от войны с Францией (Фашода). Грабят («делят») Африку»2. В конечном счете Франция была вынуждена отвести свои войска и отказаться от притязаний на Восточный Судан. Английские империалисты завладели страной.

В 1899 г. Судан был формально поставлен под так называемый «кондоминиум», т. е. совместное господство Англии и Египта. Участие Египта в управлении Суданом сводилось к посылке туда батальона своих войск и финансированию оккупации. Египет также покрывал ежегодные дефициты суданского бюджета и направлял крупные суммы на железнодорожное строительство и ирригацию.

<< | >>
Источник: «Независимое государство Конго» и колониальный режим Леопольда II. Преобразование НГК в бельгийскую колонию.Лекция. 2016

Еще по теме ВОССТАНИЕ МАХДИСТОВ И ЗАХВАТ СУДАНА АНГЛИЕЙ:

  1. ВОССТАНИЕ МАХДИСТОВ И ЗАХВАТ СУДАНА АНГЛИЕЙ
  2. Колониальная политика европейских держав в конце XIX в. Территориальный раздел мира.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -