<<
>>

Глава 11. Башкирские войны-восстания

56. Колонизация Башкортостана и борьба башкир за права и свободы. Имеется множество исторических документов нормативного характера, которые в той или иной степени связаны с башкирскими вос­станиями.

Некоторые из них приняты по горячим следам вооруженных выступлений башкир в целях их «умиротворения» и подтверждают усло­вия вхождения в Русское государство. Ho большинство из них имеют цель «обуздать край», подавить сопротивление башкир противоправны­ми действиями правительства. Однако, зачастую, такие меры служили причиной уже других башкирских восстаний, которые подавлялись с особой жестокостью.

Период с 1662 по 1798 год является самым драматичным для баш­кирского народа. Именно события данного времени позволяли В. Ви- тевскому утверждать, что «дорогой ценой приобрела себе этот край Россия, много, даже очень много было пролито инородческой и рус­ской крови на этом пространстве, прежде чем оно было включено в состав Русского государства. Более двух веков, с небольшими переры­вами, продолжалась упорная борьба русского правительства с инород­ческим населением этого края, особенно с главными обитателями его - башкирами»[225].

Ho если В. Витевский, как и А. Доннелли и другие сторонники кон­цепции завоевания Башкортостана, ведет отчет от падения Казани, то мы за условную дату начала «переходного» этапа, или периода, принимаем 1662 год - дату первого крупного вооруженного выступления башкир против противоправной политики правительства. Данный период обо­значен «переходным», поскольку он занимает промежуточное положение между периодами автономности и сословного положения башкир, резко от них выделяясь характером исторических событий и политической си­туацией в крае. Аналогичную позицию занимал Порталь Роже, писав­ший: «Главными причинами столетнего конфликта, отмеченного пятью восстаниями (последнее из которых, Пугачевщина, было особенно серь­езным), стали явления экономического и социального порядка.

Протек­торат, при котором социальная структура башкирского народа сохрани­лась нетронутой, был лишь переходным этапом к полному порабощению башкир в ходе индустриализации и заселения края пришлыми народа­ми»[226]. B действительности, восстаний-войн было больше и конфликт завершился не порабощением, а переводом башкир в военно-служилое сословие. Лишенный доступа к архивным первоисточникам[227], исследо­ватель тем не менее сумел верно определить хронологические рамки и сущность «героической эпохи в истории башкирского народа, соци­альная и экономическая структура которого в течение XVIII века подвер­глась глубоким изменениям. Башкирская аристократия, которая прини­мала самое активное участие в восстаниях, была уничтожена... Одно­временно шло ослабление межплеменных связей, башкирское общество теряло свою монолитность, в обнищавших деревнях только отдельные семьи выезжали еще на летовки...»[228].

Феномен башкирских войн-восстаний ХѴІІ—ХѴІІІ веков всегда был объектом пристального внимания историков, и ему посвящено достаточ-

315

но много научных трудов . K сожалению, в государственно-правовой науке данный вопрос не ставился в качестве объекта исследования, как и особый «переходный» период 1662-1798 годов в истории башкирского народа.

B течение 1662-1798 годов произошло 6 войн-восстаний: 1662-1665, 1681-1684, 1705-1711, 1735-1740, 1755-1756, 1773-1775 годов.

Именно частота данных конфликтов, которые происходили в сред­нем каждые 20 лет, позволяет констатировать наличие особого периода в истории башкирского народа, в течение которого осуществлялась борьба за сохранение прав и свобод. (Вооруженные конфликты были и до 1662 года: 1572, 1581, 1616, 1645 годов, но участие в них башкир не носило массовый характер.)

Первые войны-восстания (1662-1665, 1681-1684, 1705-1711 годов) заканчивались мирными переговорами, что объясняется не только слабо­стью правительства в регионе, но и военной мощью башкир. (Исследова­тели считают, что в XVI-XVII веках русское войско не достигло еще во­енного уровня конных кочевников[229].)

Война-восстание 1662—1665 годов.

Причиной послужили: противо­правный захват башкирских земель, основание Закамской линии крепо­стей, требования правительства по возврату военной добычи, захвачен­ной в ходе войны с калмыками, поддержка последних в споре за облада­ние юго-западными башкирскими землями (башкиры являлись более «старыми» вассалами московского царя и считали, что Москва должна была занять пробашкирскую позицию), злоупотребления должностных лиц при сборе ясака и действия по возврату военной добычи.

Конфликт в центральном Башкортостане закончился в 1663 году примирением сторон, послы от башкир Ногайской дороги были приняты царем. Еще раз подтверждались условия вхождения башкир в состав Мо­сковского государства. Был снят со своего поста не устраивавший баш­кир уфимский воевода А. М. Волконский.

Ho правовое положение Сибирской дороги оставалось неоднознач­ным. Дело в том, что вхождение башкир Сибирской дороги в состав Рус­ского государства происходило в процессе завоевания Сибирского хан­ства. Ряд башкирских родоплеменных организаций (табынцы, сынрянцы, мякотинцы и др.) активно поддерживали кучумовичей. Отношение рус­ского правительства к башкирам Сибирской дороги было соответствен­ным. Так, ясак с жителей Сибирской дороги рассчитывался не с опреде­ленной территории, а с каждой родоплеменной единицы, что роднило его, с правовой точки зрения, с данью. Естественно, что и признание башкирами Сибирской дороги сюзеренитета Москвы носило крайне формальный характер. Как показывают события «Тюменской войны»[230], органы государственной власти находились в состоянии перманецтной войны с родоплеменными организациями башкир Сибирской дороги, военными отрядами кучумовичей, а также ногаев и калмыков.

Суть конфликта связана еще с домонгольским политическим насле­дием. По ярлыку, данному Чингисханом, видно, что Муйтен-бий контро­лировал территорию, которая включала и значительную часть образо­ванного позднее Сибирского ханства. Конечно, с установлением мон­гольского управления и приходом связанных с монголами родоплемен­ных организаций башкирам пришлось «потесниться», но в целом они не утратили своего доминирующего положения в регионе, о чем свидетель­ствует, к примеру, тот факт, что окружение одних из последних кучумо-

^ 2 j g

вичей - Каная и Азима составляли башкиры-табынцы .

Надо учесть, что основной доход Сибирского ханства составлял ясак пушниной, собираемый в основном с политически пассивных местных народов: вогулов, коми и т. д. Башкирские элиты Сибирской дороги, со­ставляя опору ханской власти, также получали свою долю с данного дохода.

Осинская же дорога возникла в результате миграции части башкир­ских родоплеменных организаций на север, подальше от монгольской администрации. И было бы наивно полагать, что воинственные башкиры не воспользовались возможностью объясачить местное население.

И вот установившуюся систему отношений ломает русская экспан­сия. Московский царь требует уплаты ясака уже в свою пользу. Полити­ческие элиты Сибирского ханства (в том числе и башкирские элиты) ока­зывают яростное сопротивление агрессору. И даже после крушения Сибирского ханства не оставляют попыток реанимировать его. Очевид­но, что башкиры Сибирской дороги не могли так просто смириться со сложившимся положением, уплатой ясака, русской экспансией и т. п. и были заинтересованы в восстановлении Сибирского ханства.

Башкиры же Ногайской дороги от событий, связанных с вхождением в состав Московского государства, только выиграли, поскольку заняли освободившиеся от ушедших ногаев земли. Правительство еще не при­ступило к колонизации дороги, поэтому интересы башкир и государства здесь не противоречили друг другу. A стихийная миграция различных народностей, а также крестьян из центральных областей страны, которую правительство пыталось остановить, только усиливало башкир (пересе­ленцы становились арендаторами башкир-вотчинников). C соседними же народами (калмыками, казахами) отношения, напротив, были натянуты­ми, поскольку имел место прямой конфликт за обладание пограничными кочевьями.

Более активная роль башкир Казанской дороги объясняется тем, что они первыми ощутили негативные стороны правительственной политики в крае (земли под строительство Закамской линии крепостей изымались именно у них).

Внешнеполитические симпатии части элиты башкир Ногайской и Ка­занской дорог традиционно были отданы Крымскому ханству и Турции (прокрымская партия была сильна и в Казанском ханстве)[231].

И, судя по крымским источникам, башкиры активизировали дипломатическую дея­тельность, рассчитывая на помощь, а в последующем, возможно, на из­менение сюзеренитета в пользу Крымского хана[232].

Были установлены и связи с калмыками. Ho позиция калмыков не была последовательной: часть поддержало русских, часть - башкир[233].

Однако среди башкирской элиты были также сильны позиции про- московской партии. He следует забывать, что без ее наличия мирное вхождение башкир в состав Московского государства было бы невоз­можным. Приверженцы промосковской партии, участвуя в войнах- восстаниях, требовали лишь соблюдения правительством всех взятых на себя обязательств при вхождении башкир в состав государства. После декларации представителей правительства данных намерений, привер­женцы промосковской партии, как правило, выступали за прекращение конфликта и начало мирных переговоров, предлагали свои услуги в ка­честве посредников. А. Доннелли включает деятельность указанной пар­тии в состав основных причин, приведших к прекращению конфликта32-.

C учетом вышеизложенного, война-восстание 1662-1665 годов должна рассматриваться как попытка башкир Сибирской и Осинской дорог восстановления Сибирского ханства. B пользу данного утвержде­ния говорит тот факт, что в начале 1663 года в расположении вооружен­ных сил башкир Сибирской дороги фигурирует царевич Кучук3- . Как сообщают источники, «царевич Кучюмов с калмаки и с татары и с баш­кирцы... и Тобольск де хотят взять и служилых людей побить; и догово­рились на том, что быть де царевичу Кучюмову в Тоболеску и владеть ему всею Сибирью, и ясак де платить со всех городов сибирских тому царевичу Кучюмову»[234]. Очевидно, что башкиры Сибирской дороги, от­казавшись от московского сюзеренитета, призвали законного наследника правителей Сибирского ханства. »

Однако зимой 1665 года после переговоров конфликт был улажен. Непоследовательность башкир в поддержке кучумовичей объясняется тем, что они, ориентируясь в сложившейся политической ситуации, пре­красно осознавали, что планы по восстановлению Сибирского ханства являются эфемерными.

По всей видимости, башкирские элиты просто использовали кучумовичей для достижения своих целей. Наличие царе­вича делало движение политически более значимым, что способствовало привлечению большего числа сторонников, давало дополнительные пре­имущества в переговорах с московским правительством и т. п.

Итак, первая война-восстание закончилась в целом благоприятно для башкир. Стороны вернулись к прежним отношениям. Правительство официально подтвердило условия вхождения, обязалось пресечь имев­шие место правонарушения.

Война-восстание 1681-1684 годов[235]. Причина: попытка насильст­венной христианизации, злоупотребления представителей местной госу­дарственной власти, противоправный захват башкирских земель. Как уже отмечалось, согласно правовой традиции региона считалось недо­пустимым вмешательство властей в духовную жизнь своих подданных, тем более - требовать изменить свою религию или обычаи.

Каких-либо источников о выдвижении кого-либо из лидеров движе­ния в качестве общебашкирского хана или приглашении хана со стороны

не имеется, хотя имеются сведения, что башкиры активизировали ди-

326

пломатические отношения с крымскими татарами .

Башкиры действовали в союзе и с калмыками, и движение приобрело такой размах, что казанский воевода Шереметев, имея в своем распоря­жении 5,5 тыс. войска, не решился выступить в поход в Башкортостан и просил дополнительные силы. Однако в 1682 году стрельцы подняли восстание и, хотя оно было подавлено, использовать их против башкир не представлялось возможным.

Правительство 8 июля 1682 года и в октябре того же года обращается к башкирам с официальными грамотами, в которых осуждается христиа­низация и захват земель, сменяется уфимский воевода Коркодинов. На­чинаются мирные переговоры.

Окончательно конфликт прекращается в 1684 году, после диплома­тического успеха правительства: разрыва калмыками союза с башкирами и нападения их на бывших союзников.

Война-восстание1705-1711 годов. Причина: попытка правительства установления неправомерных сборов с башкир (деятельность «прибыль­щиков»). Данная война-восстание произошла в разгар Северной войны 1700-1721 года, что не случайно: именно военные расходы вынудили правительство усилить фискальный гнет по всей стране, в том числе и в башкирском крае.

Особое возмущение башкир вызвала жестокая расправа комиссара Сергеева над выборными лицами от башкир четырех дорог. Когда же выехавший для переговоров в Москву лидер башкир Казанской дороги Дюмей Ишкеев был доставлен под конвоем в Казань и там повешен, движение приобрело всебашкирский размах. Обман доверившегося или убийство посла, а именно так квалифицировались действия русского правительства, подлежали отмщению как по обычному праву, так и по не потерявшим авторитета в регионе нормам Великой Ясы, а по междуна­родному праву того времени давали формальный повод для объявления войны .

Всебашкирский курултай избирает ханом султана Мурата - родст­венника каракалпакского правителя’28. Ho хан Мурат, ввязавшись в вой­ну с калмыками, теряет поддержку башкир и в поисках военной помощи совершает поездку в Крым и в Турцию. He получив ее, по пути домой поднимает восстание на Кавказе, но его разбивают и берут в плен[236].

Следующим ханом становится, по-видимому, башкир Ногайской до­роги Хазий Акускаров. Однако реальную политику башкир определяли наиболее влиятельные старшины - лидеры крупнейших родоплеменных организаций, такие как Алдар Исянгильдин, Уракай Юлдашбаев, Кусюм Тюлекеев, Дюмей Ишкеев и др. Ханы же играли преимущественно «так­тическую роль»[237].

B начавшемся конфликте башкиры оказались в составе широкой ан­тирусской коалиции, включающей Швецию, Турцию, Крым, а также вы­ступившими против имперского правительства на стороне Украины во главе с гетманом Мазепой и донских казаков под предводительством Кондратия Булавина. Естественно, что все ее участники имели разный правовой статус и не имели общего руководства.

Однако считать, что башкиры действовали совершенно автономно, было бы неверно. Кроме традиционных связей с Турцией и Крылом, а также родственными народами региона (каракалпаками, ногаями и др.) общеизвестна связь и донских казаков с башкирами. Источники инфор­мировали, что «и он, Булавин, божьей милостью состоит в союзе с баш-

33!

кирами» .

Союз башкир и донских казаков, направленный против центрального правительства, является очень показательным в государственно-правовом плане. И он не был единственным. Башкиры и казаки стали союзниками в войне 1773-1775 годов, башкиры участвовали в действиях Разина и др. Дело в том, что правовое положение башкир и казаков было аналогич­ным. Единственным существенным отличием была этническая принад­лежность башкир и казаков: если первые для Москвы были «инородца­ми», то вторые - своими, соответственно к ним и отношение в ходе военных действий было иным (семьи восставших казаков не подверга­лись физическому уничтожению, массовой раздаче в крепостные и т. п.).

Практически до 1707 года донские казаки пользовались автономией, которая постулировалась в двух емких формулах: «С Дону выдачи нет» и «Мы не кланяемся никому, окромя Государя». Признавая сюзеренитет Москвы, казаки не терпели никакого вмешательства во внутренние дела. И именно злоупотребления петровских чиновников вызвали булавинское восстание.

Таким образом, можно констатировать факт трансформации государ­ственно-правовой парадигмы русского государства. Московское царство перерастает в Российскую империю. Единство империи обеспечивается не консенсусом элит, а государственным механизмом. Рекрутирование элит начинает осуществляться по «служебной» модели33". Особенность возникающей вертикально интегрированной бюрократии заключается в том, что она не приемлет идеи правосубъектности других организаций, кроме собственной. Поэтому устойчивость системы в целом может дос­тигаться только путем максимального расширения данной модели рекру­тирования, с тем чтобы она охватила все структурные части империи.

Данная война-восстание - одно из самых значительных по размаху военных действий: башкиры вплотную, на 30 верст, приблизились к Ка­зани и, по слухам, намеревались двинуться на Москву3'3.

Главная заслуга в военном поражении башкир и союзных им донских казаков, по мнению JI. Гумилева, принадлежит калмыкам[238]. B 1710 году калмыки атаковали башкир с тыла, и последние, не имея возможности вести войну на два фронта, сложили оружие. Таким образом с помощью одних вассалов Москва усмирила других333.

Война-восстание 1735-1740 годов. Причина: действия Оренбург­ской экспедиции, продолжавшиеся неправомерные захваты земель и зло­употребления властей. Организация Оренбургской экспедиции, несмотря на заявленный протест башкир, означала отказ правительства от условий вхождения башкир в состав Русского государства. Башкирские лидеры, прекрасно осознавая, что новая политика центра направлена на непри­крытую колонизацию края, на ряде всебашкирских йыйынов решают противодействовать строительству Оренбурга . Поводом к началу вы­ступления стала жестокая казнь башкирских послов, направленных к Ки-

3B7

рилову - начальнику Оренбургской экспедиции .

B ходе данной войны-восстания проявилось изменение отношения правительства к башкирам. Издаются указы, прямо нарушающие условия вхождения башкир в состав Московского государства и направленные на ущемление их прав и свобод.

Так, согласно Указу «О мерах к совершенному прекращению бунта башкирцев и о запрещении им генеральных сборов без присутствия во­енных чинов» значительно ограничивается и ставится под контроль пра­вительственных чиновников деятельность всебашкирских йыйынов'38. По Указу же «О непроведении переписи башкир...» настоятельно реко­мендовалось прекратить практику избрания челобитчиков от всего наро­да и отправлять их от каждой волости отдельно. Данные меры являются первым шагом к ликвидации политической автономии и ломке традици­онной политической системы башкир.

Начинается массовый противоправный захват башкирских земель. Указ «О недержании беглецов и о наказаниях Башкирцев...»[239] снятием запрета на куплю-продажу башкирских земель фактически легализирует неправовые (с точки зрения законодательства) захваты земель под заво­ды и т. д. Также, согласно данному указу, мещерякам и иным «верным» народам-арендаторам башкирских земель занимаемые ими земли пере­ходили в собственность.

По мнению А. Акманова, специально исследовавшего вопрос зе­мельной политики государства в крае, указ от 11 февраля 1736 года «не отменил вотчинное право башкир на землю, но означал существенное его ограничение. Это стало нарушением жалованных грамот Ивана

Грозного. Таким образом, была создана правовая основа для массового изъятия башкирских вотчин. Захват земли стал осуществляться не только путем основания крепостей, заводов, раздачи переселенцам из централь­ных районов, но и в форме усиления общего контроля государства над всей территорией края. Некоторые совместные владения башкирских волостей, или “дорог”, и расположенные преимущественно на окраинах Башкирии квалифицировались как “пустолежащие”, “празднолежащие”. C этого времени в официальной документации относительно части баш­кирской территории появляется термин “казенная земля”. Таким образом, 30-90-е гг. XVIII века составляют новый этап земельной поли­тики русского царизма в крае, который привел к крупным социально­экономическим и политическим сдвигам. Несмотря на сохранение вот­чинного права, башкиры потеряли свыше 50 % своих владений»[240]. C правовой точки зрения, показательны именно данные изменения в по­нимании правительством правового статуса башкирского края. Башки­рам как народу фактически отказывается в праве на собственную терри­торию, то есть башкиры теряют правосубъектность и автономию.

Башкирам запрещается иметь кузницы и огнестрельное оружие, за­прещается также ввоз и продажа им любого оружия . B итоге, использо­вавшие в военных действиях еще в 1662 году пушки и имеющие в каждом

342

дворе «пансер, копье, лук, и сабель, також де ружье...» , к 1812 году башкирские воины вынуждены были сражаться архаическим оружием, показывая при этом чудеса храбрости и героизма.

Однако наиболее реакционным являлся Указ «О посылке войск в Башкирию и скорейшем прекращении башкирского бунта» от 16 февраля 1736 года, открыто санкционировавший геноцид башкир.

Данные указы были направлены также на дальнейшее разделение пришлого населения и башкир и их противопоставление. B этих целях, во-первых, они поощряли тех служилых мещеряков, которые, сохраняя верность царскому правительству, принимали участие в подавлении башкирских восстаний. Им башкирские земли предоставлялись бесплат­но, навечно и безоброчно.

Во-вторых, тептяри и бобыли, по примеру мещеряков, подлежали «от­решению от башкирского послушания» и освобождались от уплаты оброка башкирам-вотчинникам. Они должны были платить только прежний ясак в казну. В-третьих, новокрещеные за верность определялись в казацкую службу и освобождались от ясака. В-четвертых, башкиры с казанскими

татарами могли войти в сватовство только по разрешению казанского губернатора. За каждую свадьбу в пользу казны брали по лошади драгун­ской, а с тех лиц, которые женились без позволения, брали по три лошади драгунских. В-пятых, сохранившие верность татарские мурзы освобожда­лись от корабельной работы и подушного платежа, а поддержавшие баш­кир казанские ясашные татары несли тяготы корабельной службы и по­душной подати.

Ha основании Указа «О посылке войск в Башкирию и скорейшем прекращении башкирского бунта» от 16 февраля 1736 года наряду с ре­гулярными правительственными войсками для подавления башкирского восстания 1735-1740 годов были укомплектованы карательные отряды из числа служилых мещеряков, казанских мурз и татар, калмыков, яиц- ких казаков и дворцовых крестьян.

Согласно пунктам 4 и 5 указа от 11 февраля 1736 года лицам, задер­жавшим башкир с ружьем, полагалась лошадь пойманного, а виновные подлежали ссылке.

Вышеназванным указом (пункт 13) было ограничено и самоуправле­ние башкир. B каждой волости вместо волостных старост избирались два или три старшины, которые должны были исполнять свои обязанности поочередно. Старшины несли ответственность за преступления и высту­пления башкир в волости. Иыйыны позволялось проводить всего один раз в год с разрешения царской администрации только в местности Чес- ноковка.

Пункт 14 рассматриваемого указа регулировал и духовную жизнь. B каждой дороге позволялось быть только по одному ахуну, всего четы­ре. Ахуны назначались на должность царской администрацией и при этом приносили особую присягу на верность властям. Ахунам запреща­лось обращение в мусульманскую религию лиц из других вер. Строи­тельство школ и мечетей позволялось только на основе особых указов.

B целях усиления притока пришлого населения, главным образом русского, пункт 16 указа отменил запрет продажи башкирских земель.

Bo многих положениях вышеназванных указов предусмотрены меро­приятия по организации новых военных гарнизонов в Башкирии и даль­нейшей колонизации края, а также по строительству Закамской линии (Оренбурга и «прочих городков» в целях изоляции Башкортостана от внешнего тюркского мира и превращения его во внутреннюю Россию).

Ha основе Сенатского указа от 17 марта 1738 года мещеряки как со­словие в целом «за их нынешнюю верность» могли владеть в дальней­шем башкирскими землями, которыми они в тот период пользовались, безоброчно в пользу вотчинников-башкир343.

Царское правительство особо следило, чтобы башкиры-бунтовщики не смогли «плутовские свои замыслы разсевать в жилищах верно-

344 T7

подданных казанских мурз и татар» . Для этого на основании указа от 26 сентября 1755 года «в целях усмирения и искоренения злодейст­вующих башкирцев» на добровольной основе был создан из числа слу­жилых мурз и казанских татар отряд в количестве 5 000 человек. Им бы­ло позволено оставлять у себя и также продавать внутри России «...взятые в плен малолетные и женский пол» и «имения» башкир[241].

B войне-восстании 1735-1740 года башкиры потерпели полное воен­ное поражение. Мирные переговоры не осуществлялись, приведение к присяге было принудительным. Ho башкиры не считали себя связанными обязательствами, взятыми под угрозой оружия, что наглядно показали события 1755 года.

Отдельного рассмотрения требует феномен «верных» башкир. «Вер­ными» считались башкиры, не принимавшие участия в боевых действиях против правительства. Часть из них участвовала в войнах-восстаниях на стороне правительства. А. С. Доннелли с удивлением пишет, что «к 1740 году примерно 40 % воинского контингента русских, находящихся под командованием Башкирской комиссии, составляли так называемые верные башкиры»[242].

Полностью не соответствующим истине является представление, что основу «верных» башкир составляла аристократия, или так называемые феодалы. He углубляясь в анализ элитообразования и структуры башкир­ского общества, отметим, что из 770 призванных в 1735 году для участия в Оренбургской экспедиции тарханов явилось только 160, и причиной неявки был вовсе не страх или давление «восставших народных масс».

Выше упоминалось наличие промосковской партии, но в связи с со­бытиями 1735-1740 годов можно считать, что искренних сторонников правительства среди башкир не осталось. Царское правительство всяче­ски старалось привлечь на свою сторону башкир. Так, в именном указе императрицы от 1 сентября 1755 года ушедшим после восстания в казах­ские степи башкирам со своими семьями предлагалось вернуться в тече­ние шести месяцев и «добровольно вины свои принести». B противном случае, как предписывалось в указе, «жилища их, земли, угодья и к тому всякия принадлежности розданы будут тем башкирцам, кои во всякой верности к Нам пребывают»[243].

Ho, отказавшись от российского сюзеренитета, башкиры оказались в сложной геополитической ситуации. Хотя крупные силы правительства были отвлечены русско-турецкой войной 1735-1739 годов, башкиры ве­ли войну в полной изоляции, окруженные казахами и калмыками, отно­шения с которыми никогда не были хорошими. Политика правительства

по натравливанию народов-арендаторов башкирских земель (мещеряки, тептяри, бобыли и др.) против башкир-собственников позволила сфор­мировать «пятую колонну» в самом башкирском крае. B данных услови­ях, после поражений в 1735-1737 годах, ряд лидеров башкир в 1738 году решают призвать казахских ханов в качестве новых сюзеренов, рассчи­тывая получить от них военную помощь. Так, Бепеня Торопбердин, один из наиболее известных лидеров башкир, в письме к хану Малой Орды Абулхаиру обращается к нему «наш царь», требуя выполнения взятых им на себя обязательств[244]. Однако для значительной части башкир призна­ние казахского сюзеренитета было совершенно неприемлемым. Напри­мер, согласно докладу Кирилова только в 1734 году башкиры под пред­водительством Таймас-батыра отразили десятитысячное войско хана Средней Орды, пытавшегося вторгнуться в Башкортостан[245]. B результа­те наступает раскол, и с 1737 года антиправительственная война- восстание фактически перерастает в гражданскую войну сторонников и противников продолжения борьбы, в условиях реальной угрозы физиче­ского уничтожения нации[246].

Таким образом, действия Таймас-тархана и других так называемых верных башкир нельзя считать предательством ни с правовой, ни с мо­рально-этической точки зрения. Каждая родоплеменная организация считалась суверенной и самостоятельно выбирала сюзерена и осуществ­ляла иные действия. И башкиры, упорно продолжающие борьбу и пре­кратившие бесперспективное сопротивление, были по-своему правы, все они защищали свой народ так, как считали нужным. Политическим эли­там пришлось сделать тяжелый выбор между потерей автономии и физи-

351

ческим выживанием народа. И неподдержка большинством башкир нового всебашкирского хана Карасакала говорит о том, что точка зрения Таймас-батыра возобладала.

Война-восстание 1755-1756 годов. Причина: башкиры не смирились с поражением в войне-восстании 1735-1740 годов. Правительство же продолжало противоправную политику: изымались башкирские земли, было запрещено строительство новых мечетей и школ[247], государствен­ная монополия на соль была распространена и на башкир[248] и т. д. He прекращались различные злоупотребления чиновников. Отмену ясака (который был заменен намного более тяжелой[249] монополией на соль) башкиры расценили как попытку правительства приравнять их по право­вому статусу к крестьянам. По правовым представлениям башкир, вы­плата ясака служила подтверждением отношений вассалитета и выте­кающих из него прав и свобод.

Лидеры башкир Бурзянской волости стали тайно готовить открытое выступление. Однако в организации движения отрицательно сказались последствия действий правительства по ликвидации традиционной структуры самоуправления башкирского народа (запрещение всебаш- кирских йыйынов). B результате война-восстание 1755-1756 годов при­няла форму партизанской войны.

Продолжение политики геноцида, выразившегося в физическом уничтожении башкир без определения вины, раздаче жен и детей и т. п.[250], вынуждала башкир искать убежища у казахов. По приблизитель­ным данным, в казахские степи ушло до 50 тыс. башкир[251]. Однако каза­хи по рекомендации правительства начинают грабеж беженцев, в резуль- CZ ~ 357

тате вспыхивает оашкиро-казахская воина .

Государственно-правовой интерес представляет идеология движе­ния[252]. Она приняла национальный характер, выражающийся в триаде «одна страна - один народ - одно государство». Поэтому движение 1755­1756 годов следует считать национально-освободительным.

Война-восстание 1773-1775 годов. Причина: факторы, вызывающие у башкир неприятие имперского правительства, остались прежними. Ка­тализатором движения послужило выступление яицких казаков под предводительством Пугачева. B воззваниях-указах к башкирам Пугачев обещал за поддержку пожаловать их землей, водами, лесами и т. п., сво­бодой вероисповедания, то есть фактически подтверждал изначальные условия вхождения башкир в состав Московского государства, которые

359

нарушались имперским правительством . B результате абсолютное большинство башкир присоединились к Пугачеву '60.

Подавляющее число исследователей считают восстание под предво­дительством Пугачева крестьянской войной. Однако основу его военной силы составляли башкиры и казаки (анализ причин, повлекших военный союз казаков и башкир в ряде войн против центрального правительства, проводился выше). Только в ставке Пугачева находилось до 10 тыс. баш­кир[253], общее же число башкир, участвующих в движении Пугачева, оце­нивается в 50 тыс. воинов[254].

Данная война-восстание для башкир не являлась ни «антифеодаль­ной», ни тем более классовой и т. п. (Характерно, что из 39 башкир- полковников Пугачева 16 были волостными старшинами, 1 - походным старшиной, 2 - сотниками[255].) Она была лишь еще одной, пусть и самой значительной, войной всего башкирского народа за национальные права и свободы, восстановление и сохранение политической автономии.

Итак, причиной многочисленных конфликтов явились грубые нару­шения центральным правительством условий вхождения башкир в состав Русского государства, выразившиеся в различных противоправных дей­ствиях (увеличение фискального бремени, изъятие земель, попытки на­сильственной христианизации и др.).

Правовая оценка вооруженных конфликтов правительством и баш­кирами различалась. Естественно, что русская центральная власть рас­сматривала данные конфликты как вооруженный мятеж. Так, лидеры войны 1773-1775 годов были заклеймены буквами «3», «Б», «И», что означало «злодей», «бунтовщик», «изменник» и выражало официальную точку зрения правительства по данному вопросу.

Башкиры считали сопротивление противоправным действиям любых лиц, в том числе и правительства, своим неотъемлемым правом. Права на восстание как понятия (в понимании, закрепленном во французской Дек­ларации) в правовой культуре башкир и народов региона не существова­ло (башкиры, выступая против правительства, не считали, что они под­нимают восстание). Согласно обычному праву родоплеменное образова­ние никогда не теряло своего суверенитета (тогда как народ согласно теории общественного договора передавал свои права суверену) и всегда могло отказаться от того или иного сюзерена. Соответственно любые насильственные действия со стороны бывшего сюзерена воспринимались как объявление войны. Данная концепция известна в научной литературе как «свободный вассалитет». По указанному вопросу Р. Г. Кузеев отмечал: «...есть веские и документальные основания полагать, что в ряду глав­ных причин многочисленных восстаний башкир во второй половине XVI-XVIII в. было разное понимание характера присоединения (как “подданства” - в Москве, как “свободного вассалитета” - в Башкортостане) и нарушения со стороны царизма условий “соглаше­ний, договоров”»[256]. Конечно же, само по себе несовпадение взглядов на характер вхождения не порождало конфликта. Конфликт порождали кон­кретные действия правительства, которые, по мнению башкир, носили противоправный характер. Башкиры всегда, прежде чем предпринимать действия, значимые в правовом смысле (отказ от сюзеренитета), стреми­лись выяснить официальную позицию правительства по поводу имевших место правонарушений. И лишь исчерпав все мирные средства разреше­ния конфликта и убедившись в поддержке центральным правительством противоправных действий (то есть, что имеет место не эксцесс исполни­теля - местных должностных лиц государства), башкиры начинали воен-

~ ~ 365

ные деиствия против правительственных воиск .

Как мы выше отметили, крупнейшие конфликты 1662-1665, 1705­1711 и 1735-1740 годов сопровождались отказом башкир от российского сюзеренитета, что по международному праву того времени и региона означало, что данные конфликты в юридическом значении есть войны. Данным обстоятельством объясняется участие в конфликтах на стороне башкир кучумовичей, калмыцких тайш, каракалпаков и других лиц, рас­считывающих на роль башкирского сюзерена.

Учитывая вышеизложенное, в государственно-правовой науке для обозначения сложного феномена, известного как «башкирские восста­ния», следует пользоваться термином «войны-восстания», поскольку он более полно раскрывает его юридическое содержание.

57. Геноцид башкир. Согласно современным правовым представ­лениям под определение геноцид подпадают действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, ра­совой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятст­вования деторождению, принудительной передачи детей, насильствен­ного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитан­ных на физическое уничтожение членов этой группы. Государственную политику и действия вооруженных сил российского правительства в ходе отдельных войн-восстаний, безусловно, необходимо квалифици-

366

ровать как геноцид .

B русле целенаправленной, документально регламентированной политики физическому уничтожению подвергались не только непосред­ственные участники военных действий, но и гражданское население, осу­ществлялась раздача детей и т. п. - практически все действия, в совре­менном праве входящие в состав международного преступления гено­цид. Следует отметить, что последствия данной политики до сих пор тя­жело сказываются на демографическом положении башкир.

Необходимо подчеркнуть, что геноцид осуществлялся не (только) B результате эксцесса исполнителя - самостоятельных действий россий­ских войск, а в качестве государственной политики, санкционированной высшим руководством государства. K примеру, Указом «О посылке войск в Башкирию и скорейшем прекращении башкирского бунта» от 16 февраля 1736 года было предписано войскам осуществлять погромы и сжигать деревни «в марте и апреле месяцах, покаместь башкиры и лоша­ди безкормы», а «пойманных бунтовщиков казнить смертию, а прочих... сослать в ссылку; годных в службу - в остзейские полки и во флот, а не­годных - в работу в Рогервик, а малолетних ребят и женский пол для по­селения в русские города раздать»[257].

Bo исполнение указа правительственные войска в ходе военных дей­ствий уничтожали как вооруженные силы башкир, так и мирное населе­ние, сжигали деревни, конфисковывали скот и запасы продовольствия. Точно оценить потери башкир не представляется возможным, можно говорить лишь о приблизительных цифрах. По неполным данным, лишь в ходе борьбы 1735-1740 годов башкиры потеряли свыше 40 тыс. чело­век (не считая погибших от голода)[258]. Ho данная цифра сильно заниже­на. B известном докладе 1739 года императрице Татищев, глава Орен­бургской комиссии, доносил: «..две опаснейшия - Казанская и Нагайская дороги так разорены, что едва половина осталась, а протчия - Уфимская (Осинская) и Сибирская дороги - хотя не столько людей пропало, одна­ко ж у всех лошади и скот пропали, деревни позжены, и, не имея пропи­тания, многие з голоду померли»[259]. Таким образом, кроме огромных людских потерь башкиры понесли катастрофические материальные по­тери. Например, лишь с июня по сентябрь 1740 года правительственные войска сжигают 725 деревень Сибирской и Ногайской дорог[260] (для срав­нения: в 1743 году в Сибирской и Ногайской дорогах насчитывалось все­го 578 деревень3 '). To есть по крайней мере 90 тыс. башкир (если счи­тать, что в каждой деревне проживало 120 человек) остались без крова и средств к существованию. B результате действий правительственных войск в Башкортостане разразился страшный голод. Из донесений рус­ских офицеров командованию следовало, что башкиры «от голоду мрут, а оставшиеся собак и кошек едят, а и того им недостанет, и за безсилием

372

и отчаянием принуждены мертвых бросать» .

Были также широко распространены казни башкир, вернувшихся в ислам после насильственного крещения, через публичное сожжение. Так, 14 марта 1739 года генерал Соймонов подписал конфирмацию по делу Кисябики Байрасовой: «Пойманную башкирку, которая была кре­щена и дано ей имя Катерина, за три в Башкирию побега и что она, оста- вя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию - сжечь, дабы впредь, на то смотря, дру­гие казнились»[261].

Геноцид осуществлялся и иными способами. Например, организация пограничной службы башкир, по суждениям Кирилова, должна была привести к ограничению рождаемости: «...жены без плода останутца, а кого убьют, тот.и вовсе не возвратитца»[262].

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 11. Башкирские войны-восстания:

  1. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  2. Введение
  3. Глава 1. Южноуральская деревня и власть в 1917-1918 гг.
  4. Глава 3. Крестьянский вопрос в деятельности учреждений военной диктатуры
  5. Глава 5. Регулирование аграрных отношений на завершающем этапе гражданской войны: крестьянство и советская власть в 1919-1920 гг.
  6. Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории
  7. Оглавление
  8. Глава 4. Всемирный исторический процесс
  9. Глава 5. Цивилизация и культура в истории
  10. Глава 7. Ранние государства на территории Башкортостана
  11. Глава 8. Обычное право башкир
  12. Глава 9. Башкортостан в составе монгольских государств
  13. Глава 10. Башкортостан в составе Московского государства
  14. Глава 11. Башкирские войны-восстания
  15. Глава 12. Развитие административно-правовой системы
  16. Глава 13. Развитие судебно-правовой системы
  17. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
  18. Глава 17. Развитие законодательства Башкирской ACCP
  19. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -