<<
>>

Глава 11(6). Проблема начала информационной войны

В начале было слово...

Вернемся к проверенной классической логике.

Одним из ключевых вопросов, выводящих на неразрешимость проблемы выигрыша информационной войны, заключается в следующем: «Способна ли информационная система определить, что против нее начата информационная война?»

Исследуем эту проблему подробнее.

Пусть существуют две противоборствующие информационные системы — ИС1 и ИС2, системы защиты у которых функционально похожи и работают по следующему алгоритму:

1) получение входной информации;

2) анализ входной информации в течение времени t:

* определение источника информации;

* определение целей информатора;

* оценка правдоподобности,

если

поступившая информация оценена как факт агрессии,

то к п.3;

иначе к п.1;

3) выдача на вход агрессора адекватной информации, что подразумевает ответный удар, т.е. информационную войну.

Теперь посмотрим, что может произойти при взаимодействии подобных систем. У этого простого алгоритма оказывается достаточное число вариантов развития:

1) ИС1 оценила неопасную информацию как факт агрессии и применила ответные меры;

2) ИС1 оценила начало войны как неопасную информацию и соответственно проиграла войну;

3) ИС1 не успела оценить информацию за время, которого достаточно для адекватного реагирования, и в этом случае она либо не пострадала, если информация действительно неопасная, либо проиграла.

Как видно, все упирается в результаты анализа.

Предположим, что обе системы не желают выступать в роли агрессора. Тогда для любой из них главной задачей является идентификация сигналов, поступающих на вход, именно от системы защиты противной стороны. И задача сводится к следующему:

1) если входная информация поступила на вход ИС1 от системы защиты ИС2, то это означает начало войны;

2) если входная информация поступила на вход ИС2 от системы защиты ИС1, то это означает начало войны.

По сути дела мы рассматриваем ситуацию о применимости любого из названных алгоритмов к самому себе (в силу их функциональной идентичности). Получилось, что в общем случае задача любой из информационных систем заключается в том, чтобы понять — результат работы какого алгоритма она исследует, т.е. какой алгоритм она исследует, алгоритм ли вообще подан на вход?

Мы исходим из того, что за любой входной информацией либо стоит умысел (алгоритм), либо ничего не стоит, в этом случае входная информация не опасна с точки зрения начала информационной войны (хотя на самом деле эта информация может иметь еще более разрушительный для системы характер, но это за пределами данного исследования).

По аналогии с исследованием проблемы «Является ли частичный алгоритм всюду определенным алгоритмом»[3] не сложно показать, что рассматриваемая нами проблема также относится к алгоритмически неразрешимым.

Для доказательства предположим, что существует некий алгоритм ИСа, который позволяет определить, что подано ему для анализа (на его вход) — алгоритм или нет. Понятно, что если подобный ИСа существует, то на его основе можно построить совершенно различные алгоритмы и в том числе алгоритм, позволяющий осуществлять классификацию алгоритмов по их принадлежности тому или иному классу равносильных алгоритмов, в частности к классу алгоритмов, ответственных за выявление начала информационной войны.

В данной работы мы не будет утомлять читателя подробными математическими выкладками, отметим только, что при желании читатель может выполнить их самостоятельно, по аналогии с [3].

Отметим только, что проблема построения алгоритма для определения начала информационной войны в общем случае является алгоритмически неразрешимой, а причина кроется в невозможности создания алгоритма ИСa, положенного в основу предложенного формального метода.

Данный результат понятен, ненов и полностью определяется результатами исследования классической проблемы: «Является ли частичный алгоритм всюду определенным алгоритмом?»

В этой ситуации грозить адекватным ответом, например в виде «термоядерной дубины», бессмысленно, так как объективно невозможно доказать факт информационной атаки. Получается, что начало информационной войны определить невозможно, и это дает определенные преимущества агрессору. Но парадокс заключается в том, что если жертва нападения успеет осознать, что против нее ведется информационная война, то полученное агрессором преимущество на начальном этапе в подобного типа войнах совсем не коррелирует с мелодией гимна победителя.

После того, как информационная война начата, в дело включаются нелинейные функциональные зависимости с обратными связями, и факт алгоритмической неразрешимости проблемы в общем виде дает шанс на победу даже самому-самому захудалому противнику.

Однако алгоритмическая неразрешимость исследуемой проблемы в общем виде не означает, что в конкретном случае не существует решения. Более того, в большинстве ситуаций всегда найдется такой интервал времени или такое состояние информационной системы, когда к системе можно применить конкретный побеждающий алгоритм. Если нельзя в данный момент применить подготовленную схему действий, то можно подождать, пока придет для нее время!

Я.А. Пономарев, исследуя психологический механизм принятия решения в условиях творческих задач, отмечал, что в случае, когда логика не подтверждается практикой, задача превращается в творческую. Решение же творческой задачи возможно только с помощью интуиции. А это значит, что решение могут подсказать лишь сами вещи!

В реальной жизни так оно и бывает. Дождь за окном намекает на необходимость взять зонт, выходя на улицу. Футбольный мяч, закатившийся на тротуар, требует удара по себе. Автобус, неожиданно подъехавший к остановке, когда уже принято решение никуда не ходить и вернуться домой, отменяет это решение. Обаятельная женщина, пригласившая танцевать, порой разрушает все ваши планы не только на дальнейший вечер, но и на всю оставшуюся.

Яблоко, упавшее на голову мыслителя в нужное время, заставило проявиться в нашей жизни известную формулировку закона всемирного тяготения.

Важно, что эти «вещи» принуждают систему выйти из состояния, в котором ее поведение практически не предсказуемо, и перейти к выполнению того сценария, который навязывается «этими вещами». Действительно, как можно не ударить по мячу, когда он выкатился под ноги?

Хорошо продуманная последовательность подобных «вещей» и образует ту обучающую выборку, с помощью которой осуществляется целенаправленное управление информационной системой.

<< | >>
Источник: Сергей Павлович Расторгуев. ФИЛОСОФИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ. МПСИ 2003 г.. 2003

Еще по теме Глава 11(6). Проблема начала информационной войны:

  1. Глава III. Исследование тех начал на которых покоится давность
  2. Глава 1 Формулировка проблемы решения задачи спутниковой навигации в бортовом комплексе управления низковысотных КА
  3. ГЛАВА IIЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОБОСНОВАНИЯ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МЕТАФИЗИКИ КАК НАУКИ
  4. Глава 2. Теоретические проблемы управления конкурентоспособностью высшего учебного заведения на региональном рынке образовательных услуг
  5. ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА ОКВ«ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ РУКОВОДСТВА ВОЙНОЙ»
  6. Глава 2. Подготовка к наступательной биологической войне
  7. Глава шестнадцатая Назревшие проблемы
  8. Предисловие рецензента к «Философии информационной войны»
  9. Предисловие первого рецензента к первому изданию книги «Информационная война»
  10. Глава 6(1).«Информационная война» в материалах прессы
  11. Глава 7(2). Информационная война как целенаправленное информационное воздействие информационных систем
  12. Глава 11(6). Проблема начала информационной войны
  13. Глава 12(7). Типовая стратегия информационной войны
  14. Глава 13(8). Последствия информационной войны
  15. Глава 15(1). Проблема бессмертья информационных систем
  16. Глава 28(4). Хроника одной информационной войны
  17. Глава 29(5). Информационная война в Европе (геополитические аспекты агрессии в Югославии ¾ продолжение следует)
  18. Глава 32 (3). А судьи кто?