Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава 17. Развитие законодательства Башкирской ACCP

80. Административное и государственное законодательство. За

конодательство Башкирской ACCP как важная составляющая часть госу­дарственности в форме советской автономной республики развивалось н органической связи с советским законодательством, которое в свою оче­редь, состояло из трех систем: общесоюзного законодательства, законо­дательства союзных республик и законодательства автономных респуб­лик.

По мнению В. К. Самигуллина, законодательство Башкирской АССР, которое относилось к образованиям третьего вида, применитель­но к структуре всего законодательного массива CCCP и РСФСР образо­вывало своеобразную подсистему, взаимодействующую с общесоюзным и федеративным законодательством как часть и целое, особенное и об­щее600. Оно в полном соответствии с общесоюзным законодательством и законодательством РСФСР закрепляло основы общественного строя и политики Башкирской АССР; регламентировало правовые отношения государства и личности; определяло национально-государственное и ад­министративно-территориальное устройство Башкирской АССР; устана­вливало систему государственных органов и общественных организаций республики, регламентировало их компетенцию; нормировало наиболее существенные, с точки зрения государственных интересов республики, народнохозяйственные вопросы.

Законодательство Башкирской ACCP представляло собой структур­но-сложное образование.

B «вертикальном» разрезе основными структурными элементами системы законодательства Башкирской ACCP являлись нормативно­правовые акты. Согласно действующему законодательству и практике работы различных органов и организаций структуру законодательства Башкирской ACCP образовывали следующие нормативно-правовые акты:

- законы Верховного Совета Башкирской АССР;

- указы и постановления Президиума Верховного Совета Башкир­ской АССР;

- постановления и распоряжения Совета Министров Башкирской АССР;

- приказы и инструкции министерств, а также приказы, постановле­ния и инструктивные письма государственных комитетов и ведомств Башкирской АССР;

- решения районных и городских Советов народных депутатов Баш­кирской АССР, а также решения и распоряжения их исполнительных комитетов.

Горизонтальная структура законодательства Башкирской ACCP была представлена в Собрании действующего законодательства Башкирской ДССР, изданном в 1982 году в двух томах[415]. Составители данного Соб­рания разделили законодательство БАССР на следующие отрасли:

- законодательство об общественном и государственном устройстве;

- законодательство о труде;

- законодательство о социальном обеспечении;

- законодательство по общим вопросам народного хозяйства;

- законодательство о финансах;

- законодательство о капитальном строительстве;

- законодательство о промышленности;

- законодательство о транспорте и связи;

- законодательство о сельском хозяйстве, землепользовании и земле­устройстве;

- законодательство о заготовках сельскохозяйственных продуктов;

- законодательство о лесном хозяйстве;

- законодательство о водном хозяйстве;

- законодательство об охране природы, об охоте, рыбоводстве, рыбо­ловстве;

- законодательство о жилищно-коммунальном хозяйстве и бытовом обслуживании населения;

- законодательство о торговле и общественном питании;

- законодательство о народном образовании;

- законодательство о культуре и науке;

- законодательство о здравоохранении, физической культуре и спорте;

- законодательство об охране общественного порядка;

- законодательство о суде и юстиции.

Возникновение и становление законодательства Башкирской ACCP представляет собой исторически длительный, сложный и многогранный процесс. B своем развитии оно претерпело ряд этапов. Каждый из них отличается своеобразием исходя из особенностей исторических условий и задач государственного, общественного строительства и множества других факторов. Для исследователя представляет особый интерес зако­нодательство периода становления Башкирской ACCP (1919-1925 годы). Отсутствие общефедерального законодательства по многим сферам жиз­недеятельности, не вытравленный репрессиями в годы тоталитарного социализма революционный энтузиазм и творческий подход к решению государственных и общественных проблем, поиск форм взаимоотноше­ний между БАССР и РСФСР, особые условия становления БАССР и тра­гические страницы ее истории способствовали самостоятельности и н какой-то степени оригинальности законодательных актов Башкирской ACCP того периода.

Заслуживают внимания решения II Всебашкирского съезда Советов, который состоялся в начале июля 1921 года. Как мы уже отметили, изда­ние Декрета «О государственном устройстве БАССР» в мае 1920 года, создание антибашкирского по духу нового Башревкома, выполняющего функции правительства республики, усиление самовольного захвата башкирских земель пришлым населением на основе циркуляра № 17 Наркомзема от 26 августа 1920 года вызвали недовольство у башкирской части населения республики. B начале июня 1920 года на I съезде Сове­тов Бурзян-Тангауровского кантона делегаты поставили вопрос о непри­знании нового Башревкома и создании башкирского правительства. B кантон были направлены карательные отряды, которые арестовали деле­гатов съезда Советов. Карательные отряды во главе с уполномоченными Башкирского обкома РКП(б) и БашЧК Поленовым, Руденко и Курочки­ным начали расстреливать десятки, сотни ни в чем не повинных мирных жителей из числа башкирского населения. Архивные материалы свиде­тельствуют об использовании пулеметов для расстрела собранных якобы на митинг башкир нескольких деревень[416]. С. Мурзабулатов, активный участник башкирского национального движения 1917-1919 годов, воз­главивший восстание 1920-1921 годов, писал: «Свободолюбивый баш­кирский народ не мог перенести спокойно такую жестокую диктатуру... и народ восстал»[417]. K восставшим башкирам примкнули отдельные от­ряды, состоящие из русских крестьян, казаков, недовольных политикой продразверстки[418]. Основными требованиями повстанцев являлись: 1) установление советской власти без коммунистов, 2) отмена продраз­верстки, 3) возвращение валидовского правительства, 4) сохранение за башкирами их земель, 5) выдворение из Башкортостана русских и татар­ских коммунистов[419].

Повстанческое движение в БАССР продолжалось и в 1921 году. Оно было прекращено в результате переговоров властей с участниками вос­стания. Этому способствовали также решения II Всебашкирского съезда

Советов, на котором была принята резолюция «О борьбе с банди­тизмом».

Съезд определил следующие формы бандитизма, которые имели ме­сто в тот период в БАССР:

а) организованное контрреволюционное выступление, руководимое подпольной организацией;

б) бандитизм, вызванный объективными экономическими условиями и носящий характер стихийного движения;

в) организованные и стихийные выступления на почве национальной розни.

Против каждой формы бандитизма съезд определил методы борьбы. Например, организованные контрреволюционные выступления рекомен­довалось пресекать «самым решительным образом, прибегая вплоть до

606

самых суровых мер наказания» .

Согласно договоренности с повстанцами II съезд применил по отно­шению к ним амнистию. Эта мера и замена руководства республики спо­собствовали возврату к мирной жизни в БАССР во второй половине 1921 года.

Следует признать, что решение II Всебашкирского съезда Советов «О борьбе с бандитизмом» было принято в чрезвычайных условиях. Ус­тановление уголовных мер ответственности в данном решении является исключением из правил.

B Башкирской ACCP нашли свое развитие, главным образом, зе­мельное, природоохранное, административное, конституционное законо­дательство и законодательство об образовании и культуре. Поскольку развитие административного и государственного законодательства нами уже рассмотрено, здесь представляется целесообразным более подробно остановиться на остальных отраслях законодательства.

81. Законодательство о государственных языках БАССР. Для со­хранения и развития башкирского народа как самостоятельного этноса важное значение имело и имеет функционирование башкирского языка во всех сферах общественной и государственной жизни. До Октябрьской революции башкиры, как и другие представители тюркских националь­ностей, пользовались письменно-литературным языком тюрки, функцио­нировавшим на основе арабской графики, который был близок к татар­скому языку. Тюрки не учитывал фонетические особенности, присущие исключительно башкирскому языку, что в конечном итоге приводило к языковой ассимиляции башкирского и татарского. Башкирское прави­тельство придавало большое значение развитию башкирского языка. 31 марта 1920 года решением Военно-революционного комитета БАССР башкирский и русский языки были объявлены государственными в Баш­кирской АССР, на заседании комитета принимается Положение о госу­дарственных языках. Однако известные события, связанные с опублико­ванием Декрета «О государственном устройстве БАССР», задержали реализацию данного Положения. Ha II Всебашкирском съезде было под­тверждено решение Военно-революционного комитета БАССР о призна­нии башкирского и русского языков государственными, в соответствии с чем CHK БАССР 21 сентября 1922 года была принята «Инструкция по введению башкирского языка в делопроизводство советских учреждений республики»[420], Декретом CHK БАССР от 18 февраля 1923 года была создана Центральная комиссия по реализации башкирского языка[421] и Декретом CHK БАССР утверждена «Инструкция по введению башкир­ского языка в государственных и частно-правовых учреждениях в мас­штабах волости и села»[422]. Было введено обязательное изучение башкир­ского и русского языков во всех учебных и военно-учебных заведениях. Например, изучение башкирского языка проводилось во всех русских школах с 4-го года обучения по 3 часа в неделю на группу. Русский язык вводился во всех школах I ступени, начиная со второй половины 2-го го­да обучения, на что выделялось по 2 часа в неделю на группу, и в школах II ступени и ШКМ по 4 часа в неделю.

B инструкциях предусматривалось право каждого гражданина подать в любое учреждение БАССР заявление на одном из двух государствен­ных языков, и учреждение обязано было принять и рассмотреть это заяв­ление, если даже оно было написано не на том языке, на котором ведется основное делопроизводство данного учреждения. Согласно инструкциям все учреждения должны были комплектовать свои аппараты преимуще­ственно из лиц, владеющих обоими государственными языками. При всех равных условиях таким людям должны были отдавать предпочтение при сокращении штатов и приглашении на службу. При полной невоз­можности проведения этой меры учреждались должности переводчика из числа штатных сотрудников данного учреждения.

Работа Центральной комиссии по реализации башкирского языка постоянно находилась в поле зрения высших органов государственной власти БАССР. B этом отношении представляет интерес постановле­ние ЦИК БАССР от 5 сентября 1928 года. B документе отмечается, что трехлетний план по реализации башкирского языка не выполняет­ся, в частности «почти отсутствует изучение башкирского языка ап­паратом русского состава, из-за чего делопроизводительная переписка учреждениями по всей периферии Башкирской республики ведется исключительно на русском языке». Было принято решение в отноше­нии лиц, не изучивших к установленному сроку башкирский язык и занимающих должности, где требуется знание этого языка, применять пункт «В» статьи 47 КЗОТ, предусматривающий «увольнение за профнепригодность»[423]. C правовой точки зрения с позиции сего­дняшнего дня данное решение ЦИК БАССР является некорректным, и мы не обладаем сведениями о применении данной нормы. Ho в законо­дательные акты РСФСР с учетом особенностей автономной республики вносились изменения и дополнения. Вполне вероятно, что данное ре­шение ЦИК БАССР применялось на практике.

C реализацией башкирского языка как государственного параллельно шла работа по организации всеобщего обучения, ликвидации неграмот­ности и созданию литературного башкирского языка. Еще на Первом Всеобщем съезде башкир была принята развернутая резолюция по делам просвещения, в которой уделялось первостепенное внимание данному вопросу. Такая политика была продолжена и после образования БАССР. Так, в период ведения переговоров с центральной Советской властью о признании автономии Башкортостана Башкирское правительство вы­пустило обращение «К народу автономного Башкортостана», в котором говорилось о сохранении школ и библиотек и о неприкосновенности учителей и заведующих библиотеками. B отношении нарушителей была установлена судебная ответственность[424]. B октябре 1919 года коллегией Наркомпроса БАССР были открыты курсы по изучению башкирского языка и подготовке преподавателей для школ[425].

24 августа 1920 года было принято Постановление ЦИК и CHK БАССР «О введении обязательного всеобщего начального образования в БашАССР»[426]. Ha родителей и граждан, имеющих на своем попечении детей, в том числе на опекунов, также на соответствующие детские уч­реждения была возложена обязанность посылать в школу детей, достиг­ших 8-летнего возраста. За уклонение была установлена административ­ная ответственность. B данном постановлении также предусматривались меры по строительству школ, их обеспечению педагогическими кадрами, затрагивались вопросы укомплектования классов. Требовалось, чтобы на одного учителя приходилось не менее 42 учащихся (пункт 14).

Научным центром при Наркомпросе БАССР 10 декабря 1923 года на основе арабской графики был утвержден первый алфавит башкирского письменного литературного языка. Туда вошли звуки, свойственные ис­ключительно башкирскому языку[427].

B 1927 году начался переход на новый алфавит на латинской графи­ке. K 1931 году все республиканские газеты и журналы и около 60 % районных газет на башкирском языке издавались на латинском алфавите.

Постановлением CHK БАССР от 4 октября 1931 года[428] в БАССР бы­ло введено всеобщее обучение неграмотного трудящегося населения, согласно которому все граждане республики в возрасте от 16 до 50 лет в срок до 1 мая 1932 года должны были ликвидировать свою неграмот­ность. Лица, уклоняющиеся от обучения, подлежали привлечению к ад­министративной ответственности на основании обязательных постанов­лений, издаваемых гор- и райисполкомами и Советами рабочих поселков (пункт 13).

23 ноября 1939 года был издан Указ Президиума Верховного Совета Башкирской ACCP «О переводе башкирской письменности с латинизи­рованного алфавита на алфавит, составленный на основе русской графи-

6i6 ~ „ ~

ки» , в результате чего утверждается новый единыи государственный алфавит башкирского языка в количестве 41 буквы. Перевод был осуще­ствлен в 1940-1941 годах.

Как свидетельствуют архивные материалы, к 1939 году Госкомисси- ей по сплошной грамотности были приняты 181 колхоз, 42 сельсовета, 63 предприятия и организации и Дюртюлинский район как завершившие ликвидацию неграмотности. По обучению малограмотных перевыполни­ли план 28 районов[429]. K 1941 году Госкомиссией был принят еще один район - Илишевский[430].

Таким образом, благодаря довольно жестким мерам законодательно­го характера в БАССР был дважды сменен алфавит, создан литератур­ный башкирский язык, в кратчайшие сроки ликвидирована сплошная неграмотность, приняты меры по реализации башкирского языка как второго государственного. Следует отметить, что создание башкирских школ и обучение башкирских детей родному языку задерживались из-за отсутствия педагогических кадров и учебников.

B 1937 году по всей республике было всего 9 средних башкирских школ, из них одна в Уфе. Как сообщали «Известия» (1937 год, 22 сентяб­ря), около половины башкирских детей не обучались на родном языке. B последующие годы под воздействием сталинских репрессий и полити­ки КПСС, направленной на формирование единого советского народа, законодательные акты БАССР 30-х годов о развитии башкирского языка как государственного не нашли отражения в Конституциях БАССР 1937 и 1978 годов. Тем не менее тексты печатей, штампов, бланков государст­венных и общественных организаций в БАССР, свидетельств о рожде­нии, паспортов и других официальных документов, выданных в Башкир­ской АССР, оформлялись наравне с русским и на башкирском языке. Bce это свидетельствовало о том, что, несмотря на сужение сферы своего применения, башкирский язык играл роль второго государственного языка в Башкирской АССР.

82. Развитие природно-ресурсного и природоохранного законода­тельства. Свои особенности, кроме законодательства о культуре, имели земельное и природоохранное законодательства Башкирской АССР.

Земельный вопрос в истории башкирского народа, как мы выше от­метили, во взаимоотношениях с царским правительством всегда играл ключевую роль. Ha Первом Всеобщем съезде башкир в июле 1917 года земля, равно как и природные ресурсы, была объявлена достоянием всего башкирского народа. При подписании Соглашения об образовании БАССР Башкирское правительство обязалось наряду с другими законами Российской Федерации проводить в жизнь и «Декрет о земле»[431].

Опираясь на данный декрет, Закон РСФСР «О социализации земли» от 19 февраля 1918 года, Положение ВЦИК «О социалистическом земле­устройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию» от 14февраля 1919 года, созданный Башревкомом Народный комиссариат земледелия (Наркомзем) принял ряд документов по земельному вопросу. B частности, к ним относятся: «Инструкция по сельскому хозяйству» от 17 сентября 1919 года[432], «Временные правила о пользовании и распре­делении земли в Башкирской Советской Республике» от 19 сентября 1919 года[433], «Руководство о распределении земли на 1920 год» от 19 сентября 1919 года[434]. Они были утверждены Башревкомом и поэтому играли роль закона в тот период.

Среди указанных документов основополагающими являются «Вре­менные правила о пользовании и распределении земли в Башкирской Советской Республике». Этот документ, не являясь актом высшего орга­на власти республики, имел большое значение. B нем впервые в законо­дательстве БАССР нашли отражение все основные положения «Декрета о земле». Закреплялась отмена частной собственности на землю, недра, воды, леса, животный мир, сельскохозяйственный инвентарь и провоз­глашалась их национализация. Снимались всякие ограничения (нацио­нальные, расовые, религиозные и т. д.) на право пользования землей в Башкирии. Останавливалось уравнительное распределение земли между крестьянами. Причем право владения, распоряжения землей предостав­лялось земельным отделам местных Советов.

B рассматриваемых документах большое внимание уделялось учету на местах при организации сельскохозяйственного производства при­родно-климатических и национальных особенностей отдельных районов республики. Так, в примечании к «Временным правилам о пользовании и распределении земли в Башкирской Советской Республике» указыва­лось, что территория Башкирии по климатическим и почвенным особен­ностям, исторически сложившимся формам землепользования, культур­ному уровню делится на несколько районов, резко отличающихся друг от друга как по образу жизни, так и по формам ведения хозяйства. B свя­зи с этим, говорилось в документе, вопрос о выработке той или иной по­требительской нормы на землю должен находиться в компетенции воло­стных и кантонных земотделов6-3.

Наглядным показателем учета национального фактора при организа­ции сельскохозяйственного производства может служить такой пример. Башнаркомзем, учитывая тяжелейшие экономические условия коренного населения края, в «Руководстве о распределении земли на 1920 год» от 19 сентября 1919 года установил первоочередное наделение землей из запасного земельного фонда безземельных, малоземельных крестьян - представителей башкирского народа[435].

Вместе с тем Башнаркомзем принял ряд мер, ограничивающих не­обоснованный дележ земли. Во-первых, было рекомендовано местным земельным органам не производить резких изменений норм и форм зем­лепользования, поскольку непродуманное распределение земли могло ухудшить и без того трудное материальное положение трудящихся масс Башкирии.

Во-вторых, согласно «Инструкции по сельскому хозяйству» от 17 сентября 1919 года в тех районах республики, где население издавна занималось травосеянием, используемые луга не должны были подле­жать ни запашке, ни переделу[436].

В-третьих, во «Временных правилах о пользовании и распределении земли в Башкирской Советской Республике» предписывалось по воз­можности избегать частых переделов земли, нарушающих севооборот

626

и приводящих к потере реального хозяина земли .

Несмотря на очевидную правильность принятых Наркомземом рес­публики решений, противники Башревкома расценили их как проявление национализма, как намеренное затягивание социалистического переуст­ройства деревни в Башкирии. Ha наш взгляд, указанные решения полно­стью отвечали ленинской национальной и экономической политике и направлялись на создание равных материальных условий для крестьян всех наций и народностей, населявших республику.

He осталось без внимания Башнаркомзема и население горно-лесных районов республики (в то время 42 % территории БАССР занимали ле­са), основными видами занятий которого являлись пчеловодство, борт­ничество, охота, рыболовство, лесные промыслы. Специально для этой категории населения было принято несколько постановлений Наркомзе- ма республики: «Обязательное постановление о лесах Башкирской Со­ветской Республики» от 18 сентября 1919 года[437], «Инструкция по удов­летворению лесом населения Башкирии» от 19 сентября 1919 года[438],

«Временные правила об охране лесов Башкирской Советской Республи-

6°9

ки» от 1 октября 1919 года и др.

B «Обязательном постановлении о лесах Башкирской Советской Рес­публики» Башнаркомзем, руководствуясь в лесной политике основными законами РСФСР, объявил всем гражданам Башкирской автономной рес­публики, что, во-первых, всякая собственность на лес в пределах Башки­рии отменяется навсегда; во-вторых, леса, принадлежащие частным лицам и обществам, считаются без всякого выкупа общенародным достоянием Башкирии; в-третьих, все находящиеся в лесах постройки лесохозяйствен­ного значения с соответствующим инвентарем и другими принадлежно­стями отчуждаются в общенародное достояние[439]. Тем самым впервые в законодательстве БАССР была закреплена национализация лесов.

Важное значение для лесного хозяйства республики имел специаль­ный циркуляр Башнаркомзема, принятый в октябре 1919 года, по кото­рому все леса края были разделены по значимости на две категории: рес­публиканские и местные. Первая категория лесов находилась в ведении лесного отдела Наркомзема республики, вторая - в ведении кантонных и волостных земотделов. Названные органы должны были владеть и рас­поряжаться закрепленными за ними лесными угодьями, а также контро­лировать их надлежащее использование[440].

Большое место в аграрном законодательстве БАССР занимали до­кументы об охране природы, среди которых значительная часть - об ох­ране лесов.

Например, целый комплекс неотложных мер по рациональному ис­пользованию и охране лесов содержится в упомянутых выше «Времен­ных правилах об охране лесов Башкирской Советской Республики». B них, в частности, предусматривается запрещение самовольных пору­бок леса, ограничение использования ценных пород деревьев, установле­ние определенных норм рубок и т. д.[441]

Подобного рода предписания встречаются и в других нормативных документах того времени. Так, в «Инструкции по удовлетворению лесом населения Башкирии» от 19 сентября 1919 года указывается, что при от­пуске леса на топливо кантонные лесные отделы в первую очередь должны использовать имеющийся на территории своих кантонов мерт­вый лес: сухостой, валежник, хворост, остатки от прошлых рубок, про­реживаний и т. д.[442]

Или другой пример. B специальном циркуляре «Установление разме­ра и плана рубок» от 18 сентября 1919 года Башнаркомзем запретил па­стьбу скота в лесах республики. И только в исключительных случаях (отсутствие кормов, стихийные бедствия и т. п.) признал возможным зе­мельным отделам использовать лесные угодья в качестве пастбищ[443].

Большое значение в деле охраны фауны республики сыграли приня­тые в 1919 году «Правила об охоте и рыбной ловле в Башкирской Совет­ской Республике», в которых подробно регламентировались способы, время, нормы охоты и рыболовства как отдельных лиц, так и промысло­вых кооперативов[444].

B аграрном законодательстве Башкирии данного периода было нема­ло предписаний, направленных на сохранение и развитие традиционных для коренного населения республики отраслей сельского хозяйства. Это меры по развитию лесных промыслов. Сюда относятся мероприятия по сохранению пастбищных угодий. Специальным постановлением Баш- наркомзема «Об охране пчеловодства от комиссий земледелия» от 11 сентября 1919 года были созданы необходимые правовые условия для

развития пчеловодства и защиты его от действий местных исполнитель-

636

ных органов .

Земельное законодательство Башкирской ACCP позволяло широкое использование аренды земли, причем без каких-либо серьезных ограни­чений по объему и срокам. Хотя сам термин «земельная аренда» еще не употребляется в документах, по общему смыслу пункта 11 «Руководства о распределении земли на 1920 год» видно, что в нем речь идет именно об аренде. Так, здесь отмечается, что кантонные и волостные земельные отделы, сельские Советы в целях увеличения посевных площадей рес­публики должны шире применять передачу (на определенных условиях) пустующей земли всем желающим ее обрабатывать своим трудом и сво­им инвентарем[445].

B Башкирской ACCP на данном этапе развития существовала необ­ходимая правовая база для создания широкой сети кооперативов, в том числе и в области сельского хозяйства. Так, в «Схеме кооперативного строительства в Башкирской Советской Республике», составленной Главным управлением по делам кооперации Башкирии и утвержденной Башревкомом 28 ноября 1919 года, закреплялась возможность создания сельскохозяйственных кооперативов различных типов: хозяйств подсоб­ного характера, по переработке сельскохозяйственных продуктов, земле­дельческих артелей, промысловых товариществ, других объединений, способствующих развитию сельского хозяйства[446]. За всеми кооперати­вами были закреплены равные права, которые полностью соответствова­ли правам единоличных хозяйств. Это создавало равные правовые усло­вия для деятельности всех видов хозяйств и открывало возможность для их открытой конкуренции, что, безусловно, способствовало развитию сельского хозяйства республики.

Таким образом, как свидетельствуют архивные материалы, уже в те­чение первого года после образования республики актами Башревкома и Башнаркомзема было создано законодательство, достаточно хорошо учитывающее местные природно-климатические и национальные осо­бенности. Законодательство БАССР, регулирующее использование и ох­рану природных ресурсов, обладало большей самостоятельностью, чем в настоящее время. Свидетельством тому являются случаи, когда в норма­тивно-правовых актах БАССР признавались действующими законы, из­данные в дореволюционный период, тогда как законодательство РСФСР считало их утратившими силу. Так, в упомянутой выше «Схеме коопера­тивного строительства в Башкирской Советской Республике» указыва­лось на возможность применения на территории БАССР законов о коо­перации от 20 марта 1917 года[447]. Немало примеров, когда предписания законодательных актов БАССР существенно отличались от предписаний общероссийского законодательства. Это и требования о первоочередном наделении землей при прочих равных условиях представителей башкир­ского народа, и ряд льгот для кочевого и полукочевого населения рес­публики. Сюда можно отнести и случаи запрещения распределения паст­бищных и лесных угодий.

Земельный вопрос был предметом рассмотрения и Первого Всебаш­кирского съезда Советов, состоявшегося в конце июля 1920 года, на ко­тором было принято следующее решение:

«1. Вся земля в пределах БАССР, в чьем бы пользовании она не со­стояла, считается единым государственным фондом.

2. Право распределения, отвода и заведования этим единым государ­ственным земельным фондом принадлежит Народному комиссариату земледелия и его местным органам».

Безусловно, тогда перед съездом не стояла задача детального право­вого регулирования охраны и пользования земельными и другими при­родными ресурсами. Она нашла свое решение в принятом в 1922 году Земельном кодексе БАССР, разработанном на основе Земельного кодек­са РСФСР. Сразу же после принятия Земельного кодекса РСФСР Прези­диум ВЦИК обязал все автономные республики внести в него свои ис­правления с учетом местных особенностей и разработать таким образом свои земельные кодексы. B соответствии с этим Башкирский ЦИК пред­ставил Земельный кодекс БАССР, принятый III Всебашкирским съездом Советов, который был утвержден ВЦИК РСФСР 29 марта 1923 года[448].

Земельный кодекс Башкирской ACCP закрепил национализацию земли. B нем провозглашалось право всех граждан (без различия пола, вероисповедания и национальности) на трудовое пользование землей. Важным положением кодекса являлось гарантирование права свободного выбора крестьянством форм и порядка землепользования. Это способст­вовало развитию хозяйственной самостоятельности крестьянства, про­буждало в нем инициативу. Поощрялись товарищеские формы земле­пользования.

Важное природоохранное значение имело положение статьи 61 ко­декса, которое установило, что землепользователи, ведущие хищниче­ское, истощающее землю хозяйство, могут быть по ходатайству земель­ного общества или по почину земельных органов лишены этих земель на срок не более одного севооборота без замены их землями в порядке, ус­тановленном для рассмотрения земельных споров.

Принятие Земельного кодекса БАССР имело также и большое поли­тическое значение. B годы установления Советской власти в Башкирии решение земельного вопроса было связано с решением и национального вопроса. Кулачество, воспользовавшись анархией и беззаконием в годы Гражданской войны, старалось как можно больше захватить башкирских земель. A это, как было отмечено в приказе № 6 БашЦИК «О запрещении самовольных переселений», «вводило анархию в разрешение земельного дела и порождало споры между населением и вражду, что не может быть терпимо»[449]. B связи с этим статья 141 ЗК БАССР объявила незаконными кулацкие захваты башкирских земель, что в свою очередь препятствова­ло и хищнической эксплуатации земельных ресурсов.

C упрочением Советской власти и образованием CCCP земельные отношения в Башкирской ACCP стали регулироваться «Общими нача­лами землепользования и землеустройства», принятыми 15 декабря 1928 года, которые обеспечивали устойчивое пользование землей на со­циалистических принципах и возлагали на землепользователей обязан­ность целесообразно использовать предоставленную им землю64-.

Наряду с разрешением земельного вопроса большое значение имело правовое регулирование охраны и рационального использования лесов в Башкирии. Этот вопрос приобрел особую остроту в период царской ко­лониальной политики. Как отметил В. И. Ленин, «колонизаторы сводили корабельные леса...»[450] Башкирии. Так, по имеющимся данным, только за 39 дореволюционных лет (с 1879 по 1917 год) была уничтожена почти половина лесов Башкирии. Это привело к изменению микроклиматиче­ских условий, водного режима и почвы, к прогрессивному остепнению территории, ускорению процессов разрушения почв водой и ветром. Ha территории Башкирии обмелели реки и озера, образовались овраги[451].

B годы установления Советской власти в Башкирии кулачество ста­ралось использовать революцию в своих целях: устраивали погромы бывших помещичьих имений, которые сопровождались уничтожением и бывших помещичьих лесов. Обращая внимание на это обстоятельство на Первом Всебашкирском съезде Советов, известный революционер Шагит Худайбердин, в то время член Бурзян-Тангауровского ревкома, говорил: «Имеются громадные богатства лесов, но их охрана не органи-

645

зована» .

9 октября 1923 года Президиум БашЦИК принял разработанный с учетом местных условий Лесной кодекс БАССР[452]. B его основу лег Лес­ной кодекс РСФСР, принятый 11-й сессией ВЦИК X созыва 7 июля 1923 года[453]. K тому времени леса занимали 42,2 % территории Башкирии и составляли на 1 октября 1922 года 6 млн гектаров.

Лесным кодексом БАССР все леса и земельные площади, предназна­ченные для выращивания древесины для нужд лесного хозяйства, отгра­ниченные в установленном порядке от земель иного назначения, были объявлены собственностью рабоче-крестьянского государства и образо­вывали единый государственный лесной фонд.

Единый государственный лесной фонд разделялся на леса местного значения и леса государственного значения. Леса местного значения пе­редавались в бессрочное пользование земельным обществам, сельскохо­зяйственным коммунам. Статья 8 Лесного кодекса БАССР возлагала на лесопользователей, в ведение которых передавались леса местного зна­чения, охрану лесов от пожаров, самовольных порубок, неправильной пастьбы скота, а также соблюдение плана лесного хозяйства, утверждае­мого Центральным управлением лесов Башнаркомзема. Неправильное ведение лесного хозяйства каралось в уголовном порядке.

Из лесов государственного значения выделялись леса особого значе­ния, к числу которых относились защитные лесные дачи. B соответствии со статьей 41 Лесного кодекса БАССР к защитным лесам относились следующие леса:

а) сдерживающие сыпучие пески или препятствующие их распро­странению;

б) предохраняющие от понижения уровня воды в истоках и устьях рек и речек;

в) удерживающие оползни земли, обрывы скал;

г) препятствующие размыву почвы, образованию снежных обвалов и быстрых потоков;

д) имеющие значение снегосборных и снегозащитных полос;

е) имеющие гигиеническое или эстетическое значение;

ж) подлежащие по каким-либо научным основаниям сохранению в их естественном состоянии (памятники природы).

B Лесном кодексе БАССР содержался специальный раздел «Об охра­не лесов». Ha лесные органы и лесничих была возложена обязанность организации охраны лесов вверенных им лесничеств от пожаров, само­вольных вырубок и иных повреждений, равно как от незаконного поль­зования в лесах.

Основные положения по охране лесов были развиты в Инструкции о лесных побочных пользованиях[454] и Инструкции о лесной страже[455], которые были приняты одновременно с Лесным кодексом БАССР.

Так, большое природоохранное значение имело предусмотренное Инструкцией о лесных побочных пользованиях положение O том, что, например, пастьба скота допускалась при условии, если выпас не имел для лесов вредных последствий, как, например, усыхание деревьев, ухудшение их роста. Сенокошение допускалось только на таких лесных прогалинах и полянах, на которых вследствие сильного задернения не происходило естественного лесовозобновления. B противном случае се­нокошение не разрешалось[456].

Для непосредственной охраны лесов была учреждена лесная стража, состоящая из лесных объездчиков и лесников. Лесной страже для задер­жания самовольных порубщиков, а также производства обысков и изъя­тия похищенных лесных материалов были предоставлены права мили­ции. Лесники во вверенных им обходах обязаны были также наблюдать за точным соблюдением правил охоты и рыболовства[457].

B дальнейшем Лесной кодекс БАССР был дополнен серией норма­тивных актов подзаконного характера. Среди них следует указать на по­становления БашЦИК от 1 апреля 1929 года «06 охране лесов и насаж­дений от хищений и истреблений»[458], от 29 апреля 1930 года «06 охране лесов местного значения»[459], от 9 апреля 1936 года «06 охране лесов от пожаров»[460], от 9 февраля 1937 года «06 охране лесов от хищений, ис­треблений и других лесных нарушений»[461]. Постановлением «О состоя­нии лесов водоохранной зоны Башкирской АССР» была выделена водо­охранная зона лесов.

Лесной кодекс 1923 года и другие нормативные акты БашЦИК, на­правленные на охрану лесных ресурсов, сыграли важную роль в упоря­дочении ведения лесного хозяйства в Башкирской АССР. Многие поло­жения этих актов и сейчас имеют актуальное природоохранное значение.

B первых декретах Башкирской ACCP большое внимание уделялось санитарной охране окружающей природной среды. Так, декретом CHK БАССР от 1922 года «О санитарных органах республики» на Наркомат здравоохранения БАССР и его местные органы была возложена санитар­ная охрана воды, воздуха и почвы.

Для решения санитарных задач санитарные врачи имели право входа во все без исключения общественные и частные помещения, сооружения в дневное время и во время их работы. При наличии неблагоустройства и непорядков органы санитарного надзора имели право в письменном виде потребовать их устранения, при невыполнении требования имели право на возбуждение дела в местном нарсуде с привлечением виновных лиц к ответственности, становясь таким образом официальными обвинителями или экспертами.

B неотложных и особо опасных для здоровья случаях органы сани­тарного надзора могли через местные отделы управления в администра­тивном порядке закрыть деятельность неблагополучных в санитарном отношении предприятий впредь до разбора дела в народном суде[462].

He была забыта и охрана живой природы. Согласно постановлению CHK и БашЦИК от 13 апреля 1923 года «О правилах охоты» правом на охоту на территории Башкирской ACCP пользовались граждане, достиг­шие совершеннолетия. Лица, осужденные и отбывавшие наказание за корыстные и порочащие преступления, лишались права на получение охотничьего билета на срок, установленный судебным приговором.

B этом же постановлении право устанавливать подробные правила производства охоты, перечень зверей и птиц, запрещенных к добыче, а также сроки, в которые охота разрешалась, было предоставлено Баш­кирскому народному комиссариату земледелия (БНКЗ)[463].

БНКЗ также имел право учреждать заповедники, заказники, зоофер­мы, лаборатории, охотничьи парки и питомники пушного зверя, птиц и охотничьих собак, производить обследование состояния охотничьего промысла, вести учет охотничьего хозяйства и т. д.

Надзор за соблюдением охотничьих правил был возложен на отдел охоты БНКЗ, органы местной милиции, лесной администрации и стражи, на охотников.

2 мая того же года CHK БАССР принял «Временное обязательное постановление по рыболовству»[464]. Согласно постановлению воды, на­ходящиеся на территории Башкирии, были признаны имеющими местное промысловое значение, поэтому заведование ими, а также надзор за вы­полнением правил рыболовства были возложены на Башкирский народ­ный комиссариат продовольствия.

Ловля рыбы для личного потребления разрешалась удочкой с берега, черпалкой, крытой береговой наметкой, мордами без загороди и бреднем не длиннее 5 сажень. Лов осетра и белорыбицы, не достигших 10 верш­ков, измеряемых от середины глаза до конца красного пера, типа и люха - менее 6 вершков, стерляди, сазана и судака - менее 5 вершков, берша и леща - менее 4 вершков категорически был запрещен.

За производство рыбной ловли без надлежащего разрешения винов­ные лица подвергались в административном порядке штрафу до 300 руб­лей или общественным принудительным работам до 3 месяцев[465].

B дальнейшем постановлением CHK БАССР от 22 апреля 1925 года озера площадью 100 десятин и менее были отнесены к рыболовным угодьям кантонного значения, а остальные - республиканского (ACCP)

660 г,

значения . B связи с этим некоторые кантонные исполкомы принимали обязательные решения, направленные на регулирование рыболовства в водоемах, отнесенных к их ведению. Так, в постановлении Аргаяшского кантисполкома от 27 июля 1925 года «По борьбе с самовольно­хищническим способом производства рыбной ловли во всех озерах кан­тона»[466] отмечалось: «...имеются случаи самовольной и хищнической ловли рыбы во всех озерах республики, поэтому и без того обезрыблен­ные озера еще более обезрыбливаются, из-за чего причиняется ущерб кантону и Башреспублике». Поэтому было запрещено ловить рыбу шаш- ковой снастью, острогой, глушить колотушками по первому льду, а так­же бомбами и взрывчатыми веществами, травить рыбу какими бы то ни было ядовитыми веществами. Виновные подвергались денежному штра­фу до 300 рублей или принудительным работам до 3 месяцев.

Большое внимание уделялось санитарной охране сельских населен­ных пунктов и противопожарной безопасности. B этом отношении вызы­вает интерес постановление Президиума ЦИК БАССР «О дне устройства колхозного села», принятое 9 марта 1937 года. B нем отмечалось: «Наря­ду с успешным осуществлением реконструкции сельского хозяйства и укреплением колхозов, широко развертывается в колхозах строительство как общественно-культурно-бытовых, так и производственно-хозяйст­венных построек. За последние годы это строительство приняло небыва­лые размахи. Вкладываются огромные средства. Ho все это проводится стихийно, без плана, без соблюдения элементарных технических проти­вопожарных и санитарно-гигиенических правил. Необходимой техниче­ской помощи со стороны районных организаций и земельных органов не проводится.

Самотек в строительстве и благоустройстве сельскохозяйственных населенных мест приводит к неправильному размещению строительства с нарушением производственных, технологических, противопожарных, санитарно-гигиенических и архитектурно-планировочных норм и усло­вий. Неправильно организованное строительство служит тормозом к по­вышению производительности труда, социалистическому перевоспита­нию и повышению культурного уровня сельского населения, является причиной распространения заболеваний людей и животных, пожаров, не обеспечивает культурного внешнего вида населенных мест и вызывает непроизводительные затраты средств. Наличие в Башкирии сотен МТС, десятков совхозов и всей массы колхозов, из коих особенно (много) ху­торских колхозов, которые в большинстве ведут строительство без зара­нее разработанных проектов планировки, заставляет ожидать массу не­благоприятных моментов.

Президиум ЦИК БАССР считает, что социалистическая планировка, как мероприятие по созданию и реконструкции колхозных населенных пунктов, должна использовать все свои средства, обеспечивающие лик­видацию противоположности между городом и деревней.

Исходя из этого, Президиум ЦИК БАССР постановляет:

1. Предложить райисполкомам развернуть широкую мобилизацию масс на создание культурных, здоровых и красивых колхозных населен­ных пунктов. Данный вопрос проработать на ближайших пленумах РИКов, в сельсоветах, секциях, общих собраниях членов колхозов. B ка­ждом населенном месте создать вокруг секции благоустройства при сельсоветах актив, который должен проводить планомерную оздорови­тельную работу на основе разработанного и утвержденного плана работ.

2. B качестве первоочередного минимума мероприятий считать:

а) приведение в санитарное состояние колхозного двора;

б) приведение улиц в порядок путем систематического подметания, создания хорошего состояния проезжей части, тротуаров, постройки но­вых мостов, ремонта старых;

в) убрать с улиц и дворов ненужные постройки и привести в опрят­ный вид остальные;

г) проводить озеленение улиц, создание зеленых массивов, садов, парков, индивидуальных плодовых садов;

д) проведение противопожарных мероприятий;

е) замена соломенных крыш черепицей, глинобитными покрытиями;

ж) окраска фасадов основных общественных построек (клубов, прав­лений, школ);

з) содержание в санитарном состоянии прудов, родников, колодцев и речек;

и) запрещение вывозки навоза и нечистот на улицы, выгоны, проул­ки, овраги и т. д.;

к) возведение всех животноводческих и хозяйственных построек с подветренной стороны по отношению жилого сектора;

л) возведение новых построек культурно-коммунального значения, с увязкой дальнейшей организации площадей на видных местах.

3. Организовать при райисполкомах комиссию по благоустройству села в составе: техника-строителя, старшего землеустроителя, мелиора­тора, ветврача, санврача и представителя пожарной части, в задачу кото­рых входит: широкое внедрение в село элементов благоустройства, кон­сультации, утверждение представляемых проектов благоустройства как генеральных, так и частичных, коренная реконструкция сел через выше­стоящие органы (по планировке), контроль и планирование текущего строительства.

4. Категорически запретить новое строительство без предварительно­го отвода участков сельсоветом.

5. Районные центры подвергнуть перепланировке и реконструкции, для чего райисполкомам изыскать средства на указанные работы.

6. B районах хуторского расселения (Архангельский, Иглинский и Нуримановский) как мероприятие провести предварительную разра­ботку проектов планировки новых колхозных соцпоселков перед сселе­нием хуторов.

7. Поручить БСНК для реальной обстановки сселения хуторов преду­смотреть соответствующие кредиты на переселение колхозников с хуто­ров в соцпоселки (в первую очередь на строительные материалы).

8. Поручить Наркомзему разработать проект благоустройства старых и новых сел.

9. Обязать председателей РИКов заслушивать доклады председате­лей сельсоветов и колхозов “О благоустройстве колхозного села” на пре­зидиумах райисполкомов.

10. Обязать редакторов областных и районных газет взять 2-3 кол­хозных села и показать на страницах газет»[467].

Безусловно, эти мероприятия способствовали благоустройству сель­ских поселений и их санитарной и противопожарной безопасности.

Таким образом, как показывает обращение к истории природно­ресурсного и природоохранного законодательства Башкирской ACCP до 40-х годов, первичное правовое регулирование природоохранных обще­ственных отношений (путем принятия своих республиканских кодексов) позволяло в полной мере учитывать национальные и иные местные осо­бенности. Кроме того, предоставление широких полномочий по право­творчеству способствовало развитию самостоятельности, инициативно­сти и социалистической предприимчивости не только работников выс­ших органов государственной власти и управления Башкирской АССР, но и местных властей.

B последующие годы природно-ресурсное и природоохранное зако­нодательство Башкирской ACCP развивалось путем дополнения приро­доохранного законодательства Союза CCP и Российской Федерации с учетом местных особенностей.

Так, Башкирская АССР, наряду с другими природными богатствами, славится своими торфяными ресурсами. Торфы Башкирии содержат ми­неральные примеси, имеют хорошую степень разложения, что способст­вует созданию рыхлой и связанной структуры в почве. Являясь комплек­сом органических веществ, торфы представляют большую удобритель­ную, причем экологически безвредную, ценность. B связи C этим CHK БАССР своим постановлением от 31 июля 1936 года «Об использовании торфа для удобрений в колхозах»[468] обязал колхозы и совхозы республи­ки вносить торф под зябь и под яровые.

Для успешного осуществления мелиоративных работ в составе На­родного комиссариата земледелия Башкирии было создано управление мелиорации и торфа.

Большой вред сельскому хозяйству Башкирии наносят часто повто­ряющиеся засухи, ветровая и водная эрозии. Для успешной борьбы с ни­ми постановлением CHK БАССР от 1 декабря 1935 года[469] были развер­нуты во всех колхозах и совхозах агролесомелиоративные работы, для чего в хозяйствах выделялись специальные рабочие бригады. Для прове­дения лесопосадочных мероприятий было создано пять крупных механи­зированных лесомелиоративных питомников, которые дали возможность снабжать хозяйства республики высококачественным посадочным мате­риалом. B целях стимулирования успешного решения поставленных за­дач все агромелиоративные работы были переведены на сдельную опла­ту труда.

Этим же постановлением был установлен особый режим пользования водораздельных и защитных лесов, предусмотрено облесение приовраж­ных полос, водоразделов, крутых склонов засушливой степной и лесо­степной полосы Башкирии.

Данное постановление сыграло важную роль в организации работы по охране почвенных ресурсов республики от водной и ветровой эро­зии. Всего с 1934 по 1940 год в республике было посажено 14 тыс. гек­таров полезащитных лесных полос с охватом свыше 140 тыс. гектаров

665

пашни .

B послевоенные годы эта работа была продолжена. Так, в ходе пре­творения в жизнь мероприятий, содержащихся и совместном постанов­лении бюро обкома КПСС и Совета Министров Башкирской ACCP от 11 декабря 1948 года «О плане полезащитных лесонасаждений, внедре­ния травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах республики»[470], площадь под лесными полосами в Башкирии на 1 ноября 1953 года была доведена до 64 тыс. гектаров. Однако из-за от­сутствия надлежащего ухода за полезащитными лесными насаждениями за период с 1953 по 1958 год погибло и было списано 32,9 тыс. гектаров лесных полос[471]. Это привело к ветровой эрозии почвенных ресурсов BO многих хозяйствах республики. B целях организации борьбы с ней пра­вительство Башкирской ACCP совместно с бюро обкома КПСС приняли постановления «О неотложных мерах по защите почв от водной и ветро­вой эрозий» (31 мая 1965 года)[472], «О создании полезащитных лесных полос в районах Зауралья» (28 марта 1967 года)[473]. B результате прове­денных мероприятий общая площадь полезащитных лесных угодий уве­личилась с 26 тыс. гектаров в 1965 году до 51 тыс. гектаров в 1975 году[474].

Эти же постановления запретили без достаточных на то оснований от­вод ценных пахотных и других сельскохозяйственных угодий, особенно орошаемых, осушенных и пойменных земель, под строительство про­мышленных объектов, дорог, линий электропередач и на другие несель­скохозяйственные нужды. Кроме того, они обязали руководство сельско­хозяйственных предприятий организовывать выполнение агротехниче­ских противоэрозионных мероприятий, а при наличии возможности - других видов противоэрозионных работ, в том числе таких, как создание лесных насаждений и простейших гидротехнических сооружений, свои­ми силами и средствами, предусматривая это в производственно­финансовом плане.

Башкирия - край развитой нефтяной и энергетической индустрии, предприятия которой часто допускали загрязнение земель сельскохозяй­ственного назначения. B связи с этим Совет Министров Башкирской ACCP своим постановлением от 17 июля 1967 года «О нарушениях зем­лепользования колхозов и совхозов нефтедобывающими предприятиями и другими ведомствами» обязал сельскохозяйственные предприятия по каждому случаю порчи земель предъявлять нарушителям счета на воз­мещение нанесенного хозяйству ущерба[475].

Ha охрану земельных и лесных ресурсов было направлено постанов­ление бюро обкома КПСС и Совета Министров БАССР от 13 марта 1964 года «О рациональном использовании и строительстве средств свя­зи и линий электропередач по Башкирской АССР»[476], которое обязало при проектировании линий электропередач всех напряжений максималь­но размещать их в одном коридоре, предусматривать их прохождение параллельно существующим и проектируемым инженерным коммуника­циям и дорогам, в лесных массивах использовать имеющиеся лесные просеки.

B целях улучшения ведения лесного хозяйства в 1947 году в Башкир­ской ACCP было образовано Министерство лесного хозяйства, а в даль­нейшем, в целях ведения лесного и охотничьего хозяйства и осуществле­ния мероприятий по охране и воспроизводству охотничьей фауны, в со­ставе министерства создается лесоохотничье хозяйство[477]. Принимаются постановления Совета Министров БАССР «О мерах по дальнейшему улучшению охраны лесов и рациональному использованию лесных ре­сурсов в Башкирской АССР» (27 сентября 1977 года)[478], «О сохранении водоохранных лесных насаждений по берегам водоемов» (23 июня 1976года)[479]. Специальным постановлением Совета Министров БАССР от 6 декабря 1966 года было урегулировано и ведение хозяйства в кол­хозных лесах[480].

Ha созданное 24 июля 1967 года Министерство мелиорации и водного хозяйства Башкирской ACCP были возложены также обязанности по осу­ществлению мероприятий по охране почвы и водоемов от загрязнения промышленными и хозяйственными выбросами, сточными водами[481].

Ha охрану водоемов от загрязнения, засорения и истощения были на­правлены постановления Совета Министров Башкирской ACCP «О по­рядке признания водных объектов памятниками природы и культуры» (1 ноября 1974 года)[482], «О сохранении водоохранных лесных насажде­ний по берегам водоемов» (23 июня 1976 года)[483], «О работе по охране водного бассейна от загрязнения предприятиями мясомолочной и пище­вой промышленности Башкирской АССР»[484].

B 70-е годы прошлого столетия в Башкирии было полностью обнов­лено законодательство об охоте и рыболовстве - приняты новые правила охоты[485]. Согласно им на территории Башкирской ACCP запрещалась охота на марала, косулю, речного бобра, выдру, сурка, выхухоля, зайца- русака, ондатру, глухаря, диких гусей, лебедя, дрофу, стрепета, белую и серую куропатку, цаплю и журавля[486].

Серьезное внимание уделялось развитию рыбоводства и охране рыб­ных запасов. Так, были приняты постановления Совета Министров БАССР «О мерах по дальнейшему развитию рыбоводства и промышлен­ного рыболовства во внутренних водоемах Башкирской АССР» (14 марта 1972 года)[487], «О работе Башкирского рыбокомбината и мерах по улуч­шению использования рыбохозяйственных водоемов и усилению охраны рыбных запасов» (17 июня 1974 года)[488]. B частности, последнее поста­новление категорически запрещало свалку навоза и других отходов вблизи водоемов.

Совершенствованию и развитию дела охраны природы в Башкирской ACCP способствовало постановление Совета Министров республики «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов» (17 июля 1973 года)[489]. Постановление обязало соответствую­щие министерства и ведомства, природоохранные инспекции республики установить систематический контроль за проведением работ по борьбе с эрозией почв, за правильным использованием колхозами и совхозами, предприятиями и организациями земель, вод, лесов, недр и других при­родных богатств, за соблюдением ими действующих правил и норм по рекультивации земель, по предотвращению загрязнения и засоления почв, поверхностных и подземных вод, по сохранению водоохранных и защитных функций лесов, водорегулирующей роли торфяных масси­вов, по сохранению и воспроизводству животного и растительного мира, по предотвращению загрязнения атмосферного воздуха, по усилению борьбы с производственным и бытовым шумом.

Принятие новой, 1978 года, Конституции Башкирской ACCP дало импульс развитию законодательства о местных Советах. Были приняты законы Башкирской ACCP «О районном Совете народных депутатов Башкирской АССР», «О городском, районном в городе Совете народных депутатов Башкирской АССР», «О сельском, поселковом Совете народ­ных депутатов Башкирской АССР»[490]. Эти законы наделили Советы и их исполкомы широкими полномочиями в области государственного управ­ления и государственного контроля за использованием земель и вод, ле­сов и недр на подведомственной им территории. B процессе осуществле­ния контрольных полномочий Советы имели право приостанавливать исполнение противоречащих природоохранному законодательству при­казов и распоряжений руководителей предприятий, учреждений и орга­низаций независимо от их ведомственной принадлежности.

Безусловно, вышеуказанные законы способствовали значительной активизации природоохранной деятельности местных Советов Башкир­ской АССР.

Общеизвестно, что территория Башкирии славится обилием и разно­образием душистых трав и лекарственных растений[491] и башкирский мед, получаемый из нектара этого разнотравья, имеет всемирное призна­ние. Всеобщую известность своими лечебными свойствами получил ку­мыс из молока лошадей башкирской породы, которые испокон веков паслись на уральском разнотравье. Эти удивительные травы придают особые лечебные свойства и коровьему молоку, что сыграло главную роль в строительстве молочно-консервного комбината в г. Сибае, спе­циализирующегося по выпуску лечебной молочной продукции.

Несомненно, в интересах нашего и будущих поколений сохранить этот растительный мир во всем его многообразии и богатстве. B связи с этим в Башкирской АССР, первой из всех автономных республик, была подготовлена и издана Красная книга Башкирской ACCP[492], один из раз- челов которой посвящался охране растительного мира Башкирии. Из все­го многообразия растений, произраставших на территории Башкирской АССР, нуждался в охране 181 вид, из них 12 видов находились на грани исчезновения, в связи с чем они входили и в Красную книгу СССР.

B целях правового обеспечения охраны растительного мира Совет Министров Башкирской ACCP 26 декабря 1985 года принял постанов­ление «Об охране дикорастущих видов растений на территории Баш­кирской АССР»[493], в котором запретил сбор дикорастущих видов рас­тений, внесенных в Красную книгу Башкирской АССР, и торговлю ими. Для охраны зарослей ценных лекарственных и витаминоносных растений в Башкирии было организовано 12 заказников и 34 государ­ственных памятника природы, на территории которых запрещалась распашка земель, выпас скота и сплошная рубка леса. Однако статус автономной республики не позволял БАССР иметь кодифицирован­ные законодательные акты, направленные на комплексную защиту природы.

Таким образом, Башкирская ACCP как государство к началу 90-х го­дов прошлого столетия имела свою Конституцию и законодательство, свою территорию и гражданство, свои высшие и центральные органы власти и управления, свой высший орган правосудия - Верховный суд республики и государственные символы - флаг, герб и столицу.

Ha основе Конституции Башкирской ACCP 1978 года приняты и вве­дены в действие Регламент Верховного Совета Башкирской АССР, Закон «О выборах в Верховный Совет Башкирской АССР», Закон «О выборах в местные Советы народных депутатов Башкирской АССР», Закон «О Со­вете Министров Башкирской АССР»[494] и др.

Была проведена и определенная работа по систематизации дейст­вующего республиканского законодательства.

B 1981-1982 годах Министерством юстиции Башкирской ACCP на основании и во исполнение постановления Совета Министров Баш­кирской ACCP № 449 от 1 августа 1975 года и распоряжения прави­тельства Башкирской ACCP № 2048-р от 20 декабря 1979 года издано «Собрание действующего законодательства Башкирской АССР» в двух томах.

B 1985-1986 годах Управлением делами Совета Министров Башкир­ской ACCP издан четырехтомный «Сборник нормативных актов и мето­дических материалов по вопросам деятельности органов государственной власти и государственного управления Башкирской АССР». B сборник включены нормативно-правовые акты, определяющие правовой статус и регулирующие деятельность Совета Министров Башкирской ACCP (т. 1); министерств, государственных комитетов и ведомств (т. 2); район­ных и городских Советов народных депутатов, их исполнительных ко­митетов (т. 3); сельских и поселковых Советов народных депутатов, их исполнительных комитетов (т. 4).

Эти законодательные акты не вносили что-либо новое с учетом мест­ных особенностей, поскольку принимались на основе рамочных законо­проектов, разработанных на уровне Союза CCP и РСФСР, и автономные республики в условиях административно-командной системы, естест­венно, не могли выйти за их пределы. Обращая внимание на это обстоя­тельство, Ф. М. Раянов писал: «Башкирская ACCP за последние 15— 20лет не приняла ни одного оригинального... законодательного акта». Автор делал вывод о кризисе государственности Башкирской АССР, ко­торая «по своей Конституции оставалась государством, а фактически решала только те вопросы, что и области и края, то есть негосударствен­ные образования»[495].

Действительно, как показывает сравнительный анализ Конституций Башкирской АССР, принятых в 1925, 1937 и 1978 годах, законодательст­ва республики, Башкирская ACCP постепенно, но последовательно трансформировалась из национально-государственного образования в сторону обыкновенной административно-территориальной единицы.

Например, право законодательной инициативы в Верховном Совете РСФСР, которым обладала Башкирская ACCP и другие автономные рес­публики, исчезло после принятия Конституции РСФСР 1937 года. Не­смотря на предложения ученых восстановить эти права АССР, предоста­вив последней «право вносить в Верховный Совет, его Президиум и Со­вет Министров союзной республики соответствующие представления об изменении этими органами законов, указов, постановлений, в особенно­сти по вопросам национально-государственного строительства (в том числе об автономии), а также отмене или изменении актов союзной рес­публики в случае, если они нарушают интересы какой-либо автономной республики»[496], при принятии Конституции РСФСР в 1978 году данный вопрос не был решен положительно. Правом законодательной инициати­вы на съезде народных депутатов РСФСР и в Верховном Совете РСФСР Башкирская ACCP была наделена в процессе так называемой перестрой­ки в ноябре 1989 года[497].

Также до 1938 года ЦИК автономной республики имел право при­нимать в советское гражданство иностранцев из числа рабочих и слу­жащих, проживавших в стране для трудовых занятий, иностранцев, пользовавшихся правом убежища вследствие преследования их за рево­люционно-освободительную деятельность, а также иностранных граж­дан, вступивших в брак с гражданами СССР, при желании изменить свое гражданство[498].

Законом от 19 августа 1938 года это право было изъято у автономных республик. После принятия Конституции CCCP в 1977 году автономные республики лишились права предоставления убежища, которым они об­ладали раньше[499].

Конституция CCCP 1977 года (статья 83), Конституция РСФСР 1978 года (статья 79) дали право автономным республикам только на претворение в жизнь решений высших органов государственной власти и управления Союза CCP и РСФСР. Естественно, в таких условиях вести речь о какой-либо самостоятельности в принятии решений было не­возможно.

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап, 2007. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 17. Развитие законодательства Башкирской ACCP:

  1. § 2. Развитие формы государственного единства
  2. § 3. Государственный механизм
  3. Развитие права
  4. Оглавление
  5. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
  6. Глава 15. Конституционные основы формирования и развития БАССР
  7. Глава 16. Организация государственной власти и управления БАССР
  8. Глава 17. Развитие законодательства Башкирской ACCP
  9. Глава 18. Конституционные акты Российской Федерации и Республики Башкортостан о правовом статусе республики
  10. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -