<<
>>

Изменение соотношения международного и национального права – действительно показательная примета глобализации и проявитель ее подлинных целей

В XVIII-XIX вв. международно-правовые нормы регулировали часть межгосударственных отношений, будучи в полной зависимости от усмотрения правителей и соответственно национально-юридического строя государства. До середины XX в. происходит процесс сближения международного и национального права при расширении сферы регулирования первого и ослаблении позиций второго. С середины XX в. наблюдается тенденция признания приоритета международных норм как способа универсальной защиты суверенных прав частных лиц от каких-либо посягательств извне, в том числе со стороны национальных государств.

Этот приоритет получает конституционное выражение в разных формах, от изощренно мягких до императивных.

Говоря о проблеме разграничения международного и внутригосударственного права необходимо отметить, что сторонники непосредственного регулирования международным правом внутригосударственных отношений говорят о постепенном размывании границ между двумя этими системами права, ссылаясь на концепцию единого европейского правового пространства.  Однако грань между международным и внутренним правом не должна стираться, поскольку это привело бы к нарушению их адекватного функционирования. У каждой из этих правовых систем своя природа, своя сфера действия, свой объект регулирования и свой механизм действия. При соблюдении безопасности наций и народов может происходить углубление взаимодействия двух правовых систем, а не стирание границ между ними. Это подтверждается и опытом наиболее развитой интеграции в рамках Европейского союза.

Соотношение международного и внутригосударственного (национального) права по сложившейся традиции относилось к проблематике международного права. Однако усложнение правовой системы России с введением в ее состав общепризнанных принципов и норм международного права, а также международных договоров РФ в качестве ее составных частей, стало все активнее изучаться общей теорией права. С позиции общетеоретической правовой науки исследование глобализации должно быть ориентировано, прежде всего, на разработку концепции взаимодействия, базирующейся на принципе духовно-культурной идентичности.

Углубляющееся взаимодействие международного и внутреннего права обусловливает так называемую интернационализацию или гомогенизацию последнего, представляя собой одну из основных тенденций развития этого права в XXI веке. Под интернационализацией права понимают сближение принципов права и национальных законодательств, углубление взаимного влияния различных правовых систем[374]. Подчинение мирового сообщества единому и единственному центру управления требует взаимозависимости государств и народов, что в свою очередь диктует необходимость того, чтобы их социально-экономические, политические и правовые системы были совместимы и способны взаимодействовать друг с другом и с глобальной системой в целом в качестве ее составных частей. Это достигается, во-первых, признанием приоритета международного права над внутренним, во-вторых, интенсивным изменением внутреннего права под влиянием международного.

Глобализация предполагает увеличение "прозрачности" границ между различными национальными, экономическими и политическими системами, что в свою очередь связано с необходимостью выработки более или менее общих норм поведения политических, экономических субъектов, использования общих "правил игры" на мировом рынке и беспрепятственного распространения идеологии глобализма.

Вследствие этого национальные правовые системы подвергаются эрозии, происходит их сближение, унификация ряда отраслей и институтов права и законодательства. В целом глобализация права происходит путем рецепции и правовой аккультурации, сближения (конвергенции) правовых систем, путем унификации и стандартизации права.

Усиливается взаимозависимость, взаимовлияние правовых систем разных государств. Влияние проявляется в нескольких направлениях: рецепция идей, понятий, юридических конструкций, институтов и др. Это, прежде всего, прямое и непосредственное заимствование нормативного материала. Оно заключается в том, что одна правовая система инкорпорирует в свой состав нормативные комплексы другой (отрасль права, законодательства, крупный законодательный акт, институт права). С этим направлением связано восприятие идей, принципов правового регулирования, а нередко, форм (источников) права, формы законодательного акта, юридических конструкций. Особой формой восприятия является заимствование юридической терминологии, правил и приемов законодательной техники, толкования, использование специфических для правовой системы той или иной страны технологий законотворческой деятельности и законодательных процедур.

Издревле,   создавая государственные структуры,   нормативно-правовые системы, государства прямо или косвенно использовали опыт других народов. Достаточно, в частности, вспомнить рецепцию римского права на европейском континенте, заимствование Кодекса Наполеона в XIX в. в результате завоевательных наполеоновских войн, восприятие законодательства и судебной практики метрополий в колониальных странах Африки и Азии. Но лишь в условиях глобализации мира сближение правовых систем представляет собой однонаправленный процесс односторонних заимствований юридического опыта без творческого учета положительных черт правовых систем других государств. В современных условиях этот процесс становится более глубоким,  очевидным,  а отличия между национальными правовыми системами стираются.

В юридическом смысле глобалистские тенденции сегодня выражаются в самых разных формах. Рецепция, гармонизация и унификация права являются целенаправленными способами глобализации права. Рецепция – одностороннее заимствование одним государством у другого крупных массивов права, например, кодексов. Наиболее известными случаями классической рецепции являются рецепция римского права и кодекса Наполеона. Особым видом рецепции является восприятие иностранной правовой системы в целом. Как правило, колонии воспринимали правовые системы метрополий.

Сторонники глобализации пишут о якобы происходящей гармонизации права. Но гармонизация представляет собой процесс целенаправленного взаимного сближения правовых систем, утверждения общих институтов и норм, устранения противоречий. Для осуществляемой в мире глобализации термин «гармонизация» неприменим, также как и термин «сближение». В международной практике категория «сближение» права была призвана обозначать способ обеспечения единства в многообразии, проявляющийся в согласовании концепций и программ, в выработки общих нормативных понятий и оценок и упорядоченности правовых действий. Гармонизация законодательства является способом международно-правовой унификации права, основанном на обязательстве государства при разработке национального законодательства следовать определенному направлению (принципу) правового регулирования, сформулированному в международном соглашении. В условиях глобализации соглашения и договоры, если и используются на первом ее этапе, то лишь для камуфляжа и прикрытия односторонних волеизъявлений.

В международных договорах формулируются нормы, которые без изменений должны быть включены в право участников. Так, в преамбуле Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г. указывается, что  речь идет именно о принятии «единообразных норм». В отличие от этого при подлинной гармонизации договор обязывает государства включить в свое право нормы, необходимые для достижения поставленных целей, соответствующих общим положениям договора, который, однако, не предписывает конкретные формулировки таких норм.

Юридические формы глобализации права на первом ее этапе – это международные договоры, резолюции международных органов и организаций плюс  модельные законы. Согласно Регламенту Межпарламентской Ассамблеи СНГ (ст. 15) под модельным законом понимается рекомендация законопроекта Ассамблеей парламентам стран-участниц, принимаемая в целях согласования правовой политики и сближения законодательства.

Как видим, гармонизация и унификация в праве различаются по результатам. В одном случае происходит взаимное сближение права, устранение противоречий, в другом – в колониях устанавливаются единообразные нормы под давлением метрополии. В условиях глобализации используется именно унификация права. В условиях глобализации она приняла целенаправленный характер. Так, на основе европейских стандартов в области прав человека унифицируется национальное право. Вступление страны в международные организации, к примеру, в такие как МОТ (Международная организация труда) и ВТО (Всемирная торговая организация) обязывает страну-члена таких международных организаций имплементировать конвенциональные нормы в собственное законодательство, подчинить правовой режим регулирования труда и внешнеэкономической торговли правилам, принятым уставами вышеозначенных организаций и т.д. Международные торговые конвенции и международные обычаи регулируют основные потоки экономических обменов. Понятно, что отмеченные требования унифицируют законодательство, стандартизируют правотворчество и правоприменение в этих областях правовой жизни страны.

Специалисты называют «доместикацией» права процесс, проявляющийся в признании международного права частью внутреннего права страны. Все большее число международных норм инкорпорируется внутренним правом и там обретает свое полное значение.

Имплементация права – это исполнение государством международно-правовых норм путем их включения в национальную правовую систему. Фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне. Осуществляется путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты.

Нередко современные авторы упоминают о «правовой стандартизации». Глобализация – это система открытого одностороннего заимствования образцов поведения и адаптации культурных стереотипов и в этом смысле она является существенным фактором стандартизации правовой жизни.  Стандартизация в праве есть юридическое отражение стандартизации всей общественной жизни – одной из самых ярких черт постмодернистской цивилизации. Правовая стандартизация устанавливает как в рамках международных организаций, так и в государственном масштабе (на уровне федерации) единые минимальные нормы и требования к правовому регулированию тех или иных общественных отношений. Юридические стандарты касаются самых различных сфер правового регулирования. Прежде всего, это международно-правовые стандарты прав и свобод личности. Говорят также о стандартах в области функционирования правосудия, в предпринимательской деятельности, в финансовой сфере (например, международные стандарты финансовой отчетности) и т.д.

Различна степень «готовности» различных правовых систем к «десанту» международных норм, причем не только национальных норм как таковых, но и правового сознания граждан и правовых традиций страны. Но глобалистский проект не останавливается даже перед силовыми способами унификации и стандартизации юриспруденции в мировом масштабе.

Глобализация некогда национального права – исключительно односторонний процесс и только в этом случае она, глобализация, может состояться. Это, в свою очередь, означает нарастающий приоритет наднациональной регуляции и вытеснение национально-правовых регуляторов[375]. Национальное право как выражение суверенных прав государств сокращает свое влияние на формирование и применение международно-правовых регуляторов. Речь идет, во-первых, о государственно-правовом интересе страны любой ценой вступить в международные союзы, межгосударственные объединения, в договорные отношения; во-вторых, об имплементации международно-правовых актов и норм; в-третьих, о формировании предмета международно-правового регулирования, совершенно не согласованного с коренными национальными правовыми потребностями; в-четвертых, об увеличении в международно-правовом массиве таких актов, которые имеют более высокую юридическую силу, чем акты национального права.

В условиях глобализации получает новое осмысление правовая аккультурация. Если рассматривать современное правовое развитие во всемирном масштабе, то этот процесс характеризуется непрерывным влиянием одной правовой системы на другие. Происходит заимствование, то есть перенос элементов одной правовой системы в правовую систему, в чем-то ей уступающую, и, как следствие этого, ее реинтеграция. В современных условиях правовая аккультурация приобретает глобальное измерение, правовое развитие отдельно взятой страны подчиняется доктрине глобализма в планетарном масштабе[376]. На первом этапе глобализации правовая аккультурация – это результат восприятия национальными правовыми системами общих принципов, норм и стандартов международного права, их экстраполяция либо адаптация и реализация во внутригосударственных правоотношениях. Так, в соответствии с требованиями Всемирной Торговой Организации все принципы, правила и нормы, установленные в соглашениях ВТО, должны быть обеспечены необходимыми средствами для правореализации всех затронутых субъектов юридического общения на территориях государств-членов. В данном случае речь идет о том, что государства-члены должны необходимым образом отразить в национальной правовой системе все западные стандарты, принятые государством в качестве члена ВТО как обязательства. Фактически государства-члены должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями культурных императивов Запада[377]. Качественное доминирование США и других стран Запада проявляется не только в экспансии юридических норм и институтов, но и широком распространении стандартов западного образа  жизни. И надо признать последнее чрезвычайно эффективно ввиду снятия моральных запретов и раскрепощения низменных инстинктов человечества. Придание укладу жизни США международного, глобального характера со всей очевидностью приводит к падению общественной нравственности и правопорядка.

              Происходит повышение влияния международного права (публичного и частного) на развитие и изменение внутреннего права (объявление примата международного права над внутренним, появление «модельного законодательства», практика заимствования (рецепции) «передового» юридического опыта), что неизбежно влечет выравнивание и унификацию национальных правовых систем, усиливает между ними взаимозависимость (в том числе на уровне правосознания, правовой идеологии и культуры – всего того, что представляет собой ментальную сферу). Новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ можно без преувеличения назвать детищем глобализации. В нем максимально отражены интересы тех сил, которые заинтересованы в унификации законодательства планеты. Для подтверждения достаточно сослаться на ч.3 ст. 1 УПК: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора». Разработчики УПК РФ стремились к тому, чтобы кодекс максимально соответствовал международным стандартам. И это обстоятельство они рассматривали как свою основную заслугу.

              Наблюдается изменение содержания и принципов построения международного правопорядка (например, снижение значимости принципа незыблемости договоров – pacta servanda sunt; следование целесообразности в ущерб законности; эволюция норм морали; формирование нового взгляда на справедливость), снижение степени его устойчивости. Показательно появление общих или специальных органов международной юстиции (судов, трибуналов, арбитражей), в том числе уголовных (что заставляет уже иначе рассматривать саму сущность государства, ведь по М. Веберу, легитимное насилие – монопольная прерогатива государств). Происходит изменение правового мандата миротворческих сил, структур коллективной безопасности, способных стать прообразом совершенно нового института – международной полиции.

              В мире создаются юридические предпосылки для признания национальными государствами международных конвенций, договоров, участниками которых  они не являются. Глобализаторы убеждены, что могут распространять свои нормативы нового мирового порядка на любые страну мира, даже если та специально не закрепила эти обязательства в своем национальном законодательстве.

Показательна точка зрения А.И. Неклессы по поводу признаков складывающегося глобального порядка, который говорит о формировании поствестфальской международно-правовой парадигмы. Главным отличием этой парадигмы, по мнению А.И. Неклессы, является «закрепление в общественном сознании и в пространстве международных отношений «нового обычая» в качестве специфической нормы своеобразного протоправа», а характерными чертами – «нечеткость законодательной базы, превалирование властной политической инициативы над юридически закрепленными полномочиями и сложившимися формами поведения государств на международной арене (важность этого фактора усиливается значением прецедента в англосаксонской правовой культуре), неформальный характер ряда влиятельных организаций, анонимность и принципиальная непубличность значительной части принимаемых решений и т.п.»[378]. Все это может свидетельствовать о довольно низкой степени легитимности формирующегося глобального порядка, в связи с чем можно предположить, что одной из задач международного права на предстоящую перспективу будет как раз поиск средств и механизмов легитимации глобального порядка.

Опыт последних десятилетий свидетельствует о прямом попрании НАТО и США норм международного права в отношении Югославии в конце 1990-х гг. Событие вокруг Ирака – еще один показательный пример. Давление международных и государственных структур с угрозами бойкота и санкций наносят ущерб национальным и международным интересам. Жесткие требования ВТО к России затрудняют мягкое вхождение нашей страны в сферы ее действия. Приходится в полной мере учитывать и другие негативные последствия унификации национального права как отражение процессов жесткой глобализации. Кроме ослабления или отторжения ряда институтов трудового, экологического, социального права наблюдается и волна общественных реакций. Протесты отдельных слоев населения и движение антиглобалистов нельзя считать малозначительными, поскольку в них выражено неприятие ряда международно-правовых решений национальным правосознанием. Заметным раздражителем можно, в частности, считать американизацию права. Стандартизация в правовой сфере представляет собой очевидную юридическую экспансию. В большинстве случаев указанные негативные последствия глобализации не являются неизбежными. Зачастую современным государствам извне искусственно создаются условия для возникновения проблем и кризисов (как, например, в Грузии или на Украине в период так называемых оранжевых революций).

Унификация ведет к следующей важной тенденции правового измерения глобализации – эрозии правовых семей. Происходит смешение различных типов правовых систем, что наиболее отчетливо проявляется в сближении континентальной системы права и системы общего права. Наблюдаются две взаимообусловливающие друг друга тенденции: интервенция закона и законодательной культуры в сферу общего права, с одной стороны, и возрастание роли судебной деятельности и прецедентной практики в системе континентального права – с другой. Это смешение есть проявление более глубоких процессов, преобразующих мир права. Данные процессы не могут быть названы правовой конвергенцией. Ведь вследствие правовой конвергенции происходит взаимное обогащение права в различных ареалах, когда в национальных правовых системах самобытных стран появляются известные черты общности, фрагментарной однотипности. При глобализации право унифицируется в тотальном масштабе, всеохватно, искусственно и принудительно. О взаимном обогащении национальных правопорядков в условиях глобализации речь не ведется.

Глобализация самым непосредственным образом влияет на некогда самобытные правовые семьи. Происходит то, что можно назвать стандартизацией правовых систем и правового образа народов, населяющих разные страны и континенты. Это в особенности заметно на уровне европейского континента. Расширение числа государств Европейского Союза и Совета Европы унифицирует правовое развитие стран, входящих в эти сообщества.

Серьезному пересмотру подверглась классификация основных правовых семей современности. Классическое их деление на англосаксонскую, континентальную, мусульманскую, индусскую и систему обычного права стран Африки и Азии переживают существенные трансформации, причем тенденция такой трансформации сводится к их смешению, взаимному проникновению. Различия правовых систем, с одной стороны, англоязычных стран Африки и Азии, где до недавнего времени основным источником права был прецедент, а с другой — бывших колоний Франции, Бельгии, Португалии, где господствовало верховенство закона, становятся все менее значительными. Многие африканские страны, ранее использовавшие систему неписаного обычного права, а в ряде государств и мусульманское право, ныне в процессе создания своих правовых систем все большее внимание уделяют кодификационным актам, конституциям, собственным сводам законов. В Индии импортированное в свое время из Великобритании прецедентное право также постепенно заменяется кодексами и другими крупными законодательными актами.

Принципиальные изменения коснулись и некогда наиболее замкнутой правовой семьи – мусульманской. Под влиянием правовых систем стран Запада мусульманская юридическая система эволюционирует. Это связано, прежде всего, с заимствованием мусульманским правом некоторых идей, принципов, норм, присущих континентальной или англосаксонской правовым семьям. Получает развитие законотворческая деятельность, принимаются кодексы (так, практически во всех современных мусульманских странах приняты и действуют гражданский и гражданско-процессуальный кодексы), совершенствуется деятельность судов (происходит ограничение или упразднение деятельности традиционных судов, обеспечивающих неукоснительное применение положений шариата). В 1981 г. принята Всеобщая исламская декларация прав человека, содержащая стандартный каталог западных ценностей. Тем самым уходит в прошлое представление о мусульманском праве как исключительной совокупности обязанностей мусульман.

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме Изменение соотношения международного и национального права – действительно показательная примета глобализации и проявитель ее подлинных целей:

  1. Изменение соотношения международного и национального права – действительно показательная примета глобализации и проявитель ее подлинных целей
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -