<<
>>

Кемеровская областная коллегия в период Великой Отечественной войны и на этапе «позднего сталинизма» (1943 - нач. 1950-х гг.)

Период Великой Отечественной войны представлял собой качественно новый этап развития кузбасской адвокатуры, характеризующийся восстановлением ее организационной самостоятельности.

В 1941-нач. 1943 гг. адвокаты, работавшие на территории Кузбасса, по-прежнему являлись членами Новосибирской коллегии. Руководство коллегии осуществлял президиум в составе девяти адвокатов (Бондаренко, Грихилес, Зельманович, Красина, Лежнин, Мальцев, Старостенко, Фомичев и Шорохов1). Бессменным руководителем президиума в течение всего военного периода был Ф.С. Старостенко.

В годы войны на территории Новосибирской области функционировали семьдесят две юридические консультации. Эти адвокатские коллективы (городские, районные, межрайонные консультации) по территориальному принципу были сгруппированы в шесть кустов[314] [315] - Барабинский, Нарымский, Пригородный, Томский. Сталинское и Кемеровское кустовые объединения включали в себя консультации,

обслуживающие население Кузбасса.

Практическая деятельность адвокатуры была сопряжена с целым рядом сложных проблем, главная из которых заключалась в явном несоответствии кадрового потенциала адвокатуры юридическим потребностям региона. Эту проблему руководство коллегии пыталось разрешать с помощью адвокатов, эвакуированных с оккупированных территорий.

Уже в 1941-1942 гг. ряды сибирской адвокатуры пополнились новыми кадрами. Поскольку в силу целого ряда причин в центральных районах страны в довоенный период требования к членам коллегий адвокатов были выше, вновь прибывших отличал более высокий образовательный уровень (практически все они имели высшее юридическое образование). Не случайно именно они, и заняли большинство руководящих постов в областной коллегии, что, как отмечает Е.А. Быковская, впоследствии приводило к многочисленным конфликтным ситуациям. Кроме того, прием в коллегию эвакуированных адвокатов негативно, с точки зрения партийного аппарата, отражался и на социальном составе адвокатского корпуса: большинство из них эвакуированных адвокатов происходили из служащих, и, следовательно, размывали «рабоче-крестьянский костяк» западносибирской адвокатуры, сформировавшийся к 1941 г.

Другой способ разрешения проблемы дефицита кадров заключался в создании и развитии системы подготовки новых работников. В самом начале 1943 г. президиум принял решение о назначении члена коллегии Б. И. Евгеньева руководителем спецкурсов по повышению профессиональной квалификации, рассчитанных на полгода[316]. Уже в конце февраля около сорока защитников, получивших на период учебы

стипендиальное обеспечение, приступили к занятиям[317].

Традиционным источником пополнения кадрового состава оставался институт практикантов-стажеров. По-прежнему источником финансирования их деятельности оставались средства президиума коллегии, который, заботясь о рачительном расходовании этих средств, практиковал организацию регулярных отчетов стажеров на своих заседаниях2.

Финансовый фонд президиума являлся единственно возможным источником разрешения конфликтных ситуаций, связанных с просрочкой оплаты обучения теми членами коллегий, которые не имели никакого юридического образования. Лишь меньшая их часть поступали на заочное обучение в юридические институты, большинство предпочитало обучение в заочных правовых школах3, а оно было платным.

Что же касается получения высшего профессионального образования - то с этим дело обстояло значительно сложнее. За исключением Томска, в начальный период войны в других городах области юридические Вузы отсутствовали. В Новосибирске филиал Всесоюзного юридического заочного института (ВЮЗИ) начал работу лишь в 1944 г., а для городов Кузбасса открытие юридического вуза оставалось несбыточной мечтой.

Крайне тяжелым на протяжении 1941-1943 гг. оставалось материальное положение адвокатов. Адвокаты могли рассчитывать лишь на гарантированное получение продовольственного пайка, чаще всего в виде одного хлеба. При юрисконсультациях и президиуме не имелось столовых. Адвокаты занимались подсобным хозяйством, о чем свидетельствуют делопроизводственные документы президиума, справки о выдаче финансовой помощи на закупку семян, на оплату гужевых расходов на

вспашку земли под огороды и т.п.

В исключительных случаях президиум предоставлял отдельным членам коллегии дотации на питание и ссуды, размер которых колебался от двухсот до двух тысяч рублей1.

Самые значительные изменения в деятельности адвокатской корпорации Западной Сибири были связаны с реформированием ее организационной структуры, предопределенным преобразованиями в области административно - территориального деления региона.

В январе 1943 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял решение о создании Кемеровской области[318] [319]. Область была выделена из состава Новосибирской.

В течение 1943 г. были сформированы все областные органы управления Кемеровской области, создана система судебных и правоохранительных органов. Впервые с момента ликвидации в октябре 1930 г. коллегии защитников при Кузнецком окружном суде, адвокатура юга Западной Сибири организационно оформилась.

Судебную систему на территории Кузбасса возглавил Кемеровский областной суд. 21 февраля 1943 г. областной исполнительный комитет утвердил в должности председателя областного суда Ю. П. Луганскую[320].

Областной суд так же, как и областное управление Народного комиссариата юстиции и областная прокуратура, были размещены в здании дома № 1 коксохимзавода (подъезды № 5,6,7) по улице Арочной. По этому поводу было принято решение областного исполнительного комитета 2 мая

1943 г.1.

Первые месяцы функционирования областного суда осложнялись отсутствием элементарной материальной базы. Особенно тяжелыми были условия работы выездных сессий. Дела рассматривались в неприспособленных помещениях. Для отдыха состава суда не было места в гостиницах, ночевать приходилось в тех же судебных помещениях на столах, где рассматривались дела, подушками зачастую служили сами дела, а одеялами - скатерти со столов.

В кабинетах суда в Кемерово было холодно[321] [322], не хватало бумаги, писали на оберточной, кабинеты не закрывались, не было сейфов.

Еще более сложной проблемой была кадровая. Комплектование штатов происходило за счет районных судов, приглашения специалистов из других городов региона и страны. Вместе с Луганской из Новосибирска приехали шесть человек: А.Х. и И.Р. Водовозовы, Р.И. Шапиро, М.А. Попова, А.А. Барболина, К.М. Наумова. Из Прибалтики приехали О.Я. Тауран, Ф.И. Вейс и Н.А. Ескевич. С высшим образованием было два человека, отсутствие должной теоретической подготовки остальных компенсировалось немалым практическим опытом. Отметим, что некоторые из членов суда не имели не только высшего образования, но и среднего специального.

Состав судейского корпуса был серьезно пополнен в 1947-1949 гг. за счет демобилизованных. Судьями областного суда стали Ю.Н. Пушкин, В.В. Клепцов, будущий заместитель председателя Кемеровского областного суда, П.И. Бородько, будущий председатель Кемеровского областного суда, П. Д. Паюсов, будущий председатель суда Рудничного района г. Кемерово, М.О. Брагин, Н.С. Феоктисов, Г.П. Латышев, А.Я. Долголеев, М.С. Тригук.

Работая в судах, они заочно окончили юридические институты и стали классными специалистами1.

После отъезда из Кемерово Ю.П. Луганской ее работу по укреплению кадрового состава судов области продолжил новый председатель областного суда А.С. Батов[323] [324]. При нем, в начале 1950-х годов в Кузбасс прибыло около 30 выпускников Московского, Ленинградского, Томского, Свердловского юридических вузов - П.Н. Титов, А.С. Лазарев, В.П. Терпугов, П.М. Давыдков, Н.А. Никитин, Ю.А. Вишневский, К. О. Журих, К.П. Силонова, Н.И. Лазарева[325].

Уже через пять лет новый председатель областного суда Николай Павлович Кадников писал министру юстиции РСФСР А.Т. Рубичеву: «На 1 января 1954 г. в Кемеровском областном суде имеют высшее юридическое образование девять человек. Учатся в ВЮЗИ на втором-пятом курсах - четыре человека. Имеют среднее юридическое образование - пять человек (причем один из них окончил высшие курсы усовершенствования юристов в г.

Москве) и не имеет юридического образования один человек (член суда тов. Татьянина, работающая в органах юстиции свыше 25 лет, имеющая курсовую подготовку)»[326].

Таким образом, кадровая ситуация в судебных учреждениях вновь образованной Кемеровской области стабилизировалась лишь к середине 1950-х гг. До этого времени ее состояние оставляло желать лучшего, что,

естественно, не могло не сказываться на реальной практической деятельности, особенно с учетом того, что в 1943-1948 гг. объемы работы были чрезвычайными.

Из Новосибирска в новый областной суд передали сотни уголовных дел. В среднем, рабочий день судей продолжался четырнадцать часов1.

Аналогичными проблемами сопровождалась на начальном этапе и деятельность Кемеровской областной коллегии адвокатов.

Ее первое организационное заседание, проведенное с участием работников центрального аппарата Наркомюста РСФСР, прошло 5.09.1943 г. Вновь созданная коллегия, объединившая в своем составе 58 адвокатов[327] [328], ранее работавших в различных ЮК адвокатской корпорации Новосибирской области, избрала президиум в составе семи чел., первым председателем которого стал П. С. Бондаренко[329]. Его работа в коллегии оказалось недолгой: уже 6 декабря 1944 г. по телеграфному приказу Народного комиссара юстиции Союза ССР Н.М. Рычкова он был откомандирован на Украину.

После отъезда П.С. Бондаренко новым председателем президиума коллегии стал Ф.Ф. Паначев, бессменно руководивший кузбасской адвокатурой на протяжении двадцати лет (1944-1964)[330].

С первых дней работы коллегии начало формироваться ее организационная основа, ядро, которое составили, в первую очередь, адвокаты-фронтовики - Михаил Кузьмич Никулин, Иван Григорьевич Борисов, Иван Петрович Сапрыгин, Иван Васильевич Атучин, Григорий Аркадьевич Сухачевский, Николай Владимирович Шаяхметов, Гаврил Родионович Беденко, Леонид Антонович Скубашевский, Екатерина Петровна Ащеулова, Анисья Васильевна Логинова, Анастасия Сергеевна Лебедянцева и Анна Григорьевна Железнова.

Значительную роль в последующем развитии и укреплении коллегии сыграли Заслуженные юристы РСФСР О.В. Браницкая и Н.Н. Озолин, адвокаты М.Е. Авербух, Ф.Д. Дунаевский, А.Н. Карпов, Т.Д. Малышева1, Я.О. Мотовиловкер и М.Н. ТТТатт[331] [332] [333]

Одним из самых известных кузбасских адвокатов был М.К. Чевтайкин. Не имевший юридического образования и соответствующей практики, после демобилизации из Советской армии по инвалидности[334] и долгого лечения, в 1946 г. он завершает обучение на 6-ти месячных заочных курсах и становится членом коллегии. Занимая руководящие должности в президиуме коллегии в течение без малого четверти века, он успешно сочетал профессиональную адвокатскую деятельность, аппаратные обязанности и работу по подготовке квалифицированных кадров из числа молодых специалистов. По воспоминаниям коллег, Заслуженный юрист СССР М.К. Чевтайкин был не только блестящим профессионалом, умевшим находить выход из самых сложных юридических коллизий, но и образцом отзывчивости и доброты по отношению ко всем нуждавшимся в юридической помощи[335].

Другим представителем Кемеровской областной коллегии, сыгравшем значительную роль в формировании кадрового состава объединения являлся Заслуженный юрист РСФСР М. М. Гущинский. Будучи известным практикующим адвокатом, он по совместительству в течение семнадцати лет возглавлял областные курсы повышения квалификации, обеспечивая пополнение адвокатской корпорации Кузбасса новыми грамотными специалистами1.

На протяжении 1943-1945 гг. коллектив Кемеровской областной коллегии адвокатов продолжил работу по решению задач, обусловленных войной. Речь идет о продолжении тех мероприятий, в которых кузбасские адвокаты участвовали, будучи еще членами Новосибирской коллегии.

Еще в начале мая 1943 г. во все адвокатские коллегии страны было разослано письмо Наркомата юстиции СССР, в котором определялась задача организации более качественной юридической помощи семьям военнослужащих. В октябре 1943 г. президиум Кемеровской коллегии предписал всем ЮК ежемесячно отчитываться о реализованных в этой области конкретных мероприятиях. О месте и времени их проведения консультации обязывались информировать семьи военнослужащих через объявления в газете «Кузбасс»[336] [337].

Так же, как и другие адвокатские объединения восточных регионов страны, Кемеровская коллегия помогала адвокатуре, работавшей на территориях, освобожденных от оккупации: только в 1944-1945 гг. кузбасские адвокаты перечислили восемнадцать тыс. руб. в фонд ЮК г. Ленинграда и Ленинградской области. В 1944 г. решением президиума было оформлено шефство над Воронежской и Смоленской областными коллегиями - поддержка оказывалась как в виде финансовой[338], так и

организационно - методической помощи в части обеспечения необходимой юридической литературой.

За счет средств президиума коллегии в 1944 г. было закуплено утепленное обмундирование для солдат - фронтовиков. В том же году президиум перечислил финансовые средства, пошедшие на строительство новой танковой колонны. Помимо этого, как и все советские граждане в период войны, члены коллегии участвовали в кампании по размещению облигаций оборонных займов - в 1944 г. на подписку на облигации ушли почти две месячные заработные платы1.

Характеризуя участие представителей кемеровской адвокатуры в патриотическом движении периода Великой Отечественной войны, не следует забывать о их основной профессиональной деятельности. Следует при этом учитывать, что уровень уголовной преступности в годы войны в регионе был чрезвычайно высок. Возросло количество грабежей, разбойных нападений, краж государственного и личного имущества граждан. Известны даже случаи каннибализма в Крапивинском районе[339] [340]. Увеличение общего количества уголовных дел закономерно приводило к увеличению нагрузки

на каждого адвоката.

По окончании войны, начиная с 1948 г., заметно активизируется участие представителей адвокатуры в гражданском процессе. Представляется, что прежние предпочтения защитников участвовать в ведении уголовных дел были связаны с тем, что гражданские дела отличались большей сложностью в сборе доказательств и оформлении процессуальных документов. Они требовали гораздо большего времени и качественно более высокого уровня теоретической подготовки защитников и наличия практического опыта в подобных делах.

Сибирские адвокаты в 1941 - 1945 г. приобретает необходимые

навыки в юридическом сопровождении дел, связанных с наследованием, имущественными спорами и т.д. К тому же участие в гражданском судопроизводстве могло в лучшую сторону отразиться на финансовом благополучии как коллегии в целом, так и отдельных ее представителей.

Общее количество гражданских дел, проведенных адвокатами Кемеровской области только за три года (1947-1949 гг.) увеличилось в среднем на 73%, причем в 2/3 дел адвокаты участвовали на платной основе1.

Следует согласиться с мнением Е.А. Быковской о том, что расширение спроса на услуги адвоката свидетельствовало о том, что защитник не был статистом в судебном процессе даже в годы самого жесткого режима[341] [342]. Конечно, в условиях сталинского режима результативность адвокатской помощи в уголовном процессе была не столь заметна. Если в Новосибирской области в первой половине 1949 г., благодаря усилиям адвокатов, было вынесено 5 оправдательных приговоров, а еще по 19 делам была изменена квалификация действий подсудимых[343], то в Кемеровской области эти цифры составили 2 и 8 соответственно и, конечно, не были связаны с пресловутой 58 ст. УК[344].

Система оплаты услуг адвокатов в рассматриваемый период претерпевала существенные изменения. С нашей точки зрения, в развитии данной системы в годы войны и послевоенные годы можно выделить три

этапа:

1. В годы войны оплата юридической помощи осуществлялась в соответствии со строгой таксой. Так, в 1943-1945 гг. стоимость адвокатских услуг при составлении надзорной жалобы составляло около семидесяти пяти рублей. Написание ходатайства о помиловании пополняло средства коллегии на тридцать рублей. Значительно большими были гонорары за

ведение дел, независимо от их уголовного либо гражданского профиля - размер гонорара зависел от сложности каждого конкретного дела, его нижняя планка, как правило, составляла сто пятьдесят рублей, а верхняя - не превышала двухсот. С учетом того обстоятельства, что цена килограмма сахара в коммерческих магазинах составляла 1050 рублей1, а средняя заработная плата в Сибири 1941-1945-х гг. колебалась от четырехсот до тысячи рублей[345] [346], можно сделать вывод о том, что доходы адвокатов не были столь значительны, а уровень их был вполне соизмерим с оплатой труда прочих категорий граждан. При этом следует учитывать, что адвокаты, пытавшиеся превысить таксу, тем самым, совершали проступок и на них налагалось дисциплинарное взыскание.

2. В 1946 - 1947 гг., рост гражданского оборота и ухудшение криминогенной ситуации автоматически усилили востребованность услуг адвокатов, что благоприятно отразилось на системе их оплаты. Гонорар с клиента стал распределяться следующим образом: 70 % - шло на зарплату защитника, 23,3% - составляли отчисления в президиум, а 6,7% - резервировались на начисление отпускных. Средний размер заработной платы члена Кемеровской коллегии в первые два послевоенных года составлял 3400 - 3800 руб., а среднемесячные доходы рабочих высокой квалификации, служащих и инженерно-технических работников в Кемеровской области в этот же период составляли около 600 рублей[347].

3. В условиях ужесточения политического режима, вскоре после осуществления конфискационной денежной реформы 1947 г., власть стала рассматривать формирование в советском обществе профессиональной группы высокооплачиваемых специалистов как чуждое социализму явление.

Результатом этого «нового старого» подхода стало требование об уменьшении таксы за адвокатские услуги, предоставляемые населению, содержащееся в инструктивном письме Министерства юстиции РСФСР «О гонорарной практике коллегий адвокатов»1. Согласно порядку, установленному в инструктивном письме, заведующие консультациями получили право самостоятельно определять стоимость оплаты услуг члена консультации, руководствуясь его квалификацией и сложностью дела, в рамках которого была предоставлена услуга. Снижалась такса за устные консультации и составление письменных заявлений - теперь ее размер не мог превышать трех рублей. Фактически исключалась возможность выплат сверхвысоких гонораров - те из них, что превышали пятьсот рублей, должны были согласовываться с президиумом. В результате, средний заработок адвокатов в городах Кемеровской области стал составлять 1020 рублей, в сельских районах - 940[348] [349].

Таким образом, снижение таксы адвокатских услуг сделало единственно возможным способом увеличения доходов адвокатов - увеличение объема собственной работы, и в то же время обеспечила большую доступность адвокатских услуг для населения[350].

Многие практические мероприятия коллегии были обусловлены особенностями послевоенного периода, кризисным состоянием народнохозяйственного комплекса, в первую очередь, аграрного сектора, массовыми идеологическими кампаниями позднего сталинизма.

Вслед за членами Новосибирской коллегии кузбасские адвокаты осенью 1946 г. приняли участие в оказании бесплатной юридической помощи колхозам[351]. Адвокаты коллегии выезжали в села, консультировали

председателей колхозов, табельщиков и бухгалтеров по вопросам отчетности, помогали им в составлении исковых требований к дебиторам, представляли интересы колхозов в судебных заседаниях. Представляется, что сокращение на 39 % дебиторской задолженности колхозов к началу 1950-х гг., в первую очередь, связано с этой квалифицированной юридической помощью[352].

В 1948 г. члены коллегии приняли активное участие в организации и проведении выборов народных судей, выступая не только в качестве профессиональных юристов, но и грамотных пропагандистов официальной идеологии, обладавших, к тому же, связной речью и опытом публичных выступлений.

Таким образом, главной особенностью рассматриваемого периода в деятельности адвокатуры на территории Западной Сибири стало создание самостоятельных коллегий адвокатов на территории вновь образованных административных единиц. Чрезвычайные условия войны, в которых происходило создание объединения, усугублялись полным отсутствием необходимой материальной инфраструктуры и дефицитом квалифицированных кадров. Разрешение этих вопросов приходится на начало 1950-х гг.

Вместе с тем, характерной особенностью практики западносибирской адвокатуры послевоенного десятилетия стало значительное увеличение общего количества юридических услуг населению в сфере судебной защиты, судебного представительства и консультаций правового характера. Данное обстоятельство, в свою очередь, предопределялось высокой востребованностью адвокатских услуг в условиях роста гражданского оборота и ухудшения криминогенной ситуации на территории региона.

4.2.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ СТАНИСЛАВ ОЛЕГОВИЧ. Институциональные основы и региональные особенности советской адвокатуры в период с 1917 до начала 60-х гг. (на примере Западно-Сибирского региона). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Кемеровская областная коллегия в период Великой Отечественной войны и на этапе «позднего сталинизма» (1943 - нач. 1950-х гг.):

  1. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА(1941-1945)
  2. 2.1.6. Железнодорожный транспорт России в период Великой Отечественной войны
  3. Противостояние СССР и Германии в великой отечественной войне как столкновение двух типов традиционного общества
  4. 53.Изменения в государственной системе и праве СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945гг.
  5. 54. Чрезвычайное законодательство периода Великой Отечественной войны.
  6. 2. Особенности советской системы государственного управления в годы Великой Отечественной войны
  7. 4. Внешняя политика СССР межвоенного периода. Великая Отечественная война и ее роль в развитии советской государственности
  8. Лекция 13. СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941 - 1945)
  9. СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО B ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945)
  10. Советское государство и право в период Великой Отечественной войны
  11. 16.1. Великая Отечественная война и перестройка работы советского государственного аппарата
  12. § 3. Кавказские национальные дивизии после коренного перелома в Великой Отечественной войне (1943-1945 гг.)
  13. Глава17 Вторая мировая и Великая Отечественная война (1939-1945 гг.)
  14. Становление и развитие морской пограничной охраны. Реформированиеморских частей пограничных войск перед Великой Отечественной войной
  15. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны
  16. Оглавление
  17. Кемеровская областная коллегия в период Великой Отечественной войны и на этапе «позднего сталинизма» (1943 - нач. 1950-х гг.)
  18. Уголовное законодательство в годы Великой Отечественной войны
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -