<<
>>

Состояние и деятельность адвокатской корпорации в период хрущевской либерализации общественно-политической жизни (сер. 1950 - нач. 1960-х гг.)

Период смягчения репрессивной политики и частичной демократизации советского режима на этапе, т.н., «оттепели» не мог не отразиться на общем состоянии отечественной адвокатуры и ее региональных организаций. Перестройка правоохранительной системы, реабилитация жертв политических репрессий способствовали активизации профессиональной деятельности адвокатского корпуса.

Анализируя организационную структуру и персональный состав адвокатской корпорации в 1957-1962 гг. можно придти к следующим выводам.

Количественный рост адвокатской корпорации в рассматриваемый период несколько замедлился. Если за десять предшествующих лет количество адвокатов, работающих в Кемеровской области увеличилось с 73 до 125 чел., то в 1957-1959 гг. состав коллегии возрос до 128 чел. К началу 1963 г. областная коллегия включала в себя 132 адвоката.

Примечательно, что основным источником пополнения кадров адвокатуры стали выпускники юридических ВУЗов и факультетов региона, в первую очередь, юридического факультета Томского госуниверситета и учебно - консультационных пунктов последнего, а также стажеры из числа молодых специалистов, таких же недавних выпускников, распределенных в Кемеровскую область из других регионов страны по запросу президиума коллегии в Министерство юстиции РСФСР. В качестве дополнительного источника по-прежнему использовался персональный состав иных правоохранительных и судебных органов, представители которого отвечали

всем необходимым образовательным и профессиональным требованиям1. Так, в 1957-1959 гг. членами коллегии стали 31 человек, в том числе из стажеров - 7 чел. Среди них были 28 специалистов с высшим профессиональным и 3 - со средним специальным образованием.

Тем не менее, всю остроту кадровых вопросов снять не удалось. Наглядным доказательством этого являлся тот факт, что недавние студенты, зачисленные в коллегию на правах стажеров, настолько быстро продвигались по служебной лестнице, что уже через год становились заведующими ЮК: в г. Топки (О.В. Архипов), в г. Киселевске

(А.А. Савушкин), в г. Гурьевске (А.М. Бурлаков), в Зенковском районе г. Прокопьевска (Н.В. Велигурова), в Яшкинском районе (И.К. Дерябина), в Центральном районе г. Сталински (Н.А. Пуленко)[353] [354].

В целом, несмотря на сохранявшуюся достаточно высокую текучесть кадров, не позволявшую добиваться значительного увеличения количественного состава коллегии, и консервирующую обстановку «кадрового голода», в рассматриваемый период происходило качественное укрепление адвокатской корпорации Кузбасса. Если в 1959 г. профессиональный стаж до одного года имели три адвоката, свыше пяти лет - сорок, свыше десяти - сорок один, свыше двадцати лет - лишь три человека[355], то к 1962 г. ситуация значительно меняется в лучшую сторону. Стаж шестнадцати адвокатов превышал двадцать лет, еще шестьдесят четыре члена коллегии занимались адвокатской практикой более десятилетия. Сократилось (до 28 чел.) количество адвокатов с пятилетним стажем. У двадцати двух адвокатов он превысил три года, а количество

адвокатов - новичков со стажем менее трех лет было минимальным - всего два человека1.

Улучшается и ситуация, характеризующая образовательный уровень членов коллегии. Если в 1957 г. высшее образование имели 79 чел. (63,2%), в 1959 г. - 93 чел. (72,6%), а среднее - 41 чел. (33,6%) и 30 чел (23,4%) соответственно, то к концу рассматриваемого периода, в 1962 г., высшее образование имели 100 адвокатов (76%), среднее - 29 (22%).

В составе коллегии имелся и один адвокат, Я.О. Мотовиловкер, имевший ученую степень кандидата юридических наук[356] [357].

Отметим еще два обстоятельства. Гораздо меньшими темпами, чем ранее, но все же продолжала увеличиваться прослойка адвокатов - членов КПСС (1957 г. - 48 чел., 1959 г. -54 чел., 1962г. -56 человек). «Повышение уровня партийности» адвокатской корпорации способствовало ее интеграции с областной партийно-государственной элитой. Среди адвокатов было более 80 человек членов Общества по распространению политических и научных знаний, причем многие адвокаты наряду с чтением лекций, проводили в обществе большую организационную работу.

Девять адвокатов по состоянию на 1962 г. были избраны членами бюро юридических секций. Заместитель председателя президиума М.К. Чевтайкин избран членом РК КПСС, А.И. Шапошников являлся председа­

телем партийной комиссии горкома КПСС, М.М. Гущинский - внештатным лектором горкома, многие адвокаты избирались членами местных комитетов, Н.И. Лившиц и И.И. Малютин были членами президиума горкома профсоюза, И.В. Чернов, А.Н. Письман и А.И. Шапошников - были избраны депутатами городских Советов, А.К. Любимов являлся членом наблюдательной комиссии горисполкома за местами заключения, многие адвокаты избирались председателями товарищеских судов по месту жительства, а осинниковский адвокат И.В. Поляновская в декабре 1962 г. была избрана депутатом городского Совета и отозвана на советскую работу в качестве секретаря горисполкома1.

Наконец, можно констатировать процесс постепенной «феминизации» кадрового состава коллегии. Если в 1957 г. женщины - адвокаты составляли 51,2% членов коллегии, то уже в 1959 г. их было 57,8%, а в 1962 г. - 60,3%[358] [359].

Постоянный прием в коллегию молодых специалистов, налагал на членов президиума дополнительные обязанности.

Так, в связи с приемом в коллегию в начале 1958 г. значительного количества новых адвокатов, в марте того же года по инициативе президиума была проведена научно-практическая конференция; аналогичное мероприятие состоялось и в ноябре 1959 г.

На этих конференциях были обсуждены несколько докладов. В апреле 1958 г. были заслушаны доклады «Методика составления кассационных жалоб», «Подготовка адвоката к ведению уголовного дела», «Роль адвоката в укреплении социальной законности» (в их подготовке принимали участие опытные адвокаты И. Чалышев, О. Федорова и др.). На конференции в ноябре 1959 г. было заслушано и обсуждено пять докладов: «Роль и положение адвоката в советском уголовном процессе» (И. Чалышев), «Доказательственное значение данных о личности обвиняемого (И. Леонов),

«Участие адвоката на предварительном следствии (Е. Розанова), «Смягчающие обстоятельства и роль общественности при определении меры наказания» (О. Сыпачева), «Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности» (Б. Даинзон)1.

Президиум организовывал вызов некоторых молодых адвокатов на практику в областной центр и прикреплял их к квалифицированным адвокатам. Перед вызовом на практику молодые адвокаты должны были заранее подготовить имеющиеся у них вопросы с тем, чтобы их разрешить совместно с руководителями и другими адвокатами.

Кроме того, руководители практики вместе с практикантом составляли план ее прохождения. Это давало возможность максимально восполнить пробелы в знаниях молодого адвоката. После окончания практики руководитель составлял заключение, и практикант отчитывался на заседании президиума.

Такую практику только в 1957-1959 гг. прошло восемь человек.

На заседаниях президиума заслушивались и обсуждались выступления молодых адвокатов в Облсуде. Особую ценность всегда имело мнение Я.О. Молотовиловкера, который писал замечания на кассационные жалобы адвокатов.

Согласимся с исследователем Д.О. Свиридовым, утверждавшим, что «...от работы президиума в этот период, в первую очередь, зависела стабильность и слаженность деятельности молодой коллегии»[360] [361].

В целях полного и всестороннего коллегиального руководства деятельностью коллегией между членами президиума было произведено распределение обязанностей. Общее руководство, повышение идейно­политического уровня, кадровые и финансовые вопросы возлагались на

председателя президиума Ф. Паначева. Проблемы качества работы и организация контроля за ним относились к сфере деятельности заместителя председателя И. Чалышева и членов президиума М. Чевтайкина и П. Щелокова. Вопросами контроля за оказанием правовой помощи колхозам занимался И. Ковалев; проблемы организации работы по обслуживанию организаций и учреждений курировала В. Колчина. За работу с молодыми специалистами отвечала О. Федорова, за организацию работы по пропаганде советского законодательства - М. Гущинский, А. Карпов исполнял обязанности секретаря президиума.

Работа президиума планировалась поквартально. Планами охватывалась вся деятельность коллегии. Заведующие юридическими консультациями представляли свои планы в президиум, тем самым, создавая возможность координации работы ЮК.

Разрешая вопросы на заседании, президиум привлекал к участию нем адвокатов коллегии. Практиковались и выездные заседания президиума. Так, в октябре месяце 1959 г. подобное мероприятие было проведено в Прокопьевске; при обсуждении вопроса «О работе адвокатов юрконсультации Центрального района» присутствовали все адвокаты города, представитель прокуратуры и райкома КПСС1.

В 1958 г. выездное заседание проводилось в Сталинске, где обсуждался акт ревизии Центральной ЮК.

Отметим, что командировки руководителей коллегий в районы области далеко не всегда были связаны с организацией выездных заседаний. Некоторые поездки были обусловлены необходимостью оказания практической помощи заведующим консультациями.[362] [363]

На протяжении 1950-нач. 1960-х гг., в период между отчетными

собраниями, работа президиума постоянно представлялась на обсуждение адвокатов. Так, за первое полугодие 1958 г. председатель отчитывался на кустовых совещаниях, в декабре 1958 г. проводилось общее собрание адвокатов, на котором докладывалось о выполнении постановления общего собрания, в июле 1959 г. проводилось совещание адвокатов области.

Высказанные на этих собраниях и совещаниях замечания приводили к улучшению работы президиума и поддерживали механизм обратной связи в коллегии, способствуя демократизации ее деятельности.

В целом, работа президиума Кемеровской областной коллегии адвокатов во 2-й пол. 1950-нач. 1960-х гг. заслуживала самых высоких оценок, что неоднократно подчеркивали и сами адвокаты на своих общих собраниях[364].

Так, президиум проводил большую работу по вовлечению адвокатов в юридическое обслуживание предприятий. Улучшилось качество ревизионных обследований. Была проделана определенная работа по улучшению качества составления процессуальных документов. Укрепилась система оказания президиумом и руководителями юридических консультаций практической помощи адвокатам по организации их выступлений в судах, по составлению кассационных жалоб. Президиум обобщал опыт работы адвокатов по предварительной подготовке к делам и доводил подготовленные обзоры до сведения всех адвокатов области.

Значительной новеллой в деятельности президиума стала организация кустовых производственных совещаний, проведение которых способствовало повышению деловой квалификации адвокатов. Об этой стороне деятельности президиума, на наш взгляд, следует остановиться более подробно.

В первой половине 50-х гг. в областной коллегии с периодичностью

один раз в год проводились кустовые теоретические конференции. В свое время они сыграли определенную роль в деле повышения теоретических и практических навыков адвокатов. Однако, в связи с ростом корпорации и усложнением задач, стоявших перед коллегией, проведение конференции раз в год стало явно недостаточным, особенно для адвокатов, работающих в одиночку. Поэтому президиум и решил организовать проведение ежеквартальных кустовых производственных совещаний. Цель этих совещаний состояла в том, чтобы все адвокаты области как можно чаще обменивались положительным опытом работы, принимали участие в совместном обсуждении вопросов, относящихся к их профессиональной деятельности, тем самым смогли повышать свою деловую квалификацию.

За 1958-1959 гг. было проведено 18 таких совещаний. Чтобы их проведение действительно имело деловой характер, президиум заранее составлял повестку дня, а его члены принимали самое непосредственное участие в их проведении.

Так, на протяжении этих двух лет Ф. Паначев принял участие в проведении совещаний в гор. Ленинск-Кузнецке, М. Чевтайкин - в Кемерово, И. Чалышев - в Сталинске1. На этих совещаниях обсуждались вопросы доказательств в защитительной речи адвокатов, участия адвокатов по делам несовершеннолетних и др. Конечно, не все в проведении этих совещаний было идеально. Иногда недостаточно четко была определена их повестка дня и это снижало качество обсуждения вопросов; некоторые адвокаты, ссылавшись на занятость, игнорировали их проведение[365] [366], но, как нам представляется, подобные случаи не ставят под сомнение полезность данного направления деятельности президиума.

Важным средством повышения адвокатами деловой квалификации

являлись во второй половине 1950-нач. 1960-х гг. и производственные совещания в юридических консультациях, на которых обсуждались практические и теоретические аспекты деятельности адвокатов.

Еще общее собрание 1956 г. обязало президиум улучшить проведение производственных совещаний. Выполняя это постановление, президиум направлял работу совещаний к тому, чтобы на них чаще обсуждались вопросы качества работы адвокатов, повышения их деловой репутации. Иногда президиум настоятельно рекомендовал всем юрконсультациям обсудить те или иные вопросы, касающиеся производственной деятельности адвокатов. Так, в свое время, он требовал обсудить статью Л. Карасева «Защищать, а не выгораживать», опубликованную в газете «Известия», монографию И. Д. Перлова «Прения сторон и последнее слово подсуди­мого»1.

Получая материалы совещаний, руководящий орган коллегии составлял по ним свои замечания, а в 1958 г. он обобщил работу всех состоявшихся совещаний и подготовленный обзор довел до сведения всех адвокатов области[367] [368].

В то же время, архивные материалы свидетельствуют о том, что сами члены президиума крайне редко принимали непосредственное участие в организации работы производственных совещаний. В свое время это расценивалось как недостаток в практической деятельности президиума. Как нам представляется, этот упрек был не вполне оправдан. Президиум и не должен был непосредственно заниматься вопросами, которые находились в сфере деятельности заведующих консультациями, тем самым, подменяя их.

За 1950-е года руководством коллегии с привлечением квалифицированных адвокатов были проведены 113 ревизий и 45 проверок юрконсультаций. Качество выступлений по делам, а также составление

процессуальных бумаг проверялось непосредственно в судах. Задача ревизоров состояла не только в том, чтобы вскрыть имеющиеся недостатки, но и оказать практическую помощь адвокатам по их устранению.

Так, при ревизионном обследовании юридической консультации Киселевска, были вскрыты серьезные пробелы в работе отдельных адвокатов - ревизоры подробно побеседовали с ними и подсказали, как устранить недостатки в их работе. Такой метод проверки зачастую оказывался наиболее действенной формой оказания помощи в деле устранения ошибок в работе.

При планировании ревизий, президиум учитывал высказывание адвокатов на предыдущем собрании 1956 г. - проводить ревизии не по тому принципу, чтобы обязательно раз в год проверить каждую юрконсультацию, проверять лишь те, где такие проверки были необходимостью.

Результаты ревизий подробно обсуждались на производственных совещаниях в консультациях, а затем на заседании президиума. Это создавало лучшие условия для быстрейшей реализации предложений ревизии.

Президиум постепенно отходил от шаблонного подхода к проведению ревизий, больше стал уделять внимание отраслевым проверкам. Такой метод проверки давал возможность глубже вскрыть недостатки в работе, а значит и быстрей их устранить.

Недостатками ревизионных обследований было то, что некоторые ревизии проводились некачественно, глубоко не вскрывали имеющиеся ошибки и упущения в работе адвокатов, тем самым не способствовали улучшения качества работы. Ревизорами мало уделялось внимания качеству выступлений адвокатов в суде.

Кроме ревизий руководящий орган коллегии проводил проверки выполнения актов ревизий и своих постановлений по ним. Такие проверки

проводились в Рудничной ЮК Прокопьевска, Кемерово, Тисуле и др. Так, в Рудничной юрконсультации было установлено, что заведующий И. Топилина не осуществляет надлежащего контроля за качеством работы адвокатов, допускает явно неравномерное распределение работы среди адвокатов. Итогом стало освобождение ее от заведывания.

В Рудничной юрконсультации Кемерова проверка показала, что в работе заведующего Е.А. Галузы из года в год повторяются одни и те же серьезные упущения: не ведется кассовая книга, не осуществляется контроль за работой адвокатов. Получалось так, что заведующая работала сама по себе, а адвокаты - сами по себе. Организационный вывод был тем же[369].

Значительное внимание в ходе проверок уделялось проблеме улучшения качества составления жалоб адвокатами области. Так, при проверке работы той, или иной юридической консультации все жалобы, составленные адвокатами, тщательно проверялись и на основе проведенной проверки выносились критические замечания.

Во все консультации области в 1958 г. президиумом были высланы обзоры наиболее удачных кассационных и надзорных жалоб с тем, чтобы по ним адвокаты могли учиться правильно подходить к их составлению. Кроме того, выезжая на места, члены президиума оказывали, особенно начинающим адвокатам, практическую помощь в составлении кассационных и надзорных жалоб (Гурьевск, Тисуль, Киселевск и др.).

Специальным постановлением президиума адвокаты Центральной юрконсультации г. Кемерово (заведующий - М.К. Чевтайкин) обязывались по всем делам, выступающим в кассационной инстанции, составлять свои замечания на жалобы периферийных адвокатов. Всего, таким образом, было составлено 450 рецензий и писем. Не отрицая ряд серьезных недостатков в

осуществлении этого мероприятия (формализм, отписки), данное решение, на наш взгляд, сыграло некоторую роль в деле улучшения данного участка работы.

Одним из важных условий в деятельности адвокатуры в деле укрепления законности является знание адвокатами действующего законодательства и умение правильно его применять на практике. С этой целью в 1950-е гг. руководство коллегии организовало систематизацию новых нормативных правовых актов, как по всей коллегии, так и непосредственно в самом президиуме.

В президиуме, стараниями зам. председателя И.В. Чалышева, велась специальная алфавитно-предметная картотека. В начале 1960-х гг. в штатном расписании руководящего органа коллегии появилась специальная должность кодификатора. Занявшая ее Р.С. Трубникова приступила к реализации более сложной задачи - составлению обзоров быстро меняющегося законодательства.

Несколько иначе выглядела ситуация в территориальных подразделениях коллегии. Стараясь оптимизировать их работу в данном направлении руководство коллегии еще в 1952 г. разослало во все консультации алфавитные журналы по кодификации законодательства и обобщению судебной практики. От заведующих ЮК требовалось лишь продолжить их заполнение. К сожалению, за редкими исключениями1, консультации с этой задачей не справились[370] [371].

Кроме того, президиум совместно с адвокатами области принял активное участие в обсуждении проектов УПК РСФСР, ГПК РСФСР, а также нового проекта Положения об адвокатуре РСФСР. По всем

обсужденным проектам были сделаны ряд замечаний и направлены в Минюст РСФСР и Президиум Верховного Совета РСФСР.

В то же время, адвокатская практика 1950-нач. 1960-х гг.

демонстрировала не только сильные стороны деятельности президиума коллегии, но и просчеты, недоработки.

На собрании 1959 г. отмечалось, что в области мало практиковался обмен положительным опытом работы, руководители коллегии редко выезжали в юридические консультации для организации и проведения производственных совещаний и оказания практической помощи.

Собрание 1962 г. отметило, что основным недостатком в работе президиума является слабый контроль за исполнением принимаемых решений. Так, он неоднократно принимал постановления, обязывающие заведующих юрконсультациями улучшить систему правового обслуживания колхозов и совхозов Кемеровской области, однако сам должным образом не контролировал выполнение этих постановлений1.

Также собрание 1962 г. отметило, что президиум не предъявлял должных требований к нерадивым адвокатам, не участвующим в мероприятиях, направленных на повышение деловой квалификации. «Сейчас другое положение. К президиуму повышены требования в части организации работы по проведению мер по повышению деловой квалификации»[372] [373]. Справедливости ради следует отметить, что на собрании 1962 г. звучали и требования безжалостно исключать из коллегии адвокатов, не повышающих своего идейно-политического уровня, поскольку они подпадают под действие ст. 13 нового Положения, в которой указывается, что исключение из коллегии производится в случае: «обнаружившейся непригодности к исполнению обязанностей адвоката». В глазах наиболее идеологически рьяных членов коллегии адвокат, не повышающий своего

идейно-политического уровня, не сможет обеспечить выполнение возложенных на него обязанностей. Президиум, к счастью, придерживался иной точки зрения.

Хотя, в целом, высказываемый упрек о низкой требовательности в чем-то были и справедлив - он находит свое подтверждение в архивных документах. Так, на заседании президиума Кемеровской областной коллегии адвокатов 7 марта 1960 г. отмечалось, что адвокаты коллегии в целом представляют работоспособный, морально устойчивый коллектив. Вместе с тем отмечалось и то, что в коллегии имелось значительное количество аморальных проявлений, дискредитирующих звание адвоката, имели место случаи нарушения трудовой и финансовой дисциплины, проявлялось недобросовестное исполнение профессиональных обязанностей.

Средства борьбы с этими явлениями, однако, намечены не были. Руководство ограничилось лишь ритуальными фразами об усилении работы по воспитанию у адвокатов дисциплинированности, пример которой должны демонстрировать сами члены руководящего органа и заведующие консультациями, ведении решительной борьбы с аморальными проявлениями, повышении требовательности к адвокатам по соблюдению ими трудовой дисциплины со стороны заведующими консультациями[374].

Первичным подразделением Кемеровской областной коллегии адвокатов являлись юридические консультации, создаваемые и функционирующие по территориальному принципу. Количество их быстро увеличивалось и к концу рассматриваемого периода достигло 34.

Заведующие юридическими консультациями руководили всеми направлениями практической деятельности адвокатов - от участия в судебных процессах до юридической помощи населению и юрисконсульства. Руководство консультаций анализировало и обобщало

практический опыт адвокатов, организовывалось прослушивание рецензий на ведение дел в судах. Требовательно, с подробным описанием деятельности адвоката в суде, содержания и оценки защитительной речи, с указанием на достоинства и ее недостатки составлялись в рассматриваемый период рецензии в Центральной юрконсультации гор. Кемерово (Зав. ЮК М.К. Чевтайкин), Киселевска (Зав. ЮК А.М. Бурлаков), Анжеро-Судженска (Зав. ЮК А.А. Калачева), Центральной ЮК г. Прокопьевска (Зав. ЮК М.М. Гущинский). Заведующие проводили проверку работы исковых заявлений, юрисконсульской работы, осуществляли комплексные проверки работы адвокатов, организовывали и проводили производственные совещания, которые являлись одной из основных форм повышения деловой квалификации1.

Одной из лучших консультаций на протяжении всей 2-й пол. 1950-х гг. оставалась Центральная юрконсультация гор. Сталинска, организация работы которой по ряду вопросов выгодно отличалась от работы других юрконсультаций. В ней регулярно проводились производственные совещания, в которых принимали активное участие все адвокаты, уделялось большое внимание справочной работе по кодификации законодательств и судебной практике, велась алфавитно-предметная картотека[375] [376].

С принятием нового Положения об адвокатуре заведующие ЮК стали утверждаться на заседаниях исполкомов Советов. Отнестись к этому нововведению однозначно нельзя. С одной стороны, данное мероприятие означало сохранение и даже, в какой-то степени, усиление зависимого положения советской адвокатуры. С другой, подобный механизм назначения значительно повышал авторитет заведующих. С этой точки зрения, на наш взгляд, совершенно справедливым было предложение президиума

подкрепить этот авторитет материальным фактором, повысить оплату труда зав. юрконсультациями с общим количеством членов свыше пяти, установив её в размере 50 руб. Это решение и было в итоге принято и закреплено сметой расходов на 1963 г.1.

Вообще проблема оплаты труда адвокатов сохраняла свою актуальность, как собственно и в последующие периоды. В письме заместителя министра юстиции РСФСР Н. Прусакова, направленном 19 декабря 1959 г. председателям президиумов коллегий адвокатов отмечалось, что «... в настоящее время значительно сокращается объем работы адвокатов по уголовным делам, что приводит к затруднениям в обеспечении их гарантированным заработком»[377] [378].

Созданный в соответствии с новой системой оплаты труда резервный фонд в ряде коллегий адвокатов стал недостаточным для выплаты больших размеров установленного гарантийного заработка. В связи с этим, Москва предлагала обсудить на заседании президиума коллегии адвокатов вопрос о снижении гарантированного минимального заработка и производить оплату адвокатам лишь минимальных сумм, предусмотренных положением о новой системе оплаты труда, применяемой в данной коллегии; при выплате дотаций адвокатам, не выработавшим минимального заработка, учитывать качество их работы, а также стаж работы в коллегии и участие в накоплении резервного фонда; не допускать расходование денежных средств коллегии на дотации в резервный фонд.

В результате, если в 1957 г. минимальный заработок члена коллегии был установлен в 334 руб., в 1957 г. - 600 руб., на 1959 г. он просто не был определен[379]. В то же время, финансовое состояние коллегии было не столь плачевно: при утвержденном плане по валу на 1959 г. в размере 2.476 тыс.

руб., за 10 месяцев он фактически составил 2.655 тыс. руб.[380].

Одновременно Министерство юстиции информировало коллегии адвокатов о том, что оно разрабатывает новую систему оплаты труда адвокатов, которая будет предусмотрена в новой инструкции «Об оплате труда адвокатов за юридическую помощь, оказываемую населению, предприятиям, организациям и учреждениям»2.

Период хрущевской «оттепели», мероприятия по частичной либерализации советской политической системы в рассматриваемый период способствовали значительной активизации адвокатской деятельности. Своей работой члены Кемеровской областной коллегии способствовали более качественному рассмотрению дел в судах и вынесению справедливых приговоров и решений. Адвокаты, проводя консультации, разъясняли гражданам смысл изменений в действующем законодательстве, оказывая правовую помощь предприятиям и колхозам, способствовали выполнению государственных планов, соблюдению трудового законодательства и защите имущественных интересов предприятий.

Рассмотрим более подробно некоторые направления адвокатской практики рассматриваемого периода.

Изменения в законодательстве, происшедшие в рассматриваемый период, значительно расширили права уголовной защиты, усилили её роль и ответственность в борьбе за укрепление законности и в осуществлении правосудия. В соответствии со ст. 1 Положения об адвокатуре 1962 г. на адвокатов возлагалась обязанность осуществления защиты на стадии предварительного следствия и в суде. На первый взгляд, статистические показатели работы коллегии в этом направлении свидетельствуют об отсутствии в нем серьезных проблем. В том же 1962 г. адвокатами было проведено 6828 уголовных дел, из них - на стадии предварительного

следствия - 11511, а непосредственно в суде члены коллегии выступали в роли защитника при рассмотрении 5687 уголовных дел, из них по требованию суда - в 2059 случаях[381] [382].

Тем не менее, наиболее серьезные сложности в рассматриваемый период представляло как раз участие представителей адвокатского корпуса на стадии предварительного следствия. По сути, адвокат впервые становился участником того следственного действия, которое при нем производилось. Поскольку подобная практика отличалась новизной (ничего подобного не было, да и не могло быть в условиях прежнего уголовно­процессуального законодательства), у самих адвокатов возникали многочисленные вопросы. Не случайно в июле 1959 г. президиум Кемеровской областной коллегии провел совещание адвокатов области, посвященное участию защитника в предварительном следствии, на котором более опытные адвокаты разъясняли своим молодым коллегам содержание новелл процесса[383].

С этой же целью, президиум коллегии организовал издание монографии кандидата юридических наук, адвоката Я.О. Мотовиловкера «Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства», на несколько лет ставшей для молодых адвокатов настольной книгой.

К сожалению, пробелы в теоретических знаниях и практических навыков были только частью проблемы. Участвуя в предварительном следствии, адвокаты должны были учитывать специфику политической атмосферы и состояние правоохранительной системы в стране, пусть и находящейся в процессе демократических преобразований, но все же очень ограниченных. Чересчур активным адвокатам не раз напоминали, что «...не

менее важно, чтобы участие адвокатов в предварительном следствии не отразилось на оперативности расследования, не привело к волоките с расследованием уголовных дел»1.

В связи с этим обратим внимание на одну существенную коллизию. С одной стороны, согласно УПК РСФСР, утвержденному 27.10.1960 г., «...защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, и оказывать обвиняемому необходимую юридическую помощь»[384] [385].

С другой стороны, пытаясь избежать «волокиты», грозящей навлечь на адвоката применение мер дисциплинарной ответственности, последний не имел реальной возможности воспользоваться всеми предоставленными ему законом средствами. Таким образом, прямой долг адвоката - добиваться оправдания подсудимого, если он уверен в его невиновности, смягчения наказания, если есть к тому законные поводы, исправления ошибок в квалификации преступления подзащитного - мог быть исполнен лишь непосредственно в ходе судебной защиты.

Поэтому самой ответственной деятельностью адвокатов становилось их выступления в судах. Президиум Кемеровской областной коллегии придавал серьезное значение тщательной и своевременной подготовке адвокатов к ведению дел. Во время ревизии и проверок просматривались все производства адвокатов. При этом серьезное внимание обращалось на то, своевременно ли адвокат готовится к ведению дела, проводилась ли беседа с подсудимым, какую литературу использовал он при подготовке к выступлению, все ли обстоятельства в пользу подсудимого были выяснены в судебном заседании, правильную ли адвокат выстроил линию защиты,

отстаивал ли свою позицию до конца и т.д.

Такой подход к проверке подготовки адвокатов к ведению дел способствовал улучшению качества выступлений в судах. Защитительные речи Я.О. Мотовиловкера, А.М. Бурлакова, М.К. Чевтайкина, И.Н. Бурых, А.А. Калачевой, В.К. Бабиновой, А.Т. Чемутовой, М.Е. Авербуха, А.Н. Куделькиной, М.Я. Гринберг, Н.А. Пуленко, Н.Е. Душина, Ф.Д. Дунаевского, В.Г. Ефимуркиной, содержавшие глубокий юридический анализ материалов дела, всесторонне аргументированные, имели чрезвычайно высокую значимость в ходе судебных разбирательств[386].

Серьезные недостатки в деятельности адвокатской корпорации 1950- нач. 1960-х гг. сохранялись в практике составления кассационных жалоб.

Многие адвокаты, следуя формировавшейся десятилетиями советского судопроизводства традиции, не проявляли должной принципиальности, не подавали кассационных жалоб, хотя позиции суда и адвоката резко расходились.

Иногда в жалобах упускались существенные доводы, которыми можно было бы подтвердить правильность позиции по делу. Очень редко доводы жалоб подкреплялись ссылками на практику Верховного Суда СССР и РСФСР. Адвокаты, составляя жалобы, не всегда проверяли протоколы судебного заседания, что порой серьезно отражалось на правильности рассмотрения дел в кассационной инстанции, не реагировали должным образом на несвоевременное изготовление протоколов.

Серьезным недостатком, по мнению президиума коллегии, являлось широкое распространение практики подачи жалоб от имени осужденных. В результате иногда в деле оказывалось по две жалобы от имени осужденного, причем доводы и выводы одной жалобы резко противоречили положению

другой1.

Начиная с середины 1950-х годов, президиум коллегии начал нацеливать юридические консультации, адвокатский корпус в целом на более серьезное участие в рассмотрении гражданских дел. Отметим, что данное направление адвокатской деятельности во все периоды развития адвокатуры на территории региона являлось своего рода слабым звеном. Период 1950-нач. 1960-х гг. не являлся исключением.

Так, собрание 1959 г. отметило, что юридические консультации и отдельные адвокаты крайне неудовлетворительно принимают участие в рассмотрении гражданских дел. За период 1957-1959 гг. адвокатами коллегии было проведено только 2625 гражданских дел, что не составляло даже одного процента к числу дел, рассмотренных судами области[387] [388].

Как справедливо указывалось в докладе председателя коллегии: «... участие в проведении гражданских дел будет способствовать качеству их рассмотрения»[389], по-видимому это же осознавали и сами адвокаты. С нашей точки зрения, причины заключались как в слабом знании адвокатами гражданского законодательства, так и в отсутствии инициативы и заинтересованности к ведению гражданских дел, оплата по которым была меньшей.

Оставляла желать лучшего гонорарная практика по гражданским делам. Президиум коллегии, правда, периодически делал заявления на предмет того, что он «.. .изучит гонорарную практику по гражданским делам и даст некоторые рекомендации»[390], но от этого ничего не менялось.

Сказывался и дефицит адвокатских кадров, и перегруженность адвокатов уголовными делами. И если в плане углубления знаний в области гражданского права и процесса у адвокатов что-то и удалось изменить в

лучшую сторону1, то на прочее ни президиум, ни заведующие ЮК не были в состоянии повлиять.

В результате, при подведении итогов деятельности коллегии за 1962 г. приходилось безрадостно констатировать, что на его протяжении «...было проведено 538 гражданских дел в судах с защитой интересов граждан»[391] [392]. Показатели, таким образом, еще более ухудшились.

Наряду с оказанием юридической помощи населению, адвокаты оказывали правовую помощь предприятиям и организациям, занимаясь, т.н., юрисконсульством. В конце 1950-х гг. такого рода адвокатскими услугами было охвачено 128 предприятий области.

Проведением этой работы адвокаты способствовали грамотной финансовой политике предприятий, оказывали помощь их руководителям в соблюдении и правильном применении трудового законодательства. Оказывая правовую помощь предприятиям, адвокаты выполняли большую работу: составляли различного рода деловые бумаги, оформляли и проводили дела в судах и арбитраже на стороне предприятий, отстаивая их интересы. Взысканные суммы с участием адвокатов в пользу предприятий исчислялись в миллионах рублей.

В целях улучшения качества оказания правовой помощи президиум проводил работу по повышению теоретического уровня адвокатов, координировал обмен опытом. Так, в декабре 1958 г. на общем собрании адвокатов был проведен семинар по вопросам юрисконсультской работы. В начале 1959 г. проводилось два совещания на комбинате «Кузбассуголь». Обсуждался, в частности, вопрос «Об улучшении юрисконсультской работы на предприятиях комбината»[393].

По инициативе президиума была усилена ревизионная работа по контролю за качеством юрисконсультской работы, а акты ревизий, равно как и обзоры деятельности адвокатов, обсуждались на производственных совещаниях и заседаниях коллегиального органа руководства.

Усиление ревизионной деятельности позволяло выявлять многие провалы в юрисконсульской работе. В Сталинском хлебокомбинате, который долгое время обслуживался адвокатом К.И. Елетиной, только при передаче ей дел перед отпуском другому адвокату, выяснилось, что многие документы фактически были положены под сукно1.

Кемеровскому универмагу юридическая помощь оказывалась адвокатом Н.М. Просаловым. По его вине многие сложные проблемы не решались по несколько месяцев, что для торгового предприятия закончилось большими убытками[394] [395].

Прокопьевский адвокат Н.В. Гайсинский, обслуживающий угольный разрез, визировал приказы, противоречащие трудовому законодательству[396].

Имевшиеся проблемы, впрочем, не ставят под сомнение достигнутые успехи в этой сфере адвокатской работы. Проблема заключалась несколько в ином: нехватка кадров не позволяла обеспечить все предприятия Кузбасса квалифицированной юридической помощью.

В письме к заместителю Министра юстиции РСФСР Н.С. Прусакову, подписанном председателем областной коллегии Ф.Ф. Паначевым от 23.06.1960 г. отмечалось, что адвокатами Кемеровской области обеспечивается правовой помощью 166 предприятий[397]. В ряде мест потребность в обслуживании предприятий возрастала, а адвокатам по действовавшему законодательству разрешалось обслуживать не более двух

предприятий, и этих указаний президиум не мог не придерживаться.

В большинстве рабочих поселков работало по два адвоката, в то время как предприятиям требовалось, как правило, не менее четырех. Еще хуже выглядела ситуация в районах, где работал один адвокат. В связи с этим президиум просил разрешить вести адвокатам юрисконсульство более двух предприятий.

Ф.Ф. Паначев при этом утверждал, что уголовных дел стало меньше, в связи с чем адвокаты имеют возможность больше времени уделять юрисконсультской работе1. Думается, что здесь председатель лукавил: ни один статистический показатель не подтверждал реалистичность установок XXII партийного съезда о ликвидации уголовной преступности в качестве практической задачи ближайшего времени. Речь шла о возможности предоставления адвокатом больших возможностей в заработке: большинство предприятий гарантировало твердую сумму оплаты от 150 до 300 руб.

В дальнейшем такое согласие со стороны Министерства было получено, и в 1970-е годы нередкими были случаи, когда один адвокат обслуживал 4-5 предприятий[398] [399].

В 1950-нач. 1960-х гг. значительная правовая помощь оказывалась и колхозам и совхозам области, РТС, которые в период неуемных хрущевских преобразований, еще в большей степени нуждались в квалифицированном юридическом сопровождении. Своей работой адвокатам удавалось сглаживать многие серьезные проблемы.

Так, во второй половине 1950-х гг. адвокатами коллегии была проведена значительная работа в ликвидации дебиторской задолженности. С этой целью в судах с участием адвокатов было рассмотрено 197 колхозных

дел на общую сумму 547903 руб. Кроме этого было составлено 458 претензионных писем. Внесудебным порядком при содействии адвокатов ликвидировано дебиторской задолженности на сумму 983 тыс. рублей.

Отметим, что лучших показателей в работе добивались те адвокаты, которые не ждали обращения к ним, а сами часто бывали в колхозах района.

В Чебулинской ЮК адвокат И.Н. Сидоренко обеспечивал правовой помощью все колхозы района (9!) и за 10 месяцев 1959 г. добился реальной ликвидации дебиторской задолженности колхозам судебным и внесудебным путем на сумму 260 071 руб. Адвокат Тисульской ЮК Н.Н. Дорошенко по своей инициативе добился взыскания в пользу колхоза более 70 тыс. руб. Адвокат И.Н. Бурых, хоть и живший в рабочем поселке, держал постоянную связь с колхозами и проводил значительную работу по оказанию правовой помощи колхозам Кузедеевского района1.

По состоянию на 1962 г. юридическая помощь колхозам и совхозам оказывалась как по договорам, так и по обращениям в юридические консультации. В одинадцати хозяйствах она оказывалась на платной основе, двадцать одно хозяйство получало ее по договорам на шефских началах (бесплатно). В рамках этой помощи был составлен 521 документ, а в судах было проведено 171 гражданское дело[400] [401].

В Белово, по инициативе зав. юрконсультацией А.И. Шапошникова, был проведен семинар с руководящим составом совхозов и ферм по вопросам трудового законодательства, такой же семинар провел и в Прокопьевске зав. юрконсультацией Н.И. Лившиц[402].

И здесь не обходилось без «белых пятен». Не все коллективные аграрные хозяйства были охвачены системой правовой помощи адвокатских объединений. «Провальными» считали Топкинский (зав. ЮК О.Н. Архипов),

Промышленновский (Г.И. Дорошина), Кемеровский (Д.А. Щелоков) районы, а в Ленинск-Кузнецком районе (зав. ЮК Н.Е. Душин) на протяжении 1960 - 1962 гг. восемью адвокатами, работавшими в консультации, не было проведено никакой работы1.

Наконец, на рубеже 1950-1960-х гг. в деятельности Кемеровской областной коллегии адвокатов стали прослеживаться направления деятельности, если и не новые, то, по крайней мере, такие, на которые ранее практически не обращалось внимания. Речь в данном случае идет о профилактике и предупреждении преступности, а также о защите нарушенных прав граждан. Постановка этих задач была связана с решениями очередного партийного форума - XXII съезда КПСС, утверждением новой партийной программы. Не вдаваясь в политические оценки этого документа, не затрагивая проблемы осуществимости избранного курса, отметим, что многие идеалистические формулировки программы, связанные с полным искоренением пережитков прежнего общественного устройства - социального неравенства, уголовной преступности и т.д., сыграли определенную позитивную роль, по-своему оживили правозащитную деятельность советской адвокатуры.

По мнению президиума, способствуя искоренению преступности, адвокаты не только должны были помогать суду в разрешении дел, но всей своей деятельностью способствовать предупреждению преступлений и нарушению законов на отдельных предприятиях, в учреждениях и организациях города, района[403] [404].

В качестве положительного примера деятельности подобного рода можно привести работу заведующей Кузнецкой юрконсультации А.Т. Чемутовой. Под ее руководством адвокаты анализировали причины преступности среди несовершеннолетних в районе. Определив, что одной из

главных причиной преступности является безнадзорность и ненадлежащий контроль со стороны родителей, члены консультации попытались своими силами эту ситуацию изменить.

Адвокаты организовывали лекции для родителей на школьных родительских собраниях с охватом слушателей зачастую свыше 800 чел. На собраниях не только намечались меры для воздействия на родителей, не надлежаще воспитывающих своих детей, но и определялись возможные формы организации детского досуга, кураторства и т.д.

Сама зав. юрконсультацией выступала на сессии районного Совета депутатов трудящихся, предлагая депутатам включить в постановление пункт, обязывающий по месту работы родителей проводить собрания, посвященные воспитанию детей1.

Мероприятия по профилактике преступности осуществлялись и в ИТУ, где адвокаты сочетали работу по оказанию юридической помощи заключенным с воспитательной работой в их среде. Достаточно активно проводили эту «лагерную» работу тайгинский адвокат В.И. Калинина, член Анжерской ЮК А.А. Любимов, которые выезжали в лагерные отделения, организовывали там беседы, давали юридические консультации. Тем самым, абстрактные рассуждения на тему воспитательной функции уголовных наказаний, превратились в конкретную помощь в воспитании и перевоспитании малолетних заключенных[405] [406].

3 декабря 1962 г. президиум заслушал информацию зав. юрконсультацией гор. Мариинска о работе адвокатов по восстановлению нарушенных прав граждан. В информации указывалось, что адвокатами за 1962 г. было составлено 600 заявлений по восстановлению нарушенных гражданских и трудовых прав граждан. Составлению заявлений, как правило, предшествовала работа по затребованию из учреждений

необходимых справок, копий документов, что обеспечивало составление обоснованных заявлений.

Так, по делам о восстановлении на работе Смирнова, Бондаренко, Березиной, Жданова и др. были затребованы справки об их заработке. Это обеспечило правильный расчет сумм, подлежащих присуждению в связи с вынужденным прогулом незаконно уволенных, а также облегчило суду предварительную подготовку.

Президиум одобрил работу зав. юрконсультацией М.К. Никулина по обобщению деятельности адвокатов, связанной с оказанием юридической помощи по восстановлению нарушенных прав граждан1.

Значительная работа по восстановлению нарушенных прав граждан проведена и адвокатами Центральной юрконсультации гор. Прокопьевска. Однако здесь, по мнению президиума, до конца эта важная работа была не доведена. «Когда установлены причины нарушения прав, необходимо принять меры к их устранению. Такими мерами с нашей стороны могут быть: проведение семинаров, чтение лекций по вопросам трудового законодательства»[407] [408], - утверждал Ф.Ф. Паначев.

Возможно, в этих утверждениях председателя президиума коллегии и была своя логика. Обратим, однако, внимание на правомерность критики с его стороны. Несмотря на «саботаж» отдельных, очевидно, «малосознательных» членов коллегии, прочитавших не более 5-10 лекций в год, только в 1957-1959 гг. адвокаты провели 2814 типовых лекций, бесед и других «единиц общественно-массовой работы»[409].

При этом необходимо учитывать и тот факт, что миссия адвокатуры все же далека от лекционной работы. При этом, сущностные особенности советского политического режима, сохранявшаяся идеологизация всех сфер

общественной жизни не могли не наносить свой отпечаток на характер практической деятельности коллегии. Общественно-политическая составляющая оставалась неотъемлемым атрибутом деятельности адвокатской корпорации, по крайней мере, именно такой ее воспринимала советская партийно-государственная элита. Не случайно, что результаты общественно-массовой работы с начала 1960-х гг. каждые полгода обобщались в специальных обзорах, которые обсуждались на заседаниях президиума, а затем доводились до сведения адвокатов области.

На протяжении всего рассматриваемого периода внимание президиума было приковано к участию адвокатов в популяризации советского права. Так, в 1960 г. для улучшения качества лекций и бесед руководители коллегий провели рецензирование их содержания. В результате «досталось» адвокатам Ленинск-Кузнецка, Сталинска, Киселевска, Анжеро-Судженска и Прокопьевска. Не удовлетворившись, очевидно, качеством подготовленных ими лекций члены президиума сами приступили к разработке их текстов. Подготовленные шаблоны были разосланы по консультациям: «Не проходите мимо», «Советская избирательная система - самая демократическая в мире», «Семья и брак в советском законодательстве» и т.д.

После принятия III Программы КПСС в октябре 1961 г. повседневная пропаганда права уже была признана моральной обязанностью адвоката; она закрепляется и в Положении об адвокатуре 1962 г. ( ст. 30). Президиум Кемеровской коллегии сделал суровый вывод: «...если до сих пор кое-кто отговаривался тем, что проведение ежемесячно не менее двух лекций или бесед не совсем обязательно, теперь в отношении тех, кто не будет заниматься проведением лекций, бесед будет ставиться вопрос об ответственности по пункту 30 за невыполнение Положения вплоть до

исключения из коллегии»1.

В результате такого прессинга, адвокаты в течение 1962 г. провели 2525 лекций, докладов, бесед на правовые темы[410] [411].

Общественная работа членов коллегии не ограничивалась одной лишь лекционной деятельностью. Девять адвокатов к концу 1950-х гг. было занято на выборной партработе, 30 человек являлись пропагандистами ГК, РК КПСС и ВЛКСМ, 32 адвоката избирались членами городских и местных профорганов, а 67 членов коллегии были членами общества «Знание».

В Кемерове зав. Центральной ЮК М.К. Чевтайкин возглавлял Университет правовых знаний, в стенах которого адвокаты проводили занятия по различным отраслям права.

В Киселевске адвокаты, совместно с общественными корреспондентами, несли дежурство в горисполкоме; в Ленинск-Кузнецком горисполкоме такую же «вахту» по субботам нес адвокат А.В. Радомысльский.

Аналогичные дежурства были установлены в редакции газеты «Кузбасс», а в Прокопьевске адвокаты Центральной юрконсультации проводили дежурство в редакции городской газеты.

В Ленинске-Кузнецком - И.В. Чернов, в Белово - А. И. Шапошников, в Осинниках - А.Н. Письман, являясь депутатами Горсоветов, руководили секциями соцзаконности, проводя, тем самым, большую работу, вовлекая в нее других адвокатов[412].

В центральной и местной печати в 1960 -1962 гг. были опубликованы двадцать две статьи и заметки, среди которых были и крупные публикации Я.О. Мотовиловкера, вышедшие в журнале «Социалистическая законность»[413].

Сами адвокаты, согласно устоявшейся практике, обязаны были повышать свой идейно-теоретический уровень. По мнению президиума «...наличие в коллегии сравнительно большого количества адвокатов с высшим юридическим образованием и большим стажем работы, не означает совершенства в знаниях и методах работы»1.

«Участвуя в проведении уголовных и гражданских дел, адвокат должен не только глубоко и тщательно проанализировать доказательства, но и дать правильную политическую оценку данному делу. Эти задачи успешно может выполнить лишь тот адвокат, кто правильно понимает свое процессуальное положение, кто систематически работает над повышением своего идейно-политического уровня»[414] [415].

В целях повышения пресловутого идейно-политического уровня президиум требовал, чтобы каждый адвокат был охвачен политической учебой в сети партийного просвещения. Учеба эта предполагала, в первую очередь, самообразование, но могла включать в себя и иные формы. Так, в групповых юрконсультациях Кемерова, Ленинск-Кузнецка, Сталинска адвокаты учились в кружках партийного просвещения.

Далеко не все адвокаты осознавали жесткую необходимость «идеологического самосовершенствования». В некоторых консультациях внимания вопросу повышения идейно-политического уровня не уделялось вовсе (города Белово, Осинники, Прокопьевск). Заведующих абсолютно не интересовала эта проблема, и учеба адвокатов в сети партийного просвещения никак не контролировалась[416].

После принятия нового Положения об адвокатуре 1962 г. у президиума появился способ воздействия на такие коллегии. В ст. 13 указывалось, что исключение из коллегии производится в случае:

«...обнаружившейся непригодности к исполнению обязанностей адвоката». По мнению президиума, давшего предельно широкую трактовку этому положению, «...адвокат, не повышающий своего идейного уровня и деловой квалификации, не сможет обеспечить выполнение возложенных на него обязанностей»[417].

Таким образом, характеризуя развитие адвокатской корпорации страны и деятельность ее западносибирских учреждений на примере реперной территории - Кемеровской области в годы войны и послевоенный период, можно прийти к следующим общим выводам.

В период Великой Отечественной войны завершается процесс организационного оформления региональной западносибирской адвокатуры. Чрезвычайные условия военного времени потребовали оптимизации административно-территориального деления страны и всей системы партийно-государственного управления, результатом чего стали появление в 1943 - 1944 гг. самостоятельных Кемеровской, Томской и Тюменской областей, формирование на их территории самостоятельной системы правоохранительных и судебных органов, в том числе, создание собственных адвокатских корпораций - областных коллегий адвокатов.

Практика деятельности Кемеровской областной коллегии адвокатов в послевоенный период свидетельствует о том, что адвокатура страны представляла собой динамично растущую корпорацию, особенности организационной структуры которой, основные направления практической деятельности и проблемы развития, по сути, наглядно отражали основные социально-политические процессы, происходивших в стране.

Послевоенные экономические трудности предопределяли те тяжелые материальные и финансовые условия, в которых работали члены коллегии, обусловливая, в свою очередь проблему текучести кадров.

Ужесточение политического режима на этапе «позднего сталинизма» обусловили жесткие принципы организационного построения региональной адвокатуры и непримиримую дисциплинарную политику президиума.

В годы хрущевской «оттепели», характеризующимися прекращением репрессивной политики и либерализацией уголовного и уголовно­процессуального законодательства происходит существенное расширение прав защиты в уголовном судопроизводстве, активизация всех направлений работы юридических консультаций, появлению новых направлений практической деятельности - юрисконсульства, профилактика преступности.

В целом, успешно реализуя функции, которые были зафиксированы в новом Положении об адвокатуре 1962 г., (судебная защита, судебное представительство, оказание квалифицированной юридической помощи гражданам, юрисконсульство) корпорация в послевоенный период сталкивалась со значительными проблемами, разрешить которые так и не удалось. Часть этих проблем была тесно связана с особенностями социально-экономической ситуации в стране и регионе - кадровая проблема, проблемы финансового характера. Другая группа проблем - бюрократизация деятельности коллегии, обременение ее второстепенными, не свойственными ей обязанностями, апологетизация идейно - политической составляющей деятельности адвоката, жесткая система контроля за всеми направлениями адвокатской практики и пр., являясь логическим продолжением прежней довоенной политики партийной элиты по отношению к адвокатуре, означали сохранение курса на огосударствление корпорации, препятствовали реализации адвокатурой своего высокого общественного предназначения.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ СТАНИСЛАВ ОЛЕГОВИЧ. Институциональные основы и региональные особенности советской адвокатуры в период с 1917 до начала 60-х гг. (на примере Западно-Сибирского региона). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Состояние и деятельность адвокатской корпорации в период хрущевской либерализации общественно-политической жизни (сер. 1950 - нач. 1960-х гг.):

  1. Попов А.Н.. Деятельность органов местного самоуправления по обеспечению охраны общественного порядка / А.Н. Попов. Тамбов: Тамбовский филиал МосУ МВД России,2005. 124 с., 2005
  2. Г л а в а 2 ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ПО УПРАВЛЕНИЮ МИЛИЦИЕЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  3. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО СОЦИАЛИЗМА (1930 - начало 1960-х гг.)
  4. Обязанности в сфере государственной и общественно-политической жизни и деятельности
  5. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО СОЦИАЛИЗМА (1930 - начало 1960-х гг.)
  6. XI. Государство и право в период государственно-партийного социализма (1930-е–нач. 1960-х).
  7. Лекция 15. СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ЗАМЕДЛЕНИЯ ТЕМПОВ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (середина 60-х - середина 80-х гг.)
  8. СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО B ПЕРИОД КОРЕННОЙ ЛОМКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ (1930-1941)
  9. СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО B ПЕРИОД ЗАМЕДЛЕНИЯ ТЕМПОВ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (середина 60-х — середина 80-х гг.)
  10. Советское государство и право в период коренной ломки общественных отношений (1930-1941 гг.)
  11. Советское государство и право в период либерализации общественных отношений (сер. 1950-х — сер. 1960-х гг.)
  12. Советское государство и право в период замедления темпов общественного развития (сер. 1960-х — сер. 1980-х гг.)
  13. Политическая жизнь общества, политическое поведение, политическая деятельность.
  14. Оглавление
  15. Положения, выносимые на защиту:
  16. Организация и деятельность коллегий защитников в период 20-30-х гг.
  17. Тенденции развития советской адвокатуры в 40-е - начале 60-х гг.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -