<<
>>

§ 4. Классификация юридических обязанностей (на опыте анализа конституционно-правового текста).

В юридической литературе обязанности рассматриваются как проявле­ние воли государства, В предыдущем параграфе мы попытались рассмотреть суши ость обязанностей как проявление естественного и позитивного права.

Стремление выполнять определённые обязанности - это попытка самоутвер­ждения человека, реализация его самоценности,

В то же время ш? вызывает сомнения тот факт, что обязанности, как и права и свободы, имея естественный характер происхождения, в большей мере, чем права и свободы подвержены социализации, так как непосредст­венно опираются на принудительную силу государства.

Таким образом, можно предположить, что современная юридическая практика должна преодолеть противостояние естественно-правового и пози­тивистского подходов к правам и обязанностям человека.

Известно, что целью всякого научного знания является стремление к его систематизации. Классификация прав, свобод и обязанностей граждан "имеет своей целью раскрыть их общественную полезность, выделить, подчеркнуть, оттенить тот или иной коретшой их признак, их важную особенность[CXXX]". Воз­никает вопрос, каким образом следует осуществить классификацию юриди­ческих обязанностей?

Классификация юридических обязанностей возможна в силу того, они обладают конкретным содержанием и постоянной структурой. Постоянство — основа классификации.

Известно, что Г.В.Ф, Гегель подразделял обязанности на четыре разно­видности: перед самим собой; перед семьей, перед государством; перед дру­гими людьми. В основе такой классификации обязанностей лежит наделение их не 'Юльке государственно-необходимым содержанием, но и естествен­ным. «Правовые обязанности он определяет как «совершенные», а мораль-

106 нив - как «несовершенные», первые характеризуются «внешней необходи­мостью», вторые основываются на субъективной воле. Но тут же он поясня­ет, что данное определение «можно было бы и перевернуть, ибо правовой долг, как таковой, пред попашет только внешнюю необходимость, при кото­рой надлежащий образ мыслей может отсутствовать, иначе говоря, я могу при этом иметь даже дурные намерения.

Напротив, с точки зрения морали нужно и то, и другое: и надлежащий по своему содержанию поступок, и субъективное по форме умонастроение»[131].

Марк Туллий Цицерон подразделял обязанности на государственные, частные, судебные, домашние. Он полагал, что ни одіта сторона нашей жизни не может быть свободна от обязанностей[132]. По Цицерон говорит и о другой, более научно определенной классификации обязанностей, называя такие три вида обязанностей: среднюю, совершенную и полезную. «Греки определяю? их гак: то, что является прямым, они определяю']' как «совершенную» обя­занность; средней обязан посты о они называют такую, исполнению которой можно дать вероятное объяснение»[133]. В основе полезной обязанности лежит порядок, стойкость, умеренность и другие подобные им качества. Но мнению „ Цицерона «порядок, стойкость, умеренность и другие подобные им качества относятся к области нравственной красоты, которая требует деятельности, а не одних только размышлений. И мы, соблюдая в повседневной жизни неко­торую меру и порядок, сохраним свою нравственную красоту и вес нам по­добающее[134]».

Интересна позиция Хофельда, изложенная в книге Д. Ллойда «Идея пра­ва». Хофельд, по мнению Ллойда, показал, что традиционный юридический

107 подход к правам и обязанностям не учитывает многочисленных ситуаций, которые не могут восприниматься абстрактно, они всегда конкретны. Эти си­туации поэтому должны быть тщательно выявлены и классифицированы. «Одним словом, Хофельд подразделяет традиционный коррелят — «право - обязанность» на четыре четко выраженных пары; право - обязанность, свобо­да - бесправие, власть - ответственность и иммунитет - ограничение в пра­вах»[135]. Далее, Хофельд рассматривает «право - обязанпоегь» в конкретной ситуации, когда, например, одно лицо вправе и реально может посредством законной процедуры заставить другое лицо действовать определенным обра­зом (например, обязать его выполнить долг). «Свобода — бесправие» усмат­ривается Хофсльдом как конкретная ситуация, когда лицо использует при­надлежащее ему право (свободу) нс разрешая другим лицам разделять с ним это право (бесправие).

Например, собственник земли ходит по своей земле, осуществляя свою свободу, а другим лицам это запрещено (бесправие). Воз­никает обязанность-подчинение. «Власть — ответственность» наиболее ярко проявляется в наследственном праве. «Что касается права любого человека распоряжаться своим имуществом после смерти посредством завещания, то оно по существу представляєт собой законное властное полномочие внести изменения в правоотношения третьих лиц, которые вследствие этого несут «ответственность» за изменение своих правоотношений именно указанным в завещании образом»[136]. «Иммунитет - ограничение» предназначаются для ог­раничения обязанности, т.е. когда «лицо освобождается от обязанностей по существующим правоотношениям в результате действий другого лица. На­пример, делая в ходе парламентских дебатов какое-то заявление, оратор об­ладает абсолютным иммунитетом от судебного преследования, независимо от того, насколько правд ивы или лживы его утверждения. Такой «им му ни - тет» от преследования в законном порядке сопровождается «ограничением в

108 правах» оклеветанного лица, поскольку оно действительно лишено права на законном основании возбудить надлежащий иск>Л

Таким образом, можно констатировать, что Хофельд не усматривает возможность классифицировать юридическую обязанность как таковую, но допускает классификацию лишь в паре с определенным коррелятом. C такой позицией Xoфельда можно не соглашаться, но в ней существует важнейший, на наш взгляд, подход к классификации юридической обязанности - кон- крстность, четкая содержательная определенность и системность.

Существуют концепции и отечественных ученых, которые полагают, что классифицировать юридические обязанности следует в единстве с правами и свободами, так как они только будучи единым целым составляют основу правового статуса личности.

Так, например, Л.Д, Воеводин утверждает: "Одно дело, если черпать представление о свободе личности лишь из содержания конституционного права на благоприятную окружающую среду (ст.

43), другое - если принять во внимание и обязанность сохранять природу, окружающую среду, бережно относиться тс природным богатствам (ст. 58)[137][138] τ'. Ученый полагает, что в осно­ву классификации необходимо положить два основания: природную сущ­ность и социальный характер человека. Несмотря на достаточную убедитель­ность такого подхода нам представляется, что он слишком абстрактен.

Не отрицая взаимообусловленности прав, свобод и обязанностей, пред­ставляется более целесообразным классифицировать их но отдельности, Эго не только не умалит их единство, но и позволит глубже проанализировать его.

Известно, что во всех новых конституциях во сточно-европейских стран на первый план выдвигаются личные права и свободы, далее предусматри­ваются политические права и свободы, а затем экономические, социальные и культурные права. В такой последовательности присутствует определённая

109 логика: если раньше подчеркивалась приоритетность социально - экономиче­ских прав, то теперь как бы отражается равнозначность всех категорий прав и свобод и вместе с тем указывается на существенность личных и политиче­ских прав, которые раннее больше всего и нарушались, Наконец, следует от­мстить укрепление юридических гарантий прав и свобод, тогда как прежде упор делался на экономические и политические гарантии, нередко носившие характер общих деклараций. В частности, усилена судебная защита прав и свобод. Среди гарантий прав и свобод гражданина, закреплённых в новых Конституциях, отметим такие, как право обжалования незаконных актов и действий государственных органов и должностных лиц, а также право на возмещение ущерба, причинённого этими актами и действиями.

В то же время, анализируя современное конституционное развитие вос­точно-европейских сірая, следует сделать вывод, что круг основных обязан­ностей граждан в новьтх Конституциях значительно сужен за счёт исключе­ния общеполитический деклараций.

"Традиционными продолжают оставаться следующие обязанности: со­блюдение Конституции и законов, защита Отечества, уплата уставе пленных законом налогов и такс, В Конституции Румынии упомянута, кроме того, обязанность быть верным стране (ст.

50), а в Конституции Болгарии - оказы­вать содействие государству и обществу при стихийных бедствиях (ст. 61), а также изучать и использовать болгарский язык (абз. 1 ст. 36); последнее рас­сматривается как право и обязанность граждан наряду с правом изучения и использования родного языка'[139].

В Конституции РФ система обязанностей такоза:

1. Обязанность соблюдать Конституцию и законы (ч,2 ст. 15), смысл которой заключается в повсеместном утверждении принципа законно­сти как одного из главных требований правового государства.

IlO

2, Обязанность получить основное образование (ч.4 ст.43),

смысл которой проистекает из общецивилизационной направлеігнасти обще­ственного и научного процесса.

3, Обязанность платить законно установленные налоги и сборы (cτ,57), смысл которой проистекает из содержания и условия деятельности государ­ства.

4, Обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно отно­ситься к природным богатствам (ст. 58), содержание которой определяется условием существования человека и всего человечества.

5, Обязанность защиты Отечества (ч. f ст. 59), смысл которой определяется прежде всего понятием долга,

6, Обязанность нести военную службу (ч.2 ст. 59), содержание которой определяется необходимостью зашиты Отечества как условия суще­ствования российского народа.

Следует ли считать, что в Российской Конституции приоритеты отдель­ных обязанностей определены номерами статей в которых они содержатся? В юридической литературе мет ответа на этот вопрос. Нам представляется, что приоритетность одних обязанностей определяется более широким объёмом их содержания по сравнению с объёмом содержания других. Например, не вызывает сомнения, что обязанность защиты Отечества шире по своему объ­ёму но сравнению с обязанностью получить основное образование. Хотя та­кой подход можно опровергнуть утверждением, что человеку необразо­ванному сложно выполнять обязанность защиты Отечества, так как эта обя­занность требует формирования определенных нравственных качеств у гра­ждан, что достигается путём образования и приобретением жизненного опы­та.

R то же время закон РФ "Об образовании" (в редакции Федерального за­кона от 13.01.96 г.) устанавливает, что требование обязательности общего образования применительно к конкретному обучающемуся сохраняет силу до достижения им 15-летнего возраста. Тем самым, на наш взгляд, теряет силу

] 11 обязательность обязанности граждан РФ получить основное общее образова­ние (в настоящее время это девять классов общеобразовательной школы или ііриравненholoк ней иного общеобразовательного учреждения).

Сказанное еще раз свидетельствует о том, что рассмотрение прав и обя­занностей с точки зрения их неразрілиного единства далеко нс всегда оправ­дано. Единство прав и обязанностей достигается посредством таких форму­лировок в Конституции РФ, в которых права и свободы трудно отделить от обязанностей, они существуют слитно. Как раз примером такой формулиров­ки является статья 48, в которой возможность основного общего образова­ния является вместе с тем и обязанностью[140]. При таком подходе, на наш взгляд, права как бы поглощают обязанности, интернируют их в себя. В свя­зи с этим обязанности утрачивают абсолютность своего содержания.

Итак, вопрос об обязанностях, порядок их размещения решается консти­туциями по-разному. Следует признать, что наиболее распространённым яв­ляется такой порядок, когда в Конституции фиксируются только права и сво­боды, а обязанности отсутствуют. Как правило, такой порядок характерен для традиционных Конституций (например, Конституция США). Другой по­рядок фиксирует права, свободы и обязанности, а 'также их гарантии в одной главе (например. Конституция РФ). Третий порядок - это когда обязанности закрепляются отдельно от прав и свобод (например, Конституция Республи­ки Узбекистан, гл.2).

C точки зрения степени развитости правовой культуры населения для стран, проводящих кардинальные реформы во всех сферах жизни общества, предпочтителен третий подход, Он позволяет чётко осознать j-ражданами свои обязанности и не путать их со своими правами и свободами.

В современном российском правоведении сложилась точка зрения, на основании которой обязанности подразделяются на два основных вида - за-

112 претитсльный. и эвентуальный . Как правило, в современных Конституциях мало обязанностей запретительного (повелительного характера). Большинст­во обязанностей носят косвенный (эвентуальный) характер. Такими, напри­мер, BBJJHiOTca содержащиеся в статьях Российской Конституции предписа­ния: ст. 49 - "Обвиняемый нс обязан доказывать свою невиновность'1, ст. 51 - "Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом11.

Другая точка зрения связана с подразделением обязанностей человека и гражданина и обязанностей государства. Причём содержание последних фиксируется предписанием Конституции обеспечивать практическую реали­зацию прав и свобод. И фактически, и юридически такие обязанности возло­жены в первую очередь на государство; ч. 1 ст. 45 Конституции РФ гласит: "Государственная зашита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется". Таким образом, обязанность гарантировать права и свободы - основная функция государства, его органов, должностных лиц. Аналогичная обязанность, согласно ст. 46 Конституции РФ возлагается на общественные объединения.

Третья точка зрения связана с делением обязанностей на три группы: ос­новополагающие (ведущие), материальные и процессуальные[141][142].

Основополашющие обязанности - это такие обязанности, которые запи­саны в нормах Конституции. В то же время н связи с тем, что главным клас­сификационным основанием для деления права на отрасли в юридической науке принят предмет и метод правового регулирования, следует выделять из всех обязанностей такие, которые опосредуют однородные отношения и свя­зи. Поэтому следует говорить о соответствующих обязанностях в области гражданского, трудового, семейного, экологического и финансового права.

113 Эти обязанности, будучи органической частью единой системы конститу­ционных обязанностей, имеют конкретный характер.

Следует также подчеркнуть, что в современном конституционном праве принято подразделять обязанности на универсальные и остальные. Напри­мер, обязанность іраждап и их объединений соблюдать Конституцию и зако­ны - более универсальна, чем обязанность военной службы. Универсальность первой обязанности проистекает из того, что её должны исполнять как рос­сийские граждане, так и все липа, находящиеся на территории РФ. Но такое подразделение обязанностей существует в рамках основополагающих обя­занностей, а не наряду с ними

К материальным обязанностям относятся такие, которые устанавливают определённые блага, которые личность должна предоставить обществу и го­сударству (долг, повинность И Т.Д.).

К процессуальным обязанностям относятся такие, которые осу­ществляют функцию обеспечения материальных прав и самих обязанностей, их защиту от возможных нарушений. Таким образом, процессуальные обя­занности определяют процесс (процедуру) осуществления прав, свобод и обязанностей человека и гражданина РФ.

К их числу следует отнести, например, ч. 1 ст.45, ст.49, ст.51 Конституции РФ. Следует согласиться с мнением Л.Д. Воеводина, что процессуальные права, свободы и обязанности граждан по отношению к материальным име­ют "отчётливо выраженный служебный характер"[143]. Нам представляется, что практическая ценность предложенной классификации обязанностей на материальные и процессуальные заключаются в том, что материальные обя­занности, осуществляющиеся обществом или государством, или личностью, должны содержать и соответствующие процессуальные обязанности, обеспе­чивающие фактическую возможность пользоваться ими. Так, например, что­бы осуществить обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст.57) личность должна быть уверена в том, что сможет обратиться за по-

114 мощью к государству в случае возникновения проблем в этой сфере. Госу­дарство, таким образом, предоставляет личности свою процессуальную обя­занность защиты прав и свобод человека и гражданина РФ (ч 1 ст.45).

Таким образом, процессуальные обязанности, хотя и носят служебный характер, тем не менее, нс являются обязанностями второго сорта. Об этом убедительно свидетельствует тот факт, что к основам конституционного строя РФ относятся нормы - обязанности, провозглашающие обязательства государства перед обществом. "Хотя эти нормы, в большинстве случаев нс столько санкционируют или устанавливают определённые правила поведе­ния субъектов конституционного права в их взаимных отношениях, сколько провозглашают принципы государственной политики в соответствующих сферах жизни общества, все же они обязывают государство, л лице его ор­ганов, учреждений, должностных лиц действовать в этих сферах оп­ределенным образом»171.

Отношения между государством как носителем политической власти и гражданином как участником ее формирования и осуществления строятся на началах взаимоорраничений как основы реализации прав и свобод всех субъ­ектов права в государство. То есть государство, как и личность, проходит процесс самоебязывания (когда речь идет о государственной необходимости) и обязывания (закрепляемых в законах). При этом и те, и другие имеют об­щий ограничитель: естественные права и обязанности человека, которые вы­полняю] ’ рDJib критерия обязанностей государства, и одновременно, меры обязывания государством других субъектов правы Например, части 2 и .3 ст.55 Конституции России реализуют одновременно эти две функции естест­венных прав и обязанностей. В ч.2 ст. 55 конституционного акта установлено SiceciKoe правило о том, что не могут приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Они могут быть лишь

15 Румянцев О, Т. Основы конституционного строя: понятие, содержание, отражение в Конституции. //Государство и право. 1993. № 10 С.9.

115 ограничены. Причем в соответствии с ч.З ст. 55 Конституции России, такое ограничение может налагаться лишь федеральным законом, а не подзакон­ным актом или законом субъекта Российской Федерации и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспече­ния обороны CipaiEbi и безопасности государства, Международно-правовой стандарт в этом вопросе представлен гораздо жестче. Так, например, Евро­пейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифициро­ванная Российским парламентом и вступившая в силу на территории России 5 мая 1998 г. в ст. 15 установила, что государства-участники могут прини­мать меры в отступлении от своих обязанностей, установленных Конвенци­ей, и ограничивать гарантированные ею права, но только лишь в целях охра­ны территориальной целостности государства и общественного порядка. В ст. 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод речь идет об от­ступлении от соблюдения обязательств со стороны государства в чрезвычай­ных ситуациях. Прецедентная практика Европейского Суда уточнила условия такого отступления, ограничив их только сохранением территориальной це­лостности и общественного порядка. То есть, если в международном праве наблюдается тенденция конкретизации обязанностей государства, то в зако­нодательстве России идет обратный процесс. Например, ст. 2 Конституции России устанавливает конституционную обязанность пэсударства призна­вать, защищать, соблюдать нрава н свободы человека и іражданина, но ори этом ни одна из статей конституции, устанавливающих конституционный статус человека и гражданина, не конкретизирует эту обязанность государст­ва и не упоминает про обязанность самого государства соблюдать это праяо. Такие исследователи, как Л.Д. Воеводин, В.С. Шевцов полагают, что в этом нет необходимости, в енлу того, что существует установление ст. 2 и ст. 18 Конституции РФ, которые раскрывают содержание данной конституционной обязанности государства. Но мы уже отмечали ранее, что отсутствие в ст. 18 Конституции РФ упоминания о том, что не только права и свободы, но и

116 обязанности человека и іражданина, а также государства (курсив наш — PJC.) определяют CMRtcn7содержание и применение законов, деятельность законо­дательной и исполнительной власти, местного самоуправления дает основа­ния для вывода о логической незавершенности згой конституционной нор­мы. По нашему мнению связано это с тем обстоятельством, что при форми­ровании текста первой демократической конституции России никто из оте- чественмых правоведов не усматривал в обязанностях их естественно­природный характер и ле наделял их правовой императивностью как уста­новлений, которым должно подчиняться салю государство.

Обратим внимание на еще один вопрос, дне купированный в юридической литературе. Это вопрос ''наполненности1' Конституции обязанностями. Суще­ствует точка зрения, что ослабление роли прямых предписаний государства индивидам - это уже историческая тенденция, которая принципиально изме­нила отношения между государством и гражданами в сторону нх всё большей свободы от опеки со стороны государства'"17. Если, например, в Конституции СССР 1977 г. было зафиксировано 22 обязанности граждан страны, то в Конституции РФ 1993 г. их в два раза меньше, а именно:

1. Ст, 15. Граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

2. Ст. 59. Защита Отечества. Hcc ти ное г ?ную службу в соответствие с феде­ральным законом.

3. Ст.29. Не возбуждать социальную, расовую, национальную или рели­гиозную ненависть и вражду. Не пропагандировать социальное, расовое, национальное, религиозное или языковое превосходство. Не принуждать других к выражению своих мнений и убеждений или отказу аг них,

4. Ст.38. Родители заботятся о детях, их воспитании. Трудоспособные де­ти, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

5. Ст.43. Родители или лица их заменяющие, обеспечивают по лучение детьми основного общего образования. Дети обязаны получить основное об-

щсс образование.

6, Ст.44, Заботиться о сохранении исторического и культурного HacneflHq1 беречь памятники истории и культуры.

7, Ст.58. Сохранять природу и окружающую среду, бережно от носиться к природным богатствам.

8, Ст.57. 1 раждане обязаны платить законно установленные налоги и сбо­ры.

Такое иол и мание "исторической тенденции'1, не совсем корректно, гак как это свидетельствует не об ослаблении роли прямых предписаний государ­ства индивидам, а о наращивании обязанностей государства перед обществом, гражданином и человеком. Как правило, эти обязанности, носящие процессу­альный характер, '’ускользают11 от исследователей права. Но взаимные обя­занности государства и индивида, их сбалансированность как раз и являются критерием гражданского общества, способом оценки эффективности его функ­цией MpOBai і ия.

Существует и другая точка зрения, приверженцы которой пастаинагот на необходимости большей наполняемости Конституции материальными обязан­ностями, что, безусловно, дисциплинирует общество и воспитывает у граж­данина чувство ответственности. Так, например, Л.Д. Воеводин и 1-І.И. Ma- тузов отмечают тот факт, что в Российской Конституции 1993 г. отсутствуют такие обязанности, которые фиксировались Конституцией СССР 1978 г, как обязанность трудиться, обязаі-піость уважать национальное достоинство дру­гих граждан, укреплять дружбу нации и народностей и т.д. Следует согла­ситься с мнением л их учёных, что если or некоторых обязанностей (на­пример, обязанности беречь укреплять социалистическую собственность) надо было отказаться в связи и ориентацией государства на новые ценности, то oilтаких обязанностей, как, например, обязанность уважать национальное достоинство других граждан или обязанность трудит гоя было явно прежде­временно.

Можно утверждать, разумеется, что количественный подход к анализу юридических обязанностей не уместен в силу того, что многие из них закре­плены в Преамбуле Конституции, вытекают из других се разделов и не тре­буют четкой фиксации в какой-либо определенной главе. Согласимся в этой связи с мнением Н.И. Матузова, который полагает, что «дело не равных пе­речнях, не в том, чтобы в противовес каждому праву формулировать особую обязанность и таким образом уравновешивать их па своеобразных социаль­ных весах, а в содержательной, качественной стороне. Известно, что право­вые нормы, в том числе и конституционные носят нредставительно- обязывающий характер. Это значні', что любая юридическая норма предпо­лагает как нрава, так и обязанности независимо от сс формулировки в той или иной статье. Следовательно, каждому праву, закрепленному в Конститу­ции со ответе зву ют чьи-либо обязаьпюсти, посредством которых оно в конеч­ном счете только и может быть осуществлено. В противном случае права не имели бы реального смысла. К тому же Конституция закрепляет далеко не все обязанности, а только основные, наиболее существенные[144]».

На начальных этапах формирования гражданского общества в России чёткость обязанностей гражданина и государства, их содержательная сторо­на имеют колоссальное значение для формирования принципиально нової и цэажданского правосознания, без которого не может существовать правовое государство. Ведь обязанность - это «мера общественно необходимого пове­дения человека, призванная вместе с правами и свободами обеспечивать ба- - 17

ланс, устойчивость и динамизм правовою регулирования ».

В самом общем виде обязанности можно подразделить на естественно - правовые, носи те л ям и которых выступают человек и общество, и юридиче­ские, носителями которых наряду с гражданином являются государство и его органы. Юридические обязанности орражены в позитивно*! праве. В то же

119

<< | >>
Источник: КАРИМОВА РУзилЯ Рамнлевна. ЮРИДИЧЕСКИЕ ОБЯЗАННОСТИ; СУЩНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2008. 2008

Еще по теме § 4. Классификация юридических обязанностей (на опыте анализа конституционно-правового текста).:

  1. § 1. Способы защиты гражданских прав
  2. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  3. Основные правовые системы современности
  4. § 2. Юридическая герменевтика на современном этапе развития российской юридической науки
  5. Классификация и систематизация законодательства Франции
  6. Тема 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ В РОССИИ И В ДРУГИХ СТРАНАХ
  7. 5.7. Критерии стабильности правовой системы
  8. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период
  9. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  10. 3. Юридическая помощь В. И. Ленина РСДРП, ее фракциям в Государственной думе и отдельным деятелям партии
  11. СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ТЕРМИНОВ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -