<<
>>

§ 2. Крепостное право и его упразднение

Акты гражданского состояния определяют положение лица в обществе в связи с известными факторами, которым придается значение присвоения тех или других прав определенным лицам.

Такие факты в жизни человека, как рождение, брак и смерть, дают известные права в имущественном и общественном положении лиц, почему и предпринимается, с одной стороны, определение самых этих фактов посредством соответствующих учреждений, а с другой стороны, определение значения их как основания прав и обязанностей отдельных лиц.- Во всех современных образованных государствах в последнем отношении принят общий принцип, по которому в юридическом отношении все подданные государства признаются равными. Принцип юридического равенства получил господствующее значение в жизни народов только в недавнее время, после упразднения крепостного права. - Упразднение крепостного права было произведено на различных началах в разных государствах. Во Франции крепостные разделялись на две категории: 1) крепостные, составлявшие личную собственность господ, состоявшие от них в полной личной зависимости, и 2) крепостные полусвободные, лично не составлявшие собственности господ, но во всех других отношениях стоявшие в одинаковом положении с крепостными первой категории. Во второй категории крепостных во Франции нужно различать два вида состояний. Первый составляли крепостные, жившие на участках земли, арендованных у помещика. Вместо арендной платы они обязывались разными натуральными повинностями в пользу помещика; это повлекло за собой право полицейской власти, суда и наказания помещиком. Второй вид составляли те крепостные, которые жили на собственных участках земли. Такие были и в Германии, но там они рано исчезли, потеряв свои земельные участки, во Франции же они сохранились долго. Живя на собственных участках, они находились под защитой и покровительством господ, за что подчинялись их полицейской власти и суду, но они были свободны от натуральных повинностей в пользу помещиков; только для доказательства своей зависимости от них они исполняли некоторые формальные повинности, имевшие значение символическое, выражавшее их зависимость от господ.
Но нельзя сказать, чтобы социальное их положение было благоприятно; дело в том, что право патримониального суда помещика распространялось и на них, и по отношению к ним помещик являлся судьей в своем собственном деле. Во Франции раньше, чем в Германии, правительство начало облегчать участь крепостных. Но все меры, принимавшиеся французским правительством к облегчению участи крепостных, не осуществлялись на деле и существовали только на бумаге. Положение крепостных вплоть до 1789 года было невыносимо. Первым делом революции было освобождение крепостных, в ночь на 4 августа 1789 г. крепостное право было отменено самими помещиками, которые, под влиянием господствовавших тогда идей, отказались от вознаграждения за личность крепостных и за феодальные права, связанные с крепостным правом. Было положено вознаграждение за повинности, возникавшие из поземельных отношений. Но так как помещики с течением времени эмигрировали из Франции, то это вознаграждение не состоялось, и в 1793 г. было объявлено, что крестьяне получают землю даром. Итак, Французской революцией были провозглашены два принципа: 1) личность крепостного не подлежит выкупу и 2) за землю, отходящую в пользу крепостных, помещик получает вознаграждение. Осуществлению последнего принципа помешали сами помещики, эмигрировавшие массами и ставшие в ряды неприятельских войск. По справедливому замечанию кн. Васильчикова, "землевладение во Франции было разрушено не революцией, а эмиграцией; принципы, провозглашенные первой, были вполне справедливые, разумные, даже чересчур выгодные для помещиков, но ввиду постыдного бегства и изменнических происков помещиков первоначальное направление должно было измениться по необходимости". Революция, провозгласившая начала безусловной свободы личности, приняла это же начало и относительно поземельного владения крестьян. Code rurale (26 сентября 1791 г.) провозглашает полную имущественную свободу каждого гражданина в следующем знаменитом положении: toute propriete tst libre comme les personnes, qui l`habitent".
Были при этом сохранены и некоторые общинные земли, которыми члены общины должны были пользоваться по жребьевым участкам (lots). Впоследствии это общинное начало владения было подробнее развито; Лесной устав безусловно, запретил раздел общинных лесов. В 1838 г. Государственный совет предписал не допускать раздела коммунальных угодий вообще, но в общем коммунальные или общинные имущества имеют некоторое значение, и во французском крестьянском землевладении, основанном после упразднения крепостного права, господствует принцип имущественной свободы каждого. Эта свобода привела к чрезвычайному раздроблению земли и необычайной чересполосности, с которыми в настоящее время приходится вести борьбу в интересах земледелия и поднятия благосостояния народных масс. Факты эти ясно говорят о том, что, признавая полное равенство в юридическом отношении и соответствующую этому имущественную свободу, государство еще не знало, что ему следует делать для благосостояния личности. Оно должно определить положение личности в общине таким образом, чтобы при возможно большей свободе лица община имела над ним и его имуществом известные права, необходимые для правильного развития благосостояния.

§ 3. Между крепостными в Германии необходимо различать две категории: к одной принадлежали крепостные в тесном смысле этого слова, как люди, представлявшие собой своего рода собственность землевладельцев. Землевладелец таких крепостных имел право продавать, дарить, облагать всевозможными натуральными и денежными повинностями, подвергать всевозможным наказаниям, за исключением угрожающих жизни, и пр. Крепостной не имел земли, но пользовался землею, принадлежащею помещику. Так как сам он представлял собой лишь собственность землевладельца, то все, что он имел, не считалось его собственностью, а принадлежало землевладельцу. - Сверх этих крепостных были в Германии и некоторым образом свободные крепостные. Это были люди, лично не принадлежавшие в качестве предмета собственности землевладельцам и в этом отношении резко отличавшиеся от крепостных в тесном значении этого слова.

Но во всех остальных условиях жизни и эти лично свободные крепостные вполне подводились к одному знаменателю с действительно крепостными. Происхождение их относится еще ко времени господства общей политической безурядицы, когда право сильного было единственным правом. В этом периоде кулачного права свободные крестьяне должны были искать защиты и покровительства у крупных землевладельцев, жертвуя за покровительство и защиту многими сторонами своей независимости. Так, они должны были вполне подчиниться полицейской власти господ. Поселившись на территории ведомства этой власти, они должны были подчиниться также вотчинному суду господ и в гражданских делах. Затем они были облагаемы повинностями в пользу общины, к которой приписались, напр. повинностями дорожными, школьными и т. п.

Повинности эти были главным образом натуральные, как единственно возможные при слабом развитии денежного обмена. Для выполнения их господин должен был иметь право известных принудительных мер. Это в свою очередь с течением времени привело к праву телесных наказаний таких лично-свободных граждан. Право телесных наказаний проистекало также из подчинения полицейскому суду вотчинника. Наконец такие крепостные обыкновенно арендовали помещичьи земли, за которые также обязаны были отбывать главным образом натуральные повинности. За невыполнение этих повинностей они привлекались к суду самого же землевладельца, который, таким образом, был судьей в своем собственном деле. Понятно, что такое право суда в своих собственных делах в соединении с правом подвергать судившихся телесным наказаниям должно было привести к полному подчинению и лиц этой категории крепостных. К такому порабощению и стремились крепостновладельцы. Стремление их было поддерживаемо и господствовавшим в истекшем столетии воззрением, по которому происхождение лиц этой категории крепостных объяснялось не злоупотреблением господской власти, а, совершенно наоборот, злоупотреблениями крепостных, успевших освободиться от личной зависимости.

Таким образом, стремление к порабощению находило оправдание в том, что здесь помещик не отнимал чужого, а возвращал свое, возвращал под свою власть крепостного, успевшего воспользоваться различными условиями и освободиться из под этой власти. - Насколько действительно немецкая литература поддерживала эти стремления, видно из того, что еще в двадцатых годах настоящего столетия многие публицисты защищали крепостное право, утверждая, что поземельные тягости и зависимость крестьянского сословия не должны быть уничтожены, так как земледелие требует, чтобы работник оставался на своем месте, чтобы он был прикреплен к земле, чтобы он был неразрывно связан с ней. Другими словами, прежде всего, доказывалась необходимость в интересах сельского хозяйства прикрепления рабочей человеческой силы к земле и затем уже к тому, кому принадлежала и самая земля. Знаменательно в данном случае то, как отнесся к вопросу о необходимости некоторых сторон этого прикрепления такой представитель экономической науки, как Рошер. Он в 1860 г. утверждал, что "уничтожение некоторых или даже всех крестьянских повинностей без вознаграждения при отчаянных обстоятельствах может быть необходимо, но оно всегда будет страшным насилием и несчастием".

Впрочем, и в немецкой литературе весьма рано раздавались голоса против крепостной зависимости. Так, Юсти утверждал, что крепостная зависимость препятствует надлежащему развитию земледелия. На этом же в особенности настаивал Тер, известный основатель немецкой рациональной агрикультуры. Но не столько голоса этих честных представителей науки, сколько сила политических обстоятельств побудила немецкие правительства приступить к упразднению крепостной зависимости. - До 1848 г. все меры были направлены не к упразднению, а к уменьшению злоупотреблений и ослаблению крепостного права. Важнейшей из мер прошлого столетия нужно признать запрещение произвольного отнятия у крестьян земель, находившихся в их пользовании, и смягчение жестокого обращения с крепостными. Землевладельцы по своему усмотрению распоряжались землей, находившейся в пользовании крестьян, на том основании, что не только земля составляла их собственность, но также принадлежали им и сами крестьяне.

Так как землевладельцам же принадлежал и суд в их собственных делах с крестьянами, то понятно, обезземелие крестьян и обращение угодий под господские пашни было облекаемо и в законные формы. Землевладелец пользовался каждым случаем неаккуратного исполнения повинностей для того, чтобы удалить его с земли, лишить его занимаемого им участка. Этот-то произвол в распоряжении землей и был, прежде всего, ограничен со стороны центральных властей. Побуждением к ограничению было не столько человеколюбие, сколько финансовые потребности. Крестьянин для государства, прежде всего, был плательщиком известных государственныхповинностей. Государство поэтому было заинтересовано в том, чтобы он не лишился возможности выполнять повинности, что, прежде всего, зависело от обладания землей. В этих-то видах и предпринимаемы были еще в прошлом столетии меры к некоторому имущественному ограждению крепостных. Запрещение жестокого обращения с крестьянами было вызвано уже мерами человеколюбия, хотя и здесь оказали известное влияние чисто политические причины. Центральная государственная власть постепенно отнимала привилегии вотчинников. Прежде других было отнято право суда в уголовных делах, затем были предпринимаемы известные ограничения и в отпрвлении полицейского суда вотчинниками. В последнем отношении ограничение права налагать телесные наказания было наиболее необходимым для развития центральной власти, ввиду того, что произвол в наложении телесных наказаний в существе дела был равносилен праву уголовного суда и наложения уголовных наказаний.

В борьбе центральной власти с вотчинной необходимо было это ограничение права телесных наказаний. Этими ограничениями произвола со стороны помещиков и ограничивались меры немецких правительств в прошлом столетие против крепостного права. Исключение представляет собой отношение некоторых немецких государств к доменным крепостным. В Пруссии еще в 1702 году доменным крепостным была дарована личная свобода. Крепостных, принадлежавших частным вотчинникам, в этом отношении немецкие правительства не могли трогать. Вотчинники некоторых местностей, напр. Померании, прямо заявляли, что власть правительств не простирается до того, чтобы они могли уничтожить крепостную зависимость, так как это равносильно посягательству на частную, благоприобретенную собственность подданных. С начала настоящего столетия до бурного во всей Западной Европе 1848 года, таким образом, немецкие правительства ограничивались главным образом мерами смягчения; но делаются уже и более определенные попытки к освобождению. Прежде всего, приводится в известность. и определяются законом барщина и оброки. Для уничтожения их признается необходимым постепенный выкуп. В этом отношении несомненную услугу оказал Штюве, в 20-х годах применивший кредит к разрешению крепостных отношений. После 1830 года учреждаются выкупные кассы в Бадене, Вюртемберге, Баварии, Саксонии и Ганновере. По инициативе правительств личная зависимость упразднена, разрешение крепостных отношений, вытекающих из барщины и оброков, предоставлено самим землевладельцам, но патримониальный суд оставлен за помещиками. Только с 1848 года предпринимаются уже решительные меры к полному освобождению. Во всех установившихся конституциях признано крепостное право, подлежащим немедленному упразднению и, вместо прежнего предоставления решения вопроса о выкупе на волю землевладельцев, постановлено требовать его разрешения. Организованы особые учреждения от правительства, задача которых состоит в осуществлении реформы. Эти учреждения должны утверждать добровольные соглашения между крестьянами и землевладельцами. При этом долг крестьян за землю, отошедшую в их собственность, признан государственным долгом, а крестьяне обязаны погашать его с уплатой процентов. При определении выкупной суммы приняты во внимание прежние полицейские обязанности, лежавшие на помещике относительно общин, напр. обязанность поддерживать крестьян во время голода и т. п. С освобождением крестьян помещики освобождались от таких обязанностей, которые представляли собой потерю известной ценности. Ввиду этого решено из выкупной суммы вычитать сумму, представляющую собой эквивалент этих обязанностей. Оценены они в 1/3 часть всей выкупной суммы. В Австрии платежи уменьшены еще тем, что 1/3 приняли на себя провинции и австрийские крестьяне уплачивают всего 1/3 часть. - В Пруссии еще по Закону 1807 года крестьянам дана была личная свобода с 1810 г., с Мартынова дня, но при этом за крестьянами сохранено некоторое право на землю, а именно, помещик из участков древнейшего образования мог присоединять к своим владениям не более половины. За пользование землей крестьяне должны были отбывать в пользу помещика известные повинности. Право полицейской домашней расправы также было оставлено за помещиками. В 1811 и 1816 гг. определены способы перевода земель в собственность крестьян: а) уступкой земли в размере 1/2 или 1/3 в пользу помещика, остальная земля, таким образом, превращалась в собственность крестьянина, б) назначением постоянной ренты от 1/3 до 1/2 дохода с участка, в) уплатой капитала, соответствующего ренте, г) соединением последних двух способов. В 1836 г. был предположен выкуп повинностей, но не удался. - Так было дело до бурного 1848 года, когда явилась необходимость принятия более решительных мер. В 1850 г. такие меры действительно были предприняты. Этим законом регулированы повинности и установлены способы выкупа их. Некоторые из повинностей были вовсе отменены, другие более точно определены и, таким образом, устранен произвол. Для выкупа организованы особые рентные банки, учрежденные в отдельных областях. Выкуп производился: а) посредством капитала, который получался посредством умножения оброка на 18, б) взносом 9/10 ренты в течение 56 лет и 1 месяца, в) взносом полной ренты в течение 41 года и 1 месяца. В обоих случаях рента определялась умножением оброка на 20. В этих случаях помещик получал рентные билеты от банка, в который взносили капитальную сумму крестьяне.

В Австрии наиболее решительные меры к упразднению крепостной зависимости также были предпринимаемы только после 1848 г. Характеристическая особенность здесь состоит в том, что за освобождение личности помещик ничего не получал, не получал также выкупа за те повинности, которые вытекали не из имущественных, а из личных отношений зависимости крестьян от помещика. Из выкупной суммы вычитывалась ценность повинности помещика в пользу общины, что определено было считать равным 1/3 выкупной суммы. Остальные 2/3 оброка капитализировались из 5% и следовали помещику. Вознаграждение выдавалось областными выкупными учреждениями пятипроцентными облигациями. День барщины ценился в 1/3 вольнонаемной платы.

После завоевания норманнами в Англии образовалось три класса жителей: землевладельцы, вольные люди, жившие на помещичьих землях, и крепостные. Всех дружинников, между которыми была разделена завоеванная земля, числилось 1400 человек, между тем как вольных людей было 200000 и крепостных 25146 по официальному исчислению в XI веке. Все пространство нынешней Англии с Валлисом, равняющееся почти 14 млн. десятин, было отдано этим 1400 дружинникам. Вследствие малочисленности завоевателей владения их были чрезвычайно обширны. Многие из них владели графствами, в графстве Norfolk было всего 60 помещиков. При таких условиях, очевидно, землевладельцы не могли лично вести свое хозяйство. Землевладельцы для извлечения доходов из своих земель селили на них своих рабов. При слабой населенности страны они должны были дорожить этими рабами, как источником своих поземельных доходов. Рабы их оказались в лучшем положении сравнительно с рабами других стран. Другие земли отдавались арендаторам - вольным людям за известные повинности. Наконец, некоторая часть земель состояла в наследственном пользовании вольных людей, обязанных нести некоторые общественные повинности по требованию землевладельца, чем они отличались от арендаторов, несших повинности в пользу самого землевладельца. Закон ограждал самостоятельность этих вольных людей, наследственно пользовавшихся землями, на которых застали их завоеватели. Назывались они йоменами. Но закон и вообще ограждал положение всех зависимых от землевладельца лиц. Дело в том, что по господствовавшим воззрениям король считался главным собственником всей территории, следовательно, он имел право вмешиваться в дела подвластных ему землевладельцев, сидевших на его земле. Королю и его агентам принадлежал главный суд в стране, и патримониальный суд землевладельцев не мог получить в Англии того развития, какое он имел на континенте. - Под влиянием этих особенностей в Англии вольные люди не могли потерять своей свободы и сравняться с крепостными, как было в Западной Европе, а произошло обратное явление: крепостные возвысились до свободного состояния этих вольных людей. При слабой населенности страны землевладельцы должны были дорожить рабами, как рабочей силой. Чума в 1348 г. значительно уменьшила население, и это в свою очередь должно было увеличить ценность труда. В 1350 г. был издан закон, первый в Европе, установивший права относительно вольнонаемного труда. Этим законом было признано право крепостных на получение вознаграждения за свой труд от землевладельцев. Под влиянием этого закона крепостные постепенно превратились в свободных рабочих, работающих по найму у землевладельцев, получающих за свою работу известное вознаграждение, но не имеющих своей собственной земли. В 1672 г. статутом Карла II были отменены все личные повинности, возникшие из прежних феодальных отношений. Этот статут - первый во всем мире акт об освобождении от крепостного права. Акт этот замечателен не только тем, что он раньше, чем в какойлибо другой стране, отменял крепостное право, но также и тем, что им отменялись без великого выкупа, без всякого вознаграждения в пользу землевладельца повинности, возникшие из патримониальной зависимости от землевладельца. После 1672 г. остались за бывшими крепостными лишь обязательные повинности за землю, находившуюся в их пользовании. Но эти повинности не могли быть возвышаемы по усмортению лордов. Сверх этих повинностей вообще все крестьянское население в Англии несло повинности в пользу церкви в виде церковной десятины и разного рода натуральных повинностей, дорожных и строительных.

В 1814 году была сделана попытка выкупа частных повинностей по добровольному соглашению. Попытка эта не привела к желанному результату, с 1851 г. был установлен обязательный их выкуп на следующих основаниях: выкуп производится обязательно, если того требует одна из заинтересованных сторон; правительство не дает средств для выкупа, и самый выкуп производится через отвод земли, количество которой должно быть равно ценности выкупаемых повинностей. При этом лишь суммы менее 5 ф. стер. разрешено взносить деньгами. Сделки между крестьянами и землевладельцами проверяются и утверждаются особой комиссией. Обязательный выкуп церковной десятины установлен еще раньше, а именно в 1836 г. Для этого выкупа исчисляется доходность земли, которая определяется по среднему уровню за 7 лет. Десятая часть определенного таким образом долга капитализируется и выплачивается или деньгами, или отводом части земли. Эту выкупную сумму кн. Васильчиков характеризует следующими чертами: "Главное различие английской выкупной операции от подобных же мер, принятых в других государствах, состоит в том, что она производится без всякого пособия от правительства; никаких кредитных бумаг или знаков не выпускается, банков или касс для выкупа не существует и вся сделка совершается посредствам уступки земель или наличных уплат. Участие правительства состоит только в оценке повинностей, производимой по всей Англии тремя коронными комиссарами".

§ 4. В период, предшествовавший закрепощению, крестьяне в России разделялись на 5 категорий: 1) холопы, составлявшие полную собственность господ; 2) свободные крестьяне, не имевшие никакой собственности и сидевшие на землях помещичьих, монастырских, церковных и т. п.; 3) свободные крестьяне, сидевшие на землях государственных; 4) крестьяне, владевшие землею на праве собственности, - своеземцы и 5) гулящие люди. Холопы считались личной собственностью того, на чьей земле они сидели; их можно было продавать, менять, дарить; все, что они имели, считалось не их собственностью, а собственностью того лица, которому они сами принадлежали; они не имели также права вступать в договоры, не могли без разрешения господина вступать в брак. Условия приобретения холопа были самые легкие: напр., свободный, прослуживший у кого-либо "без ряду" более трех месяцев, становился холопом последнего; должник, занявший деньги под обеспечение личной свободы, становился холопом своего кредитора, если не уплачивал долга в срок; во время голода, который повторялся в то время очень часто благодаря несовершенствам земледельческой культуры, бедные поступали к богатым на прокормление во временное холопство, которое обыкновенно обращалось в постоянное; богатый материал для холопства составляли также пленные. Пленных, за исключением шведов и поляков, обращали обыкновенно в холопов. Существовали даже особые спекулянты, которые занимались скупкой и перепродажей пленных. Был и еще один источник холопства: известно, что дворяне и боярские дети обязаны были государственной службой, за что и получали от правительства земли для прокормления; служба эта, по условиям того времени, была очень тяжела; поэтому многие уклонялись от нее. Так как уклонение от службы некоторых противоречило интересам всего сословия, то поэтому сами дворяне и бояре содействовали обращению уклоняющихся в холопов. Положение холопов было очень тяжело. Для характеристики этого положения достаточно указать на тот установившийся обычай, по которому за долги господ подвергались правежу их холопы. Вторую категорию лиц в период до закрепощения составляла масса свободных крестьян, живших на помещичьих землях и исполнявших за это в пользу помещиков разные натуральные повинности. По отношению к этой категории является вопрос, каким образом могло случиться, что в России в то время, при обилии земель, мог появиться класс людей, живших на чужих землях? Это объясняется теми же причинами, которые породили соответствующее явление и на Западе. До XVII века в России господствовало право сильного; это право сильного способствовало захвату земель в одни руки и образованию крупного землевладения; это же право заставляло слабых искать защиты и покровительства у сильных, крупных землевладельцев. Даже своеземцы и целые общины прибегали иногда к такой защите сильных. За получаемую защиту они уступали свои земли помещикам и обязывались в их пользу разными повинностями. Так образовались помещичьи, церковные, монастырские и т. п. крестьяне. Правительство тоже стремилось привлечь на свои земли людей в интересах большей доходности земель. Люди, арендовавшие государственные земли, образовали из себя крестьян черносошных. Своеземцы очень рано исчезли в России, обратившись по вышеизложенным причинам в крестьян или помещичьих, или монастырских, или черносошных. Что касается людей гулящих, то к периоду закрепощения они совершенно исчезли. - Все перечисленные категории населения мало-помалу были закрепощены и обратились в крепостных. По мнению многих историков, закрепощение крестьян в России было совершено актом 1592 года. Такое мнение нужно признать ошибочным. Актом 1592 года уничтожен так называемый Юрьев день, т. е. право перехода крестьян с земли одного владельца на землю другого; другими словами, этим актом временное арендование земель было превращено в постоянное; но крестьяне с этой переменой остались по-прежнему лично свободными людьми. Такое обращение временных аренд в постоянные было совершено в целях финансовых: для удобства взимания с крестьян податей правительству важно было прикрепить крестьян к землям и лишить их права произвольной перемены местожительства. С этой же целью была введена круговая порука крестьянских обществ за своих членов в исправном платеже государственных податей. После этого сами крестьянские общества сделались заинтересованными в лишении права своих членов переходить от одного помещика к другому; таким образом, к превращению временных аренд в постоянные или к прикреплению крестьян к земле стремились сами крестьянские общества, и акт 1592 года служит законной санкцией этого стремления. Таким образом, введение в России крепостного права никак нельзя относить к 1592 году; - оно появилось гораздо позже, именно только в конце XVII и начале XVIII вв. Согласиться с мнением, что крепостное право в России введено актом 1592 года, тем более невозможно, что самое существование этого акта подвержено сомнению. По крайней мере, не подлежит сомнению тот факт, что крестьяне после 1592 года не сделались собственностью помещиков и не потеряли личной свободы.

Очевидно, нельзя разделять Россию, как это делают некоторые историки, на два периода: период свободный - до 1592 года и период несвободный - после 1592 года. Свободное состояние крестьян и после 1592 года доказывается тем, что помещики не могли ни продавать, ни менять, ни дарить их. Первый случай продажи крестьян относится ко времени гораздо более позднему, именно к 1679 году. В этом году состоялось разрешение боярину Матвееву продать крестьян на свод. Собственно же закрепощение крестьян относится к концу ХVII в.

В деле закрепощения действовали две силы, сила естественная и сила правительственная. Первая сила свойственна была всем народам и государствам. Рабство существовало во всем мире; сами рабы считали свое состояние естественным; если и были восстания крепостных, то они происходили против того или иного владельца, а не против самого принципа крепостного права. Уже этот факт указывает на существование естественных причин крепостной зависимости. Вот обыкновенный ход развития рабства и крепостной зависимости: первоначально история застает общины в состоянии свободы с равноправными членами; затем в этих общинах появляются рабы - пленные. Первым источником рабства является война. Первыми рабами были женщины; в войне мужчины истребляли друг друга, женщины же брались в плен и обращались в рабынь. Но это не единственная причина рабства. На низших ступенях развития человеческих обществ один человек превосходил своими силами другого и подчинял его своей власти; власть же в это время понималась в смысле полного и безусловного господства одного над личностью другого. Только на высших ступенях общественного развития наука стала различать несколько видов власти. Эту особенность необходимо иметь в виду, чтобы понять, каким образом в России в конце XVII в. возникло крепостное право. К концу XVII в. помещики, благодаря ли акту правительственному или деятельности общин, стремившихся, вследствие связывавшей их круговой поруки, к прикреплению своих членов, получили власть над крестьянами. Раз помещик присвоил себе власть над крестьянами, последние сами, благодаря отсутствию у них понятия о разделении властей, стали приписывать помещику и другие атрибуты власти; напр., несмотря на свое право судиться в общих судах, они стали прибегать к суду помещиков и даже апеллировали им на решения общих судов. Будучи лично свободными, они, несмотря на это, обращаются к помещикам за разрешением на вступление в брак. Кроме того, много и других прав приписывали помещикам сами крестьяне. Таким путем происходило расширение власти помещика помимо участия правительства. Но к усилению власти помещиков направлялась и деятельность правительства. Деятельность эта вначале была вызвана целями финансовыми. В 1678 году правительство распорядилось, чтобы в писцовые книги вносились все крестьяне вообще, живущие на помещичьих землях. Закон этот был вызван злоупотреблениями помещиков, которые для освобождения своих крестьян от государственных податей обращали их в холопов и не записывали в писцовые книги. Это первая попытка подведения свободных крестьян к одному знаменателю с холопами. Уже это обстоятельство усилило власть помещиков над крестьянами. Указом 1722 г. помещик признан был ответственным за подати своих крестьян, вследствие чего власть его усилилась еще более. - Но особенное зло принесли ревизии. Первая ревизия 1719 г., будучи вызвана подушной податью, была, в сущности, актом закрепощения крестьян, так как в это время, после сложения подати с земли на душу, все крестьяне были уравнены с холопами. Дальнейшими законами правительство не устанавливает крепостной зависимости, но признает факт существования ее. По Закону 1726 года крестьяне потеряли право на отхожие промыслы без разрешения помещика. Этим законом установлена полная зависимость крестьян от помещика; последний получил право регулировать труд крестьян. Четыре года спустя, в 1730 г., крестьянам было запрещено приобретать недвижимую собственность в городах и селах; только движимое имущество признавалось собственностью крестьян. Но de facto и на это имущество имел право помещик. Этим же указом постановлялось, что и казна не могла вступить в договоры с крестьянами без согласия их помещиков. Право выбора и постановки рекрутов тоже было предоставлено помещику. Укажем еще и на другие основания закрепощения. Как мы видели, крестьяне сами обращались к суду помещиков. Этот обычай был возведен в закон следующим образом: по Закону 1767 г. крестьяне были лишены права жаловаться на помещиков; этим, очевидно, признавалась рабская зависимость первых от последних. Этот закон есть последний акт закрепощения крестьян.

Указанный ход закрепощения не относится к государственным крестьянам, гулящим людям и отчасти к своеземцам. Но к концу XVII в. государственные крестьяне были также закрепощены. Прежде всего, масса государственных крестьян со времени Петра Великого была обращена в крепостную зависимость от лиц, изъявивших желание устраивать заводы. При Екатериине II государственные крестьяне особенно часто дарились частным лицам и закрепощались за ними. При императоре Павле 800000 государственных крестьян было раздарено помещикам. Право на личность остальных признало за собой само государство. Затем и гулящие люди постепенно были обращены в крепостных. Государство стремилось прикрепить их к земле и закрепить. Еще Законом 1723 года было постановлено всех церковнослужителей, не занимающих штатных мест, приписывать к земле помещиков. Затем в каждую ревизию их приписывали там, где застала их ревизия. Законодательство к концу XVII в. старается уничтожить институт вольноотпускных. Так, крестьяне, получившие свободу путем политических доносов на своих господ, в течение года обязаны были приписаться к другому помещику. Даже гулящие, жившие в городах, обязаны были приписываться к помещикам. Незаконорожденные женщины предлагались помещикам в вечное услужение. Даже солдаты, по выслуге 25 лет, не избавлялись от приписки к помещику. Благодаря всему этому к концу XVIII в. крепостное право появилось в полной своей силе.

Но закрепощение у нас не было единичным фактом, оно не относилось к одному какому-нибудь классу. Раньше крестьян были закрепощены государством другие сословия. В Древней Руси служилые люди назывались вольными людьми: само это название показывает, что эти люди вступали во временную службу к тому или иному князю; они сохранили за собою право перехода от одного князя к другому. Благоприобретенные их имения оставались за ними при этом переходе. Подобная свобода перехода была общим правилом в Древней Руси. Исключение составляли холопы, которые могли переходить только со своими господами. По договору с князем служилые люди вступали к нему только во временную зависимость. Такая свобода перехода противоречила интересам князей; необходимо было ограничить ее. Поэтому князья вступают между собою в договоры, которыми обязываются взаимно не принимать у себя беглых людей. Заключают также договоры со своими служилыми людьми, которыми эти последние обязываются не оставлять их. Первый такой договор был заключен Иваном III с князем Холмским. В этом договоре Холмский обязался не уходить от Ивана III, ни под каким видом. Договор этот представляет первый пример обращения временной зависимости в постоянную. В прежнее время служащие подписывались "слугами". Со времени Василия Ивановича подпись "слуга" заменяется подписью "холоп". Изменение подписи имело весьма важное значение; оно указывает на громадную перемену, происшедшую в отношениях государства к служилым людям. Холоп был вполне подчинен господину, такую же подчиненность приняли на себя и служащие в отношении к государству. Одновременно с этим свобода перехода превращается, служилые поступают в постоянную зависимость от князей; отношения временные обращаются в постоянные. Эти отношения были выработаны договорами князей, затем требованиями больших князей к меньшим и, наконец, требованиями государственных интересов. Государственные интересы требовали известной подчиненности служилого сословия. Для такой подчиненности в это время не было выработано никаких юридических начал. Практически же форма холопства была готова, она-то и была перенесена на служилых людей. По замечанию Чичерина, "служилые и тяглые люди несли настоящую барщину. Имения служилых людей не составляли частной их собственности, а были только жалованьем царя, которое отбиралось в казну за малейший проступок, земли тяглых людей прямо считались собственностью государя, а крестьяне принадлежали помещику. Оба последние сословия были крепки к месту жительства; народонаселение не могло двигаться свободно даже в пределах государства; служилые люди были крепки к службе, от которой не могли уклоняться. Все равно состояли в полной зависимости"*(7). Факты подтверждают, что действительно все сословия были в полной зависимости от государства. С XV в. военная служба становится обязательной не только для поместных дворян, но и для вотчинников. Петр Великий заменил ополчение постоянной армией, ввел жалованье лицам военного сословия и переложил натуральные повинности на деньги. Можно было надеяться, что наряду с такими реформами ослабится и зависимость служилых людей от государства, но на деле она еще более усилилась.

В 1704 г. Петр сделал смотр молодым дворянам и распределил годных к военной службе по канцеляриям и гарнизонным школам; других же послал для образования за границу. При постройке С.-Петербурга обязал, смотря по состоянию, строить в С.-Петербурге дома каменные, полукаменные, деревянные и мазанки.

Они должны были жить в С.-Петербурге не менее двух лет; за ослушание в этом случае половина имения отписывалась в казну.

Указом 1714 г. за неявку на службу отымалось имение и отдавалось донесшему. По закону 1722 г. дворяне, бежавшие от службы, объявлялись состоящими вне закона и шельмовались; за убийство таких ошельмованных не полагалось наказания. Благодаря такому положению служилых людей некоторые придают Манифесту 1782 г., подтвержденному Манифестом 1785 г., такое же значение по отношению к высшим сословиям, какое имел Манифест 19 февраля 1861 года по отношению к крестьянам. Но не нужно забывать, что служилые люди не несли такого тяжелого бремени, какое несли настоящие холопыкрестьяне. Положение крепостных было несравненно хуже, чем положение служилых, на что указывают меры правительства, направленные к облегчению их положения. Первым шагом в этом направлении надо считать указ Петра В. 1719 г., которым были учреждены опеки над помещиками, ведущими расточительную жизнь и доводящими крестьян до нищенства. Опекаемый землевладелец лишался права держать у себя даже слуг из своих крепостных, он не мог вообще распоряжаться своим имением, хотя и мог его продать. Следующий закон такого же характера - Указ 1721 г., которым запрещалось продавать крестьян порознь, отдельно от семьи. Обе эти меры имели, однако ж, в виду главным образом финансовые цели государства. Первый закон, изданный исключительно в интересах облегчения участи крепостных, относится к 1771 г.; им запрещалась продажа людей без земли с публичного торга.

С такой же целью был издан Закон в 1797 г., запрещавший барщину более 3 дней в неделю. В 1822 г. сделано было запрещение печатать объявления в газетах о продаже людей без земли. Однако все эти меры, клонящиеся, по-видимому, к облегчению крепостных, при безграничном праве помещиков налагать телесные наказания, не могли иметь надлежащего значения: до 1833 года мы не встречаем никаких мер правительства для урегулирования помещичьих прав наказания. Хотя и были примеры наказания за жестокое обращение с крестьянами, напр. ссылка известной своею жестокостью помещицы Салтычихи Екатериной II, но все они имели частное значение. Только в 1833 г. сделана была первая попытка в этом направлении законом, предоставлявшим помещикам право налагать только те наказания, которые не сопряжены "с увечьем и опасностью для жизни". Но вследствие крайней неопределенности этого закона телесные наказания применялись в самых ужасных формах, и все меры, клонившиеся к урегулированию отношений между крестьянами и помещиками, не имели de facto благодаря этому никакого значения. Телесное положение крепостных облегчалось не столько юридическими мерами, сколько правами. Всегда были владельцы, относившиеся человечно к своим крепостным и считавшие самое крепостное право противоречащим справедливости.

Еще в 1766 г. по предложению графа Орлова в Вольном экономическом обществе обсуждался вопрос о значении крепостного права и о возможности его упразднения. Тогда же нашлись не только сторонники, но и противники самого принципа крепостных отношений. Но такие противники всегда составляли ничтожное меньшинство, и к сторонникам крепостного права приходится причислить таких людей, как Державин, Карамзин, Сперанский. Дворянское сословие видело в крепостном праве основание, на котором зиждется весь государственный строй, и считало немыслимым упразднение его. Многие склонны были считать крепостное право как бы святынею, к которой не должно было прикасаться государство, не обрекая себя на самоуничтожение.

Несмотря на это, высшая правительственная власть постоянно была озабочена мыслью об упразднении его. С этой целью, начиная с Екатерины II, во все царствования учреждались особые, тайные комитеты для обсуждения этого вопроса. Но в этих комитетах большинство всегда было на стороне крепостного права; противники же его всегда составляли меньшинство. Таково было положение дел до вступления на престол императора Александра II, предпринявшего решительное намерение прекратить крепостную зависимость. Это намерение было прямо заявлено покойным государем еще в 1855 г. в речи, сказанной в Москве. В 1857 году был организован особый тайный комитет для обсуждения вопроса, и в комитете подавляющее большинство (против одного голоса) согласилось с мыслью императора о полном упразднении крепостного права. К тому же времени правительство собирало сведения о воззрениях на этот предмет дворян.

Собранные сведения оказались далеко не утешительными. Только одно литовское дворянство высказалось за освобождение крепостных, между тем как остальное решительно выступило против великой реформы. Причина, почему литовское дворянство в данном случае оказалось впереди всех, заключалась в том, что после польского мятежа 1830 г. в литовских губерниях предприняты были особые меры к облегчению участи крестьян, угнетаемых польскими помещиками. С этою целью было восстановлено значение так называемых инвентарей, которыми значительно ограждались крестьяне от злоупотреблений крепостным правом со стороны помещиков. С XV в. повинности крестьян записывались многими помещиками в особые книги, которые служили для продажи имений и сдачи их в арендное содержание. Посредством этих записей правительство и предприняло меры к облегчению положения крестьян, решив привести в определенность повинности со стороны крестьян и наблюдать за тем, чтобы не было никакого произвола со стороны помещиков.

Для избежания инвентарных стеснений литовское дворянство предложило свой проект освобождения крестьян без земли, не сомневаясь, что безземельный крестьянин будет находиться в полной зависимости от помещика и, номинально свободный, на деле будет состоять в фактическом подчинении помещику. Этими-то мотивами и руководствовалось литовское дворянство, предлагая освобождение крестьян. - Конечно, проект этот не мог быть принят, и по инициативе Царя Освободителя решено было освободить крестьян, наделив их землей. Положением 19 февраля 1861 г. принято, что для освобождения крестьян необходима не только юридическая их свобода, но также и свобода экономическая. Поэтому, с одной стороны, на основании этого положения "крестьянам и дворовым людям, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляются права состояния как личные, так и по имуществу". С другой же стороны, "помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли, предоставляют за установленные повинности в постоянное пользование крестьян усадебную их оседлость и, сверх того, для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей пред правительством и помещиком, то количество полевой земли и других угодий, которое определяется местными положениями". Местные положения установлены: 1) для 34 губерний великороссийских, новороссийских и белорусских, 2) для губерний малорусских: Черниговской, Полтавской и части Харьковской, 3) для губерний Виленской, Гродненской, Минской, Ковенской и части Витебской. Сверх того, изданы дополнительные правила: 1) об устройстве крестьян, водворенных в имениях мелкопоместных владельцев, и о пособии сим владельцам, 2) о приписанных к частным горным заводам людях ведомства Министерства финансов, 3) о крестьянах, отбывающих работы в пермских частных горных заводах и соляных промыслах, 4) о крестьянах и дворовых людях в Ставропольской губернии, 5) о крестьянах, отбывающих работы на помещичьих фабриках, 6) о крестьянах и дворовых людях в Сибири и 7) о людях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области. Во всех местных положениях принят тот же общий принцип, по которому крестьяне должны быть вполне обеспечены достаточными земельными наделами. Везде признано, что крестьянские наделы должны служить для обеспечения быта и исправления повинностей сельских сословий. Поэтому хотя и признано, что наделение крестьян землей и другими угодьями определяется преимущественно по добровольному между помещиками и крестьянами соглашению, но при этом требуется, чтобы крестьянские наделы не были менее того размера, который определен местными положениями.

Для составления таких договоров, называемых уставными грамотами, был определен двухгодичный срок. Принцип, принятый законодателем относительно размеров надела, многими признается неудовлетворительным. Так, А. Васильчиков утверждает, что поставленная законодателем задача положительно не разрешена "Если задача, говорит он, состоит в том, чтобы землевладелец из собственной запашки покрывал не только свои домашние расходы, что отчасти еще зависит от его распоряжения, но и подати или повинности, которые налагаются на него без его ведома, то размер надела останется всегда загадочной, неуловимой величиной. Быт всякого народа осложняется по мере его просвещения, налоги также возвышаются в той же пропорции. Как ни груб и прост образ жизни нашего простолюдина, но в одежде, обуви, домашней обстановке происходит постоянное улучшение, которое отзывается в хозяйстве излишними, против прежнего расходами. Таким образом, принимая в основание крестьянских наделов обеспечение быта и исправление повинностей, мы принимаем две меры, постоянно увеличивающиеся, и, чтобы следить за ними, надо предположить, что в данной местности будет всегда достаточно земли для покрытия возрастающих нужд прирастающего населения".

Нет сомнения, что личные и общественные потребности населения не остаются на одном уровне, но возрастают, как возрастает и само население. Но из того, что в будущем то, что достаточно теперь для удовлетворения нужд, станет недостаточно, еще никоим образом не служит основанием к отрицанию мер, направленных к заботам об обеспечении нужд в настоящем достаточными наделами. Это последнее имеет в виду законодатель. Крестьяне выкупают в свою собственность те земли, которые составляют собственность помещиков, хотя при этом и состояли в пользовании крестьян. Движимое имущество, как-то: домашний и рабочий скот, земледельческие орудия и проч., принадлежит вполне крестьянам; таким же образом оставлены за крестьянами мирские денежные капиталы и мирские хлебные запасы. Земли, дома и вообще недвижимые имущества, приобретенные крестьянами в прежнее время на имя помещиков, укрепляются за крестьянами окончательно, по утверждении за ними этих имуществ самими помещиками или по решению учреждения на основании особых правил, для этого изданных. - Выкуп наделов производится при содействии правительства, выдающего помещикам выкупные свидетельства, ценность коих постепенно погашается взносами со стороны крестьян. В этом отношении закон о выкупе представляет нам прекрасный образец того кредита, по которому приобретаемое имущество приобретается при посредстве целесообразного пользования этим же приобретенным имуществом.

<< | >>
Источник: Антонович А.Я.. урс государственного благоустройства (полицейского права). Части 1 и 2 (оттиск из "Университетских известий", 1889г.)Киев, 1890г.. 1890

Еще по теме § 2. Крепостное право и его упразднение:

  1. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  2. Ранние ереси (II в. н.э.)
  3. д) Абсурд и бунт
  4.   д) Абсурд и бунт  
  5. § 2. Крепостное право и его упразднение
  6. Начальное образование
  7. ГЛАВА I. СВОБОДА.
  8. § 1. Цивилистическое понимание собственности и права собственности
  9. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  10. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ УКРЕПЛЕНИЕ УСТОЕВ ФЕОДАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА
  11. Параграф первый. Истоки сравнительного правоведения
  12. отмена крепостного права
  13. Программа возрождения России
  14. Собственность = ресурс + сила (право)
  15. Разработка нового устава почтового была возложена на министра внутренних дел еще высочайшим повелением 23 октября 1870 года (П. С. З. N 48837), для чего была составлена особая комиссия.
  16. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  17. Правительница-регентша царства Российского
  18. 30. Правление Петра III: просвещенный или «непросвещенный» абсолютизм.
  19. Элементы социальной государственности
  20. Реализация основополагающих принципов и прав в сфере труда в трудовом законодательствестран ЕАЭС
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -