<<
>>

3. Численный состав населения

Вопрос о количестве населения в стране принадлежит к одному из важнейших вопросов в науке благосостояния. На данной территории может быть слишком мало населения, и это кладет отпечаток на весь строй ее, представляя собой тормоз к развитию ее благосостояния.

В стране, население которой недостаточно, основательно замечает Андреевский, сознание потребностей представляется ограниченным, разделение труда осуществляется в жизни едва заметно, каждый сам удовлетворяет своим неприхотливым потребностям, каждый - собственник, не нуждающийся в другом; пользование силами природы - неумелое и слабое; пути сообщения первобытны, мало общественных центров, мало рынков; при незначительности потребителей промышленность - в состоянии младенческом; капиталы прикованы к поземельной собственности; фабричная промышленность не развита, количество ремесленников невелико и несильно по искусству; торговля также в состоянии малоразвитом; очевидным последствием представляется слабость духовного благосостояния, отсутствие действительной государственной жизни; неточное понимание законов социальных приводит к неточностям государственных построений, законодательства и администрации (Пол. пр. т. 1, стр. 305). Недостаточный численный состав населения, таким образом, может быть причиной бедственного положения всей страны, и для поднятия благосостояния необходимо принятие мер к увеличению количественного состава населения.

Также могут быть необходимы и меры против переполнения данной территории населением. Как известно, вслед за Мальтусом многие утверждают, что население имеет естественную тенденцию размножаться быстрее, чем размножаются средства к существованию, почему бедность, нищета - все это явления естественные, представляющие собой результат естественного же несоответствия между средствами к существованию и размножением людей. Если население увеличивается в геометрической прогрессии, между тем как средства к существованию увеличиваются лишь в прогрессии арифметической, необходимо признать, что бедность действительно есть не что-либо другое, как неизбежное зло, проистекающее из самой природы человека.

В свое время это учение имело громадное влияние на умы. Согласно с этим учением, жестокосердие, по замечанию Бланки, считалось законом природы, бесчувственность была возведена в систему, сострадание и помощь считались преступлением, так как ими развивалась беспечность и задерживалось удаление тех, кто лишний на земле и в чьем труде общество не нуждается. Считалось, что сама природа повелевает таким людям удалиться и все меры к удержанию их - противоестественные меры. В настоящее время наука отрицает эту систему жестокосердия. Дело в том, что позднейшие исследования убедили, что, с одной стороны, размножение населения не имеет тех свойств, какие приписывались ему Мальтусом и его учениками, а с другой стороны, и размножение средств к существованию в большей степени подчинено воле человека, чем думали прежде.

Воспроизводительные силы населения далеко не могут быть признаны тождественными; они изменяются во времени и в пространстве, и в этом изменении замечается упорядочивающее начало. По учению Добльде, всеобщий закон, управляющий умножением и уменьшением растительного и животного царства, состоит в том, что везде, где виду или роду угрожает опасность, природа употребляет соответствующее усилие к его сохранению и продолжению, увеличивая плодовитость. Чем больше борьбы за существование, тем сильнее в этой среде плодовитость, как существенное средство к сохранению рода. Чем больше существует препятствий, тем сильнее размножение. Это возведено в закон, называемый обыкновенно законом больших чисел. Сущность его можно иллюстрировать на следующем примере: по словам Лейкарта, глист в среднем выводе живет около двух лет; в течение своей двухлетней жизни он производит около 85000000 зародышей; если в течение этого времени число глистов в человеке не изменяется, то из 85000000 зародышей развивается всего один и, следовательно, вероятность полного развития глиста равняется 1/85000000. Очевидно, такая громадная плодовитость - единственное средство, данное природой к сохранению рода.

Без этой плодовитости сохранение было бы немыслимо; она необходима в данных условиях к сохранению и развитию рода.

Очевидно также, что в тех случаях, когда изменяются к лучшему условия, когда препятствия к сохранению уменьшаются, должно измениться и плодородие. Вот почему мы и видим, что там, по словам Добльде, где опасность происходит от уменьшения необходимой степени питания, плодородие велико, между тем как состояние полноты, дородство неблагоприятно влияет на способность к размножению; во многих случаях оно даже совершенно убивает эту способность. Народы бедные имеют наибольшую способность к размножению; противоположное явление наблюдается у богатых народов, имеющих избыток в средствах удовлетворения потребностей; у народов с средним достатком является среднее положение, по которому численность населения не увеличивается и не уменьшается, но сохраняет один и тот же численный уровень.

Но этот закон относится к массам, а не к частным, временным и местным условиям. В частных случаях может существовать переполнение страны, и необходимы меры против того зла, которое возникает от избытка населения.

Такие меры прежде всего состоят в расширении пределов вместимости страны для населения. Эти пределы зависят не столько от физических, сколько от культурных условий, и то количество населения, какое является значительным при одних культурных условиях, становится ничтожным при других. Так при перемене системы сельского хозяйства изменяются и пределы вместимости страны для населения. При пастбищной системе земледелия на один гектар (0,9 десят.) приходится всего 0,60 жителей, при залежной - 0,77 чел., при трехпольной - 1,17 чел., а при плодосменной то же пространство земли дает средства к существованию 9,30 жителям. Таким образом, вместе с переходом к высшим системам сельского хозяйства естественным путем раздвигаются пределы вместимости страны для населения. При переполнении данной местности населением, изменяя систему хозяйства, мы тем самым изменяем отношение численного состава населения к пространству и уничтожаем вредные последствия излишней густоты.

Цель эта может быть достигнута распространением технических знаний в народе и организацией кредита для улучшения народного труда и вообще народной предприимчивости. Все, что ведет к поднятию последней, должно быть рассматриваемо как средство к расширению пределов вместимости страны для населения. Имея в виду, что вместимость страны обусловливается не столько физическими, сколько культурными причинами, а развитию культуры не может быть положено пределов, мы должны сказать, что в культурном элементе государство имеет такую громадную силу к регулированию численного состава населения, что значение ее беспредельно. Пессимистические учения относительно численного состава населения основаны на игнорировании силы, называемой знанием и наукой.

С другой стороны, увеличение или уменьшение населения может быть результатом создания благоприятных условий для переселения из одних мест в другие или из одних стран в другие страны. - У нас особые меры к привлечению иностранных поселенцев начинаются с Петра Великого; в основании этих мер лежало не столько стремление правительства увеличить количество населения, сколько желание ввести в наш неподвижный строй элемент высшей западноевропейской культуры. Стремление заселить незанятые места иностранными поселенцами начинается со времени Елизаветы Петровны и в особенности со времени Екатерины II. При Елизавете Петровне иностранцы привлекались для заселения южных окраин государства. В 1752 г. по ее поручению полковник Хорват был послан с специальною целью навербовать сербов; явилось 16000 поселенцев, которым отведена была в степях местность, названная Новой Сербией, впоследствии названная Новороссийским краем. Колонисты имели военное устройство, и земли раздавались в следующем порядке: рядовым от 20 до 30 четвертей, прапорщикам до 50, поручикам до 80, капитанам 100. Колонисты должны были по очереди исполнять военные обязанности. Но попытка устроить таким образом на нашей южной границе особый класс военных хлебопашцев не удалась, и при Екатерине II из поселенцев было организовано регулярное войско.

Несравненно удачнее оказались меры, предпринятые Екатериной II. 4 декабря 1762 года она издала манифест, в котором было сказано: "что, благосклонно с обыкновенной Императорской Милостью, на поселение в Россию приемлем иностранцев разных наций, кроме жидов". 22 июля 1763 г. были объявлены основания иностранной колонизации в России. Было объявлено, что каждый иностранец, пожелавший переселиться в Россию и заявивший об этом русскому посланнику, получает немедленно кормовые деньги. Переселенцы освобождались от платежа податей от 5 до 30 лет и от рекрутской повинности. Каждому из них, кто пожелает, обещан достаточный надел землей и необходимый для первоначального обзаведения капитал, который выдавался заимообразно, с условием возврата в течение 10 лет, без платежа процентов. Иностранцам, пожелавшим заняться устройством фабрик и заводов, дозволено владеть крепостными. Всем переселенцам обеспечивалась свобода вероисповедания и право строить церкви, исключая монастыри, постройка коих не разрешалась. Внутри каждому поселению было дано самоуправление. Для общего управления колониями учреждалась особая канцелярия опекунства, обязанная отчетностью императрице. Манифест был сообщен всем русским агентам за границей для распространения, а в Германию были отправлены особые комиссары для вербовки переселенцев. По Закону 19 марта 1764 г. для иностранных колоний избрана местность между Доном и Волгой; на каждое семейство определено назначать по 30 десятин земли и признано для наследования право миноратов. Благодаря этим мерам образовались 102 поволжские колонии. В 1770 г. вывоз колонистов был приостановлен. С 1782 г. снова вызывали для поселений в Крыму и в Новороссийском крае.

При Павле I устроены особые местные учреждения для заведования колониями. При Александре I главное управление колониями вверено Министерству внутренних дел и вместе с тем выработаны новые правила для иностранной колонизации. Эти правила состояли главным образом в следующем: 1) решено принимать в поселенцы только тех, кто имел надлежащие свидетельства и поручительства в том, что знаком с сельским хозяйством.

Вербовка была прекращена и приостановлена посылка комиссаров. Для большей гарантии в том, что поселенец будет полезным гражданином, требовалось, чтобы каждый из них привозил с собой в наличном капитале или товаре не менее 300 гульденов. 2) Для колонизации назначен Новороссийский край. 3) Поселенцам выдавать кормовые деньги до первого урожая и на обзаведение выдавать ссуды по 300 руб. на семью, без платежа процентов, сроком на 10 лет. 4) Подтверждалось освобождение от рекрутской повинности и военных постоев. - Эти начала легли в основание устава о колониях иностранцев в империи (т. XII Св. законов). В 1871 г. изданы правила об устройстве поселений колонистов. По этим правилам колонисты сохраняют личные преимущества, дарованные прежде, но подчиняются общим установлениям. Они образуют из себя сельские и волостные общества на основании Положения 19 февраля 1861 г. Земли по нормальному наделу. Излишние против нормального надела земли обращаются для заселения выходцами из малоземельных губерний коренных русских. Владение землей, раздел ее, отчуждение и проч. сходны с правилами, установленными для государственных крестьян. Внутри страны в одних местностях может быть избыток населения, между тем как в других недостаток его, и возникает необходимость переселений для установления более правильного отношения населения к территории. В настоящее время в основании таких мер лежит начало, по которому государство создает лишь условия, облегчающие внутренние переселения. Прямое вмешательство государства в это дело противоречит принципу свободы передвижения и потому почти везде оставлено.

В истории наших внутренних переселений необходимо различать три периода. В древней России передвижение было вполне свободно, не подчинялось никакой регламентации. Народ расселялся, повинуясь лишь естественным условиям передвижения. - С XV ст. началось прикрепление крестьян и впервые появляются строгие ограничения свободы внутреннего передвижения населения. Благодаря прикреплению крестьян вновь приобретенные государством земли должны были оставаться незаселенными. Для заселения их правительство прибегает к искусственным мерам, которые состоят главным образом в раздаче поместий служилым людям, которые должны переводить своих крепостных на новые земли или покупать для этой цели крепостных. Но та самая мера, которая вызвала необходимость искусственного прилива населения, вызвала и естественное течение, которое в течение долгого времени признавалось незаконным. Масса населения бежала от крепостного права, от всевозможных притеснений в малозаселенные, привольные края, образуя там села, деревни. В течение этого периода предпринимались также меры, которые можно назвать мерами специального заселения. Дело в том, что известная местность может нуждаться в людях определенной специальности, между тем как в других местностях таких специалистов может существовать избыток. В настоящее время считается общим правилом, что интерес каждого человека служит лучшим руководителем того, где ему заниматься своим ремеслом и своею специальностью. Но это правило не всегда считалось верным. Когда свобода личности в надлежащей мере признана государством, государство не только заботилось о том, чтобы непосредственно переводить людей из одних местностей в другие, но также предпринимало меры и к более специальному передвижению населения, соответственно с потребностью той или иной части страны в людях определенной специальности. Так, у нас Петр Великий предпринимал особые меры к заселению Петербургской губернии надлежащим количеством ямщиков: была составлена особая роспись, в которой указывалось, сколько и из какой губернии следует выбрать ямщиков для отсылки в Петербургскую губернию. Для поселенцев выдавались особые суммы на постройку домов. Беглецы подвергались строгим наказаниям. С половины ХVIII в. начинаются особые меры к заселению Сибири. По распоряжению Правительствующего Сената были назначены лица для описания сибирских земель, снятия их на планы, дабы сообразоваться с этими данными при мерах заселения. При Екатерине II появилась мысль заселять жителями из центра России южные окраины. При Александре I с этой целью раздавались безвозмездно земли, но с тем условием, чтобы получивший землю в течение 10 лет заселял ее, считая на каждые 15 десятин одного человека. У неисполнивших этого условия не только земля отнималась, но он должен был уплатить казне арендную плату за все время пользования, считая по 20 коп. за каждую десятину на год.

До освобождения крестьян в нашем законодательстве встречаем следующие постановления по переселенческому вопросу: а) постановления относительно переселений государственных крестьян, б) постановления о переселениях половников Вологодской губернии и в) постановления относительно лиц, обязанных избирать род жизни. - Постановления о переселениях государственных крестьян отличаются большой подробностью и имеют важное значение, как образ тех мер, какие действительно необходимы в переселенческом деле. Устав о благоустройстве в казенных селениях, относительно крестьянских переселений, действительно основывается на вполне разумном принципе. В этом уставе, говорит Ю. Янсон, "переселение является мерой общегосударственной. Переселения были, с одной стороны, средством для поднятия благосостояния как тех крестьян, которым становилось тесно на надельных землях, так и тех, которые выходили на новые места; а с другой - средством для заселения многоземельных окраин, средством для более правильного расселения жителей. Ведомство государственных имуществ не только не препятствовало желающим переселяться, если они подходили под условия, довольно широко поставленные, но заботилось о том, чтобы самое дело переселения было по возможности ведено таким образом, чтобы переселенцы находили и на пути, и на месте нового водворения всевозможные облегчения и всякую помощь" (О кр. наделах и платежах, прил. стр. 33-34). - Переселение государственных крестьян предпринималось: 1) в видах хозяйственного устройства, чтобы сельским обществам, нуждающимся в земле, предоставить, с выходом переселенцев, потребное количество земли на остальные души и чтобы излишние руки в одних местах обратить к возделыванию пространств, впусте лежащих; 2) в видах промышленности; 3) в видах административных, для умножения народонаселения на неграничных линиях, заселения дорог, приморских берегов и т. п. и в 4) для удаления порочных крестьян по приговорам сельских обществ (т. XII Уст. о благ. в каз. сел., ст. 24). - Переселение должно быть вполне свободным, почему запрещалось, как принуждать к переселениям, так и удерживать на старых местах против желания, если переселяющиеся подходили под условия, предписанные законом. Переселения дозволялись из малоземельных сельских обществ, имеющих в сложности менее пяти десятин земли на душу. К переселению допускалось такое число крестьян, какое нужно для того, чтобы на остающееся число домохозяев приходилось около пяти десятин на душу. Не дозволялось также переселение крестьян, находящихся под следствием, до окончания дела о них; запрещалось переселяться крестьянам, которые постановлениями правительства или добровольно совершенными на законном основании актами обязаны производить на фабриках, заводах и разных мануфактурных заведениях работы и мастерства, и, вообще наемникам, обязавшимся контрактами, до окончания срока их условия или до уничтожения условий, на законном основании. Оставшиеся на прежних местах крестьяне не обязывались принимать на себя платежа на будущее время податей за переселяющихся, но обязывались уплатить за переселенцев все недоимки прежних лет по земским повинностям. Для новых поселений назначались губернии и области, в коих по числу душ государственных крестьян причиталось в сложности более 15 или 8 десятин на душу, - 8 д. в нестепной и 15 д. в степной полосе (ст. 25). Земли, предположенные к отдаче под поселения, предварительно снимались на планы и разделялись на участки так, чтобы каждый участок был достаточен для водворения сельского общества и заключал в себе от четырех тысяч до семи тысяч пятисот десятин (26). В западных губерниях участки назначались в таком размере, чтобы на каждом из них можно было поселить столько крестьян, сколько нужно для составления особого хозяйства. Из отмежеванной для каждого участка земли пятая часть отделялась в запас для прибыльных душ, а одна десятая часть для отставных и бессрочно увольняемых солдат и западных однодворцев (27). В каждом участке нарезывалось соразмерное количество леса с разделением на годовые лесосеки; в местах же безлесных отводилось потребное количество земли, наиболее годной для разведения лесов (28). Планы назначенных для поселения участков сосредотачивались в палатах государственных имуществ. По прибытии поверенных, с разрешения правительства, для избрания земель палаты государственных имуществ обязаны были показывать им планы всех свободных участков, изъяснять им вразумительно и со всею подробностью все местные обстоятельства и затем предписывать, кому следует, об указании им в натуре тех участков, кои предпочтут они, снабжая их подробными об этих участках письменными сведениями (ст. 42). - Крестьяне не имели права переселяться самовольно, но должны были подавать прошения в палаты государственных имуществ, которые, "не удерживая поданных ей прошений и не промедляя излишними справками и переписками", представляли дело в Министерство государственных имуществ (30 и 36). Министр государственных имуществ разрешал переселения, сообразуясь при назначении земель с тем, а) чтобы переселенцы, сколько возможно, не были подвержены дальним и затруднительным переходам; б) чтобы климат тех губерний, куда они должны переселяться, был, сколько возможно, менее различен от того, к которому они привыкли на прежних местах; в) чтобы участки назначались на таком расстоянии от селений, которое бы представляло удобства для оказания помощи при водворении, и г) чтобы переселенцам отводимо было по 15 десятин удобной земли на душу или хотя и менее, но с соразмерным количеством неудобной. Если же земли будет недостаточно или если отводимые места имеют особенные выгоды, то назначалось и по 8 десятин, разумея, в том числе удобной не менее 5 и неудобной по расчету (ст. 37). Неудобной земли давалось по две десятины за одну (10). По объявлении разрешения на переселение крестьяне могли избирать из среды своей депутатов для осмотра назначенных им участков. Если участки находили неудобными, то могли от них отказаться и избрать другие или же вовсе отказаться от переселения; воспрещалось только возвращаться с пути или места нового водворения (40, 41, 48). - Для заготовления на месте нового поселения необходимого переселенцам продовольствия палата государственных имуществ обязана была выслать туда предварительно нужное число рабочих, которые весною должны были вспахать и засеять поля, или часть их, и накосить сена в количестве, достаточном для прокормления скота на первую зиму; прибывшие на место водворения рабочие получали из запасных ближайших магазинов потребное для обсеменения полей количество семян с возвратом их в течение трех лет. От такой высылки рабочих освобождались только переселяющиеся в сибирские и закавказские губернии и области (ст. 44). Ко времени прибытия рабочих палата обязывалась заготовить на счет ассигнованных министерством сумм общественные плуги или сохи и рабочий скот, полагая не менее одного плуга на восемь домохозяев и на каждого домохозяина по паре волов; впрочем, сумма, потребная для заготовления земледельческих орудий и скота, не должна была превышать двадцати рублей на каждое семейство (56). Прибывшие на место переселенцы размещались по квартирам в соседних селениях. Для построек производился безденежный отпуск леса в числе ста корней на каждый двор; там, где невозможно было отпускать строевой лес без оскудения дачи, отводилось дровяного леса и порослей до 1/3 дес. на каждое семейство. Сверх того на первоначальное обзаведение и устройство жилищ выдавалось, в случае отпуска леса, по двадцати рублей, а когда лес не отпускался, то по тридцати рублей серебром на семейство безвозвратно из особого капитала, ассигновавшегося ежегодно по смете Министерства государственных имуществ (54-55). Далее, во время следования к месту нового поселения предписывалось иметь надлежащее наблюдение за переселенцами. Так, окружные начальники по трактам следования переселенцев должны были наблюдать: 1) чтобы переселяющиеся следовали в надлежащем порядке и чтобы им отводимы были безденежно удобные и просторные, денные и ночные обывательские квартиры, причем предписывалось склонять обывателей к безденежному прокормлению переселенцев; 2) чтобы во время пути лошади и скот переселенцев допускаемы были к продовольствию на общих пастбищах без всякой платы; 3) чтобы заболевшие в пути, не могущие следовать далее, доставлялись немедленно и без всякой платы на обывательских подводах в ближайшие по тракту города и с ними вместе кто-либо желающий, из их родственников, для лучшего о них попечения; 4) чтобы вообще оказываемо было переселяющимся всякое покровительство и 5) по доставлении больных окружные начальники должны были распоряжаться о помещении в городской больнице или где окажется удобнее, с платой от казны по установленной таксе (ст. 51). Во все время пути переселенцы освобождались от платежа за перевоз через реки и от других подобных сборов (53). - Наконец, установлены были особые льготы в целях поощрения к переселениям, а именно: 1) шестилетняя льгота от воинского постоя; 2) льгота в податях, денежных и натуральных повинностях на восемь лет, с тем, однако же, условием, чтобы в течение последних четырех лет переселенцы платили половину оброчной подати на усиление вообще способов переселения и на возмещение издержек, которые могли производиться Министерством государственных имуществ для пособия переселенцам сверх определенного размера; 3) льгота от рекрутской повинности в продолжение трех рекрутских наборов со времени переселения; 4) сложение всех недоимок прежних лет в государственных податях, если эти недоимки числились лично на переселенцах (ст. 59). - Таковы были меры, направленные к переселению государственных крестьян из малоземельных губерний в многоземельные. Но допускались также переселения в пределах одной и той же губернии, хотя бы и в малоземельной, как равно и в другие малоземельные. Эти переселения допускались в видах промышленности. - Переселения в видах промышленности производились по увольнительным и приемным мирским приговорам. Увольнительный приговор на переселение целого семейства заключал в себе удостоверение, что нет препятствий к переселению по отправлению рекрутской повинности, что нет недоимок в податях и подати уплачены до 1 января следующего года, равно нет частных долгов, что в семействах нет людей, принадлежащих к признанным особенно вредными раскольническим сектам и что никто в семействе под судом и следствием не состоит (ст. 70). В увольнительном приговоре на переселение одного члена или части семейства сверх этого удостоверялось, что родители согласны на переселение или что родителей нет, что в остающейся части семейства нет малолетних и таких, которые бы оставались без родителей и без средств пропитания или что содержание их обеспечено переселяющеюся частью семейства (71). Если общество отказывало в увольнительном приговоре без законных причин (ст. 70 и 71), то переселяющиеся подавали жалобы в местные палаты государственных имуществ, которым принадлежало окончательное решение. Приемный приговор выдавался от общества того селения, которое изъявляло согласие на принятие переселяющихся. В этом приговоре объяснялось, что общество принимает на себя ручательство и ответственность за вновь причисляемого в платеже податей и исполнении повинностей. Увольнительные и приемные приговоры поступали в палату государственных имуществ, к ведомству которой принадлежал переселяющийся. Палата делала распоряжения о перечислении просителя на новое место, и если переселение совершалось в другую губернию, то сообщалось об этом палате этой губернии (73-75). - В целях заселения Сибири было постановлено, что переселение государственных крестьян на свободные участки в сибирских губерниях разрешается из всех губерний, кроме таких, где по количеству свободных казенных земель они могли быть наделены полной законной пропорцией (8 и 15 дес.), но допускалось изъятие и из последнего правила по особо уважительным причинам, по усмотрению министра государственных имуществ. При этом строго запрещалось селиться на землях, отведенных во владение сибирским киргизам и прочим тамошним кочевым и бродячим инородцам (ст. 76-83). Затем, существовали особые правила для переселения малороссийских казаков, однодворцев и прочих поселян для поступления в Кавказское линейное казачье войско (ст. 84-90), о поселении государственных крестьян малоземельных губерний на казенных землях западных губерний (ст. 91-96) и о заселении дорог, существующих на пространстве калмыцких земель в Астраханской губернии (97-103). - Из этого очерка нашего законодательства о переселениях государственных крестьян видно, с какой заботливостью относилось правительство к вопросу о правильном распределении населения. По справедливому замечанию пр. Янсона, "в уставе переселенческий вопрос разработан в целую систему, могущую иметь свои недостатки в частностях, но в общем проникнутую совершенно разумными началами". (О кр. нал. и плат., стр. 41). В Уставе вполне систематически проведена мысль, что переселенческое дело - дело общегосударственное, а не местное и частное. "Переселение - такого рода дело, говорит Ф. Уманец, которое естественно и, почти в целом своем составе, должно перейти в руки государственной власти. В этом случае государство имеет все преимущества над земством. Только государство при выборе мест для колонии может руководиться высшей общегосударственной точкой зрения; только оно может извлечь выгоду от колоний". (Колон. своб. земель России, стр. 219). Так смотрят на это дело и лучшие из экономистов. По словам Милля, "вопрос о правительственном вмешательстве в дело колонизации - вопрос о будущности самой цивилизации и вечных интересах ее, он далеко превышает тесные границы одних чисто экономических соображений; но и по одним этим соображениям, перемещение людей из переполненных ими земель в ненаселенные - одно из тех высоко полезных для общества дел, которые и наиболее требуют правительственного вмешательства, и наиболее вознаграждают за него". (Основания, т. II, стр. 499). То, что верно относительно колонизации как переселения из одной страны в другую, остается не менее верным и относительно колонизации внутри страны. В особенности это верно у нас, где вопрос о внутренней колонизации имеет не одно экономическое, но и высокое политическое значение как лучшее из средств к объединению различных племен, входящих в состав России.

Таково, наприм., значение нашей колонизации на Востоке. "В Азии, - говорит Ф. Уманец, - нам предстоит длинная и трудная роль. Еще неизвестно, где и когда остановятся наши завоевания; можно только сказать, что они еще далеки от своего предела. Но всякое завоевание, не опирающееся на надежный этнографический материал, непрочно или обременительно. Именно для того, чтобы облегчить движение на Восток, необходимо обставить его земледельческим населением, надежным в политическом отношении, т. е. параллельно с военной службой организовать переселенческую службу. Вслед за военным занятием страны должно идти занятие культурно-этнографическое. Русская соха и борона должны обязательно следовать за русскими знаменами, и точно так же, как горы Кавказа и пески Средней Азии не остановили русского солдата, они не должны останавливать русского переселенца" (Колонизация, стр. 33). Не менее справедлив и другой принцип, также последовательно проведенный в уставе. Устав допускает только свободное переселение, исключающее всякое принуждение. У нас некоторое время практиковалась система обязательных переселений в целях заселения малозаселенных местностей. Но полученные результаты совершенно не оправдали ожиданий. Таковы, наприм., результаты обязательного переселения на Уссури забайкальских казаков в 1858 г., которое было произведено по жребию. Оказалось, что Уссурийский край ничего не выиграл от обязательных колонистов. По словам Пржевальского, видевшего этих переселенцев в 1867 г., они не вымирали зимой только благодаря казенному пайку в 30 ф. муки на месяц на каждого человека. "Борьба с голодом, нуждой и различными невзгодами отражается не только на нравственной стороне, но даже и на самой физиономии уссурийских казаков" (Путешествие в Уссур. крае, 31). Обязательные переселенцы не имеют той "живой души" к труду в свободно избранном месте и занятии, которое дается только свободой переселения, без которой немыслимо благосостояние. - В переселенческом уставе государственных крестьян не было забыто и то, что посредством расселения русского населения по окраинам может быть достигнуто объединение окраин. Так, по правилам о переселении государственных крестьян в западные губернии требовалось, чтобы в переселенческих деревнях при церквях учреждались приходские училища "с той особенно целью, чтобы, посредством преподавания русского языка сохранить знание его между переселенцами и распространить оное между старожилами" (ст. 95).

Положение 19 февраля 1861 г. допускало лишь тот вид переселений бывших государственных крестьян, который носил название переселений по видам промышленности и состоял в форме частных случаев увольнения и принятия крестьянина в другое общество. По ст. 130 Общего положения 19 февраля, для увольнения крестьян из сельских обществ требуется соблюдение следующих условий: 1) чтобы крестьянин, желающий получить увольнение из общества, отказался навсегда от участия в мирском наделе и сдал состоящий в его пользовании участок земли; 2) чтобы к увольнению не было препятствий по отправлению воинской повинности; 3) чтобы на семействе увольняемого не было никаких казенных, земских и мирских недоимок и чтобы при том подати были уплачены по 1 января следующего года; 4) чтобы на увольняемом не было бесспорных частных взысканий и обязательств, предъявленных волостному правлению; 5) чтобы увольняемый не состоял под судом и следствием; 6) чтобы родители увольняемого были согласны на увольнение; 7) чтобы остающиеся в обществе в семействе увольняемого крестьянина малолетние и другие лица, неспособные к работе, были обеспечены в своем содержании; 8) чтобы на увольняемом крестьянине, если он пользуется наделом помещичьей земли, не было недоимок в повинностях, причитающихся за таковое пользование, и 9) чтобы желающий получить увольнение представил приемный приговор от того общества, куда он переходит.

Приемный приговор заменяется свидетельством волостного старшины в том случае, когда крестьянин, переходящий в другое общество, имеет уже или приобретает в собственность участок земли в размере, определенном для таких случаев в местных положениях, и притом не далее 15 верст от того общества, к которому владелец участка желает приписаться (ст. 147). Сверх того, по Положению о выкупе крестьянами их усадебной оседлости, для перехода крестьян-собственников в другие общества и сословия необходимо соблюдение следующих условий. Когда земля приобретена целым сельским обществом, то отдельным членам общества дозволяется увольнение, по уплате половины капитального долга, причитающегося по выкупной казенной ссуде на участок, состоящий в пользовании увольняемого, если мирское общество принимает на себя ручательство за остальную половину уплаты; при этом полевой надел и усадебная земля увольняемого крестьянина поступают в распоряжение общества; усадебные же строения он может снести, или продать на своз в шестимесячный срок, или же уступить их тому члену мирского общества, которому передается усадебный участок. Если из сельского общества, приобретшего свой надел, уволено до 1/3 и члены его не заменены другими, то дальнейшее увольнение, без предварительного взноса капитала, не иначе может быть разрешено, как с утверждения губернского по крестьянским делам присутствия (Пол. о выкупе, ст. 172 - 173). Из общества, на котором числится недоимка по выкупным платежам или казенным податям, никто не может быть уволен без предварительного согласия губернского присутствия (ст. 174). Каждый домохозяин, приобретший отдельный участок в личную собственность с выдачею от правительства выкупной ссуды, может беспрепятственно выйти из общества во всякое время, но до погашения ссуды обязан предварительно продать участок другому лицу (175). Каждый крестьянин, принадлежащий к составу крестьянского двора, приобретшего землю в личную собственность с выдачею правительственной ссуды, может требовать увольнения из общества, если на это изъявит согласие домохозяин, на ближайшей ответственности которого лежит исправный взнос выкупных платежей (176).

Приведенными положениями регулируются единичные случаи переселения крестьян. Закон 19 февраля 1861 года еще не предвидел надобности в правилах для регулирования всего переселенческого дела. Даже то регулирование, которое существовало до этого времени, было отменено вскоре же после освобождения. По ст. 6 Положения 1866 г. о бывших государственных крестьянах, правила, содержащиеся в ст. 130 - 147 Общ. пол. о бывших помещичьих крестьянах, распространяются и на крестьян, бывших государственных.

Только в течение первых трех лет нуждающиеся в земле государственные крестьяне могли быть приписываемы к сельским обществам, водворенным на казенных землях, в которых душевой надел превышает: в малоземельных уездах восьмидесятинную, а в многоземельных - пятнадцатидесятинную пропорцию на наличное число душ, причем не требовалось испрошение на принятие согласия общества.

Сверх того, переселения государственных крестьян возможны были до составления владенных записей. При составлении владенной записи, при недостатке земли и неудобствах землевладения, крестьянам предоставлено ходатайствовать о разрешении какой-либо части членов общества переселиться на казенные земли в многоземельные губернии или же о прирезке обществу необходимых крестьянам угодий из свободных казенных земель. Если это ходатайство будет признано чиновником, предъявляющим владенную запись, а также мировым посредником, заслуживающим уважения, то они представляют о том местному управ. госуд. имуществами для представления с необходимыми соображениями в Мин. госуд. имуществ. В подобных случаях как разрешение прирезки к крестьянскому наделу, так и отвод земель для переселенцев зависят от усмотрения и хозяйственных соображений Министерства государственных имуществ (ст. 33 Правил 31 марта 1867 г. для составления и выдачи госуд. кр. владен. записей).

После крестьянской реформы немногие отдельные виды сельских состояний сохранили право на переселение по прежним положениям. Таковы: 1) половники Вологодской губернии. Наделение половников казенными землями по их выбору или по отводу местного начальства производится с согласия и разрешения Мин. госуд. имуществ. (т. IX, изд. 1857 г., ст. 712). Водворение их производится хозяйственным образом при общественном пособии (720); им оказывается пособие лесом, хлебом и другими предметами, необходимыми в крестьянском быту и в сельском хозяйстве (ст. 721, 722, 723, 725). Выдаются денежные пособия для покупки земледельческих орудий и на первый раз - одной лошади, одной коровы и пары овец. Возврат денег рассрочивается на 10 лет без процентов (727 - 730). Правила эти дейстствуют и в настоящее время (см. ст. 792, т. IX, изд. 1876 г.). 2) Лица, обязанные избрать род жизни, сохранили право приписки к городским обществам без испрошения согласия последних (ст. 522, т. IX, изд. 1876 г.).

Недостаток законодательства о переселениях начал чувствительно отзываться вскоре же после освобождения крестьян, но до сих пор этот недостаток не исправлен, и одно из важнейших дел, регулирование самим государством внутреннего расселения, остается делом будущего. Пока сделаны лишь слабые попытки к урегулированию переселенческого дела в некоторых отдельных местностях. Таков закон, напр., 1869 г. По этому закону: а) бывшим государственным крестьянам, получившим разрешение переселяться в Сибирь или на Амур, но не дошедшим до места назначения и остановившимся в Оренбургской губ., предоставлено водвориться в этой губернии окончательно; б) таким же бывшим госуд. крестьянам, арендующим казенные или частные земли в Оренбургской губернии и проживающим там по паспортам или приговорам обществ, о неимении препятствий к их перечислению, предоставлено право перечислиться по месту их настоящего водворения с тем, чтобы недоимки в податях зачислились долгом на переселенце. Законом 9 апреля такие же права даны и переселенцам из бывших помещичьих крестьян, получившим дарственные наделы, хотя бы эти крестьянеи не имели увольнительных свидетельств. 25 января 1871 г. эти правила распространены на Уфимскую губернию, а также на крестьян удельных и мастеровых казенных и частных горных заводов. Наконец, 28 января 1876 г. Высочайше утвержден новый закон относительно переселенцев Оренбургской и Уфимской губ. По этому закону на казенных землях Орен. и Уф. губ. могут быть водворяемы: а) все лица, кои имеют право на водворение на казенных землях по существующим узаконениям, т. е. крестьяне мелкопоместных имений, по Полож. 19 февраля 1861 г. ст. 8 и 9, горнозаводские крестьяне - по Высочайшему повелению 3 декабря 1862 г. и 12 марта 1868 г., батраки Витебской губ. - по Положению 29 февраля и 5 ноября 1864 г., однодворцы западных губ. - по Полож. 19 февраля 1868 г., госуд. крестьяне - по правилам 31 марта 1867 г. ст. 33 и все те, которых касается закон 9 апреля 1869 г.; б) безземельные крестьяне; в) получившие в дар 1/4 надела; г) бывшие государственные крестьяне, получившие увольнение из своих обществ до выдачи им владенных записей, и д) те из переселенцев, которые, быв уволены законным порядком из первых обществ, прибыли в Оренбургский край до обнародования закона 1876 г.

<< | >>
Источник: Антонович А.Я.. урс государственного благоустройства (полицейского права). Части 1 и 2 (оттиск из "Университетских известий", 1889г.)Киев, 1890г.. 1890

Еще по теме 3. Численный состав населения:

  1. 43. Половая структура населения мира
  2. 49. Этнический (национальный) состав населения мира
  3. 177. Гипотеза стабилизации численности населения Земли
  4. 38. Этнолингвистический состав населения зарубежной Азии
  5. 85. Религиозный состав населения Индии
  6. Традиционная материальная культура некрещеных чувашей Южного Приуралья в XXI веке как составляющая этнической идентичности
  7. Уровень грамотности и образованности полиэтнического населения Казахстана на рубеже XIX-XX веков
  8. 3. Численный состав населения
  9. Раздел 2. Содержание и составные части столбцов Посольского приказа начала XVII в.
  10. 7.4. Мнимость угрозы перенаселения
  11. Составление отчета об оценке
  12. НАСЕЛЕНИЕ КАК ФАКТОР ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ
  13. Участие морских частей пограничных войск в составе Северного и Черноморского флотов во время Великой Отечественной войны
  14. 1.1. Население Ставропольского и Терского округов по материалам переписи 1926 года.
  15. 1.2. Миграции населения Ставропольского и Терского округов на рубеже 20-х - 30-х годов ХХ века.
  16. 1.3. «Естественное движение» населения на Ставрополье в конце 20-х - начале 30-х годов XX века и отражение в переписях 1937 и 1939 годов изменений в демографической сфере ставропольского села, произошедших в годы коллективизации.
  17. Глава 2. Количественные и качественные изменения этнического состава российской диаспоры в Китае в постреволюционные годы
  18. Антропологическая характеристика, языковой и этнический состав населения.
  19. Этнический состав населения острова Сулавеси
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -