<<
>>

Начальное образование

Начальное образование представляет собой тот фундамент, на котором зиждется духовно-нравственная деятельность страны. Без общедоступного начального образования, как без первой материнской помощи ребенку, масса населения обрекается на всю жизнь оставаться в невежестве со всеми темными его последствиями.

Невежество, с одной стороны, представляет собой удобную почву для всевозможных злоупотреблений темным людом, а с другой - является условием для проявления чисто животных инстинктов в невежественной среде. Вот почему на высших ступенях развития, когда общежитие проникается органическим характером, государство не может допускать такой свободы, по которой дети могут оставаться, по желанию родителей, без всякого образования. Начальное образование мало-помалу становится обязательным и общедоступным.

Первая попытка обязательного обучения была сделана по инициативе Лютера в Германии. Протестантские церкви открыли школы и безграмотных не допускали к причастию. Государства в свою очередь с прошлого столетия начинают регламентировать это дело. В Пруссии обязательное посещение школы для детей от 5 до 12 лет введено еще законом 17 сентября 1717 г., хотя в течение долгого времени этот закон не применялся. Обязательное обучение введено в Саксонии с 1835 г., в Бадене с 1851 г., в Ганновере с 1845 г., в Баварии с 1835 г., в Эльзас-Лотарингии с 1871 г., в Дании с 1814 г., в Щвеции с 1842 г., в Норвегии с 1848 г., в Австрии с 1870 г. В 1870 г. оно введено также в Англии, причем в 1876 г. издан новый закон, по которому родители и опекуны за недоставление образования детям подвергаются денежным взысканиям и аресту, а дети отдаются в особые заведения для детей, о которых не заботятся родители.

Обязательная начальная школа должна быть всем доступной, для чего она должна быть бесплатной и должна быть содержима на общегосударственные средства.

Даже финансовые выгоды требуют этого. По основательному расчету пр. Вредена, расход на образование уравновешивает, а может быть, и с избытком покрывает траты по предупреждению преступлений, вызываемых нуждой или слабостью трудовой силы населения, неспособностью иногда разумно трудиться, ставить сознательную цель для своей деятельности. "Одним словом, безвозвратные расходы на охрану и преследование, сыскную полицию и тюрьмы, исправление малолетних осужденных и т. п. сокращаются в размере их полнейшей замены воспроизводительными затратами по воспитанию сообразительных рабочих и добросовестных податных плательщиков" (Курс пол. экон., стр. 68).

Против бесплатности начальной школы часто возражают с финансовой точки зрения. Бесплатная школа ведет к неравномерности сборов на содержание ее, иные вовсе не пользуются ею, у кого нет детей, другие дают дома образование и все-таки должны нести расходы на содержание школы и пр. Кн. Васильчиков по этому поводу говорит. "Во всех государствах принято за общее правило содержать сухопутные сообщения обязательно из общих сумм, или повинностей земства, или государственной казны и проезд по ним - по крайней мере по грунтовым, нешоссированным дорогам - предоставить бесплатно всем жителям страны. Напротив, постройка паровых путей сообщения большею частью сдается частным компаниям по концессиям и условиям, предначертанным правительством, и с платой, взимаемой с пассажиров и товаров.

Эти порядки основаны на самых простых соображениях, что грунтовые дороги необходимы для всех и каждого, что они служат для проезда и провоза к главным путям сообщения и что за предметы первой насущной необходимости не следует требовать платы и, наоборот, что за всякое удобство и улучшение, доставляемое сообщениями, можно взимать с лиц, ими пользующихся, известную плату, соответствующую той выгоде, которую они извлекают от быстроты передвижения (О самоуправлении, I, стр. 442). При содержании грунтовых дорог не сообразуют сборов с пользованием, хотя не каждый плательщик податей одинаково пользуется этими дорогами.

Начальное образование с общегосударственной точки зрения так же необходимо для всех и каждого, как и грунтовые дороги, без которых были бы не нужны никакие другие дороги.

Поэтому и содержание начального образования должно падать на общегосударственные источники. Задача общедоступного и обязательного начального образования состоит в том, чтобы дать первые средства к дальнейшему самостоятельному развитию. На этом основании начальное образование обыкновенно ограничивается самыми необходимыми сведениями. По французскому закону 15 марта 1850 г., оно ограничивается обучением детей чтению, письму, закону Божию, французской грамматике и счислению.

В Англии, по закону 1870 г., под обязательным начальным образованием разумеется "достаточное обучение чтению, письму и счету". По Прусскому закону 3 октября 1854 г., - закон Божий, отечественный язык, арифметика и пение, в особенности церковное. Во Франции, по закону 10 апреля 1867 г., прибавлено изучение французской истории и географии, а по Прусскому циркуляру 19 ноября 1859 г., прибавлены отечественная история и начатки естествоведения. Для отличия такого общего начального образования от профессионального считают необходимым не вводить в начальную школу практического элемента. Но это нельзя признать основательным. Обучение некоторым практическим знаниям, например пчеловодству, огородничеству, ремеслам, смотря по местности, еще не превращает начальной школы в профессиональную, но оживляет ее, давая осязательные результаты, вследствие чего может поднять значение школы в глазах народа.

Существует воззрение, что обязательное начальное обучение у нас не может иметь места. Это воззрение было поддержано и кн. Васильчиковым в его книге "О самоуправлении". Он говорит: "Разнообразное размещение нашего сельского населения, крупное в центральных губерниях, мелкое в северных, суровость нашего климата, трудность сообщений, небрежность родителей в одежде и обуви детей - все это привело нас к убеждению, что повсеместное обязательное устройство народных школ и общий обязательный сбор на училища не могут быть допущены в России в настоящее время и что поэтому заявление желания об открытии школы и установлении общественного сбора на ее содержание должно быть предоставлено полной, неограниченной инициативе обществ и отдельных домохозяев" (стр.

428). "С того момента, как желание заявлено и добровольная складчина состоялась, дело должно быть принято под покровительство и руководство земства и правительства; оставлять эти первые и почти всегда смутные, шаткие начинания на произвол судьбы, на отчете безграмотных отцов семейств значило бы лишать их всякой будущности, всякого возможного улучшения" (стр. 429).

Последнее замечание необходимо признать вполне верным, но именно поэтому нельзя оставлять неограниченную инициативу для устройства школы за "безграмотными отцами семейств", иначе пришлось бы навсегда отказаться от распространения народного образования. Для того же, чтобы школа действительно соответствовала особенностям нашего народного быта, она должна быть в каждой деревне, для чего в свою очередь она должна быть церковно-приходской школой, какой она и была у нас до Петра Великого. Священник должен быть учителем народа по своему званию, и если ему будет оказана необходимая помощь со стороны государства, то устройство обучения будет делом, легко и удобно осуществимым. Этот последний путь, указываемый всей историей нашей народной школы, и избран в последнее время нашим законодательством. Первоначальное элементарное образование в России было в руках общин, а с распространением христианства - приходов.

Община, как союз, естественно возникающий из кровных интересов и интересов местожительства, является первичным экономикоюридическим органом вообще. Так, она ведает общественное призрение и т. п. С принятием христианства община уступает место церкви или приходу, погосту и т. п. По уставу, приписываемому св. Владимиру, церковные люди суть люди богадельные; при церкви должен быть лечец, больницы, гостиницы, странноприимцы. Летописец говорит, что св. Владимир повелел отбирать "нарочитая чади" и отдавать в книжное учение, причем матери плакали об отбираемых детях, как о мертвецах (П. С. Р. Л. I, стр. 51). Ярослав I, "устрояя церкви и дая им от именья своего урок, велел им учити люди, также тем есть поручено Богом" (Лавр.

лет. в П. Р. С. лет. т. I, стр. 66).

Священники избирались в древней России приходом из односельчан, и уже поэтому образование требовалось, причем идеал его состоял в том, чтобы впоследствии обучившийся мог быть священником. В XV ст. духовенство обращается к правительству за содействием к устройству училищ. Так, архиепископ Геннадий бил челом великому князю Ивану III Васильевичу о том, чтобы он распорядился училище учинити. В то время Геннадий предлагал следующую программу народной школы: "А мой совет о том, что учить в училище: первое - азбука, граница истолкования совсем, да и почтительные слова, да псалтыря с исследованием накрепко, и коли то изучать, может после того проучивая и конархати и чести всякие книги".

На Стоглавом соборе было решено устроять училища почти по этой же программе. Вот его постановление: "В царствующем граде Москве и по всем градам протопопом и старейшим священником со всеми священники и диаконы, кое нужно в своем граде, по благословению святителя, избрати добрых священников и диаконов и дьяков, женатых и благочестивых, имущих в сердцах страх божий, могущих и иных пользовати, и грамоте чести и пети и писати гораздовых, и у тех священников и у дияконов и у дияков учините в домах училища, чтобы священники и диаконы и все православные христиане во кое можно граде давали своих детей на учение грамоте, книжного письма и церковного пения и чтения налойного; и те бы священники и дияконы и дияки избранные учили своих учеников страху божию и грамоте и писати и пети и чести со всяким духовным наказанием, наипаче же всего учеников бы своих берегли и хранили во всякой чистоте" (Стогл., гл. 26).

Таковы были начальные школы до Петра Великого. Несмотря на низкий научный уровень, в общем они были довольно развиты. В XVII в. существовала масса азбучников и вообще книги для начального обучения. В это время уже известен был даже звуковой метод преподавания. Извеков (Семья и школа 1872 г. N 4, кн. 2 стр. 739) говорит, что "звуковой прием был известен в зачатке и рекомендован на Руси еще в исходе XVII века".

Он подтверждает это следующей выпиской из азбучника (алфавитаря) - "Преднаказанье детей": "Подобает каждо писмя глаголати, яко оно глас свой творит, и яко же глас его есть, сице и звати тое по гласу его, е глаголати достоит яко ие, а не ять". - Недостаточность приходского элементарного образования чувствовалась весьма рано как относительно распространения грамотности вообще, так и относительно качества преподавания.

Для улучшения дела в том и другом отношении необходимо было участие правительства. Так, мы видели, что еще в XV ст. само духовенство сознавало это и обращалось к правительству за содействием к распространению и улучшению школ. В начале XVIII в. необходимость этого содействия еще отчетливее обнаружилась, и лучшие люди того времени ясно формулировали требования относительно участия государства в деле элементарной школы. Таковы требования Посошкова и Аврамова, современников Петра Великого и наиболее интеллигентных людей того времени.

Посошков обращает внимание на то, что население в большинстве случаев вполне безграмотно и вследствие своей безграмотности остается беззащитным от всевозможных злоупотреблений, почему и необходимо участие государства в устройстве школы. Вот его подлинные слова: "Немалая пакость крестьянам чинится и оттого, что грамотных людей у них нет. Еще в какой деревне дворов 20 и 30, а грамотного человека ни единого у них нет, и какой к ним ни приедет с каким указом, или без указу, да скажет, что указ у него есть, потому и верят, и от того приемлют себе излишние убытки, потому что все они слепые, ничего не видят, не разумеют. И того ради многие и без указу приехав, пакости им чинят великие, а они оспорить не могут; а и в поборах много с них излишних денег емлют и от того даровой (напрасный) приемлют себе убыток.

И ради охранения от таковых напрасных убытков, видится нехудо бы крестьян и поневолить, чтоб они детей своих, кои десяти лет и ниже, отдавали дьячкам в научение грамоты, и науча грамоты и учили бы их писать. Я чаю, нехудо бы было так учинить, чтобы не было и в малой деревне безграмотного человека, и положить им крепкое определение, чтобы безотложно детей своих отдавали учить грамоте и положить им срок года на два или на четыре. А буде, в 4 года детей своих не научат, такожде кои ребята и впредь подрастут, а учить их не будут, то какое ни есть положить на них и страхование. И егда грамоте и писать научатся, то они удобнее будут не только помещиков своих дела править, но и государевым делам угодны будут, наипаче в сотские и пятидесятские вельми будут пригодны, и никто уже их не изобидит и ничего с них напрасно не возьмет.

А чаю, нехудо указ послать и в низовые городы, чтоб и у Мордвы детей брать и грамоте учить отдавать, хотя бы и насильно. А егда научится, то и самим им слюбится; потому что к ним паче русских деревень, приезжая солдаты и приставы и подъячии, овогда с указом, овогда и без указу и чинят, что хотят; потому что они люди безграмотные и беззаступные. И того ради всякой их изобижает, и чего никогда в указах не бывало, того на них спрашивают и правежем правят.

А когда дети их научатся грамоте, то грамотные будут владетелями (правителями) и по-прежнему в обиду их уже не дадут и будут свою братию от всяких напрасных нападок оберегать. - А иные, выучась грамоте, познают св. христианскую веру, возжелают креститься, то сии грамотники малу помалу иных свою братию к христианской вере приводить будут". (Сочинение Ивана Посошкова, изд. Михаилом Погодиным. М., стр. 175 - 176). Таким образом, Посошков, лучший из представителей русской мысли в начале XVIII ст., констатирует безграмотность в народе и требует обязательного обучения. Основание обязательности последнего он полагает в беззащитности народа при его невежестве. Во имя защиты от всевозможных злоупотреблений и требуется обязательное обучение. Относительно инородцев, сверх указанного основания, он приводит и другое, политического характера, а именно, что распространением грамотности будет достигнуто слияние их с коренным русским населением в христианстве. Посошков, таким образом, ясно формулировал государственное значение народного элементарного обучения. Под непосредственным ведением государства школа должна состоять по-прежнему в ведении духовенства, т. е. дьяков.

Еще решительнее в этом направлении высказывается другой современник Петра Великого, Аврамов (Проект его напечатан во 2-й ч. соч. Посошкова. М. 1863 г. 273 - 314).

Для организации школы он предлагает административную единицу, в которой все должны быть грамотными. Вот его проект: "Мнится, быти добро повелеть во всем государстве всякого чина жителем избирать между собой мужей смышленных ежегодно и из них определять жребием директоров и прочих им помощников в каждой дворов тысячи, которым в своих дворах всякого чину и полу людям иметь переписные книги, и по тем книгам о положенных сборах и о всяком человеческом нравоучении и о бедных людях правильном призрении иметь попечение. Против той переписи напечатать толикое число в малых тетрадочках славословие Божие, Царю небесный, псалом пятидесятый, символ, заповеди Господни и церковные кратко, и те тетрадочки разослать по архиереям по епархиям, а им раздать и разослать всех церквей к священникам. Начальникам же всех персон своей тысячи ежегодно представлять пред архиереев в епархиях, а где не обретается оного, то своего прихода пред священников. Им же каждую персону отпустить с сущим благословением, отдав тетрадочку всякому, научая страха Божия обучатися, и тое раздачу отмечать в переписных книгах. По которым тетрадочкам в предгрядущий год перед ними каждому ответствовать; а те тетрадочки всегда при себе иметь всякому и тщиться читать или слушать по вся дни со вниманием. За подкомандными смотреть накрепко, чтоб были в своих определенных дворах по вся дни с предложением, дабы в каждом доме, при собрании всех домовых, прочтены были вышере народного обучения. Каждый должен быть грамотным и обязательное обучение не должно ограничиватъся только малолетними, но должно относиться и к взрослым".

Подобно Посошкову он оставляет элементарную школу в ведении духовенства, но рекомендует и гражданскую школу. Необходимость вмешательства государства в дело народной школы была вполне сознана Петром I, который решил ввести обязательное обучение всех детей, введя в школу математические знания. В 1714 г. Петр повелел устроить так называемые цифирные школы, в которых обучение было основано на математических науках, хотя в элементарной форме. Оканчивающие школу получали особые свидетельства, и без таких свидетельств они не имели права жениться (П. С. 3. N 2778).

Угроза эта, впрочем, оказалась вскоре недействительной уже потому одному, что в то же самое время правительство, подобно всем правительствам XVIII века, обращало особое внимание на меры размножения населения и, следовательно, не могло парализовать последнее стремление первым. Ввиду этого обратились к другим мерам. По указу 1719 г., губернаторы обязаны были принимать административные меры к собиранию учеников в школы, и власть начала рекрутировать. Родители представляли своих детей надлежащим властям, и последние выбирали из них учеников в цифирные школы. Вместе с такой обязательностью обучения Петр Великим ввел безвозмездность его; учителя получали казенное жалованье и должны были довольствоваться им. По указу 28 дек. 1715 г., в школы "опричь однодворцев" должны были поступать "молодые ребятки изо всех чинов людей". Исключение сделано для однодворцев на том основании, что они "ланмилицию должны содержать", т. е. если бы они были до 15 лет в школе, то некогда было бы готовиться к своей профессии. Впоследствии изъятия были сделаны и для других сословий, так что оказалось некому учиться. После издания духовного регламента и дети духовенства освобождены от школ, так как повелено Синоду озаботится устроением школ для духовенства.

До 1722 года в цифирных школах было 1389 чел., из них выпущено за окончанием курса 93, а остальные разбежались, так как оказались детьми, принадлежавшими ведомству Синода. Гражданские власти и после этого продолжали "таскать" детей духовенства, на что постоянно посылались жалобы, и Синод поддерживал жалобщиков. Вскоре Синод начал видеть обиду в самом принуждении детей духовенства ченные тетрадочки, о чем по все дни рапортовать своих директоров письменно". Аврамов идет далее Посошкова и решительнее заявляет о необходимости прямого вмешательства государства в дело учиться цифирным или навигатским наукам. Синод в одном из своих постановлений говорил: в синодальной области и в епархиях принуждаемых к навигатским наукам поповых, диаконовых и причетнических детей как губернаторам и воеводам, так и посланным в губернии и провинции навигатских наук учителям силой не принуждать и синодальным управителям не отдавать также и оных церковников, в поставке тех своих детей в оные навигатские школы к светским командам, тем командирам отнюдь не имать, в духовным управителям в том их оберегать. А что помянутой светской команды учитель церковнических детей к цифирному учению принуждает и от того священному чину немалую наносит обиду - требовать надлежащей статисфакции.

После освобождения детей духовенства цифирные школы существовали недолго, частью были преобразованы в гарнизонные, частью закрыты вовсе. Так неудачно окончилась попытка Петра Великого организовать на новых началах народную школу. Причина неудачи заключается в том, что в школу был внесен профессиональный характер, что цифирные, или математические, школы были сведены к школам навигатским. Нельзя же было всех русских подданных превратить в мореплавателей. Этим объясняется неприятное отношение к ним народа и полнейший упадок. Принуждение к образованию здесь явилось в самой неудобной форме принуждения к известной профессии, к которой было мало охотников. Понятно, почему необходимо было рекрутировать учеников, как в войско. Школа не могла не пасть при таких условиях.

Екатерина II поручила приказам общественного призрения устроить училища в городах и многолюдных селениях, с платой с учеников, причем в училищах преподавались грамота, рисование, арифметика и катехизис. По Уставу благочиния, в каждой части города должна быть безденежная народная школа (П. С. N 15,379). В 1782 г. устроена комиссия об учреждении народных училищ, которой поручено завести начальные школы во всей империи. 5 августа 1786 г. утвержден Общий устав народных училищ, по которому училища оставлены в ведении приказов, но сверх того назначались директора училищ в каждой губернии, как любители наук, порядка и добродетели". 8 сентября 1802 г. комиссия народных училищ преобразована в Министерство просвещения.

По правилам 24 января 1803 г. начальные училища разделены на приходские и уездные. Первые имеют значение начальных училищ в тесном смысле слова. В каждом приходе или в двух приходах, соединившихся вместе, должно быть одно училище. С учеников взималась плата на содержание училища. 8 декабря 1828 г. в приходских училищах положено преподавать краткий катехизис и священную историю, грамоту и четыре правила арифметики. Вместе с этим увеличены и средства; во многих местах открыты училища на средства казны. В 1830 г. открыты в казенных селениях волостные училища.

Крепостное право, отсутствие средств и, в особенности, отсутствие учителей были причиной того, почему до царствования Александра II дело начального обучения у нас не привилось. Только с этого времени начальная школа вступила на более прочную дорогу. 14 июля 1864 г. издано Положение о начальных и народных училищах, вместе с чем приняты меры к снабжению школ учителями, для чего министр народного просвещения устраивает учительные семинарии или педагогические курсы с воскресными школами при духовной семинарии.

Правила 1864 г. изменены 25 мая 1874 г. и представляют собой действующий в настоящее время закон*(23).

По Положению 25 мая, попечение об удовлетворении потребностей населения в начальном образовании и о надлежащем его нравственномнаправлении возложено в уезде на уездного предводителя дворянства и уездный училищный совет, а в губернии - на губернского предводителя дворянства и губернский училищный совет (ст. 19). Кроме того, общее наблюдение за ходом и направлением первоначального обучения возложено на губернаторов. Губернатор, сверх принадлежащих ему прав, как представитель высшей губернской администрации, сообщает министру народного просвещения свои замечания и соображения по школьному делу (ст. 43).

Наконец, непосредственное заведование начальными народными училищами в губернии вверяется директору народных училищ и инспекторам училищ, как помощникам первых. Директора народных училищ избираются попечителем учебного округа из лиц, получивших высшее образование, и утверждаются министром народного просвещения; инспектора избираются из лиц, известных педагогическою опытностью, и утверждаются в должности попечителем учебного округа (ст. 21).

Уездные училищные советы состоят, под председательством уездного предводителя дворянства, из инспектора народных училищ и членов - по одному от Министерства народного просвещения по назначению попечителя учебного округа, от Министерства внутренних дел по назначению губернатора и от епархиального ведомства по назначению архиерея, двух от уездного земского собрания и одного от городского общества, если оно жертвует на школы. Уездные училищные советы, под председательством уездного предводителя дворянства, состоят из директора народных училищ и членов: одного от Министерства народного просвещения по назначению попечителя учебного округа, одного от Министерства внутренних дел по назначению губернатора, одного от епархиального ведомства по назначению архиерея, двух от уездного земского собрания и одного от городского общества, если оно жертвует на школы.

Губернские училищные советы, под председательством губернского предводителя дворянства, состоят из директора народных училищ и членов: одного от Министерства народного просвещения по назначению попечителя учебного округа, одного от Министерства внутренних дел по назначению губернатора, одного от епархиального ведомства по назначению архиерея и двух членов от губернского земского собрания. По Высочайшему повелению 27 ноября 1872 г. (С. уз. 1872 г. N 1072) директорам учительских семинарий Министерства народного просвещения предоставлено участвовать с правом голоса в губернских и уездных училищных советах. Это право участия распространено и на тех директоров и начальников земских учительских семинарий, которые пользуются правами государственной службы.

Уездный училищный совет имеет следующие обязанности: 1) изыскание и обсуждение способов для открытия новых начальных народных училищ и для улучшения существующих; 2) снабжение училищ учебными пособиями и руководствами, одобренными Министерством народного просвещения или духовным ведомством; 3) окончательное утверждение в должностях учителей и учительниц начальных народных училищ, допущенных к исполнению этих обязанностей инспектором народных училищ, а также рассмотрение жалоб на недопущение к исполнению учительских обязанностей; 4) представление губернскому училищному совету об утверждении попечителей и попечительниц училищ, а также распорядителей и распорядительниц частных и воскресных школ в их званиях и об увольнении их; 5) представление губернским училищным советам об училищах, учителях и учительницах, заслуживающих поощрения; 6) упразднение училищ, признанных вредными; 7) увольнение от должностей учителей и учительниц, признанных неблагонадежными; 8) рассмотрение и утверждение составляемых инспектором училищ годовых отчетов.

Дела решаются большинством голосов, и при равенстве последних голос председателя дает перевес. В случае разногласия председателя с большинством по предметам, указанным в пунктах 3, 4, 6, 7, председатель может перенести дело на рассмотрение губернского училищного совета (ст. 30). К ведению губернского училищного совета отнесены: 1) высшее попечение о начальных народных училищах губернии, 2) рассмотрение заключений директора народных училищ по отчетам уездных училищных советов и сообщение их через директора с своими замечаниями попечителю учебного округа, 3) разрешение представлений уездных советов, 4) назначение пособий училищам, учителям и учительницам из суммы, предоставленной в распоряжение совета Министерством народного просвещения, 5) рассмотрение жалоб на решения уездных советов и их председателей, 6) разрешение дел, переносимых председателями уездных советов в губернский. Дела здесь также решаются большинством голосов, и в случае равенства голос председателя дает перевес.

Как губернский, так и уездный советы собираются в заседания по мере надобности, по назначению председателя. Для действительности постановлений их требуется присутствие, кроме председателя, не менее трех членов. Жалобы на решения губернских советов приносятся Правительствующему Сенату по 1-му департаменту, кроме вопросов по учебной части, которые подлежат разрешению министра народного просвещения.

На предводителей дворянства возлагается обязанность посещения попечителей народных училищ и начальных училищ своих уездов, заботиться об открытии новых училищ, а также о правильном посещении училищ учащимися (ст. 38 - 39). При посещении начальных училищ предводители дворянства удостоверяются в нравственных качествах преподавателей и в полезном влиянии их на учащихся (ст. 40). В видах лучшего наблюдения за нравственным направлением народных училищ предоставляется губернскому училищному совету, по ходатайству уездных предводителей дворянства, избирать в помощь тех из местных жителей, которые заявили свое сочувствие к народному образованию учреждением какого-либо народного училища или содействием к поддержанию и улучшению училищ денежными взносами, или личной заботливостью. Такие доверенные лица не могут от себя делать никаких распоряжений в посещаемых ими училищах, но сообщают о своих наблюдениях и предположениях председателю уездного училищного совета (ст. 41).

По всем заслуживающим особого внимания делам начальных народных училищ предводители дворянства могут входить в сношения с попечителем учебного округа; в случаях же особой важности - и непосредственно с министром народного просвещения (ст. 42). С организацией земских учреждений дело начальных училищ поручено земствам главным образом в хозяйственном отношении (ст. 2, гл. VII о земск. учрежд.). Закон 1874 г. дополнен Положением 13 июня 1884 г. о церковно-приходских школах, возвращающих православному духовенству его значение в народной школе, какое оно имело в древней России. По этому положению, церковно-приходские школы открываются приходскими священниками или, с их согласия, другими членами причтов на средства прихода с пособием от обществ, казны или частных лиц. Приходские священники открывают школу с утверждения епархиальных архиереев.

Школы могут быть одноклассные с двухлетним и двухклассные с четырехлетним курсом. В них преподаются: 1) закон Божий, 2) церковное пение, 3) чтение письма, 4) начальные арифметические сведения. В двухклассных школах преподаются начальные сведения из истории церкви и отечества. При церковно-приходских школах могут быть открываемы также ремесленные отделения и рукодельные школы. Обучение производят священники или другие члены причта, а равно особые учителя и учительницы, утверждаемые в должности епархиальным архиереем. Епархиальные архиереи назначают из священников наблюдателей за школами в определенном округе, представляющих отчеты ежегодно о состоянии и количестве школ. Для обсуждения вопросов по церковно-приходским школам в каждой епархии учреждается епархиальный училищный совет. Высшее управление всеми церковно-приходскими школами и распоряжение отпускаемыми на их содержание суммами принадлежат Святейшему Синоду.

Воспитанники церковно-приходских школ, выдержавшие экзамен в особых комиссиях, назначаемых епархиальным училищным советом, пользуются льготой, определенной пр. 4 ст. 56 Устава о воинской повинности (определение Святейшего Синода от 8/15 октября 1886 года N 2095). Сверх указанных общих мер, существуют специальные меры относительно начальных училищ в северо-западном крае, юго-западном крае, прибалтийских губерниях и в кавказском наместничестве.

<< | >>
Источник: Антонович А.Я.. урс государственного благоустройства (полицейского права). Части 1 и 2 (оттиск из "Университетских известий", 1889г.)Киев, 1890г.. 1890

Еще по теме Начальное образование:

  1. Статья 5. Государственные гарантии прав граждан Российской Федерации в области образования
  2. Статья 22. Начальное профессиональное образование
  3. ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПРОЦЕССЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТА
  4. ПРОБЛЕМА ПОСТВУЗОВСКОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ УЧИТЕЛЯ
  5. Ориентации выпускников школ на продолжение образования и получение профессии
  6. 62. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ
  7. Полное среднее образование
  8. Начальный (нулевой) уровень
  9. 1.2. РАВЕНСТВО ДОСТУПА К ОБРАЗОВАНИЮ
  10. Из истории юридического образования в Византии
  11. Начальное образование
  12. Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории
  13. ТЕМА 18 ПРАВО НА ОБРАЗОВАНИЕ И УЧАСТИЕ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ.
  14. Образование и служба дворян.
  15. ШКОЛА И ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
  16. СТРУКТУРА. ПРИНЦИПЫ. ПРИОРИТЕТЫ СОВРЕМЕНОГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБЮРАЗОВАНИЯ. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ И СТАНДАРТЫ. ОРГАНИЗАЦИЯ СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ СО СЛОЖНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ.
  17. СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ С ЗПР.
  18. Расходы бюджета на образование
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -