<<
>>

§ 4.8. Перспективы государственности в глобализуемом мире

Дополнительным фактором, пошатнувшим позиции многих стран стал перевес сил, достигнутый западными странами. Появилась устойчивая тенденция к пересмотру мирового порядка, сформировавшегося в предыдущий исторический период (1945–1985 гг.) и закрепленного в стратификации стран по уровню потребления, месту и роли в мирохозяйственной системе, политических статусах и т.д. Нынешний культурный, ресурсный и военный потенциал ряда стран, прежде всего стран Востока и бывших прежде в составе «социалистического лагеря», не соответствует их «нормативному» статусу.

Перечислим некоторые угрозы, происхождение которых связано именно с  глобализацией мира по проекту Запада: неизбежность межцивилизационных конфликтов, формирование международной системы организованной преступности, глобализация терроризма, рост неуправляемости в развитии ядерного технологического потенциала; обострение борьбы за передел мировых природных (энергетических, зерновых, водных, минеральных) ресурсов; усиление информационного доминирования США; возрождение особых региональных конфликтов, отражающих межблоковые, межцивилизационные, межкультурные противоречия и т.д.; смена идеологического «образа врага» СССР на образ России, несущей якобы угрозу миру (Россия как глобальный развивающийся дестабилизирующий фактор, как постоянная потенциальная угроза из-за неуправляемой криминализации, возможности гражданской войны и т.д.).

Чтобы хоть частично ослабить томящую неопределенность своих граждан перед грядущим будущим, Национальный разведывательный совет Соединенных Штатов опубликовал результаты своего исследования проблем, ожидающих человечество в целом и единственную сверхдержаву. Этот документ изложен на 68 страницах и озаглавлен так: «Глобальные тенденции. Диалог с неправительственными экспертами о будущем». В разработке «Диалога» приняли участие все подразделения американской разведки, научные учреждения, мозговые тресты и частные корпорации. Исследование предназначено для принятия правильных решений во внешней и внутренней политике страны как нынешней, так и последующими администрациями.

Этот документ, разрабатывавшийся на протяжении полутора лет, построен по принципу «двух сценариев» – оптимистического, желательного, и пессимистического, нежелательного, но, вероятно, неотвратимого. Так, в документе говорится, что Соединенные Штаты будут сохранять свое ни с кем не сравнимое положение в области экономики, технологии, военной техники и дипломатического влияния. При этом отчет говорит о «ключевых неопределенностях» для США в глобальном масштабе, называя виновниками неопределенности Китай, Россию, Ближний Восток, Японию и Индию. Глобализация может разделить государства мира на преуспевающих и нищих, говорится в документе, и в этих последних грозно начнут проявлять себя «неоправдавшиеся надежды, горечь неравенства и связанные с этим внутренние беспорядки», особенно опасные на фоне расширения организованной преступности и распространения оружия массового уничтожения. В международной политике, говорится в исследовании, весьма возможен «неофициальный геостратегический альянс» между Китаем, Россией и Индией – для противовеса американскому влиянию в мире. Возможен также развал союза между США и их европейскими партнерами как результат все обостряющихся торговых конфликтов и разного понимания системы глобальной безопасности. На горизонте маячит образование международного террористического объединения, «направленного против Запада и имеющего доступ к химическому, биологическому и даже ядерному оружию».

Крайне опасны непредсказуемые антиправительственные выступления на Ближнем Востоке, порожденные низким уровнем жизни в большинстве арабских стран и провалом израильско-палестинских переговоров. Документ считает создание Палестинского государства неизбежным, и наиболее вероятным видом его отношений с Израилем, предсказывают эксперты, будет «холодный мир». Точно так же предвидят они упадок экономического влияния Японии и «борьбу России на всех фронтах по мере того, как она будет смещаться к авторитарному правлению». Демографическая часть документа в весьма тревожных тонах описывает картину мира. Население Земли возрастет с 6,1 до 7,2 миллиардов. 95% этого роста придется, во-первых, на развивающиеся страны и, во-вторых, на города. Вследствие этого население крупнейших городов мира (с населением более 10 млн. чел.) удвоится и будет составлять в сумме 400 млн человек. «Указанные демографические тенденции, глобализация рабочей силы, политическая нестабильность и энергетические конфликты приведут к глобальному перемещению людских масс, – прогнозируют специалисты Национального разведывательного совета Соединенных Штатов. – Уже сейчас легальные и нелегальные иммигранты составляют более 15% населения в более чем 50 странах. Эти показатели резко возрастут, увеличивая социальные и политические трения в странах и, соответственно, меняя их национальную сущность». Пищевых ресурсов будет достаточно для населения планеты в целом, но многие районы будут страдать от голода из-за политических распрей, войн и неправильного распределения продуктов. Потребность в энергии возрастет на 50%, но она будет успешно покрываться: 80% нефти и 95% природного газа лежат нетронутыми. Намного хуже будет обстоять дело с пресной водой. Во-первых, три млрд человек уже сейчас живут в странах, ощущающих недостаток воды, – в основном, в Африке, на Ближнем Востоке, в Южной Азии и северном Китае. Во-вторых, более 30 государств из имеющихся 191 получают более трети необходимой им воды вне своих границ. Поэтому нехватка воды чревата политическими и военными конфликтами. Особенно серьезно авторы документа относятся к угрозе распространения терроризма, подстегнутого, в частности, описанными выше причинами, и направленного, в основном, против Соединенных Штатов. Плюс более или менее свободный доступ как террористов, так и «стран-парий» к оружию массового уничтожения. Возрастающая угроза ракетного удара по США, говорится в исследовании, предполагает более вероятным использование ракет ближнего и среднего радиуса действия, нежели межконтинентальных ракет. Используемые ракеты будут, в основном, запускаться с поверхности земли, с военных кораблей или во время проведения специальных секретных военно-разведывательных операций. Отчет предсказывает также применение террористами или инсургентами химического и бактериологического оружия внутри США или на территориях их союзников. При этом применяемое оружие и техника его использования будут непрерывно совершенствоваться, а число жертв атак – непрерывно возрастать. Проблема эта будет усложняться еще тем, что число актов террора со стороны враждебных Америке государств снизится за счет смены в них политических режимов, но зато резко возрастет «независимый» терроризм, с которым намного труднее бороться. В этой связи отчет настоятельно призывает новую администрацию уделять самое пристальное внимание вопросу безопасности государства. Документ особо подчеркивает большую угрозу, которую будет представлять развитие передовой высокоточной технологии. «Успехи науки и техники представят для нашей национальной безопасности проблему, характер и масштаб которой трудно себе представить.
Непрерывное увеличение нашей зависимости от компьютерных сетей, делает самые уязвимые американские инфрастуктуры наиболее привлекательной целью. Уже сейчас наша компьютерная сеть легко пробивается специалистами этого дела, а в дальнейшем эта тенденция проникновения в наши святилища увеличится, становясь все более избирательной и анонимной». В документе рассматриваются также глобальные тенденции, касающиеся внешней политики в свете американских интересов. Риск военных столкновений будет зависеть от изменений состояния и характера вооружений в регионах. В Южной Азии, например, этот риск будет весьма высоким на протяжении всего рассматриваемого периода. Индия и Пакистан склонны к ошибкам в политических расчетах и будут поэтому наращивать свои ядерные и ракетные мощности. Говоря о будущих возможных конфликтах, отчет фокусирует внимание на Китае, мощь которого возрастет в результате роста его экономических и военных возможностей. С другой стороны, политическое, экономическое и социальное давление внутри Китая может стать стабилизирующим фактором, вынуждающим правительство больше внимания уделять внутренним делам и воздерживаться от конфликтов в регионе. Объединенная Корея со значительным американским военным присутствием может превратиться в сильную региональную военную державу. Если же объединения не произойдет, Северная Корея, «имея одну-две атомные бомбы и несколько межконтинентальных ракет», сможет оказывать дестабилизирующее влияние на обстановку в регионе. Россию вообще, судя по всему, ожидает довольно мрачное будущее, говорится в исследовании. «Помимо жалкого состояния ее инфрастуктуры, годы полного пренебрежения к защите окружающей среды вынуждают ее население платить за это высокую цену своим сокращением. Эта цена становится еще выше из-за растущего алкоголизма, сердечных заболеваний, наркотиков и ухудшения системы здравоохранения. Весьма сомнительно, что по своим экономическим показателям Россия сможет интегрироваться в глобальную финансовую и торговую систему. В самом лучшем случае, при годовом экономическом росте 5%, к концу рассматриваемого срока экономика России будет составлять не более одной пятой объема американской экономики». И в то же время, в конфликт с экономической слабостью войдет все увеличивающееся стремление снова стать мировой сверхдержавой, оказывающей влияние на глобальную политику. Таковы некоторые выводы, следующие из «диалога с неправительственными экспертами»[609]. Процитированный документ Национального разведывательного совета Соединенных Штатов свидетельствует о том, что американские глобалисты активно настраивают общественное мнение в США против колонизируемого Востока. Глобалисты пытаются выставить ограбленные страны Востока виновниками международной напряженности, а США представить несчастной жертвой. Затеяв пересмотр международного правопорядка, глобализаторы мира ставят все с ног на голову. Их задача на данном этапе глобализации – дезориентация человечества.

Врагами Америки и Запада в целом предстают фактически все те страны, которые не подчинились мировой элите и продолжают настаивать на самостоятельности своей политики или на культурном своеобразии своих народов. Соединенные Штаты являются инструментом, который мировая закулиса использует для своих целей: это дубинка в руках могущественной элиты, владеющей государствами как частной собственностью. Еще Л. Мизес заметил склонность к тоталитаризму этой страны, построенной на идеалах масонства: «Немногих честных граждан, осмеливающихся критиковать эту тенденцию к административному деспотизму, называют экстремистами, реакционерами, экономическими роялистами и фашистами. Считается, что свободная страна не должна терпеть политической активности со стороны таких «врагов общества»[610].

Отрицание позитивной роли государств прокладывает пути глобализации как процессу построения безгосударственного глобального общества. Либертаризм, являясь продуктом процесса глобализации, последовательно и радикально разрушает сложившиеся представления о государстве, усиливая значимость над- и внегосударственных образований, но в то же время он не предлагает работающих моделей, снимающих противоречия между государством и обществом. Движущие мотивы течения либертариев связаны с мощным процессом перестройки всего мирового порядка и с необходимостью нового подхода к организации совместной жизни человечества. Большую роль в становлении либертариев как самостоятельного идеологического течения играет продолжающаяся борьба между транснациональными корпорациями и государственной организацией обществ.

Как полагает С. Стрейндж, «силы деперсонализированного мирового рынка становятся более влиятельными, чем мощь государств, чьи ослабевающие возможности отражают растущую диффузию государственных институтов и ассоциаций, переход власти к локальным и региональным органам»[611]. Глобалистам выгодно списывать на «невидимую руку рынка» свои притязания на богатства мира.

  После образования мирового спекулятивного финансового рынка глобальные процессы мало поддаются регулирующим усилиям отдельных, даже весьма могущественных государств. Такие глобальные организации как Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирная торговая организация используют делегирование в их пользу суверенитетов государств против самих государств. Достаточно вспомнить регулярные инструкции, направлявшиеся Международным валютным фондом Правительству Российской Федерации в 1990-е гг. относительно мер по приватизации государственной собственности, политике цен, налогов и пошлин, условий предоставления кредитов. Выполнение этих требований, как известно, загнало Россию в экономический тупик, продовольственную зависимость от стран Запада, обнищание основной массы населения.

Российское правосознание отвергает идею ослабления национального государства не из-за какой-либо генетической ущербности, как пытаются представить дело наши «доброжелатели». Людям русской правовой культуры не нужно гражданское общество с его моралью успеха и ценностно-нейтральными практиками, нам необходимо государство в симфонии с церковью, способное отстаивать идеалы любви, добра и красоты против противостоящих сил зла. Глобализаторы мира демонтируют крепкую централизованную государственность, руководствуясь тем соображением, что государственность – прибежище бедных и слабых.

Противопоставление общества государству – не русское, а англосаксонское «достижение», в котором проглядываются комплексы викингов, пиратов и разбойничьих шаек, отчужденных от института государства и враждебных правовому порядку. Безгосударственное состояние позволяет этим «джентльменам удачи» беспощадно бороться за существование, проявляя инстинкты флибустьерства. В свое время эти отбросы общества бежали от государства и его правосудия на Северо-Американский континент, мечтая зажить «свободно». Теперь с началом глобализации их мечта как никогда близка к осуществлению. Поэтому говоря о свободе общества по отношению к государству,  юристам нельзя упускать из виду главный вопрос: о чьей именно свободе идет речь и какова направленность этой свободы. Рассуждая о свободе вообще, российские юристы в 1990-е гг. проглядели формирование олигархического строя. Глобальное открытое общество для того и создается, чтобы флибустьерская удаль не встречала нигде никакого сопротивления. Не случайно глобализаторы мира так ополчились против национальных государств с национально интегрированными, государственнически мыслящими элитами. Такие государства представляют сегодня форму сопротивления бедных мировой экспансии со стороны богатых.

Неравномерность влияния на государственную власть, неизбежная при президентской республике, не устраивает крупный бизнес, подталкивая его к выбору в качестве приемлемой формы правления парламентскую республику, основанную на многопартийности. Этот способ организации государства выгоден для олигархии, т.к. предоставляет широчайшие возможности сетевого влияния на государство.Транснациональные финансово-промышленные группы уверены в своей способности перекупить любых представителей государственной власти, если они будут выступать не в виде централизованного государства, а как венчурные фирмы, торгующие административными решениями, нормативными актами, лицензиями и т.п. Товарный статус государственных решений, продаваемых на свободном рынке, ведет к господству держателей капитала, свободно перекупающих у наций и народов структуры власти. В этом случае олигархические группы оставляют народы полностью неимущими как в экономическом, так и в политическом отношении – лишенными адекватного представительства и правовой защиты. Поэтому общественный интерес заключается в том, чтобы отстоять нерыночный статус государственной власти, как сферы в которой формируются важнейшие публично-правовые решения.

Глобализация целенаправленно подрывает и размывает опоры государственного суверенитета и всей веками существующей системы национально-государственного устройства на нашей планете. Системе национально-государственного устройства мира и принципу государственного суверенитета брошен вызов. Ю. Шишков утверждает, что понятие суверенитета выросло из инстинкта хищников, ограждавших свой ареал проживания и пропитания от посягательств от посягательств других хищников. А в современном глобализующемся обществе суверенитет выглядит, по его мнению, как архаизм и бессмыслица.

Сейчас человечество подводится к мысли о ненужности межгосударственных границ и несовременности такого имманентного признака государства как территория. З. Бауман писал, что глобализационные тенденции «освобождают некоторых людей от территориальных ограничений и придают экстерриториальный характер некоторым формирующим общество идеям – одновременно лишая территорию, к которой привязаны другие люди, ее значения и способности наделять их особой идентичностью»[612]. Глобальная власть независима от территории и может распространять свое влияние на любые пространства. Ей мешают законные притязания национальных государств на свою территорию. Национальным государствам, по сути, предложено освободить занимаемые ими территории. А глобальная власть Мирового правительства получит столь желанную экстерриториальность.

Институты государства трансформируются в коммерческие организации, предоставляющие услуги по управлению доменами и владениями. В большом количестве современных государств мы имеем дело с коммерческой исполнительной властью, коммерческой судебной властью и даже коммерческой законодательной властью. Чиновники нанимаются электоратом и оплачиваются из бюджета и мздой. Процедура найма чиновников предполагает посредничество коммерческих кадровых агентств, в роли которых вытупают закрытые элитарные  клубы. Выборы при этом являются видом мемориального шоу, значение которого – подписание контракта на управление между сообществом и фирмой, оказывающей публичные властные услуги.

Нельзя не обратить внимание на проблему социальной справедливости и несправедливости формирующегося глобального порядка. «Понятие справедливости, связано с представлениями о государстве, так как право, служащее мерилом справедливости, является регулирующей нормой политического общения», – отмечал в «Политике» Аристотель[613]. В этой связи можно сказать, что современный кризис справедливости, отход от понимания справедливости в качестве «государственного блага» является не только проявлением общего кризиса государства, но и результатом пошатнувшегося статуса и авторитета международного права, претендующего на роль главного регулятора внешнеполитических взаимодействий между странами. Между тем, именно принцип справедливости, выраженный в предоставлении реальной возможности (не путать с уравнительным распределением) всем без исключения странам обеспечивать достойный уровень жизни населения, смягчать социальное неравенство, является одним из важных условий международной стабильности.

Важной составляющей современного понимания справедливости в мире выступает принятие развитыми странами на себя своеобразного цивилизационного бремени, выражающегося в соединении финансовых, технологических и интеллектуальных усилий, направленных на решение глобальных проблем мира (в первую очередь экологических и демографических). Можно согласится с О.В. Мартышиным, убежденным в том, что справедливость – не только важнейшая философская и общественная проблема, но и «признак здоровья общества и государства, одно из условий нормального функционирования демократических институтов», значение которого возрастает в эпохи ломки старых и утверждения новых порядков[614].

С проблемой справедливости сопряжен вопрос о социальной роли государства в мире, во все времена являющийся краеугольным камнем определения его сущности. В.А. Четвернин называет связанность государства, законодателя представлениями общества о справедливости «одним из важных аспектов демократической правовой государственности, а именно это и есть условие легитимности политического господства, легитимиости законодательства и, в частности, конкретных законов»[615]. Социальные обязательства государства – его компенсация гражданам, признающих право данного публичного института на легитимное насилие, за их лояльность.

Уяснение социальной природы государства нам необходимо для формирования более взвешенного отношения к экономическим субъектам и, в частности, транснациональным корпорациям, претендующих на роль главного субъекта в процессе принятия политических решений и  определении национальной стратегии.  Подчиненные исключительно достижению главной экономической цели – получению прибыли, – корпорации онтологически не способны подменить собой государство: экономическая деятельность частных структур диаметрально противоположна целям социального публичного управления. Г.В. Мальцев, анализируя характер экономической власти, приходит к выводу не только о ее иерархичном характере, но и недемократической сути: «сама по себе система экономической власти, где доминирует хозяин-собственник, базируется на началах жесткого авторитаризма, она – открыто недемократическая и в принципе недемократизируемая система»[616].

Можно предположить, что пока глобализация мира стоит в повестке дня конфликт между государством и субъектами экономической деятельности неустраним в принципе. Значит, восприятие предприятия в качестве социального института является скорее утопией, нежели реальностью. Такие функции, как социальное вспомошествование, социальный контроль, инвестирование в «человеческий капитал» – то есть все то, что составляет зону политической ответственности, основу «социального поведения» государства – трудно согласуются с сутью деятельности корпораций (вместе с тем это не исключает  того, что ряд корпораций берет на себя, порою вынуждено, выполнение отдельных социальных функций, в частности речь идет о функции поддержания порядка на определенной территории: службы безопасности ряда корпораций порою мощнее иных государственных специальных служб). Напротив, безответственность бизнеса, вышедшего за рамки национальных границ (и интересов), является одним из главных вызовов современности, заставляет по-новому задуматься над способом его цивилизованного «обуздания», а вопрос о соотношении частного и публичного в эпоху глобализации мира приобретает новое звучание.

Трансграничные (то есть беспрепятственно пересекающие границы государств) финансовые, информационные, технологические, миграционные и иные потоки буквально захлестнули весь мир. Государства, порождающие право, в том числе и международное, в условиях глобализации финансово-экономической деятельности фактически делегирует свои правотворческие функции многочисленным хозяйствующим субъектам, действующим далеко за их пределами, нередко в глобальных масштабах, а это требует разработки соответствующих нормативно-правовых систем регуляции.

Глобализация привела к выходу деятельности хозяйствующих субъектов за национальные рамки и порождает новые правовые отношения не только в рамках национальных, международных, но и наднациональных систем, что ярко проявляется в современном разделении труда, где наряду с международным разделением трудовых функций осуществляется разделение межкорпорационное, транснациональное (в деятельности ТНК), которые в условиях ХХI в. уже не могут регулироваться только существующими нормами международного права.

В условиях глобализации возникла возможность совершать наряду с обычными финансовыми махинациями и преступлениями, механизм правового преследования которых существует давно, крупномасштабные геоэкономические преступления, когда глобальные предприниматели (те же ТНК или могущественнейшие в финансово-экономическом смысле государства, выступающие фактически в роли глобальных предпринимателей) способны вызывать глубочайшую деформацию любой национальной экономической и финансовой инфраструктуры, как это произошло в случае с дефолтом в России в 1998 г. Инициаторы же подобных опустошительных действий остаются за пределами юридической ответственности, поскольку не разработаны соответствующие нормативно-правовые акты, действующие на глобальном уровне.

Мощные и неуклонно расширяющиеся в своих масштабах глобальные трансграничные информационные, технологические, финансовые потоки, способные как облагодетельствовать ту или иную страну, так и опустошить ее в социально-экономическом плане, также не имеют никакого режима нормативно-правового регулирования.

Подлость глобалистского проекта заключается в том, что государство заполняется сбродом не способным к управлению лиц, использующих служебное положение для личного обогащения. В результате при всей социальной ценности института государства оно воспринимается гражданским населением в качестве отчужденного аппарата, заступаться за сохранение которого никто не станет. Государства в условиях глобализации мира переориентируются с задач созидания и развития на тотальный демонтаж и передел собственности. Со временем они оказываются неспособными стимулировать и организовывать подлинный прогресс. При этом необходимо учитывать, что рыночная экономика способствует неограниченному перемещению капитала, товаров и услуг, тогда как защита окружающей среды, образование, здравоохранение и социальное обеспечение является прерогативой государства. С упразднением государственности общество окажется один на один со своими социальными заботами, перед лицом принципа «выживает сильнейший». В одной из своих застольных бесед одна из марионеток глобализаторов А. Гитлер откровенничал: «Для осуществления господства нашего рейха над покоренными народами Востока высшим принципом должно быть: как можно шире отвечать их стремлению к индивидуальной свободе, избегать из какой-либо государственной организации и тем самым держать представителей этих народностей на как можно более низком уровне культуры»[617].

В принятых Вторым Всебелорусским народным собранием "Основных положениях Программы экономического развития Республики Беларусь на 2001-2005 годы" подчеркивалось, что «ближайшее пятилетие станет важным этапом построения эффективного государства". На протяжении этого этапа должны и, главное, могут получить практическую реализацию следующие основные пункты и направления сложного процесса формирования эффективного государства и обеспечения его решающей регулирующей роли в социально-экономическом развитии страны:

1. Создание эффективного государства предполагает, что в стране сформированы и действуют эффективно государственно-правовые условия для нормального функционирования социально ориентированной рыночной экономики, защиты прав и законных интересов граждан и предприятий всех форм собственности, стимулирования инвестиционной и инновационной активности, подъема темпов роста валового внутреннего продукта, качества и конкурентоспособности национальной экономики.

2. Становление эффективного государства означает возрастание активности и эффективности действия властных и управленческих структур в достижении высокого стандарта жизни населения, в недопущении чрезмерного социально-имущественного расслоения, в достаточной государственной поддержке социально уязвимых слоев граждан.

3. Становление эффективного государства немыслимо без обеспечения территориальной целостности и суверенитета страны, ее интегративной национальной безопасности (политической, экономической, военной, экологической, информационной).

4. Формирование эффективного государства в качестве своего неотъемлемого и важнейшего компонента включает приоритетное развитие национальной системы образования, науки и культуры, играющей решающую роль в подготовке высококвалифицированных кадров для экономики и других сфер общества, а также обеспечивающей стабильность, устойчивость и динамизм воспроизводства социального опыта, традиций, менталитета и иерархии ценностей собственного народа при уважении ценностных ориентаций других народов и достижений мировой культуры.

5. Непреложным условием создания эффективного государства должно стать обеспечение устойчивого и динамичного социально-экономического развития страны при опоре на четкое соизмерение управленческих действий с имеющимся потенциалом, со всеми видами ресурсов – людских, природных, финансовых, материально-технических, социокультурных.

6. Важнейшей функцией эффективного государства должно стать создание надлежащей правовой базы и обеспечение неукоснительного соблюдения установленных законодательством норм в процессе осуществления экономической и любой иной деятельности. Безусловное утверждение принципа верховенства права призвано нормативно закрепить господство социальной справедливости, что означает признание прав и свобод человека в качестве главного ценностного ориентира как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности, в обеспечении устойчивого динамичного экономического и социально-политического развития страны, закрепления достойного места Беларуси в мировом содружестве государств.

7. Формирование эффективного государства протекает в едином русле со становлением гражданского общества, то есть такого состояния в развитии общества, в котором высоко развита совокупность неполитических, негосударственных общественных отношений и организаций, способных обеспечить реальное участие граждан в экономической деятельности и управленческих процессах, контроль с их стороны за деятельностью государства, свободу действий личности в экономической, социальной, политической, социокультурной сферах и ее автономию по отношению к официальным институциализированным органам государственной власти.

8. Приоритетные интересы эффективного государства – это, в первую очередь, интересы народа, обеспечение достойной жизни, здоровья людей, их материальное и социальное благополучие, духовное развитие и процветание. Важнейшая обязанность такого государства – максимум внимания человеку, его правам, свободам, потребностям, создание благоприятных условий для раскрытия и реализации творческого потенциала, предприимчивости человека, его уважения к правам, мнениям и позициям других людей, к ценностям культуры и морали.

9. Только эффективное государство способно объединить усилия властных структур, правоохранительных органов, научно-исследовательских институтов, учебных заведений, общественных организаций, предпринимательских союзов в снижении чрезмерного техногенного давления на окружающую природную среду, в предупреждении или ликвидации очагов экологического бедствия, а также принять активное и деятельное участие в формировании глобальной экологической стратегии». Благодаря такой программе, Республике Беларусь удалось поддерживать поступательный вектор развития.

Граждане мира, отпавшие от своей Родины, потому и глобализуются так охотно, что уходят от государственной аскезы коллективного социального служения в неконтролируемое глобальное пространство. Очевидно, глобализаторы мира осознают факт, что за национальной государственностью стоят скрепляющие и питающие ее национальные духовные культуры. Вот почему в лице национальных государств они видят помеху глобализации. Разрушая национальные государства, глобализаторы осуществляют демонтаж институциональных основ духовности и культурной идентичности наций и народов.

Главными направлениями воздействия глобализма на институт национального государства являются:

– дискриминация национальных государств по национально-этническому, религиозному и иным мотивам;

– разрушение единых государств и создание на их обломках десятков, суррогатных, карликовых, мало значимых мини-государств;

– инспирирование в этих целях крайнего ослабления центральной власти;

– разрушение науки, культуры, образования, армии, службы безопасности;

– деидеологизация национальных государств;

– неадекватное национальному составу страны сосредоточение государственной власти и государственной собственности в руках какого-либо этнического меньшинства.

Для общества, заинтересованного в сохранении своей национальной и культурной идентичности, необходимы:

– аппарат нравственно полноценных и профессиональных должностных лиц государства, чья численность оптимальна по отношению к численности населения и характеру решаемых задач;

– государственный контроль над природными ресурсами и ключевыми отраслями экономики;

– защита внутреннего рынка и охрана интересов отечественных производителей на внешнем рынке;

– государственный контроль за денежной, финансовыми и валютными операциями в стране;

– предостращение продовольственной и иной экономической зависимости от других стран.

По мнению А.С. Панарина, «у современного человечества нет другого пути избежать истребительной гражданской войны приспособленных и неприспособленных в планетарном масштабе, кроме смены светской парадигмы «гражданского общества» на сакрально-жертвенную парадигму государства-империи»[618]. Национальное государство – есть единственный надежный публичный институт современного общества, способный страховать страны и народы от губительных проявлений глобализации, блокировать и нейтрализовать их разрушительный эффект, отрицательные последствия.Только в лице национального государства мы имеем главного субъекта социальной защиты населения от ужесточения гнета мирового финансового капитала, растущей безработицы, усиления таких социальных язв, как преступность, аморализм, наркомания и т.п. Наконец, национальное государство выступает политическим и правовым носителем национально-культурной идентичности народа, качеств его социально-культурной самобытности, хранителем языка, традиций, национального сознания, духовно-культурных ценностей народа. Именно самобытность и идентичность народов планеты призвана уничтожить глобализация мира.

    С точки зрения безопасности России, важно при вступлении в разные международные организации и делегировании части суверенных полномочий наднациональным органам сохранить независимость суверенного государства. Лишь сильное государство, располагающее эффективными правовыми механизмами, системой обеспечения и защиты прав человека, может создать условия для мягкого вхождения страны в международные экономические организации, без ущемления своих национальных интересов и достоинства.

              Таким образом, процессы глобализации мира являются формой вероломного вмешательства во внутренние дела национальных государств, способом их разрушения и уничтожения. Глобализм предполагает форсированную ликвидацию национальных государств и их суверенитета ради усиления наднациональной власти Мирового правительства.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

Каковы перспективы национальных государств,

разделяющих идеалы глобализма?

Назовите примеры оптимального государственного строительства

в современном мире.

Назовите правовые, организационные и иные меры

укрепления Российской государственности.

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Юридическая глобалистика: Учебник. – Барнаул,2009. –  700 с.. 2009

Еще по теме § 4.8. Перспективы государственности в глобализуемом мире:

  1. 31. Национальная безопасность ее сущность и содержание.
  2. 3. ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ СЕМЬИ НАРОДОВ МИРА (В.Н. Синюков)
  3. БИБЛИОГРАФИЯ
  4. ГЕОЭКОНОМИЧЕСКОЕ МИРОУСТРОЙСТВО
  5. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС И РОССИЯ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Вера и культура.
  8. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  9. Введение  в   ЮРИДИЧЕСКУЮ ГЛОБАЛИСТИКУ
  10. Под предлогом защиты прав угнетенных наций и народов утверждается их кабала перед лицом глобализаторов мира
  11. § 4.1. Демонтаж национальной государственности
  12. § 4.8. Перспективы государственности в глобализуемом мире
  13. §  5.2. Православие как антиглобалистский фактор: государственно-правовые аспекты
  14. Глобализация представляет собой новую форму социально-экономического паразитизма
  15. СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ
  16. Мир политического как объект политико-философской рефлексии
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -