<<
>>

2.3. Российская национально-государственная идентичность: перспективы взаимодействия властных структур и институтовгражданского общества


Формирование гражданского общества в современной России происходит в ходе становления субъектов и структур гражданского общества в современной России в условиях политической трансформации.
В литературе неоднозначно оценивают перспективы институциона-лизации гражданского общества в странах вторичной модернизации, преимущественно в «незападных» социокультурных регионах.
Если в недавнем прошлом такие перспективы оценивались достаточно скептически, то в последнее время заметно стремление ученых уйти от трактовки гражданского общества как феномена исключительно западной цивилизации и рассматривать его как закономерный продукт общемирового процесса перехода от традиционного общества к современному .
Гражданское общество есть «принципиально незавершенная» (открытая) система, состав элементов которой, степень их значимости и способ взаимоотношений между которыми исторически конкретны.
Вот почему при оценке состояния гражданского общества в той или иной стране необходимо определить, какая именно его историческая форма реализуется в данное время. В процессе эволюции гражданского общества можно выделить три его исторических формы (античную, средневековую и современную), каждая из которых является отражением предельных возможностей эпохи в предоставлении условий для реализации его субъектного и структурного измерений.
Смена эпох и соответствующих им исторических форм гражданского общества обусловлена количественным и качественным ростом потребностей человека. Вследствие этого реализация потенциала одной исторической формы гражданского общества создает предпосылки для перехода к другой. Современное гражданское общество проходит в своем развитии три этапа, которые отличаются друг от друга по степени диверсифициро-ванности его институциональной структуры, по типу гражданственности и по тому, какая именно его «ипостась» (экономическая, политическая или социокультурная) играет в нем ведущую роль".
Гражданское общество в истории России развивалось крайне неравномерно. Его оживление и расцвет приходились на эпохи либерализации политического режима, а наибольшие потери оно несло в эпохи политической реакции. В этом проявляется его исключительная зависимость от государства, по воле которого потенциал общественной инициативы и самодеятельности мог быть востребован, а мог быть, наоборот, надежно «заблокирован».
Однако сам факт, что любая, даже весьма ограниченная либерализация политического режима неизменно оборачивалась в российской истории незамедлительным ростом социальной самодеятельности, гражданского участия с одной стороны и социальной конфликтности, с другой, убедительно свидетельствует о противоречивости российского менталите-та, сочетающего в себе традиции подданничества и гражданственности.
99 Кулиев М.Р. Гражданское общество и право: опыт теоретического исследования. Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1997. С. 210.
Диалектика субъектного и структурного измерений гражданского
194.
общества в истории России проявлялась, прежде всего, в том, что в периоды политической реакции они как бы «отделялись» друг от друга: струк-туры становились «бессубъектными», а субъекты лишались материальной основы для реализации своей гражданской активности - и потому вынуждены были прибегать к созданию неформальных институтов.
В их рамках не только реализовывалась потребность в неформальном общении, но и стремление к неподконтрольным властям совместным действиям. Благодаря такой способности субъектов сохранять гражданские идеалы и ценности, собственно, и становилось возможным - в последующие периоды относительной политической либерализации режима -довольно быстрое обретение «квазигражданскими» структурами своей субъектности, а, следовательно, и возрождение самого гражданского общества.
Официальные советские общественные организации не являлись в строгом смысле слова «квазигражданскими» структурами.
Побочным (иногда - прямым) эффектом их деятельности являлось воспроизводство подлинно гражданских качеств, выражение и защита интересов различных групп и отдельных индивидов, интеграция общества, социальный кон-троль за соблюдением его членами норм общечеловеческой морали. Иными словами, эти организации выполняли многие функции «нормальных» институтов гражданского общества, а потому видеть в них только «приводные ремни» тоталитарного государства - значит сильно упрощать реальную картину.
За годы посткоммунистической трансформации в России возникло гражданское общество переходного типа, отличительными признаками которого являются: наложение друг на друга институциональных структур, типов менталитета, механизмов и практик, характерных для различ-
ив
ных исторических этапов его эволюции; неполнота реализации потенциала институциональных структур гражданского общества; высокий уровень внутренней конфликтности; сочетание политизированности и аполитичности; «неадекватность» его социальной основы. Переходный характер гражданского общества в современной России - во многом следствие его становления в условиях продолжающейся политической трансформации .
Реальность XX в. - российское гражданское общество. Однако многие его черты и качества еще находятся в стадии развертывания и формирования. Сегодня этот процесс осложняется нестабильностью общественно-политических структур, замедленным выходом к цивилизованным рыночным отношениям, отсутствием широкого социального слоя собственников, низкой эффективностью механизма правовой защиты личности. Но, несмотря на сложности и катаклизмы формирование гражданского общества в России идет в русле мирового развития с удержанием позитивного опыта собственного прошлого, с сохранением самобытных черт.
С принятием 12 декабря 1993 г. новой Конституции Российской Федерации процесс формирования гражданского общества и правового государства получил мощный импульс и определенные юридические гарантии его осуществления.
Конституционно были закреплены основополагающие идеи гражданского общества. Человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства. Провозглашено разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, установлены гарантии органов местного самоуправления .
Дальнейшее развитие гражданского общества в России зависит от разумного и последовательного разгосударствления собственности, сокращения и нейтрализации бюрократического аппарата, формирования многопартийной системы, создания системы стимулов для развития производства, разработки оптимальных социальных программ и т.д. Одним из действенных рычагов в этом плане является правовое регулирование основополагающих отношений гражданского общества, значение которого заключается в решении посредством права трех основных целей: поставить заслон излишнему вмешательству государства в дела гражданского общества и личную жизнь гражданина; зафиксировать обязанности государства перед гражданским обществом; обеспечить реализацию конститу-ционных положений.
В результате политико-правовой трансформации в России сложились несовершенные, не всегда эффективно действующие, но все же содержащие в себе определенные функционально конструктивные элементы экономические предпосылки гражданского общества: реальностью стало многообразие форм собственности, возник и имеет немалый потенциал роста частный сектор экономики; появился реальный выбор товаров и услуг; результатом трансформации экономической системы стало формирование новой системы социально-трудовых отношений.
101 Слесарева Г.Ф. Конституционализм и его становление в России // Реформы и реформаторы в России: уроки истории и современность. М., 1997. С. 27.
Конец XX - начало XXI века ознаменовалось вступлением в фазу глобализации. Оказавшись в ситуации исторического выбора, Россия в очередной раз попыталась провести назревшие преобразования по теоретическим парадигмам вчерашнего дня, встать на пути догоняющей модернизации, перенести на русскую почву западные цивилизационно-культурные ценности и институты, выстроить экономику, рынок по классическим либеральным образцам.
Либерализация экономики во многом способствовала появлению нового типа экономического поведения, чертами которого являются рационализм, прагматизм, инициативность, предприимчивость, стремление к коллективным (солидарным) действиям во имя защиты групповых интересов.
Другим важным результатом политической трансформации стало появление в стране политических предпосылок гражданского общества: реальностью стали политический и идеологический плюрализм; многопартийность; свобода мысли и слова, свобода деятельности общественных объединений; право на получение, передачу и распространение информации и т.д.
Все эти права и свободы реализуются не автоматически, однако граждане все активнее пользуются ими: за короткий срок в стране возникли тысячи общественных, самодеятельных объединений, профсоюзы, религиозные, экологические, женские, правозащитные организации. Очевидно, что ценности и принципы гражданского общества постепенно проникают в самую ткань социума и способствуют его обновлению.
Такие конституционные принципы и механизмы, как разделение властей, выборы, лоббизм, социальное партнерство, местное самоуправление, корпоратизм открывают немалые возможности для отстаивания гражданами и их группами своих интересов с помощью «соучастия» в процессе выработки и реализации политических решений. И хотя механизмы эти пока несовершенны, все же они объективно способствуют росту заинтересованности институтов гражданского общества в проявлении большей социальной активности .
Однако для России путь к гражданскому обществу не был и никогда не будет простым и быстрым по различным причинам.
Во-первых, гражданское общество в нашей стране еще только формируется, его структура аморфна, нестабильность общественных отношений порождает у населения безразличие к решению соответствующих проблем. Процедура перехода от сложившейся социальной структуры к новой болезненна и требует времени, к тому же у многих в настоящее время отсутствует четкая социальная самоидентификация.
Во-вторых, экономические проблемы решаются дискретно и непо- следовательно с точки зрения здравого смысла и формальной логики, в ре- зультате прослеживается однобокость процессов разгосударствления и приватизации, отсутствие среднего класса собственников, рост люмпени- * зированного слоя населения, поляризацию доходов социальных групп и
слоев населения, замедленный выход к рыночным отношениям и т.д.
В-третьих, налицо кризисное состояние российской политической системы: нестабильность и неопределенность властных отношений, политическая неструктурированность общества, партийная дефрагментация, затянувшийся процесс реализации принципа разделения властей, низкий уровень правовой культуры населения в целом и власть имущих в частности.
В-четвертых, до сих пор требуют своего разрешения правовые вопросы оптимизации законодательства, устранения коллизий, ненужной спешки при издании нормативно-правовых актов.
На наш взгляд, также сложными являются вопросы понимания и усвоения права широкими слоями населения, внедрения в позитивные зако-
102
Резник Ю.М. Гражданское общество как феномен цивилизации. Часть 2. Теоретико-методологические аспекты исследования. М., 1998. С. 29.
ны естественно-правовых начал, формирования устойчивых правовых традиций в массовом сознании, стимулирования роста правового самосоз-
103
нания .
Ни в одной стране мира гражданское общество не возникало стихийно, но всегда и везде - при участии государства. Для России особенно актуален опыт стран вторичной модернизации, свидетельствующий о том, что целенаправленное стремление политической элиты и государства в целом содействовать становлению гражданского общества открывает хорошие перспективы для его институционализации. В истории же России ее политическая элита, как правило, оказывалась неспособной успешно осуществить процесс «эмансипации» гражданского общества от государства. Нынешняя российская политическая элита пока действует в основном в русле этой исторической традиции, что и создает большие трудности в становлении в нашей стране зрелого гражданского общества .
Анализ культурно-исторического опыта России и современной практики позволяет предположить, что наибольшие перспективы для институционализации в нашей стране имеет гражданское общество, сочетающее элементы и механизмы двух его современных разновидностей (моделей) - «коммунитарной» (основанной на приоритете ценностей коллективизма, равенства, социальной справедливости) и «корпоративной» (для которой характерна особая роль политической и экономической элит, а также государства в целом).
103 Политическая культура: российский вариант. Челябинск, 1991. С. 76.
В этой связи важен и полезен опыт европейских социал-демократий последнего десятилетия XX века, сумевших после триумфов неоконсервативных революций и затяжного кризиса левых партий и движений преодолеть теоретические и политические тупики, вернуться во власть и дос-тойным образом, без потери политической идентичности, собственного лица умножить и развить достижения предыдущей неоконсервативной эпохи. Гражданское общество современной Европы процветает под управлением социал-демократических правительств105.
На наш взгляд, более серьезное отношение к проблемам трансфор- мации гражданского общества стало прослеживаться и в кругу отечест- венных либеральных экономистов. Однако, несмотря на более комплекс- ную и углубленную проработку вопроса в новых программных докумен- тах реформаторов (Среднесрочная программа социально-экономического развития России на 2005-2008 гг.), ряд принципиальных вопросов модер- • низационного проекта остается за кадром.
На наш взгляд, проблема поиска проекта общегражданской идентичности российского общества, модернизации экономики в рамках его системной трансформации стоит очень остро. России еще только предстоит решить целый набор исторических задач, который западные общества и новые индустриальные страны решали тогда, когда в нашей стране рушились основы созданного индустриального общества, многонационального мира, социально-культурной инфраструктуры, государственности. Мир входит в фазу глобальной трансформации, связанной с окончанием эпохи модерна, индустриализма, кейнсианских и неокейнсианских моделей обществ потребления, изобилия, процветания и т.д. Произошел возврат к консервативным ценностям и смыслам жизни, что было ознаменовано не-
105 Жеребкин М. Группы интересов в трансформационном процессе // Власть. 2002. № 3. С. 59-62.
оконсервативными революциями. Запад смог осуществить серию эконо-мических и управленческих революций - технологическую, структурную, информационную, организационно-управленческую. Произошла настоящая институциональная трансформация западного мира, устремившегося к горизонтам постэкономического, информационного общества.
Именно поэтому Россия нуждается в аутентичном (самотождественном) модернизационном проекте, который в сжатые исторические сроки сможет реализовать незавершенные цели обновления.
Проект трансформации гражданского общества - это проект вхождения в глобальную экономику с сохранением собственной общегражданской идентичности, экономической независимости и социальной справедливости посредством консолидации общества на базе общего понимания проблем глобализации и повышения управляемости глобальными процессами.
Это не сугубо национальный проект развития одной отдельно взятой страны; это общезначимая модель, альтернатива развития, позволяющие российскому гражданскому обществу оставаться на уровне мировых процессов и мировой компетентности.
Основной замысел такой программы, его содержание заключаются в следующем:
определение новых реалий трансформационного вызова для России в глобализирующемся мире XXI века;
осознание основной конфликтной альтернативы для России в условиях трансформационного вызова на рубеже веков - либо последовательная и успешная модернизация (вариант либертарной модернизации), либо решение тех же задач, но путем жесткой или жестокой общегражданской мобилизации;
- пересмотр исчерпавших себя взглядов на формы общегражданской идентичности российского общества, разработка теоретических предпосылок для преодоления стагнации реформационного процесса;
формирование новой системы научных представлений (парадигмы), концепции и стратегий развития до 2010 г.;
определение пакета сценарных альтернатив для стратегического анализа и планирования следующих фаз реформационного цикла.
Суть замысла направленной трансформации гражданского общества определяет и главную цель проекта со стороны его теоретической составляющей. Она заключается в формулировании целостной научно-исследовательской программы по истории и теории российской модернизации гражданского общества, обретения общегражданской идентичности, свободной от некритических заимствований, учитывающей успешный опыт трансформации институтов гражданского общества в Западной Европе, как по их историческим типам, так и в цивилизационно-культурном разрезе.
Соответственно основным идеям такого проекта можно выделить несколько аспектов их выполнения:
социокультурный аспект. В России, несмотря на многие неверные стереотипы и предубеждения, имеется собственная традиция обретения общегражданской идентичности гражданского общества. Этот пласт проблем должен быть всесторонне исследован и обобщен в качестве теоретических выводов и положений;
идеологический аспект. В истории российских модернизаций, не исключая и последнюю, конца XX - начала XXI века, смысловой, ценностный и идеологический аспекты составляли наиболее слабое звено. В лучшем случае они базировались на западничестве, недооценке роли национальных традиций и ценностей, подчас их агрессивном отрицании. В худшем случае концептуальная платформа реформ вообще отсутствовала. Очевидно, что современный проект общегражданской идентичности российского общества требует своей концептуализации. Более того, принимая во внимание роль национальной идеи, в том числе и национального мифа, нужна и мифологема, во многом определяющая культурно-историческое содержание трансформации институтов гражданского общества;
политологический аспект. В России всегда складывались отличные от Запада (и Востока) взаимоотношения государства и общества; власти и закона; политики и права; свободы и системы норм и ограничений для проявлений свободной индивидуальности. Национальная история и традиция формируют своеобразный и самобытный политический кон-текст, который также оказывает мощное воздействие на характер и особенности поиска общегражданской идентичности российского общества. Поэтому трансформационные процессы гражданского общества нуждаются и в политической и идеологической платформе одновременно с формированием устойчивой системы многопартийности;
партийный аспект. Можно отметить ряд причин, объясняющих слабую укорененность института политических партий, как в массовом сознании россиян, так и в самой политической практике. Во-первых, это крайне неблагоприятный для процессов политической дифференциации социальный контекст, отсутствие социетального консенсуса по поводу базовых ценностей и принципов общественного устройства страны. Все это существенно ограничивает возможности осознания людьми своих групповых интересов, социальной и политической идентичности, во многом дезориентирует их в политическом пространстве.
В России отсутствует «нормальный», цивилизованный политический рынок. В соответствии с самой конституционной конструкцией ни президентские, ни парламентские выборы у нас не означают, что общество делает заказ на определенный политический курс; люди часто просто не в состоянии понять, какая именно политическая сила несет ответственность за действия правительства. Как результат - девальвация ценности самих выборов и участвующих в них партий. Вместе с тем было бы преждевременно делать вывод о том, что время «партийной демократии» для России уже прошло: несмотря на скептическое отношение россиян к существующим в стране партиям, последние выполняют ряд важных функций института гражданского общества.
- социально-экономический аспект. Любая трансформация гражданского общества всегда сопровождается социальными жертвами, ростом конфликтогенности, причем она может протекать в условиях хрупкого социального и политического консенсуса, либо продвигаться с помощью экономического и политического принуждения, в крайних, экстремальных случаях - путем политического насилия.
Соответственно, обретение общегражданской идентичности российского общества требует ясно очерченной социально-экономической плат-формы, определяющей цели, средства и сроки их достижения, соответствующие программы, социально приемлемое для всех распределение бремени и издержек реформирования экономики.
Для целенаправленной трансформации гражданского общества должен быть разработан свой конфликтологический инструментарий, позволяющий предвидеть и управлять возможными социально-экономическими конфликтами. В плане мониторинга и ситуативного управления значительную роль могут сыграть и специальные приложения политической технологики.
Отставание России от ведущих стран Запада, новых индустриальныхстран в 90-е годы стало принимать характер необратимого разрыва. Реформы не только не привели к модернизационному рывку, но и отбросили страну назад в технологическом, структурном и экономическом плане. Любые политические силы, приходящие во власть, вынуждены будут решать эти проблемы, но уже в гораздо более худших условиях. В литературе обосновывается, что при определенном стечении обстоятельств ответ на модернизационный вызов может быть дан с помощью чрезвычайных мер и ценой отказа от завоеванных экономических и политических сво-бод .
Прошедшие годы показали, что для формирования общегражданской идентичности в ходе трансформации гражданского общества опасны любые - экономические, политические и социальные - утопии. Они вдвойне опасны, если базируются на упрощенных идеологических и теоретических конструкциях, отражающих некомплиментарные тренды развития обществоведческого знания.
Опыт российского реформирования гражданского общества вскрыл и еще одно обстоятельство. Трансформация самостоятельных цивилиза-ционно-культурных метасистем, к которым относится Россия, не укладывается в стандартные перспективные сценарии .
Очень важен современный глобальный контекст российской трансформации гражданского общества. Россия была и остается в самом центре мирового средоточия геополитических и геоэкономических интересов, ее будущее затрагивает всю систему мировых балансов сил и интересов. В этом смысле судьбы российского гражданского общества затрагивают не только интересы самой России. В этой связи возможны несколько сценариев отношения к будущему российскому гражданского общества и государству.
Первый - сценарий геополитического и социокультурного противостояния и давления - основан на идеях К. Поппера и 3. Бжезинского, которые сводятся к необходимости редуцировать российское государство и общество до уровня второстепенных факторов в мировой системе коммуникаций, перевести Россию в клиентеллу США и Запада, навсегда ликви-дировать ее как самостоятельного геополитического субъекта и равноценного игрока глобальной политики.
Второй - сценарий изоляции России и от России (Дж. Сорос) - связан с концепцией дистанцирования от России, как пространства многочисленных конфликтов, потенциальных и реальных угроз стабильности и безопасности в мире и сопряженных регионах, выстраивания санитарных кордонов и т.д.
Третий самый благоприятный, но маловероятный сценарий нового партнерства в условиях общемирового процесса трансформации и глобализации, на основе балансов сил и интересов - основан на рационализме и здравомыслии, стремлении выстраивать мир партнерства, кооперации, координации взаимных интересов, выдвижении во главу угла переговорных и договорных начал при урегулировании любых конфликтов.
Очевидно, что приверженность различным сценариям обуславливает различный подход и разную степень заинтересованности ведущих субъектов мировой политики в благоприятном решении проблем российской трансформации гражданского общества.
Сегодня лицо современного мира определяют две центральные мировые тенденции: глобализация и неомодернизация, под которой понимается глобальная трансформация. Весь набор базисных глобальных вызовов лежит в плоскости этих двух тенденций развития. Судьбы российского модернизационного проекта напрямую зависят от характера исторического выбора, который сделает страна, т.е. от определенности ответов на данные глобальные вызовы.
Русские как национальный тип и характер, как нация доказали свои уникальные способности творить собственную историю и культуру. В русском самосознании сложилась и никогда не прекращала развиваться Русская идея как представление нации о самой себе, своем предназначении, миссии, историческом задании. Русский народ создал и развил не только собственные, присущие только ему типы индивидуальности, общественности, государственности .
Вместе с тем особенности духовного и психологического склада, иерархия ценностей, отношение к традициям и новациям, внутреннему миру человека и внешнему миру человеческого общежития - в значительной мере обусловили равнодушие и нигилизм к рациональным формам социальной организации, их важности для нормальной, упорядоченной и достойной жизни человека. Сложная, противоречивая и, во многом, трагическая динамика российской истории часто приводила к отвержению и слому цивилизационно-культурной идентичности, унижению и попиранию национального достоинства.
Вызовы и угрозы российской истории - внешние, насильственные, чуждые подавляющему большинству общества формы исторических модернизаций. Именно с этой стороны нависали угрозы уничтожения циви-лизационно-культурной идентичности, национального унижения, социальных и демографических катастроф. Именно в силу этого в качестве ответа имело место их отторжение страной, огромная цена проведения российских модернизаций.
Отсюда - конвульсивность российских трансформаций гражданского общества, их глубоко конфликтный характер. Даже тогда, когда ценой огромных усилий и издержек достигался успех в проведении технологических модернизаций, они оставались внешними, оторванными от сопутствующей экономической и социальной культуры, не имели в себе потен-циала саморазвития, воспроизводства.
Для современного российского модернизационного проекта гражданского общества принципиально важно то, чтобы и условиями, и конечными целями его осуществления были сохранение и упрочение цивилиза-ционно-культурной идентичности; безусловное уважение национального достоинства страны и ее народа, национальное самоуважение; недопустимость социал-дарвинистских идеологий и практик, преступного пренебрежения судьбами, социально-экономическим положением людей, соци-альных групп, целых социальных классов.
С процессами трансформации сегодня рука об руку идут процессы глобализации. Необходимо развести понятия объективного процесса глобализации и той ее парадигмы, платформы, на которой она сегодня целенаправленно и вполне регулируемо развивается под патронажем США и их геополитических партнеров. Надо отдавать себе отчет в том, что она идет в русле неолиберальной парадигмы, что это отражает интересы ключевых субъектов глобальной экономики.
Моноцентричная глобализация, отражая интересы ведущих западных держав и транснациональных капиталов, стремится опрокинуть национальные и даже региональные (геополитические) границы. Но надо иметь в виду, что экономическое пространство не терпит монопольного доминирования.
И, объективно, полицентричная модель глобализации в большей степени соответствует как объективным реалиям мировой экономики, так и интересам государств и регионов тех форм и типов гражданского общества, которые не входят в «золотой миллиард».
Для российского гражданского общества очень важно самоопреде- литься, выработать собственное видение своего места в происходящей глобализации, выстроить соответствующие геостратегические концепции глобализации, за реализацию которых стоит побороться. В противном случае развитие гражданского общества будет проходить под руково- « дством современных гегемонов монополярного мира с выдвижением на
периферию современного мирового экономического порядка.
Требует отдельной и тщательной проработки вопрос о субъектной структуре глобальной экономики. В ней выделяется триада таких мета-субъектов, как национальные государства и их интеграционные союзы; транснациональные капиталы, транснациональные корпорации и банки (ТНК) как их организационно-правовые формы; международные экономические институты регулирования и координации. Они между собой тесно взаимосвязаны и интенсивно взаимодействуют, в том числе в сфере соответствующих интересов, в этой связи необходима грамотная государст-венная стратегия по соблюдению баланса интересов среди различных транснациональных структур.
Государства Запада и их различные интеграционные образования активно содействуют деятельности транснациональных корпораций, которыепо своему происхождению или базированию так или иначе связаны с соответствующими национальными интересами, осуществляя экономическое, дипломатическое и, если нужно, военно-политическое сопровождение.
Эти государства, будучи наиболее влиятельными членами МВФ, ВТО, МБ и других международных экономических институтов, способны оказывать решающее воздействие на деятельность последних. Международные экономические институты, в свою очередь, оказывают многостороннюю поддержку, с одной стороны, в финансово-экономическом сопровождении политики западных держав, и, прежде всего, США; с другой стороны, активно формируют и утверждают институциональные основы нового экономического миропорядка, в котором доминируют транснациональные капиталы и международные финансовые рынки .
Считается, что на вызовы глобализации отвечает, главным образом, бизнес, порождая такие явления, как транснациональные капиталы, мировые финансовые рынки, транснациональные корпорации и банки, связанные с ними транснациональные элиты.
Но при этом недостаточно учитывается, что национальное государство, - если национально-государственная идентичность основана на идеях великодержавия, т.е. величия национальной государственности, традициях геополитической активности и мировой значимости, - тоже дает свои ответы на исторические вызовы подобного рода, подтверждая свое место в новых балансах сил и интересов, иерархиях, сферах влияния. Именно в этом контексте надо рассматривать проблему государства и ТНК в современном глобализирующемся мире.
Формируя собственный модернизационный проект, встраивая его вреалистично понимаемый современный мировой контекст, ответственным политическим силам необходимо решить для себя и для страны - на какой платформе возможно развитие глобализации в принципе; как сочетать современный глобализм с идеями многополюсного мира, интересами национальных государств, отдельных регионов; и, самое главное, - как и на какой основе сделать интеграцию России в глобальное сообщество выгодной для страны, ее народа, политических и экономических элит.
Проект модернизации гражданского общества - это и проект вхождения в глобальную экономику с сохранением собственной идентичности, экономической независимости и социальной справедливости посредством консолидации общества на базе общего понимания проблем глобализации и повышения управляемости глобальными процессами .
Любое общество (и гражданское в частности) отличается от простого набора общин, корпораций и групп тем, что они стянуты узами единой идентичности. И в момент исторического вызова скрепляющий общенациональный дух пересиливает чары общинных, корпоративных и групповых духов, работающих на разрыв.
В кризисе-самоопределении общее сознание ломает границы общества и наощупь строит новые, отвердевая в них. Речь о границах не только территориальных, но и властных, экономических и правовых. Общество вручает власти свою идентичность, как собственник передает капитал в управление. Власть, готовая и способная хранить общее сознание и изменяться вместе с ним, приобретает харизму.
Власть и гражданское общество - два актора, связанные общей идентичностью. В стабильном обществе большинство частей в основномидентифицирует себя с властью. Они стремятся к увеличению степени идентичности и оказывают давление на власть, чтобы сдвинуть ее в свою сторону, заставить полнее учитывать интересы каждого из гражданских меньшинств. В результате власть подталкивается к «центру масс» общего сознания.
В периоды трансформации идентичности, если власть оказывается неспособной к конструктивному самоизменению вместе с ядром гражданских союзов, между ними зреет разрушительный конфликт. Возникает тактический альянс разнообразных сил по поводу демонтажа власти . Альянс формирует временную, «негативную идентичность» и в случае победы производит на свет «негативную власть». Она не имеет никакой содержательной программы, кроме миссии ликвидатора комплекс старых социальных отношений.
Аппарат, эмансипировавшийся от власти, руководит процессом, вставляя себя во все приватизационные схемы в качестве неустранимого посредника. Лица и группы, лишенные гражданской общности, присваивают собственность, лишенную собственника. Но присвоение невозможно без идентификации, поэтому собственность оседает там, где есть идентичность - за рубежом .
Институты прежнего общего сознания также приватизируются, переходят в руки функционально специализированных маргиналов и пополняют ряды негативного альянса.
Чем дальше заходит разрушение, тем меньше у «негативной власти» оснований и поводов занимать казенное место. В поисках таких поводов она начинает провоцировать кризисы и конфликты, реанимируя призрак давно поверженного противника. Складывается вдвойне негативный альянс кризисных управляющих приватизированными институтами: новые разрушения теперь творятся ради поддержания разрушительного статус-кво.
Рано или поздно жизнеспособные силы общества обращаются к поискам адекватных форм общего сознания - и по этому поводу вспоминают о координирующей роли государства. Но «негативная власть» абсолютно невменяема, а, кроме того, лишена ресурсной базы, информационных каналов и силовых структур, которые давно приватизированы.
Важнейшим признаком жизнеспособности общества служит смена «негативной власти» на власть консолидирующую. Но в момент своего призвания та не располагает ни содержательной идентичностью, ни адекватными формами - ничем, кроме кредита доверия избирателей и человеческого ресурса новой команды.
Реальной опорой консолидирующей власти могут стать только силы гражданского общества, от которых ее отгораживает смычка приватизированных структур аппарата и СМИ. Институты обновленной идентичности вырастают из ткани новых общественных инициатив. По мере вызревания предстоит их «национализация», превращение в совместную собственность государства и гражданского общества. В этот особый период взаимодействия власти и гражданских союзов российское гражданское общество вступает только сейчас. Здесь просматриваются четыре тесно связанных линии гражданской активности.
1. Определение направлений национальной кадровой инициативы.
Минимальная плата за смену общего сознания - смена поколения, а последняя по привычным стандартам, требует либо четверти века, либо культурной революции. Ни того, ни другого современное общество не может себе позволить, не рискуя выпасть из современности.
Выход - в радикальном обновлении государственной системы образования силами гражданского общества, в том, чтобы носители новой идентичности и связанных с ней типов деятельности немедленно включились в процесс расширенного производства кадров и играли в нем ведущую роль.
Опыт применения новых образовательных технологий для подготовки социальных инноваторов показывает, что кадровый резерв может быть найден только в сфере молодежи. Молодежь не должна стать потерянным поколением, она способна и должна безотлагательно взять судьбу страны в свои руки.
2. Формирование независимой общественной экспертизы.
Общество, балансирующее на грани между деструктивной и конструктивной фазами трансформации, представляет собой пеструю смесь лоскутов старой и нарождающейся идентичности. Нужен независимый и объективный фильтр для отделения первых от вторых.
Общество и государство должны ясно понимать, имеет ли данная сила или тенденция положительную проекцию на вектор общенационального развития, является ли данный социальный феномен подлинным - или это оболочка, скрывающая теневой интерес. Лоббизм законных интересов вполне приемлем в современном обществе, но лоббисты должны открыто регистрироваться в этом качестве и не претендовать на бесплатную госу-дарственную поддержку.
Необходима коалиция гражданских союзов и объединений с целью организации компетентной, эффективной и максимально открытой экспертизы проектов, программ, решений, акций, институтов во всех без исключения сферах жизни общества.
3. Содержательное обновление идентичности.
Строительство новой идентичности - как возведение дома, где силы гражданского общества доставляют материалы, ведут строительные и отделочные работы, а власть выполняет роль администратора. Общее сознание содержательно, и это новое содержание рождается в недрах гражданского общества. В противоборстве тенденций и сил старой и новой идентичности первые имеют явное стартовое преимущество, поскольку они пользуются плодами приватизации институтов и каналов информации, опираются на силу привычки и инерцию мышления.
Современная власть не должна вмешиваться в содержание спора, но в ее интересах уравнять шансы сторон, обеспечить необходимые условия развития образовательных, исследовательских, культурных, медийных и иных проектов и инициатив, свободу самовыражения творческих коллективов и индивидов, направленные на обновление идентичности, терпеливо вести с ними постоянный диалог.
4. Структурирование и гражданская институционализация сетевой русской диаспоры.
Российское гражданское общество потенциально значительно шире, чем совокупность граждан, проживающих в границах РФ. Но, для того чтобы задействовать этот мощный потенциал, необходимо обеспечить техническую возможность полноценного включения в него всех носителей русского языка и культуры.
Такая возможность обеспечивается сетевыми технологиями, прообразом которых служит современный Интернет. В развитии Интернета особенно наглядно проявляется активная, инноваторская роль гражданского общества, в освоении новых социальных территорий. Российское сетевое сообщество раздвигает границы страны в виртуальном пространстве.
Новая идентичность общества означает в наступившем веке не просто обновление государства и общества, но переход к иному типу диалога «государство - гражданское общество» в контексте формирования адекватного (симметричного или асимметричного) ответа на глобализацион-ные вызовы транснациональных структур.
Гражданское общество XXI века - это всемирная сетевая корпорация-диаспора, границы которой все больше приобретают не территориальный, а социокультурный характер, основывающийся на проекте общегражданской идентичности.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Выпряжкина Жанна Николаевна. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. 2005

Еще по теме 2.3. Российская национально-государственная идентичность: перспективы взаимодействия властных структур и институтовгражданского общества:

  1. Кризис государственности
  2. Национально-государственное размежевание
  3. 68. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВНУТРЕННИЙ ДОЛГ
  4. 46. СОВМЕСТНАЯ РОССИЙСКО-КИТАЙСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ о стратегическом взаимодействии в XXI в.
  5. § 4.1. Демонтаж национальной государственности
  6. § 4.3. Глобалистские технологии разрушения национальной государственности
  7. Национально-государственное размежевание
  8. § 5. Национально-государственное размежевание
  9. § 5. Национально-государственное размежевание
  10. Национально-государственное строительство. Образование CCCP
  11. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
  12. § 2. НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ РЕЛИГИИ
  13. ОГЛАВЛЕНИЕ
  14. 2.3. Российская национально-государственная идентичность: перспективы взаимодействия властных структур и институтовгражданского общества
  15. Современное евразийское измерение межгосударственных отношений Республики Казахстан и Российской Федерации