<<
>>

§ 1. Понятие и особенности правоприменительного толкования

Правоприменительное толкование относится к числу недостаточно разра­ботанных в юридической науке понятий. Эта проблема получила некоторое ос­вещение в научной литературе, однако её рассмотрение осуществлялось по­рознь: в плане теории применения права и отдельно его толкования.

Обычно этой теме отводилось несколько страниц в монографиях и статьях различных учёных по теории реализации права. При этом авторы, как правило, уделяли значительное внимание анализу именно своих проблем, а для иллюстрации вы­водов использовали примеры толкования юридических норм в правопримени­тельной деятельности органов государства, общественных организаций и должностных лиц. Как смежная или попутная излагалась проблема толкования права в работах по правореализации, ибо его значение сводилось к роли юри­дической аргументации на отдельных стадиях процесса правоприменения. От­сюда описание процедуры и техники толкования при применении правовых норм служило своего рода иллюстрацией правоприменительного творчества. Так, в частности, излагается роль толкования права в работах Александрова Н.Г., Алексеева С.С, Берченко А.Я., Бро Ю.Н., Григорьева Ф.А., Дюрягина И.Я., Карташова В.Н., Лазарева В.В., Михаляка Я.С., Ткаченко Ю.Г., Фарбера И.Е.1 Теория применения права и его толкования представлена и в отраслевых работах, например, Авдюкова М.Г., Брайнина ЯМ., Дурманова Н.Д., Калмыко­ва Ю.Х., Комиссарова К.И., Коренева А.П., Наумова А.В., Реза Р.С., Шаргород-

1 Александров Н.Г. Применение норм советского социалистического права. М.,1958; Алексеев С.С. Общая тео­рия социалистического права. Свердловск, 1965; Он же. Проблемы теории права. Т.2. Свердловск, 1973; Берчен­ко А.Я. Применение советского социалистического права. М.,1960; Бро Ю.Н. Проблемы применения советско­го права. Иркутск,1980; Григорьев Ф.А.

Акты применения норм советского права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1971; Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973; Карташов В.Н. Применение права. Ярославль,1980; Лазарев В.В. Применение советского права. Казань,1972; Михаляк Я.С. Применение социалистического права в период развёрнутого строительства коммунизма. М.,1963; Ткаченко Ю.Г. Нормы советского социалистического права и их применение. М.,1955; Фарбер И.Е. Сущность и способы применения советского закона. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М.,1951.

57

ского М.Д., Шляпочникова А.С., Элькинд П.С., Юсупова В.А. и др.1 Самостоя­тельно толкование права исследовалось в трудах Воеводина Л.Д., Вопленко Н.Н., Насыровой Т.Я., Недбайло П.Е., Пиголкина А.С., Строговича М.С., Чер-данцева А.Ф., Явича Л.С.2 Представители теории толкования права сосредото­чивали свои научные интересы на познании общего понятия, способов, видов, объёма, актов толкования, затрагивая при этом и сферу применения права. В этих работах акцент делался на постижении интерпретации как особого юриди­ческого процесса в целом и его атрибутов, а применение права бралось в расчёт в качестве среды для сбора информации о результатах толкования и построения модели «должного» понимания норм права.

Думается, что понятие «правоприменительное толкование» является ком­плексным и сложилось в результате синтеза двух научных направлений: тео­рии правоприменения и теории толкования правовых норм. Однако, в соответ­ствии с диалектикой единичного, особенного и всеобщего, важно видеть собст­венно конкретные, специфические черты правоприменительного толкования, так как при всей близости и сопряжённости породивших его двух проблем юриспруденции, они существенно различаются по объектам, способам и поня­тийному аппарату познания. Объектом правоприменения выступает конкрет­ный жизненный случай, подлежащий разрешению управомоченным на то орга­ном государства, объектом толкования - нормативно-правовой акт или его от­дельные части.

Связующим звеном между ними является цель обеспечения пра­вильной реализации юридической нормы и устранения возникших на этом пути

1 Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М.,1970; Брайнин Я.М. Уголовный за­ кон и его применение. М.,1967; Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М.,1967; Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. Саратов, 1976; Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971; Коренев А.П. Нормы административного права и их приме­ нение. М.,1978; Наумов А.В. Применение норм уголовного права. Волгоград, 1979; Рез Р.С. Толкование граж­ данско-правовых нормативных актов. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Л., 1958; Шаргородский М.Д. Уго­ ловный закон. М.,1947; Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М.,1960; Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М.,1967; Юсупов В.А. Правоприменительная деятельность органов управления. М.,1979.

2 Воеводин Л.Д. Толкование норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М.,1950; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М.,1976; Насырова Т.Я. Телеологическое (целе­ вое) толкование советского закона. Казань, 1988; Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.,1960; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М.,1962; Строгович М.С. Избранные труды. Т.З. М.,1990; Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск, 1972; Он же. Толкование со­ ветского права. М.,1979; Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М.,1961.

58

объективных и субъективных трудностей и препятствий. Применение права осуществляется путём индивидуализации правового веления по отношению к участникам юридического дела, формулирования на основе абстрактной нормы их конкретных, персональных прав и обязанностей. Толкование же предназна­чено быть одним из средств обеспечения такой индивидуализации нормы, по­скольку в ходе интерпретации используются особые приёмы и способы уясне­ния её смысла: грамматический, систематический, историко-политический, ло­гический.1 Достигнутая степень полноты и ясности смысла правового предпи­сания и нашедшая своё выражение в результатах толкования, конкретизирует его содержание и подготавливает для применения к данному случаю.

Толкова­ние идёт впереди применения права и в то же время, как принято говорить, со­путствует ему. Оно рассматривается и как средство обратной связи между еди­ничным случаем, нуждающимся в урегулировании, и предельно конкретизиро­ванной нормой права, которая истолковывается для этих целей. Поэтому связь толкования и применения права - двухсторонняя. Результатом же синтеза при­менения и толкования права является формулирование особого правопримени­тельного толкования.

Подойти к вопросу о понятии правоприменительного толкования может помочь формально-юридический метод познания права. Изучение и классифи­кация признаков государственно-правовых явлений делают возможным дать их краткое, лаконичное определение. Учитывая рассмотренные особенности под­хода к раскрытию природы и сущности анализируемого нами вида толкования, следует прийти к выводу о том, что можно выделить две группы характери­зующих его признаков:

а) Родовые признаки, общие для всех разновидностей официального и неофициального толкования;

1 См.: Недбайло П.Е. Указ.соч.; Пиголкин А.С. Цитиров.соч.; Элькинд П.С. Указ.соч.; Вопленко Н.Н. Акты тол­кования норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1972; Чердан-цев А.Ф. Цитиров.соч. и др.

59

б) Видовые признаки, характерные для отдельных видов толкования права, сопутствующего правоприменению и обслуживающего правопри­менительную деятельность.

Разграничение признаков правоприменительного толкования на родовые и видовые представляет собой способ выяснения его комплексной природы. Оно позволяет наиболее рельефно отразить, понять и объяснить признаки, значение, структуру данного процесса. Родовые признаки раскрывают теоретический ас­пект интересующего нас явления, а видовые - показывают его практическое значение. В связи с этим нами ставится задача подвергнуть тщательному анали­зу прежде всего родовые признаки правоприменительного толкования, что по­зволит сформулировать его определение.

Наиболее общими, родовыми признаками правоприменительного толкова­ния можно назвать следующие: а) правоприменительное происхождение; б) целевое назначение; в) содержание; г) особенности формы; д) разнообразие юридических последствий, вытекающих из его результатов; е) компетент­ный субъект.

1. Правоприменительное происхождение. Правоприменительное толко­вание имеет в своём составе элементы, которые указывают на причины и усло­вия, способствующие его формированию. Исходной базой может послужить разработанная В.Н. Карташовым концепция видов юридической деятельности.1 Интерпретационная юридическая деятельность обеспечивает надлежащее осу­ществление других её разновидностей: правотворческой, правоприменитель­ной, учредительной, координационной и контрольной. Толкование правовых норм в связи с их возможным применением вправе давать субъекты каждой из названных разновидностей юридической деятельности: правотворческий орган, правоприменяющее должностное лицо и т.д. Наше внимание привлекают пра­воприменительная, координационная и контрольная деятельность. Их выделе­ние предопределяет и соответствующее выделение трёх основных факторов, обусловливающих формирование правоприменительного толкования.

Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. Саратов,1989.

60

Объективная необходимость дать ответ на вопрос о том, как решить опре­делённый жизненный казус, заставляет лицо, применяющее нормы права, ис­кать подходящую для этого случая норму. Все существенные признаки данного казуса должны полностью совпадать с существенными признаками фактиче­ских обстоятельств, предусмотренных в норме. Таковы требования законности в юридической квалификации при применении права. Тождественность этих признаков выявляется путём познания смысла того государственного веления, которое зафиксировано в искомой норме. Этот смысл правосознанием должно­стного лица познаётся и фиксируется в процессе правоприменительной дея­тельности.

Через проникновение в глубинное содержание нормы права право­применитель познаёт пути и средства разрешения конкретной правопримени­тельной ситуации с помощью именно соответствующей для этой ситуации нормы. «Правоприменительная ситуация», или конкретная жизненная ситуа­ция, требующая применения права, и «норма права» - инструмент урегулиро­вания данной ситуации, представляются теми средствами, которые могут по­мочь пролить свет на возникновение правоприменительного толкования. Изу­чаемая разновидность толкования выступает непременно обязательной частью процесса юридической диагностики общественного отношения и его правовой оценки. Если специально подчёркнутое значение правотворческого толкования состоит в даче авторитетного общеобязательного стандарта понимания нормы права для всех субъектов, то назначение правоприменительного толкования за­ключается в урегулировании и юридической аргументации правоприменитель­ной деятельности. Правотворческое разъяснение смысла права даётся на основе сложившегося опыта реализации правовых норм, важнейшей составляющей ко­торого является опыт их применения. Оно преследует цель ориентировать всю правореализационную практику и авторитетно раскрыть истинный смысл норм, регламентирующих наиболее важные, кардинальные и первостепенные вопро­сы социального развития. Практической базой для этого являются изучение и обобщение отдельных видов юридической практики, анализ выявленных по­требностей, возможных статистических данных и т.д. В этой части правотвор-

61

ческое толкование использует механизм функционирования официального нормативного толкования, однако охватывает сферы применения и других форм реализации права. В определённые промежутки времени отсутствие пра­вотворческих разъяснений и связанные с этим насущные проблемы юридиче­ской практики призвано восполнить толкование норм самими правоприменяю-щими органами. «Можно заметить, что оно имеет своеобразное «ситуацион­ное» значение меньшего уровня в общем процессе доведения смысла правовых велений до сведения конкретных участников правовых отношений».1 Появле­ние правотворческого разъяснения нормы права отодвигает её толкование пра-воприменяющим субъектом на второе место, исправляя возможные неправиль­ные представления о содержании зафиксированного в ней правила.

Но данное обстоятельство подводит нас ко второму, не менее важному, ас­пекту происхождения толкования, даваемого правоприменяющими органами. Правоприменительная деятельность, в связи с которой оно проводится, накла­дывает свой «отпечаток» на его итоговый результат. Толкование должно по­мочь найти истинный смысл юридической нормы и позволить компетентному органу разрешить конкретное дело. Результат правильного толкования служит фундаментом для получения результата правильного применения права. Не­смотря на то, что интерпретатор и правоприменитель - одно и то же лицо, сле­дует теоретически различать два результата его работы. Итог толкования нор­мы права ни в коем случае не конкурирует и не может конкурировать по юри­дической силе с итогом её применения.

Отсюда можно утверждать, что правоприменительное толкование «рожде­но» в первую очередь целями, задачами и самим механизмом правопримени­тельной деятельности. Это своеобразный «побочный» продукт практики рас­смотрения и разрешения юридических дел, имеющий подчинённое значение по отношению к правоприменительной деятельности.

Необходимо отметить, что формирование правоприменительного толкова­ния обусловлено не только потребностями урегулирования конкретных жиз-

Вопленко Н.Н. Следственная деятельность и толкование права. Волгоград,1978.С48.

62

ненных ситуаций. Правоприменительная деятельность - это разновидность че­ловеческой деятельности. Она детерминирована как объективными факторами общественного развития, так и уровнем и состоянием человеческого сознания. Данное обстоятельство означает, что задача правильного и справедливого ре­шения юридических дел, защиты прав и законных интересов граждан и соци­альных коллективов, может быть выполнена при условии обязательного учёта субъективного характера интерпретационной и правоприменительной деятель­ности конкретных людей. Толкование и применение правовых норм основыва­ются на личных представлениях об их смысле, целях и порядке реализации. Эти представления суть субъективные выводы, полученные в результате уяснения и интерпретации содержащихся в этих нормах предписаний. Поэтому особенно­сти индивидуального правосознания должностного лица являются объективной основой для возможного отклонения результатов интерпретации от точного со­держания сформулированной в праве государственной воли. Средством преду­преждения будущих и преодоления реально существующих отклонений высту­пает процедурно оформленная юридическая деятельность. Такова координаци­онная деятельность вышестоящих звеньев правоприменительной системы по руководству и управлению правоприменительной деятельностью её ниже­стоящих звеньев. Согласованное функционирование и взаимодействие всех звеньев правоприменительной системы обеспечивается путём выработки еди­ной для них линии правоприменительного поведения. На её основе формирует­ся единая линия практического поведения остальных участников общественных отношений. В этой связи важное значение приобретает и такое средство её дос­тижения как единообразное толкование, имеющее общее значение. Иными сло­вами, координация действий и операций правоприменяющих органов и долж­ностных лиц производится в процессе осуществления нормативного толкова­ния. Оно моделирует и «программирует» действия правоприменителей. Данная познавательная и интерпретационная деятельность органов государства и должностных лиц является как бы правоприменительным толкованием «второ­го» уровня. Она нормативно ориентирует деятельность правоприменителей по

63

уяснению и разъяснению смысла права, вносит единообразие в её содержание, обеспечивает проведение единой праворазъяснительной и правоприменитель­ной политики государства.

Сказанное позволяет говорить о том, что правоприменительное толкование может быть обусловлено в своём возникновении необходимостью координации и обслуживания правоприменительной деятельности, потребностями в органи­зации и управлении самим правоприменительным процессом. В этой части оно выступает как «основной» продукт управления юридической деятельностью. Результаты указанного толкования разъясняют смысл и обслуживают примене­ние правовых норм и могут конкурировать по юридической силе с результата­ми правоприменения.

Правоприменительное толкование включено в систему правовых средств, с помощью которых осуществляется контрольная юридическая деятельность го­сударства. Объектами правовой аргументации и обоснования могут выступать решения специально уполномоченных государством органов и должностных лиц, направленные на обеспечение строгой иерархии правовых актов по юри­дической силе. Целью их деятельности является установление соответствия ак­тов нижестоящих государственных органов актам его вышестоящих органов. В Российской Федерации такими органами являются: а) Президент РФ (п.З ст. 115 Конституции РФ); б) Правительство РФ (ст. 12 Федерального Консти­туционного Закона №2-ФКЗ от 17.12.1997г. «О Правительстве Российской Фе­дерации» (далее - ФКЗ «О Правительстве РФ»1); в) Конституционный Суд РФ (ст. 125 Конституции РФ и Федеральный Конституционный Закон № 1-ФКЗ от 21.07.1994г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее - ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» ); г) конституционные (уставные) суды субъектов РФ (ст.27 Федерального Конституционного закона № 1-ФКЗ от 31.12.1996г. «О судебной системе Российской Федерации» (далее - ФКЗ «О су­дебной системе РФ»3); д) федеральные суды общей юрисдикции, за исключе-

1 Собрание законодательства РФ.1997.№51.Ст.5712.

2 Российская газета. 1994.23 июля.

3 Собрание законодательства РФ. 1997.№1.Ст. 1.

64

нием районных (городских) судов, (ст.ст. 115, 116 Гражданского процессуаль­ного кодекса РСФСР от 11.06.1964г. (далее - ГПК РСФСР). В отличие от коор­динационной деятельности вышестоящих звеньев правоприменительной систе­мы, оказывающей прямое воздействие на формирование и развитие правопри­менительной практики, здесь правоприменительное толкование обосновывает причины признания нормативных актов соответствующими либо несоответст­вующими законодательству и косвенно влияет на практику толкования и при­менения права.

Это говорит о том, что правоприменительное толкование может быть вы­звано к жизни необходимостью приведения норм права и практики их приме­нения в соответствие с действующим законодательством, потребностями в обеспечении единства и внутренней согласованности источников права. В дан­ном аспекте оно одновременно является «побочным» продуктом практики рас­смотрения и разрешения юридических дел и «основным» продуктом управле­ния юридической деятельностью, но приобретает новое качество - особого ин­струмента диагностики действующего законодательства. Правоприменительное толкование может не только нормативно ориентировать, но и корректировать, направлять праворазъяснительную и правоприменительную практику в интере­сах общества и государства.

2. Целевое назначение. Каждый субъект должен иметь возможность най­ти, свободно воспроизвести и верно реализовать смысл познанных норм права. Правоприменительное толкование концентрирует в себе систему коллективных интересов и действий правотворческих, правоприменяющих органов и граждан, направленных на установление и закрепление точного смысла норм права в юридически формализованных формах. Данный взгляд акцентирует внимание на уникальной ценности материалов правоприменительного толкования. Это настоящее познавательное и интерпретационное богатство, накопленное в пра­вовой системе. Назначение правоприменительного толкования в общественной жизни и юридической практике может быть раскрыто в виде своеобразного

65

«дерева» целей и в целом производно от функций правоприменительной дея­тельности.

Думается, что основная цель правоприменительного толкования - это обслуживание процессов правореализации. Познание и интерпретация норм права способствуют правильному претворению государственной воли в актах повседневного человеческого поведения. Толкование права в процессе его применения государственными органами и должностными лицами призвано повысить точность и эффективность юридического воздействия на обществен­ные отношения и обеспечить возможность «беспрепятственного» доведения этой воли до сведения субъектов права. Уяснение и интерпретация права в про­цессе его непосредственной реализации помогают гражданам практически во­плотить в жизнь сформулированные им требования и предполагают субъектив­ную оценку его содержания и смысла. Если результатом подобной деятельно­сти могут быть различные представления о смысле, путях и средствах осущест­вления правовых норм, то правоприменение «призвано удовлетворить практи­ческие потребности в организации или надлежащем функционировании кон­кретных общественных отношений».2 Применение права - это форма организа­ции определённого (правомерного) поведения.3 На языке теории управления можно охарактеризовать указанный аспект как функцию-воздействие, т.е. орга­низующее воздействие правоприменения на социальные отношения.4

Правоприменительное толкование характеризуется дополнительными це­лями, к числу которых можно отнести:

Способствовать правильному разрешению конкретных юридических дел и формированию материальных и процессуальных правовых отношений. Право­применительное толкование возникает в связи с насущными потребностями решения практических вопросов государственного управления и юрисдикцион-

1 В работах Алексеева С.С., Василенко А.В., Горшенева В.М., Дюрягина И.Я. и других авторов выделялись раз­ личные функции правоприменения: индивидуально-регулятивная, правонаделительная, правообеспечительная, правоохранительная, функция дифференциации правового воздействия и т.д.

2 Лазарев В.В. Эффективность правоприменительных актов (Вопросы теории). Казань,1975.С7.

3 Степанов В.М. О социалистической законности//Правоведение. 1977.№3.С. 12.

4 Дюрягин И.Я. Стадии и функции управления //Правоведение.1977.№1.С26.

66

ного разрешения правовых ситуаций. Оно обусловлено в своём рождении и функционировании необходимостью государственно-властного урегулирования общественных отношений, препятствующих нормальному, правомерному ходу социального развития, и формирования общественных отношений, закрепляю­щих и охраняющих правопорядок. В общей теории права принято считать, что правоприменение необходимо там: а) где правоотношение может и должно быть создано лишь в централизованном порядке по решению органа, уполно­моченного на то государством; б) где возникающее правоотношение должно пройти контроль со стороны государства в лице его компетентных органов; в) где для возникновения правоотношения требуется официальное установление наличия или отсутствия конкретных фактов, имеющих юридическое значение; г) где возникает имеющий юридическое значение спор по поводу какого-либо факта или отношения и сами стороны не могут прийти к согласованному реше­нию (раздел имущества и т.д.).1

Обеспечивать ясность смысла правовых норм. Правоприменительное тол­кование призвано оказывать своеобразную «помощь» гражданам и социальным группам в познании точного смысла созданных или санкционированных госу­дарством правовых предписаний. Указанные направления роли толкования права можно обнаружить как в процессе соблюдения, исполнения и использо­вания права, так и в процессе его применения. Вместе с тем в ходе правоприме­нительной деятельности интерпретация права приобретает государственную обязательность, а её результаты становятся общедоступными и общеизвестны­ми. Правильное понимание выраженной в правовых нормах государственной воли содействует её эффективной реализации в поведении субъектов. Отсюда необходимо помнить, что исследуемая нами разновидность толкования имеет первостепенное значение для достижения запрограммированных в праве его целей и для обеспечения ясности вложенного в него смысла.

Обеспечивать единообразие и стабильность юридической практики. Эта вспомогательная цель правоприменительного толкования порождена второй

1 Правоприменение в Советском государстве. М.Д985.С.18-23.

67

группой потребностей, лежащих в основе его формирования. Это означает, что данный вид познавательной и разъяснительной деятельности содержит в себе элементы, обеспечивающие саморегуляцию и самосовершенствование приме­нения права. Он официально формирует и закрепляет в правовых актах единую линию праворазъяснения и правоприменения. Поэтому преимущественным средством выражения и придания общего характера используемым государст­венным методам служит нормативное толкование правовых норм.

Обеспечивать внутреннюю согласованность действующего законодатель­ства. На основе третьей группы потребностей, обусловливающих его возник­новение, правоприменительное толкование выполняет особую задачу - аргу­ментации и объяснения причин признания нормативных актов соответствую­щими либо несоответствующими законодательству. Такие выводы необходимо отличать от результатов аналогичной деятельности правотворческих органов. Она осуществляется в процессе разработки, обсуждения проектов и принятия нормативных правовых актов и направлена на «предварительное» обеспечение внутренней согласованности источников права. Особенность правопримени­тельного толкования заключается в том, что эта же цель достигается непосред­ственно в процессе применения действующего законодательства, что является дополнительным инструментом контроля за качеством правотворческой дея­тельности.

3. Содержание. Правоприменительное толкование в качестве особой его разновидности включает в себя традиционные признаки познания и интерпре­тации юридических явлений и процессов. Подобное обстоятельство сближает толкование правовых норм, сопутствующее их непосредственной реализации, и толкование в связи с их применением. Оно есть деятельность по уяснению и разъяснению смысла права, а также её результаты - акты правоприменитель­ного толкования. Первые две стороны или элемента общего понятия толкова­ния - уяснение и разъяснение, равным образом представлены в правопримени­тельной, координационной и контрольной деятельности государства. Для рас­крытия всей сложности и многогранности проблемы недостаточно занять опре-

68

делённую, принципиальную позицию по вопросу о понятии толкования права: входит ли в его содержание уяснение, или разъяснение, либо же одновременно уяснение и разъяснение. Необходимо всегда видеть присутствие этих обоих взаимодополняющих процессов в каждой из названных разновидностей юриди­ческой деятельности. При рассмотрении и разрешении индивидуально-конкретных юридических дел, думается, на первый план выступает уяснение смысла норм права, однако разъяснение не может не присутствовать в акте применения права, поскольку процессуально-правовые нормы обязывают должностное лицо вынести по делу законное, обоснованное и мотивированное решение.1 Оно «скрыто» в мотивировочной части юридического акта, объясняя адресатам данного акта и другим субъектам познанный смысл нормы. Разъяс­нение проявляется в виде особого «отчёта» перед обществом и государством за правовые и фактические последствия принятого решения. Когда же высшие го­сударственные органы производят нормативное толкование для обеспечения правильного применения правового акта в жизни или проверки его соответст­вия законодательству, на первый план выдвигается разъяснение, наглядно ил­люстрирующее его общее значение для всех правоприменяющих субъектов и заинтересованных в нём граждан. Формулирование интерпретационных выво­дов и положений в указанном случае основывается на предварительном уясне­нии буквального смысла правовой нормы и смысла, придаваемого ей в право­применительной практике. Следовательно, вряд ли можно согласиться с точкой зрения А.С. Пиголкина на общее понятие толкования, полагающего разграни­чивать уяснение и разъяснение как «два самостоятельных и отличных друг от друга видовых понятия», и толкование как «родовое понятие», а не единый процесс. Однако такая точка зрения прекрасно оттеняет, очерчивает особен­ность правоприменительного толкования, а именно: его жизнь на двух уровнях - казуальном и общем, нормативном. Аналогичных взглядов придерживается и П.С. Элькинд. «Толкование правовых норм - это уяснение и, в определённых

1 Ст.301 УПК РСФСР; Ст.192 ГПК РСФСР.

2 Пиголкин А.С. Указ.соч.С.8,9.

69

случаях, разъяснение их смысла».1 Но она, безусловно, права в том, что толко­ванию подлежат все применяемые нормы независимо от степени ясности вы-ражения их в нормативных актах. Гораздо более значимой является высказан­ная обоими вышеназванными авторами настоятельная необходимость рассмат­ривать толкование в качестве вспомогательной деятельности, не только пред­шествующей, но и сопутствующей основной - правоприменительной деятель­ности. В приведённой ситуации схвачены весьма примечательные факты ре­альной действительности.

Познание и интерпретация правовых норм требуются при установлении фактических обстоятельств юридического дела, так как они конкретизируют сферу последующего поиска правовой нормы («предвосхищение», «предпони-мание»). Толкованию подвергаются процессуальные нормы, задающие правила сбора, исследования и оценки доказательств. На стадии выбора и анализа нор­мы, подлежащей применению в конкретном случае, интерпретируется множе­ство норм, регулирующих однородные либо сходные с ними отношения. Они могут находиться как в одном, так и в разных нормативных актах, относиться как к одним, так и к различным институтам или отраслям права. В сознании правоприменителя происходит процесс фильтрации имеющегося в его распо­ряжении нормативного материала до нахождения единственно необходимой для данного случая нормы. Сложившееся предварительное суждение о том, что норма права, на которой он остановился, - искомая, дедуцируется, а выведен­ные следствия сопоставляются с установленными по делу жизненными факта­ми. Названная операция суть герменевтический аспект. Она является конкрет­ным проявлением в процессе применения права принципа взаимодействия «це­лого и части». Совокупность логических процедур, используемых здесь интер­претатором, формирует «герменевтический круг». Развитие мысли правопри­менителя происходит от «целого» (одной или нескольких правовых норм, охва­тывающих множество типичных фактов) к «частям» (конкретным группам фак-

1 Элькинд П.С. Цитиров.соч.С.86.

2 Там же.С.67-70.

70

тов либо обстоятельствам жизни, возможно подпадающим под действие этих норм) и наоборот. Если должностное лицо обнаруживает несоответствие опре­делённых жизненных фактов выбранной им норме права, оно осуществляет дальнейший поиск правовых норм в действующем законодательстве. Движение мысли интерпретатора осуществляется от «частей» (конкретных обстоятельств дела) к «целому» (регулирующей их норме). Наконец, завершающая стадия применения права - принятие решения и его документальное оформление, так­же связана с использованием способов (приёмов) толкования. Уяснение и разъ­яснение смысла правовых норм способствуют формулированию властного ин­дивидуального веления правоприменителя и аргументируют выводы о субъек­тивных правах и юридических обязанностях граждан и организаций. Толкова­ние юридических норм интегрирует знания о материальных нормах права, ре­гулирующих этот случай, и процессуальных нормах, определяющих порядок вынесения, составления и провозглашения решения.

Следовательно, вполне справедливо можно говорить о том, что процессы познания и интерпретации правовых норм присутствуют на всех стадиях пра­воприменительной деятельности и воплощаются в её результатах.

Толкование норм права обслуживает и специальную деятельность государ­ственных органов и должностных лиц, связанную с формированием единой праворазъяснительной и правоприменительной политики либо с оценкой соот­ветствия нормативных актов действующему законодательству. В процессе ана­лиза и обобщения правоприменительной практики по определённой категории юридических дел уполномоченные на то субъекты выявляют объективно сло­жившиеся потребности в правильном понимании и применении конкретных за­конов и иных нормативных актов. Они определяют степень соответствия ре­зультатов толкования и правоприменения выраженной в правовых нормах го­сударственной воле и оценивают уровень эффективности интерпретационной и правоприменительной работы на примере значительного количества соответст­вующих дел. Уяснение истинного смысла норм права позволяет этим органам и должностным лицам сформировать исходные представления о путях и способах

71

организации правоприменительной деятельности. Разъяснение нормативного характера выражается в виде логически обоснованной аргументации выводов, полученных в ходе познания юридических норм. Оно может быть дано в доста­точно абстрактной форме, констатирующей либо воспроизводящей некоторые положения законов, и указывать на необходимость следования на практике именно точному смыслу правовой нормы. К примеру, в Обзоре судебной прак­тики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в порядке надзора содержится утверждение о том, что « в судебной практике имели место факты необоснованного осуждения граждан за преступления, что влекло за собой от­мену приговоров и прекращение дел по реабилитирующим основаниям».1 Да­лее оно иллюстрируется конкретным примером из практики Вологодского рай­онного суда Вологодской области. Ориентиром правильного толкования и при­менения уголовного закона в данном случае являются действия Судебной Кол­легии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая отменила все судеб­ные решения и прекратила дело в отношении граждан Гладковых А. и М. за от­сутствием в их действиях состава преступления. Равным образом, правильное установление действительного смысла правовой нормы является теоретической и практической основой для формулирования и обоснования её общеобязатель­ного разъяснения. Это относится к деятельности Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, и центральных звеньев федеральных ор­ганов исполнительной власти, координирующих и направляющих праворазъяс-нительную и правоприменительную работу нижестоящих судов и соответст­вующих звеньев определённого ведомства. В юридической науке сложились различные взгляды на природу актов официального нормативного толкования норм права. С.С. Алексеев полагает, что акты нормативного толкования - это особая разновидность нормативных актов.2 Н.Н. Вопленко приходит к выводу, что в качестве важного элемента структуры официальных разъяснений высту­пают особые организационно-вспомогательного характера интерпретационные

1 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.№1.СЛ8.

2 Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып.З. Свердловск,1965.С208.

72

правила, направляющие процессы познания смысла толкуемой нормы и регу­лирующие (в порядке уточнения, конкретизации) порядок её реализации.1 А.Ф. Черданцев считает акты официального нормативного толкования интерпрета­ционными нормативными актами, а содержащиеся в них положения - «норма­ми о нормах», или же «нормами-разъяснениями». Нам представляется более правильным говорить о правилах понимания и применения права, поскольку исследуемая разновидность толкования имеет систему основных и дополни­тельных целей и, в частности, призвана обеспечивать правильное и единооб­разное правоприменение по соответствующей категории дел. Уяснение и разъ­яснение смысла нормативного акта являются необходимыми условиями, в ча­стности, для выводов Конституционного Суда РФ о его соответствии или несо­ответствии Основному Закону РФ. Согласно ст.74 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» Конституционный Суд РФ принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменитель­ной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов. По­становления и заключения Конституционного Суда РФ излагаются в виде от­дельных документов с обязательным указанием мотивов их принятия.

Следовательно, вполне справедливо можно говорить и о том, что процессы познания и интерпретации правовых норм имеют место в координационной и контрольной деятельности специализированных государственных органов и фиксируются в определённых правовых актах.

4. Особенности формы. Акты правоприменительного толкования имеют форму, аналогичную другим правовым актам, но имеют и свои особенности. Их исследование может быть проведено на основе разграничения внутренней и внешней формы. Эта проблема затрагивалась в отечественной юриспруденции в контексте изучения соотношения формы и содержания в праве. Л.С. Явич по­нимает под внутренней (структурной) формой права: а) на высшем уровне связь

1 Вопленко Н.Н. Акты толкования норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. на­ ук. Саратов,1972.С13.

2 Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М.Д979.С.157.

73

между объективным и субъективным правом, а также правовую систему как единство системы отраслей юридических норм и прав субъектов; б) на началь­ном уровне связи элементов единичной юридической нормы и элементов еди­ничного субъективного права. Внешняя же форма права состоит из источников объективного и субъективного права, т.е. законодательства, судебных решений, договоров, односторонних сделок и т.п.1 Экстраполируя это достаточно слож­ное рассуждение автора на почву теории толкования, можно заметить, что внутренняя форма актов толкования включает в себя связи между познанным смыслом правовых норм и способами изложения и аргументации выводов по юридическому делу. По мнению Н.Н. Вопленко, она выражается в специфиче­ском способе изложения смысла разъясняемых правовых норм и обусловлена совокупностью приёмов и средств, с помощью которых интерпретатор достига­ет ясности смысла толкуемой нормы.2 Мы исходим из того, что под внутрен­ней формой актов правоприменительного толкования необходимо пони­мать объединение и расположение доводов и аргументов правопримените­ля (интерпретатора) в определённой последовательности, обусловленной стоящими перед ним целями и задачами. Она воспроизводит и творчески дублирует отдельные элементы внутренней формы правоприменительных ак­тов. Кроме того, важно обратить внимание на то, что основным структурным элементом правоприменительного акта, в котором выражается акт толкования, является обычно его мотивировочная часть. Внутренняя форма актов казуаль­ного правоприменительного толкования может быть полной («развёрнутой») и «усечённой» (типовой, стандартизированной). Наличие типовой или стандарти­зированной внутренней формы характерно, как правило, для актов толкования, сопровождающих издание оперативно-исполнительных правоприменительных актов. Система детализированной и развёрнутой аргументации отличает чаще всего интерпретационные акты, сопутствующие принятию правоохранитель-

1 Явич Л.С. Право развитого социалистического общества (сущность и принципы). М.Д978.С.99.

2 Вопленко Н.Н. Акты толкования норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. на­ ук. Саратов,1972.С15.

74

ных правоприменительных актов.1 Так, в процессе реализации конституцион­ных полномочий по назначению на должность Председателя Правительства РФ Президент РФ издаёт Указы. Праворазъяснительная работа главы государства концентрируется при этом в сухой официальной формуле: «В соответствии с пунктом а) статьи 83 Конституции РФ назначить...». Иногда о существовании актов толкования можно сделать вывод лишь из общего смысла и целей право­применительных актов, поскольку они как бы «растворяются» в их содержании. Особенно это характерно для некоторых индивидуальных актов Президента РФ и Правительства РФ. Они могут вообще не содержать ссылок на правовые нор­мы и правообосновывающих выводов, а описывать только фактическую сторо­ну дела и фиксировать индивидуальное властное веление: «за заслу­ги... наградить» либо закреплять само индивидуальное властное веление: «Пра­вительство РФ постановляет...», «удовлетворить ходатайства о приёме в граж­данство РФ...».

В силу ст.312 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 27.10.1960 г. (далее - УПК РСФСР) приговор суда по уголовному делу состоит из вводной, описательной и резолютивной частей. Вызывает удивление тот факт, что на протяжении нескольких десятилетий в законодательстве отсутствует упомина­ние о мотивировочной части в приговоре. Однако из содержания ст.ст.313-317 УПК РСФСР можно заключить, что акты толкования «живут» преимуществен­но в его описательной части, аргументируя выводы суда об установленных им обстоятельствах уголовного дела, квалификации преступления и мере наказа­ния для подсудимого. Согласно ст. 197 ГПК РСФСР решение суда по граждан­скому делу состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. В мотивировочной части решения обосновывается правильность при­менения закона к установленным судом обстоятельствам дела и приводятся до­казательства, на которых основаны его выводы. Решение суда по делу о рас­торжении брака может состоять из вводной и резолютивной частей. В таком

1 Разграничение форм правоприменения на оперативно-исполнительную и правоохранительную обосновано в работе Самощенко И.С. Охрана режима законности Советским государством. М.,1960.

75

случае интерпретация судом норм семейного права выражается в краткой, ла­коничной формулировке: «На основании изложенного и ст.21 Семейного Ко­декса РФ, решил: ...». Применительно к ст. 127 Арбитражного процессуаль­ного кодекса Российской Федерации №70-ФЗ от 5.05.1995 г. (далее - АПК РФ) решение арбитражного суда по экономическому спору и иному делу, отнесён­ному к его компетенции, также состоит из вводной, описательной, мотивиро­вочной и резолютивной частей. Акты толкования фиксируются в его мотивиро­вочной части, аргументируя выводы суда об установленных им обстоятельст­вах дела, доказательствах, подтверждающих эти обстоятельства, законах и иных нормативных правовых актах, которыми руководствовался суд в разре­шаемом случае. Ст.261 Кодекса РСФСР об административных правонарушени­ях от 20.06.1984 г. (далее - КоАП РСФСР) вообще не предусматривает чёткого структурного построения постановления (решения) органа (должностного ли­ца), рассматривающего дело об административном правонарушении. Косвенное упоминание об интерпретационных актах можно обнаружить в указаниях зако­на о том, что правоприменительный акт должен содержать, в частности, изло­жение обстоятельств, установленных при рассмотрении дела, и ссылку на нор­мативный акт, предусматривающий ответственность за данное административ­ное правонарушение.

Внутренняя форма актов официального нормативного толкования макси­мально приближается по составу элементов к внутренней форме актов приме­нения права. В наиболее общем виде можно различать вводную, мотивировоч­ную и постановляющую части. Здесь речь идёт, в первую очередь, о Постанов­лениях Пленумов Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ, пись­мах и указаниях министерств и ведомств РФ и т.п. Вводная часть содержит ука­зание на наименование органа, дающего толкование, дату и место принятия ин­терпретационного акта, его название и порядковый номер, подписи компетент­ных должностных лиц. Мотивировочная часть заключает в себе констатацию текущего состояния правоприменительной практики и перечисление допускае­мых в её ходе типичных ошибок и нарушений законодательства, а также при-

76

чины и цели принятия разъяснения. Достаточно напомнить словосочетания и выражения, употребляемые в многочисленных интерпретационных актах: «обобщение практики рассмотрения судами гражданских дел свидетельствует о том, что...», «суды в основном правильно разрешают дела данной категории, но имеются отдельные существенные недостатки...», «при рассмотрении дел у су­дов возникли вопросы, требующие разъяснения» и т.д.1 Характерной чертой постановляющей части исследуемых актов толкования является формулирова­ние напоминаний, своеобразных наказов, указаний и правил понимания и при­менения правовых норм. Названные правила суть итог разъяснительной дея­тельности, основанной на учёте смысла норм действующего законодательства и смысла, придаваемого им в правоприменительной практике. Отсюда они кор­респондируют с властным индивидуальным велением правоприменителя и пра­вилом поведения, закреплённым в норме права её создателем, разъясняя и об­служивая реализацию обоих правовых явлений.

Определёнными особенностями отличается внутренняя форма актов не­официального правоприменительного толкования. Интерпретация права спе­циалистами в данной области знаний воплощается в фабуле юридических дел, подвергающихся анализу, даче комментария и формулировании собственного варианта понимания применяемых норм. Данная схема рассуждений лежит в основе научно-теоретического изучения правовой действительности в статьях, монографиях, консультациях и выступлениях компетентных лиц, сведущих в проблемах правоведения. Мотивировочную часть, или сам итог толкования, можно заметить в обыденной интерпретации правовых норм рядовыми гражда­нами. Понимание законов, непосредственно касающихся прав, свобод и обя­занностей личности, интересует большинство членов общества лишь своей за­ключительной частью - какой смысл вложен в ту или иную норму законода­тельными органами, т.е. как наиболее эффективно использовать свои права.

1 Сборники Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголов­ным и гражданским делам. М.,1995.

77

Внешняя форма актов правоприменительного толкования - это сово­купность внешних признаков официальных и неофициальных разъясне­ний, выражающихся в их индивидуальных реквизитах: наименовании осуществляющего толкование субъекта, дате и порядковом номере, назва­нии и содержании акта толкования, подписях компетентных лиц и др. Практические работники подразумевают под внешней формой чаще всего на­именование акта толкования. Она характеризуется многовариантностью и зави­симостью от внешней формы актов применения права. Здесь речь идёт о том, что акты правоприменительного толкования не имеют постоянной, предусмот­ренной для них внешней формы, но можно говорить о её качественных особен­ностях применительно к различным участкам и сферам правового регулирова­ния. Проще всего, на наш взгляд, охарактеризовать внешнюю форму актов не­официального правоприменительного толкования. Преимущественно устный способ фиксации и сохранения его результатов даёт возможность для вывода об исключительном многообразии внешних форм такого толкования. Известны комментарии, рекомендации, советы, предложения, учебники по праву, частные аналитические обзоры практики и т.д. Далее идут акты официального казуаль­ного правоприменительного толкования. Они также не имеют единой и универ­сальной внешней формы, ибо она прямо подчинена внешней форме правопри­менительного акта: приговор, решение и т.п. Наличие интерпретационных по­ложений в структуре правоприменительного акта является результатом детали­зации нормы с целью её применения к масштабу конкретной ситуации. Моти­вировочная часть акта применения права предназначена для аргументирования выводов по делу и оценки фактов и обстоятельств, положенных в основу юри­дического решения. Акты казуального разъяснения как бы «спрятаны» в рамках правоприменительного акта, скрыты за его оболочкой. Наконец, акты офици­ального нормативного правоприменительного толкования выделяются во всей массе изучаемых актов специфической, самостоятельной внешней формой: письмо, указание, положение, порядок, постановление, разъяснение и др. Они показывают общее направление праворазъяснительных процессов. На этом пу-

78

ти, состоящем из нескольких логически следующих друг за другом ступеней, происходит взаимообогащение и проверка адекватности законодательства тре­бованиям современной жизни.1 Поэтому движение права в общественной сис­теме отражается и в определённых внешних формах актов толкования его норм.

5. Разнообразие юридических последствий, вытекающих из результа­тов правоприменительного толкования. Данный родовой признак означает, что итоги рассматриваемого нами вида интерпретационной деятельности могут иметь различное юридическое значение для всех субъектов права. Помимо ма­териальной обусловленности данного толкования потребностями решения кон­кретного юридического дела, нужно учитывать объём и влияние на процедуру применения права ранее принятых правоприменительных актов и сложившихся в юридической практике прецедентов толкования правовых норм. Не секрет то, что, являясь специфическим продуктом правоприменительной, координацион­ной и контрольной юридической деятельности, и закрепляя свои итоги в право­вых актах, правоприменительное толкование приобретает относительную само­стоятельность.

Обратное влияние указанного толкования на юридическую практику рас­крывается прежде всего на примере процесса формирования правосознания ин­дивидов, социальных групп и общества в целом. Государственно-властная дея­тельность заставляет субъектов ориентироваться на сложившиеся правила по­нимания норм права, созданные в результате изучения и обобщения юридиче­ской практики. Они воспринимают и оценивают эти правила для того, чтобы найти оптимальное сочетание личных и общественных интересов. Познать об­щественные интересы и усвоить предъявляемые к ним требования помогает правоприменительное толкование.

Особая юридическая ценность подобного толкования состоит в повышении социальной значимости итога правоприменения по конкретному делу. В опре­делённых жизненных ситуациях интерпретация правовых норм настолько чётко

1 Керимов Д.А. Гегелевский метод восхождения от абстрактного к конкретному и процесс познания правовых явлений //Правоведение. 1971 .№2.С. 15,16.

79

и последовательно развёртывает цепочку рассуждений, логическую взаимо­связь доводов и аргументов правоприменительного акта, что представляется возможным говорить о своеобразном юридико-технологическом творчестве. Полученный эффект от решения по делу намного превышает существующие ожидания. Вынесенный акт применения права публикуется в специальных пе­чатных изданиях, имеет большой резонанс и привлекает внимание широких кругов общественности. Собственными продуктами действия правопримени­тельного толкования являются прецеденты толкования и правоположения по наиболее принципиальным и сложным делам, которые будут рассмотрены от­дельно.

Наконец, правоприменительное толкование может порождать особые пра­вовые последствия, связанные не только с уяснением и разъяснением смысла действующих норм права, но и с оценкой самих правовых норм в качестве со­ответствующих или несоответствующих законодательству. В указанных случа­ях оно способствует формированию новых представлений о путях и средствах толкования и применения права на основе проверки соответствия нормативных актов действующему законодательству.

6. Компетентный субъект. Познание и интерпретация норм права осуще­ствляются в общественной жизни людьми, обладающими собственными созна­нием и волей. Наличие множества субъектов, которые имеют возможность тол­ковать юридические нормы, предопределяет и различное практическое значе­ние результатов их толкования. Граждане толкуют правовые нормы, как в ходе их повседневной непосредственной реализации, так и в связи с участием в пра­воприменительном процессе, аргументируя и обосновывая свои интересы. В отличие от них, интерпретацией и применением правовых предписаний за­нимаются органы и должностные лица государства. В случаях, прямо преду­смотренных действующим законодательством, властными полномочиями тол­ковать и применять нормы права от имени государства наделяются общест-

80

венные объединения.1 В теории права эти общественные объединения в указан­ных случаях принято называть «управомоченными». Особые функции предста­вителей государства, которыми наделены должностные лица, призванные тол­ковать и применять правовые нормы, обусловливают и определённые требова­ния. Эти требования предъявляются к кандидатам на должности, связанные с реализацией функций государственного руководства и управления социальны­ми процессами. Например, согласно ст. 119 Конституции РФ судьями могут быть граждане РФ, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образова­ние и стаж работы по юридической профессии не менее 5 лет. Федеральным за­коном могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов РФ. Аналогичные условия для занятия должностей предусматриваются в органах исполнительной власти и прокуратуры, так как они толкуют и применяют нор­мы права в ходе реализации своих управленческих и надзорных полномочий. Отсюда следует, что основной субъект правоприменительного толкования - это компетентный, преимущественно властный субъект. Однако оно может осуще­ствляться и не уполномоченными специально на это лицами, закрепляя свои итоги в научных и обыденных разъяснениях. Аргументация сторон, коммента­рии законодательства специалистами и другие продукты неофициального тол­кования оказывают порой значительное влияние на решение юридических дел. Поэтому граждане являются своего рода вспомогательными субъектами данно­го вида толкования права. Общая связь рассматриваемой нами интерпретаци­онной деятельности с правоприменением служит основанием для вывода о том, что субъектами правоприменительного толкования выступают: а) органы и должностные лица государства; б) управомоченные общественные объе­динения; в) граждане.

Суммируя вышеизложенное, можно говорить о том, что исследование ро­довых признаков правоприменительного толкования позволяет подойти к фор-

1 См., например, Федеральный закон №10-ФЗ от12.01.1996г. «О профессиональных союзах, их правах и гаран­тиях деятельности» //Собрание законодательства РФ.1996.№З.Ст.148.

81

мулированию его общетеоретического определения. В данном определении, на наш взгляд, должны быть отражены следующие моменты:

1. Оно является особой разновидностью толкования права и включает в се­ бя три элемента: уяснение, разъяснение и акт толкования.

2. Правоприменительное толкование осуществляется в общественной жиз­ ни и юридической практике различными субъектами - органами и должност­ ными лицами государства, управомоченными общественными объединениями и гражданами.

3. Данный вид интерпретации сопутствует правоприменительной деятель­ ности и обслуживает её. Учитывая это, мы полагаем, что использование выра­ жения «в процессе применения права по конкретному делу» односторонне и не­ полно воспроизводит его бытие в системе правовой надстройки, так как огра­ ничивает сферу его действия только казуальным толкованием. Недостаточно точным будет и употребление конструкции «в целях применения права». Она не даёт возможности отграничить казуальное и нормативное толкование права. Каждая из названных разновидностей интерпретации выполняет определённые функции и способствует достижению специфической цели - разрешить кон­ кретный жизненный случай или задать единое направление правильного раз­ решения типичных жизненных случаев. Если исходить из существования трёх основных факторов, обусловливающих его формирование, то наиболее пра­ вильно оперировать терминами «связь с правоприменением». Все признанные основные виды толкования права - как в своей совокупности, так и каждый в отдельности, - могут быть связаны с применением правовых норм и, следова­ тельно, содействовать выполнению стоящих перед ним задач.

4. Логическое развитие предыдущего тезиса приводит к необходимости включения в понятие данного толкования системы его целей.

Поэтому нам представляется, что правоприменительное толкование есть осуществляемая в связи с правоприменением и выражающаяся в особых актах познавательная и интерпретационная деятельность органов госу­дарства, управомоченных общественных объединений, должностных лиц и

82

граждан, призванная аргументировать и обосновывать решение юридиче­ских дел, обеспечивать внутреннюю согласованность действующего зако­нодательства, единообразие и стабильность юридической практики.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ Дмитрий Анатольевич. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЕ ТОЛКОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2000. 2000

Еще по теме § 1. Понятие и особенности правоприменительного толкования:

  1. §3. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА
  2. §1. Понятие и элементы механизма правового регулирования жилищных отношений
  3.      Понятие толкования права
  4. § 1. Понятие толкования норм права
  5. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВОВЫХ НОРМ
  6. Тема 1. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА
  7. §18.2. Понятие «толкование права»
  8. 5.9.3. Виды толкования норм права
  9. Толкование норм права: понятие и виды
  10. 50.Акты толкования норм права: понятие, признаки, виды.
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -