<<
>>

§ 2. Виды и акты правоприменительного толкования

Проблемы видов и актов правоприменительного толкования являются ло­гическим продолжением и конкретизацией понятия и особенностей правопри­менительного толкования. Классификация указанного толкования на основные подразделения, группы и подгруппы способствует раскрытию его видовых при­знаков.

Научно-теоретическое значение каждой разновидности официального и неофициального толкования, сопровождающего и обслуживающего примене­ние правовых норм, всегда проявляется в практической роли, которую оно иг­рает. Акты же правоприменительного толкования представляют собой резуль­таты праворазъяснительной работы, проведённой органами государства, упра-вомоченными общественными объединениями, должностными лицами и граж­данами в связи с правоприменительной деятельностью. Они соединяют в себе родовые и видовые признаки данного толкования права.

Видовые признаки правоприменительного толкования определяются юридическими свойствами отдельных разновидностей официального и не­официального толкования права. Включая в своё содержание общие, родо­вые черты, характерные для толкования права в связи с его применением, видо­вые признаки позволяют обогатить наши представления об отдельных его раз­новидностях.

В то же время предлагается исходить из той посылки, что виды и акты - это понятия тождественные, так как каждый вид правоприменительного толкова­ния всегда находит своё выражение в соответствующих ему актах.

Правоприменительное толкование может быть классифицировано по сфере действия его актов, юридическому значению его результатов, способу их вы­ражения и закрепления, правовому положению органа государственной власти.

83

Критерием классификации правоприменительного толкования может выступать сфера действия его актов {нормативное, казуальное).

Нормативное правоприменительное толкование - это один из способов его выражения и проявления в юридической практике. Оно призвано ориенти­ровать процесс толкования и применения права и его результаты на макси­мально точное соответствие выраженной в праве государственной воле, обес­печивать повсеместное единообразное и правильное разрешение определённых категорий юридических дел, способствовать соблюдению законности в дея­тельности органов государства и должностных лиц.

Общий характер указанного толкования выражается в том, что оно охваты­вает своим действием множество жизненных случаев, подпадающих по опреде­лённым признакам под регулирование конкретных правовых норм. Неперсони-фицированный характер такого толкования проявляется в том, что сформулиро­ванное разъяснение обслуживает реализацию норм права, распространяющих действие на широкий круг субъектов общественных отношений. Они могут быть реальными или потенциальными участниками правоприменительного процесса, следовательно, их поведение регламентируется юридическими нор­мами с учётом их интерпретации, данной в соответствующих правовых актах. Государственная обязательность нормативного толкования отражает специ­фику властной деятельности представителей государства по решению находя­щихся в их ведении правовых вопросов. Они формулируют разъяснения право­вых норм, которые обязательно должны учитываться субъектами правоприме­нения.

Акты нормативного правоприменительного толкования выступают в виде Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, Конституционного Суда РФ или могут содержаться в письмах, указа­ниях, разъяснениях и других актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, а также в аналогичных по форме и содержанию актах субъектов РФ.

30.12.1996г. Государственный таможенный комитет РФ издал Указание №01-14/1465 «Об определении происхождения товаров из государств

84

- участников СНГ».1 В соответствии с Правилами определения страны проис­хождения товаров, ГТК РФ в порядке толкования уточнил некоторые их поло­жения. По смыслу пп.2 и 4 Указания, для подтверждения происхождения това­ров из государств - участников СНГ декларант должен представить в таможен­ный орган одновременно с грузовой таможенной декларацией декларацию-сертификат о происхождении товара как единственный юридически значимый документ, подтверждающий такое происхождение. Поэтому при его отсутствии на момент таможенного оформления товаров НДС и акцизы взимаются в об­щем порядке, даже при возможности определения таможенным органом проис­хождения таких товаров из государства - участника СНГ по товаросопроводи­тельной документации, спецификациям, сертификатам предприятия-изготовителя, маркировке и т.п.

Казуальное правоприменительное толкование - это особый способ вы­ражения и проявления данного вида толкования в правоприменительной дея­тельности. В ходе рассмотрения и разрешения конкретных юридических дел компетентные органы и должностные лица толкуют правовые нормы с целью их правильного и законного применения к индивидуальной жизненной ситуа­ции. Участниками этих ситуаций являются конкретные индивиды или группы индивидов. Разовое значение казуального разъяснения означает, что формально оно касается только данного жизненного случая. Персонифицированный харак­тер данной разновидности интерпретации суть распространение её на персо­нально определённых участников дела. Государственная обязательность по­добного толкования вытекает из предоставленных законодательством государ­ственным органам и должностным лицам властных полномочий разрешать юридические дела, относящиеся к их компетенции.

Акты казуального правоприменительного толкования содержатся в при­говорах, решениях, определениях и постановлениях судов, постановлениях (решениях) уполномоченных органов и должностных лиц по делам об админи­стративных правонарушениях, постановлениях и распоряжениях органов ис-

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1997.№11.С.63-65.

85

полнительной власти РФ и субъектов РФ по конкретным юридическим делам, отнесённым законом к их ведению. Постановлением заместителя начальника Волгоградского территориального управления Государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Министерства торговли РФ на предпринимателя Черкизова наложен штраф в размере 50 минимальных размеров оплаты труда. В обоснование вывода о его виновности было указано, что в нарушение установленных правил торговли при реализации 22 пар обуви он не имел при себе документов, содержащих сведения о поставщике, т.е. со­вершил правонарушение, предусмотренное статьей 146-5 КоАП РСФСР.1

Другим критерием классификации правоприменительного толкования может выступать юридическое значение его результатов (обязательное, ре­комендательное).

Обязательное юридическое значение результатов правоприменительного толкования можно рассматривать в качестве конкретного проявления одного из конструктивных признаков официального толкования. Иными словами, офици­альное нормативное правоприменительное толкование характеризуется обще­обязательностью. Оно касается всех лиц и органов, оказывающихся в одинако­вых фактических ситуациях, подпадающих под действие конкретных норм пра­ва, и должно строго и неуклонно учитываться в процессе применения и других форм реализации права. Официальное казуальное же правоприменительное толкование имеет обязательную юридическую силу лишь для данного жизнен­ного случая и его персональных участников. Подобное разъяснение смысла норм права иногда приводит к индивидуализации, персонификации стандарта общеобязательности сделанного уполномоченными органами разъяснения. Ре­комендательное значение сформулированного итога толкования для всех субъ­ектов и случаев можно представлять, в свою очередь, двояким образом: в виде предлагаемого варианта понимания и применения нормы (неофициальное тол­кование) и в форме возможного, предварительного образца её разъяснения (официальное казуальное толкование). Речь может идти об аргументах гражда-

Архив Комитета по защите прав потребителей Администрации Волгоградской Области за 1994 год.

86

нина в его исковом заявлении (...считаю, что договор пожизненного содержа­ния с иждивением заключён под влиянием обмана со стороны получателя рен­ты, имевшего намерение воспользоваться кратковременной материальной по­мощью в корыстных целях, т.е. является недействительным в силу ст. 179 ГК РФ»). В качестве образца толкования следует рассматривать полученный в рамках конкретного дела общий вывод (...Вышестоящий суд не имеет права принять уголовное дело к своему производству при отсутствии согласия обви­няемого, поскольку ст.47 Конституции РФ гарантирует каждому право на рас­смотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отне­сено законом). Существуя и функционируя в системе актов толкования права, эти разновидности правоприменительного толкования образуют самостоятель­ную подсистему, в которой каждая из них выполняет свою роль. Многоуровне­вое построение, «этажность» этой подсистемы раскрываются в следующих звеньях: 1) обязательное для всех субъектов и случаев определённого рода; 2) обязательное только для данного случая и рекомендательное для всех иных случаев определённого рода; 3) рекомендательное для всех субъектов и случаев определённого рода.

Первый уровень является способом фиксации и сохранения результатов официального нормативного правоприменительного толкования. Распростра­няя своё действие на любого субъекта - участника однотипных жизненных си­туаций, регламентированных правом, эта классифицируемая подгруппа толко­вания выражает правила понимания и применения в чистом виде, являющиеся общеобязательными. При этом аутентическое разъяснение смысла нормы права прямо обращено к широкому кругу органов (должностных лиц), организаций и граждан, и относится к области правореализации в целом. Данное толкование поэтому есть толкование широкого или непосредственного действия. 17.07.1999г. был принят Федеральный закон №177-ФЗ «О применении Поло­жения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции», в котором содержится следующее: «Установить, что до

87

принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохожде­ния службы сотрудниками органов внутренних дел, указанные вопросы регу­лируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федера­ции, утверждённым постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года №4202-1, в части, не противоречащей Закону Россий­ской Федерации «О милиции».1 Делегированная интерпретация права схема­тично предстаёт в виде «младшего спутника» аутентической, поскольку, обла­дая общим характером, направлена на усвоение его смысла в первую очередь правоприменяющими органами, а путём разбирательства юридических дел ста­новится известной и обычным гражданам. В разъяснениях Верховных судов, Генеральной прокуратуры, министерств и ведомств РФ условно различаются два уровня действия толкования: толкование непосредственного, прямого дей­ствия, или сформулированные для нижестоящих звеньев правоприменительной системы правила понимания юридических норм, а также толкование опосредо­ванного, косвенного действия, либо разъяснения смысла правовых норм, став­шие известными гражданам в результате рассмотрения и разрешения конкрет­ных жизненных случаев. Постановлением Министерства труда и социального развития РФ №20 от 7.07.1999г. утверждено Разъяснение «О порядке и услови­ях предоставления льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны». Согласно п.4 данного акта ор­ганам социальной защиты населения по месту жительства лица разъясняется, что удостоверение о праве на льготы выдаётся на основании любых документов военного времени, подтверждающих факт его нахождения в этих местах, а так­же справок и других документов архивных и иных учреждений полномочных органов: МВД, Минобороны, ФСБ России и т.п. В результате рассмотрения за­явления и приложенных к нему материалов гражданин, находившийся в несо­вершеннолетнем возрасте в специализированном медицинском учреждении и

1 Собрание законодательства РФ.1999.№29.Ст.3698.

2 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1999.№34-35.С.63-66.

использовавшийся в экспериментах, знакомится с результатами официального толкования нормативного акта, так как в соответствии с подпунктом «б» пункта 2 Разъяснения данные учреждения подпадают под понятие «другие места при­нудительного содержания».

Второй уровень представлен результатами официального казуального пра­воприменительного толкования. Обязательность разъяснения нормы, данного в ходе разрешения индивидуального юридического дела, ограничена именно этим делом, но в то же время может быть рассмотрена с точки зрения потенци­альной общеобязательности, предложения или совета истолковывать и приме­нять норму права аналогичным образом, так как она была интерпретирована в рамках конкретного дела. Содержательный потенциал казуального разъяснения оценивается с помощью нескольких критериев: юридический статус органа, осуществившего толкование, социальная и юридическая значимость дела, внутренняя логичность и убедительность интерпретации, использование прин­ципов права и т.д. Соответственно, можно говорить о той или иной степени ав­торитетности и возможности использования различных казуальных разъясне­ний в качестве опыта правоприменения, сложившихся стандартов и традиций понимания права. Учёту в процессе применения права подлежат и правовые обычаи, например, обычаи делового оборота в гражданском праве (ст.5 ГК РФ). Указанные обстоятельства мало принимались во внимание юридической нау­кой. Это объяснялось, прежде всего, господством доктрины верховенства зако­на как основного источника права, специфической государственно-правовой идеологией и особенностями формирования национального менталитета. В ис­тории отечественной юриспруденции роль прецедента для формирования ус­тойчивой правоприменительной практики по многим категориям дел фактиче­ски была достаточно значима. Прецедент служил определённым промежуточ­ным звеном между казуальным и нормативным уровнями толкования права и в периоды нестабильности действующего законодательства облегчал работу ос­новной массе юристов-практиков, занимавшихся применением правовых норм. Заслуживает поддержки высказанное в литературе мнение, что при сведении

89

всех источников права к единственному источнику - закону, «...из поля зрения выпадают элементы права, которые можно отнести к исторически накопленным ценностям социальной и правовой культуры»,1 т.е. обычное и прецедентное право. Другие учёные, хотя и критикуют концепцию судейского нормотворче­ства, отмечают современную тенденцию взаимного сближения романо-германской и англосаксонской правовых систем. «В романо-германских право­вых системах ныне всё более осознаются творческое значение судебной прак­тики и её неоценимый вклад в развитие законодательства. В то же время в анг­лосаксонских странах происходит обратная эволюция: суд постепенно транс­формируется из органа правотворческого в орган правоприменительный».2 Ду­мается, что попытки высших судебных инстанций искать варианты правильно­го и справедливого решения судебных дел не только в текстуальных рамках за­кона, но и в самой судебной практике, а также в обычаях (например, по делам, рассматриваемым в арбитражных судах), не могут быть квалифицированы лишь в качестве необоснованного расширительного и ограничительного толко­вания норм, т.е. нарушения требований законности. Действительно, подобные факты имели раньше и имеют теперь место в деятельности некоторых судеб­ных органов. Но за негативной реакцией контрольно-надзорных органов на формальное несоблюдение материальных и процессуальных норм права в про­цессе правоприменения нельзя не видеть и молчаливой констатации несовер­шенства законодательства. В ряде случаев отсутствие закона, регулирующего данное отношение, должно быть устранено нахождением закона, регулирующе­го сходное отношение, а при отсутствии последнего - применением общих на­чал, смысла, целей и принципов законодательства.3 Обращение к аналогии за­кона и права реально связано с субъективной оценкой правоприменителем кон­кретной ситуации и поиском возможного образца толкования нормы вне собст­венной сферы деятельности - в местной, региональной и федеральной право-

1 Разумович Н.Н. Источники и форма права //Советское государство и право.1988.№З.С20.

2 Боботов СВ. Буржуазные концепции судейского нормотворчества //Советское государство и пра- во.1986.№2.С94.

3 Например, Ст.6 ГК РФ, Ст.5 Семейного Кодекса РФ, Ст.10 ГПК РСФСР.

90

применительной практике. Решение компетентного органа по определённому юридическому делу не становится источником права, не получает общеобяза­тельность, но вносит в работу аналогичных органов некоторый упорядочиваю­щий, рекомендательный, а учитывая статус высших правоприменяющих орга­нов, служебно-обязывающий момент. Практически это означает, что количест­венно накапливаемые решения судов и иных органов, занимающихся право­применением, подходят к идеально отображаемой мере, либо границе, за кото­рой может возникнуть новое качественное состояние бытия объективно сло­жившейся нормы права - её юридически обязательное разъяснение общего ха­рактера. Отсюда возникает принципиальный вопрос правоведения и практики -не только о понятии и содержании, но и о месте прецедента толкования в сис­теме официальных разъяснений правовых норм. Ответ на него может быть дан на пути использования диалектического закона перехода количественных из­менений в качественные и введения в научный лексикон категории «механизма самосовершенствования правоприменения», анализа его стадий и элементов. Вполне допустимо рассматривать изложенное понятие как составную часть ме­ханизма правового регулирования побочного, вспомогательного действия, ра­ботающую совместно с его главными, ведущими частями - правотворческой и правореализационной. Указанный механизм служит внутренним передаточным звеном, с одной стороны, между казуальными разъяснениями и общими право-положениями, с другой стороны, между реализацией права и законодательст­вом. Можно выделить следующие стадии: а) стадия рассмотрения и разрешения юридических дел; б) стадия формирования результатов правоприменительной практики;1 в) стадия анализа и обобщения правоприменительной практики. Множественные решения правоприменяющих субъектов, содержащие вариан­ты понимания нормы, и прецедент толкования, фиксирующий определённый образец понимания права, обыкновение правоприменительной практики, закре­пляющее единую практическую линию праворазъяснения и правоприменения, и

1 Здесь мы берём за основу введенное В.П. Реутовым выражение «стадия формирования результатов юридиче­ской практики». См.: Юридическая практика и развитие законодательства. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Свердловск,1968.С10.

91

правоположение, представляющее собой официально признанное правило по­нимания и применения правовых норм, необходимо рассматривать в качестве важнейших элементов такого механизма, наряду с обзорами правопримени­тельной практики, информационными письмами и т.д. Казуальное разъясне­ние нормы права, произведённое в юридической практике и находящееся в пограничной зоне между индивидуальными решениями и общими право-положениями («мера»), можно назвать прецедентом толкования. Единичное правоприменительное решение, вынесенное в отсутствие предполагаемого об­разца или правила толкования, в том числе в ходе начального этапа применения нового крупного кодифицированного законодательного акта, регламентирую­щего новые общественные отношения, несёт в себе элемент потенциальной «прецедентности»; интерпретация нормы права, применённой в данном деле, обоснованная совокупностью логически взаимосвязанных аргументов и опи­рающаяся на глубокое знание текущего законодательства и профессиональные навыки лица, достойна того, чтобы впоследствии на неё ссылались как на при­мер, образец, в подтверждение выводов по другому делу. Толкование по ука­занному индивидуально-конкретному делу приобретает своего рода образцово-показательный характер. Иерархический принцип построения системы право-применяющих органов лишь усиливает и возводит в официальный ранг разъяс­нения органов, возглавляющих эту систему, по определённым делам. Преце­дентное значение их толкование получает ещё и в связи с опубликованием наи­более важных правоприменительных актов в специальных печатных изданиях: «Бюллетень Верховного Суда РФ», «Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ» и т.д. Толкование права, осуществлённое судебными органами субъектов РФ, имеет характер образца, когда правильность основанного на нём решения подтверждена высшими инстанциями.

Третий уровень выражается в неофициальных разъяснениях норм права. Не являясь формально обязательными, они организуют «питательную» среду для двух предыдущих уровней, рекомендуют образцы понимания права на основе научного анализа закономерностей их возникновения, функционирования и

92

развития и обыденного жизненного опыта отдельных субъектов. В отличие от рекомендательной нормативности, т.е. потенциальной общеобязательности в рамках правоприменительной деятельности государственных органов и долж­ностных лиц, здесь можно обнаружить и закрепить в общественном сознании нормативные и казуальные рекомендации. Таковы, к примеру, комментарии учёных к кодексам и другим законам (доктринальное нормативное рекомен­дательное толкование), анализ конкретных дел, рассмотренных в практике применения права, преподавателями вузов и частнопрактикующими юристами на страницах журналов и популярных изданий (доктринальное казуальное ре­комендательное толкование), обсуждение практики назначения и выплаты пенсий гражданами в разговоре друг с другом {обыденное нормативное реко­мендательное толкование) и т.п.

Критерием классификации правоприменительного толкования может выступать также способ выражения и закрепления его результатов (уст­ное, письменное).

Языковые высказывания составляют реальное содержание правовых актов - нормативных, интерпретационных и индивидуальных. Словесная форма вы­ступает внешней материальной оболочкой, носителем импульсов мышления и продуктов внутренней, интеллектуально-волевой деятельности субъекта. Мышление и язык являются двумя принципиальными категориями, с которыми связано всё человеческое существование: бытие и познание. Величайшие умы человечества рассматривали мышление и язык в качестве важнейших атрибутов научно-философских систем и предлагали свои концепции их взаимодействия. Разъяснение смысла права в устной форме располагает помимо множества ар­гументов, доводов и соображений дополнительными возможностями регуля­тивного воздействия: манерой речи, тоном, темпом, эмоциональной окраской высказываемого суждения о содержании правового правила и др. Оно было ис­торически первым способом достижения взаимопонимания людей, принадле­жавших к различным родам и племенам, ещё в глубокой древности. Устная форма выражения понимания нормы права отличается непосредственностью,

93

доступностью, индивидуально сформированным отношением личности к пред­мету познания. Будучи как простым, так и сложным по составу и структуре, подобное толкование относительно неустойчиво, субъективно и часто влечёт переоценку постигнутого правового содержания. Можно заметить прямо про­тивоположные взгляды на понимание различных норм действующего законода­тельства и практики его реализации, существующие в сегодняшнем российском обществе на протяжении ряда лет. Индивидуальное, личное отношение субъек­та к претворяемым в жизнь нормам права основано как на учёте, так и на не­знании, и даже игнорировании, официальных и неофициальных разъяснений. В числе последних могут быть профессиональное толкование правовых норм юристами и обыденное толкование права, производимое родственниками, друзьями, знакомыми в быту и на работе, т.е. так называемыми малыми и большими социальными группами.1 Достаточно вспомнить проблемы, карди­нально воздействовавшие на правосознание индивидов и общества в 90-х го­дах: введение свободных рыночных цен на основные группы товаров (продук­ции), работ и услуг, приватизация государственной, муниципальной собствен­ности и жилья, банкротство финансовых кампаний, привлекавших средства на­селения, обмен денежных знаков и др. Эти события находили отражение в со­ответствующих правовых актах государственных органов и, следовательно, в их толковании гражданами, особенно в устном толковании. Интерпретация норм права в правоприменительной деятельности компетентных органов (должностных лиц) выражается в той же форме, что и сами акты применения права - письменной. Письменное толкование формализовано, обладает более узким набором коммуникационных средств и менее подвержено влиянию соци­альных и психологических особенностей личности должностного лица, зани­мающегося толкованием и правоприменением. Закон требует чётких, лаконич­ных разъяснений и мотивировок принятого решения с приведением доказа­тельств. Задача законного и обоснованного применения права имеет здесь пре­имущественное значение.

1 Крапивенский С.Э. Социальная философия: Учебник для вузов. Волгоград,1997.СЛ47.

94

Практическая роль устного толкования проявляется в том, что оно содейст­вует реализации, в частности, принципа непосредственности, устности и непре­рывности судебного разбирательства (ст.240 УПК РСФСР, ст. 146 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ, ст.32 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ») и производства по делам об административных правонарушениях (ст.258 КоАП РСФСР). Однако назначение устного толкования - в защите и юридической аргументации субъ­ективных прав и охраняемых законом интересов. При этом диапазон право-разъяснительной активности может простираться от довольно пространных и проникнутых нравственными оценками рассуждений наследника (...что ни правило, то «тёмный лес»: потерял свидетельство о рождении и пиши пропало. А теперь без ходьбы по судам не обойтись, и в таком государстве ждать правды долго) до чрезвычайно ёмких и лаконичных высказываний собственника иму­щества (...По Конституции без решения суда меня лишить собственности ни­кто не может).

Письменное толкование является необходимым условием обеспечения за­конности и обоснованности вынесенного по юридическому делу решения. Это означает, что форма данного толкования подчинена форме соответствующего акта: приговора, решения, постановления - письменной (ст.312 УПК РСФСР, ст. 196 ГПК РСФСР, ст. 126 АПК РФ, ст.261 КоАП РСФСР, ст.74 ФКЗ «О Кон­ституционном Суде РФ»). В то же время основная роль этих разновидностей правоприменительного толкования проявляется не только в результатах право­применительной работы уполномоченных субъектов, но и характеризует ин­терпретационную деятельность участников юридического процесса. В связи с этим можно выделить:

Заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, - это акты, выражаю­щие суть их процессуальной позиции по возникающим в ходе рассмотрения де­ла вопросам: о вызове новых свидетелей, истребовании новых доказательств и т.д. (ст.276, 338 УПК РСФСР, ст.156, 300 ГПК РСФСР, ст.118 АПК РФ, ст.258 КоАП РСФСР, ст.53 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Они основываются на субъективной оценке участниками юридического дела значимости соверше-

95

ния или не совершения данных действий, связаны с предварительным пред­ставлением о возможных юридических последствиях удовлетворения либо не удовлетворения этих заявлений и ходатайств и сопряжены с интерпретацией правовых норм, регулирующих процессуальные отношения, которые могут возникнуть в будущем: «вызов свидетеля М. необходим для выяснения от­ношений подсудимого и потерпевшего, что имеет существенное значение для квалификации его действий».

Устные объяснения (показания) лиц, участвующих в деле, - это акты, свя­занные с изложением и толкованием фактической стороны дела, уточняющие их правовую позицию и аргументирующие желаемый для них вариант разре­шения рассматриваемого дела (ст.280-289,338,377 УПК РСФСР, ст. 166,302,328 ГПК РСФСР, ст.116 АПК РФ, ст.258 КоАП РСФСР, ст. 62 ФКЗ «О Конститу­ционном Суде РФ»). Такова оценка водителем своего поведения: «перед пере­строением на крайнюю левую полосу за 10м. я включил указатель левого поворота, а потому положений п.п. 8.2 Правил я не нарушал».

Речи лиц, участвующих в деле, и заключительные выступления сторон в Конституционном Суде РФ - это акты, совершаемые участниками юридическо­го процесса на соответствующей стадии судебных прений (заключительных выступлений). Они направлены на окончательное формулирование и обоснова­ние их правовой позиции по делу на основе исследованных материалов (ст.295 УПК РСФСР, ст. 185 ГПК РСФСР, ст.66 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ). В зависимости от содержания и целей этих актов можно отметить, например, в уголовном судопроизводстве: обвинительную речь прокурора (ст.248 УПК РСФСР), речь адвоката в защиту подсудимого (ст.249 УПК РСФСР), речи об­щественных обвинителей и общественных защитников (ст.250 УПК РСФСР), речи гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей (ст.295 УПК РСФСР), речи потерпевшего и его представителей (Постановление Конституционного суда РФ №1-П от 15.01.1999г. по делу о проверке конститу­ционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно-

96

процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева1). «Хищением картины мне причинён и моральный вред, и согласно ст. 1099 ГК РФ имею право на его возмещение».

Заключения прокурора - это специфическая разновидность актов устного правоприменительного толкования, осуществляемого представителями специа­лизированного государственного органа - Прокуратуры РФ. Заключение про­курора - это «мнение, высказываемое им в предусмотренных законом случаях в суде» (ст.34 УПК РСФСР). Думается, что такая легальная дефиниция равным образом применима и к характеристике иных видов заключений прокурора. К их числу также можно отнести: заключение прокурора в суде первой инстанции по существу гражданского дела в целом (ст. 187 ГПК РСФСР); заключение про­курора в процессе рассмотрения дела об административном правонарушении (ст.258 КоАП РСФСР); заключение прокурора в кассационной инстанции о за­конности и обоснованности приговора или решения суда первой инстанции (ст.335 УПК РСФСР, ст.ЗОЗ ГПК РСФСР); заключение прокурора в надзорной инстанции по протесту председателя суда или его заместителя на вступивший в законную силу судебный акт (ст.377 УПК РСФСР, ст.328 ГПК РСФСР). «Иск о лишении А. родительских прав подлежит удовлетворению, так как в су­дебном заседании нашли подтверждение многочисленные факты жестоко­го обращения с ребёнком и уклонения А. от его содержания».

Акты письменного правоприменительного толкования отличаются значи­тельным разнообразием. Анализ действующего законодательства и юридиче­ской практики позволяет выделить некоторые из них:

Исковое заявление - это общее основание возбуждения дел искового граж­данского судопроизводства и арбитражного судопроизводства. В соответствии со ст.ст.126 ГПК РСФСР и 102 АПК РФ исковое заявление подаётся в суд и ар­битражный суд в письменной форме. В нём, в частности, должны быть указа­ны: а) обстоятельства, на которых основаны исковые требования, и дока­зательства, подтверждающие эти обстоятельства; б) требование истца со

Собрание законодательства РФ.1999.№4.Ст.6О2.

97

ссылкой на статьи законов и иных нормативных правовых актов; в) пере­чень прилагаемых документов. Эти документы обосновывают правовую по­зицию обращающихся в суд граждан и организаций и служат средством юри­дической аргументации их личных и коллективных интересов.

Отзыв на исковое заявление - это средство защиты других лиц, участвую­щих в деле, против предъявленного иска. Чаще всего в науке гражданского процесса и практике принято говорить о праве ответчика на составление по­добного отзыва. ГПК РСФСР лишь вскользь упоминает о возможности ответ­чика представить в установленный судом срок доказательства в обоснование своих возражений против исковых требований (ст. 142 ГПК РСФСР). АПК РФ содержит специальную статью, регламентирующую форму и содержание отзы­ва на исковое заявление (ст. 109). В нём, в частности, указываются: а) в случае отклонения исковых требований мотивы полного или частичного откло­нения требований истца со ссылкой на законы и иные нормативные пра­вовые акты, а также на доказательства, обосновывающие возражения; б) перечень прилагаемых документов.

Жалоба - это акт, выполняющий несколько процессуальных функций: а) общего основания возбуждения производства по делам, возникающим из адми­нистративно-правовых отношений, (ст.231 ГПК РСФСР) и дел особого произ­водства по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении (ст.245 ГПК РСФСР); б) средства защиты лица, привлечённого к администра­тивной ответственности, против вынесенного в отношении него постановления (решения) компетентного органа или должностного лица (ст.266 КоАП РСФСР); в) формы обращения гражданина в Конституционный Суд РФ в связи с нарушением его конституционных прав и свобод законом, применённым или подлежащим применению в конкретном деле (п.4 ст. 125 Конституции РФ). ГПК РСФСР и КоАП РСФСР не определяют конкретных требований к содер­жанию жалоб первой и второй групп. Руководствуясь принципом аналогии за­кона, следует прийти к выводу, что к их составлению применяются такие же правила, что и к составлению исковых заявлений (обстоятельства, на которых

98

основана жалоба, и доказательства, подтверждающие доводы лица, его прось­бу). Это подтверждается и выводами Пленума Верховного Суда РСФСР в п.6. Постановления №1 от 17.03.1981г. «О практике применения судами законода­тельства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» и в п.6. Постановления № 4 от 14.04.1988г. « О некото­рых вопросах рассмотрения судами в порядке гражданского судопроизводства жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях».1 Лишь ст.37 ФКЗ « О Конституционном Суде РФ» устанавливает общие требо­вания к содержанию обращения в Конституционный Суд РФ, одной из форм которого является жалоба. Она направляется в Конституционный Суд РФ в письменной форме. В ней, в частности, должны быть указаны: а) позиция зая­вителя по поставленному им вопросу и её правовое обоснование со ссыл­кой на соответствующие нормы Конституции РФ; б) требование, обращен­ное в связи с жалобой к Конституционному Суду РФ; в) перечень прила­гаемых документов.

Заявление - это общее основание возбуждения дел особого гражданского судопроизводства (ст.245 ГПК РСФСР) и дел о взыскании с граждан недоимки по налогам, самообложению сельского населения и государственному обяза­тельному страхованию (ст.240 ГПК РСФСР). Заявления с просьбой о принесе­нии протестов в порядке надзора на вступившие в законную силу судебные ак­ты направляются должностным лицам, имеющим право принесения таких про­тестов, и также являются специфической формой выражения и обоснования юридических интересов заинтересованных лиц (ст. 376 УПК РСФСР, ст.322 ГПК РСФСР, ст. 185 АПК РФ). Следует отметить, что лишь ГПК РСФСР (гл.27-33) определяет обязательные требования к содержанию заявлений. К примеру, по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в заявле­нии должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо устано­вить данный факт, а также должны быть приведены доказательства, под-

1 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по граждан­ским делам. М.,1995.С.233,277.

99

тверждающие невозможность получения заявителем надлежащих доку­ментов либо невозможность восстановления утраченных документов

(ст.250). Это позволяет заключить, что составление указанной категории заяв­лений связано с установлением фактов и их анализом, - имеют они юридиче­ское значение или нет, - а также с аргументацией заявителем причинной связи между существованием этих фактов и его охраняемыми законом интересами.

Письменные заявления, ходатайства и объяснения (показания) лиц, участ­вующих в деле, в ходе его рассмотрения выполняют аналогичные задачи и функции, что и соответствующие им устные акты.

Кассационные и частные жалобы (протесты) — это акты, которые путём юридической аргументации и обоснования фактических данных и интерпрета­ции правовых норм обеспечивают реализацию права участников судопроизвод­ства на обжалование (опротестование) не вступивших в законную силу судеб­ных актов (ст.325,331 УПК РСФСР, ст.282,315 ГПК РСФСР). Они различаются по объектам обжалования (опротестования): кассационные жалобы и протес­ты подаются на акты судебных органов, которые юридическое дело разрешают по существу (приговор, решение), частные жалобы и протесты подаются на акты судебных органов, которые юридическое дело не разрешают по существу, а обслуживают развитие судебного процесса на всех его стадиях (определение, постановление). Кроме того, можно разграничивать эти акты и по субъектам их подачи: кассационные и частные жалобы подаются участниками судопроиз­водства, имеющими самостоятельный процессуальный интерес, кассационные и частные протесты приносятся представителями специализированного госу­дарственного органа - Прокуратуры РФ. Кассационная жалоба на решение суда по гражданскому делу, в частности, должна содержать: а) указание, в чём за­ключается неправильность решения, и просьбу лица, подающего жалобу; б) перечень прилагаемых письменных материалов (ст.286 ГПК РСФСР).

Апелляционные жалобы и обычные протесты образуют обособленную от предыдущей подгруппу. Выделение первой разновидности актов связано с осо­бенностями арбитражного судопроизводства, так как средством защиты против

100

незаконного или необоснованного решения арбитражного суда первой инстан­ции, которое не вступило в законную силу, является именно апелляционная жа­лоба (ст. 145 АПК РФ). Обычные протесты прокурора, в отличие от кассаци­онных и частных протестов, приносятся на незаконные или необоснованные правоприменительные решения в производстве по делам об административных правонарушениях (ст.269,275 КоАП РСФСР). В апелляционной жалобе, в част­ности, должны быть указаны: а) требования лица, подающего жалобу, и ос­нования, по которым заявитель считает решение неправильным, со ссыл­кой на законы, иные нормативные правовые акты и материалы дела; б) перечень прилагаемых документов (ст. 148 АПК РФ).

Протесты в порядке надзора — это акты, издаваемые на самостоятельной стадии судопроизводства и ставящие вопрос об отмене или изменении всту­пивших в законную силу судебных актов. Субъектами подачи протестов данного вида являются строго определённые законом должностные лица: Председатели Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный проку­рор РФ, их заместители, а также председатели судов общей юрисдикции и про­куроры субъектов РФ (ст.371 УПК РСФСР, ст.320 ГПК РСФСР, ст. 181 АПК РФ). Содержание протеста в порядке надзора в гражданском судопроизводстве, в частности, должно соответствовать содержанию кассационной жалобы или протеста (ст.286,324 ГПК РСФСР).

Следующим критерием классификации правоприменительного толко­вания может выступать правовое положение органа государственной вла­сти {законодательное, административное, судебное).

Данная группа видов правоприменительного толкования имеет существен­ное значение для теории и практики, но в то же время не лишена моментов ус­ловности. Это определяется тем, что при ближайшем рассмотрении она оказы­вается лишь логическим выведением из постулата правового государства о раз­делении властей на законодательную, исполнительную и судебную. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в рамки данного деления достаточно сложно «вписать» акты толкования органов Прокуратуры РФ, которые рас-

101

сматриваются в подсистеме административного толкования.

Интерпретация правовых норм законодательными органами в связи с пра­воприменением мало изучается в юридической науке. Это обусловлено его не­типичным для деятельности органов законодательной власти характером. Ос­новной функцией законодательных органов является нормотворчество. Осо­бенностью праворазъяснительной и правоприменительной деятельности парла­мента является то, что он занимается как применением норм Конституций (Ус­тавов), так и применением иных норм законодательства, закрепляющих его компетенцию. Это говорит о том, что толкование права в данном случае может отличаться связью с непосредственным отправлением конституционно (устав-но) возложенных на него полномочий, реализацией его конституционных (ус­тавных) функций.

Федеральные законы - это акты, выделение которых связано с Постановле­нием Конституционного Суда РФ № 17-П от 17.11.97г. «По делу о проверке конституционности постановлений Государственной Думы Федерального Соб­рания Российской Федерации от 21 июля 1995 года № 1090-1 ГД «О некоторых вопросах применения Федерального закона «О внесении изменений и дополне­ний в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и от 11 октября 1996 года № 682-2 ГД «О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации».1 Конституционный Суд РФ признал оба Постановления не соответствующими Конституции РФ по форме и с точки зрения установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти. Однако попутно он сформулировал важное правило о том, что аутентическое разъяснение феде­ральных законов может издаваться только в форме соответствующих фе­деральных законов. Это вытекает из двухпалатного состава Федерального Соб­рания РФ и установленной в Конституции РФ процедуры принятия, подписа­ния и обнародования федеральных законов. Актом согласованного волеизъяв­ления палат федерального парламента является федеральный закон (ст. 105

1 Собрание законодательства РФ.1997.№47.Ст.5492.

102

Конституции РФ). Поэтому официальное аутентическое разъяснение федераль­ного закона должно иметь форму такого же акта согласованного волеизъявле­ния палат федерального парламента - федерального закона. Указанный акт толкования содержит государственные предписания, обязательные для испол­нения, имеет общее действие и письменную форму.

Постановления - это акты, принимаемые Советом Федерации и Государст­венной Думой Федерального Собрания РФ по вопросам их ведения (ст. 102 и 103 Конституции РФ; соответствующие статьи действующего законодательст­ва). Постановления являются наиболее универсальной формой закрепления ре­зультатов практической деятельности палат Федерального Собрания РФ. Они могут выступать в виде: самостоятельных правоприменительных актов палаты либо актов нормативно-вспомогательного значения, с помощью которых ут­верждаются иные правовые акты палат (Постановление о запросе в Конститу­ционный Суд РФ). Постановлением №1478-11 ГД от 5.06.1997г. Государствен­ная Дума на основании ст.41 Федерального закона «О рынке ценных бу­маг» определила членом коллегии Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг - представителем Государственной Думы Нестеренко Татьяну Геннадь­евну.1 В данном случае акт толкования о правильном понимании нормы о ком­петенции палаты обеспечивает назначение должностного лица на государст­венную должность. В постановлениях фиксируются акты казуального право­применительного толкования, обладающие государственной обязательностью и выраженные в письменной форме.

Запросы и ходатайства - это формы обращения Совета Федерации, Госу­дарственной Думы либо 1/5 их членов (депутатов) в Конституционный Суд РФ по строго определённому кругу вопросов (пп.2, 3, 5 и 7 ст. 125 Конституции РФ). Можно выделить: а) запросы о проверке конституционности нормативных актов и договоров органов государственной власти; б) запросы о проверке кон­ституционности не вступивших в силу международных договоров РФ; в) запро­сы о даче толкования Конституции РФ; г) запрос Совета Федерации о соблюде-

1 Собрание законодательства РФ.1997.№25.Ст.2877.

103

нии установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государ­ственной измене или совершении иного тяжкого преступления; д) ходатайства о разрешении спора о компетенции между органами государственной власти различных уровней. Эти акты содержат изложение и аргументацию правовой позиции палат Федерального Собрания РФ со ссылкой на нормы Конституции РФ и требование, обращенное к Конституционному Суду РФ в связи с запросом или ходатайством (ст.37 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Однако следует отметить, что содержащиеся в них акты правоприменительного толкования мо­гут иметь как общее (запросы о даче толкования Конституции РФ), так и разо­вое значение (запрос Совета Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совер­шении иного тяжкого преступления), всегда облекаются в письменную форму и имеют рекомендательный, «постановочный» характер по отношению к буду­щему решению Конституционного Суда РФ. Последнее обстоятельство обу­словлено тем, что законодатель не может вмешиваться в процесс осуществле­ния правосудия. В подобной ситуации он является стороной в конституцион­ном процессе и высказывает лишь своё мнение, позицию по поставленному во­просу. Доводы и аргументы палат федерального парламента в случае согласия с ними Конституционного Суда РФ могут быть положены в основу его решения и приобрести авторитетный характер.

Решения и разъяснения палат Федерального Собрания РФ либо отдельных их депутатов (членов) - это акты, обеспечивающие их нормальную деятель­ность и обслуживающие функционирование внутриорганизационных отноше­ний в Совете Федерации и Государственной Думе. Каждая из палат принимает свой регламент и решает вопросы внутреннего распорядка своей деятельности (п.4 ст. 101 Конституции РФ). Таким образом, объектами толкования и приме­нения выступают нормы Регламентов палат Федерального Собрания РФ.1 Они

1 Регламент Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (с последующими измене­ниями и дополнениями) //Собрание законодательства РФ.1998.№7.Ст.8О1; Регламент Совета Федерации Феде­рального Собрания Российской Федерации (с последующими изменениями и дополнениями) //Собрание зако­нодательства РФ. 1996.№7.Ст.655.

104

прямо не предусматривают обязательных форм актов толкования его положе­ний, однако путем систематического толкования Регламентов можно прийти к выводу, что наиболее распространённой формой актов применения норм Рег­ламентов и, следовательно, сопутствующих им актов их толкования является решение. Решения заносятся в стенограмму заседания соответствующей пала­ты. Они принимаются как коллегиально путем проведения голосования палаты, так и единолично путем принятия решения председательствующим в заседании. Сравним: «В случае нарушения правил депутатской этики председательст­вующий предупреждает выступающего, а в случае повторного нарушения лишает его права выступления в течение всего дня заседания. В случае на­рушения указанных правил депутат может быть также лишен права вы­ступления на срок до одного месяца решением палаты, принимаемым большинством от общего числа депутатов» (ст.45 Регламента Государствен­ной Думы). Разъяснение положений Регламентов во время заседания палат обеспечивает ясность их смысла и способствует правильному их пониманию и применению в практической работе депутатов. Оно может осуществляться спе­циально уполномоченным представителем (представителями) Комитета Госу­дарственной Думы по Регламенту и организации работы палаты и имеет уст­ную форму. Оно обладает определенной степенью обязательности, но против приведённых разъяснений могут быть сделаны возражения депутатами или председательствующим. Возражения рассматриваются на специальном заседа­нии Комитета, и окончательное решение по указанному вопросу доводится до сведения палаты (ст.219 Регламента Государственной Думы). Разъяснения по­ложений Регламента даются Комиссией Совета Федерации по регламенту и парламентским процедурам и при необходимости могут быть утверждены по­становлением Совета Федерации (ст.232 Регламента Совета Федерации).

Органы законодательной власти субъектов РФ занимаются интерпретаци­онной деятельностью в процессе реализации своих полномочий, закрепленных в Конституциях (Уставах) и иных актах законодательства субъектов РФ. Ана­лиз Конституции РФ позволяет назвать в числе их актов толкования запросы и

105

ходатайства (пп.2, 3 и 5 ст. 125 Конституции РФ). Согласно ст.ЗО Устава Вол­гоградской области Волгоградская областная Дума принимает постановления.

Следовательно, федеральные законы, постановления, запросы, ходатайст­ва, решения и разъяснения органов законодательной власти либо отдельных их депутатов (членов) - это вместе с тем и своеобразные акты правоприменитель­ного толкования.

Термин «административное» правоприменительное толкование означает интерпретационную деятельность главы государства, федеральных органов ис­полнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ, а также органов прокуратуры РФ, сопутствующую правоприменению и обслуживаю­щую его. Включение в данное понятие толкования правовых норм работниками прокуратуры в связи с их применением обусловлено тем, что сам термин «ад­министративное» употребляется скорее как логическая противоположность по­нятию «судебное» толкование. Правосудие в РФ осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ). Нельзя отнести указанный вид толкования и к роду «законодательного», поскольку органы прокуратуры не могут заниматься пра­вотворчеством (ст.ст. 105,106,107 Конституции РФ).

Указы, распоряжения, запросы, ходатайства и официальные разъяснения -это акты Президента РФ, аргументируемые правоприменительным толковани­ем. Специфика правового статуса Президента РФ по новой Конституции РФ, выведение его за рамки исполнительной власти и наделение особыми функ­циями главы государства (ст.80 Конституции РФ), на наш взгляд, в общем и це­лом не влияют на квалификацию его интерпретационной деятельности в каче­стве «административного» правоприменительного толкования.

Указы и Распоряжения Президента РФ издаются им в процессе правопри­менительной и контрольной деятельности по вопросам, отнесенным к его веде­нию (ст.ст.83-89, 115 Конституции РФ; соответствующие статьи действующего законодательства). Им сопутствуют акты общего или казуального правоприме­нительного толкования, имеющие письменную форму и обязательное значение для всех адресатов, к которым они обращены. Указом №1491 от 25.10.1996г. «О

106

Егорове Н.С.» Президент РФ в соответствии со статьей 83 пункт «к» Кон­ституции РФ освободил Егорова Николая Сергеевича от должности полно­мочного представителя Президента РФ во Владимирской области.1 Распоряже­нием Президента РФ №513-рп от 21.10.1996г. Центральному спортивному клу­бу Военно-Морского Флота присвоено почетное наименование - имени Ад­мирала флота Советского Союза Горшкова С.Г.2 Акты толкования способству­ют правильному уяснению смысла норм, определяющих его компетенцию, и эффективной реализации его полномочий. В Распоряжении они содержатся в «свёрнутом» виде, подразумевая право Президента РФ присваивать почетные звания (ст.89 Конституции РФ). К сожалению, отсутствие всякой юридической аргументации или ссылок на нормы права во многих правоприменительных ак­тах главы государства «обесценивает» их юридические свойства и свидетельст­вует о недостаточно высокой культуре их составления в настоящий период. В законодательстве необходимо закрепить положение, по которому отсутствие в индивидуальных актах Президента РФ ссылок на правовые нормы, а в актах его контрольной деятельности, кроме того, и подробной юридической аргумента­ции, безусловно влечёт незаконность таких актов.

Запросы и ходатайства Президента РФ направляются в Конституционный Суд РФ, обосновывают правовую позицию главы государства по поставленным в них вопросам со ссылкой на соответствующие статьи Конституции РФ и формулируют требование к Конституционному Суду РФ. Содержание, объекты и юридические свойства запросов и ходатайств Президента РФ в целом анало­гичны содержанию, объектам и юридическим свойствам запросов и ходатайств Федерального Собрания РФ. Кроме того, Президент РФ может обращаться в Конституционный Суд РФ с ходатайством о разрешении спора о компетенции по дополнительному основанию, предусмотренному статьей 85 (часть 1) Кон­ституции РФ. Он может использовать согласительные процедуры для разреше­ния разногласий между органами государственной власти РФ и органами госу-

1 Собрание законодательства РФ.1996.№44.Ст.5007.

2 Собрание законодательства РФ.1996.Х°44.Ст.5009.

107

дарственной власти субъектов РФ, а также между органами государственной власти субъектов РФ. В случае недостижения согласованного решения он мо­жет передать разрешение спора на рассмотрение Конституционного Суда РФ.

Официальные разъяснения в деятельности Президента РФ выступают спе­цифической разновидностью актов правоприменительного толкования. Это ак­ты официального аутентического толкования изданных им правовых норм. Они имеют общее значение, обладают государственной обязательностью и выражены в письменной форме. В Официальном разъяснении подпункта «а» пункта 1 Указа Президента РФ №863 от 12.06.1996г. «О правах и льготах воен­нослужащих, выполняющих (выполнявших) задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике» определяются категории военнослужа­щих, подпадающих под понятия «проходящих (проходивших) военную службу по призыву» и «выполняющих (выполнявших) задачи».1 Это было вызвано по­требностями обеспечения единообразного понимания и применения Указа, а именно: установления размеров единовременных пособий и страховых сумм по обязательному государственному личному страхованию военнослужащих. Особенностью подобных актов толкования является то, что они осуществляют­ся на основании поручений Президента РФ его Главным Государственно-Правовым Управлением. Однако вряд ли их можно квалифицировать как деле­гированные разъяснения. Данное Управление выступает структурным подраз­делением Администрации Президента РФ и поэтому его разъяснения - тем бо­лее на основании поручений главы государства - по существу есть авторитет­ные аутентические разъяснения самого Президента РФ.

Постановления, распоряжения, запросы и ходатайства — это акты Прави­тельства РФ, аргументируемые правоприменительным толкованием.

Постановления и Распоряжения Правительства РФ издаются им в процессе правоприменительной и контрольной деятельности по вопросам, отнесенным к его ведению (ст. 114 Конституции РФ; соответствующие статьи действующего

1 Собрание законодательства РФ.1997.№8.Ст.1595.

2 Положение о Главном государственно-правовом управлении Президента РФ было утверждено Указом Прези­ дента РФ №342 от 7.03.1996г. //Собрание законодательства РФ.1996.№11.Ст.1030.

108

законодательства). Им сопутствуют акты общего или казуального правоприме­нительного толкования, имеющие письменную форму и обязательное значение для всех адресатов, к которым они обращены. Постановлением №1524 от 20.12.1998г. Правительство РФ назначило Богачева Геннадия Михайловича заместителем Министра РФ по антимонопольной политике и поддержке пред­принимательства.1 Распоряжением №1806-р от 18.12.1998г. Правительство РФ внесло в Государственную Думу проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в статьи 38, 42 и 44 Федерального закона «Об общест­венных объединениях»» и назначило заместителя Министра юстиции РФ Сидоренко Е.Н. своим официальным представителем при рассмотрении па­латами Федерального Собрания РФ указанного законопроекта.2 В этих случаях толкование призвано содействовать реализации властных полномочий Прави­тельства РФ в конкретных жизненных ситуациях - формированию кадрового состава подчиненных ему органов (ст. 12 ФКЗ «О Правительстве РФ») и реали­зации права законодательной инициативы (ст.36 ФКЗ «О Правительстве РФ»). Однако юридическая аргументация и ссылки на нормы права отсутствуют в данных - и в большинстве других - индивидуальных актах Правительства РФ, что «нивелирует» их юридические свойства, т.е. не даёт представлений о за­конности и обоснованности их издания. Думается, что практические рекомен­дации по оформлению правовых актов Президента РФ и юридическим послед­ствиям несоблюдения этих требований в равной степени применимы и к поряд­ку оформления правовых актов Правительства РФ.

Запросы и ходатайства Правительства РФ направляются в Конституцион­ный Суд РФ, обосновывают правовую позицию Правительства РФ по постав­ленным в них вопросам со ссылкой на соответствующие статьи Конституции РФ и формулируют требование к Конституционному Суду РФ. Содержание, объекты и юридические свойства запросов и ходатайств Правительства РФ в целом аналогичны содержанию, объектам и юридическим свойствам запросов и

1 Собрание законодательства РФ.1998.№52.Ст.6422.

2 Собрание законодательства РФ.1998.№52.Ст.6426.

109

ходатайств Федерального Собрания РФ и Президента РФ. Вопросы, затраги­ваемые в этих актах, и способы их возможного решения Конституционным Су­дом РФ могут влиять на существующую праворазъяснительную и правоприме­нительную практику различных субъектов.

Письма, разъяснения, указания и инструкции — это наиболее распростра­нённые акты министерств и иных федеральных органов исполнительной вла­сти, аргументируемые правоприменительным толкованием.

Акты толкования данной группы обладают государственной обязательно­стью, имеют общий характер и письменную форму. Поскольку право на их из­дание может быть прямо предусмотрено законодательством о компетенции фе­дерального органа исполнительной власти или вытекать из него, часто они но­сят делегированный характер. В них формулируются общеобязательные прави­ла понимания и применения норм права для нижестоящих звеньев соответст­вующего ведомства, которые призваны ориентировать интерпретационную дея­тельность должностных лиц и граждан и обеспечивать единообразное и пра­вильное применение юридических норм в определённой сфере общественных отношений. Наиболее рельефно это характеризует праворазъяснительную рабо­ту налоговых, антимонопольных органов, органов по труду и социальному обеспечению. Здесь примерами могут служить, в частности, следующие акты:

А) Письмо Государственной налоговой службы РФ №ВЗ-4-03/55н от 15.08.1996г. «О порядке исчисления налога на добавленную стоимость органи­зациями жилищно-коммунального хозяйства». Мотивировочная часть данного акта толкования гласит: «В связи с возникающими вопросами о порядке ис­числения налога на добавленную стоимость организациями жилищно-коммунального хозяйства Госналогслужба России по согласованию с Минфином России и Минстроем России разъясняет...». Далее в письме рас­крывается состав источников, за счет которых складывается выручка от реали­зации товаров (работ, услуг) у этих организаций, а также анализируются от­дельные направления ведения бухгалтерского учета.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1996.№6.С.40-43.

по

Б) Разъяснения «О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального закона от 9.01.1996г. №2-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О защи­те прав потребителей» и Кодекс РСФСР об административных правонарушени­ях»), утвержденные Приказом Государственного антимонопольного комитета РФ №160 от 20.05.1998г. Указанные разъяснения обеспечивают правильное по­нимание и применение нормативных положений одного из важнейших норма­тивных актов в области гражданского законодательства, каким является Закон РФ «О защите прав потребителей».1

Разъяснения «Об отпусках без сохранения заработной платы по инициа­тиве работодателя», утвержденные Постановлением Министерства труда РФ №40 от 27.06.1996г. В названных разъяснениях обоснована неправомерность направления работников в «вынужденные» отпуска без сохранения заработной платы по инициативе работодателя на основе уяснения смысла ст.76 КзоТ РФ.2

В) Указание Министерства социальной защиты населения РФ № 1-4-У от 20.05.1996г. «О праве на вторую пенсию вдов военнослужащих, погибших в период Великой Отечественной войны, в связи с изменениями и дополнениями, внесенными в Закон РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших воен­ную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей»». Они направлены нижестоящим органам социального обеспечения для сведения и руководства в работе, а также для правильного применения нововведений в упомянутый За­кон.3

Г) Инструкция Государственной налоговой службы РФ №33 от 8.06.1995г. «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятий». Например, разъясняя порядок применения льгот по налогу для общественных организаций инвалидов, а также других предприятий, учреждений и организа­ций, в которых инвалиды составляют не менее 50% от общего числа работни­ков, Госналогслужба России определила, что «под общим числом работников

1 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1999.№2.С.16-36.

2 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1996.№1.С63.

3 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1996.№1.С.52-53.

Ill

понимается среднесписочная численность предприятия, учреждения и ор­ганизации, в которую включаются работники, состоящие в штате, а также совместители (без внутренних) и работники, выполняющие работу по до­говору подряда и другим договорам гражданско-правового характера».1

Органы исполнительной власти субъектов РФ занимаются интерпретаци­онной деятельностью в процессе реализации своих полномочий, закрепленных в Конституциях (Уставах) и иных актах законодательства субъектов РФ. Ана­лиз Конституции РФ позволяет назвать в числе их актов толкования запросы и ходатайства (пп.2 и 3 ст.125 Конституции РФ). Согласно ст.39 Устава Волго­градской области Администрация Волгоградской Области издаёт распоряже­ния.

Протесты, представления, постановления и предостережения - это акты надзорной деятельности Прокуратуры РФ, аргументируемые правопримени­тельным толкованием. Они представляют собой меры прокурорского реагиро­вания на нарушения законодательства РФ, прав и свобод человека и граждани­на в процессе применения правовых норм (ст.ст.23, 24, 25, 25-1 Федерального Закона №168-ФЗ от 17.11.1995г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О прокуратуре РФ»2).

Следовательно, указы, постановления, распоряжения, запросы, ходатай­ства, протесты, представления, предостережения, разъяснения, письма, ука­зания и инструкции - это акты, которые могут содержать в себе администра­тивное правоприменительное толкование.

Акты судебного правоприменительного толкования являются наиболее ин­тересной и привлекательной в научном отношении темой. Необходимо отме­тить, что традиционно юридическая наука акцентировала внимание на изуче­нии актов судебного толкования и достигла в этом значительных успехов.3 Для

1 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.1995.№11.С.З-12.

2 Собрание законодательства РФ.1995.№47.Ст.4472.

3 Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М.Д976.С.70-92; Черданцев А.Ф. Толкование советского права М 1979 С. 150-165; Судебная практика в советской правовой системе. М.,1975; Тарасова В.В. Акты су­ дебного толкования норм права: понятие, юридическая природа, виды //Вопросы теории государства и права. Вып.10. Саратов,1998.С112-121 и другие работы.

112

нас эта проблема представляется в более широком контексте. Акты судебного толкования - это разновидность актов правоприменительного толкования. Су­дебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст.118 Конституции РФ). В соответствии со ст.4 ФКЗ «О судебной системе РФ» создаются и функциони­руют федеральные суды и суды субъектов РФ. Систему федеральных судов об­разуют Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и другие федеральные суды общей юрисдикции, Высший Арбитражный Суд РФ и иные федеральные арбитражные суды. В систему судов субъектов РФ входят конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ. Акты судебного правоприменительного толкования обладают различными юридическими свойствами и практическим значением. Анализ действующего законодательства и судебной практики позволяет выде­лить наиболее важные из них:

Приговор - это «решение, вынесенное судом в заседании по вопросу о ви­новности или невиновности подсудимого и о применении или неприменении к нему наказания» (ст.34 УПК РСФСР). Он является основным правопримени­тельным актом суда первой инстанции и разрешает по существу уголовное де­ло. Его вынесение аргументируется актами казуального правоприменительного толкования, имеющими письменную форму и обязательное значение для всех участников процесса. Согласно ст.314 УПК РСФСР описательная часть обви­нительного приговора должна содержать, в частности, доказательства, на ко­торых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; в случае признания части обвинения необоснованной - осно­вания к этому; мотивы изменения обвинения, если таковое было произведе­но в суде. Суд обязан также мотивировать назначение наказания в виде ли­шения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы; применение условного осу­ждения; назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление, переход к другому более мяг-

113

кому наказанию; назначение вида исправительной колонии или колонии-поселения, воспитательной колонии с отступлением от общих правил; ре­шение вопросов, связанных с отсрочкой исполнения приговора. В описа­тельной части оправдательного приговора приводятся доказательства, послу­жившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было ос­новано обвинение. В описательной части обвинительного и оправдательного приговора должны содержаться мотивы, обосновывающие решение суда в отношении гражданского иска или возмещения материального ущерба, причинённого преступлением.

Решение - это постановление суда или арбитражного суда первой инстан­ции, которым разрешается по существу гражданское или арбитражное дело (ст. 191 ГПК РСФСР, ст. 124 АПК РФ). Сопровождающие его принятие и им­плицитно присутствующие в нём акты казуального правоприменительного тол­кования обладают государственной обязательностью и выражены в письмен­ной форме. Они отличаются единой («развёрнутой») внутренней формой. В си­лу ст.ст.197 ГПК РСФСР и 127 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказа­тельства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства (и не применяет законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле,), а также законы и иные нормативные правовые акты, которыми ру­ководствовался суд. В случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда по гражданскому делу может быть указано лишь на при­знание иска и принятие его судом. В заседаниях Конституционного Суда РФ принимаются также решения по вопросам организации его деятельности (ст.71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»).

Определение - это разновидность судебных актов, в которой концентриру­ется вся многообразная и сложная организационно-техническая, информацион­но-справочная и собственно юридическая деятельность органов правосудия.

114

Судебное определение выполняет различные процессуальные функции и может представлять собой: а) всякое, помимо приговора, решение, вынесенное судом первой инстанции при производстве по уголовному делу (ст.261 УПК РСФСР); б) постановление суда либо арбитражного суда первой инстанции или судьи, которым не разрешается по существу гражданское или арбитражное дело (ст.223 ГПК РСФСР, ст. 140 АПК РФ); в) постановление суда кассационной ин­станции, которым разрешается вопрос о правильности приговора или решения суда первой инстанции (ст.351 УПК РСФСР, ст.ЗП ГПК РСФСР); г) решение, принятое вышестоящим судом, кроме президиумов судов, при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов: в уголовном судопроизводстве -в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам (ст.381,389 УПК РСФСР), в гражданском судопроизводстве - в порядке надзора (ст.332 ГПК РСФСР); д) решение суда при пересмотре по вновь открывшимся обстоятельст­вам принятого им и вступившего в законную силу судебного акта в граждан­ском и арбитражном судопроизводстве (ст.337 ГПК РСФСР, ст. 196 АПК РФ); е) всякое иное решение Конституционного Суда РФ, принимаемое в ходе осуще­ствления конституционного судопроизводства, кроме постановлений и заклю­чений, (ст.71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Необходимо отметить, что определения могут выступать в качестве как основных, так и вспомогательных правоприменительных актов (подготавливать издание основного акта либо обеспечивать его исполнение), выноситься как в виде отдельного акта, так и без оформления в виде отдельного акта (объявляться устно и заноситься в протокол судебного заседания). В каждом из перечисленных видов судебных определе­ний присутствует правовая аргументация казуального характера, имеющая письменную или устную форму, и обязательное значение для всех участников процесса. В определении суда о прекращении производства по делу, в частно­сти, должны быть указаны: а) вопрос, по которому выносится определение; б) мотивы, по которым суд пришёл к своим выводам, и ссылка на законы, которыми руководствовался суд; в) постановление суда (ст.224 ГПК РСФСР, ст. 140 АПК РФ).

115

Постановление - это разновидность судебных актов, также отличающаяся высокой степенью практической значимости. Судебное постановление выпол­няет различные процессуальные функции и может представлять собой: а) вся­кое решение, принятое в уголовном судопроизводстве судьёй единолично, кро­ме приговора, (ст.261 УПК РСФСР); б) решение, принятое президиумами судов при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов: в уголовном су­допроизводстве - в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам (ст.381,389 УПК РСФСР), в гражданском судопроизводстве - в порядке надзора (ст.332 ГПК РСФСР); в) акт арбитражного суда апелляционной, кассационной или надзорной инстанций, которым разрешается вопрос о правильности актов арбитражных судов нижестоящих инстанций (ст. 159,177,189 АПК РФ); г) ре­шение судьи, которым разрешается по существу дело об административном правонарушении (ст.261 КоАП РСФСР); д) итоговое решение Конституционно­го Суда РФ по существу дела о проверке конституционности нормативных ак­тов органов государственной власти и договоров между ними, не вступивших в силу международных договоров РФ, по спорам о компетенции и по делам о толковании Конституции РФ (ст.71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»); е) акт официального нормативного толкования права, изданный Пленумом Вер­ховного Суда РФ и (или) Высшего Арбитражного Суда РФ в целях обеспечения правильного и единообразного применения правовых норм нижестоящими су­дами (ст.60 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»1 и ст. 13 Федерального Конституционного Закона №1-ФКЗ от 28.04.1995г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее - ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ»2). Юри­дические свойства и содержание судебных постановлений имеют во многом сходные с определениями судов черты. Связанные с их принятием акты право­применительного толкования могут иметь как общее (Постановление Консти­туционного Суда РФ), так и казуальное значение (Постановление Президиума краевого суда), выражаются как в устной (единолично вынесенное постановле-

1 Ведомости Верховного Совета РСФСР.1981.№28.Ст.976.

2 Собрание законодательства РФ.1995.№18.Ст.1589.

116

ние судьи по вопросам, требующим разрешения в ходе судебного разбиратель­ства уголовного дела), так и в письменной форме (постановление судьи по делу об административном правонарушении), но всегда обладают государственной обязательностью. Так, в постановлении арбитражного суда кассационной ин­станции, в частности, должны быть указаны: а) мотивы, по которым арбит­ражный суд не применяет законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле, а также законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при приня­тии постановления; б) при отмене или изменении решения первой инстанции, постановления апелляционной инстанции мотивы, по которым суд кассаци­онной инстанции не согласился с выводами суда первой или апелляцион­ной инстанции (ст. 177 АПК РФ). В Постановлении Конституционного Суда РФ должны содержаться доводы в пользу принятого Конституционным Су­дом РФ решения, а при необходимости также доводы, опровергающие ут­верждения сторон (ст.75 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»).

Частное определение (постановление) - это акт судебных органов, пред­ставляющий собой форму их реагирования на нарушения законодательства, прав и законных интересов граждан, общества и государства, и способствую­щий реализации задач судопроизводства (ст.2 УПК РСФСР, ст.2 ГПК РСФСР, ст.2 АПК РФ, ст.225 КоАП РСФСР). В процессе рассмотрения и разрешения юридических дел к числу таких задач относятся выявление причин и условий, способствующих совершению правонарушений, их предупреждение, воспита­ние граждан в духе соблюдения действующего законодательства, укрепление законности и правопорядка. Данная работа судебных органов сопряжена с тол­кованием, поскольку квалификация определённых фактов или обстоятельств жизни в качестве негативных (противоправных) предполагает наличие знаний об обстоятельствах дела и имеет в своей основе представления о примерном объёме конкретных правовых норм, регулирующих данные факты. Будучи свя­занной с применением права, эта деятельность выражается в соответствующих актах. Частные определения (постановления) могут быть вынесены лишь при

117

наличии оснований, предусмотренных законом, любой судебной инстанцией и требуют принятия соответствующих мер с последующим сообщением о них суду (в месячный срок). Им сопутствуют акты казуального правоприменитель­ного толкования, обладающие государственной обязательностью и имеющие письменную форму. Суд обращает внимание государственных органов, общест­венных объединений или должностных лиц на установленные по делу факты нарушения закона, причины и условия, способствовавшие совершению престу­пления. При обнаружении судом нарушений прав граждан, допущенных при производстве предварительного расследования или при рассмотрении дела ни­жестоящим судом, он также может вынести частное определение (постановле­ние) (ст.21-2 УПК РСФСР). Суд вправе обратить внимание общественных объ­единений и трудовых коллективов на неправильное поведение отдельных гра­ждан на производстве или в быту или на нарушение ими общественного долга (ст.21-2 УПК РСФСР, ст.225 ГПК РСФСР). Арбитражный суд имеет право вы­нести частное определение в случае выявления при рассмотрении спора нару­шения законов и иных нормативных правовых актов в деятельности организа­ции, государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа, должностного лица или гражданина (ст. 141 АПК РФ). Как уже выше отмечено, частное определение (постановление) может быть вынесено судом кассацион­ной инстанции (ст.355 УПК РСФСР, ст.313 ГПК РСФСР) либо судом надзорной инстанции (ст.378 УПК РСФСР, ст.332 ГПК РСФСР).

Разъяснение процессуальных прав, обязанностей и ответственности участ­никам судопроизводства является специфическим видом актов устного право­применительного толкования, имеющим обязательное значение и отличаю­щимся казуальным действием. Оно выступает средством ознакомления граждан с нормами действующего законодательства и практикой его реализации и од­ним из важнейших факторов понимания правосудия людьми. Интерпретаци­онная деятельность суда по изложению и доведению до сведения участников

1 О герменевтическом феномене понимания правосудия людьми См.: Мурадьян Э. Взаимосвязь правосудия и законности //Советская юстиция.1985.№17.С14.

118

процесса их прав, обязанностей или ответственности - это необходимое усло­вие для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и, в конеч­ном счёте, для претворения в жизнь принципа осуществления судопроизводст­ва на основе состязательности и равноправия сторон. Данным целям, в частно­сти, служат разъяснение права отвода при объявлении состава суда первой ин­станции (ст.272 УПК РСФСР, ст. 154 ГПК РСФСР, ст. 115 АПК РФ), арбитраж­ного суда апелляционной инстанции (ст. 153 АПК РФ), суда кассационной ин­станции (ст. 338 УПК РСФСР, ст.297 ГПК РСФСР, ст. 171 АПК РФ); разъясне­ние лицам, участвующим в деле, и представителям их прав и обязанностей в суде первой инстанции (ст. 155 ГПК РСФСР, ст.115 АПК РФ, ст.258 КоАП РСФСР, ст. 5 7 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»), в арбитражном суде апел­ляционной инстанции (ст. 153 АПК РФ), в суде кассационной инстанции (ст.298 ГПК РСФСР, ст. 171 АПК РФ); разъяснение переводчику его обязанностей (ст.269 УПК РСФСР, ст.152 ГПК РСФСР, ст.115 АПК РФ, ст.258 КоАП РСФСР, ст.57 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»); разъяснение эксперту его прав и обязанностей (ст.275 УПК РСФСР, ст. 163 ГПК РСФСР, ст. 115 АПК РФ, ст.258 КоАП РСФСР, ст.57 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»); разъяснение специалисту его прав и обязанностей (ст.275-1 УПК РСФСР); разъяснение по­терпевшему и его представителю прав на судебном разбирательстве (ст.274 УПК РСФСР, ст.258 КоАП РСФСР); разъяснение гражданскому истцу, граж­данскому ответчику и их представителям прав на судебном разбирательстве (ст.274 УПК РСФСР); разъяснение подсудимому его прав на судебном разбира­тельстве (ст.273 УПК РСФСР). Очевидно, судебные акты праворазъяснитель-ного значения, направленные на предупреждение свидетелей об уголовной от­ветственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, являются по существу актами правоприменительного тол­кования, сходными с разъяснениями, ибо они доводят до этих лиц смысл и со­держание соответствующих статей УК РФ (ст.282 УПК РСФСР, ст.169 ГПК РСФСР).

119

Информационные письма (ст.ст. 16,28,3 8 ФКЗ «Об арбитражных судах в РФ») - это особая группа судебных актов, направленная на сообщение ниже­стоящим арбитражным судам в РФ результатов рассмотрения вышестоящими арбитражными судами отдельных вопросов судебной практики. Изучение опубликованных в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ» материалов свидетельствует о наличии этой функции у Президиумов арбитражных судов. Указанные акты являются оперативным и гибким способом реагирования на потребности правоприменения, посвящаются преимущественно одной узкой -реже нескольким - проблемам и чаще всего - задолго до того - предваряют из­дание постановлений Пленума по важным и принципиальным вопросам прак­тики. В Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 23 от 5.12.1997г. «О применении пунктов 2 и 4 статьи 61 ГК РФ» содер­жится следующее: «В связи с возникающими в судебной практике вопросами Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рекомендует судам при рассмот­рении исков о ликвидации юридических лиц исходить из следующего...».1 Ре­зультаты интерпретационной деятельности Президиума имеют общее право-ориентирующее значение, так как обращены ко всем арбитражным судам, в производстве которых имеются подобные дела. Однако он не вмешивается в процесс осуществления правосудия по этим делам, а в его компетенцию не входит дача формально общеобязательных разъяснений.

Обзоры и обобщения судебной практики - это акты судебных органов, из­данные в порядке реализации их полномочий, закреплённых в законодательстве о судоустройстве. Суды каждого звена изучают и обобщают судебную практи­ку, подготавливают предложения по совершенствованию законов и иных нор­мативных правовых актов, анализируют судебную статистику (ст.ст.25,31,43,56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»; ст.ст. 10,26,36 ФКЗ «Об арбитраж­ных судах в РФ»). В отличие от обобщений, которыми вправе и должны зани­маться все судебные инстанции, обзоры судебной практики составляются вы­шестоящими звеньями судебной системы в целях ориентирования её ниже-

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ.1998.№2.С64.

120

стоящих звеньев в текущих проблемах судебной деятельности и спорных во­просах судебной практики. По сравнению с информационными письмами обзо­ры посвящены преимущественно нескольким - не только узким, но и достаточ­но важным, и даже комплексным, - проблемам и выступают в качестве более сложной формы осуществления судебной работы, приближающейся по степени своей организации к Постановлениям Пленумов. В юридической литературе анализировались природа и значение обзоров судебной практики. По мнению Н.Н. Вопленко, они представляют собой акты официального толкования норм права, обладающие государственной обязательностью, однако на содержащиеся в них рекомендации суды не вправе ссылаться.1 В. Семенко и Э. Тенчов видят сущность обзоров в части толкования как официальное разъяснение позиций Пленума.2 С.Н. Братусь и А.Б. Венгеров отмечают перспективность обзоров, так как наметилась тенденция включать в них те вопросы судебной практики, которые не получили соответствующего решения в Постановлениях Пленума. Поэтому они выражают надежду, что обзоры могут оказаться «своеобразными дополнениями к руководящим разъяснениям Пленума о судебной практике по соответствующей категории дел, ... своеобразной новой формой выражения су­дебной практики».3 А.К. Безина считает обзоры судебной практики актами су­дебного официального рекомендательного толкования.4 Представляется, что каждая из названных точек зрения по-своему отражает определённый аспект понимания сущности данного вида судебных актов. Обзоры судебной практики - это акты координационной деятельности вышестоящих звеньев судебной системы по руководству и управлению правоприменительной деятельностью её нижестоящих звеньев. Содержащиеся в них разъяснения смысла норм права нередко имеют казуальное значение, но обращены ко всем нижестоящим су­дам. Анализ конкретных дел, рассмотренных в практике применения права, приводится в этих обзорах лишь для иллюстрации надлежащего либо ненадле-

1 Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М.Д976.С.23,91-92,96-97.

2 Семенко В., Тенчов Э. Юридическая природа обзоров судебной практики //Советская юстиция.1977.№16.С.П.

3 Судебная практика в советской правовой системе. М.,1975.С67.

4 Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений. Ка­ зань, 1989.С.62.

121

жащего правоприменения, используется преимущественно в качестве средства подтверждения либо опровержения складывающихся тенденций праворазъяс-нительной и правоприменительной деятельности. Отсюда следует, что такие разъяснения есть своеобразное смешанное {«нормативно-казуальное») толко­вание. В системе обобщений и обзоров особым значением отличаются обобще­ния и обзоры Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Если обобщения судебной практики проводятся отдельными коллегиями Верховных судов, то обзоры могут составляться как отдельной коллегией, так и утвер­ждаться их Президиумами. Обобщения практически всегда сопровождаются рассуждениями, напоминаниями и советами их авторов. Обзоры отличаются повышенной степенью формализации доводов и аргументов интерпретатора. Приведём примеры. В обобщении практики «Процессуальные сроки рассмот­рения уголовных дел и причины их нарушения» Судебная коллегия по уголов­ным делам Верховного Суда РФ констатирует факт, что «отрицательно сказы­вается на оперативности разрешения дел необоснованное направление их на дополнительное расследование судами нередко по формальным признакам и даже по надуманным мотивам... Судья Тракторозаводского районного суда г. Волгограда направила дело на дополнительное расследование для проверки со­стояния здоровья свидетеля. Из-за необоснованных действий судьи дело было рассмотрено только через пять месяцев».1 В утверждённом его Президиумом Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1999г., в частно­сти, содержится следующее: «Для увольнения по п.2 ст.254 КзоТ РФ не требу­ется наличия вступившего в силу приговора суда».2 На примере дела Б. - на­чальника смены в акционерном обществе, суд далее поясняет, что оно требует­ся для увольнения по п.8 ст.ЗЗ КзоТ РФ.

Заключения и запросы судов - это виды судебных актов, появление кото­рых связано с последним десятилетием отечественной истории. Заключения даются высшими судебными органами в процессе возбуждения в отношении

1 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.№7.С23.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.№10.С.13.

122

Президента РФ уголовного преследования в рамках конституционно-правовой процедуры импичмента (ст.93 Конституции РФ). Они сопровождаются актами казуального правоприменительного толкования, имеющими письменную форму и обязательное значение. Поэтому они могут представлять собой: а) решение Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков престу­пления; б) итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу запроса Совета Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения обвине­ния Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления (ст.71 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»), Если относительно заключения Верховного Суда РФ отсутствует подробное законодательное регу­лирование (но, очевидно, оно должно быть мотивировано), то в заключении Конституционного Суда РФ должны содержаться доводы в пользу принятого Конституционным Судом РФ решения, а при необходимости также дово­ды, опровергающие утверждения Государственной Думы, выдвинувшей об­винение против Президента РФ (ст.75 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Запросы — это форма обращения судов общей юрисдикции и арбитражных су­дов в Конституционный Суд РФ по строго определённому кругу вопросов (п.2 и 4 ст. 125 Конституции РФ). Эти акты содержат изложение и аргументацию правовой позиции судов со ссылкой на нормы Конституции РФ и требование, обращенное к Конституционному Суду РФ в связи с запросом (ст.37 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Однако следует отметить, что содержащиеся в них акты правоприменительного толкования имеют общее значение, всегда об­лекаются в письменную форму и имеют рекомендательный, «постановочный» характер по отношению к будущему решению Конституционного Суда РФ. За­просы судов различаются по своим предметам. Предметами запросов могут быть любые нормативные акты органов государственной власти и договоры между ними (п.2 ст. 125 Конституции РФ) либо только законы (п.4 ст. 125 Кон­ституции РФ). Можно классифицировать их и по субъектам подачи. Субъекта­ми запросов первого вида являются исключительно Верховный Суд РФ и Выс­ший Арбитражный Суд РФ (п.2 ст.125 Конституции РФ). Субъектами запросов

123

второго вида могут быть любые суды, в производстве которых находится кон­кретное юридическое дело (п.4 ст. 125 Конституции РФ).

Следовательно, приговоры, решения, определения, постановления, частные определения (постановления), разъяснения, информационные письма, обзоры и обобщения судебной практики, заключения и запросы - это акты, содержащие в себе судебное правоприменительное толкование.

Рассмотренные классификации не исчерпывают все известные различия в пределах понятия правоприменительного толкования. Поэтому допустимы и дополнения: индивидуальное и коллективное (по составу субъектов); доктри-налъное и обыденное (по уровням правосознания) и другие. Такая множествен­ность демонстрирует не столько степень разработанности проблемы собственно классификации правоприменительного толкования, сколько вступление по­следней лишь в стадию накопления первичных материалов по возможным ва­риантам, которым еще только предстоит пройти серьёзную научную проработ­ку с целью разрешения стоящих перед ней задач.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ Дмитрий Анатольевич. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЕ ТОЛКОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2000. 2000

Еще по теме § 2. Виды и акты правоприменительного толкования:

  1. ОФИЦИАЛЬНОЕ И НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ТОЛКОВАНИЕ НОРМ ПРАВА
  2. Соотношение нормативного акта с актами толкования права и актами применения права
  3. § 1. Понятие толкования норм права
  4. Тема 13 Теория толкования норм права
  5. § 2. Классификация основных видов толкования права
  6. § 3. Место правоприменительного толкования в системе его основных видов
  7. § 1. Понятие и особенности правоприменительного толкования
  8. § 2. Виды и акты правоприменительного толкования
  9. § 3. Принципы и функции правоприменительного толкования
  10. § 1. Правоприменительное толкование и правоприменительная практика
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -