<<
>>

§ 1. Внутригосударственный и международный правопорядок: новые тенденции

Говоря о проблемах правового порядка в современной России, было бы неверно ограничиваться лишь масштабами национального правового поля. Эти проблемы и перспективы невозможно рассматривать вне контекста

271

общемировых процессов и наметившихся к настоящему времени тенденций. Ж.-Д. Бержель вполне справедливо задавался вопросом: «Соответствует ли многочисленность юридических систем действительному плюрализму источников, то есть может ли каждая юридическая система сама обеспечить законность и развивается ли она автономно либо внешнее разнообразие правовых систем является всего лишь результатом разветвления единого древа глобального юридического порядка, частными проявлениями которого и оказываются эти системы?»1.

И отвечал на него: «Современная система международной (правовой) взаимозависимости характеризуется движением в направлении координации действий»[165][166]. Сопоставление различных правовых систем, обнаружение в них следов разных направлений человеческой мысли и взаимодействия с институтами, имеющими в основе неодинаковую духовную и материальную базу древних и современных народов, предоставляют юристу данные, значение которых невозможно переоценить. Обший вывод таков: «... никакая реформа не может быть предложена в качестве закона без предварительного анализа зарубежных правовых систем: разумное подражание чужим законам и институтам при формировании собственных законов предполагает учет особенностей той новой среды, в которой им предстоит найти применение»[167]. В этой связи следует согласиться с выводом В.М. Баранова о том, что до тех пор, пока в Конституции России или в специальном федеральном законе не будет закреплен исчерпывающий перечень «общепризнанных принципов международного права» и не появится дефинитивная юридическая норма о содержании каждого из них, трудно рассчитывать на практическую реализацию ст. 15 Конституции РФ. Для практикующих российских юристов не менее важно иметь четкое нормативное представление об иерархии международно-правовых регуляторов, о способах преодоления юридических коллизий между

272 общепризнанными принципами международного права, международными договорами России, нормами и обычаями международного права в процессе применения «национальных» правовых норм[168].

Все это свидетельствует о важности, необходимости сравнительной юридической методологии, задача которой состоит в рассмотрении правовых проблем не только для того, чтобы обозначить их трудные аспекты, но и для того, чтобы в свете данных сравнительного права предложить их решения. Если опираться на такую методологию, то сравнительное правоведение, с одной стороны, способствует внешнеправовому влиянию на национальные правовые системы, с другой - содействует внедрению и распространению общепризнанных норм и принципов международного права.

Зависимость российского правового порядка от процессов, характеризующих мировое сообщество, находит отражение в тех мегатенденциях, которые оказывали на него свое влияние на протяжении всего XX века. В результате интеграционных процессов в сегодняшнем миропорядке уже появились и продолжают далее формироваться коммунитарные интересы, субъектом которых выступает международное сообщество.

Как отмечают исследователи, на протяжении этого века произошли такие радикальные изменения, которые затронули не только самого человека, но и среду его обитания1.

Эти изменения напрямую связаны с изменениями в экологии, совершенствованием технологических процессов и пр. Вне учета характера этих изменений невозможно создать устойчивый правовой порядок в современной России.

В современном мире усиливаются интеграционные процессы во многих сферах государственной и общественной жизни. Это относится и к правовой сфере. Мировое сообщество и государства признают важное

273

значение общеправовых принципов и поддерживают сближение различных правовых систем. Возрастает интерес к изучению и взаимному использованию опыта развития национальных законодательств, обмену правовой информацией и научными идеями. Государство или группы государств могут по-разному определять свой курс в правовой сфере. Однако такие тенденции, как согласование, гармонизация и сближение национальных законодательств отражают, на наш взгляд, общий интегративный курс. Это находит свое подтверждение в усилении и интенсификации взаимодействия государств друг с другом и во все большей степени взаимозависимости их внутренней жизни от факторов международного правопорядка.

В современном мире происходит универсализация права и, как следствие, складывающегося на его основе правопорядка. Включение в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ положения о том, что международное право является частью правовой системы Российской Федерации, имеет важные правовые последствия. Одно из них состоит в том, что правоприменительные органы, в пределах их компетенции вправе применять нормы международного права при разрешении конкретных дел в случаях, определенных законодательством. Со своей стороны российские физические и юридические лица на основе данного конституционного положения получают право прибегать к нормам международного нрава в целях защиты своих прав. C учетом теории и практики международного права под общепризнанными принципами и нормами, о которых говорит ч,4 ст. 15 Конституции РФ, следует понимать принципы или нормы общего международного права, получившие всеобщее признание.

О том, что государства во все возрастающей степени признают примат права на международном уровне, свидетельствует сегодня их поведение. Так, в Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 года указывается, что ее участники будут «укреплять мир на основе примата международного

274 права». Договор СССР и ФРГ от 9 ноября 1990 гада о добрососедстве и сотрудничестве гласит: «Стороны обеспечивают приоритет общепринятых норм международного права во внутренней и международной политике». Думается, что такие формулировки целесообразно шире использовать в договорной практике, а главное добиваться, чтобы государства следовали этому правилу в реальной жизни. Это, на наш взгляд, должно способствовать сближению сфер взаимодействия национального и международного правопорядков.

Появляются новые области, в которых государства решают регулировать отношения между собой посредством договоров. По состоянию на октябрь 2000 года у Генерального секретаря ООН было депонировано 517 многосторонних договоров[169]. Содержащиеся в них нормы поведения охватывают целый спектр областей деятельности людей: права человека; гуманитарную сферу; экономические и финансовые отношения; окружающую природную среду; здравоохранение; почту и телекоммуникации; дорожное, воздушное и морское сообщение; использование космического пространства и т.д. Они отражают желание государств установить между собой осуществимые права и обязанности, то есть фактически упрочить международный правопорядок и обеспечить стабильность правопорядка национального.

Безусловно, главными действующими лицами в современных между народно-право вых отношениях есть и будут суверенные государства. И если сегодня звучат призывы развернуть международное сотрудничество лицом к человеку, сконцентрировать внимание на интересах его безопасности, благополучия и достоинства, то опять-таки решающую ответственность за это в состоянии взять на себя только государства. При этом отметим, что все большее число вопросов, ранее входивших в исключительно внутреннюю компетенцию государств, в настоящее время

275

Чаще становится предметом международного правопорядка. В частности, Проблематика соблюдения прав человека перестала рассматриваться как исключительно внутреннее дело государства, а принцип невмешательства во внутренние дела все теснее увязывается с транспарентностью политики государств в области прав человека и их добровольным сотрудничеством с международными органами.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что международное право оказывает воздействие на государства в целях их демократизации, содействуя превращению принципов и норм о правах человека в общие принципы внутреннего права государства.

Человеческое общество - это сложная система взаимодействия людей, продукт их совместной жизни. Различные группы людей взаимодействовали на самых ранних этапах возникновения общественной организации жизни, начиная с эпохи первобытно-общинного строя. Межплеменные отношения с возникновением государств сменились межгосударственными отношениями. Как и внутригосударственные отношения, межгосударственные связи регламентируются определенными нормами поведения. Возникают правила международных отношений. «Международное право - язык международного общения». Так определила значение и смысл международного права первая Всемирная конференция международного права, состоявшаяся в Нью-Йорке в 1995 году. «Международное право как совокупность принципов и норм, регулирующих международные отношения и превращающих их в международно-правовые отношения, является основой стабильного международного правопорядка...»1. В Декларации, принятой на Саммите тысячелетия в сентябре 2000 года в Нью-Йорке, главы государств и правительств подтвердили свою «приверженность целям и Уставу ООН, которые доказали свою не подвластность времени и универсальный характер». «Это принципиально важно, - отметил Министр иностранных дел

' Международное право: Учебник. Отв. ред. Ю.М. Колосов. Э.С. Кривчикова. M.. 2000. С. 5.

276

России И.С. Иванов, - поскольку Устав ООН как раз и является становым хребтом международного права, а сама Организация Объединенных Наций - оплотом правопорядка в мире»1.

Международное право - особая правовая система, существующая параллельно с системами национального права различных государств. Вместе с гем, с точки зрения реализации международное право и национальные правовые системы тесно взаимосвязаны. Национальные правовые системы оказывают влияние на формирование норм международного права. Международное право, в свою очередь, влияет на национальное законодательство, и это влияние постоянно возрастает. Выступая на Саммите тысячелетия 7 сентября 2000 года, Президент Российской Федерации В.В. 1 Іутин особо выделил непреходящее значение принципа верховенства международного права. Уроки новейшей истории, как подчеркнул Президент России, наглядно свидетельствуют: подходы и меры, игнорирующие международное право, неотвратимо подрывают и региональную, и глобальную стабильность[170][171].

Мир подходит к рубежу тысячелетий, испытывая глубокие перемены в жизни государств и народов, в их общении между собой. Последнее десятилетие свидетельствует о гом, что нарождается новый международный правопорядок с его обновляющейся между народи о-правовой основой.

Справедливость, гуманность, демократизм, связанное с этим верховенство права в новом миропорядке, его нацеленность на партнерство и сотрудничество при доминанте неконфронтационности межгосударственных отношений, его ориентированность не просто на государство, а на правовое государство позволяют говорить о новом, более высоком, более качественном уровне развития взаимоотношений между государствами членами мирового сообщества.

277

Международный правопорядок как результат действия международного нрава, являет собой новый феномен социальной реальности. Последние четверть века отчетливо выявили тенденцию сближения международного и национального права на фоне нарастающих интеграционных процессов в современном мире. И чем сильнее становится взаимозависимость государств, тем большее значение приобретает фактор упорядоченности в системе международных отношений. Соответственно возрастает роль международного права, призванного обеспечить этот порядок. Следует подчеркнуть в этой связи, что международно-правовое регулирование поддерживает не некий абстрактный и неизменный, а обусловленный данной эпохой социально необходимый порядок международных отношений. В современных условиях речь идет о порядке, обеспечивающем мир и сотрудничество. Новый правопорядок в мире требует сближения национальных правовых решений, с одной стороны, и формирования механизмов выработки согласованных и общих решений в мировом сообществе - с другой.

Процесс глобализации резко усилил взаимозависимость государств: в сферу международных отношений втягивается все более широкий круг интеїрационньїх объединений, правительственных и неправительственных организаций. Управляемость всех этих процессов может быть обеспечена только через международно-право вое регулирование.

Понятие «международный правопорядок» достаточно широко используется в выступлениях официальных представителей государств, во многих международных документах. Появились отдельные работы юристов- международников, посвященные этой проблематике[172]. При этом, правда, отмечается, что, «к сожалению, наука международного права пока еще не располагает не только сколько-нибудь значительной работой по вопросу о

278 международном правопорядке, но даже четким определением такового»1.

В этой связи исследование такой достаточно новой правовой категории, как «международный правовой порядок» представляет

„ 2 несомненный научный и практический интерес .

Этот вывод подкрепляется и позднейшими исследованиями по теории международного права. Юристы-международники стали видеть роль международного права именно в создании и обеспечении порядка в международных отношениях. В частности, отмечается: «Международное право как совокупность принципов и норм, регулирующих международные отношения и превращающих их в международно-правовые отношения, является основой стабильного международного правопорядка...»[173][174][175]. Такой новый оценочный подход к международному праву нашел отражение и в появившихся в юридической литературе определениях международного правопорядка.

Отдельные авторы считают, что само международное право олицетворяет «международный публичный порядок»[176] или же «нормативный порядок»[177]. По их мнению, международный правопорядок «основывается на безусловной универсальной обязательности определенных норм поведения как для существующих, так и возникающих субъектов международного права»[178]. Поэтому правопорядок в международном сообществе государств понимается как «порядок отношений, который установлен и осуществляется на основе принципов и норм международного права»[179].

Весьма созвучна и позиция тех авторов, которые в основу определения международного правопорядка ставят не порядок международных отношений, а сами эти отношения, возникающие на основе действующего

279

международного права. Так «под международным правопорядком понимается совокупность правоотношений, которые складываются в соответствии с нормами и предписаниями международного права, в частности и в особенности в соответствии с предписаниями основных общепризнанных его принципов - норм, имеющих императивный характер общеобязательного права»1. В.И. Евинтов определяет международный правопорядок как обладающую своей структурой «совокупность отношений, основанных на нормах права, ядром которых являются порождаемые основными принципами международного права общие правоотношения между субъектами сообщества государств по поводу защиты общих интересов и сохранения ценностей, разделяемых всеми»[180][181]. Р.А. Мюллерсон пишет: «С нашей точки зрения, международный правопорядок - это такое состояние международной системы, которое характеризуется достаточно высокой степенью соответствия фактического состояния международных отношений требованиям принципов и норм международного права»[182]. Сходной позиции придерживается и В.А. Василенко, считающий, что «международный правопорядок - это порядок общественных отношений, который установлен между взаимодействующими государствами или между ними и созданными ими международными межправительственными организациями, а также между самими международными организациями с помощью международно-правовых норм, выработанных упомянутыми субъектами международного права»[183]. А.П. Мовчан подчеркивает, что о современном международном правопорядке можно говорить, «...как о порядке международных отношений, который установлен и осуществляется на основе принципов и норм действующего международного права и

280 направлен на обеспечение нормальных и миролюбивых отношений и сотрудничества между всеми государствами, независимо от их политических, экономических, социальных систем и от уровня их развития»’. Исследователи отмечают, что складывается новый феномен современной социальной реальности - мировой правопорядок. Так, В.Д. Перевалов и В.И. Леушин под мировым правопорядком понимают «...систему общественных планетарных отношений, формирующихся на основе общегуманистических и естественно-правовых начал и функционирующих в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного и внутригосударственного права»2.

Если обратиться к практике применения понятия «международный правопорядок» официальными представителями государств, дипломатами и юристами, то мы увидим, что речь всегда идет о должном порядке поведения государств, закрепленном в международном праве, либо о таком порядке действий, акций, мероприятий государств и их взаимоотношений на международной арене, который предусмотрен в действующем международном праве, но не о совокупности таких отношений или правоотношений. В частности, когда критикуются международные противоправные действия какого-либо государства, то имеется в виду нарушение им принципов и норм международного права, олицетворяющих международный нормативный порядок, или же нарушение того порядка должного поведения государства, который предписан международным правом для всех государств, а не нарушение данным государством какой-то «совокупности» международных отношений или же правоотношений, сложившихся в современном мире3.

Безусловно, для реального правопорядка (в том числе и международного) главное заключается в том, чтобы на практике

1Мовчан А.П. Указ, работа. С. 32.

2IeopHH государства и права ! Пол ред. Перевалова В.Д. M.. 1997. С. 533.

’ Об этом справедливо пишет А.П. Мовчан. (См.: Мовчан А.П. Указ, работа. С. 43).

281 осуществлялись те меры, которые стали нормой права, но еще не воплотились в действительность. Речь идет о реализации международно­правовых норм. В общей теории права под реализацией правовых норм понимается «такое поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм (правомерное поведение), практическая деятельность людей по осуществлению прав и выполнению юридических обязанностей. Иными словами, это воплощение в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в норме права. Реализация норм права есть непосредственный результат правового регулирования, конкретное его проявление»[184].

Международный правопорядок это итог реализации международного права. В международно-правовой литературе под реализацией норм международного права также понимаются «действия, деятельность его субъектов»2, «воплощение норм международного права в поведении, деятельности государств и других субъектов, ... практическое осуществление нормативных предписаний»3. Реализация правовых норм - это процесс целеустремленной деятельности субъектов права. Их эффективность зависит не столько от уровня правового регулирования, сколько от практической (курсив мой - В.К.) деятельности самих субъектов международного правопорядка, их правомерного поведения.

Правовой порядок, как это мы уже выяснили, предполагает социальное и юридически значимое поведение субъектов, их позитивную деятельность для достижения определенных социальных результатов. Таким образом, содержание и международного и национального правопорядков образует правомерное поведение (деятельность) субъектов. В наиболее общем плане правомерное поведение можно определить как соответствие деятельности субъектов международного права требованиям, содержащимся в

282 общепризнанных нормах, принципах и международных соглашениях1. В выступлении специального докладчика в Комиссии международного права ООН Роберта К. Квентин-Бакстор отмечалось, что «действие» и сопутствующий термин «бездействие» всегда относятся к поведению государства в отношении его обязательств как субъекта международного права3.

Какое поведение государства можно рассматривать правомерным или неправомерным? Вступая во взаимодействие с другими участниками международного правопорядка, каждое государство делает это не случайно, но преднамеренно и целенаправленно, руководствуясь при этом собственными потребностями и интересами. При этом следует обратить внимание на то, что международное право не представляет собой единой нормативной системы, обязательной для всех субъектов международного сообщества. Представляется, что в рассматриваемом контексте сущность международного права весьма точно сформулировал французский ученый П.Сандевуар. «Международное публичное право, - отмечает этот ученый, - основывается на категории относительности, являющейся ущербной для любой юридической системы: его нормы имеют значение лишь постольку, поскольку они признаются различными государствами. В международном публичном праве не существует никакого высшего органа власти, никакого действенного суда, который располагал бы достаточной принудительной силой, способной во что бы то ни стало добиться строгого соблюдения правовых норм и предметного выполнения юридических решений. Двусмысленность и призрачность международного права заключается в том, что оно считает возможным организовать общество и установить социальный порядок, основываясь на идее консенсуса. По этой причине международное право постоянно мечется между своими стремлениями и объективной [185][186]

283

реальностью. Стремления его состоят в установлении международного общественного порядка и заложении основ межгосударственной солидарности. Объективная реальность предстает в виде мирового сообщества, объединяющего не индивидов и не группы индивидов, а государства - самостоятельные, независимые, суверенные, эгоистичные, считающие себя полными хозяевами в пределах своих территорий»1. Разные международные акторы исходят в своих действиях из различающихся между собой нравственных установок и норм. Так, то, что сегодня является справедливостью в вопросах Черноморского флота бывшего СССР с точки зрения украинских руководителей, иначе воспринимается российскими политиками. «При этом конкретный субъект международных отношений может действовать не только повинуясь собственным потребностям,- справедливо отмечает Н.А. Косолапов, - но и под влиянием различного понимания потребностей глобальной или региональной системы международных отношений, «сообщаемых» ему через позиции и действия

2 других участников» .

Зависимость российского правового порядка от процессов, характеризующих мировое сообщество, находит отражение в тех мегатенденциях, которые оказывали на него свое влияние на протяжении всего XX века. Как отмечают исследователи, на протяжении этого века произошли такие радикальные изменения, которые затронули не только самого человека, но и среду его обитания3. Эти изменения напрямую связаны с изменениями в экологии, совершенствованием технологических процессов и пр. Вне учета характера этих и других изменений невозможно создать устойчивый правовой порядок в современной России.

Человечество все более становится единым, и соответственно этому единению постепенно и неуклонно растет влияние общепризнанных норм и

' Сандевуар П. Введение в право. M., 1994. С. 122-123.

2 Косолапов Н.А. Социальная психология в международных отношениях. M., 1983. С. 121.

, Jeannier A. Ou' est que се modemite? Etudes Paris, 1990. P. 500.

284 ценностей на развитие важнейших сфер жизнедеятельности в различных странах и общественных системах. Международное право и юридически, и фактически усиливает свои позиции. Включение в ч. 4 ст. 15 Конституции положения о том, что международное право является частью правовой системы Российской Федерации, наглядное тому подтверждение. В ряде других статей Конституция упоминает общепризнанные принципы и нормы международного права в связи: с признанием и гарантированием прав и свобод человека и гражданина (ч.1 ст. 17); с предоставлением политического убежища иностранным гражданам и лицам без гражданства (ч. 1 ст. 63); с гарантированием прав коренных малочисленных народов (ст. 69). В части 2 ст. 67 упоминаются только нормы международного права в связи с осуществлением юрисдикции на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне.

Сам по себе этот факт оценивается однозначно положительно и в целом знаменует поворот к открытой правовой системе цивилизованного правового государства, ответственного члена международного сообщества[187].

За последние годы, данные положения Конституции в различных вариантах воспроизведены во многих законах и подзаконных актах, объявлены для неукоснительного соблюдения и исполнения всеми субъектами права.

І Іроникновение требований международного правопорядка в национальную правовую систему и восприятие этих требований правопорядком внутригосударственным механизм достаточно сложный. Нормы международного права во внутригосударственной сфере осуществляются либо опосредованно, либо непосредственно, если его нормы являются самоисполнимыми, т.е. обладают прямым действием. Так, Женевские конвенции 1949 г. принадлежат к таким международным

285

Договорам, значительное число норм которых обладает прямым действием. Вместе с тем государство, независимо от способов осуществления Международных норм во внутригосударственной системе права, обязано принять необходимые меры по согласованию своего внутреннего права с обязательствами по международному праву, а именно - оно должно дополнить, изменить, отмени гь те внутригосударственные правовые акты, которые препятствуют выполнению его обязательств по международному праву. По уставу ООН ее члены приняли на себя обязательство «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». В ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров говорится, что участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. В литературе отмечаются и другие обязательства государств по осуществлению норм международного права во внутригосударственной сфере: право государств устанавливать приоритет норм договора над нормами национального законодательства, запрет заключать договоры, противоречащие его обязательствам по действующим договорам и т.д.[188].

Особая специфическая сфера взаимодействия международного и национального правопорядкові права человека. Специфика международного права в области прав человека состоит в том, что оно не только налагает на государство обязательства, но и устанавливает основополагающие права и свободы в интересах отдельных лиц. Комитет по правам человека, учрежденный Пактом о гражданских и политических правах, подчеркнул это, доказав существование особых правил применительно к таким договорам. Бенефициарами международных норм о правах человека являются

286 физические и юридические лица, от правовой активности которых зависит фактическое осуществление прав и свобод, закрепленных в этих нормах. Практика включения в международные акты о правах человека специальных положений, определяющих порядок их имплементации, постоянно расширяется. Следует отметить, что наличие таких положений в международных соглашениях о правах человека становится едва ли не обязательной составляющей каждого из них, облегчая и, что, пожалуй, наиболее важно, ставя под контроль международного правопорядка их реализацию, предопределяя необходимость избежать недооценки роли средств имплементации международно-правового характера. Устанавливая имплементационные нормы, государства не только облегчают для себя практическую реализацию соглашений о правах человека, но и создают дополнительные юридические гарантии обеспечения правомерности этой деятельности. Наличие соответствующих норм в международных договорах сокращают разрыв между принятием решений и их исполнением.

Характерным для сферы международного правопорядка является добровольное исполнение государствами и иными субъектами права его норм путем индивидуальных или коллективных действий. В этой связи приобретает важное значение развитие правовых и организационных форм взаимодействия государств. В современных условиях невозможно обеспечить необходимый уровень функционирования международного правопорядка на прежней организационной основе. Не случайно в договоры все чаще включаются положения относительно их осуществления. В частности, в них предусматривается проведение встреч, консультаций, переговоров в целях проверки хода осуществления договора, создание специальных комиссий, международных органов и организаций.

В современном международном правопорядке постепенно расширяется нормативная основа правоосуществления, нормы все более основательно регулируют этот процесс, что имеет серьезное значение для его

287 совершенствования. Можно сказать, что сформировался комплекс основных целей и принципов, которые служат фундаментом всего правоосуществления (Венская конвенция 1969 г. о праве международных договоров, Устав ООН и др-)-

Особое место среди основных принципов международного права и освещаемого им правопорядка занимает принцип добросовестного выполнения обязательств. Поскольку международный правовой порядок покоится на дружественном сотрудничестве государств, отмечает А. Фердросс, реальное его осуществление может стать эффективным лишь при условии, что государства будут честно и добросовестно выполнять на практике принятые ими обязательства'. Значение добросовестного соблюдения и исполнения международных норм и принципов поведения возрастает в современных условиях взаимозависимости и кризисных явлений в развитии человеческой цивилизации.

Осуществление права не должно наносить ущерба законным интересам других субъектов. C этим требованием связан запрет злоупотребления правом, что имеет место в том случае, когда право используется недобросовестно, следовательно, «способом, противоречащим духу правопорядка» . Таким образом, содержание принципа добросовестности выполнения обязательств достаточно широкое, оно включает запрещение государствам злоупотреблять правом, т.е. касается установления предела, дальше которого они не могут идти при выполнении своих договорных обязательств.

Характеристика правового порядка в Российской Федерации была бы неполной вне контекста с другой, взаимосвязанной с предыдущей, тенденцией. В современных условиях в процессе осуществления норм международного права все возрастающую роль играет национальное право.

1См.: Фердросс А. Международное право. M., 1959. С.108.

3 См.: там же. С. 109.

288 И это вполне объяснимо: в современном мире внутригосударственный правопорядок может оказывать и оказывает значительное влияние на состояние международного правового порядка. Так, например, решение экологических проблем в международном масштабе может быть эффективным лишь в том случае, если государства в своих внутренних отношениях соблюдают определенные стандарты в области охраны окружающей среды.

Важнейшей тенденцией формирования международного правового порядка, оказывающей реальное мощное влияние на реформирование правовой системы России, является приоритет прав человека в сравнении с другими политическими и правовыми ценностями. Реализация прав человека и основных свобод является отражением и воплощением начал господства права, верховенства и эффективности закона, плюрализма и демократии. Так, в преамбуле Европейской конвенции прямо указывается на то, что конвенция призвана обеспечивать господство права в демократическом обществе. Фактически концепции господства права придается базовый характер как для утверждения прав человека и основных свобод, так и утверждения и упрочения демократии. Отметим, обращение к концепции господства права в увязке с реализацией прав человека и основных свобод позволяет показать, сколь весомое место отводится им в установлении современного международного правопорядка. Приоритет прав человека в сравнении с другими политическими и правовыми ценностями является, таким образом, важнейшей тенденцией формирования правопорядка мирового сообщества. На седьмом Конгрессе ООН было провозглашено, что конечная цель развития состоит в постоянном повышении благосостояния всего населения на основе его полного участия в процессе развития и справедливого распределения связанных с ним благ[189].

289

Следует обратить внимание, что основную ответственность за обеспечение господства права через реализацию прав человека Европейская конвенция возлагает на национальные власти. Именно национальное законодательство и судебная система должны защищать и гарантировать эти права. Международный механизм играет не более чем субсидиарную роль «подчищая» отдельные огрехи, допускаемые государствами. Забота об уважении к национальному законодательству и его соблюдении - это одновременно и забота об утверждении господства права, и реализации прав человека, забота о выполнении обязательств, взятых по Европейской конвенции. Пренебрежение национальным законодательством, затрагивающее интересы и потребности личности или сказывающееся на их удовлетворении, влечет за собой нарушение соответствующих положений конвенции. Все детали, все мельчайшие подробности того, как пользоваться индивидуальными правами, как их защищать и отстаивать, определяются на национальном уровне. Поэтому центральное требование Европейской конвенции, sine qua non освящаемого ею правопорядка - соблюдение национального законодательства. Как следствие, взаимопроникновение и взаимозависимость национального и международного правопорядков.

Государства свободны в определении средств и методов правореализации. Однако эта свобода не является неограниченной. C одной стороны, избранные ими средства не должны противоречить международному правопорядку, с другой - международный правопорядок, функционирует на основе уважения суверенитета национального права и поэтому не требует от государства выхода за рамки его правопорядка при осуществлении международно-правовых норм. Свобода выбора средств осуществления между народно-право вых норм, отмечает И.И. Лукашук, призвана обеспечить эффективность этого процесса с учетом природы международного права и его суверенных субъектов[190].

290

За пределами национальных границ государство не является высшей властью; там необходимо считаться с интересами, представлениями, позициями других участников международного правопорядка, учитывать возможные последствия поведения со стороны других государств. Свобода деятельности государства в международном сообществе ограничена требованием: она не должна противоречить общепризнанным принципам, нормам и обязательствам, взятым на себя государством. Поведение, противоречащее этим принципам, будет отклоняющимся, противоправным поведением. Как противоправные были квалифицированы, например, односторонние меры США и соглашения, подписанными ими с группой развивающихся стран (группа 77) в отношении разработки ресурсов морского дна[191].

Оценочным критерием для квалификации поведения государства в качестве правомерного или правонарушения являются международно­правовые акты. «Установить, является ли данный образ действий государства противоречащим или не противоречащим международным обязательствам государства, - отмечает Д. Анцилотти, - означает дать оценку действий на основе нормы, т.е. более точно сравнить данный образ действий государства с предписываемой нормой»2.

Из принципа свободы выбора средств правореализации следует, что не может служить основанием для ответственности государств сам факт непринятия каких-либо специальных мер для реализации нормы, неиздание закона, административных правил и т.п. Ответственность наступает лишь в том случае, если государство не достигло результата, предписанного нормой.

В наше время ни у одного из юристов-международников, независимо от того, к какой из юридических школ или направлений они принадлежат, не

291 вызывает сомнений тот всемирно-исторический факт, что Устав ООН является важнейшим международно-правовым актом, в котором воплощены и закреплены фундаментальные основы современного правопорядка в мире.

Серьезнейшую угрозу как национальному, так и мировому правопорядку представляет преступность. Действительно, преступная деятельность часто переходит границы государств. При этом отметим, что международная преступность многолика, многообразны и ее формы. Между тем, международная преступность появилась не сегодня, и не вчера. Международное сообщество, отдельные государства уже давно предпринимают усилия по предупреждению этого явления и борьбе C ним. В первую очередь эти усилия предпринимались на внутригосударственном уровне. В принципе, до последнего времени система внутригосударственных органов по борьбе с преступностью была единственной эффективной институциональной системой и по борьбе с преступностью международной.

Вместе с тем, практика показывает, что с некоторыми видами преступлений международного характера необходима борьба не только в национальном масштабе, но и в рамках международного сотрудничества. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации на этот аспект борьбы с международной преступностью (в первую очередь с терроризмом) обращается особое внимание. В этом документе говорится: «Основываясь на международных соглашениях, необходимо эффективно сотрудничать с иностранными государствами, их правоохранительными органами и специальными службами, а также международными организациями, в задачу которых входит борьба с терроризмом»[192]. Сотрудничество в области борьбы с преступлениями международного характера, в том числе с терроризмом, охватывает такую категорию деяний, которые, во-первых, совершаются в большинстве своем на территории нескольких государств или на территории, не подпадающей под юрисдикцию

292

какого-либо одного государства; во-вторых, отягощены иностранным элементом; в-третьих, борьба с такими преступлениями не может быть эффективной без использования международно-правовых средств. Ю.М. Антонян справедливо отмечает: «У западных стран гораздо больше опыта и знаний в сфере борьбы с международным и национальным терроризмом, во многих из этих стран давно осуществляется многоаспектное изучение данного феномена, разработан ряд весьма полезных практических рекомендаций»1.

Таким образом, воздействие принципов и норм мирового правопорядка на российское правовое поле обеспечивается реальными механизмами и средствами.

В настоящее время ведется разработка международно-правовых норм в области борьбы с терроризмом, наркотрафиком и транснациональной преступностью. Характерно, что при этом не происходит снижения роли национального права. Нормы, разработанные на международном уровне, все чаще включаются в национальные законодательства различных государств и тем самым способствуют их сближению.

Восьмой Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в Приложении «Меры по борьбе с международным терроризмом» отметил, что «...международное сообщество должно лучше осознать причины, лежащие в основе такого поведения с тем, чтобы разработать меры по его предотвращению и борьбе с ним»[193][194]. К таким мерам, в частности, относятся: сотрудничество между правоохранительными, следственными и судебными органами; расширение интеграции и сотрудничества между различными правоохранительными и судебными учреждениями с уделением должного внимания уважению основных прав человека; определение основных

293

направлений сотрудничества между государствами в уголовно-правовых вопросах на всех уровнях системы обеспечения соблюдения законов и уголовного правосудия; активизация просвещения и расширение подготовки сотрудников правоохранительных органов по вопросам предупреждения преступности и международного сотрудничества в области уголовного права, включая разработку специальных курсов по международному уголовному праву и сравнительному пенитенциарному праву и процедурам в качестве элемента правового просвещения, а также профессиональной и судебной подготовки; разработка программ общего правового просвещения и расширения осведомленности общественности путем привлечения средств массовой информации с целью разъяснения населению той опасности, которую представляет собой террористическое насилие1.

Проблемой сотрудничества в области борьбы с преступностью активно занимались и занимаются различные международные объединения и организации в рамках состоявшихся международных конференций по унификации уголовного законодательства: в рамках Лиги наций, а затем Организации Объединенных Наций и Европейского сообщества. В частности, в ряде международных документов отмечалось, что следует содействовать обеспечению большего единообразия законов и практике государств, касающихся уголовной юрисдикции, хотя вместе с тем следует избегать чрезмерного расширения национальной юрисдикции для предупреждения нежелательных правовых конфликтов между государствами.

В качестве тенденции к унификации национальных правопорядков с международным, в плане обращения с правонарушителями, следует выделить стремление к уменьшению существующих различий в вынесении приговора применительно к террористическим правонарушениям. Кроме того, заслуживает внимания вопрос, связанный с разработкой руководящих ' Там же. С. 50.

294

Принципов для средств массовой информации в целях недопущения, Например, создания сенсаций и оправдания террористического насилия.

Седьмой Конгресс ООН обратил внимание мирового сообщества на то, Что преступность, особенно в своих новых формах и масштабах, ставит под угрозу установление нового международного правопорядка1.

Особое внимание обращалось на необходимость борьбы с терроризмом во всех его проявлениях, включая в этот процесс скоординированные, согласованные действия международного сообщества. Ю.М. Антонян справедливо отмечает: «Все больше фактов свидетельствуют об установлении тесного международного сотрудничества между террористическими организациями. Этот процесс, в рамках которого применяющие насилие движения в разных странах, часто проповедующие различные идеологии, установили взаимные связи, может привести к созданию подлинного «террористического интернационала» »[195][196].

ООН отмечает, что рост эффективности и разрушительной силы терроризма, а также расширение его оперативных возможностей, достигнутое благодаря координации действий террористических групп в международном масштабе, вызывает тревогу всего мирового сообщества. В документах восьмого Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана 1990 г.) обращалось внимание на интернационализацию террористической деятельности.

Акты международного терроризма наносят значительный ущерб международным отношениям и, в конечном счете, касаются всех государств. Против них международное сообщество принимает меры, в том числе путем выработки и реализации универсальных, региональных и двусторонних конвенций.

В приложении к резолюции 45/107 Генеральной Ассамблеи

295

подчеркивается: «Государствам-членам следует активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнять и далее развивать международное уголовное право, выполнять в полном объеме обязательства, вытекающие из международных договоров и документов в этой области (pacta sunt servanda) и пересматривать свои национальные законодательства с тем, чтобы обеспечить их соответствие требованиям международного уголовного права»1. Преступления международного характера не имеют определенной связи с преступной деятельностью того или иного государства, однако одновременно представляют опасность для международного и национального правопорядка.

В документах седьмого Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями отмечалась настоятельная необходимость (курсив мой - В.К.) повышения

эффективности международного сотрудничества между правительствами с учетом того, что международные и национальные экономические и социальные системы тесно взаимосвязаны и становятся все более зависимыми и что преступность, как все более острая социально- политическая проблема, может выходить за рамки национальных границ[197][198]. В этой связи седьмой Конгресс ООН рекомендует Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка. Подчеркивается, что ввиду взаимосвязи между предупреждением преступности, развитием и новым международным экономическим порядком изменения в социально-экономической структуре должны сопровождаться

296 надлежащими реформами в области уголовного правосудия.

Кроме того, рекомендуется упростить и повысить эффективность путей и средств международного сотрудничества в уголовных делах, связанных с экстрадицией, различными формами содействия в области расследования преступлений и судебных мер, включая судебные поручения, выполнение судебных приказов и вручение протоколов судебных решений, дачу свидетельских показаний в других странах, передачу судопроизводства, передачу заключенных-иностранцев и приведение приговоров за границей. Далее подчеркивается, что необходимо предпринять усилия по укреплению существующих механизмов международного сотрудничества между различными учреждениями систем уголовного правосудия в целях ведения борьбы с преступностью на международном уровне.

Международный правопорядок поддерживается путем заключения международных соглашений на межгосударственной основе, с использованием международных и региональных организаций, а также на двусторонней основе. Таким образом, международные соглашения по борьбе с преступлениями международного характера могут быть:

- многосторонними международно-правовыми соглашениями по регламентации определенных отраслей или институтов международного права, в которых содержатся правовые нормы, касающиеся определенных преступлений международного характера;

- многосторонними международно-правовыми соглашениями по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера (Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.);

- региональными международно-правовым и соглашениями по борьбе с преступлениями международного характера (Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1977 г.);

- двусторонними международно-правовыми соглашениями о борьбе с некоторыми видами преступлений международного характера. Двусторонние

297

соглашения в области борьбы с терроризмом, в том числе и на ведомственном уровне были заключены между Италией и Турцией, Францией и Испанией, Францией и Венесуэлой, США и Италией, подписан также межправительственный Меморандум о борьбе с терроризмом между Россией и Турцией 1997 г.;

- двусторонними международно-правовыми соглашениями об оказании правовой помощи и выдаче преступников.

<< | >>
Источник: Казаков Владимир Николаевич. ПРАВОВОЙ ПОРЯДОК В ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2003. 2003

Еще по теме § 1. Внутригосударственный и международный правопорядок: новые тенденции:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ
  2. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  3. Юридическая практика эпохи глобализации мира показывает, что согласование современного международного и внутригосударственного, национального права невозможно
  4. ТЕМАТИКА СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ и контрольные задания по темам курса
  5. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  6. Прежде всего изменяется целевая ориентация правовой системы в соответствии с новыми идеалами общества и стратегией перехода
  7. Примечания
  8. Примечания
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. § 1. Внутригосударственный и международный правопорядок: новые тенденции
  11. § 3. Проблемы взаимодействия и укрепления национальных правопорядков государств - участников СНГ
  12. СПИCOK ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗУЕМОЙ В ДИССЕРТАЦИИ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -