<<
>>

5.1.4. Модальная версия


В течение веков эти три возражения считались самыми убедительными доводами против Ансельмовой и Декартовой версий Онтологического доказательства. Однако недавние открытия в философской дисциплине, известной как модальная логика, представляют нам, по мнению некоторых, ряд новых средств для обоснования оригинальной его версии.
Модальная логика – это логика возможности и необходимости, а возможность и необходимость – это две «модальности» истинности и ложности, два способа, которыми суждение может быть истинным или ложным. Общая логика учит нас тому, какие заключения являются обоснованными, а какие – нет. Модальная же логика трактует об обоснованных и необоснованных выводах применительно к специфической области – утверждениям о возможном и необходимом. Эта новая версия онтологического доказательства, известная как Модальное Онтологическое Доказательство, требует усвоения нескольких ключевых понятий, связанных с нашей интерпретацией логики возможности и необходимости. А потому, прежде чем приступать к анализу Модальной версии, нам придется сделать краткое отступление и познакомиться с этими понятиями.
Первое ключевое понятие – концепция «возможного мира». Возможный мир можно мыслить как исчерпывающее описание того, что могла бы представлять собой вселенная . Одно из подобных описаний – это описание действительного состояния универсума. Оно содержит сведения обо всем, что уже произошло, происходит сейчас или когда–либо произойдет в будущем на Земле и на всех остальных планетах (как, впрочем, и за пределами всех остальных планет). Такое описание является максимально исчерпывающим.
Максимально исчерпывающее описание нашей вселенной называется действительным миром. Заметьте, однако, что события могли бы развиваться иначе, нежели это имело место в действительном мире. Например, вместо того, чтобы взять и читать сегодня эту книгу, вы могли бы позвать друзей и отправиться с ними на прогулку в горы. Конечно, этого не произошло, но могло бы произойти. Описание мира, в котором вы поступили бы именно так, представляет собой другой мир, возможный, но не действительный. Как вы понимаете, возможных миров много, даже бесконечно много.
В разных мирах имеют силу разные истины. «Атомы железа существуют» справедливо в действительном мире, но ложно в таком мире, где вселенная расширялась бы слишком быстро и звезды не смогли бы возникнуть (поскольку атомы железа образовались в ядре звезд, взрывающихся в конце своей «жизни»). А потому, рассматривая любое суждение, мы должны оценивать его истинность по отношению к определенному миру. Заметьте, что можно говорить не только о суждениях, истинных в определенном мире, но и о вещах, существующих (или не существующих) в определенном мире. Ведя речь подобным образом, мы можем сказать, что атомы существуют в одних мирах, но не существуют в других.
Хотя верно, что некоторые объекты (атомы железа, например) существуют в одних мирах и не существуют в других, столь же верно и то, что некоторые объекты могут существовать более чем в одном возможном мире. Я существую, по крайней мере, в одном мире – в том, где являюсь философом (т.е. в действительном мире). Но я существую также в тех мирах, где являюсь водопроводчиком.
Однако я существую не во всех мирах, например я не существую в быстро расширяющейся вселенной. Если бы нечто существовало во всех возможных мирах, то оно существовало бы совершенно независимо от того, как развиваются события или к каким результатам приводит ход вещей, – такое существо было бы необходимым существом. С понятием необходимого существа мы встретились еще в главе 1, когда узнали, что, согласно классическому представлению о Боге, Он считается необходимым существом. Те же существа, которые существуют в некоторых, но не во всех мирах, – вроде нас с вами – являются случайными существами.
Последняя концепция, которую следует разъяснить, прежде чем обращаться к изложению самого доказательства, это понятие необходимого или случайного обладания свойствами. Независимо от того, является ли некое существо необходимым или случайным, есть ряд свойств, которые оно будет иметь в любом мире, в котором существует. Я – человек, мой рост – чуть менее 6 футов. Первое свойство – принадлежность к человеческому роду – я имею во всех мирах, где я существую. На это стоит обратить внимание, ибо мы, похоже, впадаем в логическое противоречие всякий раз, когда пытаемся вообразить, что случилось бы, если бы мы были мячиком для пинг–понга или кубиком желе «Джелло». Мы не способны себе это представить просто потому, что подобное невозможно.
С другой стороны, рост чуть менее б футов есть свойство, которое я имею в одних мирах и не имею в других. В том мире, где единственной моей пищей были бы мякоть кокоса и горная роса, такое питание, очевидно, не позволило бы мне дорасти до нынешних моих размеров и рост мой составлял бы, пожалуй, не более 4–5 футов. А значит, я обладаю этим свойством лишь случайным образом.
Используя эти понятия, мы можем теперь сформулировать Модальное Онтологическое Доказательство.
5.20. Бог – величайшее из возможных существ.
5.21. Величайшее из возможных существ – это существо, которое обладает всеми совершенствами с необходимостью.
5.22. Необходимое существование есть совершенство.
5.23. Возможно, что величайшее из возможных существ существует.
5.24. Если возможно, что величайшее из возможных существ существует, то это существо существует с необходимостью.
5.25. Бог существует с необходимостью.
5.26. Бог существует.
Является ли это доказательство сколько–нибудь убедительным? Для начала отметим: если посылки действительно истинны, то истинным должен быть и вывод. А значит, весь вопрос здесь в том, верны ли посылки. Посылки 5.20, 5.21 и 5.22 – это простые определения. Первая из них лишь заново формулирует утверждение, что Бог есть величайшее из возможных существ. 5.21 – это утверждение о том, что величайшее из возможных существ обладает всеми совершенствами и что этими совершенствами оно обладает при любых обстоятельствах. Таким образом, совершенство величайшего из возможных существ не есть дело случая. Наконец, посылка 5.22 содержит тезис – возможно, спорный – о том, что необходимое существование вытекает из понятия совершенства. Мы не станем много говорить об этой посылке здесь, поскольку уже рассмотрели аргументы в ее пользу в главе 1.
Заметьте, что посылки 5.25 и 5.26 – это не более чем выводы из предшествующего. А значит, вся суть доказательства заключается в посылках 5.23 и 5.24. Рассмотрим их, начав с посылки 5.24, по–видимому, более спорной. Что дает нам право утверждать, как это делается в данной посылке, что нечто существует с необходимостью просто потому, что его существование является возможным? Ответ мы получаем прямой, пусть даже и не простой.
Посылка 5.24 представляет собой условное предложение, или высказывание типа «если…то…». А потому анализировать его и оценивать его истинность нам будет легче, если мы разделим данное суждение на его составные части. Рассмотрим сперва часть «если» – «если возможно, что величайшее из возможных существ существует». Что это значит? Это значит, выражаясь просто, что в каком–то возможном мире существует величайшее из возможных существ, т.е. существо, обладающее всеми совершенствами – в том числе и необходимым существованием – с необходимостью. Данная посылка не сообщает нам, в каком именно из возможных миров существует величайшее существо. А потому представим, что есть только пять возможных миров – Мир 1, Мир 2, Мир 3, Мир 4 и Мир 5. Допустим, что действительным миром является Мир 1, а величайшее существо существует (по меньшей мере) «где–то там», в Мире 3. А теперь поразмыслим об этом величайшем существе, пребывающем «там», в Мире 3. Что мы о нем знаем? Мы знаем, что оно имеет свойство необходимого существования. Т.е., поразмыслив о его пребывании «там», в Мире 3, мы понимаем, что это существо, поскольку оно обладает свойством необходимого существования, должно на самом деле существовать во всех мирах. Причина того довольно проста: совершенно невозможно иметь свойство необходимого существования в любом мире (нашем Мире или Мире 3) и при этом не существовать в каждом из возможных миров.
А значит, теперь, вместо того чтобы предполагать существование нашего величайшего из возможных существ только в Мире 3, мы вынуждены признать, что это существо – коль скоро оно обладает свойством необходимого существования в Мире 3 – существует также и во всех остальных мирах! Как раз об этом, разумеется, и идет речь во второй части нашего условного предложения: «…то это существо существует с необходимостью». Вот почему 5.24 является истинным и, фактически, просто вытекает из логики возможных миров и из понятия о необходимом существовании.
А это приводит нас, наконец, к посылке 5.23 – посылке, казалось бы, совершенно невинной. В самом деле, в ней лишь говорится, что величайшее существо существует в каком–то из возможных миров. Посылка не предлагает нам утверждать, что величайшее существо существует в действительном мире – это лишь возможно. Чтобы оценить данную посылку, нам следует спросить себя: каким образом мы решаем или определяем, что некое существо является возможным? Простейший способ прийти к подобному решению – это провести проверку, которая покажет нам, является или нет данное существо невозможным. Если наш тест продемонстрирует невозможность вещи, то мы вправе будем заключить, что она не является возможной; если же проверка покажет, что вещь не является невозможной, то мы сделаем вывод, что она возможна.
Один из тестов возможности/невозможности чего–либо таков: если мы сумеем вывести какое–нибудь невозможное утверждение из понятия вещи, то, значит, сама эта вещь невозможна. Возьмем, для примера, понятие «круглого квадрата». Может ли существовать круглый квадрат? Разумеется, нет. Все, что является квадратом, имеет углы, тогда как все, что есть круг, лишено углов. Если бы нечто было круглым квадратом, то оно бы одновременно имело углы и не имело углов, что невозможно. А коль скоро из понятия вещи не вытекает никаких невозможных следствий, то данная вещь является возможной.
А как быть с величайшим из возможных существ? Способны ли мы вывести что–либо невозможное из этого понятия? Как мы убедились в главах 1 и 2, некоторые полагают, что способны. Они, к примеру, доказывают, что величайшее из возможных существ было бы и всемогущим, и безгрешным, между тем ничто не может обладать этими двумя свойствами сразу. Безгрешное существо не способно грешить, тогда как существо всемогущее способно делать все, что угодно. Следовательно, совершенное существо невозможно. В главе 1 мы убедились, что есть веские причины считать этот довод несостоятельным. Так это или нет, но для критиков модального доказательства, похоже, остается возможность заявлять, что из других атрибутов, входящих в понятие совершенного существа, следуют другие невозможные утверждения. А потому, могли бы сказать критики, пока мы не убедимся, что понятие совершенного существа не содержит в себе других скрытых невозможностей, мы не можем быть уверены в истинности 5.23. Следовательно, мы не можем быть уверены и в истинности нашего вывода.
Защитник модального доказательства мог бы, по–видимому, легко ответить на это возражение следующим образом:
По вашему мнению, мы не вправе принимать посылку 5.23, пока не убедимся, что из понятия величайшего существа не следует никаких невозможных утверждений – в действительности, однако, здесь нет ни малейших трудностей. Дело в том, что посылка 5.23 утверждает лишь возможность существования величайшего из возможных существ. А потому представим, что вы правы и что какой–то атрибут или совокупность атрибутов, входящих, как мы полагаем, в понятие величайшего существа – например, безгрешность и всемогущество – являются невозможными. Нет проблем! Нам лишь придется согласиться, что существо, которое мы описываем, не является величайшим из возможных существ. Мы по ошибке описывали невозможное существо. А значит, понятие величайшего из возможных существ предполагает столько могущества, сколько может иметь безгрешное существо, и не более– или что–нибудь в этом роде. Посылка 5.23 лишь утверждает, что величайшее из возможных существ возможно, а это, как вы теперь убедились, верно по определению!
Пользуясь столь решительным методом, можно отклонить массу возражений против посылки 5.23, и все же мы должны рассмотреть еще одно, последнее, возражение. Воображаемый защитник модального доказательства заявлял, что любая попытка отвергнуть посылку 5.23 потерпит крах, так как мы способны попросту изменить понятие совершенного существа, с тем чтобы устранить любые невозможные утверждения, которые оно в себе заключает. Если всемогущество оказывается в действительности невозможным, то мы просто даем задний ход и говорим: величайшее существо имеет столько могущества, сколько может иметь, и так далее. Есть, впрочем, один способ контраргументации против посылки 5.23, от которого нельзя увильнуть подобным образом.
В самом деле, а вдруг кто–нибудь возразит, что само понятие вещи, существующей с необходимостью, является невозможным? Иными словами, что если нам удастся вывести какую–нибудь невозможность из понятия вещи по той именно причине, что оно включает в себя свойство необходимого существования? Это будет настоящей проблемой. Ведь защитник модального доказательства уже не сможет дать здесь задний ход, отказаться от этого свойства и видоизменить понятие величайшего существа таким образом, чтобы очистить его от невозможных выводов.
Иными словами, он не сможет сказать что–нибудь вроде: величайшее существо существует не во всех мирах, а в тех, где его существование возможно, – ведь заявив подобное, он разрушил бы посылку 5.21. Таким образом, если понятие чего–либо, имеющего необходимое существование, невозможно, то и доказательство оказывается несостоятельным.
Но является ли необходимое существование невозможным? Убедительных доказательств этого никто не представил. А значит, у нас нет ясных оснований – кроме априорной приверженности атеизму – отвергать посылку 5.23. С другой стороны, самое большее, что можно сейчас сказать в пользу необходимого существования, это то, что философы склонны допускать возможность вещи, коль скоро нам не известны никакие невозможные утверждения, вытекающие из ее понятия. Но едва ли это соображение убедит тех, кто ищет твердых доказательств бытия Бога. В общем, судя по нынешнему положению вещей, проблема истинности 5.23 ставит в тупик как самих теистов, так и их оппонентов.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Майкл Мюррей Майкл Рей. Введение в философию религии «Богословие и наука». 2010

Еще по теме 5.1.4. Модальная версия:

  1. § 1. Исходные следственные ситуации и проверка типичных версий
  2. ГЛАВА V ТЕОРИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ. ВЕРСИЯ.
  3. N 2. Криминалистическая версия
  4. N 3. Типичные следственные ситуации и типовые следственные версии.
  5. 2.5. Модальность суждений
  6. Пробные версии
  7. Демо-версии
  8. Тема 4. МОДАЛЬНАЯ ЛОГИКА
  9. Модальная логика
  10. Абсолютные и сравнительные модальные понятия
  11. Модальная логика