<<
>>

108. По воззрению, наиболее распространенному, как в теории, так и усвоенному большинством законодательств, приговор, осуждающий преступника, погашается в более продолжительные сроки, чем направленное против подсудимого преследование.

Необходимость, этих более продолжительных сроков, кроется в том, что государство имеет несравненно больший интерес, применять к преступникам приговоры их осуждающие, чем преследовать лиц, виновность которых, по истечении значительного промежутка времени, становится весьма сомнительною.

Начало это признается всеми действующими уложениями. Исключение из этого правила составляют уложение цюрихское и из прежних уложений: саксонское 1868г., _ 115 и тюрингенское 1849 года, _ 73. Все эти законоположения определяют, для обоих видов давности, один и тот же срок.

В теории защитником последнего воззрения явился Шварце*(401). Не признавая за давностью, погашающей наказание, никакого самостоятельного значения, а считая ее только одним из случаев применения давности преступления, Шварце не мог не прийти к требованию полного уравнения сроков обоих видов давности. Доводы, которыми думали объяснить разность между этими сроками, Шварце находит недостаточными. И действительно, едва ли можно утверждать вместе с Бернером*(402), что давность наказания требует более продолжительного срока потому, что 1) по отношению к ней нельзя ссылаться на одно из главных оснований давности преступления, на возможность утраты доказательств*(403); и 2), что воспоминание о преступлении, по поводу которого состоялся судебный приговор, не изглаживается так скоро из памяти сограждан.

Относительно первого из этих аргументов, Шварце весьма справедливо замечает, что он доказывает слишком много, что он приводит к полному отрицанию давности, погашающей наказание, и что его, вследствие этого, нельзя принимать в соображение при определении продолжительности давностных сроков.

Что же касается до второго доказательства, то и оно должно быть отброшено.-Давность, как мы уже прежде заметили, не может быть построена на такой зыбкой и колеблющейся почве, как воспоминание сограждан о преступлении.

Память о событиях давно минувших иногда живет очень долго в сознании народа, иногда же угасает очень скоро. Как то, так и другое явление обусловливаются самыми разнообразными причинами, и мы уже имели. случай убедиться, как мало факты эти поддаются каким-либо обобщениям. Несмотря на весь авторитет Бернера, мы сомневаемся в том, что память о приговоре осуждающем виновного, глубже запечатлеется в сознании народа, чем воспоминание о преступлении ненаказанном. Опыт, как мы заметили(стр. 121), скорее убеждает нас в противном. В дополнение к сказанному нами прежде присовокупим, что приговор суда легко может остаться незамеченным; интерес, возбужденный процессом, может быть самым ничтожным: общественное мнение может быть занято иными, более насущными вопросами; наконец решение, состоявшееся где-нибудь в захолустье, может легко пройти совершенно незамеченным. И напротив того, весть о содеянном преступлении может, иногда, очень долго, жить в памяти современников, потому ли, что событие это сильно взволновало умы, потому ли, что преступник пользовался известностью и т. д. Живучесть воспоминания, повторяем мы, зависит от обстоятельств каждого отдельного случая, и из такого неустановившегося, подвижного материала, теории весьма трудно делать обобщения, а потому и нельзя утверждать, что воспоминание о приговоре живучее воспоминания о самом преступлении, и что вследствие этого приговор должен погашаться в сроки более продолжительные, чем уголовное преследование.

И так, аргументация Бернера, в пользу разнообразия давностных сроков, не может быть признана убедительной. Но недостаточность ее, еще, не есть доказательство того, что сроки должны быть одинаковы. Шварце, утверждая это, исходит от того положения, что давность наказания есть только один из случаев проявления давности преступления вообще, что с приговором суда не создается какой-либо новый объект для воздействия давности, что объектом этим остается все то же преступление, и что, наконец, приговор есть ничто иное, как обстоятельство, прерывающее давность.

Рассуждая таким образом, Шварце теряет из виду процессуальное значение приговора; он забывает, что с моментом его постановления, отношение уголовного правосудия к лицу преступника существенно изменяется. До этого времени, суд имеет дело с лицом, виновность которого представляется только возможною; после же определения приговора, то же лице запечатлевается характером несомненного преступника.

Принимая в соображение самые точные статистические сведения, указанные Арндтом*(404), мы приходим к тому результату, что, по истечении значительного промежутка времени, государство из 100 случаев приблизительно только в 50 может рассчитывать на обвинительный приговор. Решение же суда всегда сохраняет свою силу. Из этого видно, что преследование подсудимого имеет для государства несравненно меньший интерес, чем применение к виновному определенного ему наказания. Но чем менее существенным считает для себя государство пользование известным правом, тем скорее оно от него отказывается, и наоборот. Отсюда понятно, что иск уголовный должен погашаться прежде приговора.

Все ныне действующие законодательства, за исключением испанского и цюрихского, определяют для погашения наказаний сроки более продолжительные, чем для погашения преступлений. Из сопоставления ст. 635, 636, 637 - 640 французского устава уголовного судопроизводства мы видим, что наказания, назначенные приговорами, постановленными по делам уголовным, погашаются по истечении 20 лет; преследования же подобных деяний по истечении 10 лет. Наказания, постановленные по делам исправительным, погашаются в пятилетний срок; преследование подобных проступков в трехлетний срок. Наконец, наказания, постановленные по делам о полицейских нарушениях, погашаются двухлетнею давностью, а общественные и частные иски, возникшие по поводу подобных нарушениях,-годичною давностью.

Не приступая к дальнейшему сопоставлению определений других кодексов, укажем только вкратце на сроки ими принятые. Так, бельгийское уложение 8 июня, 1867 г., для наказаний уголовных, назначает двадцатилетний срок, для наказаний исправительных пятилетний и для наказания полицейских-годичный срок.

(ст. ст. 91, 92 и 93). _ 70 нового северо-германского уложения постановляет, что исполнение приговора, вошедшего в законную силу, погашается давностью: 1) в 30 лет, когда суд приговорил к смертной казни, или к пожизненному заключению в смирительный дом или крепость, 2) в 20 лет, когда суд приговорил к заключению в смирительный дом более, чем на 10 лет, 3) в 15 лет, когда суд определил заключение в смирительный дом до 10 лет, или заключение в тюрьму, или крепость более, чем на 5 лет, 4) в 10 лет, когда суд приговорил к заключению в крепость, или в тюрьму от 2-5 лет, или к денежному штрафу выше 200 талеров, 5) в 5 лет, когда суд приговорил к заключению в крепость, или тюрьму до 2 лет, или денежному штрафу от 50-200 талеров, и 6) в 2 года, когда суд определил арест или штраф не свыше 50 талеров.

Весьма оригинальны постановления о сроках баденского уложения 6 марта 1848 (5 февраля 1851). _ 194 определяет, что для погашения наказания необходимо: 1) при заключении в смирительный дом, протечение 10 лет, после истечения определенного приговором срока наказания, (отбытие этого наказания начинается со времени объявления приговора), но продолжительность давностного срока не может, ни в каком случае, превышать 25 лет, со дня составления приговора. 2) при заключении в рабочий дом или тюрьму истечение 5 лет после окончания определенного приговором срока наказания, 3) при денежных штрафах протечение 5 лет со дня объявления приговора*(405).

Из всех, приведенных нами, уложений, северогерманское выделяется особенно резко по необыкновенному разнообразию признаваемых им давностных сроков, и если мы примем во внимание все сроки, назначенные для погашения уголовных исков, и наконец все давностные сроки, определенные гражданскими законами, то нам будут понятны слова одного немецкого юриста, утверждавшего, что судья в Пруссии для правильного и безошибочного применения давностных сроков должен иметь особый календарь. Подобное разнообразие давностных сроков действительно сопряжено с неудобствами, и в этом отношении заслуживает полного предпочтения система, усвоенная баденским Уложением. Она ставит продолжительность давностного срока в тесную связь с продолжительностью определенного приговором наказания.

<< | >>
Источник: Саблер В.К.. О значении давности в уголовном праве. - Москва, Типография т-ва. Рис, 1872г.. 1872

Еще по теме 108. По воззрению, наиболее распространенному, как в теории, так и усвоенному большинством законодательств, приговор, осуждающий преступника, погашается в более продолжительные сроки, чем направленное против подсудимого преследование.:

  1. 108. По воззрению, наиболее распространенному, как в теории, так и усвоенному большинством законодательств, приговор, осуждающий преступника, погашается в более продолжительные сроки, чем направленное против подсудимого преследование.
  2. Библиографический указатель
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -