<<
>>

§ 3. Преступления против собственности, выражающиеся в хищении

Под формами хищения понимаются те юридически значимые способы (приемы), посредством которых изымается имущество. В этом отношении все составы преступлений, объединенные понятием «хищение», отличаются друг от друга прежде всего по способу изъятия имущества.

Кража (ст 158 УК) есть тайное хищение имущества. Ее характеристический признак - скрытный способ действия. Именно это обстоятельство дает основание считать кражу наименее опасной из всех форм хищения.

Хищение является тайным, если оно совершено: 1) в отсутствие кого бы то ни было; 2) в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них; 3) в присутствии указанных лиц, наблюдающих изъятие имущества, но не понимающих характера совершаемых действий; 4) в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия похитителя, понимающих и правильно оценивающих их характер, но не обнаруживающих себя, благодаря чему последний остается в убеждении, что действует тайно; 5) в присутствии каких-либо лиц, наблюдающих действия преступника, понимающих и правильно оценивающих их характер и не скрывающих своего присутствия, но не являющихся посторонними в том смысле, который позволял бы говорить об открытости действий (п. 2, 4 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

При этом посторонними считаются не все лица, оказавшиеся на месте преступления, а лишь те, от которых преступник не может ожидать не только содействия, но хотя бы пассивного попустительства хищению. В этом смысле к числу посторонних нельзя отнести соучастников похитителя (иначе любое групповое хищение было бы открытым), а также тех лиц, с которыми он связан такими родственными, приятельскими и другими близкими либо доверительными отношениями, которые дают ему реальное основание полагать, что эти лица не будут по меньшей мере противодействовать изъятию имущества, а по большому счету -

способствовать изобличению его впоследствии.

С этой точки зрения хищение не перестает быть тайным, когда виновный действует на глазах родственников или знакомых, 240 рассчитывая на их молчаливое согласие или даже одобрение. Если же перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного наступает по ст. 161 УК.

Таким образом, тайность хищения оценивается исходя из двух критериев: объективного , т. е. внешнего по отношению к преступнику (отсутствие очевидцев или наличие обстоятельств, при которых присутствующие не осознают либо заведомо не имеют возможности осознавать преступный характер действий, на что похититель и рассчитывает); субъективного , т. е. внутреннего, основанного на определенных объективных предпосылках убеждения лица в том, что совершаемое им незаметно или непонятно для окружающих. При этом решающим для установления тайности является субъективный критерий - представление виновного о том, что имущество изымается им незаметно.

Вместе с тем приоритетность субъективного критерия не означает, что объективный критерий не представляет никакого интереса. Ведь субъективная убежденность виновного в тайном характере своих действий не может не опираться на некие объективные предпосылки. Следовательно, вывод о наличии субъективного критерия должен базироваться на установлении этих предпосылок, а не на голословном заявлении преступника.

На практике возможны и такие ситуации, когда лицо, пытавшееся тайно учинить хищение, оказывается застигнутым на месте преступления, не успев завершить изъятие имущества. Причиной тому может быть неожиданное появление посторонних или хозяев, которые возвратились за чем-то забытым, а обнаружили в квартире вора, и т. д. Как квалифицировать содеянное в этом случае?

Поясним ответ на примере. Предположим, некто, воспользовавшись временным отсутствием гардеробщицы, проник в гардероб с тем, чтобы завладеть меховой шубой, но не успел выйти с ней, как вернулась гардеробщица. Квалификация его действий будет зависеть от того, как он поведет себя в дальнейшем:

1) действия преступника, который, осознав, что обнаружен, прекращает хищение и пытается скрыться, бросив имущество, образуют покушение на кражу;

2) в том же случае, когда преступник, будучи замеченным, несмотря на это продолжает действия по изъятию имущества, похищение, начавшееся как тайное, перерастает в открытое, т.

е. в грабеж (ч. 1 ст. 161 УК);

3) если же виновный, столкнувшись с сопротивлением, применяет еще и насилие к лицу, пытавшемуся воспрепятствовать окончательному завладению имуществом или его удержанию непосредственно после изъятия, то его действия должны квалифицироваться, в зависимости от характера примененного насилия, как насильственный грабеж (ч. 2 ст. 161 УК) или разбой (ст. 162 УК; см. п. 5 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29);

4) напротив, насильственные действия, совершенные с целью скрыться или избежать задержания, не могут рассматриваться как грабеж или разбой и подлежат самостоятельной оценке по соответствующей статье УК исходя из характера насилия и наступивших последствий.

Мошенничество (ст. 159 УК) есть завладение чужим имуществом или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием.

Данное определение, во-первых, позволяет выделить две разновидности мошенничества по объекту - завладение чужим имуществом, посягающее на отношения собственности, и приобретение права на чужое имущество, посягающее на иные вещные отношения (ограниченные вещные права), а во-вторых, содержит указание на два конкретных способа его совершения - обман и злоупотребление доверием.

Формулировка «приобретение права на чужое имущество» отражает то обстоятельство, что вещные отношения могут иметь характер как отношений, основанных на праве

24θ В п. 4 Постановления от 27 декабря 2002 г. названы лишь близкие родственники, однако столь узкое понимание неопасных для виновного очевидцев хищения вряд ли обосновано.

собственности, так и отношений, существующих в рамках ограниченных прав на чужое имущество. Поражение первых предполагает неправомерную «смену собственника», что и происходит при изъятии имущества из фонда собственника. А при изъятии имущества у субъекта ограниченного вещного права в отношениях собственности по существу ничего не меняется, поскольку право собственности на такое имущество сохраняется за прежним собственником. Просто данное вещное право противоправным образом «переходит» от одного лица к другому, притом что само имущество остается в фонде собственника.

В силу этого различие между мошенническими посягательствами на указанные объекты состоит в том, что хищение может осуществляться и посредством фактического завладения чужим имуществом, обеспечивающего возможность пользоваться или распоряжаться им, тогда как получение права на чужое имущество по определению может быть осуществлено лишь посредством юридического завладения этим имуществом, обеспечивающего легальную возможность владеть, но не распоряжаться им.

Объективную сторону данного состава образуют два взаимосвязанных акта: изъятие имущества или приобретение права на него (основное действие) и обман или злоупотребление доверием (вспомогательное действие, обеспечивающее выполнение основного).

Прибегая к обману или злоупотреблению доверием с целью безвозмездного обращения в свою пользу чужого имущества, мошенник фальсифицирует сознание и волю его владельца таким образом, что тот, будучи введенным в заблуждение, как бы добровольно отчуждает в пользу преступника собственное имущество либо передает имеющееся у него ограниченное вещное право на чужое имущество, полагая, что для этого имеются законные основания.

Другой разновидностью мошенничества служат случаи, когда под воздействием обмана или злоупотребления доверием владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти «не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами» (п. 1 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Таким образом, специфичность развития причинной связи при мошенничестве состоит в том, что в акте перехода имущества принимает непосредственное участие сам потерпевший, действующий (или бездействующий) под влиянием заблуждения. При этом в любом случае должно быть установлено, что заблуждение имело место в результате предшествующего по времени обмана со стороны виновного или, хотя и возникло вначале помимо действий виновного (при пассивном обмане), было использовано им.

Различные обманные приемы или доверительные отношения могут использоваться и при воровстве, в связи с чем мошенничество (как хищение путем обмана или злоупотребления доверием) необходимо отличать от кражи (как тайного похищения с элементами обмана или злоупотребления доверием).

При совершении кражи обман используется для облегчения доступа к имуществу (например, для проникновения в помещение или жилище), который является лишь условием дальнейшего изъятия имущества без участия потерпевшего и помимо его воли. Совершенно иную роль играет обман при совершении мошенничества, где он служит непосредственной причиной перехода имущества к преступнику от владельца, который под влиянием обмана «по своей воле» расстается с имуществом. Таким образом, при краже обман - всего лишь средство получения доступа к имуществу, которым еще предстоит завладеть, а при мошенничестве - средство завладения имуществом с получением соответствующих «правомочий» на него.

Не является мошенничеством хищение имущества, которое было не передано, а доверено виновному, например для временного присмотра. Так действуют вокзальные воры, которые, войдя в доверие к ожидающим пассажирам, «соглашаются присмотреть» за их вещами и во время отлучки хозяев скрываются с ними. Кражей является также завладение предметами одежды и обуви в магазине, выданными лицу не в пользование или в собственность, а для примерки.

По особенностям способа закон выделяет две разновидности мошенничества: завладение имуществом путем обмана и путем злоупотребления доверием.

Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которые предусмотрена ст. 159 УК, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в

умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение (и. 2 Постановления от 27 декабря 2007 г. №51).

Объективные признаки обмана анализируются при посредстве таких категорий, как «содержание», «формы», «приемы» и «средства обмана».

Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего, либо факты, сообщение о которых удержало бы лицо от передачи имущества.

В зависимости от форм внешнего выражения принято выделять активный (искажение истины) и пассивный (умолчание об истине) обман. Кроме того, исказить истину можно либо словом, либо делом, в связи с чем позволительно выделить словесный обман и обман действием.

Активный обман состоит в преднамеренном введении в заблуждение собственника или иного владельца имущества посредством сообщения заведомо ложных сведений, предоставления подложных документов или совершения иных действий, создающих у потерпевшего ошибочное представление об основаниях перехода имущества или права на него к другому лицу.

Пассивный обман есть умолчание о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить о которых виновный был обязан, в результате чего потерпевший заблуждается относительно наличия законных оснований для передачи виновному имущества или права на него.

Что касается обманных приемов , то в своих конкретных проявлениях они всегда отличались многообразием и изощренностью. И все же в систематизированном виде все разновидности обмана могут быть сгруппированы следующим образом: 1) обман в отношении личности; 2) обман относительно предметов; 3) обман по поводу различных событий и действий; 4) обман в намерениях.

Средствами мошеннического обмана служат предметы, процессы или явления, используемые для совершения задуманного преступления. Их арсенал столь же многообразен, как и арсенал обманных приемов. В качестве таковых могут использоваться денежная или вещевая «кукла», фальшивые документы и драгоценности, игровое оборудование, специальная одежда и прочие атрибуты принадлежности к определенной социальной группе или роли, фальсифицированные устройства, применяемые при обмеривании или обвешивании, подложные документы, удостоверяющие «право» на чужое имущество, иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, и т. д.

Незаконное получение имущества или приобретение права на него в результате использования мошенником документа, подделанного другим лицом, квалифицируется только по ст. 159 УК, так как предоставление такого документа является разновидностью обмана, т. е. признаком мошенничества. Что же касается имущественного обмана, состоявшегося с использованием документа, изготовленного самим мошенником, то его подделка не поглощается рассматриваемым составом, ибо последний не включает в себя указание на другой поражаемый тем самым объект - порядок управления (ч. 1 ст. 327 УК; см. и. 2 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51). Точно так же незаконное приобретение официальных документов, предоставляющих право на имущество (ст. 324 УК), или их похищение из корыстной заинтересованности (ч. 1 ст. 325 УК), а также похищение паспорта или иного важного личного документа (ч. 2 ст. 325 УК) не поглощаются фактом их дальнейшего использования в процессе мошенничества, а составляют с последним совокупность преступлений, хотя и взаимосвязанных, частично пересекающихся, но все же поражающих разные объекты.

Злоупотребление доверием как способ мошеннического завладения чужим имуществом или правом на него заключается в использовании лицом доверительных отношений, которые сложились у него с потерпевшим, во вред последнему, т. е. использование уверенности доверителя в его добросовестности в целях удовлетворения своекорыстных интересов.

С объективной стороны данная разновидность мошенничества характеризуется наличием специфической социальной связи между потерпевшим и преступником, которая выражается в отношениях доверия. В основе же отношений доверия могут лежать фактические

либо юридические обстоятельства.

Фактические обстоятельства - это личные отношения, знакомство виновного и потерпевшего, чрезмерная доверчивость последнего, проистекающая из черт его характера, воспитания, понимания отношений между людьми. Взятие за основу такого рода отношений приводит к подмене понятия «злоупотребление доверием» сходным по звучанию, но содержательно другим понятием «злоупотребление доверчивостью».

Против отождествления доверия и доверчивости решительно выступил Б. С. Никифоров, справедливо заметивший, что отождествление двух «злоупотреблений» - доверием и доверчивостью - не только не основано на законе, но и неправильно по существу. «Доверие, по общему правилу, предполагает существование отношений между людьми, доверие - это всегда доверие к кому-либо или к чему-либо. Доверчивость - одно из свойств человеческого характера». 241

Действительно, доверие и доверчивость - совсем не одно и то же. Однако попытки положить в основу доверительных отношений между потерпевшим и мошенником родственные или дружеские отношения, длительное знакомство или сотрудничество, рекомендации или положительные характеристики встречаются и в современной литературе. Разделяя эти взгляды, Б. В. Волженкин заключает: «Важно лишь, чтобы виновный уже при получении имущества, в результате доверительного к нему отношения, имел намерение совершить хищение этого имущества, пользуясь оказываемым доверием». 242

Наиболее распространенными разновидностями мошеннического злоупотребления доверием в литературе называются: а) оказание посреднических услуг по приобретению товаров без намерения выполнить свои обязательства; б) заключение договора займа без намерения отдать долг; в) получение денежных авансов без намерения исполнить обязательства, взятые по договору подряда или трудовому соглашению; г) получение предоплаты по договорам купли-продажи или поставки без намерения их исполнить и т. и.243

В подобных случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел на завладение этим имуществом или приобретение права на него возник у лица до получения данного имущества или права.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и отдельные законодательные акты РФ» 244 yj< дополнен шестью новыми статьями, предусматривающими ответственность за самостоятельные виды мошеннических посягательств. При сравнении санкций ст. 159 и ст. 1591-1596 УК становится очевидным, что введенные статьи содержат специальные нормы с привилегированными составами по сравнению с основным составом мошенничества, так как наиболее строгое наказание за совершение указанных посягательств не превышает одного года лишения свободы (по ч. 1 ст. 1594 УК), а большинство статей в санкциях ч. 1 вообще не предусматривает наказания в виде лишения свободы.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 159 1 УК) представляет собой

хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и/или недостоверных сведений.

241 Никифоров Б. С. Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную собственность по советскому уголовному праву. М., 1952. С. 155-156.

242 ВолжеикииБ. В. Мошенничество. СПб., 1998. С. 31.

243 Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / отв. ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. М., 1997. С. 215-216.

244

СЗ РФ. 2012. № 49. Ст. 6752.

Предметом указанного посягательства являются исключительно денежные средства, которые выступают в качестве заемных в процессе кредитования.

Объективная сторона данного преступления представляет собой изъятие и/или обращение имущества посредством обмана в определенной форме. Особенностью данного вида мошенничества является специфический способ его совершения - предоставление сведений, носящих заведомо ложный или недостоверный характер. Заведомость предполагает, что лицо уже в момент предоставления указанных сведений знает об их ложности (т. е. полном несоответствии действительности) или недостоверности (т. е. искаженности, неполном соответствии действительности). Указанные сведения должны предоставляться банку или иному кредитору (например, иной кредитной организации). 245 ∏p11 квалификации действий лица по ст. 1591 УК следует иметь в виду, что недостоверные или ложные сведения предоставляются для получения доступа к имуществу (кредитным средствам), которыми лицо завладевает в корыстных целях, не имея намерения вернуть кредит в дальнейшем. Если же ложные или недостоверные сведения предоставляются только для того, чтобы получить кредит лицом, которое желает воспользоваться денежными средствами именно как заемными, то его действия следует квалифицировать как незаконное получение кредита по ст. 176 УК при условии наличия признаков специального субъекта и причинения крупного ущерба.

Мошенничество при получении выплат (ст. 159 2 УК) представляет собой

хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и/или недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

Предмет данного вида мошенничества шире, чем для мошенничества в сфере кредитования, но более узок и специфичен по сравнению с предметом общего состава мошенничества. Им выступают денежные средства и иное имущество, которое может быть получено в виде пособия, компенсации, субсидии или иной социальной выплаты (например, лекарственные препараты, приборы медицинского назначения, продукты, сертификаты на приобретение одежды и иных предметов потребления и т. д.).

Объективная сторона рассматриваемого преступления складывается из изъятия и/или обращения денежных средств и иного имущества, выступающего предметом посягательства, и способа - специфической разновидности обмана. Обман при совершении мошенничества данного вида может быть реализован как в активной, так и в пассивной форме. Активный обман выражается в представлении ложных и/или недостоверных сведений, которые заведомо для виновного являются таковыми, т. е. полностью или частично не соответствуют действительности (например, занижен общий доход семьи, предоставлены поддельные документы о личности получателя, наличии группы инвалидности, иждивенцев, участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства и т. д.). Такие сведения предоставляются государственным и муниципальным органам и организациям, которые принимают или реализуют решение о предоставлении выплат, пособий, субсидий. Пассивный обман представляет собой умолчание о фактах, влекущих прекращение указанных выплат (например, несообщение о смерти лица, на которое получаются пособия).

Мошенничеством с использованием платежных карт (ст. 159 3 УК) является хищение чужого имущества, совершенное с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации.

Объективная сторона указанного преступления образована хищением чужого имущества, совершенным обманным путем с использованием определенного средства, в

245 в соответствии с Федеральным законом от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492) кредитной организацией является юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные данным законом, и может быть образовано на основе любой формы собственности как хозяйственное общество (ст. 1).

качестве которого выступает поддельная или принадлежащая другому лицу кредитная, расчетная или иная платежная карта. Кредитная карта - электронное средство платежа, позволяющее держателю осуществлять операции за счет денежных средств, предоставленных кредитной организацией, выпустившей данную карту, в пределах расходного лимита в соответствии с условиями кредитного договора. Расчетная (дебетовая) карта - электронное средство платежа, используемое для совершения операций держателем в пределах расходного лимита, т. е. суммы денежных средств, находящихся на банковском счете, и/или кредита, предоставляемого кредитной организацией-эмитентом клиенту при недостаточности или отсутствии на банковском счете денежных средств (овердрафт) (п. 1.5 Положения об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием от 24 декабря 2004 г. № 266-П).246 к иным платежным картам, которые используются в качестве средств платежа и могут быть использованы при совершении данного вида мошенничества, следует относить, например, БСК (бесконтактные смарт-карты для оплаты проезда в транспорте) и т. д.

Карта, используемая как средство совершения мошенничества, должна быть поддельной либо подлинной, но принадлежащей другому лицу (при условии, что владелец карты не дал разрешения на ее использование в качестве средства платежа). Карта может быть подделана полностью (например, когда на пластиковую заготовку карточки наносятся изображения с фотомеханических печатных форм плоской офсетной печати или иным способом печати) либо частично (механическим, термическим или иным способом, например, с заменой отдельных цифр в номере карты). Принадлежащая другому лицу подлинная карта может оказаться у лица, совершившего преступление, как на законном (например, передана для сохранения, получена для выдачи другим работникам организации, найдена и т. д.), так и на незаконном основании (например, похищена). Само похищение пластиковой карты не образует оконченного преступления, а является лишь приготовлением к преступлению - мошенничеству или краже, в зависимости от того, как планируется использовать в дальнейшем похищенную карту. Если получение наличных денежных средств будет осуществляться через банкомат без участия уполномоченного работника кредитной организации, то действия по похищению карты следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30 и соответствующей части ст. 158 УК как приготовление к краже (и. 13 Постановления от 27 декабря 2007 г. №51). Если же речь идет о дальнейшем приобретении товаров в торговой организации и оплате их по похищенной банковской карте либо о снятии денежных средств с карты в кассе банка, то действия по похищению карты следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30 и соответствующей части ст. 1593 УК как приготовление к мошенничеству с использованием платежных карт.

Способом совершения указанного преступления является обман уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации, т. е. введение в заблуждение относительно личности лица, которое выдает себя за владельца предъявляемой карты (посредством проставления подписи в чеке, предъявления документа, удостоверяющего личность, и т. д.). Обман должен осуществляться именно в отношении уполномоченного работника, т. е. лица, которое в соответствии с положениями нормативных актов, должностных инструкций, правил торговли и т. д. имеет полномочия по идентификации личности владельца предъявляемой карты (кассир или операционист банка, кассир или продавец-кассир магазина и т. д.).

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ст. 159 4 УК)

представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Объективная сторона данного вида мошенничества может выражаться как в хищении, так и в приобретении права на чужое имущество. Способ совершения преступления - обманный, выражающийся в принятии на себя обязательств по договору без намерения их исполнить. Неисполнение обязательств должно носить преднамеренный характер, т. е. не может быть связано с трудностями в ведении бизнеса, экономическим кризисом и иными

246

Вестник Банка России. 2005. № 17.

объективными и субъективными обстоятельствами, исключающими возможность исполнения обязательства в срок и в полном объеме при наличии желания его исполнить. Договорное обязательство должно возникнуть именно вследствие осуществления предпринимательской деятельности, под которой в соответствии со ст. 2 ГК понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке.

Действия лица, являющегося руководителем ООО, по введению в заблуждение генерального директора другого ООО относительно полномочий и возможности управленческого влияния на подписание руководителями юридических лиц договоров по управлению многоквартирным домом и подделка подписи в договорах, на основании которых были получены деньги, не были квалифицированы судом по ч. 2 ст. 159 4 УК в связи с тем, что обман не был связан с неисполнением обязательств по договору, заключенному в рамках осуществления предпринимательской деятельности. 247

Если лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, либо руководитель коммерческой организации преднамеренно не исполняет обязательства, возникшие по договору у него как у физического лица, его деяние следует квалифицировать по ст. 159 УК. Не может квалифицироваться как мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и хищение имущества посредством введения в заблуждение о самом факте осуществления такой деятельности (например, когда лицо выдает себя за руководителя коммерческой организации или индивидуального предпринимателя), поскольку в данном случае имеет место обман в личности, который является способом совершения мошенничества по ст. 159 УК.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 159 5 УК) представляет собой хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

Предметом указанного посягательства являются денежные средства, которые выступают в качестве страховой выплаты, производимой страховщиком.

Объективная сторона данного посягательства образована хищением чужого имущества с использованием обмана, который касается только факта наступления страхового случая (например, когда ущерб причинен иными обстоятельствами, не являющимися страховым случаем) или размера страхового возмещения (например, предоставление заведомо ложных сведений о большем размере причиненного наступлением страхового случая ущерба). Совершение указанного вида мошенничества возможно в различных сферах страхования: медицинском, страховании гражданской ответственности, страховании имущества, жизни и здоровья и т. д. Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам. Страховая выплата представляет собой денежную сумму, установленную федеральным законом и/или договором страхования и выплачиваемую страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю при наступлении страхового случая.248

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159 6 УК) представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства

747Постановление Московского городского суда от 28 июня 2013 г. № 4y∕2-4851 // СПС «КонсультантПлюс».

748 cm., наир., ст. 9, 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 56).

в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Объективную сторону указанного преступления образует хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество определенным способом - манипуляциями с компьютерной информацией (ввод, удаление, блокирование, модификация) или иным вмешательством в функционирование средств обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

Действия И., который с использованием персонального компьютера, подключенного к сети Интернет, с принадлежащего Р. электронного счета в системе «Единый кошелек» путем перечисления на счет платежной системы «Киви-кошелек» похитил денежные средства в сумме 5560руб. 60 коп., перечислил данную сумму на свой банковский счет в ОАО «Экспресс-банк» и обналичил посредством снятия через банкомат, были квалифицированы по ч. 2 ст. 159 6 УК как мошенничество в сфере компьютерной информации, причинившее значительный ущерб. 249

Под компьютерной информацией в соответствии с примеч. 1 к ст. 272 УК понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи. Ввод информации - занесение информации на средства ее хранения, обработки или передачи либо в информационно-телекоммуникационную сеть. Под удалением компьютерной информации понимается ее исчезновение с носителя как с возможностью ее восстановления, так и без таковой. Блокирование информации - исключение возможности законного доступа к ней при ее сохранности в неизменном виде (невозможность использования, например чтения или копирования, и распоряжения - изменения, использования, уничтожения). Модификацией информации являются любые ее изменения (частичное удаление, дополнение или замена, изменение структуры информации и т. д.), за исключением адаптации программы или базы данных для их корректной работы на технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ.

Иное вмешательство в функционирование средств обработки или передачи компьютерной информации (например, ЭВМ) или информационно-телекоммуникационных сетей (технологических систем, предназначенных для передачи по линиям связи информации, доступ К которой осуществляется С использованием средств вычислительной техники) 250 может выражаться в нарушении установленного процесса обработки, хранения, использования, передачи компьютерной информации и иного обращения с ней.

Присвоение (ст. 160 УК) представляет собой хищение вверенного имущества путем установления над ним незаконного владения.

Определяющим признаком предмета присвоения является его особый статус, предполагающий, что таковым может быть лишь вверенное имущество.

Имущество считается вверенным , если оно находилось в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения было наделено в отношении данного имущества полномочиями по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению (при этом не требуется всего набора полномочий, достаточно любого из них).

Передача имущества в правомерное владение с наделением владельца соответствующими полномочиями означает, что имущество принято им под отчет. Как правило, это находит отражение в соответствующих документах (договор, товарно-транспортная накладная, доверенность, квитанция, расписка) с указанием наименования, ассортимента, количества

249 Приговор Каспийского городского суда Республики Дагестан № 1-130/2013 от 26 июня 2013 г. // https://rospravosudie.com/court-kaspijskij-gorodskoj-sud-respublika-dagestan-s/act-436615473.

25θ См. ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. 1). Ст. 3448).

(веса) или стоимости имущества. Но в отдельных случаях вверение может осуществляться и на основе устного соглашения или распоряжения компетентного лица.

Вверенным следует считать также имущество, полученное на законном основании уполномоченными на то представителями какого-либо учреждения или организации в качестве налога, штрафа, членских взносов, оплаты за отпущенный товар, выполненную работу, транспортную, зрелищную и иную услугу (п. 6, 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 1980 г. № 6).

Специфику объективной стороны присвоения определяет изъятие и незаконное удержание у себя имущества, находившегося в правомерном владении или ведении виновного, совершенное с использованием имеющихся у него правомочий на это имущество.

Тайное хищение, совершенное лицом, не обладающим правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой, выполнением служебных обязанностей, учебным процессом, в связи с близкими отношениями с потерпевшим или иными обстоятельствами, подлежит квалификации как кража (и. 18 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Определенное сходство имеет присвоение и с мошенничеством, коль скоро и в том, и в другом случае потерпевший сам передает преступнику имущество, похищая которое последний злоупотребляет оказанным ему доверием. Критерии же их разграничения сводятся к следующему.

При мошенничестве потерпевший передает имущество под влиянием обмана или злоупотребления доверием, тогда как при присвоении оно передается виновному на законных основаниях, вытекающих из его служебного положения, договора и пр. Это означает, что при мошенничестве передача только внешне кажется законной, оставаясь противоправной по существу, поскольку сделка, оформляющая указанную передачу, ничтожна по причине того, что страдает пороком воли, тогда как при присвоении передача имущества носит законный характер не только по форме, но и по содержанию.

Кроме того, при мошенничестве имущество может передаваться и в собственность, а при присвоении передача права собственности на имущество материально ответственному лицу в принципе невозможна, коль скоро вверение имущества предполагает его передачу исключительно для оперативного управления, доставки, хранения и т. и.

Наконец, при мошенничестве умысел на завладение чужим имуществом возникает до его передачи, а при присвоении - после того, как имущество передано на законных основаниях.251

Соответственно с моментом перехода от правомерного владения к неправомерному и получением виновным возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим связывается и окончание хищения в данной форме (и. 19 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Особенности предмета и объективной стороны присвоения неразрывно связаны со специальными признаками его субъекта, каковым является лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности.

В число такого рода субъектов включаются: а) лица, владеющие вверенным имуществом; б) лица, ведающие таковым (и. 18 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

К первой группе можно отнести лиц, осуществляющих административно-хозяйственные функции в различных учреждениях и организациях (экспедиторы, заведующие складами, продавцы, кассиры и другие материально ответственные лица), в фактическом держании и подотчете которых находится похищаемое имущество.

Ко второй категории относятся лица, выполняющие в учреждениях и организациях организационно-распорядительные обязанности и использующие предоставленные им управленческие (должностные или служебные) полномочия для похищения имущества, находящегося в их хозяйственном ведении . К таковым относятся в первую очередь руководители и главные бухгалтеры, которые могут, например, отдать незаконное

251

Волженкин Б. В. Мошенничество. С. 31.

распоряжение о списании имущества, находящегося в держании и подотчете подчиненных, с последующим удержанием его у себя.252

Что же касается отграничения данного присвоения от мошенничества, совершенного с использованием служебного положения, то в ч. 3 ст. 159 УК речь идет о субъекте, использующем предоставленные ему управленческие или властные полномочия либо другие должностные возможности для злоупотребления доверием подчиненных, в держании и подотчете которых находится имущество, или для введения их в заблуждение с целью побудить их таким образом к переводу данного имущества в собственное обладание.

Растрата (ст. 160 УК) - это издержание вверенного виновному имущества путем его потребления, израсходования или отчуждения.

Растрата имеет много общего с присвоением, поэтому все сказанное выше об объекте последнего, вверении его предмета и использовании имеющихся у виновного правомочий для завладения им относится и к данной форме хищения. Однако способы, посредством которых решается задача изъятия вверенного имущества, остаются разными: в случае присвоения лицо совершает действия, обеспечивающие незаконное удержание его у себя, а растрату образуют действия, обеспечивающие незаконное издержание данного имущества посредством его потребления, израсходования или отчуждения (продажа или передача третьим лицам, дарение и т. п.).

Следовательно, в случае присвоения правомерное владение вверенным имуществом с момента удержания его у себя переходит в неправомерное, а в случае растраты правомерное владение, минуя незаконное владение, переходит в незаконное распоряжение. Но если субъект, присвоивший имущество, затем так или иначе распоряжается им или использует согласно потребительскому назначению, содеянное остается все же присвоением, поскольку с момента обособления имущества и установления над ним незаконного владения хищение окончено. Таким образом, растрата как самостоятельная форма хищения не связана с присвоением и не является следующим после него этапом преступной деятельности.

Разграничение присвоения и растраты имеет большое значение для определения момента окончания хищения и круга лиц, имеющих к нему отношение, как соучастников или только как прикосновенных субъектов. Ибо присвоение и растрата, отличаясь по способу изъятия имущества (в первом случае это удержание вверенного имущества, а во втором - его издержание), предполагают и различие в объективной стороне (в присвоении израсходование имущества лежит за пределами состава, а в растрате оно образует его конститутивный признак), а стало быть, и различие в моментах их окончания (присвоение окончено в момент установления над имуществом незаконного обладания, а растрата - с момента его незаконного потребления, израсходования или отчуждения), что определяет и различие в оценке поведения лиц, связанного с действиями исполнителя (оказание содействия в распоряжении уже присвоенным имуществом является прикосновенностью к хищению, а аналогичное содействие при растрате - соучастием в хищении).

Грабеж (ст. 161 УК) является открытым хищением, совершенным без насилия либо соединенным с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

Основным признаком грабежа, отличающим его от кражи, является открытый характер действий виновного, или (что то же самое) отсутствие признака тайности.

Открытым признается такое хищение, которое осуществляется в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда похититель сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет (п. 3 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

2^2 Соответственно, хищение вверенного имущества, в котором участвовали два и более лица, отвечающие указанным признакам специального субъекта присвоения (например, руководитель организации, в чьем ведении находится похищаемое имущество, и работник, несущий по договору материальную ответственность за данное имущество), заранее договорившиеся о совместном совершении преступления, надлежит считать совершенным группой лиц по предварительному сговору (см. и. 22 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Как и кража, открытое хищение характеризуется двумя критериями: объективным (присутствие очевидцев, наблюдающих преступные действия и адекватно воспринимающих их) и субъективным (основанное на объективных предпосылках осознание виновным того, что он действует заметно для этих лиц, понимающих характер его действий).

Открытый способ изъятия имущества не только объективно повышает опасность хищения, но и свидетельствует о большей опасности его субъекта как лица, игнорирующего присутствие собственника или иных лиц и потому пренебрегающего опасностью быть узнанным, изобличенным и взятым с поличным.

Особое юридическое значение приобретает в связи с этим присутствие при изъятии имущества родственников, друзей и иных близких виновному лиц: здесь при квалификации содеянного необходимо учитывать все обстоятельства дела в их совокупности, выяснять, как эти лица, не участвовавшие в хищении, реагировали на незаконные действия похитителя, предпринимали ли они какие-либо меры для прекращения противоправного посягательства (и. 4 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

Чаще всего изъятие имущества при грабеже от начала до конца носит открытый характер. Но возможны случаи, когда процесс изъятия начинается тайно, но впоследствии преступник обнаруживается потерпевшим или посторонними лицами. Если при этом он продолжает изъятие либо применяет насилие с целью удержания тайно изъятого имущества, налицо перерастание кражи в грабеж. Значит, похищение следует считать открытым и тогда, когда, начавшись тайно, оно заканчивается так, что виновный, будучи обнаруженным, осознает явность своих дальнейших действий по изъятию или удержанию имущества. Однако трансформация кражи в грабеж при изложенных обстоятельствах возможна лишь до полного завладения имуществом и получения возможности им распорядиться, так как с этого момента кража считается оконченной.

Если же лицо, пытавшееся тайно завладеть имуществом, будучи застигнутым с поличным, бросает его, спасаясь от преследования, содеянное квалифицируется как покушение на кражу. Но если имуществом не удалось завладеть в силу того, что оно было отобрано до завершения изъятия (во время борьбы за удержание вещи), содеянное квалифицируется как покушение на грабеж.

В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном; см. и. 17 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

По признаку отсутствия или наличия насилия УК различает грабеж ненасильственный (ч. 1 ст. 161) и насильственный (и. «г» ч. 2 ст. 161).

Специфика насильственного грабежа состоит в том, что в качестве средства изъятия имущества или удержания только что изъятого имущества по отношению к лицам, пытающимся воспрепятствовать этому, используется насилие, не опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия .

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, следует понимать нанесение побоев (ст. 116 УК) или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, характерных для легкого вреда здоровью (ст. 115 УК), а также сбивание с ног, выкручивание или заламывание рук и иное насильственное лишение или ограничение свободы передвижения и действия, если это не создавало реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего.

Безопасность указанных выше действий для жизни или здоровья должна оцениваться с учетом окружающей обстановки и иных конкретных обстоятельств дела. Пленум Верховного Суда РФ обоснованно указал, что, если в ходе хищения в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить

(например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью; см. п. 21 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

Для констатации насильственного грабежа необходимо установить, что противодействие потерпевшего было направлено на воспрепятствование завладению имуществом (объективный критерий), а примененное к нему насилие имело целью устранить это противодействие (субъективный критерий). Отсюда вытекает, что насилие при грабеже обычно предваряет завладение имуществом, применяясь в качестве средства его изъятия, но в ряде случаев может следовать и за изъятием имущества, используясь для удержания только что изъятого имущества. Последнее может иметь место как в случаях, когда преступник, намереваясь совершить кражу, оказывается застигнутым на месте преступления и применяет насилие для удержания похищаемого имущества,253 ψaκ и в случаях, когда противодействие преступнику, открыто завладевающему имуществом, оказывается после того, как это имущество попадет к нему в руки. Следовательно, не имеет значения, когда было применено насилие - до изъятия имущества, одновременно с ним или непосредственно после изъятия. Важно лишь, чтобы оно являлось средством завладения этим имуществом либо средством удержания похищенного.

Насилие в ответ на заявление потерпевшего после открытого завладения его имуществом сообщить о случившемся в правоохранительные органы или другим лицам, равно как и в ответ на предпринятые им после фактического окончания преступления действия (задержание преступника, сообщение в милицию и пр.), не является конститутивным признаком насильственного грабежа, так как функциональное назначение насилия в этих случаях состоит не в том, чтобы облегчить изъятие имущества, а в том, чтобы скрыться с места хищения либо скрыть факт его совершения. Поэтому насильственные действия, связанные с совершенным грабежом, но примененные не для завладения имуществом, а с целью скрыться или избежать задержания, не могут рассматриваться в качестве признаков грабежа или разбоя и подлежат самостоятельной квалификации.

Правильная интерпретация функционального назначения насилия в корыстных посягательствах позволяет найти верное решение и вопроса о квалификации хищения посредством внезапного захвата чужого имущества, получившего название «рывок», при котором виновный, не столько намереваясь оказать насильственное воздействие на потерпевшего, сколько рассчитывая на неожиданность своих действий для потерпевшего и окружающих, на их запоздалую реакцию, растерянность и испуг, выхватывает, например, из рук дамскую сумочку и скрывается.

В данном случае потерпевшему могут быть по неосторожности причинены физическая боль, какие-то незначительные повреждения (например, царапина на руке, нанесенная металлической деталью вырванной сумки) и даже более серьезный вред здоровью (физическая травма от падения потерпевшего в результате выхватывания сумки из рук и т. п.). Но это обстоятельство не превращает содеянное в насильственный грабеж, поскольку такого рода воздействие направлено на захват имущества, а не на личность потерпевшего, причинение вреда здоровью которого по неосторожности выступает побочным результатом изъятия этого имущества. Ныне почти никем не оспаривается наличие здесь идеальной совокупности простого грабежа и преступления против здоровья (в зависимости от характера и тяжести вреда здоровью).

Разбой (ст. 162 УК) определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По способу совершения разбой - наиболее опасное хищение, ибо изъятие имущества в данном случае осуществляется через насилие над личностью, чреватое причинением вреда ее здоровью либо даже смерти. Вместе с тем современное место состава разбоя в системе

2^3 Имеются в виду ситуации «перерастания» кражи в грабеж, когда действия, начатые как кража, при применении в дальнейшем насилия с целью завладения имуществом или для его удержания непосредственно после изъятия квалифицируются в зависимости от характера примененного насилия как разбой или грабеж, соединенный с насилием.

Особенной части УК определяется направленностью его против собственности, чем подчеркивается, что доминирующей целью разбойника является завладение имуществом, а посягательство на личность служит лишь средством для достижения этой цели. В то же время помещение данного состава в главу о преступлениях против собственности ни в коей мере не умаляет уголовно-правовой охраны личности. Об этом свидетельствуют отнесение разбоя к числу тяжких преступлений и признание его оконченным с момента нападения, а не с момента завладения имуществом, как это требуется по отношению к другим хищениям.

В качестве основных признаков разбоя закон называет: 1) нападение; 2) физическое насилие, опасное для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, либо угроза применения такого насилия; 3) цель завладения чужим имуществом.

Характеристика объективной стороны разбоя связана с вопросом о соотношении понятий «нападение» и «насилие».

Сущность разбоя заключается не в нападении, а в насилии, опасном для жизни или здоровья потерпевшего, что существенно повышает тяжесть этого преступления. Существующая же законодательная формула разбоя, сформировавшаяся на почве узкого понимания физического насилия, выражающегося лишь в активных, стремительных действиях, ассоциируемых с символами насилия в более ранних культурах, не в полной мере отражает современную криминогенную ситуацию. Со временем это признал и Верховный Суд РСФСР, разъяснив, что введение в организм потерпевшего «опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целью приведения его таким способом в беспомощное состояние и завладения... имуществом должно квалифицироваться как разбой».254

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья , может выразиться в причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью (ст. 111, 112, 115 УК), а также в ином воздействии, которое хотя и не причинило указанного вреда, однако в момент применения создало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего (п. 21 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

Таким образом, для оценки характера насилия необходимо учитывать не только вызванные им последствия (в виде реального вреда здоровью или смерти), но и способ действия. Так, выстрел в потерпевшего, сбрасывание его с высоты, выталкивание из движущегося транспортного средства и тому подобные действия при благоприятном стечении обстоятельств могут оказаться безвредными в физическом отношении, но по своему характеру они, безусловно, относятся к опасному насилию.

Что касается квалификации, то насилие, выразившееся в причинении вреда здоровью, какой бы степени он ни достигал, всегда охватывается составом разбоя и не требует дополнительного вменения ст. 115, 112 или 111 УК (умышленное причинение вреда здоровью легкой, средней или тяжкой степени). Дифференциация ответственности осуществляется в данном случае за счет квалификации либо по ч. 1 ст. 162 УК (если в нападении, в результате которого умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2-4 этой статьи), либо по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью).

И лишь в случае, когда причинение в ходе нападения тяжкого вреда здоровью влечет по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности ч. 4 ст. 111 УК и соответствующей части ст. 162 (за исключением п. «в» ч. 4), поскольку лишение жизни не охватывается составом разбоя.255

По этой же причине убийство, учиненное в процессе разбойного нападения, надлежит

254 qm π 8 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» (с изм. от 4 мая 1990 г.) (ВВС РСФСР. 1990. № 7).

255 Заметим, однако, что Верховный Суд считает необходимым в данном случае инкриминировать совокупность ч. 4 ст. 111 с п. «в» ч. 4 ст. 162 (см. п. 21 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29), что. на наш взгляд, нарушает принцип non bis in idem (нс дважды за одно и то же).

квалифицировать по совокупности соответствующей части ст. 162 (но опять-таки за исключением и. «в» ч. 4) и и. «з» ч. 2 ст. 105 УК,^56 a если оно совершено с целью скрыть преступление или облегчить его совершение - также и по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, поскольку состав убийства не охватывает собой посягательство на собственность, а состав разбоя не предусматривает такое последствие, как смерть.

Психическое насилие при разбойном нападении выражается в угрозе немедленного применения физического насилия, опасного для жизни или здоровья. За исключением большей интенсивности насилия, которым угрожает виновный, во всем остальном данный признак не несет в себе никакой новой информации.

Содержание, характер и степень интенсивности угрозы следует оценивать с учетом всех обстоятельств дела (места и времени нападения, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали, субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы и т. п.), позволяющих в совокупности сделать правильный вывод о субъективном отношении к угрозе самого нападающего, в чьем сознании продемонстрированная им угроза должна играть роль такого средства устрашения, которое способно парализовать возможное противодействие завладению имуществом.

Так же решается вопрос и в тех случаях, когда угроза носит не ярко выраженный, а неопределенный характер, который не позволяет идентифицировать ее с опасностью насилия, характерной для грабежа или разбоя. Конкретизация неопределенной угрозы, когда из слов или действий не ясно, что именно намерен был предпринять преступник в случае неудовлетворения его требований, осуществляется с учетом конкретной обстановки совершения преступления, поведения преступника, совершения им каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении применить физическое насилие, восприятия потерпевшего и других обстоятельств дела (п. 21 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

Разбой, совершаемый посредством психического насилия, считается оконченным с момента произнесения угрозы в присутствии потерпевшего или других лиц. Такая угроза полностью охватывается ст. 162 и дополнительной квалификации по ст. 119 УК (об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в «чистом», так сказать, ее виде) не требует.

Различия между насильственным грабежом и разбоем содержатся: в характере насилия (для грабежа оно является не опасным, а для разбоя - опасным для жизни или здоровья); в особенностях конструкции состава (грабеж имеет материальный, а разбой - усеченный состав); в юридическом моменте окончания (грабеж признается оконченным с момента завладения имуществом, а разбой - с момента нападения с целью завладения имуществом, соединенного с насилием); в способе изъятия имущества (при грабеже оно всегда является открытым, при разбое же само изъятие имущества может быть совершено не только открыто, но и тайно, что имеет место при вероломном нападении в отсутствие очевидцев на спящего или любого другого лица, не успевшего осознать факт нападения в результате оглушающего удара сзади, выстрела из засады и т. п.).

Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК) , специфично в первую очередь статусом предмета посягательства на момент завладения им - его особой ценностью, и лишь во вторую - универсальностью способов его совершения.

Предметом данного посягательства являются движимые культурные ценности, которые, будучи выражением или свидетельством творчества человека или эволюции природы, имеют большое значение с исторической, научной, художественной или культурной точек зрения.

При решении вопроса о принадлежности похищенного предмета к числу имеющих особую ценность следует руководствоваться целым рядом нормативных актов как национального, так и международно-правового характера, 257 a такЖе разъяснением

256 иная квалификация (по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК. а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК) предлагается в и. 22 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29.

257 См., наир.: Конвенция ООН о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г. // Ведомости ВС СССР. 1957. №3. Ст. 54; Соглашение от 28 сентября 2001 г. «О вывозе и ввозе

Верховного Суда РФ о том, что особая историческая, научная, художественная или культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения «с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, искусства или культуры» (и. 25 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

В завершение отметим, что хищение - преступление умышленное, поэтому все элементы его объективной стороны, в том числе и размер, должны осознаваться виновным. Не требуя установить знание преступником абсолютно точной стоимости изымаемого имущества, закон лишь обязывает доказать осознание им совершения хищения в пределах того или иного вида. Например, если виновный имел конкретизированный умысел на завладение имуществом в крупном размере, но не смог осуществить его по не зависящим от него причинам, содеянное квалифицируется как покушение на хищение в крупном размере, независимо от фактически похищенного.

Напротив, при так называемом неопределенном (т. е. неконкретизированном по размеру) умысле, предполагающем намерение «взять все, что удастся», преступнику вменяется та сумма, которой он фактически завладел. При этом не имеет значения, совершено ли хищение одним лицом или группой лиц. В последнем случае в основу квалификации должен быть положен не размер доли, доставшейся при дележе тому или иному соучастнику, а общая сумма похищенного группой.

В случае совершения продолжаемого хищения вменяется в вину итоговая сумма похищенного. Если при этом неоднократные, тождественные, связанные единым намерением эпизоды изъятий, вместе взятые, образуют новый, более тяжкий вид хищения, содеянное оценивается в размере, качественно большем, чем каждый из входящих в него эпизодов. Например, когда в результате неоднократных изъятий имущества в значительном размере суммарная стоимость похищенного окажется в пределах крупного размера, квалифицировать все содеянное следует как единое продолжаемое хищение в крупном размере, если такие изъятия совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в данном размере.

<< | >>
Источник: Уголовное право России. Особенная часть Санкт-Петербург. 2014

Еще по теме § 3. Преступления против собственности, выражающиеся в хищении:

  1. 15.9. Хищение предметов, имеющих особую ценность, и иные корыстные преступления против собственности (ст. 164-166)
  2. § 3. Формы хищения
  3. § 4. Хищение культурных ценностей
  4. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  5. 2. Субъективные признаки имущественных преступлений
  6. 3. Классификация имущественных преступлений
  7. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  8. 3. Имущественные преступления, совершаемые путем обмана и с использованием доверия: вопросы теории и законодательной практики
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  10. § 2. Объект и предмет хищения
  11. § 3. Объективная сторона хищения
  12. § 4. Субъективные признаки хищения
  13. § 5. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки хищений
  14. § 1. Ответственность за прикосновенность к преступлению в истории советского уголовного законодательства
  15. § 2. Объективные признаки прикосновенности к преступлению
  16. § 2. Виды обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -