<<
>>

§ 2. Понятие и признаки хищения

Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и/или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примеч.

1 к ст. 158 УК).

Изложенное понятие играет роль родового по отношению к видовым понятиям кражи, присвоения и других преступлений против собственности, имеющих ряд характерных объективных и субъективных признаков, объединяющих данную группу имущественных посягательств под рубрикой «хищение».

Объективными признаками хищения можно признать: 1) противоправное и безвозмездное изъятие имущества из владения собственника или иного лица, которое совершается указанными в законе способами; 2) обращение его в пользу виновного или других

229 См. п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (ВВС РФ. 2003. № 2; далее - Постановление от 27 декабря 2002 г. № 29); п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (ВВС РФ. 2008. № 2; далее - Постановление от 27 декабря 2007 г. № 51).

лиц; 3) причинение тем самым собственнику или владельцу имущества реального ущерба вследствие уменьшения на определенную часть объема материальных ценностей, находящихся в его фондах; 4) причинную связь между изъятием имущества и материальным ущербом.

Субъективными признаками выступают: 1) прямой умысел на безвозмездное изъятие чужого имущества и обращение его в свою пользу или в пользу третьих лиц; 2) корыстная цель такого изъятия.

Эти признаки являются обязательными для всякого состава хищения, в силу чего отсутствие хотя бы одного из них позволяет рассматривать содеянное как иное преступление либо как деяние, вовсе не имеющее отношения к уголовному праву.

Объектом хищения служат общественные отношения по поводу имущества, юридически выраженные в правомочиях владения, пользования и распоряжения этим имуществом, которыми обладает собственник или иной его владелец, и в обязанности других лиц не препятствовать осуществлению указанных правомочий.

Специфика некоторых способов завладения чужим имуществом при хищении такова, что они посягают не только на собственность, но и на личность собственника или владельца имущества, т. е. на отношения, связанные с телесной неприкосновенностью, свободой передвижения и действия, здоровьем и жизнью, что позволяет говорить о двуобъектности этих преступлений. К ним относятся насильственный грабеж и разбой.

Кроме того, если изъятие предмета хищения осуществлялось таким образом, что при этом было повреждено или уничтожено иное имущество, то содеянное (при наличии необходимых признаков) квалифицируется по совокупности хищения в отношении одного имущества и уничтожения или повреждения - в отношении другого, поскольку состав хищения не включает в себя выведение из строя не являющегося его предметом имущества. Исключение составляет взлом дверей, запоров, окон, решеток и иных препятствий, совершаемый в ходе проникновения в жилище, помещение или иное хранилище с целью кражи, грабежа или разбоя, каковой дополнительной квалификации не требует, поскольку умышленное уничтожение или повреждение указанного имущества в этих случаях является способом хищения при отягчающих обстоятельствах, квалифицируемым по соответствующим пунктам и частям ст. 158, 161 или 162 УК, в которых такого рода способ доступа к похищаемым ценностям уже учтен.

Последующее уничтожение или повреждение изъятого предмета хищения (в том числе для сокрытия следов преступления) есть форма распоряжения похищенным, которая также не требует самостоятельной оценки.

Если же уничтоженное или поврежденное в связи с хищением имущество было предметом отношений, составляющих другой родовой объект, то совокупность с хищением образуют статьи соответствующих глав, предусматривающих посягательства на этот объект.

В частности, если хищение имущества на транспорте было сопряжено с разрушением, повреждением или приведением иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, которые повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо крупного ущерба, содеянное должно квалифицироваться также по ст. 267 УК.

С позиций классической концепции «вещественной» собственности предмет хищения может быть рассмотрен с трех сторон: физической, экономической и юридической.

Со стороны физической имущество как предмет похищения должно быть вещественным (телесным) предметом материального, внешнего по отношению к человеку мира, доступным благодаря своей материальной субстанции чувственному восприятию.

Следовательно, о хищении таких неосязаемых и бестелесных «предметов», как научная идея, сюжет художественного произведения и др., можно говорить лишь фигурально, помня, что в строго юридическом смысле можно похитить материальные носители творческого труда, а также вещественные предметы, изготовленные в силу осуществления интеллектуальных прав (книги, аудиокассеты и т. и.), но не стихотворение, мелодию и другие подобные продукты человеческого разума как таковые. Деяния же, посягающие на исключительность авторских прав, квалифицируются по ст. 146, 147 и 180 УК.

Информация всевозможного вида, как и интеллектуальная собственность, по своей природе существенно отличается от материального имущества, что не позволяет признать ее предметом хищения. В зависимости от социальной значимости информационные ресурсы могут быть предметом самых разных посягательств, в том числе не имеющих ничего общего с преступлениями против собственности. Для правильной их квалификации необходимо четкое разграничение информационных объектов с тем, чтобы увязать правовой режим защиты с правовым статусом информации, во многом определяемым уровнем ее доступности.

В частности, изъятие информационных объектов с целью овладения содержащейся в них информацией может квалифицироваться как шпионаж (ст.

276 УК), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК), и т. д.

Более определенной представляется физическая природа таких «вещей», как вода, газ, тепловая, электрическая и прочие виды энергии, хотя вопрос о возможности их хищения весьма неоднозначен.

Возможность хищения жидких и газообразных веществ, замкнутых в какую-либо емкость (бутылку, баллон, кислородную подушку и т. д.), очевидна. Что касается бытовых потребителей воды и газа, уклоняющихся от их оплаты, то в УК РСФСР 1960 г. была включена отдельная ст. 942 (нарушение правил пользования энергией или газом в быту),230 местоположение которой и текст диспозиции недвусмысленно указывали на то, что данная норма сконструирована как специальная по отношению к общей норме, предусматривающей ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 94 УК РСФСР). Соответственно ныне такие действия могут квалифицироваться по ст. 165 УК.

Иное дело - самовольное подключение к нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам, а также к централизованным системам водоснабжения городских и сельских поселений.

В 2002 г. ст. 158 УК была дополнена примеч. 3, отнесшим к хранилищам, с проникновением в которые может быть совершено хищение, магистральные трубопроводы. 231 Тем самым законодатель признал, что предметом хищения может быть и транспортируемая по ним продукция: нефть, углеводородный природный газ, нефтяной (попутный) газ, стабильный газовый конденсат, широкая фракция легких углеводородов, другие углеводороды, нефтепродукты (бензины, масла, дизельное топливо, керосин).

В 2006 г. вопрос о газообразных и жидких предметах посягательств получил еще более четкое разрешение: под хранилищем стали пониматься любые (т. е. не только магистральные) трубопроводы, а ч. 3 ст.

158 УК дополнена и. «б», предусматривающим ответственность за кражу, совершенную из нефтепровода, нефтепродуктопровода и газопровода. 23 2

Точно так же действия, состоящие в самовольном, т. е. неразрешенном либо прямо запрещенном, подключении с помощью технических средств (устройств) к системам водоснабжения с целью изъятия из них воды для личных либо хозяйственных нужд, в том числе для производственной деятельности, полива сельскохозяйственных растений, мойки автомобилей и т. д., образуют хищение воды из иного хранилища (и. «б» ч. 2 ст. 158 УК).

Сложнее обстоит дело с электроэнергией. В отечественной истории лишь УК 1926 г. специально предусматривал ответственность за кражу электрической энергии (ст. 163). УК

230 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1986 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1986. №23. Ст. 638.

231 федеральный закон от 31 октября 2002 г. № 133-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РФ и КоАП РФ» // СЗ РФ. 2002. № 44. Ст. 4298.

232 федеральный закон от 30 декабря 2006 г. № 283-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и ст. 151 УПК РФ» // СЗ РФ. 2007. № 1 (ч. I). Ст. 46.

1960 г. подобной нормы уже не содержал, а в литературе высказывалось мнение, что незаконное пользование различными видами энергии, за потребление которых взимается плата, нельзя рассматривать как хищение, так как энергия не может расцениваться в качестве его предмета. 23 л в современной доктрине также считается, что противоправное корыстное пользование различными видами энергии при определенных условиях может расцениваться как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК).

Со стороны экономической предметом хищения могут быть только такие предметы, которые обладают экономическим свойством стоимости.

Потребительная стоимость , т. е. полезность предмета хищения, под сомнение не ставится. Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей.

С этой точки зрения не могут быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, выброшенные за ненадобностью и т. д.

Иное дело - меновая стоимость , вопрос о природе которой в разные эпохи решался по-разному. Из некоторых дореволюционных работ можно сделать вывод о том, что ценность, являющаяся главным экономическим признаком имущества, составляющего предмет хищения, предопределяется его способностью быть предметом гражданского оборота.234

В советском уголовном праве главным экономическим признаком предмета хищения считалось предшествующее приложение к нему человеческого труда. Именно аккумуляция данным предметом известного количества общественно необходимого труда, придающего ему искомые экономические свойства, служила решающим критерием отграничения хищений от посягательств на объекты окружающей природной среды, не подвергшиеся трудовому опосредованию.

В силу изложенных соображений похищаемыми признавались лишь такие предметы окружающего людей мира, которые, овеществив человеческий труд, перестали быть частью природы, т. е. выделены из нее предшествующим трудом либо хотя и не отторгнуты от естественной среды обитания, но фактически обособлены в ней как имущественные ценности, являющиеся продукцией товарного производства (например, срубленный лес, выловленная рыба, пойманные звери или птицы), тогда как материальные объекты, составляющие природные богатства, находящиеся в естественном состоянии (деревья в лесу, полезные ископаемые в недрах земли, рыба в естественных водоемах, звери и птицы в лесах и т. п.), рассматривались в качестве предметов экологических преступлений.

С точки зрения действующего гражданского права к имуществу можно отнести любые предметы материального мира - созданы ли они трудом человека или даны природой. Вместе с тем оно закрепляет в отношении природных ресурсов два принципиально важных положения: согласно первому ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью, а согласно второму они могут отчуждаться или переходить иными способами к другим лицам в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и природных ресурсах. Таким образом, приложение человеческого труда по-прежнему сохраняет свою актуальность для перехода предметов материального мира из категории природного богатства в категорию созданных человеческим трудом товарно-материальных ценностей.

Со стороны юридической имущество как предмет хищения должно быть: 1) объектом вещного права, 2) не изъятым из свободного гражданского оборота и 3) чужим для виновного.

Как объект вещного права имущество можно подразделить на: а) вещи, б) деньги, в) ценные бумаги.

233 Кригер А . Квалификация хищений социалистического имущества. М., 1971. С. 38; Андреева Л., Волженкин Б. Квалификация хищений по объекту посягательства // Советская юстиция. 1975. № 12. С. 4.

234 фойницкий И. Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. М., 1998. С. 163.

Вещи , как объекты материального мира, более всего соответствуют представлениям о предмете хищения. Они обладают физическими параметрами (весом, объемом, количеством) и прочими натуральными свойствами. Их эксплуатация связана с физическим господством над этими объектами, легко обособляемыми благодаря своей пространственной ограниченности.

Затрагивая вопрос о значимости деления имущества на движимое и недвижимое, отметим, что обретение господства над чужим недвижимым имуществом мыслимо лишь двумя путями: либо «по праву силы», либо «в силу права». Возможности движения по первому в современном обществе весьма ограничены. Для обретения же полного и постоянного господства над недвижимостью не остается иного способа, как побуждение или принуждение собственника к передаче прав на недвижимое имущество, что по прямому указанию закона возможно только путем мошенничества и вымогательства.

Деньги как предмет хищения представляют собой российские и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т. е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления.

Разногласия существуют относительно природы безналичных денег. Правильной представляется позиция Верховного Суда, разъяснившего, что в соответствии со ст. 140 ГК платежи на территории России осуществляются путем не только наличных, но и безналичных расчетов, т. е. находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства. Исходя из этого, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате обмана или злоупотребления доверием с его стороны. Следовательно, представление в банк поддельных платежных поручений или заключение кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять, и другое безвозмездное обращение в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью, должно квалифицироваться как мошенничество, которое следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, изъявшего путем обмана или злоупотребления доверием денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного (см. и. 12 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Ценные бумаги представляют собой документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при их предъявлении (и. 1 ст. 142 ГК).

Возможность признания хищением незаконного изъятия такого рода документов зависит от того способа легитимации лица в ценной бумаге в качестве субъекта права, который тесно связан с порядком передачи закрепленных в ней прав. Установление связи этих двух моментов позволяет считать предметом хищения лишь высокооборотные документы, отличающиеся минимальными требованиями к легитимации и простыми способами передачи (предъявительские ценные бумаги), и не считать таковым малооборотоспособные документы, характеризуемые более жесткими требованиями к легитимации субъекта и усложненными способами передачи (именные ценные бумаги).

Помимо «классических» ценных бумаг, прямо названных в ст. 143 ГК, судебная практика признает предметом хищения и некоторые их суррогаты, выполняющие роль денежного эквивалента при расчетах за определенные товары, работы или услуги: талоны на горюче-смазочные материалы, абонементные книжки, единые проездные билеты и проездные талоны на различные виды транспорта, жетоны для оплаты проезда в метро, знаки почтовой оплаты и пр.235

Иные документы, которые, не являясь носителями стоимости, представляют право на

235 сМ. п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 декабря 1980 г. № 6 «О практике применения судами РСФСР законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте» в ред. от 6 февраля 2007 г. (ВВС РФ. 2007. № 5).

получение имущества (доверенности, долговые расписки, страховые полисы, завещания, товарные накладные, сохранные расписки или другие документы, удостоверяющие принятие вещи на хранение ломбардом, банком, и пр.), а также легитимационные знаки (номерные жетоны гардеробов и камер хранения либо иные знаки, удостоверяющие прием вещей на хранение) могут служить лишь средствами совершения хищения. Их похищение образует приготовление к мошенничеству.

Чужим является такое имущество, которое находится на момент изъятия в фактическом обладании какого-либо лица и не принадлежит похитителю на праве собственности.

Вместе с тем рассматриваемый признак вовсе не требует, чтобы имущество в момент его похищения непременно находилось у собственника. Имущество, вверенное лицу на неком правовом основании (например, для целей его ответственного хранения или перевозки), также остается для него чужим, хотя это лицо и наделяется в отношении данного имущества определенными правомочиями. Незаконное удержание у себя или израсходование такого имущества образуют присвоение или растрату.

Напротив, нет хищения там, где лицо изымает собственное имущество или хотя бы и чужое, но в ошибочном заблуждении, что в отношении данных вещей он обладает определенными правами.

Особую значимость приобретает вопрос о «чужом» и «своем» имуществе в отношении многосубъектной собственности, являющейся объектом гражданско-правовых отношений между сособственниками . Во многом его решение зависит от вида общей собственности - долевой или совместной.

Завершая характеристику предмета хищения, нельзя не отметить, что особые проблемы с его определением возникают при анализе мошенничества, состав которого предусматривает не только хищение имущества, но и приобретение права на него. Принимая во внимание, что беспредметных преступлений не бывает, можно констатировать, что мошенничество также имеет свой предмет. Но таковым является не право на имущество, а само имущество. Однако в зависимости от того, что понимается под имуществом, изменяется и взгляд на «приобретение права на имущество», представления о котором располагаются в довольно большом диапазоне.

М. был признан виновным в том, что путем мошенничества приобрел право на жилую площадь А-вых. Указав па ошибочность его осуждения за хищение, Верховный Суд РФ мотивировал свое решение тем, что A-вы не были ни собственниками, ни владельцами квартиры, которая находилась в ведении и в собственности департамента муниципального жилья Правительства Москвы. Поэтому смена нанимателей квартиры не причинила ущерба собственнику имущества, тогда как ответственность за хищение, одним из видов которого является мошенничество, наступает только при причинении ущерба собственнику или владельцу имущества. Таким образом, между М. и А-выми имелись гражданско-правовые отношения, регулируемые жилищным законодательством. 236

Между тем признаки договора социального найма по новому Жилищному кодексу РФ позволяют считать граждан-нанимателей субъектами ограниченного вещного права. Следовательно, завладение их жильем путем каких-либо махинаций (допустим, при обмене) может квалифицироваться как приобретение права на чужое имущество путем обмана, т. е. в форме мошенничества.

Таким образом, в тех случаях, когда похититель ставит себя на место собственника, претендуя на всю полноту его власти, он нарушает отношения собственности безотносительно к тому, у кого он изымает имущество (у самого ли собственника или иного владеющего им лица). Когда же лицо мошенническим или характерным для вымогательства образом ставит себя только на место субъекта ограниченного вещного права, не претендуя на ту меру власти, которая закрепляется за собственником, отношения собственности ущерба не терпят, поскольку

236 обзор судебной практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в порядке надзора от 20 октября 1997 г. // БВС РФ. 1997. № 11.

собственником данной вещи остается все тот же «маячащий за спиной» носителя ограниченного вещного права субъект, но отношения ограниченного вещного права, безусловно, от этого страдают. Поэтому в первом случае можно говорить об изъятии имущества из фонда собственника, т. е. о его похищении, предполагающем замену подлинного собственника псевдособственником и потому нарушающем отношения собственности, а во втором - только о приобретении виновным ограниченного вещного права на данное имущество, нарушающем вещные отношения, но не затрагивающем статус собственника и не ставящем под сомнение отношения собственности как таковые. Думается, на этом и основано различие между понятиями «хищение чужого имущества» и «приобретение права на чужое имущество».

Суммируя изложенное, можно сказать, что имущество как предмет хищения - это вещи, деньги, ценные бумаги и другие обладающие стоимостью предметы материального мира, по поводу которых существуют отношения собственности или иные вещные права.

С объективной стороны хищение представляет собой противоправные безвозмездные изъятие и/или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Общественно опасное деяние в посягательствах на вещные отношения выражается в изъятии и/или обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц либо в приобретении права на чужое имущество.

Изъятием можно считать не только физическое извлечение и удаление имущества из чьего-либо обладания, но и юридическое обособление имущества, находящегося в обладании виновного на законных основаниях. Такой переход от правомерного владения к неправомерному иногда называют «формальным изъятием». Следовательно, в присвоении вверенного имущества также можно усмотреть его изъятие у собственника.

Подобное же изъятие (именно изъятие, а не приобретение права на чужое имущество) характерно для мошеннического завладения объектами недвижимости, выведение которых из имущественного фонда собственника невозможно без «юридического сопровождения» - соответствующего оформления перехода права собственности. В отличие от «физического » изъятия , характерного для кражи, грабежа и разбоя, а также от «формального » изъятия , свойственного присвоению и растрате, такую форму можно назвать «юридическим » изъятием , при котором прежний собственник может даже остаться фактическим владельцем имущества, тогда как юридически «права» владения, пользования и распоряжения данным имуществом уже принадлежат преступнику.

С этой точки зрения основой, характеризующей хищение с объективной стороны, является именно изъятие, которое не только отражает внешний процесс противоправного воздействия на предмет преступления, но и указывает на механизм причинения вреда его собственнику, поскольку изъятие всегда связано с незаконным переходом имущества от собственника к несобственнику.

Криминалистическое же «приобретение права на чужое имущество» корреспондирует с цивилистическим «правом на чужие вещи», каковым по определению являются ограниченные вещные права. Завладение такого рода «чужими вещами» также предполагает их изъятие, но не у собственника, а у владельца и не «физическое», а «юридическое».

Поскольку для вменения хищения необходимо установить, что преступник завладел чужим имуществом, которое к моменту его изъятия находилось в собственности или во владении другого лица (т. е. уже вошло во владение последнего и еще не выбыло из него), большое значение для квалификации приобретает определение оснований возникновения и прекращения права собственности, а также моментов поступления данного имущества в собственность или владение соответствующего лица и его выбытия.

Если же субъект завладел имуществом, должным поступить в фонд собственника, но еще не поступившим в него, изъятие как признак объективной стороны состава хищения отсутствует. Отсутствует он и тогда, когда лицо обращает в свою пользу имущество, уже выбывшее из владения собственника по причинам, не связанным с действиями виновного.

Признаками изъятия чужого имущества при его хищении являются противоправность и безвозмездность.

Противоправность изъятия, прежде всего, означает, что оно осуществляется способом, прямо запрещенным уголовным законом (объективная противоправность), при отсутствии которого содеянное может квалифицироваться по иным статьям УК или вовсе не составлять преступления.

Далее, противоправность заключается в отсутствии у виновного какого-либо права на изымаемое имущество (субъективная противоправность). Когда же такое право есть (например, собственник изымает свое имущество у другого лица), когда имеются фактические основания для получения имущества, а нарушается лишь установленный порядок осуществления этого права, такие действия могут быть расценены как самоуправство.

Наконец, противоправность хищения состоит в нарушении свободы лица распоряжаться находящимся у него имуществом. При этом противоправным будет изъятие имущества не только у маленького ребенка, душевнобольного, лица, находящегося в тяжелой степени опьянения, а также у иного не способного выразить свою волю лица, но и у лица, выразившего свое «согласие» на это под влиянием обмана или насилия, коль скоро такое «согласие» не имеет ничего общего с подлинной волей потерпевшего.

Безвозмездность изъятия наличествует в тех случаях, когда оно производится без соразмерного возмещения стоимости изымаемого деньгами (т. е. бесплатно) либо без предоставления эквивалента в виде труда, равноценного имущества, а также с символическим или неадекватным возмещением.

В свое время Верховный Суд СССР указал, что изъятие вверенного имущества путем замены его на менее ценное должно квалифицироваться как хищение «в размере стоимости изъятого имущества» (и. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»). 2»7 Верховный Суд РФ остается верен этой позиции, разъясняя, что при установлении размера, в котором совершены мошенничество, присвоение или растрата, надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как «хищение в размере стоимости изъятого имущества» (п. 25

Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

На наш взгляд, частичное возмещение стоимости изъятого не исключает состава хищения, но может быть учтено при его квалификации и определении размера причиненного ущерба. Такая возможность, как представляется, во многом зависит от формы возмещения и понимания того, что замену имущества на менее ценное, осуществляемую одновременно с его изъятием, не следует путать с последующим частичным возмещением ущерба, которое само по себе не свидетельствует об отсутствии умысла на хищение в размере стоимости изъятого.

Материальный ущерб- непременный признак объективной стороны всех хищений (составы которых сформулированы как материальные), за исключением разбоя.

При хищении, каким бы способом оно ни было совершено, всегда происходит причинение реального урона собственнику в виде уменьшения объема его наличного имущества и, соответственно, незаконное обогащение преступника в размере стоимости изъятого имущества. Реальный ущерб на одной стороне и имущественная прибыль на другой - неизбежные признаки деяния, связанные с безвозмездным переходом имущества от собственника к несобственнику. Убытки иного характера (например, в виде упущенной выгоды) в содержание ущерба от хищения не входят.

Материальный характер составов хищения предполагает не только установление факта ущерба, но и правильное исчисление его размера, который обусловливается общественно значимой ценностью изъятого имущества. Последняя непосредственно определяется его номинальной денежной стоимостью, хотя в отдельных случаях могут учитываться и другие показатели, например историческая или культурная ценность, которая, впрочем, также имеет свой денежный эквивалент.

Размер ущерба, причиненного хищением, являясь существенным обстоятельством, определяющим степень его вредоносности, служит одним из оснований дифференциации

237

ВВС СССР. 1972. № 4; далее - Постановление от 11 июля 1972 г.

ответственности за хищения посредством закрепления его видов , выделяемых в зависимости от ценности похищенного имущества. Во многих составах хищений это обстоятельство приобретает квалификационное значение в силу того, что размер причиненного материального ущерба предусмотрен в качестве квалифицирующего и особо квалифицирующего признака.

Мелкое (малозначительное) хищение - это совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездные изъятие и/или обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, не превышающий 1000 руб., и не отягощенные иными квалифицирующими обстоятельствами.

Данное понятие представляет собой результат синтеза положений, изложенных в примеч. 1 к ст. 158 УК и в ст. 7.27 КоАП, поскольку первое содержит определение хищения, но не дает критериев его малозначительности, а вторая не определяет хищение, но содержит критерии для признания его мелким.

Признаком, выделяющим мелкое хищение из общего ряда, служит стоимость похищенного, которая не должна превышать 1000 руб., в сочетании лишь с такими способами его совершения, как кража, мошенничество, присвоение и растрата, и отсутствием квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков указанных преступлений.

Поскольку ответственность по ст. 7.27 КоАП наступает за мелкое хищение, совершенное лишь указанными в ней способами, изъятие имущества, стоимость которого не превышает 1000 руб., путем грабежа или разбойного нападения надлежит квалифицировать в зависимости от обстоятельств дела по соответствующим частям и пунктам ст. 161 или 162 УК.

Хищение в значительном размере , 238 являющееся отправным для квалификации посягательств против собственности юридических лиц по ч. 1 ст. 158-162 УК, располагается в диапазоне между мелким административно наказуемым и крупным хищением. Что же касается размера хищения имущества физических лиц, необходимого для квалификации по ч. 1 ст. 158-162 УК, то ему трудно подобрать название. Во всяком случае, этот размер должен превышать 1000 руб., и в то же время для отдельных потерпевших он должен быть менее 2500 руб., чтобы не квалифицироваться по признаку причинения им значительного ущерба (примеч. 2 к ст. 158 УК).

Хищение, причинившее значительный ущерб гражданину , предполагает в качестве потерпевшего исключительно физическое лицо.

Значительность ущерба , причиненного гражданину при краже, мошенничестве (за исключением ст. 1591, 1592, 1594 УК), присвоении и растрате, определяется при посредстве комбинированного критерия, который содержит в себе как формально определенные (в виде денежного эквивалента похищенного имущества), так и оценочные (в виде имущественного положения конкретного потерпевшего) моменты.

Что касается формально определенного законодателем стоимостного критерия, то «значительный» ущерб для физического лица в любом случае не может составлять менее 2500 и более 250 000 руб. Однако причинение ущерба в указанном диапазоне само по себе недостаточно для признания его значительным, поскольку изъятие имущества на сумму, превышающую 2500 руб., не столь заметно сказываясь на финансовом положении одних граждан, может существенным образом повлиять на положение других. Значит, необходимо еще учесть имущественное положение конкретного потерпевшего.

Последнее определяется такими показателями, как наличие источника доходов, размер заработной платы, пенсии или иных доходов, периодичность их поступления, наличие иждивенцев и их число, значимость похищенного имущества для данного потерпевшего, степень его нуждаемости в той или иной вещи в конкретных условиях, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство, и другими обстоятельствами, свидетельствующими о том, что изъятие данного имущества именно у этого гражданина значительно ухудшает его финансовое положение (и. 24 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29, и. 26 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

238

Данное понятие отсутствует в УК.

Крупный размер хищения одинаков для большинства всех его способов и имеет место в случаях, когда стоимость похищенного имущества превышает 250 тыс. руб. (примеч. 4 к ст. 158 УК), за исключением отдельных видов мошенничества (ст. 1591, 1593, 1594, 1595, 1596 УК), где крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 1,5 млн руб. (примеч. к ст. 1591 УК).

Особо крупный размер хищения также унифицирован и составляет по общему правилу стоимость похищенного, превышающую 1 млн руб. (примеч. 4 к ст. 158 УК), а для ст. 1591, 1593, 1594, 1595 и 1596 УК - 6 млн руб. (примечание к ст. 1591 УК).

Вменение материального ущерба от хищения предполагает установление причинной связи между изъятием имущества и наступившими вредными последствиями - образованием имущественной недостачи в фондах собственника, за счет которой и происходит приращение фонда расхитителя.

Способы изъятия исчерпывающим образом определены в УК: кража, мошенничество, присвоение, растрата, грабеж, разбой (ст. 158-162). Только этими способами может быть совершено и хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164).

Сопряженность изъятия чужого имущества с его обращением в пользу виновного или других лиц предопределяет и логику установления момента окончания хищения. Если признаком объективной стороны хищения является причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества, оно считается оконченным с момента изъятия имущества и получения виновным реальной возможности пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению (п. 10 Постановления от 11 июля 1972 г.; п. 6 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

При уяснении рассматриваемого критерия не стоит забывать, что речь идет именно о возможности пользоваться или распоряжаться похищенным, а не о фактической ее реализации, находящейся вне рамок объективной стороны хищения. Вопрос же о том, с какого момента у похитителя появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться изъятым имуществом, - вопрос факта, решаемый с учетом обстоятельств конкретного дела.

Более определенные критерии на этот счет выработаны в отношении хищений с охраняемых объектов и территорий (складов, баз, предприятий), связанных с системой проходных, пропусков и т. п. Решение вопроса о моменте окончания хищения в данном случае зависит от характера изымаемого имущества и намерений виновного. Если предмет таков, что им можно распорядиться (в частности, потребить) без выноса с территории, и виновный имел такое намерение, то хищение считается оконченным с момента завладения этим предметом и появления возможности распорядиться им на месте; в остальных случаях - с момента выноса имущества за пределы охраняемой территории.239

Для признания хищения оконченным также важно осуществление умысла на изъятие имущества в определенном размере. Если умысел виновного был направлен на завладение таковым в крупном размере, но не был реализован по не зависящим от него обстоятельствам, содеянное квалифицируется как покушение на хищение в крупном размере независимо от количества фактически похищенного.

Исключение из общего положения о времени окончания хищения составляет разбой, который в соответствии с конструкцией его усеченного состава считается оконченным с момента нападения безотносительно к его результативности.

Большое значение для признания хищения оконченным имеют и положения цивилистики о моменте возникновения права собственности на то или иное имущество при его переходе от одного субъекта к другому. Так, хищение объекта недвижимости должно считаться оконченным в момент государственной регистрации «права» на него, что прямо вытекает из

239 Такое решение вопроса о моменте окончания хищений имеет большое значение и для ответственности лиц, осуществляющих охрану объекта, с которого совершается хищение. Действия лица, задержанного с похищаемым имуществом на проходной предприятия, должны квалифицироваться как покушение на хищение, а действия работника охраны, умышленно содействовавшего ему в выносе имущества. - как соучастие в хищении (п. 10 Постановления от 11 июля 1972 г.).

гражданского законодательства.

При определении момента окончания посягательств на ценные бумаги следует иметь в виду, что способность такого рода документов быть предметом оконченного хищения предопределяется распространением на них норм, обеспечивающих защиту объектов вещного права.

Так, тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, т. е. таких, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель, надлежит квалифицировать как кражу. Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (т. е. получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным и не требует дополнительной квалификации (п. 10 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Иначе решается вопрос с именными ценными бумагами, т. е. такими, по которым удостоверенное ими право могут осуществить лишь названные в них лица. Изъятие таких документов с целью последующего получения имущественных ценностей путем выдачи себя за поименованных лиц образует лишь приготовление к хищению в форме мошенничества. Оконченным же оно станет только тогда, когда данные ценности будут изъяты (п. 11 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51).

Если же речь идет о мошенническом приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, нарушающем ограниченные вещные права, то его следует считать оконченным с момента обретения такого «права». Так, незаконное приобретение прав землевладельца, владеющего и пользующегося земельным участком на праве пожизненного наследуемого владения, посредством, например, фальсификации свидетельства о праве на наследство может быть квалифицировано по ст. 159 УК с момента государственной регистрации перехода данного права по наследству на основании указанного свидетельства безотносительно к намерениям и дальнейшим действиям субъекта по реализации им права на бесплатное приобретение в собственность оказавшегося в его владении участка.

Субъектом хищений могут быть любые вменяемые лица, достигшие установленного законом возраста (подробнее см. § 1 настоящей главы).

С субъективной стороны хищение есть преступление, совершаемое только с прямым умыслом и корыстной целью.

При установлении направленности умысла надо также иметь в виду, что вина - сложный психический процесс, имеющий свою динамику. Поэтому следует обращать внимание не только на первоначальные намерения похитителя, но и на их возможное изменение под влиянием различных обстоятельств объективного и субъективного свойства (сопротивление собственника, вмешательство третьих лиц и т. д.).

Одним из проявлений трансформации умысла являются случаи, когда в ходе реализации первоначально возникшего намерения на совершение менее тяжкого хищения (например, кражи) содержание и направленность его изменяются и он перерастает в умысел на совершение более тяжкого хищения (грабежа или разбоя). В таких случаях содеянное следует квалифицировать в соответствии не с первоначально возникшими намерениями, а с фактически учиненным деянием, в котором был реализован новый умысел.

Естественно, что в умышленно совершаемом преступлении сознанием субъекта должны охватываться и обстоятельства, квалифицирующие хищение (совершение его в составе группы, с насилием соответствующей интенсивности, с проникновением в помещение или жилище и т. д.), если таковые объективно имеют место.

В основе мотивации отдельного хищения всегда лежит корысть, но из этого не следует, что исключительно по корыстным мотивам действует каждый соучастник хищения. Корыстные мотив и цель всегда совпадают лишь в хищениях, совершаемых в одиночку, в которых только корыстная цель индивида способна удовлетворить его мотивационные побуждения. Тогда как для хищений, учиняемых в соучастии, нельзя отрицать вероятность случаев, когда корыстная цель у одних соучастников возникает помимо корыстных мотивов, будучи «подсказанной» или даже навязанной другими соучастниками.

Содержательно корыстная цель заключается в стремлении виновного к обогащению: а) лично себя; б) близких для него физических лиц, в улучшении материального положения

которых он заинтересован; в) юридических лиц, с функционированием которых напрямую связано его материальное благополучие; г) любых других лиц, действующих с ним в соучастии.

Определение корыстной цели как намерения вобрать чужое имущество в сферу своего хозяйственного господства, навсегда поставить его в исключительную зависимость от себя и тем самым получить прибыль сообразуется с описанием объективной стороны хищения как безвозмездного изъятия чужого имущества. Субъективным отражением безвозмездности является корыстная цель, заключающаяся в стремлении безвозвратно обратить чужое имущество в свою пользу или в пользу других лиц и тем самым причинить ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Отсутствие подобного намерения исключает признание содеянного хищением, даже если результатом совершения таких действий стало причинение имущественного ущерба. В частности, не образуют хищения противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. Нельзя считать хищением незаконное завладение имуществом с целью его уничтожения или повреждения по мотивам мести, зависти и т. д., если, конечно, субъект не завладел имуществом, чтобы обратить его в свою пользу, а затем вынужден был уничтожить его под давлением обстоятельств, например под угрозой опасности изобличения. Отсутствует корыстная цель и там, где имущество изымается для того, чтобы «подшутить» над потерпевшим, понудить его таким способом к выполнению каких-либо обязательств или действий ИТ. п.

Следовательно, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество, и только в том случае, если оно преследовало корыстную цель, содеянное в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление (п. 7 Постановления от 27 декабря 2002 г. № 29).

<< | >>
Источник: Уголовное право России. Особенная часть Санкт-Петербург. 2014

Еще по теме § 2. Понятие и признаки хищения:

  1. 15.2. Понятие хищения
  2. § 2. Понятие и признаки хищения чужого имущества
  3. § 5. Корыстные преступления против собственности, не содержащие признаков хищения
  4. Понятие, признаки и категории преступлений
  5. Понятие, признаки, категории и виды, состав преступления
  6. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  7. 2. Субъективные признаки имущественных преступлений
  8. § 1. Общее понятие хищения
  9. § 2. Объект и предмет хищения
  10. § 3. Объективная сторона хищения
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -