<<
>>

§ 2. Виды множественности преступлений


В литературе вопрос о видах (формах) множественности преступлений вызвал серьезную дискуссию и остается до сих пор различно решаемым. Спор идет не о видах множественности, ибо в конечном счете все признают, что ими являются совокупность, повторность и рецидив преступлений, а о классификации этих видов, их соотношении друг с другом.

Так, В. П. Малков различает два вида множественности преступлений - повторность и идеальную совокупность. В то же время повторность он подразделяет на различные виды, в частности, рецидив и фактическую повторность[789]. То же мнение высказал и Т. М. Кафаров, который считает, что целесообразно выделение, с одной стороны, тех форм множественности, которые характеризуются последовательностью совершения преступлений, когда второе, третье и т. д. преступления совершаются спустя определенное время после предыдущего; и, с другой стороны, идеальной совокупности, при которой такая последовательность отсутствует. Первые автор предлагает именовать повторением преступлений[790]. Повторение преступлений и рецидив относит к формам множественности Г. Г. Криволапов[791]. Другие авторы выделяют следующие два вида множественности - повторность преступлений и совокупность преступления[792].
Каждая из приведенных точек зрения имеет право на существование, так как отражает ту или иную сторону логического деления множественности на ее отдельные виды (формы). Следует лишь возразить против введения в оборот термина «повторение». В соответствие с цитированным выше словарем С. И. Ожегова повторить и означает повторение, вторичный. Зачем же вводить новый термин, не известный законодателю и к тому же тождественный общепринятому - повторности?
В то же время нужно отметить, что приведенные точки зрения исходят из того, что элементами классификации в пределах множественности выступают совокупность, повторность и рецидив преступлений. Да и уголовный закон связывает именно с этими понятиями соответствующие правовые последствия - квалификацию преступления, особенности назначения наказания и освобождение от него. Вот почему следует исходить из классификации видов множественности преступлений, прямо находящей свое основание в нормах действующего права.
Именно в связи с этим многие авторы, как представляется, правильно выделяют три вида (формы) множественности - совокупность, повторность и рецидив преступлений. Почти все учебники по Общей части уголовного права придерживаются этой классификации[793].
Из этой классификации исходит и автор настоящей работы, посвящая каждому из видов множественности отдельную главу и освещая применение наказания при их констатации судом.
§ 3. Единичное преступление как составной элемент множественности
Проблема единичного преступления достаточно сложна и многогранна. Здесь она затрагивается лишь в связи с тем, что единичное преступление - это структурный элемент множественности преступлений. Уже указывалось, что множественность предполагает совершение двух или более преступных деяний, каждое из которых образует признаки самостоятельного состава преступления. Как раз эти деяния и именуются единичными преступлениями. Та или иная комбинация единичных преступлений образует их множественность.

Серьезные разработки понятия единичного преступления осуществлены более ста лет тому назад Н. С. Таганцевым. Он отмечал фундаментальные особенности единичного преступления. Прежде всего он писал, что понятие единичного преступного деяния во многих отношениях зависит от законного его определения и что это всякое действие или бездействие или сумма таковых, совмещающая в себе всю совокупность законных признаков какого-либо преступного деяния, как уголовно-наказуемого по- сягательства[794]. Эту же мысль сформулировал в наше время В. Н. Кудрявцев, указав, что с точки зрения юридической формы единичное преступление предусмотрено уголовноправовой нормой в качестве одного состава преступления[795], или, как писал, А. А. Гер- цензон - это «деяние укладывается в признаки, предусмотренные соответствующей нормой Особенной части Уголовного Кодекса»[796]. Иначе говоря, единичное преступление имеет место там, где оно предусмотрено уголовным законом в качестве одного самостоятельного состава преступления.
Единичное преступление конструируется законодателем исходя из социальных свойств соответствующего деяния и прежде всего типичности этого деяния, единства его объективных и субъективных признаков. С этой точки зрения единичным преступлением является кража, хулиганство, разбой, взяточничество и т. п. Именно сочетание типичных признаков этих преступлений дает основание законодателю признать их единичными преступлениями, которые охватываются соответствующей нормой закона.
Единичные преступления как составляющий элемент множественности имеют различные виды. Их в литературе принято делить на простые и сложные. К сложным единичным преступлениям все авторы относят длящиеся, продолжаемые и составные преступления. Кроме того, некоторые юристы в эту группу включают преступления с двумя действиями, преступления, квалифицируемые наличием тяжких последствий[797], а также преступления с альтернативными действиями[798]. Представляется, однако, что если исходить из того, что в деликтах этой группы сложной является их структура, то такой сложностью ни преступления с двумя действиями, ни преступления с альтернативными действиями не отличаются. Вряд ли можно считать спекуляцию, предполагающую скупку и перепродажу товаров при условиях, указанных в ст. 154 УК, сложным преступлением. Нельзя этого сказать и, применительно, например, к такому преступлению с альтернативными действиями, которое предусмотрено в ч. 1 ст. 107 УК, - умышленное нанесение удара, побоев или совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль.
Кроме того, само наименование этой группы преступлений сложными вызывает сомнение, хотя бы потому, что многие авторы именуют сложными и составные преступления. Но ведь нельзя одним термином обозначать и общность явлений, и одно из этих явлений. В старой литературе в этих случаях использовали термин «осложненная форма преступных деяний», «осложненные преступления»[799]. Автором этих строк в 1992 г. для определения этих деликтов был предложен термин «усложненные преступления»[800]. Именно этим термином мы будем пользоваться и дальше.
Итак, единичные преступления мы делим на простые и усложненные.
Простые единичные преступления. Прежде всего простые единичные преступления имеют место в тех случаях, когда одному действию (бездействию) соответствует и одно последствие, обрисованное в уголовном законе. Например, таким преступлением является кража: здесь одно действие - тайное изъятие имущества - и одно последствие - имущественный вред причиненный собственнику. Или то же самое убийство, где действие (бездействие) влечет за собой смерть потерпевшего. Простое единичное преступление может состоять из одного действия, последствия которого лежат за пределами соответствующего состава (так называемые преступления с формальным составом), как, например, ложный донос, угроза убийством и др.
Простое единичное преступление может также заключается в одном действии, повлекшем несколько последствий, указанных в законе. Так, ч. 2 ст. 218 УК предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности горных работ, если оно повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия (например, взрыв, обвал горной породы, приведший к разрушению штрека, и т. п.). Здесь одно действие - нарушение правил безопасности горных работ - и два последствия.
В законе предусмотрены и единичные преступления с двумя действиями - это уже упоминавшаяся выше спекуляция, состоящая из двух последовательных действий - скупки и перепродажи товаров. К простым единичным преступлениям относятся и преступления с альтернативными действиями. Это, например, ввоз в Украину с целью сбыта или распространения, изготовление или сбыт либо распространение произведений, изображений или других предметов порнографического характера. Здесь для состава преступления достаточно совершения хотя бы одного из указанных действий (например, только сбыта этих предметов).
Таким образом, простое единичное преступление характеризуется наличием одного действия (бездействия) и одного последствия либо одного действия и нескольких последствий; либо двух и более действий, или, наконец, альтернативных действий.
Любое единичное преступление квалифицируется по одной статье или части статьи УК. Так, та же кража квалифицируется по ч. 1 ст. 140, убийство - по ст. 94, нарушение безопасности горных работ - по ч. 2 стр. 218, спекуляция - по ст. 154, незаконное обращение с порнографическими предметами - по ст. 211 УК.
Усложненные единичные преступления характеризуется более сложной структурой состава по сравнению с единичными простыми преступлениями. У них более сложная объективная и субъективная сторона совершенного.
Видами усложненных единичных преступлений следует считать длящиеся, продолжаемые, составные преступления, а также преступления, квалифицированные наступлением дополнительных тяжких последствий (их часто называют преступлениями, квалифицированными по последствиям).
Длящееся преступление
Понятие длящегося преступления используется не только теорией и практикой уголовного права, но и действующее законодательство связывает с этим понятием определенные правовые последствия. Так, Закон Украины от 1 октября 1996 г. «О применении амнистии в Украине» в ст. 4 устанавливает, что действие закона об амнистии не распространяется на длящиеся и продолжаемые преступления, если они закончены, пресечены или прерваны после принятия закона об амнистии. То же следует сказать о давности привлечения к уголовной ответственности, установленной ст. 48 УК, которая начинает исчисляться по указанным преступлениям только после того, как они были закончены, пресечены или прерваны. Отсюда становятся важными само понятие длящегося преступления и его признаки.
Длящееся преступление можно определить как единичное преступление, которое, будучи совершено путем действия или бездействия, непрерывно осуществляется в течение более или менее длительного времени.
В УК предусмотрена уголовная ответственность за многие длящиеся преступления. Это и уклонение от призыва на действительную военную службу, незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ, незаконное хранение в целях сбыта наркотических средств или психотропных веществ, участие в банде, активное участие в преступной группировке в местах лишения свободы, уклонение от платежа алиментов на содержание детей, незаконное лишение кого-либо свободы, уклонение от платежа налогов, сборов и других обязательных платежей и др.
Виновный в длящемся преступлении как бы пребывает непрерывно в определенном преступном состоянии, поскольку длящееся преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава оконченного преступления. Длящееся преступление, будучи раз совершенным, все время длится. Оно не прерывается новыми преступными актами, как бы «тянется» за первым преступным деянием. Например, лицо злостно уклоняется от платежа налогов: с момента уклонения (бездействия) довершено преступление и оно все время длится в течение какого-то промежутка времени. Или, скажем, лицо вступило в банду. Как только состоялось такое вступление (действие), совершено данное преступление и оно все время длится. То же можно сказать и о других длящихся преступлениях, в частности незаконном хранении огнестрельного оружия. Как только виновный приобрел на рынке у кого-то пистолет, совершается преступление и оно длится определенное время на стадии оконченного преступления.
Отсюда можно заключить, что началом длящегося преступления является совершение лицом определенного действия или бездействия. Например, незаконное лишение кого-либо свободы начинается путем действий, лишающих потерпевшего свободы передвижения; уклонение лица от платежа алиментов на содержание ребенка начинается бездействием - невыполнением виновным решения суда, обязывающего платить алименты. С этого момента и начинает длиться преступление, вследствие чего оно и называется длящимся.
Длящееся преступление длится на стадии оконченного преступления и считается завершенным, когда оно прекращается своим течением.
Прекращение длящегося преступления может иметь место по различным причинам - объективным и субъективным.
Объективные причины завершения длящегося преступления не зависят от воли виновного. Это, например, задержание сотрудниками милиции лица и отобрание у него незаконно хранящегося пистолета, разоблачение банды, освобождение гражданина, незаконно лишенного свободы, и т. п.
Субъективные причины зависят от воли виновного. Это, например, продажа незаконно хранящегося пистолета, случай, когда лицо начало платить алименты, бежало из помещения, где содержалось в результате незаконного лишения свободы, и т. п.
Во всех указанных случаях длящееся преступление завершается и только после этого начинается течение давности привлечения лица к уголовной ответственности и возможность применения к нему амнистии.
Остановимся, хотя бы кратко, на дискуссионном вопросе о том, относится ли побег из мест лишения свободы или из-под стражи к длящимся преступлениям. Практика Верховного Суда Украины признает побег оконченным преступлением с момента самовольного оставления виновным места заключения или места расположения конвоя[801]. Казалось бы, тем самым исчерпан вопрос о том, является ли побег длящимся преступлением. Однако авторы комментария к УК Украины считают, что побег, предусмотренный ст. 183 УК, все равно является преступлением длящимся и считается законченным с момента задержания виновного или явки его с повиной[802]. Одни юристы аргументируют эту точку зрения тем, что уклонение от наказания, следующее с неизбежностью за совершением побега, является необходимым и логическим его следствием, и поэтому побег длится вплоть до задержания виновного или явки его с повинной. Другие юристы оспаривают это решение, считая, что побег нельзя отождествлять с длящимся состоянием, которым является уклонение лица от наказания. Если побег - это преступление, то уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы преступлением не является. Такой позиции, в частности, придерживался Сенат России, не признавая побег преступлением длящимся и считая, что нахождение лица в бегах самостоятельного преступления не образует[803].
Указанный спор имеет больше практическое значение, так как влияет на решение вопроса о начале течения давности за побег. Если признать, что побег - это длящееся преступление, то в течение всего срока побега давность не течет, а начинает исчисляться лишь с момента задержания лица или явки его с повинной. Если же, напротив, не относить побег к преступлениям длящимся, то давность начинает течь с момента оставления виновным места лишения свободы или места содержания под стражей. Некоторые авторы, признавая побег длящимся преступлением и понимая, что тем самым непомерно удлиняют сроки давности, ограничивают их 15 годами и в таком смысле истолковывают ст. 48 УК[804]. Были и более радикальные предложения: вообще отказаться от понятия длящегося преступления применительно к побегу и карать лишь сам факт побега в пределах срока давности[805]. Это мнение наиболее предпочтительно. Представляется, что побег нельзя отнести к длящемуся преступлению, поскольку его нельзя отождествлять с самим уклонением от отбывания наказания, которое само по себе не наказуемо.
Длящееся преступление - единичное преступление и поэтому квалифицируется по одной статье УК, например, незаконное хранение огнестрельного оружия - по ч. 1 ст. 222 УК, злостное уклонение от неплатежа алиментов на содержание детей - по ст. 114 УК. Длительность пребывания лица, т. е. длительность самого преступления, на его квалификацию не влияет, однако учитывается судом при назначении наказания. Так, разное по тяжести наказание будет назначено лицу, которое несколько лет уклонялось от платежа алиментов, и лицу, совершающему это преступление в течение нескольких месяцев.
Суд при назначении наказания должен учитывать и причины его прекращения: были они объективными или субъективными. Одно дело, когда преступление было прекращено вмешательством органов власти, другое - по собственной воле виновного.
В отдельных случаях такое лицо вообще может быть освобождено от уголовной ответственности. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 222 УК лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боеприпасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у него без соответствующего разрешения, освобождается от уголовной ответственности. Это не добровольный отказ, а специальный случай освобождения лица от уголовной ответственности и, следовательно, от наказания.
Продолжаемое преступление
Таковым признается преступление, складывающееся из ряда тождественных преступных деяний, направленных к общей цели и составляющих в целом единое преступление. В литературе иногда отрицают существование продолжаемого преступления, считая его видом повторности[806]. Однако подавляющее большинство ученых выделяют продолжаемое преступление как самостоятельное преступление, имеющее свои отличия от повторности преступлений как вида множественности (об этом будет сказано в главе 3 этой работы при рассмотрении повторности). Широко пользуется этим понятием судебная практика по делам о хищениях, обмане покупателей, даче-получении взятки, половых преступлениях и в других случаях[807]. Поэтому отрицать понятие продолжаемого преступления нет никаких оснований.
Продолжаемому преступлению присущи следующие признаки:
оно состоит из двух или более самостоятельных, т. е. отделенных друг от друга во времени, тождественных преступных деяний;
все эти деяния объединены единством умысла и стремлением к достижению общей, конечной цели;
именно поэтому они рассматриваются не как множественность преступлений, а как единичное преступление;
оно квалифицируется по одной, отдельной статье (части статьи) УК.
Так, если виновный совершил хищение путем кражи, осуществив задуманное в несколько приемов, его действия охватываются при отсутствии других квалифицирующих признаков ч. 1 ст. 81 УК; если лицо передает обусловленную сумму взятки по частям, то имеет место одно продолжаемое преступление, подпадающее под признаки ч. 1 ст. 170 УК. Или, наконец, если кто-то получил под отчет определенную сумму денег на приобретение для учреждения соответствующих товаров, но растратил эту сумму, проиграв ее в казино в течение нескольких дней, перед нами продолжаемое хищение путем растраты, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 84 УК.
Началом продолжаемого преступления следует считать совершение первого из числа нескольких тождественных деяний. Тождественными считаются одинаковые по составу преступления деяния.
Окончанием продолжаемого преступления является момент совершения последнего из задуманных преступных деяний, то есть достижение той общей, единой цели, к которой стремился виновный.
Важным является вопрос об отграничении продолжаемых преступлений от преступлений длящихся. В литературе нередко смешивают эти понятия[808], хотя это и не имеет под собой реальных оснований. Если длящееся преступление - это непрерывное осуществление лицом состава определенного преступления, то продолжаемое преступление предполагает наличие самостоятельных преступных деяний, отделенных друг от друга определенным промежутком времени. Длящееся - непрерывное преступление, продолжаемое - как бы «прерывное» преступление. Этот критерий является вполне определенным для разграничения одного преступления от другого. Кроме того, длящееся преступление выражается в совершении одного действия или бездействия. Продолжаемое же преступление слагается из ряда тождественных преступных деяний.
Составное преступление
Составное преступление (его иногда называют сложным), как видно из самого его наименования, состоит из двух или более преступлений, образующих, однако, одно единичное преступление.
В действующем УК таких преступлений предусмотрено около 30. Обратимся к примерам. Так, ст. 69 УК предусматривает ответственность за бандитизм, т. е. нападение вооруженной банды на государственные, общественные организации или отдельных граждан. Нетрудно заметить, что здесь в одном составе объединены составы незаконного хранения (ношения) оружия и нападения (насилия над личностью, изнасилования, уничтожения имущества, завладения чужим имуществом). Или, далее, разбой (ст. 142 УК), состоящий из насилия над личностью (угроза убийством, причинение телесных повреждений) и захвата (похищения) имущества. Побег (ст. 183 УК), соединенный с насилием над стражей, включает в себя два состава - сам побег и насилие (например телесное повреждение). Превышение власти, сопряженное с насилием над потерпевшим (ст. 166 УК), состоит из двух преступлений - самого превышения власти и насилия (например, побоев, истязаний), применяемого к потерпевшему. Наконец, укажем еще на злостное хулиганство, соединенное с сопротивлением представителю власти (ст. 206 УК), слагающееся из двух преступлений - самого хулиганства и сопротивления и т. д.
Итак, анализ этих примеров показывает, что законодатель объединяет в один состав несколько преступных деяний, образующих, если рассматривать их изолированно, самостоятельные преступления. Далее, законодатель объединяет эти самостоятельные деликты в одно единое преступление исходя из их органической связи, типичности таких сочетаний в практической действительности. Например, побег из мест лишения свободы почти всегда сопровождается насилием над стражей, хулиганство типично соединено с сопротивлением представителю власти или даже гражданину, выполняющему общественный долг по пресечению преступлений, и т. д.
Поэтому такие деяния и рассматриваются как одно, единичное преступление и влекут за собой ответственность по одной статье (части статьи УК). Например, то же хулиганство, соединенное с сопротивлением представителю власти, квалифицируется по ч. 2 ст. 206 УК; побег из-под стражи, соединенный с насилием, - по ч. 2 ст. 183 УК; изнасилование, сопряженное с применением телесных повреждений, - по ст. 117 УК, и т. п.
В итоге можно отметить такие признаки составного преступления:
оно состоит из двух или более преступных деяний;
каждое из этих преступных деяний, если рассматривать их отдельно, самостоятельно, изолированно, образует отдельное преступление, содержит признаки самостоятельного состава преступления;
эти отдельные преступления в силу их органического единства, типичности их связей, распространенности рассматриваются законодателем как одно единичное преступление;
это единичное преступление охватывается признаками одной статьи (части статьи) УК, т. е., предусмотрено в диспозиции закона как единое составное преступление.
Таким образом, составное преступление - это преступление, состоящее из двух или более преступных деяний, каждое из которых, если рассматривать их в отдельности (изолированно), представляет собой самостоятельное преступление, но которые в силу их органического единства образуют одно, единичное преступление, охватываемое признаками одной статьи (части статьи) УК.
Преступления, квалифицируемые по последствиям
В действующем УК предусмотрен ряд составов преступлений, которые в литературе именуются как «преступления, квалифицируемые по последствиям», «преступления, характеризующиеся наличием дополнительных тяжких последствий» либо «преступления, квалифицируемые наличием дополнительных тяжких последствий». Указанной терминологией, которая в принципе идентична, пытаются отразить специфику таких преступлений. К ним относятся, например, умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего (ч. 3 ст. 101 УК); умышленное уничтожение или повреждение индивидуального имущества граждан, повлекшее человеческие жертвы или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 145 УК); угон или захват воздушного судна, повлекший гибель одного или большего числа лиц или причинение тяжких телесных повреждений (ч. 3 ст. 2172 УК) и др. Всего в УК таких составов около 20.
В последнее время такие преступления стали выделять в самостоятельный вид единичных преступлений[809], и это правильно, хотя вопрос об их юридической природе решается неоднозначно. Так, В. П. Малков, в свое время выделивший такие преступления в самостоятельный вид единичных преступлений, впоследствии пришел к выводу, что они являются составными2. А. В. Наумов хотя и считает их самостоятельным видом единичного преступления, по существу при их характеристике обрисовывает их как составные. Он так и пишет, говоря о ч. 3 ст. 109 УК, что это преступление состоит как бы из двух самостоятельных деяний, незаконного оборота и причинения по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и что исходя из внутренней взаимосвязи указанных деяний (деяния и последствия), они представляют собой одно преступление[810]. При таком подходе нет оснований выделять такие преступления в самостоятельный вид единичных деликтов. Б. М. Леонтьев и И. М. Тяжкова считают, что анализируемые преступления, осложненные наличием дополнительных тяжких последствий, предполагают одновременно и наличие двух форм вины[811]. В литературе было высказано и противоположное мнение, отрицающее отнесение анализируемых преступлений к составным деликтам. Так, И. А. Зинченко полагает, что это деликты какого- то иного рода[812]. В любом случае в науке пока не найдены критерии, которые дают основание выделять преступления, квалифицированные по последствиям, в самостоятельный вид единичных преступлений.
Не останавливаясь подробно на этом сложном вопросе, составляющем предмет самостоятельного исследования, отметим, что во всех преступлениях, квалифицированных по последствиям, имеется два последствия - основное (промежуточное) и дополнительное (производное). Эти последствия наступают хронологически (последовательно) одно за другим в результате совершенного лицом деяния. Так, причинение умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, можно представить так: деяние - последствие в виде тяжкого телесного повреждения - последствия в виде смерти; умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее человеческие жертвы, можно представить так: деяние - последствие в виде уничтожения или повреждения имущества - последствия в виде человеческих жертв. И подобная схема вырисовывается всегда при анализе любого преступления, квалифицируемого по последствиям. Причем основное (промежуточное) последствие влечет за собой дополнительное (производное) последствие, поскольку таит в себе реальную возможность наступления этого производного последствия. Деяние непосредственного «участия» в наступлении дополнительного последствия не принимает. Оно, порождает промежуточное последствие, которое, в свою очередь, вызывает последствие производное.
Наличие промежуточного последствия в этих преступлениях отличает их от любого другого деяния, влекущего за собой наступление последствий. Так, ч. 2 ст. 113 УК, предусматривающая ответственность за неоказание помощи больному лицом медицинского персонала, повлекшее смерть потерпевшего, не может быть отнесена к преступлению, квалифицированному по последствиям, ибо в предусмотренном ею деликте отсутствует промежуточное последствие. Смерть потерпевшего здесь является следствием самого деяния, а не промежуточного последствия.
Таким образом, если нет промежуточного последствия - нет и преступления, квалифицируемого по последствиям.
Безусловно, одни из указанных преступлений являются составными (например,
ч.              3 ст. 101, ч. 3 ст. 109 и др.), другие ни при каких условиях к составным отнести нельзя (например, доведение до самоубийства или покушение на него жестоким обращением с потерпевшим - ч. 1 ст. 99 УК), третьи в одной своей части могут образовать составное преступление, а в другой нет. Так, изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, охватывает и причинение тяжкого телесного повреждения, и самоубийство потерпевшей (ч. 4 ст. 117). В первом случае речь пойдет о составном деликте, во втором такого составного последствия нет, поскольку самоубийство самостоятельного преступления по нашему праву не образует.
Поэтому проблема здесь намного сложнее, чем отнесение преступлений квалифицированных по последствиям, к составным или, напротив, несоставным. Они могут быть тем и другим, а также составить их комбинацию. Важно одно - в них есть промежуточное, а вслед за ним и производное последствие. Остальные же особенности (наличие двух непосредственных объектов, опосредованный характер причинной связи, как правило двойная форма вины) имеют важное значение для их характеристики, но вытекают из главного, сущностного их признака, которым, еще раз укажем, является наличие промежуточного и производного последствия.
Приведенное изложение понятия и видов единичных преступлений вызвано тем, что это важнейший «инструмент» для познания института множественности преступлений. В этом плане:
Понятие и характеристика видов единичных преступлений дают нам возможность уяснить, из каких структурных элементов состоит сама множественность преступлений. Последняя включает в себя различные комбинации, «наборы» единичных преступлений - простых единичных преступлений, преступлений длящихся, продолжаемых, составных и квалифицированных по последствиям.
Понятие и виды единичных преступлений имеют большое значение при квалификации преступления и назначении наказания.
Понятие и характеристика отдельных видов единичных преступлений необходимы для отграничения их от некоторых, близких к ним по видам множественности (например, составных преступлений от совокупности преступлений, продолжаемого преступления от повторности преступлений и др.), о чем речь будет идти в последующих главах работы.
После изложенного есть все основания приступить к характеристике отдельных видов множественности: совокупности преступлений, повторности преступлений и рецидива преступлений.
<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 2. Виды множественности преступлений:

  1. Статья 35. Правовые последствия повторности, совокупности и рецидива преступлений
  2. 3.4.1. Понятие единичного преступления и множественности преступлений
  3. 3.4.2. Формы множественности преступлений
  4. § 1. Понятие множественности преступлений и ее значение
  5. Тема 11.Множественность преступлений
  6. § 1. Социальная и юридическая природа множественности преступлений. Значение множественности преступлений
  7. § 2. Виды множественности преступлений
  8. Тема: МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  9. § 2. Единичное преступление как составной элемент множественности преступлений. Виды единичных преступлений
  10. § 1. Понятие и социально-правовая сущность множественности преступлений в уголовном праве России
  11. § 2. Проблемы выделения форм и видов множественности преступлений в теории уголовного права России
  12. § 3. Теоретическое обоснование модели уголовно-правового института множественности преступлений в уголовном законодательстве России
  13. Статья... Рецидив преступлений.