<<
>>

Готский вопрос в Германии накануне и в годы Второй мировой ВОЙНЫ’

На историческую мысль Германии в 1930—40-е гг. сильнейшее влияние оказывали национал-социалистические идеи, ставшие идеологическим основанием для оправдания германской агрессии на Восток в годы Второй миро- вой войны.

Уже с самого начала существования Третьего рейха германская «преистория» стала рассматриваться не только с научной, но и с политической точки зрения [298]. Неудивительно, что со второй половины 1930-х гг. большинство германских исследований по готской тематике так или иначе обслуживали грядущее великое переселение «истинных арийцев» на земли Восточной Европы, туда, где раньше находились обширные владения готского короля Эрманариха. Тогда этническая история готов по существу была поставлена на службу риторике агрессивного немецкого нацизма, а проблема принадлежности Черняховской культуры окончательно вышла за рамки академической науки и стала фактором острой идеологической борьбы [299]. Например, опубликованная накануне вторжения в Советский Союз карта, превратила Восточную Европу вплоть до Урала в «территорию Эрманариха» [300].

Поэтому далеко не случайно отдел археологии печально известного института СС «Аненербе» («Наследие предков») возглавлял известный специалист по культуре готов Герберт Янкун [301]. В 1942 г. он во главе особой команды безуспешно искал в оккупированном Крыму следы Готской империи. Известно, что Гитлер планировал переименовать Симферополь в Готенбург («Город готов»), а Севастополь. — в Теодериксхафен («Порт Теодориха») [302]. Г. Янкун и другие немецкие археологи интересовались, не только старыми музейными коллекциями, но и намеревались провести собственные раскопки готских могильников на юге Украины [303].

Особенно отчетливо связь археологии с политикой нацизма подтверждается публикацией Рудольфа Штамлфуса «Германцы на Украине», насыщенной фотографиями поіребений и предметов инвентаря с территории Украины, соотносимых автором с вышеназванными племенами [304].

Основной тезис работы ярко характеризуется одной фразой из нее: «Плодородные черноземные земли этого края, которые немецкий меч освободил от большевистского гнета, являлись с Ш тыс. до н. э. целью северных и, позднее, германских племен» [305]. С конца 1930-х гг. существенно меняется даже историческая терминология, используемая немецкими уменьши в работах по готской проблематике. Теперь исследователи называют остроготское государство Эрманариха не иначе как первой германской империей [306] или просто великой державой (Grossmacht) [307] [308]. Под пером германских историков еще более расширяются границы готской «державы» — от родины готов на Висле до Волги, и от Черного моря до Балтики91.

Историки Третьего рейха в один голос утверждали, что готы создали не только первое германское государство, но и первую национальную церковь, первый германский героический эпос, руны, шрифт и письменность [309] [310] [311]. По мнению профессора Франца Альтхайма, в то время’ активного сотрудника «Аненербе», великая, Готская империя1 охватывала значительную часть Европейской России «Вместе с экономической властью готов, - писал Ф. Альт- хайм,.- распространялась и их политическая власть». Для германской историографии начала 40-х гг. XX в. весьма показательна книга К. Глогера «Германцы в Восточной Европе», изданная во время Второй мировой войны ". Он откровенно признавал, что она написана с целью исторического обоснования территориальных притязаний немцев на земли Восточной Европы. К. Глогер утверждал, что освоение новых черноземных областей к северу от Причерноморья осуществлялось, готами без центрального руководства, но вся территория была поделена на области, принадлежащие готским князьям с их дружинами. Он считал, что «держава» Эрманариха строилась на германском принципе дружинной верности королю. При этом готы жили под властью владетельных королей, графов (Besitzgrafen), родовых старейшин (Sippenhauptern), которые более возвысились над остальной массой людей, чем у других восточногерманских племен.

После гибели Эрманариха его внучатый племянник Винитарий попытался построить свое королевство на основе абсолютной королевской власти (Konigstum). Отметим, что именно К. Глогер высказал идею о существовании нескольких остроготских королевств на юге Восточной Европы после гуннского нашествия, которая получит дальнейшее развитие в работах современных исследователей1П0.

При весьма большом разбросе во взглядах немецких ученых относительно территории остроготского государства Эрманариха в германской историографии прослеживается явная тенденция к постепенному раздвиже- нию его границ. Так, если, по мнению Г. Пфалера, Ф. Бркерта, О. Бремера остроготское государство-занимало территорию от Днестра до Дона и от Черного до Балтийского моря, то по М. Эберту, Г. Коссине и Г. Шютте оно простиралось от Днестра (Карпат) до Урала, а с точки зрения К. Глогера остроготы занимали уже всю территорию от Дуная до Волги, от Черного до Балтийского моря.

В целом, в 30 — 40-е гг. XX в. в германской историографии возобладали политические и идеологические тенденции, во многом находившиеся за пределами научного познания:

1. Если в первой трети XX в. германские историки по-разному решали вопросы о характере «королевства» Эрманариха, размерах его владений и этническом составе, то в годы фашистской диктатуры утверждается единство мнений по этому вопросу.

2. Под пером германских историков максимально расширяются границы готской «державы» времени Эрманариха - от Вислы до Волги и Урала, от Балтийского до Черного моря. В их сочинениях она нередко выступает своего рода предтечей Третьего рейха на востоке.

3. С конца 1930-х гг. существенно меняется даже терминология, используемая немецкими учеными в работах по готской проблематике. Остроготское государство Эрманариха именуется не иначе как «великой державой» и даже «первой германской империей».

4. Хотя немецкие археологи на оккупированных территориях проявили немалый интерес к древностям, которые они считали готскими, дело не пошло дальше их использования в чисто пропагандистских целях.

2.4. Проблемы истории и археологии «державы» Эрманариха в зарубежной, науке второй половины XX - начала XXI' вв.

В послевоенный период в Западной- Европе постепенно активизировались исследования, так или иначе затрагивающие готскую проблематику. В это1 время- западногерманские, австрийские и скандинавские ученые оказались-в более благоприятной научной атмосфере, позволившей им успешно продолжить изучение проблем истории и археологии готов.

Германская и австрийская историография. После окончания- Второй мировой войны и денацификации Германии ученые ФРГ, ГДР и Австрии приложили много усилий к тому, чтобы пересмотреть взгляды, на историю и археологию древних германцев, очистить их от ненаучных построений в духе Г. Коссины и его последователей [312]. Для последующего развития науки большое значение имело совершенствование археологической методики этногенетических исследований, представленное в теоретических работах X.- Ю. Эггерса, М. Яна, Е. Вале, Р. Хахмана; Г. Кос- сака и др. [313] [314] [315]. В то же время не следует забывать, что в ФРГ в 1950-60-е гг. продолжали работать историки и археологи, профессионально сформировавшиеся в годы Третьего рейха. Поэтому тогда еще встречались отголоски старого подхода к государству Эрманариха, идеализации готов как особо одаренного германского народа.

Крупнейшим специалистом по истории варварских народов в послевоенное время продолжал оставаться Ф. Альтхайм 10j. По его мнению, причиной миграции готов с побережья Балтийского моря стала нехватка пахотных земель, на поиски которых они и направились, в Северное Причерноморье. В «Истории гуннов» Ф. Альтхайм вновь акцентирует внимание на том, что в Южной России в середине ГѴ в. образовывается обширная, «готская империя» Эрманариха. Историк утверждал, что она обеспечивала надежную1 защиту экономическому и культурному обмену в центре России. Ф. Альтхайм одним из первых обратил внимание на то, что археологические памятники на Десне, Оке и в Волго-Камском междуречье свидетельствуют о широком проникновении в эти районы импорта |(М. Он не раз писал о восточном, деспотическим характере власти короля Эрманариха, что проявилось даже внешне в заимствовании им царских регалий, являвшихся частью-ран- несасанидского убора І0:>. Большинство вышеприведенных заключений о «державе» Эрманариха не нашли подтверждения в источниках.

Э. Шварц посвятил специальное исследование истории древнегерманских племен, где немало места уделил готам [316]. Он считал, что у остроготов рано образовалось «родовое королевство». С середины ГѴ в. ими правил король Эрманарих, при котором остроготское государство начало распространять свою власть на соседние народы. Вслед за Ф. Альтхаймом он ошибочно считал, что основой готского войска уже тогда была конница [317]. Как видно, в книге Э. Шварца много традиционных штампов, своего рода «научного фольклора» о готах, давно бытующего в германской науке.

По мнению австрийского историка Эмиля Нака, готы покинули свою родину на юге Скандинавии вследствие перенаселенности. Историк признает, что государство остроготского короля Эрманариха включало большое число других народов. Он повторяет старую мысль, что такое огромное государство могло быть завоевано только конницей. По его мнению, Эрманарих вошел в мир саг прежде всего потому, что был тираном, выступившим

104 Altheim F. Geschichte der Hunnen... S. 319. На деле все перечисленные Ф. Альтхаймом «товары» представляли характерные элементы аланской н гуннской культур и не имели против своего дома. В- его эпическом образе сохранились воспоминания о трудностях, с которыми готы столкнулся в последние годы его правления[318].

Рассмотренные исследования немецких и австрийских историков 1950— 60-х гг. во многом продолжали традиции изучения готов, сложившиеся в довоенную эпоху. Однако в 1960-е - 1970-с гг. увидели свет исследования, по'существу знаменовавшие начало нового этапа в истории готоведения. Его отличает повышенный интерес к источниковедческим аспектам готской проблемы, а также поиск новых методологических подходов к ее решению, нацеленных, прежде всего, на получение достоверного исторического знания.

Важный вклад в готоведение внес австрийский ученый Рейнхард Венскус — яркий представитель «Венской школы» исторической этнографии, автор монографического исследования об образовании древнегерманских племен [319] [320]. Он по-новому поставил вопрос о происхождении готов, точнее того ядра (Traditionskern), которое являлось основным носителем готской этнической традиции. «Ядро традиции» понималось им как сохранение у готов устойчивого представления об общности их происхождения, которое они пронесли в преданиях через все шесть столетий их истории и0. Р.' Венскус писал, что тот, кто относил себя к этой традиции по рождению или в результате испытаний, тот становился частью gens - членом общности, имеющей общее происхождение не по крови, а по преданию [321]. Поэтому он считал, что это неуклонно приводило к изменению традиционного готского племенного устройства, так как пленные, переселенцы и перебежчики были как германского, так и большей частью негерманского происхождения ш. Таким образом, в книге Р. Венскуса содержалась ценная идея о принципиальной полиэтничности готов эпохи Эрманариха, позднее развитая X. Воль-

прямого отношен т llfe Op. cit. S. 319. 106 Schwarz R Gerr

Ibid. S. 88-90.

по

фрамом ш. Отметим, что она хорошо согласуется с результатами независимых исследований российских и украинских археологов, большинство которых также пришли к выводу о полиэтничном характере Черняховской культуры. Такой подход представляется весьма продуктивным для' исследования внутренней природы государства Эрманариха.

Важную роль в изучении готской проблематики сыграла монография западногерманского историка Норберта Вагнера «Гетика: Исследования жизни Иордана и ранней истории готов» "4. Основное внимание он уделил источниковедческим вопросам изучения «Гетики», в первую очередь истории ее создания. Он пришел к заключению, что этнонимы «гревтунги» и «тервинги» появились у готов еще на их прародине в Южной Швеции и лишь потом были принесены на континент “5. По его мнению, в отличие от легендарной традиции, записанной Иорданом, готские племена переселялись на юг не сразу, а поэтапно, волнами: сначала тервинги, затем гревтунги и под конец гепиды. На основе анализа текста «Гетики» Н. Вагнер пришел к заключению, что готы шли в Скифию не вслепую, а располагали какой-то достоверной информацией о тех районах, куда они направлялись. По мнению исследователя, в судьбе готов важную роль сыграли поражения, нанесенные им римлянами на исходе «Готских» войн. В результате они вынуждены были изменить направление экспансии с южного на восточное, которое достигло своей кульминации при великом завоевателе Эрманарихе [322] [323] [324] [325] [326].

В 1970 г. вышла в свет книга известного западногерманского археолога Рольфа Хахмана «Готы и Скандинавия» П7. На примере готской проблемы он показал преимущества синтеза исторических выводов, полученных различивши дисциплинами независимо друг от друга на основе анализа разных видов источников («регрессивная пурификация» источников), по сравнению с распространенным в науке «потребительским» использованием любых свидетельств о готах,-вырванных из текстов. Р. Хахман обоснованно выступил против принципа «смешанной аргументации», негласно-господствовавшего в науке-[327] [328] [329]. Очень точна- его характеристика- состава источников по- готской' проблематике ш. При-этом особую ответственность в решении-готскойшроб- лемы он возлагал на археологию. С тех пор этот подход успешно используется исследователями истории и культуры готов, В'том числе отечественными.

Внимание Р. Хахмана, прежде всего; сосредоточено-на проблеме происхождения готов. Их начальное местоположение он находил в Мазовии, где их следы археологически представлены мазовсцкой группой пшеворской культуры 1 °. Исследователь- акцентировал внимание на том, что гутоны. Повисленья I — II вв. не были идентичны готам Южной России Ш — IV вв., так как во время последующих войн с римлянами последние инкорпорировали много инородных германских и негерманских этнических групп. Он заметил, что у готов раньше, чем у других германцев сложилась определенная система представлений о своем происхождении (Origo gentis), независимая, от античной исторической традиции. На основании анализа источников Р. Хахман пришел к выводу, что готы, всегда готовые к миграции или разбойничьему набегу, имели соответствующую социальную организацию, обеспечивавшую им военное превосходство [330]. После выхода в свет монографии Р. Хахмана наблюдается активизация исследований-по готской тематике. Начинается переосмысление старых догм и концепций, которые ранее считались незыблемыми [331].

Интересующему нас аспекту готской проблемы посвятил несколько работ известный западногерманский специалист по восточноевропейской истории Готфрид Шрамм. Он вновь обратился к анализу этнонимов «север-

ных народов» в «Гетики» Иордана и предложил свою интерпретацию [332] [333]. Исследователь- пришел к выводу, что Эрманарих действительно подчинил северные племена, а после этого силой навязал свою власть герулам, которые проживали в устье Дона и держали в своих руках доступ к Доно-Волжскому торговому пути. F. Шрамм полагал, что географический костяк «державы» Эрманариха составляли великие восточноевропейские реки, служившие важнейшими торговыми артериями, связывающими север с готским югом. Но он считал недопустимым ограничивать природу остроготской «державы» лишь торговлей: «Можно допустить легкие переходы от торговли к сбору дани, впрочем, как и сосуществование обеих форм» |24..

В наиболее крайней форме взгляды Г. Шрамма на «державу» Эрманариха проявились в его последней книге «Начало Древней Руси», изданной уже после смерти автора [334]. Он именует ее не иначе как «Великой восточноевропейской империей», ее восточная граница достигала Урала, где якобы обитали «золотые народы». Г. Шрамм вновь обращается к оценке остроготской «державы» как исторической предтече Киевской Руси на торговых путях, связывающих север и юг, считая и ту, и другую однотипными государственными образованиями [335]. Он даже утверждает, что структуру и территориальный рост «державы викингов» помогает понять «остроготский образец». Нельзя не заметить, , что в публикациях Г. Шрамма, несмотря на его отдельные интересные наблюдения, доминирует старый подход к королевству Эрманариха, характерный для германской науки первой половины XX в.

Крупнейшим специалистом по готской проблематике является. австрийский ученый Хервиг Вольфрам, директор Института исторических иссле-

из

дований в Вене, автор многочисленных работ о готах [336], в том числе фундаментального итогового исследования «История готов» [337]. В дальнейшем автор дорабатывал его в течение десяти лет, за это время были опубликованы его переводы на итальянский и английский языки, а в 1990 г. вышло-расширенное мюнхенское издание этой книги [338] [339], с которого в 2003 г. сделан русский перевод ,3°. Далеко не случайно эта книга имеет подзаголовок «опыт исторической этнографии». Ее автор является- виднейшим представителем «Венской школы» в исторической науке. По существу, монография' X. Вольфрама посвящена, в первую очередь, этнической истории готов, хотя в ней затрагиваются вопросы их политической и социальной истории.

Как никто другой автор прекрасно осознает, что «тот, кто сегодня пишет историю готов, замахивается на решение в принципе неразрешимой задачи» [340]. И, тем не менее, сразу надо сказать, что X. Вольфрам блестяще справился с поставленной целью. Он показал, как люди различного этнического, культурного и географического происхождения стали готами и как в процессе этого развития менялось значение того, что есть гот. По широте охвата проблематики, по глубине проникновения в сложнейшие вопросы готской истории его труд не имеет аналогов в современной историографии.

Прежде всего, импонирует общеметодический подход автора «Готов», ясно изложенный во введении - «история готов не относится, ни к понятию ’’история германских племен”, ни тем более к ’’истории взаимоотношений между немцами и внешним миром”» 132. Книга X. Вольфрама явилась своего рода австрийским ответом немецким творцам националистического «готского» мифа, который расцвел буйным цветом в Третьем рейхе. Но прежде всего X. Вольфрам создал сугубо научное исследование, внесшее важный вклад в изучение истории готов на пространствах всей Европы. Он не только тщательно собрал и систематизировал практически все известное о готах, но и внес в понимание их истории много принципиально нового.

I и отчасти II глава его книги посвящены исследованию готской этнонимии ш. При этом автор полагает, что разные формы этнонима «готы» указывают на различные этапы готского этногенеза. Для нас интересны два последних параграфа П главы. Один посвящен истории гревтунгов-остро- готов до времени вторжения гуннов. В нем подробно освещается взлет и падение остроготской «державы» Эрманариха 14. В завершение этой главы австрийский исследователь дал характеристику королевской власти остро- готов-гревтунгов. На его взгляд, к «великой державе» Эрманариха нельзя подходить с современными мерками; скорее следует говорить о готском протекторате над «северными народами», в частности в районе Камы. Он полагает, что иорданову информацию о размерах империи нельзя подтвердить археологически 135, но допускает, что гревтунги могли контролировать все торговые пути от излучины Волги вниз по течению до Дона и Черного моря. В рамках «державы» Эрманариха полиэтническое сообщество чувствовало себя в более или менее слабой от него зависимости. В интерпретации этнонимов «народов севера» X. Вольфрам полностью следует Г. Шрамму.

X. Вольфрам внес некоторые новые штрихи в облик Эрманариха. Им скрупулезно проанализирован институт королевской власти у остроготов, его социальная и сакральная природа І36. Но в целом австрийский исследователь все же не очень далеко ушел от традиционного для германской историо-

132 Там же. С. 11.

133 Там же. С. 36-49.

134 Там же. С. 129-134.

135 Там же. С. 132

136 Там же. С. 168-170.

графин еще со времен Ф. Дана понимания власти Эрманариха, прежде всего, как «воинского короля» (Heerkonig).

Книга X. Вольфрама дает целостную картину истории готовг от мифических скандинавских истоков до падения раннесредневековых Остготского и Вестготского королевств. В- отличие от своих предшественников-ему удалось показать-историю готов как предмет исторической этнографии, как ряд этапов их этнической истории, каждый из которых существенно отличался от предшествующих своим, конкретным этническим содержанием при сохранении у готов «ядра традиции» в виде представления об общности их происхождения. Таким образом, получается, что племенное общество готов постоянно пребывало в становлении и поэтому оказалось способным принять в свой состав другие этносы |37. Поэтому мы не можем полностью согласиться с оценкой труда X. Вольфрама, данной В'.П. Будановой в русле развития «готоцентризма» [341] [342] [343] [344]. Уже по самой своей природе любое монографическое исследование по этнической истории приковывает внимание его автора к основному объекту изучения — конкретному этносу. На наш взгляд, труд X. Вольфрама, вне сомнения, надолго останется настольной книгой всех исследователей, которые занимаются древнегерманской проблематикой и историей Великого переселения народов.

Существенный вклад в археологию готов внес мюнхенский ученый Фолькер Бирбрауэр |39. Он показал, что Черняховская культура развивается из вельбарской и генетически с ней связана. По его мнению, для этнической атрибуции Черняховской культуры важны типы вещей, керамики, поселений и хозяйственный уклад, которые тесно связаны с традициями Свободной Германии 14°. На его взгляд, несмотря на выделенные локальные варианты и существующую полиэтническую интерпретацию, черняховская культура в своей основе — восточногерманская, а учитывая юго-восточное направление движения носителей вельбарской традиции и данные письменных источников - готская [345]. Он считает, что собственно готские племена проживали в пределах ареала Черняховской культуры. Работы Ф. Бирбрауэра внесли важный вклад в понимание тех сложнейших этнокультурных процессов, которые происходили в центрально- и восточноевропейском Барбарикуме в IV—V вв., в том числе, на территории государства Эрманариха.

Наряду с вышеназванными новаторскими исследованиями, в конце XX в. в Германии и Австрии продолжали выходить работы, содержащие общие исторические оценки государства Эрманариха. Западногерманский историк X. Шрайбер рассматривал королевство Эрманариха как своего рода пережиток древаегерманской эпохи [346]. Он считал, что в отличие от вези готского «судьи» Атанариха остроготский правитель Эрманарих был более могущественным королем, но подвластное ему образование в целом оказалось гораздо архаичнее. В. Фритце проанализировал отношения германцев и славян накануне и в период Великого переселения народов [347]\ Он признает, что готы не могли полностью занимать огромную территорию, которой владели, под их властью здесь жили славяне и другие народы. А. Краузе также дал характеристику остроготам и созданному ими в Причерноморье государству [348]. По его мнению, королевство остроготов имело нечеткие границы, но-распро- страняло свое влияние вплоть до Урала. Оно управлялось сильными правителями, однако по существу являлось степным образованием, в котором сильно перемешались германские и сарматские кочевнические элементы. В книге В. Гизе в традиционном для германской историографии духе рассматривается ранняя история готов до разделения народа на вези- и остроготов. Последним отведена территория степной Украины и указано' направление их последующей миграции в Крым|45.

Австрийскому историку Вальтеру Полю принадлежит ряд работ по этнической истории раннесредневековой Европы. Как и X. Вольфрам он является видным представителем' «Венской школы» исторической- этнографии: В последней книге он попытался суммировать представления, современных европейских ученых о готах [349] [350] [351] [352]. По его мнению, к северу от Черного моря гр евту н г и-о стр оготы- возглавили полиэтнические всаднические союзы (Reiterverbande). В середине IV в. остроготский король Эрманарих создал здесь сильное государство. Исследователь полагает, что список «северных народов» у Иордана, над которыми якобы властвовал Эрманарих, скорее свидетельствует о представлениях (разведданных), нежели о действительно существовавших властных отношениях в столь далеких областях. Из последних обобщающих исследований по истории древнегерманской, в том числе готской, государственности назовем коллективный труд ряда западноевропейских историков под латинским названием «Regna et Gentes» иі. В нем на богатых материалах варварских королевств V — VII вв. рассмотрены процессы их исторической трансформации от gens к regnrnn.

Гораздо меньше внимания готской проблематике уделяли историки и археологи ГДР. Остроготский этап истории готов изучал известный историк Ганс-Иоахим Диснер ,48. Он весьма осторожно касается вопроса о характере и масштабах королевства остроготов на юге Восточной Европы. Исследователь лишь отмечает, что военная демократия и институт королевской власти у готов Южной России получили дальнейшее развитие. А. Хойслер одним из первых затронул вопрос о социально-экономических отношениях в обществе, оставившем Черняховскую культуру [353] [354] [355]. К сожалению, его заключения носят самый общий характер в духе господствовавшей тогда в ГДР концепции родо-племенного строя по Ф. Энгельсу. Остроготам, как, впрочем, и везиготам не нашлось места в фундаментальном двухтомном академическом издании «Германцы», написанном- большим авторским коллективом под редакцией ведущего историка ГДР И. Херрмана |5°. Весьма показательно, что в этом издании на карте расселения германцев в эпоху Великого переселения народов, все Северное Причерноморье представляет собой большое «белое пятно», рассеченное стрелой гуннского вторжения т. И это.далеко не случайно. Историки и археологи ГДР, видимо, остерегались вступать в открытую конфронтацию с официальными советскими историками, низводившими готскую государственность до примитивного племенного образования на незначительной территории в Приазовье [356] [357].

Отдельные аспекты проблемы королевства Эрманариха затрагивались в работах X. Бека |53, О. Гшвантлера [358] [359], X. Кастрициуса |55, Г. Ноймана и др. [360]. Эти и другие исследования необходимо принимать во внимание при изучении персоны последнего короля остроготов.

Скандинавская историография. Во второй половине XX в. в изучении готской проблематики помимо германских историков, наиболее плодотворно работали исследователи из скандинавских стран. Естественно, их больше всего занимали вопросы, связанные с происхождением готов и определением их прародины. Здесь весьма существенный вклад внес уже упоминавшийся шведский лингвист и историк Йозеф Євеннунг, автор книги «Иордан и Скандинавия» [361]. Хотя она в-основном посвящена «северному периоду» истории готов, в ней содержится ряд ценных, наблюдений, касающихся причерноморского этапа их истории. Серьезной заслугой этого исследователя следует считать его анализ древнейшей-готской этнонимии.[362] [363] [364]. Шведский ученый полагал, что невозможно однозначно идентифицировать остроготов с гревтунгами и везиготов с тервингами, он настаивал на самостоятельности их вторых названий |59. Также недоказуема, на его взгляд, связь «говорящих» готских этнонимов (гревтунгов как «жителей степей», а тервингов как «лесных жителей») с ландшафтными особенностями Северного Причерноморья |

<< | >>
Источник: Зиньковскаи И.В.. КОРОЛЕВСТВО ЭРМАНАРИХА В ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ IV ВЕКА. 2010

Еще по теме Готский вопрос в Германии накануне и в годы Второй мировой ВОЙНЫ’:

  1. СВЯЩЕННАЯ ЛАТЫНЬ.
  2. Оглавление
  3. Готский вопрос в Германии накануне и в годы Второй мировой ВОЙНЫ’
  4. СУДЬБЫ ВАРВАРСКИХ КОРОЛЕВСТВ
  5. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Роль монархии в общественно-политической жизни Великобритании в XX — начале XXI в.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -