Электронные лица в рамках существующих правовых систем: состояние дел и тенденции

При наделении актора правосубъектностью необходимо учитывать, способствует ли это достижению целей конкретной правовой системы или, наоборот, препятствует .

Необходимо учитывать, что, к примеру, правовой статус людей, животных и иных объектов и субъектов варьируется в зависимости от юрисдикции, что, как отмечает Филипе Майа Александре, позволяет сделать вывод о том, что правовой статус и правосубъектность не зависят от свойств физического лица, а являются результатом соображений законодателя, который стремится отражать социальные реалии в

599

законодательстве .

Новые технологии, позволяющие юнитам искусственного интеллекта принимать решения, которые не были предварительно одобрены (согласованы) их разработчиками или владельцами, порождают новые правовые проблемы, поскольку существующие правовые системы формировались без учёта возможности применения такого рода технологий[596] [597] [598].

Подходы к правосубъектности могут различаться в разных правовых системах. Исследователи отмечают, что естественно рассматривать правосубъектность как фикцию, претендующую на то, чтобы быть реальной. Если в правовой системе предоставлены юридические права и обязанности организации, то презюмируется отношение к этой организации как к реальному лицу[599].

Конструирование обособленного правового статуса электронного лица приведёт к созданию нового правового института, в рамках которого действия робота будут контролироваться и управляться отдельно от его владельца или эксплуатанта, а также позволит прояснить, что происходит при вступлении в правоотношения с роботами, и определить отношения между роботом и третьей стороной, а также между роботом и его владельцем[600].

Правовая система, созданная людьми, в конечном счёте, существует для того, чтобы защищать интересы людей, и в отсутствие какой-либо неотложной нравственной необходимости необходимо учитывать возможные последствия любых изменений в праве, как позитивные, так и негативные, именно для людей, а признание юнитов искусственного интеллекта как обособленных правосубъектных личностей будет представлять собой весьма существенное изменение[601].

Несмотря на то что действующее законодательство в принципе позволяет вписать в правовые рамки отношения, возникающие в связи с использованием юнитов искусственного интеллекта, в частности в случае определения ответственности владельца за действия юнита искусственного интеллекта, а в случае совершения таких действий в результате недоработок производителя и программиста - посредством задействования института регрессной ответственности, всё же это законодательство не заточено под такие ситуации, что может приводить к сложным проблемам толкования. Соответственно, введение отдельного специального института электронного лица позволит упорядочить эти правоотношения и применимое к ним законодательство.

Для обеспечения эффективности функционирования такого нового правового института необходимо принятие соответствующих мер как можно большим количеством стран на национальном уровне, а также разработка и принятие стандартов на международном уровне, поскольку электронные коммерческие отношения во многом глобализованы.

Рассмотрим возможные и необходимые изменения в законодательстве, которые повлечёт введение правосубъектности «электронного лица».

Повышение степени автономности юнитов искусственного интеллекта, в любом случае, неминуемо потребует пересмотра целой линейки референтных правовых режимов, а возможно даже - и референтных подотраслей, институтов и субинститутов права (режим правовой ответственности, режим налогообложения, регулирование подконтрольности и подотчётности, регулирование прав интеллектуальной собственности, режим «электронной коммерции» - в части функционирования т.н.

«торговых ботов», «режим охраны электронной личности» и мн. др.).

По мнению Г.А. Г аджиева, непреодолимых препятствий к наделению роботов специфическим правовым статусом нет, поскольку «у юридического мира - невероятное свойство эластичности, и эта эластичность помогает нам переваривать любую проблему, в том числе - проблемы цифровой экономики»[602].

По словам О.А. Ястребова, законодательное закрепление правового режима функционирования и применения юнитов искусственного интеллекта должно включать не только гражданско-правовые, но и публично-правовые нормы; развитие положений об искусственном интеллекте в рамках существующих отраслей публичного права и законодательства обусловит необходимость совершенствования, прежде всего, административного права, транспортного права, внесения соответствующих изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях[603] [604] и др.

При этом, по мнению Комиссии по гражданско-правовому регулированию в сфере робототехники Европейского Парламента, до тех пор, пока роботы с искусственным интеллектом, действительно, не станут обладать самосознанием, нормативное правовое регулирование должно рассматриваться как направленное своим регулирующим воздействием на проектировщиков, производителей и операторов робототехники, «поскольку эти нормы права не могут быть преобразованы в машинный

606

код»

Однако нельзя исключать создание в будущем неких гибридных форм субъектов права, сочетающих в себе одновременно особенности и функции юридических лиц и электронных лиц.

Рассмотрим также вопрос о ведении единых реестров электронных

лиц.

Наделение юнита искусственного интеллекта электронной личностью с правовой точки зрения будет означать также и способность такого юнита нести ответственность за свои действия или бездействие. И одна из существенных проблем заключается в сложности надлежащей идентификации такого юнита, в особенности, если аппаратное и программное обеспечение распределено по разным сайтам и поддерживается разными лицами. В таком случае необходимо будет создание и ведение соответствующего реестра, по аналогии с реестрами юридических лиц[605].

В такого рода реестры могут подаваться документы, содержащие информацию о владельцах и полномочиях электронных лиц. Такие механизмы могут быть полезными для ограничения автономности роботов и определения ответственности за их действия. Причём, как отмечает Стивен Де Шрайжвер, чёткое определение полномочий и способностей юнита искусственного интеллекта имеет особенно большое значение для его владельца, поскольку он сможет принимать автономные решения, которые владелец не всегда сможет отслеживать. Одним из преимуществ ведения такого реестра также является возможность ознакомления с информацией, в нём содержащейся[606].

Система реестров электронных лиц может использоваться для предотвращения использования таких технологии в противоправных

609

целях [607]

<< | >>
Источник: МОРХАТ Петр Мечиславович. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В СФЕРЕ ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора юридических наук Москва 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Электронные лица в рамках существующих правовых систем: состояние дел и тенденции:

  1. III.2. Моделирование экономической преступности в новых экономических условиях (тенденции генезиса экономической преступности в финансово-кредитной системе)
  2. 1.2. ИНТЕГРАЦИЯ ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЫ
  3. § 2. МЕРЫ БОРЬБЫ С СОВРЕМЕННЫМ БАНДИТИЗМОМ
  4. § 3. Ограничения свободы, неприкосновенности частной жизни человека
  5. § 2. Мошенничество
  6. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  7. Глобализм в правовой сферепредполагает бесправие наций и народов
  8. § 4.7. Проект «электронного государства» и проблема тотального контроля над человеком
  9. Кризис правового государства
  10. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  11. § 1. Понятие и предпосылки возникновения учения об исследовании и использовании компьютерной информации и средств ее обработки как частной криминалистической теории
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -