Задать вопрос юристу

Применение искусственного интеллекта в судебном процессе

Технологии искусственного интеллекта всё более укореняются в жизни современного человечества. Касается это, в числе прочего, и модернизации и оптимизации системы судопроизводства, в частности гражданского.

Исследователи среди наиболее потенциально применимых в судопроизводстве систем выделяют системы искусственного интеллекта, обеспечивающие поддержку принятия решений человеком, а также системы, представляющие собой инструменты принятия решений. Системы искусственного интеллекта, направленные на поддержку принятия решений, дополняют человеческие навыки управления знаниями с помощью компьютерных средств управления знаниями. Системы, направленные на поддержку принятия решений, помогают лицам, принимающим решения, улучшить их производительность, в то время как инструменты принятия решений автоматизируют эти процессы .

Вопрос о том, какие виды таких систем наиболее применимы в гражданском процессе и применение каких из них является наиболее целесообразным, до сих пор остается дискуссионным. Более подробно мы рассмотрим его ниже.

В настоящем разделе будут рассмотрены потенциальные направления применения искусственного интеллекта в гражданском процессе, в судопроизводстве, основные преимущества и недостатки, а также риски широкого внедрения такого рода технологий в системы разрешения споров.

В силу того что повсеместное внедрение технологий такого рода ещё не началось, в настоящем исследовании мы будем обращаться и к потенциальным теоретическим аспектам использования искусственного интеллекта в гражданском процессе.

Основные тенденции, связанные с применением искусственного интеллекта в гражданском судопроизводстве

Одним из направлений задействования искусственного интеллекта в юридической практике является обеспечение функционирования судебной системы.

По прогнозам В. Волкова, появление «предельно компетентного суда в форме искусственного интеллекта, справедливого и неподкупного» случится примерно к 2020-2025 годам[183] [184].

Ларри Каменер отмечает, что (как и в случае многих других организаций) деятельность судов ныне существенно трансформируется за счёт всё большего применения цифровых технологий. Судебные органы во всем мире переходят от бумажных к электронным (в том числе - онлайн) системам, всё чаще делают возможными подачу документов и доступ к ним в электронном виде; иски также могут подаваться и управляться онлайн. Технологии видеоконференций позволяют судьям, сторонам и свидетелям виртуально участвовать в судебных разбирательствах. Подобного рода инициативы облегчают пользователям взаимодействие с судебными органами, позволяют сокращать нагрузку на работников судов

185

и экономить различные ресурсы .

В Китае в настоящее время процесс судебной реформы направлен на обеспечение информатизации судебной системы, которая подразумевает интеграцию информационно-коммуникационных технологий в повседневную деятельность соответствующих органов. В частности, речь идет о том, что разрешению споров должны содействовать динамические приложения и интерактивные сервисы[185] [186] [187].

При этом воздействие цифровых технологий продолжается, и следующий важный этап может быть (и скорее всего - будет) связан с

187

искусственным интеллектом .

Ранние попытки применения искусственного интеллекта в области права датируются еще 1970-ми годами и далее. Некоторые подобные инициативы были направлены на создание своего рода компьютеризированных судей, способных создавать сложные правовые обоснования, некоторые - на создание систем, способных производить сложный анализ и толкование норм права для обеспечения принятия юридически значимых решений. При этом, в целом, широкое внедрение такого рода систем оказалось недоступным в тот период в силу ряда факторов, в частности из-за высокой стоимости создания таких систем, а

также ограниченного спроса на настолько специализированные

188

инструменты .

В современный период эти факторы не столь значимы.

На необходимость применения искусственного интеллекта в гражданском судопроизводстве влияют также и иные факторы, не только связанные со всеобщей информатизацией. В частности, речь идет о проблемах обеспечения надлежащей реализации права на доступ к правосудию.

Поскольку во многих странах проблемы, связанные с доступом к правосудию, выходят на практически кризисный уровень, технологии продолжают развиваться. При этом Дэрин Томпсон прогнозирует одновременно с развитием технологий искусственного интеллекта в целом переход от планировавшихся к применению высокоорганизованных систем искусственного интеллекта в области юриспруденции, способных выполнять сложные и комплексные функции, к более простым системам, более практичным и заточенным под решение конкретных задач .

Фред Галвс еще восемнадцать лет назад отмечал, что внедрение технологий искусственного интеллекта в систему судопроизводства [188] [189] происходит медленно, но верно. Несмотря на то что новым компьютерным технологиям и технологиям искусственного интеллекта потребовалось некоторое время на то, чтобы получить свое применение в области юриспруденции, и в системе судопроизводства в частности, некоторые уже сейчас стали естественным элементом в адвокатской практике и судебных процессах. Широко используется программное обеспечение для

190

управления делами и исследования правоприменительной практики .

Принципиальная возможность и необходимость применения технологий искусственного интеллекта в гражданском процессе

Прежде чем углубиться в исследование отдельных аспектов проблемы применения искусственного интеллекта в гражданском процессе, следует, в первую очередь, обратиться к вопросу о принципиальной возможности использования таких технологий.

Мария Симажкевич отмечает, что потенциальная возможность применения инструментов искусственного интеллекта в гражданском процессе, а также особенности такого применения и виды задействуемых интеллектуальных систем в существенной мере будут зависеть от особенностей системы права конкретной страны: например, в странах с континентальной системой права, в которых судебный прецедент не играет столь значимой роли при разрешении дел, задействование систем искусственного интеллекта, «заточенных» под анализ именно судебных актов, не имеет первостепенного значения[190] [191].

По мнению Филиппа Лейта, для внедрения в судебный процесс интеллектуальных систем, направленных на обеспечение принятия судебных решений, должны совпасть следующие факторы:

- должна наличествовать чёткая потребность в обеспечении поддержки принятия решений;

- потенциальные пользователи таких систем должны иметь желание и стремление получать соответствующую информацию с помощью подобного рода инструментов;

- разработка и использование таких систем не должны умалять элементы свободы усмотрения судьи, лежащие в основе понятия

192

«справедливость» .

Хенриет Накад-Вестстрат, Энтони Джонглоуд, Хаап ванн ден Херик и Абдель-Бадех Салем указывают, что успех применения искусственного интеллекта в значительной степени будет зависеть от того, насколько хорошо будут просчитаны все риски и специфические аспекты, связанные с почти бесконечным количеством технических возможностей, но ограниченные финансовыми ресурсами, чрезмерной сложностью законодательства и консервативной правовой культурой, которая обусловливает профессиональный страх и недоверие к применению новых

- 193

технологий на практике .

Технологии искусственного интеллекта в гражданском процессе могут использоваться на различных уровнях и в различных контекстах.

Известно множество потенциальных направлений применения такого рода технологий, отметим некоторые их них. [192] [193]

Юнит искусственного интеллекта, наделённый некоторыми функциями судьи (скорее - компаньона судьи), может использоваться для повышения эффективности работы судов и для решения сложных правовых задач. В будущем такой юнит может составлять судебные акты. Такого рода программы, наделённые искусственным интеллектом, могут осуществлять проверку и обеспечение представления надлежащим образом претензий сторон, осуществлять оценку хода дела, автоматически

194

проверять доказательства и ходатайства сторон .

Среди направлений применения юнитов искусственного интеллекта в гражданском процессе можно отметить, в частности, следующие:

- автоматизация некоторых этапов гражданского процесса;

- обеспечение доступа граждан к правосудию посредством создания основанных на технологиях искусственного интеллекта систем информирования и поддержки заявителей;

- автоматизация принятия решений.

Таня Сурдин выделяет следующие три основных направления трансформации системы судопроизводства с использованием новых технологий, в частности технологий искусственного интеллекта:

- на самом базовом уровне - это использование новых технологий для целей содействия информированию, поддержке и консультированию лиц, вовлеченных в систему судопроизводства (так называемые поддерживающие технологии);

- использование новых технологий для выполнения функций и действий, которые ранее выполнялись людьми (технологии замещения); [194]

- использование такого рода новых технологий для изменения формы работы судей[195].

Ларри Каменер отмечает следующие возможные направления применения технологий искусственного интеллекта в гражданском судопроизводстве:

- юниты искусственного интеллекта могут выступать в качестве интеллектуальных помощников для судей аналогично тому, как помогают врачам диагностировать заболевания и рекомендовать лечение;

- юниты искусственного интеллекта могут изучать огромные объёмы информации, определять закономерности, которые человек зачастую может пропустить, а также предоставлять необходимые выводы для проведения юридических исследований и анализа;

- на более продвинутых уровнях юниты искусственного интеллекта могут анализировать ситуации, определять возможные варианты применения законодательства и производить оценку возможных решений (например, в тех случаях, когда факты неоспоримы, применимое законодательство очевидно, а также известны схожие прецеденты, юнит искусственного интеллекта может диагностировать ситуацию и разработать проект решения для его рассмотрения судьёй, что может быть полезным при рассмотрении стандартных гражданских дел)[196] [197].

Одним из потенциальных направлений применения систем искусственного интеллекта в гражданском судопроизводстве является автоматизированное исследование судебных решений для выработки решений различных правовых проблем посредством задействования и изучения соответствующих баз данных .

Искусственный интеллект также может использоваться юристами в качестве поддержки для недопущения упущения очевидных проблем, а также для формирования и выявления потенциальных аргументов и линий

198

защиты .

Технологии искусственного интеллекта могут использоваться как непосредственно для разрешения споров, так и в качестве экспертных систем, используемых в качестве инструментов, позволяющих принимать более обоснованные решения[198] [199].

Согласно Энтони Д'Амато, внедрение применения технологий искусственного интеллекта в гражданском процессе должно начинаться с тех областей, где надлежащему осуществлению правосудия препятствуют высокие затраты, и где при этом более всего низки риски, связанные с заменой человека, принимающего решения, компьютерными

технологическими комплексами. Как отмечает данный исследователь, наиболее подходящими являются вопросы, связанные с чисто процедурными аспектами, определением юрисдикции, выбором применимого права[200].

Филипп Лейт также отмечает, что компьютеризированы могут быть

201

именно наиболее формальные, формализованные процедуры .

Концепт электронного судьи

Одним из наиболее спорных и дискуссионных вопросов в рамках рассматриваемой темы является вопрос о том, может ли быть судья заменен специализированным аппаратно-программным юнитом искусственного интеллекта.

Использование инструментов искусственного интеллекта в гражданском процессе в роли «электронного судьи» неразрывно связано с автоматизацией применения права судебными органами[201] [202].

Рассмотрим данный вопрос далее более подробно.

Прежде всего, очевидно, что подобные функции могут возлагаться лишь на сложные системы искусственного интеллекта, способные выполнять комплексные задачи, но пока что, пожалуй, не существующие, недостижимые для существующего уровня развития науки и техники в сфере искусственного интеллекта.

Поскольку простые механизмы, такие как, например, основанные на сопоставлении шаблонов, не способны моделировать принятие решений судебными органами, так как суд должен выносить разумные и приемлемые решения зачастую в тех случаях, когда факты и нормы, а также то, как они взаимодействуют друг с другом, противоречивы[203].

С другой стороны, многие исследователи считают, что даже сложные системы будут не способны полностью взять на себя функции судьи.

Джованни Сартор и Лютер Брантинг отмечают, что принятие решений судебными органами - это область высокой сложности, где сложная правовая экспертиза сочетается с когнитивной и эмоциональной компетентностью. Многие центральные концепции судебного правоприменения (в особенности если говорить о судах стран общей системы права), такие как «справедливость», «разумная осмотрительность», глубоко укоренились в ткани человеческой жизни. Кроме того, судебная аргументация требует сочетания различных когнитивных навыков, таких, как навыки оценки фактов, толкования текстов, проведения аналогий. Помимо сложности, принятие решений судебными органами также характеризуется своей социальной значимостью. В силу всего этого замена гибкого судебного усмотрения ригидным компьютерным моделированием может быть опасна[204].

По мнению Джованни Сартора и Лютера Брантинга, никакая форма правовой аргументации не зависит более от уникальных человеческих способностей, чем обоснование выводов суда при вынесении им решения. Данные исследователи отмечают, что принятие судебных решений требует осуществления оценки надежности свидетелей, оценки доказательной силы доказательств, толкования значения и предполагаемых последствий действия нормативно-правовых актов. И весьма спорно, что юнит искусственного интеллекта может быть способен делать то, что требует знаний и опыта столь широкого спектра[205].

Хошин Вон указывает, что искусственный интеллект не может служить заменой человеческому разуму или человеческому чувству справедливости. Исход судебного разбирательства - это не вопрос вероятности, а реальная жизнь людей, обращаться с которой должны другие люди, которые способны учитывать практические последствия принятия юридически значимых решений. Независимо от того, как могут развиваться передовые технологии, такие технологии не могут принимать решения за людей и судить их[206] [207].

При этом Найджел Стоббс, Дэн Хантер и Мирко Багарик отмечают, что юридическое вмешательство в жизнь людей требует особого обоснования и предполагает произведение сложных суждений, которые не поддаются очевидным образом автоматизации или делегированию негуманоидным агентам. Однако закон выражает преобладающие социальные и демократические ценности и цели общества, а также сферу, в которой принимаемые решения стремятся наиболее точно отражать такие ценности и цели. Соответственно, решения, принимаемые искусственным интеллектом, запрограммированным надлежащим образом, всё равно будут оставаться решениями, принятие которых обусловливается человеческим агентом, просто они будут в некоторой мере улучшены .

Наиболее корректной всё же, во всяком случае на текущем уровне развития технологий, нам представляется модель взаимодействия судьи- человека и электронного судьи (точнее - компаньона судьи), обеспечивающего поддержку, в том числе - информационную и аналитическую, вынесения им (человеком) решений.

Юнит искусственного интеллекта не может заменить судью, однако с его помощью может осуществляться автоматизированный поиск необходимой информации, а также проверка работы юриста .

Если рассматривать процесс принятия решений как процесс создания знаний, то цель соответствующей системы искусственного интеллекта, направленной на поддержку этого процесса, заключается в том, чтобы содействовать пользователю в управлении знаниями. Система повышает способности пользователя по обработке знаний и дополняет его навыки компьютерными средствами[208] [209].

В пользу применения вспомогательных технологий искусственного интеллекта судьями говорят и некоторые факторы, связанные с некорректным вынесением решений судьями-людьми.

Так, предполагается, что судья-человек способен уточнять и совершенствовать закон в процессе принятия решений, однако также существует вероятность и того, что он может неправильно толковать действующее законодательство и преуспеть только в его запутывании[210].

Другой проблемой является проблема потенциально возможной предвзятости судьи, которой не может быть у компьютера, правда, только если он специально не был запрограммирован на такую предвзятость заранее[211] [212] [213].

Юнит искусственного интеллекта, выполняющий функции и полномочия судьи (в государственной системе судебной власти), по мнению ряда исследователей, не подвержен коррупции и эмоциям, способен строго придерживаться законодательных рамок и выносить решения с учётом многих факторов, включая данные, которые характеризуют участников спора, сможет оперировать существенно большими (нежели судья-человек) объёмами массивов данных из хранилищ государственных служб, прежде всего - из архивов судебных дел и справочных правовых систем, сможет несопоставимо быстрее

обрабатывать данные и учитывать значительно больше факторов, чем

212

судья-человек .

Однако критики этой идеи считают, что отсутствие эмоциональной составляющей при рассмотрении юнитами искусственного интеллекта судебных дел неминуемо негативно скажется на качестве судебных решений. Вердикт юнита искусственного интеллекта, выполняющего функции и полномочия судьи, может оказаться (и скорее всего, окажется) слишком формализованным и прямолинейным, не учитывающим значения эмоционально-мотивационной сферы людей .

По мнению Г.А. Гаджиева, роботы не смогут в ближайшем обозримом будущем непосредственно самостоятельно рассматривать и

разбирать уголовные и гражданские дела, поскольку они не способны учесть все детали, в том числе и прежде всего - «человеческий фактор»[214].

По мнению Д. Серёгина, «машинные алгоритмы изначально не рассчитаны на применение права, поскольку не обладают гибкостью человеческого разума. Автоматизированные системы не могут использовать такие категории, как добросовестность и честность, не могут дать оценку и возможному злоупотреблению правом»[215].

По словам Изабель Фальк-Пьеротэн, необходимо «обеспечить, чтобы искусственный интеллект увеличивал потенциал человека, а не вытеснял человека»[216]. То есть обоснованно говорить не о перспективах вытеснения юнитами искусственного интеллекта людей-судей, а о задействовании таких юнитов в помощь людям-судьям.

Преимущества применения технологий искусственного

интеллекта в судопроизводстве

Применение технологий искусственного интеллекта в

судопроизводстве потенциально может позволить более эффективно достигать некоторых целей в этой области.

Прежде всего, применение технологий искусственного интеллекта позволит снизить масштабы проблемы доступа населения к правосудию.

По мнению Дэрина Томпсона, доступ к правосудию может быть улучшен благодаря внедрению простых экспертных систем, основанных на

технологиях искусственного интеллекта, используемых в рамках широких

217

онлаин-систем разрешения споров .

Данный исследователь отмечает, что некоторые споры никогда не доходят до рассмотрения их в судебном порядке в силу слишком высокой стоимости такого способа разрешения споров, сложности или длительности. Поэтому создание простых экспертных систем будет способствовать обеспечению разрешения споров такого рода. При этом,

однако, такие системы не следует рассматривать в качестве инструментов

218

автоматизации рассмотрения уже существующих дел .

Кроме того, применение таких технологий может способствовать реформированию всей системы судопроизводства и юридической практики в целом.

Технологии искусственного интеллекта обладают определённым потенциалом для улучшения работы судебных органов, в частности посредством обеспечения поддержки работы судей .

Искусственный интеллект обладает преобразовательным потенциалом в отношении юридической практики, в частности в силу того, что компьютеры способны существенно быстрее обрабатывать информацию и владеть большей информацией[217] [218] [219] [220].

Использование новых технологий в судопроизводстве может способствовать реформированию системы правосудия за счёт

использования больших данных, данных о взаимодействиях, а также более

-221

сложных генерации и интеграции знаний .

Зачастую наиболее ценным вкладом системы искусственного интеллекта является именно анализ основных практических задач и требований к обработке связанной с ними информации[221] [222].

Мария Жан Холл, Доменико Калабро, Таня Сурдин, Эндрю Страньери и Джон Железников отмечают, что использование экспертных систем, позволяющих осуществлять релевантное толкование норм права, а также способных анализировать конкретные ситуации и прогнозировать решения по соответствующим делам на основании анализа законодательства и правоприменительной практики, с одной стороны, позволяет поддерживать последовательность при толковании законодательства, обеспечивать прозрачность принятия решений, повышать доверие общественности к системе правосудия, способствовать повышению уровня знания законов общественностью, а также осуществлять более эффективную подготовку судей и юристов в целом[223].

Кроме того, формирование судебных актов юнитом искусственного интеллекта на тех этапах, когда большая часть фактических вопросов уже решена и такой акт можно принять посредством лишь оценки

согласованных фактов, может быть более эффективным, прозрачным,

224

последовательным и дешевым .

Хенриет Накад-Вестстрат, Энтони Джонглоуд, Хаап ванн ден Херик и Абдель-Бадех Салем выделяют следующие преимущества «электронного судьи»:

- скорость работы, поскольку, как отмечают данные исследователи, спрос на правосудие с ростом количества потребляемых товаров и услуг возрос, что делает использование информационных технологий в этой области необходимостью;

- объективность такого «электронного судьи» и его полная беспристрастность, лишенная неуместного сочувствия, восхищения или воздействия иных субъективных чувств при принятии решений;

- отсутствие математических ошибок при расчетах присуждаемых

225

сумм .

Проблемы использования искусственного интеллекта в судопроизводстве

Как и в большинстве других подобных случаев, чем более мощным является инструмент реформирования судебной системы, тем более опасным он может оказаться. И неблагоприятные последствия такого подхода требуют тщательного рассмотрения[224] [225] [226].

Это актуализирует необходимость рассмотрения вопроса о потенциальных недостатках и проблемах применения юнитов искусственного интеллекта в судопроизводстве.

К потенциальным недостаткам широкого применения интеллектуальных систем в судопроизводстве относят, в числе прочих, следующие:

- деквалификация сотрудников судебных органов;

- потенциальная способность системы обеспечивать поддержку одних пользователей лучше, чем других;

- потенциал для ввода в заблуждение пользователей относительно объёма знаний, содержащихся в системе;

- отсутствие человеческого участия, которое может быть совершенно необходимым в определённых ситуациях;

- ослабление выполнения судебной властью функций по контролю

227

законодательной власти .

Энтони Д'Амато выделяет следующие негативные стороны использования искусственного интеллекта в судопроизводстве (в частности, вместо судей):

- в странах с общей системой права - замораживание развития прецедентного права, поскольку новые дела будут разрешаться только в соответствии с уже имеющимися прецедентами;

- снижение уровня исследовательского интереса в области

правовой науки, в частности - исследования разрешения споров;

228

- возможное ощущение дегуманизации правосудия . [227] [228]

При применении технологий искусственного интеллекта в процессе принятия судебных решений также существует риск использования таких технологий не просто для обеспечения поддержки судей, но для их

229

возможного вытеснения .

Кроме того, отметим, что в тех юрисдикциях, где возможность осуществления судебного нормоконтроля предусмотрена законодательством, электронный судья не сможет в полной мере эффективно выполнять эти функции.

По мнению Филиппа Лейта, одной из основных проблем, связанных с разработкой и применением интеллектуальных систем, направленных на обеспечение поддержки при принятии судебных решений, является то, что судья наделён в той или иной степени свободой усмотрения. И при разработке любых подобного рода проектов необходимо учитывать такую свободу усмотрения, как и то, что она неотъемлемо связана с реализацией задачи вынесения судебных решений. Если этого не учитывать, это может привести к тому, что компьютерные системы будут чрезмерно формализованными, из-за чего не будут использоваться конечными

230

потенциальными пользователями .

Также отметим проблему, связанную с созданием множества оснований для обжалований судебных решений, выносимых при помощи искусственного интеллекта.

Использование технологий искусственного интеллекта в судопроизводстве актуально не только для гражданского процесса, но и для уголовного, и уже имеют место прецеденты применения подобного рода технологий. [229] [230]

Так, в качестве значимого иллюстративного примера можно привести решение Верховного суда штата Висконсин от 2016 года по делу «Штат Висконсин против Эрика Лумиса (апеллянта)» . Приговор Лумису был вынесен, в том числе, на основании данных, полученных при помощи специального инструмента оценки рисков совершения нарушителем новых правонарушений после освобождения - программы COMPAS. Данная программа показала высокие риски рецидивизма, в силу чего обвиняемый был приговорен к более серьезному наказанию.

Данная программа была выбрана Департаментом исправительных учреждений штата Висконсин еще в 2012 году для использования своими сотрудниками в качестве инструмента оценки рисков рецидивизма.

Эрик Лумис обжаловал решение суда первой инстанции, поскольку, по его мнению, использование такого метода оценки рисков при вынесении приговора нарушило его право на справедливое судебное разбирательство, так как нарушило его право быть осужденным на основании точной информации, а характер данной системы не позволил ему оценить её точность, а также в силу ряда некоторых иных факторов.

Однако Верховный суд штата Висконсин пришёл к выводу о том, что при правильном использовании системы COMPAS её применение не нарушает права обвиняемого на надлежащую правовую процедуру .

Приведённый выше пример показывает, что существуют риски роста объёмов обжалования таких решений, даже если само решение выносится не электронным судьей (а судьёй-человеком), а технологии искусственного интеллекта используются лишь в качестве вспомогательных для обоснования выводов судьи-человека, так как может [231] [232] возникать множество вопросов, касающихся корректности того, как был изначально запрограммирован юнит искусственного интеллекта, корректности внесённых в него данных и т.д.

В качестве проблем, связанных с применением искусственного интеллекта в судопроизводстве, можно отметить также проблемы, связанные с надлежащим толкованием права и с установлением фактических обстоятельств дел юнитом искусственного интеллекта.

Рассмотрим далее их несколько более подробно.

Проблемы применения искусственного интеллекта в

судопроизводстве, связанные с надлежащим пониманием и

толкованием права

Обеспечение понимания юридических норм и принципов юнитом искусственного интеллекта, который должен будет их в дальнейшем применять, представляет собой еще одну проблему, связанную с наделением такого юнита важными функциями в гражданском процессе, в частности функциями, связанными с вынесением решений. Это может быть обусловлено тем, что правовая система в некоторых аспектах является, в действительности, псевдоформализованной, так как некоторые правила, действующие в её рамках, зачастую могут быть противоречивыми

233

и неполными .

Как отмечает Эдвина Риссланд, правовые нормы не обладают той силой, как правила или их эквиваленты в других областях, таких, как, например, математика. Правовые нормы обладают характером, скорее, эвристическим, нежели схожим с теоремами, в силу в частности того, что многие правила здесь имеют исключения. Кроме того, решение вопроса о [233] том, удовлетворяются ли определённые условия, зачастую включает в себя широкую интерпретацию и рассуждения. Также в некоторых различных областях имеют место правила, соблюдение которых приводит к получению противоречащих друг другу ответов. В некоторых случаях даже очень стабильные области права, такие, как, к примеру, контрактное право, могут содержать нормы, которые, применяясь к определённым фактическим ситуациям, приведут к двум логически противоположным выводам. И в любом случае, как правило, при осуществлении правовой аргументации необходимо дополнять дедуктивные рассуждения иными способами обоснования, например по аналогии .

Также может быть достаточно проблематичным обеспечение определения юнитом искусственного интеллекта смысла нормы права по причине того, что система права состоит не из единиц юридического текста, а из правовых норм, значение которых определяется на основе содержания нормативно-правовых актов посредством их юридического толкования. Для достижения данной цели система искусственного интеллекта должна быть оснащена инструментами, позволяющими осуществлять такое толкование текста в соответствии с лингвистическими, системными, функциональными и иными принципами для того, чтобы определять смысл нормы права с учётом, при необходимости, её лингвистического контекста, её положения в правовой системе, а также предполагаемой цели законодателя (что зачастую предполагает выход за рамки строго правовых критериев и использование суждений нравственного, политического или экономического характера). Однако, [234]

как подчеркивает Мария Симажкевич, это - далеко не самая простая

235

задача и для человека .

Однако вышесказанное относится в большей степени к нормам материального права, в особенности если существует необходимость осуществления толкования норм различных отраслей права.

С процессуальным правом ситуация может быть несколько иной.

Эрик Аллен Энгл указывает, что гражданское процессуальное право характеризуется высокой сложностью, которая, вместе с тем, характеризуется механическим и прямолинейным характером соответствующих норм гражданского судопроизводства, формулы которых потенциально хорошо поддаются моделированию и толкованию с помощью компьютера. Это возможно в силу одновременно комплексного и механического характера гражданско-процессуальных норм, а также того, что юнит искусственного интеллекта потенциально более систематичен и менее подвержен совершению ошибок при выполнении повторяющихся задач, нежели человек[235] [236].

Проблемы, связанные с установлением фактических обстоятельств дела искусственным интеллектом

Мария Симажкевич указывает, что могут возникать определенные сложности и при использовании искусственного интеллекта при установлении фактических обстоятельств дела, поскольку данный процесс основан не на толковании норм права, а на когнитивных рассуждениях лица, имеющего определённый жизненный опыт. Кроме того, получение доказательств требует способности использовать естественный язык и понимать человеческое поведение (например, в процессе допроса свидетелей). На нынешнем уровне развития технологий искусственного интеллекта невозможно оборудовать компьютерную систему средствами восприятия, равными человеческим. При этом, с другой стороны, возможно создание системы искусственного интеллекта, способной определять фактические обстоятельства дела частично .

Существующая практика применения систем искусственного интеллекта в судопроизводстве и для разрешения споров

В Китае формулировка «интеллектуальный суд» впервые была введена в Годовом рабочем отчете Верховного народного суда КНР в 2015 году. Теоретически, такая «интеллектуальная судебная система» предполагает использование в полном объёме таких технологий, как сеть Интернет, облачные вычисления, большие данные, искусственный интеллект и так далее, для стимулирования модернизации системы судопроизводства и её возможностей. Слово «интеллектуальная» в этом контексте относится к трём ключевым сферам:

- интеллектуальное разрешение дел;

- интеллектуальное делопроизводство;

- интеллектуальное субъективное оценивание .

В Нидерландах в 2010 году был учреждён первый частный онлайн- суд. [237] [238]

Внедрение первого «цифрового судьи» (то есть судьи, не являющегося человеком), как это было осуществлено в «электронном суде» Нидерландов, производилось с высочайшей осторожностью. При этом данный электронный суд успешно избежал попадания в ловушку из чрезмерно сложных, кропотливых и дорогих процессов разработки, которые, в результате, привели бы к чрезвычайно изощренной для стоящих перед ней задач системе. Накопленный за несколько лет опыт позволяет делать дальнейшие шаги в сторону использования искусственного

~239

интеллекта для принятия юридически значимых решений .

Однако имеет место проблема, связанная с правовым статусом такого цифрового судьи. Несмотря на преимущества использования искусственного интеллекта в процессе принятия решений, законодательство Нидерландов не предусматривает возможности существования цифрового судьи, и кардинальных изменений в этой области не ожидается. В результате сложилась такая практика, когда цифровой судья выносит вердикты от лица судьи-человека. Следовательно, задачи судьи-человека ограничиваются случайными проверками вынесенных решений. В течение нескольких лет функционирования такого электронного суда не было зафиксировано ни единого случая внесения судьей-человеком изменений в вердикт, вынесенный цифровым судьей[239] [240].

Также отметим, что существует испытанная некоторыми судьями, австралийскими судебными юристами, практикующими юристами, медиаторами и адвокатами гибридная нейронная сеть, которая может применяться в семейных спорах, касающихся раздела имущества. Данная система предоставляет консультации о том, как, вероятно, будет распределено имущество, если дело будет рассматриваться в судебном

241

порядке .

Возможные и релевантные направления и формы задействования юнита искусственного интеллекта (как «компаньона» судьи) в судопроизводстве: авторские обобщения

Повсеместная полная замена судей-людей «электронными судьями» (специализированными аппаратно-программными юнитами

искусственного интеллекта) маловероятна, во всяком случае - в обозримом будущем.

Вместе с тем, применение искусственного интеллекта в судопроизводстве вполне обоснованно и возможно для выполнения целого ряда обеспечительных (в первую очередь - наиболее рутинных) функций.

В общем и целом обоснованно выделить следующие юридически (в том числе процессуально) и фактически (технически) возможные и релевантные направления и формы задействования юнита искусственного интеллекта (как «компаньона» судьи) в судопроизводстве, в гражданском, арбитражном, административном, уголовном процессе, а также в арбитражном третейском процессе:

1) пруденциальный (внутренний превентивный) контроль деятельности судьи, в том числе в целях превенции заведомых предвзятости/непредвзятости его позиции и действий, правосудности/неправосудности и ошибочности/неошибочности выносимых им решений:

- контроль процессуальных действий судьи;

- контроль выносимых судьёй решений; [241]

- интеллектуальный перманентный мониторинг судебных ошибок и условий, содействующих судебным ошибкам;

- оценка юнитом искусственного интеллекта юридической и фактической обоснованности аргументов стороны, выдвигающей требование об отводе судьи;

2) информационно-документарное обеспечение судопроизводства:

- автоматизированное интеллектуальное классифицирование юнитом искусственного интеллекта юридических документов, формирование и документарное ведение дел;

- выработка юнитом искусственного интеллекта проектов решений различных правовых проблем посредством задействования и изучения баз данных;

3) интеллектуальное экспертно-аналитическое обеспечение судопроизводства:

- сопоставление юнитом искусственного интеллекта норм права, сопоставление нормативных правовых актов в целях определения их иерархии, установления норм и актов более высокой юридической силы из числа сопоставляемых;

- генерация и выдача юнитом искусственного интеллекта оперативных экспертных оценок в рамках судебной экспертизы или мнения специалиста (применение систем искусственного интеллекта в экспертных юридических системах, автоматизированных системах поддержки правовых решений на основе искусственного интеллекта, иных экспертных системах);

- оказание юнитом искусственного интеллекта помощи судье в выявлении и артикулировании обстоятельств, указывающих на возможное злоупотребление стороной (сторонами) правом (правами), на возможное намеренное искусственное необоснованное затягивание судебного разбирательства, процесса; в выявлении и артикулировании сфальсифицированных материалов и аргументов, применения манипулятивных приёмов;

- содействие юнитом искусственного интеллекта превенции упущения очевидных проблем и фактов, имеющих существенное юридическое значение в процессе;

- оказание юнитом искусственного интеллекта помощи судье и адвокату обвиняемого в выявлении и артикулировании обстоятельств, обусловливающих сомнения в виновности подсудимого;

- производство юнитом искусственного интеллекта комплексного переоценивающего анализа рассмотренных ранее судами дел по вновь выявленным обстоятельствам;

- содействие принятию решений по крупным объёмам неоднородных задач в сложных условиях неопределённостей, на основе неточной, недостаточной или плохо определённой информации, в условиях применения метода «игры с ненулевой суммой», в ситуациях, когда получение оптимальных или точных ответов и решений редундантно (чрезмерно избыточно) трудоёмко, требует редундантно и сложно обеспечиваемо больших объёмов специфичных знаний или вовсе невозможно;

4) лингвистическо-переводческое обеспечение судопроизводства: осуществление юнитом искусственного интеллекта синхронного профессионального юридического перевода (между человеческими языками - в смысле, что не машинными) в судебном процессе, в обеспечение соответствующих прав сторон процесса и в обеспечение основных принципов правосудия;

5) организационное обеспечение судопроизводства:

- применение искусственного интеллекта в юридической медиации (внесудебном и досудебном урегулировании конфликтов и споров);

- выбор арбитров (из линейки таковых) под конкретное дело.

<< | >>
Источник: МОРХАТ Петр Мечиславович. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В СФЕРЕ ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора юридических наук Москва 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Применение искусственного интеллекта в судебном процессе:

  1. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ
  2. История развития искусственного интеллекта
  3. Мышь в роли искусственного интеллекта
  4. Логика для искусственного интеллекта Logic for the artificial intellect
  5. 12.3 Проблема языка в современных исследованиях по искусственному интеллекту
  6. МОРХАТ Петр Мечиславович. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В СФЕРЕ ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора юридических наук Москва 2018, 2018
  7. Судебная процедура как форма юридического познания в процессе судебного правоприменения
  8. ГЛАВА IIIПРАВОВАЯ ДОКТРИНА И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА: МЕХАНИЗМ РЕАБИЛИТАЦИИ В СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССАХ
  9. Сенсомоторный интеллект. Критерии интеллекта.
  10. 55. Стадии применения права, акт применения права, аналогия в процессе.
  11. 28. Стадии процесса применения норм права. Можно выделить следующие стадии применения правовых норм:
  12. 619. Какова судебная практика применения п. 2 ст. 980 ГК?
  13. 57. Процесс применения права. Стадии применения права.
  14. 632. Какова судебная практика применения положений ст. 992 ГК?
  15. 652. Какова судебная практика применения норм ст. 1008 ГК?
  16. Процесс применения метода
  17. О врачебно-судебных процессах.
  18. 569. Какова судебная практика применения нормы ст. 903 ГК о возмещении убытков, причиненных хранителю?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -