<<
>>

КОЧЕВЫЕ ИМПЕРИИ

Кочевники (или иначе номады) обитали в засушливых степях и полупустынях, где почти невозможно было заниматься земледелием. Однако они разводили животных, которые питались травой, и это было эффективным способом существования в данных природных зонах.

Елавной пищей номадов были различные виды молочных продуктов, реже мясо забитых или умерших животных и охотничья добыча. Неудивительно, что при таком способе существования сосредоточением всех интересов кочевников являлся скот - источник их жизни и показатель благосостояния.

Поскольку животным постоянно необходимы новые пастбища, скотоводы были вынуждены по несколько раз в год перемещаться с одного места на другое. B силу подвижного образа жизни наиболее распространенным типом жилищ у кочевников являлись различные варианты разборных, легко переносимых конструкций, покрываемых, как правило, шерстью или кожей (юрта, палатка или шатер). По этой же причине домашняя утварь у номадов была немногочисленна, а посуда чаще всего делалась из небьющихся материалов (дерево, кожа). Одежда и обувь шились, как правило, из кожи, шерсти и меха.

Несомненно, такая экономическая система отличалась хрупкостью и зависела от природной среды. Засуха, снежный буран (джут), эпидемии животных (эпизоотии) могли за одну ночь лишить номада всех средств существования. Для противодействия природным напастям скотоводы разработали эффективную систему взаимопомощи. B случае гибели животных каждый из соплеменников снабжал своего пострадавшего сородича одной-двумя головами скота, и таким образом он вновь получал средства к существованию. Ho и он был обязан в случае необходимости оказать такую же услугу своим пострадавшим родственникам.

Самобытная природа обществ номадов, многочисленные отличия от раннегосударственных образований, созданных оседлыми земледельцами, привели к целой дискуссии среди историков по поводу общественного строя кочевников. Одни авторы отрицали, что номады могли преодолеть барьер государственности, другие полагали, что они достигали уровня раннего государства, третьи писали об особом «кочевом феодализме». Этот спор продолжается до сих пор. K трем названным выше точкам зрения добавилось мнение об особом пути социальной эволюции номадов.

Вне всякого сомнения, наиболее сложный вопрос истории кочевников - как и почему они создавали могущественные империи и завоевывали оседлые цивилизации. B научной литературе высказывалось много различных суждений относительно причин возникновения степных держав. Условно можно выделить объяснения внутренние (рост производительных сил, демографический взрыв, агрессивная природа кочевников и/или их военное превосходство, преемственность государственной традиции, пассионарность, личные способности политических лидеров и др.) и внешние (изменения климата, опять же демографический взрыв, раздробленность земледельческих государств, необходимость адаптироваться к внешнему миру и np.).

B большинстве из перечисленных точек зрения есть свои рациональные аргументы. Однако необходимо иметь в виду этнографические исследования современных скотоводческих народов Передней Азии и Африки. Они показывают, что экстенсивная пастушеская экономика, низкая плотность населения, отсутствие оседлости не предполагают необходимости развития сколько-нибудь институализированной иерархии.

Следовательно, можно предположить, что потребность в государственности для кочевников не являлась внутренне необходимой.

Сложная надплеменная политическая система у кочевников возникала только там и тогда, где они были вынуждены вступать во взаимодействие с более высокоорганизованными оседлыми обществами. При этом степень централизации кочевников была прямо пропорциональна величине соседнего оседлого общества. Поэтому кочевники Северной Африки и Передней Азии, для того чтобы торговать с оазисами или нападать на них, объединялись в племенные конфедерации, или вождества. Там, где кочевникам противостояли мощные земледельческие цивилизации, и в тех регионах, где существовали достаточно большие пространства, благоприятные для занятия подвижным скотоводством, средством адаптации номадизма к внешнему миру становилась «кочевая империя».

Для реализации своих замыслов кочевники использовали несколько пограничных стратегий, которые могли на протяжении истории одного общества сменять одна другую: 1) стратегия набегов и грабежей (монголы XV-XVl вв. по отношению к Китаю, Крымское ханство - к России и др.); 2) подчинение земледельческого общества и взимание с него дани (Хазария и славяне, Золотая Орда и Русь), а также контроль над трансконтинентальной торговлей шелком; 3) завоевание оседло-городского государства, размещение на его территории гарнизонов, седентеризация и обложение крестьян налогами в пользу новой элиты (племена тоба, киданей и чжурчжэней в Китае, монголы в Китае и Иране); 4) политика чередования набегов и вымогания дани в отношении более крупного общества (печенеги, тюрки, уйгуры и np.).

При этом историки давно обратили внимание на цикличный характер истории китайских династий (впрочем, это применимо ко всем доиндустри- альным государствам). Ha ранней фазе в государстве развивается экономика, растет население, процветает культура. Постепенно хозяйство приходит в упадок, расцветает коррупция чиновников, множатся беспорядки, и династия погибает. Природа такого цикла объясняется так называемой структурно-демографической теорией Голдстоуна-Нефедова-Тручина, согласно которой параллельно с экономическим ростом опережающими темпами идет увеличение численности элиты и государственного аппарата. Это приводит к тому, что производители оказываются не способны платить чрезмерные налоги. B результате династия приходит к кризису и к краху.

Империи кочевников являлись зеркальными двойниками китайских династий. Они появлялись в то время, когда Китай расцветал и был способен приносить прибыль кочевникам в виде военной добычи и вымогаемых подарков (в древности хунну и Хань, в Средние века тюрки/уйгуры и Суй/Тан, монго- лы-ойраты и Мин). Когда в Китае начинались смуты и экономический кризис, система дистанционной эксплуатации со стороны кочевников переставала работать. Имперская конфедерация разваливалась на отдельные племена до тех пор, пока на юге снова не восстанавливались мир и порядок. T. Барфилд полагает, что такие империи можно называть теневыми, поскольку они возникали как бы в тени уже существующих цивилизаций и империй (с современной точки зрения этот термин удачен и в том отношении, что подчеркивает именно «теневой» характер экономики подобных паразитических структур).

Снаружи кочевые империи выглядят как настоящие завоевательные государства (военно-иерархическая структура, международный суверенитет, специфический церемониал во внешнеполитических отношениях), так как были созданы для изъятия прибавочного продукта извне степи. Однако изнутри империи номадов оставались основанными на племенных связях без установления налогообложения и эксплуатации скотоводов. Сила власти правителя степного общества основывалась на его умении организовывать военные походы и перераспределять доходы от торговли, дани и набегов на соседние страны. Такие общества было предложено называть экзополитарными (от греч. экзо - «вне» и полития - «общество, государство») или ксено- кратическими (от греч. ксено - «наружу» и кратос - «власть»).

Каменная черепаха на границе разрушенного города. XIII в. Каракорум, Монголия

Для «кочевых империй» характерны следующие признаки: 1) многоступенчатый иерархический характер социальной организации, пронизанный на всех уровнях племенными и надплеменными генеалогическими связями; 2) дуальный (на «крылья») или триадный (на «крылья» и центр) принцип административного деления империи; 3) военно-иерархический характер общественной организации «метрополии», чаще всего по «десятичному» принципу; 4) ямская служба как специфический способ организации административной инфраструктуры; 5) специфическая система наследования власти (империя - достояние всего ханского рода, институт соправительства, курултай); 6) особый характер отношений с земледельческим миром.

Можно выделить два типа кочевых империй и подобных им «квазиим- перских» образований (еще один вариант, когда кочевники завоевывают оседлое население и создают на его территории государство, будет рассмотрен ниже). B первом случае кочевники и земледельцы сосуществуют на расстоянии. Получение прибавочного продукта номадами осуществляется посредством так называемой дистанционной эксплуатации: войны и взимание разовой контрибуции, периодические набеги, вымогание так называемых «подарков» (в сущности, рэкет), неэквивалентная торговля и т.д. (тюрки и уйгуры в Восточной Азии, гунны в Европе). B империях второго типа кочевники и земледельцы входили в состав одного политического организма (страны, межгосударственного объединения), но продолжали жить отдельно в собственных экологических зонах и сохраняли более или менее обособленно свои традиционные экономические и общественные структуры. Их интеграция принимала лишь политический характер. Кочевники взимали дань

с подчиненных земледельческих обществ (Хазария, династия Юань в Китае, Золотая Орда).

Степные ставки империй последнего типа постепенно преобразовывались в место сосредоточения бюрократического аппарата, который управлял оседло-земледельческими территориями. Сюда стекалась основная часть прибавочного продукта, здесь концентрировались угнанные в плен ремесленники и строители, обеспечивавшие престижное потребление элиты. Для этих же целей в ставки собирались торговцы из многих стран. Постепенно административно-управленческие центры этих империй превращались в крупные города - центры своеобразной полиэтничной культуры и идеологии (Итиль, Каракорум, Сарай-Бату).

Города кочевников

Долгое время считалось, что города как стационарные оседлые поселения были присущи только оседлым народам, однако археологические данные показывают наличие у кочевых сообществ памятников с характерными строительными и архитектурными особенностями (городища). Целый ряд центральноазиатских кочевников имели собственные города. Их появление связано с возникновением государственности у кочевых сообществ, созданием кочевых империй.

Первые стационарные поселения появились еще у хунну и были вызваны необходимостью создания системы управления возникшей обширной империей, а также влиянием китайских советников. Однако такие поселения несли не только административные функции, они оказывали сильное влияние и на экономику хунну, позволяя им производить продукцию, не характерную для кочевников (земледелие и ремесло). Впоследствии свои города строили сяньбийцы, уйгуры, кидани, монголы и др.

Любопытно, что при одинаковой общей схеме становления государственности у кочевников (создание сильной военной организации, внешняя экспансия, проведение территориально-административных реформ) не всегда этот процесс приводил к появлению стационарных оседлых поселений. Так, нет данных об оседлых поселениях на территории тюркских каганатов.

Тюрки отличались ярко выраженным антиурбанизмом, видя свою силу в мобильности: «Когда мы построим свои замки, чтобы жить в них, и изменим наши старые привычки, тогда в один прекрасный день мы будем побеждены... поэтому нам не стоит строить» (советник Бильге-кагана Тоньюкук). A потребности в ремесленной продукции решались за счет завоеванных ими городов Восточного Туркестана и Средней Азии. Правда, расположенные к западу тюркоязычные племена кипчаков имели городища на территории Центрального Казахстана. Хазары (ѴІІІ—ІХ вв.) и булгары (Х—ХП вв.) создавали в Поволжье большие города с развитой экономической инфраструктурой.

При монголах, которые применяли в покоренных землях тактику тотального разрушения городов и уничтожили города Северного Китая, Средней Азии, Ирана, Закавказья и Руси, города появятся в не знавших до этого урбанизации южнорусских, казахских и монгольских степях. Причем строительство городов было взято под контроль государства, прежде всего была построена столица — Каракорум. Появление городов оказывало влияние и одновременно явилось результатом политических, экономических и социальных процессов, происходивших в кочевых обществах.

Возможны три варианта в эволюции данных империй: 1) отделение земледельческой подсистемы, запустение степных городов, номадизация населения, переход «метрополии» в состояние, характерное для типичных кочевых империй или распад вовсе (Золотая Орда, империя Юань); 2) дальнейшая седентеризация и превращение в комплексное земледельческо-скотоводческое государство (Хазарский каганат, киданьская империя Ляо); 3) миграция номадов на территорию оседлого государства и превращение империи этой модели в империю третьего типа (государство Ильханов). Поскольку основа этих империй - взимание дани, то их следует называть данническими кочевыми империями.

Как было сказано выше, стабильность имперских конфедераций кочевников напрямую зависела от умения высшей власти организовывать получение шелка, земледельческих продуктов, ремесленных изделий и изысканных драгоценностей из оседлых территорий. Так как эта продукция не могла производиться в условиях скотоводческого хозяйства, получение ее силой или вымогательством было первоочередной обязанностью правителя кочевого общества. Механизмом, соединявшим племена в имперскую конфедерацию, являлись институты престижной экономики. Манипулируя подарками и одаривая ими соратников и вождей племен, правитель кочевой державы увеличивал свое политическое влияние и престиж щедрого правителя. Одновременно он как бы связывал получивших дар обязательством ответного отдарка.

Племенные вожди, получая подарки, с одной стороны, могли удовлетворять личные интересы, а с другой — могли повышать свой внутриплеменной статус путем раздач даров соплеменникам или посредством организации церемониальных праздников. Кроме того, получая от правителя дар, реципиент как бы приобретал от него часть сверхъестественной благодати, чем дополнительно способствовал увеличению своего собственного престижа.

Можно предположить, что помимо символического обмена между вождями различных рангов и правителями степных империй отношения осуществлялись, по всей видимости, через включение в генеалогическое родство различных скотоводческих групп, через широкий круг коллективных мероприятий и церемоний (сезонные съезды и праздники, облавные охоты, возведение монументальных погребальных сооружений и np.).

Определенную роль в институционализации власти правителей кочевых обществ играли выполняемые ими функции священных посредников между социумом и Небом (Тэнгри), которые обеспечивали бы покровительство и благоприятствование со стороны потусторонних сил. Согласно религиозным представлениям номадов, правитель степного общества (шаньюй, каган, хан) олицетворял собой центр социума и в силу своих божественных способностей осуществлял ритуалы, которые должны были обеспечивать обществу процветание и стабильность. Эти функции имели для общества громадное значение. Поэтому в случае природного стресса или болезни и гибели скота неудачливого хана или вождя могли заменить, а то и просто убить.

Несколько слов следует сказать о причинах распада империй кочевников. Исследователями неоднократно выделялось много причин, среди них: 1) природные явления (усыхание степи, кратковременные климатические стрессы и эпидемии); 2) внешнеполитические факторы (нашествия врагов, затяжные войны, прекращение внешних доходов, кризисы соседних земледельческих цивилизаций); 3) внутренние причины (демографический взрыв, потеря внутреннего единства и сепаратизм, гигантские размеры и слабость административной инфраструктуры, классовая борьба, усобицы ханов и гражданская война, бездарные политические правители).

Современные данные не подтверждают значения некоторых факторов. Как уже отмечалось выше, палеогеографические данные последних десятилетий свидетельствуют об отсутствии прямой связи глобальных циклов усыхания/увлажнения степи с периодами гибели/подъема степных империй. Оказался ошибочным тезис о «классовой борьбе» у кочевников, поскольку таковой у них не наблюдалось. Однако большинство вышеперечисленных причин оказало реальное воздействие на судьбы тех или иных степных держав. Правда, сравнительно-исторический анализ показывает, что нередко влияние на гибель кочевых империй оказывало не одно, а сразу несколько обстоятельств. Внутренние усобицы могли сопровождаться как локальными экологическими катастрофами (уйгуры), так и нашествиями врага (жужани и те же уйгуры).

B то же время имелись причины, которые потенциально способствовали структурной неустойчивости кочевых империй: 1) внешние источники поступления богатств, которые делали стабильность степной конфедерации зависимой от военной удачи и экономического благополучия соседней оседло-городской цивилизации; 2) мобильность и вооруженность кочевников вынуждала ханов и каганов балансировать в поисках консенсуса между различными кланами степной элиты и племенами; 3) специфическая «удель- но-лествичная» система наследования власти, согласно которой каждый из представителей правящего «линиджа» (или «линьяжа») от главных жен имел право в соответствии с очередью по возрасту на повышение административного статуса и в том числе права на престол; 4) так называемый «закон Ибн Халдуна» - полигамия (в виде полигинии) в среде высшей элиты кочевников (у Чингисхана, например, было около 500 жен и наложниц, у Джучи 114 сыновей, у Хубилая около 50 сыновей и т.д.). Это приводило через три- четыре поколения к переизбытку представителей правящей элиты, резко возросшей конкуренции и гражданским войнам.

<< | >>
Источник: П.Ю. Уваров. Всемирная история : B 6 т. / гл. ред. A.O. Чубарьян; Ин-т всеобщ, истории РАН. - M. : Наука. - 2011 - T. 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока / отв. ред. П.Ю. Уваров. -2012. - 894 с.. 2012

Еще по теме КОЧЕВЫЕ ИМПЕРИИ:

  1. Возникновение империи Чингиз-хана
  2. § 1. Возникновение империи Чингисхана
  3. Возникновение империи Чингиз-хана
  4. Джейн Бурбанк, Фредерик Купер Траектории империи
  5. От городов-государств до мировой империи
  6. ПЕРИОД ТРОЕЦАРСТВИЯ И ПОПЫТКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ КИТАЯ ПОД ВЛАСТЬЮ ИМПЕРИИ ЦЗИНЬ (III-IV вв.)
  7. КИТАЙ ПОД ВЛАСТЬЮ МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ
  8. «МАЛЫЕ» ГОСУДАРСТВА ПРИЧЕРНОМОРЬЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА И РАННЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
  9. ПОЗДНЯЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЛАСТИ
  10. РАСЦВЕТ И РАСПАД ХУННСКОЙ ИМПЕРИИ
  11. ИМПЕРИЯ КАРЛА ВЕЛИКОГО: OT ОБЪЕДИНЕНИЯ ЕВРОПЫ K РАСПАДУ
  12. КРИЗИС ИМПЕРИИ: СЕВЕР ПРОТИВ ЮГА
  13. «СТАРЫЕ ИМПЕРИИ»
  14. КОЧЕВЫЕ ИМПЕРИИ
  15. МОНГОЛЬСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРИ НАСЛЕДНИКАХ ЧИНГИСХАНА
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -