<<
>>

очерк пятнадцатый

Французские колонии и вопрос о работорговле накануне революции. Плантаторы и рабы в эпоху революции. Законодательные собрания эпохи революции и вопрос о рабстве. Восстание Туссена-Лувертюра на острове Сан-Доминго.
Новая французская буржуазия и ее колониальная политика. Поход генерала Бонапарта в Египет. Наполеон и его тактика в борьбе с Англией. Континентальная блокада и сокращение импорта
в Европу.
°йна за независимость в Северной Америке имела громад- W I ные последствия для истории колониальной политики евро- пейских государств, и, в частности, Франции.
После долгих прелиминарных переговоров и соглашений окончательный мирный трактат, кончивший войну Соединенных Штатов за независимость и сопряженную с ней войну Франции, Испании и Голландии против Англии, был подписан в Версальском дворце 3 сентября 1783 г. Этим миром Англия признала себя побежденной в первый раз за всю свою историю. Она не только должна была признать независимость Соединенных Штатов, не только вернула Испании Флориду, отнятую в 1763 г., и остров Минорку на Средиземном море, не только отдала Голландии те ее фактории, которые раньше захватила у нее в Индии, кроме Негапатама на Коромандельском берегу, но и вернула французам Пондишери, Карикал, Маэ, словом, все захваченное во время войны, и, сверх того, острова Табаго и Сент-Люсия в Малой Антильской группе.
369
24 Е. В Тардс
Вопрос о рабовладении несколько оживился во Франции в самые последние годы перед революцией 1789 г. и оживился именно в связи с занимавшим всю Европу грандиозным развертыванием восстания в Северной Америке. Как в Америке, где крупные земледельцы-плантаторы заставили Филадельфийский конгресс
вычеркнуть в 1776 г. из Декларации независимости все, что касалось рабства, и Джефферсон, представитель фермерского и городского элемента, должен был подчиниться, точь-в-точь так же плантаторская буржуазия французских колоний Сан-Доминго, Мартиники, Гваделупы, Гвианы и т. д. в Америке, Маскаренских островов в Индийском океане, а также богачи-работорговцы Нанта и все, кто был связан с работорговлей и с колониальной продукцией и торговлей, свели к нулю все попытки публицистов и «философов» поставить перед обществом, к которому они обращались, вопрос о рабах. Только один аббат Рейналь догадался, что един-ственная надежда невольников — это полагаться на самих себя, на восстание против угнетателей, когда оно станет возможным. Но и он сбивается с этой позиции и впадает в гуманную декламацию, рассчитанную на смягчение плантаторских сердец.
Оба министра Людовика XVI, с именами которых связываются две неудавшиеся попытки предупредить надвигающуюся революцию «реформами сверху», как Тюрго, так и Неккер, были против-никами рабства, и оба ровно ничего не сделали и даже не пытались сделать для освобождения рабов или хотя бы даже для прекращения или ослабления работорговли, так неслыханно обогащавшей крупную буржуазию города Нанта. Уже будучи в отставке и следя за американскими событиями, Тюрго говорил, что пока рабы не освобождены, не может в этом новообразующемся государстве укрепиться хорошее общественное устройство; но и освобождать рабов он считал возможным с крайней постепенностью. К тому же он больше размышлял об освобождении американских негров, а не тех невольников, кто порабощен был во французских колониальных владениях.
Что касается Неккера, то он тоже предавался либеральным размышлениям не тогда, когда был у власти, т.
е. не 'в 1777— 1781 гг., а тогда, когда на досуге, после своей вынужденной отставки, старался осчастливить человечество разными великодушными и гуманными советами и пустился писать назидательные книжки и брошюры. Впрочем, его либерализм даже и в этом безвредном виде отличается необыкновенной умеренностью. В своей книге «Об управлении финансами», вышедшей в 1789 г., он признает, что производство и торговля сахаром, кофе и торговля другими колониальными товарами обогащает нацию и государство, и перед этим фактом автор подавляет свой либеральный вздох по поводу того, что приходится держать в рабстве полмиллиона человек, да еще подбавлять к этой цифре ежегодно в среднем по 20 тыс. новых рабов, похищая или покупая их в Африке и перевозя в американские колонии. Как же быть? Неккер недаром пробыл целых четыре года в министрах, он и тут отделывается чисто канцелярской отпиской и все дело с этой отпиской «кладет под сукно»: рабов, вообще говоря, освободить следует, но делать это нужно не одной какой-нибудь стране, а непременно всем разом по общему соглашению, чтобы не создавать неравенства условий продукции в колониях в ущерб интересам той державы, которая имела бы неосторожность первой освободить своих рабов. А пока этого общего согласия нет, пусть все остается по-старому.
Даже знаменитый публицист и философ Кондорсе, выпустивший в 1781 г. свою брошюру «Размышления о рабстве негров», выдержавшую затем повторное издание в 1788 г., тоже не советует сразу освободить всю массу невольников, хотя он и является решительным врагом рабовладения и считает этот институт позором и преступлением. Кондорсе и некоторые другие представители освободительных и оппозиционных течений предреволюционной буржуазной мысли (Лафайет, Бриссо, Сиейес, Мирабо) основали даже в 1787 г. в подражание уже существовавшим в Англии подобным ассоциациям особое общество для пропаганды эмансипации невольников. Но никаких заметных результатов это не имело. Только революции суждено было если не разрешить окончательно, то хоть широко поставить вопрос о рабстве. А до революции все, что было сделано для облегчения участи рабов во французских колониях, заключалось в издании 3 декабря 1784 г. королевского ордонанса, устанавливавшего некоторые ограничения власти рабовладельцев над несчастным «живым товаром», который им принадлежал. Воспрещалось заставлять рабов начинать работу до восхода солнца, продолжаться же она должна была не далее как до заката солнца, причем среди дня давался двухчасовой отдых, а беременные женщины получали право на отдых в течение четырех часов. Наказание плетью ограничивалось 40 ударами, но при этом не ограничивалось число самих наказаний, так что с некоторыми промежутками раб мог получать ежедневно и 100, и 200 плетей. Запрещено было калечить раба, отсекая у него руки или ноги, что на практике было очень в ходу. Хозяин обязывался кормить раба, дважды в году выдавать ему одежду, не заставлять работать по воскресеньям и т. д. Нечего и говорить, что все эти гуманные меры оставались на практике пустым звуком, и плантатор делал с рабами по-прежнему решительно все, что ему было угодно.
Плантаторы вроде Молуе (сначала колониального чиновника, а потом помещика на острове Сан-Доминго), издавшего накануне революции, в 1788 г., «Мемуар в пользу сохранения рабовладель- чества»,1 с успехом боролись против эмансипаторского течения, настаивая на том, что освобождение рабов равносильно гибели колониальной торговли. Другой защитник рабовладельческих интересов, Дюбюк, полемизируя против эмансипаторов, напоминал, что колонии дают Франции ежегодно для внутреннего потребле-ния товаров на 55 млн ливров, да еще, сверх того, французские купцы продают эти колониальные продукты за границу, в другие страны Европы на такую сумму, что чистого дохода в пользу Франции от этой торговли остается ежегодно 75 млн ливров.
Эти аргументы действовали силЬнёе Самых горячих и красноречивых декламаций просветительных философов против варварского обращения с невольниками и оказывались убедительнее, чем сентиментальные размышления Бернардена де Сен-Пьера и чем бессмертная первая фраза «Общественного договора» Жана Жака Руссо о человеке, который рождается свободным, а оказывается повсюду в цепях.
Рейналь возмущался бесчеловечным обращением с рабами, но он при этом стоял, так же как и другие деятели просветительной философии, преимущественно на точке зрения естественного права, которое имеет всякий человек на свободу с точки зрения гуманности и т. д., и в этом отношении он шел по тому же пути, что и Монтескье, и Вольтер, и др. Но вот в 1767 г. появилась книжка под названием «Путешествия философа» («Voyages dun philo- sophe»), которая наметила новые пути в разработке этого вопроса. Книжка появилась без имени автора, но оно ни для кого не было тайной в кругах, сколько-нибудь прикосновенных к литературе. Все знали, что она написана Пьером Пуавром, который в молодости побывал миссионером в Восточной Азии, служил в Индии, потом (в 1766 г.) был назначен интендантом острова Иль-де- Франс. Там он недолго ужился, был отставлен и доживал свой век на пенсии недалеко от города Лиона, где и умер незадолго до революции (в 1786 г.). Пуавр в своей книжке является, в противоположность большинству просветительных философов, сторонником колониальных приобретений, но противником рабского труда в колониях. Пуавр отдает решительное предпочтение свободному батраческому труду китайцев перед рабским трудом негров во французских колониях. Это предпочтение обусловливается не гуманным соображением, но гораздо большей, по мнению автора, продуктивностью свободного труда. Он мечтал осуществить свою теорию на громадной арене, на острове Мадагаскар, причем, с одной стороны, рассчитывал на свободный труд тамошних батраков, а с другой стороны — на приезд туда из Франции белых переселенцев, французов, которых должна соблазнить плодородная почва и превосходный климат (вечная весна) Мадагаскара.
Пуавр, таким образом, впервые, по крайней мере во Франции, стал в вопросе о рабстве на ту точку зрения, которая окончательно восторжествовала уже в следующую эпоху, в эпоху промышленного капитала, а в эпоху первоначального накопления (даже в позднейшей его стадии) являлась еще исключением и смелым новаторством. Экономическая невыгодность рабского труда сравнительно с эксплуатацией труда свободного (юридически) рабочего, наемного батрака — вот что должно было подкосить в свое время самые основы рабовладения. Пуавр не находит порицания для системы безжалостнейшего выжимания всех соков из «свободных» рабочих. Он, впрочем, и против рабства не высказывается с точки зрения положения рабов: его интересует исклю- чительно выгода хозяина, с одной стороны, й выгода потребителя колониальных товаров—с другой. Повышение количества и удешевление продукции — вот что занимает этого философствующего колониального чиновника.
Голос Пуавра прозвучал одиноко. Еще не создались или, точнее, еще не окрепли достаточно те новые экономические условия, которые спустя несколько десятилетий начали и во французских, и в английских, и в голландских, и, гораздо позже, в испанских и португальских колониях настойчиво ставить вопрос об уничтожении рабства. Друг Пьера Пуавра, знаменитый впоследствии писатель, автор прогремевшего романа «Павел и Виргиния» Бернарден де Сен-Пьер, служивший некоторое время вместе с Пуавром на острове Иль-де-Франс, тоже описал свое пребывание в этих тропических странах в раннем произведении «Путешествие в Иль-де- Франс»; но он подходит к вопросу о рабах совсем не так, как Пуавр, а так, как все прочие, кроме Пуавра, писавшие во Франции об этом предмете и отрицательно относившиеся к рабству: он возмущается прежде всего именно зверской жестокостью хозяев и бедственным состоянием рабов. Он с возмущением предлагает всем, кто рядится в пестрые, красивые, крашеные материи, кто пьет кофе и шоколад и потребляет сахар, вспоминать при этом, какими бесчеловечными истязаниями сопровождается добывание всех этих красящих веществ, хлопка, кофе, сахара, какао и т. п. В полную противоположность другу своему Пуавру Бернарден де Сен-Пьер нисколько не мечтает о том, чтобы из Франции люди переселялись в заморские страны. Напротив, пусть остаются во Франции, лучше им нигде не будет за морем. Точно так же он ничуть не восторгается и Китаем, где нет, правда, таких форм рабства, как в колониях европейских держав, но где власти все же управляют при помощи лютых телесных наказаний.
Следует заметить, что среди плантаторов в колониях вся эта литературная борьба против рабовладения не встречала не только, конечно, никакого сочувствия, но даже и простого интереса. Они слишком убеждены были в прочности существующего строя, и в частности в полной обеспеченности своей от опасности общего восстания невольников. Они могли погибнуть (и погибали) от внезапного возмущения своей дворни или от порыва гнева и отчаяния со стороны какого-либо отдельного раба, но вплоть до времени Туссена-Лувертюра на острове Сан-Доминго, т. е. вплоть до времен Консульства, французские колонии не знали общенародного движения.
Здесь действовали все те же причины, что и в колониях дру-гих держав: разобщенность рабов, происходивших из разных племен, говоривших на разных наречиях, разбросанность и отдаленность одних плантаций от других, организация бдительнейшего надзора при очень большом и активном участии рабского же элемента, что создавало особую прослойку в населении плантации, так как эти надсмотрщики из рабов были поставлены в относительно хорошие условия и пользовались почти бесконтрольной властью над товарищами, наконец, очень реальная «круговая порука» плантаторов и поддержка, оказываемая им со стороны войск, стоявших в колониях. Рабству во французских колониях суждено было просуществовать еще довольно долго, до середины
XIX В.
Рабовладельцы островов как Вест-Индских (Сан-Доминго, Мартиника), так и расположенных на Индийском океане и еще более богатых — Иль-де-Франс, Бурбон — были связаны теснейшими узами коммерческого интереса с крупной французской буржуазией, ведущей заморскую торговлю, и немудрено, что как только кое-кто в Учредительном собрании в 1787 и 1790 гг. заикался о необходимости распространить права гражданина и человека также на невольников во французских колониях, то сейчас же начиналось упорнейшее (и очень успешное) противодействие со стороны купеческих городов — Бордо, Руана, Гавра, Шербура, Лилля, Марселя и в особенности Нанта, этой столицы французских работорговцев. Депутации за депутациями, петиции за петициями умоляли законодателей обратить свой жалостливый взор на бедственное положение несчастных рабовладельцев, которые переживают мучительную тревогу, слыша, как у них желают отнять их законное достояние— невольников! Да и стоит ли жалеть этих рабов? Оказывалось, что не стоит, так как работорговцы, увозящие африканцев в Америку, оказывают увозимым громадную услугу: в Африке рабство гораздо более жестоко, чем в Америке, где рабовладельцы— не африканские царьки, а гуманные французы.
«Вырванные из жгучего африканского климата негоциантами морских портов, избавленные ими (т. е. этими негоциантами, — ?. Т.) от самого жестокого рабства, которое являлось основой и неразрушимым установлением этого варварского народа, они были перевезены на счастливые берега Сан-Доминго, где обитает нация свободная, гостеприимная, которая всегда спешит за деньги получить от французских негоциантов их пленников, содержащихся на борту их кораблей», и эти новые хозяева «расточают им (рабам,— Е. Т.) заботы, диктуемые гуманностью, интересом и законом»,— таким соловьем разливался депутат Учредительного собрания Кошерель 26 ноября 1789 г. Правда, в самом Учредительном собрании и вне его составилась группа так называемых «Друзей черных», которая пыталась — крайне робко и нерешительно — продвинуть дело освобождения рабов в колониях. Но ничего из этих стараний очень долго не выходило. Плантаторы и связанные с ними деловыми отношениями судовладельцы и коммерсанты в самой Франции повели такую успешную агитацию, так запугивали перспективой всеобщей резни, которая поднимется в случае освобождения рабов в колониях, так упорно утверждали, что этот шаг повлечет за собой полнейшее разорение всей заморской тор- говли Франции, что буржуазия и в Учредительном собрании, и вне его отступилась от мысли об освобождении.
Дело тянулось до мая 1791 г., когда снова в Собрании заговорили о рабах и когда снова обнаружилось, что подавляющее большинство стоит за сохранение рабства. Робеспьер протестовал («Да погибнут колонии, если вы хотите их сохранить этой ценою», т. е. ценою рабства). Барнав и другие «умеренные», конечно, всецело поддерживали рабовладельцев, хоть и пускали при этом в ход всякого рода лицемерные оговорки и сочувственные вздохи. И при этом Барнав всякий раз подчеркивал, до какой степени рабство экономически выгодно для французской торговли: «Этот режим абсурден, но он установлен, и нельзя внезапно его затронуть, не вызывая величайших беспорядков; этот режим притеснителен, но он дает средства к существованию нескольким миллионам людей во Франции; этот режим варварский, но еще большим варварством было бы покуситься на него без достаточных знаний, ибо пролилась бы по вине вашей кровь» и т. д.
Словом, рабство осталось в неприкосновенности как при Учредительном, так и при Законодательном собрании. Даже и Конвент далеко не сразу решил уничтожить рабство в колониях. Нужно было пережить контрреволюционные выступления крупной буржуазии и связанных с нею элементов в Лионе, в том же Нанте, городе работорговцев, в Бордо, нужно было попасть в положение, когда только беспощаднейшая борьба и внутри государства и одновременно на границах могла спасти революцию, чтобы Конвент решился, наконец, освободить негров.
Это было сделано в заседании 15 плювиоза II года Республики, т. е. 3 февраля 1794 г. «Представители французского народа,— воскликнул Дантон, — до сих пор мы декретировали свободу как эгоисты, только для нас самих. Но сегодня мы ее провозглашаем перед лицом вселенной! Конвент исполнил свой долг!». И тут же Дантон делает оговорочку, имеющую целью обезвредить все это гуманное благородство и отложить реализацию в долгий ящик: «Но, даровав благодеяние свободы, нам нужно, так сказать, ее умерить (ІІ faut que nous en soyons pour ainsi dire les moderateurs). Отошлем декрет Комитетам общественного спасения в колониях, чтобы, скомбинировав средства, сделать этот декрет полезным человечеству без всякой опасности для него» (т. е. для человечества).
Но так как в некоторых колониях (например, на острове Сан- Доминго) комиссары Конвента уже со второй половины 1793 г. принимали меры к. освобождению рабов, то задержать это дело на сей раз не удалось. Однако едва только возобладала термидорианская реакция, сейчас же стали предприниматься шаги к восстановлению рабства и к обходу февральского декрета 1794 г. Рядом постановлений как самой Директории, так и местных властей «освобожденные» рабы были подчинены принудительному труду и хозяева получили право по-отечески их наказывать. Одновременно Директория инструктировала (например, бумагой от 23 вантоза VII года, т. е. 13 марта 1799 г.) командующего французским отрядом и управителя французской части Сенегала (в Африке) Бланшо де Верли, чтобы он «убеждениями и обещаниями лучшей участи» склонял рабов к переезду во французские островные колонии. Если же эти средства окажутся недостаточными, то Директория разрешала коменданту Бланшо покупать негров и отправлять их затем в Америку. «В том и в другом случае (т. е. и при «убеждениях» и при покупке «живого товара», — Е. Т.) принципы гуманности всегда будут правилом поведения гражданина Бланшо», — прибавляет Директория, отдавая этой невинной концовкой дань «гуманной» фразе, еще пока бывшей обязательной для правительства. Дело было в последние месяцы существования Директории. При Наполеоне восстановление рабства и работорговли уже перестало прикрываться даже скромным фиговым листком «гуманности».
Таким образом, Французская буржуазная революция окончилась, не принеся рабам освобождения, которого им пришлось ждать еще очень долго.
Не могу не сказать нескольких слов об одной курьезной (хоть и строго логической по-своему) особенности нынешней французской буржуазной историографии, касающейся колоний. Эта историография до сих пор не может утешиться по тому поводу, что французская революция так необдуманно великодушно относилась к вопросу о колониальных рабах и так неосторожно тревожила плантаторов, не считаясь с их интересами. За редкими исключениями — это господствующий тон современной исторической литературы о колониях. Для примера (очень типичного) возьмем вышедшую в 1930 г. двухтомную, в общем почти в тысячу убористых страниц книгу Сентуайана.2 Это книга о французских колониях эпохи революции XVIII в. Она основана на разнообразных и очень важных подлинных актах и источниках и написана с большим знанием дела и с большой обстоятельностью. Многие вопросы автор анализирует впервые, по другим подводит итоги всему раньше сделанному в науке и выражает самостоятельное мнение на основании своего собственного обильного материала. Эта книга верно еще долго будет давать «тон» французской (а может быть и не только французской) историографии, тем более что автор написал еще раньше почти столь же обстоятельную, тоже двухтомную историю французской колониальной политики до революции и успел уже в 1931 г. выпустить увесистый том в 509 страниц о французской колонизации при Наполеоне I. Словом, перед нами настоящий специалист, все эти его многочисленные труды встречены специальной литературой весьма сочувственно. Но увы! Автор — один из сановников французского Министерства колоний, служивший в этом министерстве при Этьенне, которого социали-
СлЛурШ*.у Xty ^
/fa / Cftuir*
/с у nWLJ;
¦ '*/>>*
(jib-lh-и їси**
Факсимиле рукописи E. В. Тарле (продолжение).
/farft*.
LtVrK - fh&A*^
В&Ми.
7* ,
Coity* Uvix.
U blLb+^M Li . /-W* L+iJb ~
1 KUltyUJk&A і /,
jrjU^^nJt^tu. y. U+xiJcju^
w; ^ -
Факсимиле рукописи Е. В. Тарле.
стическая пресса конца 90-х годов XIX и первых лет XX в. называла «колониальной акулой»; куски, которые эта «акула» гло-тала, поражали умы современников своей громадностью. И вот в Сентуайане пройденная им школа могущественно сказалась именно в главе, посвященной рабству.
Книга Сантуайана проникнута нескрываемым горячим укором по адресу «друзей черных», так безжалостно пренебрегавших интересами плантаторов, и сдержанным негодованием по поводу необдуманно филантропического поведения Конвента.
Вообще же агитация в пользу рабов приписывается английской интриге: Уильберфорс и другие английские агитаторы начали-де свою пропаганду по наущению врага Франции Вильяма Питта Младшего, решившего, что если эта агитация перенесется во Францию и приведет к освобождению рабов на Сан-Доминго и в других французских владениях, то эти колонии вконец разорятся и будут французами потеряны.
Словом, французский историк всецело повторяет все то, что злобно утверждали плантаторы в 1789—1799 гг. «До сих пор эмигрант не простил (L emigre n'a pas pardonne)»,— восклицала в свое время либеральная буржуазная критика произведений дво- рянско-реакционных историков. «До сих пор крупный буржуа не простил», — можно сказать, прочтя то, что пишет современный историк об освобождении рабов.
Если бы нантские работорговцы могли встать из гроба, то они ничего не прибавили бы и не убавили к V главе первого тома указанного исследования. Нигде ни малейшего возражения эта глава не встретила бы. Следовало специально остановиться на этой книге, так как аналогичных образчиков у других писателей можно найти сколько угодно.
Французская буржуазная революция 1789 г. не освободила рабов, но все-таки была толчком, разбудившим невольников от их многовекового оцепенения. Аббат Рейналь, говоря об отчаянном положении рабов, обмолвился как-то в своей книге, что рабам, с которыми обходятся так бесчеловечно и у которых нет никаких надежд на милосердие и справедливость с чьей бы то ни было стороны, остается самим попытаться дать отпор угнетателям. Близились времена, когда такая попытка (по крайней мере в одной из колоний) оказалась возможной.
Буря французской революции пошатнула и раскачала коло-ниальную Бастилию, но не покончила с ней.
Разумеется, острее всего вопрос о рабовладении стоял именно на Антильских островах. Не забудем, что эти острова были самыми богатыми, самыми доходными для метрополии из всех оставшихся после предшествующих войн в руках Франции колониальных владений. С одного только острова Сан-Доминго, часть которого принадлежала французам, перед самой революцией, в 1788 г., во Францию ввозилось колониальных продуктов на 116 млн ливров в год, из этой суммы сахара — на 58 млн, кофе — на 41 млн, индиго — на 7 млн ливров. Вообще же Сан-Доминго, Мартиника, Г ваделупа, Табаго и Сент-Люсия, а на материке — Французская Гвиана, т. е. все вест-индские владения Франции, ввозили во Францию товаров на 205 млн ливров в год, а вывозили из Франции товаров на 69 млн ливров в год. По тогдашним масштабам это были очень внушительные цифры.
Чрезвычайно выгодным считалось другое владение Франции — два островка Маскаренской группы, лежащей, как это уже было сказано, к северо-востоку от Мадагаскара, на Индийском океане. Эти два острова — Иль-де-Франс и Бурбон, — богатейшие по природе, в превосходном субтропическом климате, расположенные между 20 и 22° южной широты, обзавелись плантационным хозяйством, всецело основанном на рабском труде привозных африканцев и в гораздо меньшем количестве — малайцев.
Перед революцией на острове Иль-де-Франс числилось 6386 человек свободного белого населения и до 25 тыс. рабов. На острове Бурбон было 6340 белых и 26 тыс. с лишком рабов. Свободных африканцев и малайцев насчитывалось около 2 тыс. человек (на обоих островах). Страх перед восстанием рабов заставил французов держать на островах довольно значительные силы: почти половина белого населения этих островов состояла из солдат, офицеров, моряков. Эти островки доставляли Франции продуктов (кофе, сахара, какао) приблизительно на 47г—5 млн ливров в год. Сверх того, они вели торговлю и с Индией, снабжая некоторые части Малабарского побережья.
Если не считать вест-индских владений, французская торговая буржуазия накануне революции интересовалась больше всего этими двумя Маскаренскими островами и их плантациями. Приняв во внимание, что изо всей Индии через французские фактории ввози-лось во Францию накануне революции товаров всего на 4 млн ливров, то ввоз в 5 млн ливров из двух ничтожных по размерам островков должен быть признан очень значительным. Прибавим к этому, что из Индии ввозились во Францию в большом количестве всевозможные ткани — муслиновые, шелковые, ситцевые, кашемировые шали и т. д., что составляло конкуренцию французским мануфактуристам, а с Маскаренских островов шли кофе, сахар, какао, т. е. товары с плантаций, дешево покупаемые у плантаторов и дорого продаваемые французскими купцами в Европе.
Считая торговлю с вест-индскими владениями и с Маскаренскими островами чрезвычайно выгодной, французская торговая буржуазия отдавала себе ясный отчет, что все эти плантации как на Вест-Индских (Антильских), так и на Маскаренских островах держатся только на рабстве. И в Бордо, Марселе, Гавре, не говоря уже о Нанте, жившем работорговлей, купечество с беспокойством прислушивалось к толкам, поднявшимся в литературе и во влиятельных салонах, о колониях вообще и о колониальном рабстве в частности. В кругах буржуазии, готовившейся тогда к своему историческому выступлению против абсолютистского феодального строя, не было единодушия в вопросе о колониях и рабском труде на плантациях.
Если бы нужен был еще какой-либо типичный пример того, до какой степени классовый интерес без всяких особых усилий торжествовал у заморских плантаторов над «национальным» и «патриотическим», достаточно было бы приглядеться к поведению аристократов-колонистов французской части острова Сан-Доминго (Гаити) в эпоху буржуазной революции XVIII в. Лозунг этого класса был весьма прост и вполне отчетлив: передать поскорее Сан-Доминго в руки любой державы, которая избавлена милостивой судьбой от революционных бредней о свободе рабов.
В августе 1791 г. собрание колонистов Сан-Доминго обратилось к лорду Эффингему, губернатору соседней (английской) Ямайки, с просьбой об усмирении рабов, восставших на Сан-До- минго. Англичане помогли, и колонисты в самых низкопоклонных выражениях благодарили Питта за доблестную помощь Англии (хотя Питт уже тогда был смертельным врагом революцинной Франции).
Вскоре после этого (уже в сентябре того же 1791 г.) колонисты заводят более чем подозрительные сношения с президентом Соединенных Штатов Джорджем Вашингтоном и просят его принять Сан-Доминго под свою высокую руку. Впоследствии делегат плантаторов Рустан выбивался, правда, из сил, доказывая, что этой просьбы он не высказывал, но не забудем, что аргументировать ему пришлось «перед решеткой» Законодательного собрания в Париже, и от его аргументации зависело, отправят ли его немедленно на гильотину или оправдают.
Плантаторы сделали тогда же, в 1791 г., отчаянную попытку повлиять на Собрание в Париже, и несколько десятков человек из них отправилось во Францию. После нескольких месяцев хлопот и интриг в Париже они вернулись на остров.
Время шло, оба первые Собрания, хоть и довольно робко, нехотя, с оговорками и оглядками, но признали (и неоднократно в речах своих членов подтверждали) принцип свободы рабов.
Конвент, конечно, мог только энергичнее и решительнее дей-ствовать в том же направлении, и в августе 1793 г. формально за рабами была признана свобода.
Ровно через два года после неудачных переговоров с Вашингтоном плантаторы острова Сан-Доминго формальным письменным договором в сентябре 1793 г. через посредство английского уполномоченного губернатора острова Ямайка Адама Вильямсона отдали остров его величеству королю Великобритании и Ирландии Георгу III, причем обещали быть истинно верными подданным® его величества, а его величество, со своей стороны, в том же трактате обещал своим новым верноподданным сохранение за ними в неприкосновенности всех прав, которыми они пользовались до французской революции. Казалось, рабовладение на Сан-Доминго отныне прочно ограждено всеми силами Британской империи. Немедленно английские войска занимают остров. А в пограничных местностях, там, где с французской частью Сан-Доминго соприкасается испанская часть, испанские войска усмиряют рабов во имя добрососедских отношений впредь до прихода англичан.
Но комиссары Конвента, управлявшие островом, оказались на высоте своей задачи. Были призваны под ружье все рабы для борьбы против завоевателей, все белые колонисты, не имевшие рабов, были учреждены военно-полевые суды, беспощадно рас-стреливавшие изменников.
Поразительно для всякого, кто изучает описываемые события, это крутое внезапное перерождение обоих комиссаров Конвента, Сонтона и Полвереля: пока дело шло лишь об освобождении рабов, они действовали довольно вяло, как и все предшествовавшие им правители начиная с 1789 г., и удосужились окончательно провозгласить «общую свободу» лишь в августе 1793 г. Но едва только появилась угроза английского нашествия, эти представители буржуазной революции мгновенно преобразились: со всей энергией, с которой их братья на далекой родине в это время боролись против вандейской измены, со всей революционной страстью, которая в эти же времена спасла Францию от немецких, австрийских и английских оккупантов, Сонтон и Польверель предприняли тяжкую и жестокую борьбу за Сан-Доминго. Революционным террором они отвечали на изменнические происки плантаторов. Они сделали все зависящее от них, чтобы внушить только что освобожденным рабам, до какой степени все их будущее зависит от успеха борьбы против англичан и испанцев. Они деятельно поддержали Туссена- Лувертюра, ставшего во главе ополчения рабов.
Французский военный отряд при всей своей малочисленности сражался геройски. Рабы действовали не только массой, под начальством своего одноплеменника Туссена, но и в одиночку, и отдельными группами, совершая неожиданные нападения на плантации.
Французы начали постепенно вытеснять англичан из тех позиций, которые тем удалось было занять. Генерал Лаво, которого комиссар Конвента Сонтон назначил губернатором и командующим французскими силами, выбил англичан из внутренних частей острова и стал отвоевывать у них и приморские пункты.
Англичане сделали попытку подкупить Лаво, но это не удалось. К нему писали и склоняли к измене и французы-аристократы вроде плантатора маркиза Пинье-Монтиньяка, неизданное письмо которого напечатал Люсьен Леклерк,3 но и им это не удалось.
В письме маркиза есть интересное указание на изменнические (вполне одобряемые маркизом) тенденции не только плантаторов, но и вообще многих из тех, «кому было что терять».
Мы и из других, раньше опубликованных источников знали, что многие кормившиеся около плантаций, около работорговли белые колонисты, свободные или вольноотпущенники, тоже примкнули частично к изменникам-плантаторам и к вторгшимся во французскую часть Сан-Доминго англичанам и испанцам. Их и понимает маркиз под людьми, которым вообще «есть что терять», он только не прибавил: «от освобождения рабов». Но это и без того было совершенно ясно.
Но именно к этой свободной собственнической прослойке и обратился Туссен-Лувертюр, уже признанный вождь основной массы рабов, только что освобожденных августовской (1793) прокламацией конвентского комиссара Сонтона.
Только Туссену-Лувертюру удалось объединить массы населения французской части Сан-Доминго и повести их в бой против англичан и испанцев. Сделал он это не во имя сохранения французского владычества, хотя долгие годы (больше семи лет) пользовался этим лозунгом для конечного освобождения острова от французской власти и для превращения его в самостоятельное государство. На это пошли и рабы, уже освобожденные, и свободные собственники. И тем и другим эта перспектива показалась заманчивой. Но в первые времена еще нельзя было говорить об этом открыто, нужно было все силы направить на отражение английского и испанского нашествия.
Французские власти впоследствии, когда они уже поняли тактику Туссена-Лувертюра, были убеждены, что с самого начала, обращаясь к рабам, их вождь либо намекал, либо говорил прямо о своих конечных целях и этим привлек уже не только невольников, боявшихся английской й испанской победы потому, что эта победа несла для них возвращение к рабству, но и собственников и свободных людей, которых, естественно, манила перспектива овладения всеми богатствами и всей полнотой власти над роскошным тропическим островом, когда оттуда будут изгнаны белые господа.
Но до начала попытки осуществления этих планов было еще далеко. Непосредственной задачей было отбиться в тесном сотрудничестве с французским отрядом и под прямым верховным начальствованием французского губернатора от англичан и испанцев и одновременно помогать французским властям железной рукой раздавить измену, гнездившуюся среди аристократов-плантаторов.
Англичане уже в первые месяцы войны в 1793 г. овладели почти всеми французскими владениями в Антильском архипелаге — Мартиникой, Сент-Люсией, Гваделупой, — Сан-Доминго же защищал Туссен-Лувертюр, который в мае 1797 г. был назначен главно-командующим всеми французскими силами на острове.
Интересно отметить, что Туссен-Лувертюр делал в это время усилия, чтобы распределить брошенные бежавшими плантаторами земли между рабами, а на тех плантациях, где еще остались прежние владельцы, он стремился ввести систему отдачи участков рабам на началах фермерской аренды. Так как белые все равно Не намеревались работать на плантациях, то сплошь и рядом условия аренды диктовались рабами, а не хозяевами. Туссен-Лувертюр конфисковал земли тех собственников, которые забрасывали плантационные работы вовсе или числились в безвестной долгой отлучке.
В 1798 г. Туссен приобрел такую власть и влияние на острове, что Англия, вступив с ним в тайные сношения, предлагала ему сделать из Сан-Доминго независимое государство, а себя самого провозгласить королем и обещала помощь.
Туссен-Лувертюр на это не пошел, не доверяя англичанам. Но от французских комиссаров он мало-помалу тоже почти вовсе избавился. И военные успехи, и дипломатические таланты Туссена привели к тому, что в октябре 1798 г. англичане совершенно эвакуировали те немногие пункты Сан-Доминго, где они еще держались. Опираясь на прекрасно организованные и дисциплинированные батальоны восставших рабов, Туссен заставил французского командира генерала Гедувиля удалиться с острова. С генералом уехало до двух тысяч бывших плантаторов и французских купцов. Остров остался временно в полнейшей власти талантливого народного вождя. Он усмирил восставшие части свободного населения острова и стал успешно организовывать администрацию.
Туссен-Лувертюр пользовался фанатической преданностью и любовью своих соплеменников. Восставшие видели в нем человека, который подарил им остров, где они, их отцы и деды были так долго на положении рабочего скота. Туссен, будучи фактически совершенно самостоятельным в своих действиях на Сан-Доминго, тем не менее формально еще не рвал с Директорией Французской республики. А Директория, зная полное свое бессилие на острове, делала вид, будто считает по-прежнему Туссена своим генералом, действующим якобы согласно ее желаниям.
Слухи о великом освободителе облетели Антильские острова, перелетели на Американский материк, распространяясь и в Гвиане, и в Бразилии, и в Мексике, и в Соединенных Штатах и всюду возбуждая в рабских поселках восторг и надежды.
Этим надеждам не суждено было, однако, осуществиться.
Во Франции произошел переворот 18 брюмера 1799 г., и генерал Бонапарт стал первым консулом и самодержавным владыкой Франции.
После кратких колебаний его политика относительно рабовладения в колониях определилась: не уничтожать рабства там, где оно почему-либо удержалось, например, в тех французских колониях, которые были захвачены англичанами в эпоху революционных войн и могли быть отвоеваны или возвращены по договорам с Англией в будущем, но и не восстанавливать рабства на Сан-Доминго, где оно фактически было уничтожено.
Но делиться своей властью с кем бы то ни было, поддерживать притворную игру Директории с Туссеном-Лувертюром, мириться с фактической4 самостоятельностью нового государства, к завершению создания которого быстро шел Туссен, Наполеон Бонапарт решительно не желал.
Туссен-Лувертюр успел за это время завоевать и испанскую часть острова Сан-Доминго. Гордый успехами и приращением сво-его могущества, он вступил в борьбу с новым французским властелином, которого считал как бы простым продолжателем директори- ального режима, лишь под другим названием.
Туссен-Лувертюр старался установить самый образцовый порядок, и, например, когда однажды (дело было в октябре 1801 г.) произошел бунт в одной из воинских частей и рабы перебили нескольких белых, то Туссен отдал под военный суд командира этого отряда — собственного своего племянника, обвинив его в слабости и в бездействии. Его племянник был осужден военным судом и расстрелян. Но грозные тучи нависли над Туссеном-Лувертюром. Бонапарт ждал только готовившегося мира с Англией, чтобы послать за океан экспедицию и уничтожить предводителя восставших рабов.
Туссен поторопился дать острову окончательное государственное устройство. Это было совершено в мае 1801 г. Сан-Доминго был объявлен, правда, французской колонией, но Туссен-Лувертюр был «избран» (созванным для того собранием) пожизненным губернатором с правом назначать себе преемника на случай смерти. Рабство объявлялось навсегда -уничтоженным, провозглашалось полное равенство перед законом.
Бонапарт уже с 1800 г. исподволь обдумывал вопрос о военном походе против Туссена-Лувертюра. Нужно было лишь подождать подписания Амьенского мира с Англией, чтобы по свободному морю, безопасно от морских нападений отправить экспедицию через Атлантический океан. Как только мир с Англией стал фактом (в октябре 1801 г.), Бонапарт приказал морскому министру готовить флотилию для экспедиции на остров Сан-Доминго. Экспедиционный корпус был поставлен под команду генерала Леклерка. Желая усыпить бдительность и осторожность Туссена-Лувертюра, первый консул написал ему милостивое письмо, в котором говорил: «Подумайте, генерал, о том, что если вы, первый человек вашего цвета кожи, дошедший до такого большого могущества, если вы отличились своею храбростью и военными талантами, то вы — главное ответственное лицо перед богом и перед нами за поведение черных войск».
В январе 1802 г. генерал Леклерк с корпусом в 12 тыс. человек высадился на Сан-Доминго. Остров был блокирован французским флотом, чтобы не допускать передачи оружия и припасов Туссену-Лувертюру со стороны контрабандистов из английских и испанских колоний и из Соединенных Штатов. Бороться с французами, как выяснилось уже спустя несколько недель, Туссену-Лувер-тюру было при этих условиях трудно. Туссен отступил в глубь острова, сжигая покидаемые селения и одерживая местами победы. Рабы дрались с большим мужеством. А подкрепления к генералу Леклерку все прибывали и прибывали, и к апрелю 1802 г., после нескольких месяцев упорной войны и кровопролитных битв, у Лек- лерка было уже не 12 тыс., а вдвое больше — 23 тыс. человек. И все-таки генерал Леклерк прибегнул к хитрости, чтобы покончить с Туссеном. Он начал с ним переговоры и выманил его из гор, чтобы на известных условиях примириться, затем под предлогом, что Туссен-Лувертюр тайно готовится снова восстать, Леклерк арестовал его, а также помощника и одного из лучших офицеров Туссена некоего Фонтана. Фонтан был расстрелян, а Туссен- Лувертюр вместе со своей семьей посажен на фрегат и отправлен во Францию.
Сначала Наполеон хотел судить Туссена-Лувертюра военным судом и расстрелять, но затем он вдруг изменил свое намерение и велел без суда заточитьТуссена в секретную камеру каземата в холодной горной местности и лишить его общения с кем бы то ни было. Спустя несколько месяцев он велел допросить Туссена-Лувертюра, где он спрятал сокровища на острове Сан-Доминго. Из допроса ничего не вышло. «Я нашел в нем человека тонкого, ловкого, вла-деющего собой, притворщика глубоко лукавого», — доносил посланный для этого допроса адъютант Наполеона. После этого суровость содержания Туссена-Лувертюра в глухой тюрьме почти без света, почти без воздуха, в сырой, холодной камере еще более усилилась. Свидания ни с семьей и ни с кем вообще ему ни разу не были даны. Он умер в своей камере 7 апреля 1803 г. Память о нем и поныне живет среди негров США и Гаити.
Марсель, Тулон, все Французское побережье Средиземного моря, ряд южных провинций Франции вели давнишнюю и громадную торговлю со странами Леванта, другими словами, со всеми принадлежавшими Турции землями восточной части Средиземного моря — с Балканским полуостровом, Сирией, Египтом, побережьем Малой Азии, с островами Крит, Кипр, Лемнос, Милос, Ионическими островами, Архипелагом.
Южнофранцузское купечество, промышленники, судостроители наживали громадные богатства на этой торговле и, насколько хватало их влияния, не переставали просить правительство об энергичной поддержке их интересов в Турции. Этим в очень значительной степени объясняется, между прочим, и та упорная и решительная политика противодействия, которую в течение всей своей жизни встречала Екатерина II со стороны Франции во всех своих дипломати-ческих и военных предприятиях, направленных против турок. Но с давних пор в этой французской политике стал замечаться известный разнобой: с одной стороны, желание поддержать Турцию, спасти ее от всяких попыток раздела между Россией и Австрией,
с другой же стороны, стремление, если уж дело дойдет до дележа Турции и никак нельзя будет этому воспротивиться, по крайней мере урвать в свою пользу Египет или хотя бы некоторые турецкие острова на Средиземном море.
О Египте французские правители мечтали еще со времен Людовика XIV. О Египте думал и Шуазель, знаменитый министр иностранных дел при Людовике XV. Изредка говорили и о Сирии (о ней французская дипломатия стала много думать лишь с середины XIX столетия, особенно с начала 60-х годов), но в течение последних лет старого режима приглядывались больше к Египту. Преувеличивали его плодородие, чудеса разливающегося Нила, приписывали ему то, чего никогда в Египте не было, писали книги, читавшиеся нарасхват (вроде описания путешествия по Египту Вольнея). Захват Египта мог прочно обеспечить французские торговые позиции во всех странах Леванта, даже если бы многое, что писалось о богатствах этой страны, оказалось россказнями. Через Египет можно было бы добраться и до индийской торговли.
Чем больше колоний за морем теряла Франция и до и после революции, тем более разгорались мечты о Египте, близкой, обширной, богатой земле, почти брошенной турецким правительством на произвол судьбы.
Когда к началу Директории Англия успела уже прибрать к ру-кам ряд французских колоний, вопрос о Египте стал очередным для Французской дипломатии. Ведь, помимо всех прочих выгод, захват Египта был способом нанести англичанам тяжкий удар и создать для них вечную угрозу.
Как раз в том самом месяце, когда Талейран был назначен ми-нистром иностранных дел, ровно за две недели до этого события, 15 мессидора V года (3 июля 1797 г.), он прочел на заседании французской Академии наук реферат, посвященный вопросу: какие новые колонии может завести Франция и какие выгоды может она из колоний извлечь. Он в этом докладе с очень большим сочувствием говорил о проекте министра Людовика XV графа Шуазеля присоединить Египет к владениям Франции. Может считаться доказанным, что именно этот реферат Талейрана, ставший вскоре известным генералу Бонапарту, произвел на него огромное впечатление. Но, по-видимому, еще и до доклада Талейрана Бонапарт живо интересовался Египтом; по крайней мере его соратник и друг генерал Дезе оставил свидетельство, что летом 1797 г. Бонапарт, ведший как раз тогда в Пассарьяно переговоры о мире с Австрией, несколько раз заговаривал с ним о двух книгах, появившихся еще до революции и трактующих о Египте — о книге Савари и о работе Вольнея.4 Бонапарт при этом говорил Дезе именно о способах овладеть Египтом и о выгодах, которые могут проистечь от этого для Франции.
385
V4 25 Е- В Тарле
И уже в это самое время, в это же лето 1797 г., Бонапарт сделал первые шаги к подготовке нападения на Египет. Генерал Бараге д'Илье, еще в мае 1797 г. занявший Венецию, получил от Бонапарта
приказ выделить отряд в 1500 человек, послать этот отряд из Венеции на Ионические острова (считавшиеся владением Венецианской республики) и занять их. Во исполнение этого приказа остров Корфу и все прочие Ионические острова были заняты генералом Жантили в течение последних дней июня и в течение июля 1797 г. (остров Корфу был занят французами еще 28 июня). Это было сделано Бонапартом без сношений с Директорией, которую победоносный полководец вообще больше любил уведомлять об уже совершившихся фактах, чем испрашивать предварительно ее разрешения. Директория, впрочем, уже попривыкла к такому обхождению с его стороны.
Уже захват Ионических островов был началом решенного в уме Бонапарта нового грандиозного предприятия — нападения на Египет. Вот что писал он 16 августа 1797 г., уведомляя Директорию о захвате им Ионических островов: «Острова для нас интереснее, чем вся Италия целиком. Я думаю, что если бы мы были вынуждены выбирать, то скорее стоило бы вернуть [австрийскому] императору Италию, но сохранить четыре [Ионических] острова, являющиеся источником богатства и процветания для нашей торговли.' Турецкая империя разрушается с каждым днем; обладание этими островами даст нам возможность поддержать ее насколько возможно или получить из нее нашу долю. Недалеко время, когда мы почувствуем, что для того, чтобы действительно разгромить Англию, нам нужно овладеть Египтом. Обширная Оттоманская империя, которая гибнет с каждым днем, ставит нас в обязанность заблаговременно подумать о мерах к сохранению нашей торговли с Левантом».
Талейран, уже с 18 июля 1797 г. назначенный министром иностранных дел, стал деятельно помогать осуществлению затеянного Бонапартом плана, тем более что этот план вполне гармонировал с отмеченными выше суждениями самого Талейрана.
8 плювиоза (27 января) 1798 г. он представил Директории первый обстоятельный доклад о Египте. В этом докладе он полемизирует против старого изречения Монтескье, что Турция будет еще долго существовать, так как (полагал Монтескье) стоит какой-либо одной державе напасть на Турцию с целью ее уничтожить, как сейчас же три другие великие державы, торгующие с Турцией, встанут на ее защиту. Талейран, напротив, полагал, что Турция лет через 25 распадется и что французской республике следует заблаговременно принять меры к обеспечению за собою части добычи — Египта и островов Крит и Лемнос. «Египет, — говорил он, — который природа поместила так близко от нас, представляет нам громадные выгоды относительно торговли как с Индией, так и с другими странами; кроме того, по своему климату и почве Египет может нам заменить наши вест-индские колонии».
Самое завоевание и этих островов (Крита и Лемноса), и Египта не может, по мнению министра, представить затруднений. Египет
числится за Турцией, но Турция не имеет там фактически никакой власти, и овладеть им можно в два месяца; если снарядить экспедицию, например, к началу мессидора, то к концу термидора Египет уже будет в руках Франции.
Другими словами, Талейран предполагал уже к 20 июня 1798 г. отправить экспедицию в Египет и уверял, что в таком случае уже к началу второй половины августа страна будет завоевана.
Спустя несколько дней после этого доклада (13 февраля 1798 г.) Талейран представил Директории новый доклад о Египте. Любопытно «вступление» этой официальной бумаги: «Египет был провинцией Римской республики; нужно, чтобы он стал провинцией Французской республики. Римское завоевание было эпохою упадка этой прекрасной страны; французское завоевание будет временем ее процветания. Римляне отняли Египет у царей, прославившихся в искусствах, науках и т. д.; французы отнимут его у самых ужасных тиранов, какие когда-либо существовали». Под этими тиранами понимались турки, точнее, мамелюки, турецкое войско, фактически распоряжающееся в стране и весьма слабо повинующееся власти сидящего за морем, в Константинополе, турецкого султана.
Египет дает в изобилии хлеб, овощи, рис, лен, хлопок, шафран, сахар, индиго, кофе, шелк-сырец. А кроме того, возможно и должно установить для торговли с Индией путь через Суэц (перешеек), путь, который будет гораздо короче морского пути вокруг Индии. Укрепившись в Египте, продолжает Талейран, можно оттуда послать отряд в Индию, соединиться там с Типу-Султаном и изгнать англичан.
За несколько месяцев до взрыва революции Вольней издал брошюру «Мысли о войне русских с турками» («Considerations sur la guerre des russes et des turques»). В этой брошюре он настаивал на том, что не следует мешать России захватывать части турецкой территории, так как русские введут известный порядок, выгодный для французской торговли (вместо турецкой анархии), но что следует в это же время захватить Египет.
Дело было в разгаре новой русско-турецкой войны (1787— 1791), и эти мысли представляли весьма злободневный интерес.
Но грянула революция, и всякие мысли о разделе Турции были оставлены, по крайней мере в тот момент.
Как раз в те годы, когда Туссен-Лувертюр приобретал постепенно власть и влияние на острове Сан-Доминго, а Директория, которая не могла с ним справиться, доживала свой век, на севере Африки развертывались события первостепенного значения, и в этих событиях ведущую роль играл тот же человек, которому суждено было иметь такое роковое значение в гибели Туссена-Лувертюра.
387
i/2 25 Е- в- ТаРле
Египетский поход Бонапарта, как мы видели, не был только внезапной фантазией молодого полководца и не был только случайным капризом или рассчитанной интригой Директории. Были стародавние обстоятельства, которые сделали его возможным. Французские
историки склонны поминать по поводу этого похода даже Людовика Святого, короля французского, умершего в Тунисе в XIII в.
Не забираясь так далеко, напомним кое-какие факты, хронологически более близкие к Наполеону, чем крестовый поход и смерть в Тунисе средневекового французского короля.
В 1517 г. завершилось дело, давно уже ставшее неизбежным, и Египет подпал под власть турок-османов, а спустя 18 лет Франциску I, королю французскому, уже удалось заключить с султаном Солиманом II договор о дружбе и о торговле, как в те времена часто выражались. Но торговля тут развивалась крайне туго. Речи не было о старой кипучей деятельности египетских средиземноморских портов и караванов, приходивших (через Аравию) от персидских и индийских стран.
Европейские купцы, монахи и ученые-путешественники (вроде археолога Ванслеба) постепенно «открывают» Верхний Египет и доходят до развалин «стовратных Фив»; эти развалины* были опознаны и впервые обследованы иезуитом французом Клодом Сикаром
в 1721 г.
В течение всего XVIII столетия французы не переставали интересоваться Египтом и присматриваться к нему.
Чем больше англичане вытесняют французов из Индии и из Северной Америки, тем больше и внимательнее парижская дипломатия и марсельское купечество относятся к мысли об укреплении французского влияния в странах Леванта, т. е. на восточных берегах Средиземного моря.
И к тому времени, когда генерал Бонапарт начинает подумывать о египетской экспедиции, почва для этого предприятия (и именно в торговых кругах) оказывается подготовленной.
В 1672 г. Лейбниц написал небольшой трактат под названием «Египетский совет». Этот «совет» он обращает к французскому ко-ролю. Германский философ советует Людовику XIV завоевать Египет и этим положить начало восточным завоеваниям французов, которые, идя таким путем, будут в состоянии сокрушить голландское могущество в Индии и на Востоке вообще.
Когда спустя 126 лет Наполеон Бонапарт отправился в свою знаменитую экспедицию, то в Европе сейчас же вспомнили об этом забытом совете Лейбница: ведь мысль генерала Бонапарта в 1798 г. была чрезвычайно похожа на мысль Лейбница в 1672 г., стоит только слово «голландцы» заменить словом «англичане».
Но Людовику XIV не показалось нужным идти на Восток сокрушать голландское экономическое могущество: в эти годы он еще надеялся обойтись без такого далекого путешествия и нанести Голландии смеріельньїй удар в Амстердаме, Саардаме, Дельфте и Гааге. Ему это в конечном счете не удалось. Но ему удалось страшно ослабить силу и сопротивляемость этой республики богатого купечества.
Голландия устояла перед долгими и упорными усилиями французов покончить с ее самостоятельным политическим существованием, но когда Людовик XIV закрыл в 1715 г. глаза, Голландия была уже не той страной, которая вступила в единоборство с Францией в мае 1672 г., во время которого Людовик XIV во главе большой армии вторгся в страну и пошел на Амстердам.
Правда, до Амстердама Людовику не удалось дойти, голландцы спешно уничтожили плотины и открыли шлюзы, затопив таким путем город и громадную территорию. Эти первые шаги были как бы символом и прообразом конечных результатов начинавшейся сорокалетней страшной борьбы, которая даже в промежутках, когда царил формально мир, все-таки фактически не прекращалась, хоть велась и в иных формах, не «военных», а «мирных».
И если в 1672 г. Амстердам спасся от французского завоевания только страшным разорением города и прилегающей страны, затопленных морем, то после трех войн с Людовиком Голландия страшно ослабела. Этой ее слабостью воспользовались англичане, а не французы, и воспользовались не в Европе, а в Индии и Индонезии.
С французской точки зрения активизация политики Екатерины II на юге империи и войны с Турцией представляли явную угрозу для всей вывозной французской торговли, связанной с Марселем и другими портами Средиземноморского побережья.
Торговля с Левантом, т. е. со странами восточной части Средиземного моря, Архипелага и Мраморного моря, играла такую роль в экономической жизни страны и, в частности, в деятельности как торгового, так и промышленного капитала, что уступать этот рынок России и Австрии или одной только России французская дипломатия не хотела ни в каком случае.
Боролись при этом две тактики: министр иностранных дел Вер- женн был склонен всячески поддерживать Турцию в техническом, военном и финансовом отношениях, укрепляя ее обороноспособность против северного соседа; другие, например посол Франции в Константинополе граф Сен-При, полагали, что так как раздел Турции уже начался, то чтобы не остаться при этом новом разделе с пустыми руками, следует заблаговременно принять в распределении добычи деятельное участие и захватить Египет и Сирию, а если нельзя, то хоть один Египет.
Верженн сместил Сен-При, и политика сохранения Турции вос-торжествовала.
О планах же Сен-При вспомнили лишь в 1798 г., когда генерал Бонапарт собирался отправиться в египетский поход.
Упорная вражда между Францией и Россией имела в основе своей именно этот страх французской буржуазии потерять драгоценный левантский рынок.
25*
389
В 80-х годах XVIII столетия, в последние годы перед революцией, даже в брошюрах неоднократно высказывалась мысль, что Египет может с успехом заменить далекие заморские колонии
Франции, которые того и гляди будут потеряны. Нужно сказать, что как ни восторгалась французская буржуазия поражением Англии и освобождением североамериканских колоний, мысль, что, во-первых, это новое государство, Соединенные Штаты, сможет со временем отнять у французов их владения на Антильских островах, а во-вторых, что сами белые колонисты этих островов могут последовать примеру соотечественников Вашингтона, Франклина и Джефферсона и тоже отложиться от своей метрополии, в значительной мере охлаждала их пыл. Не лучше ли взамен этих далеких и не очень прочных владений во-время прибрать к рукам несравненно более близкие земли, отделенные от Франции не океаном, а только спокойным, знакомым Средиземным морем с его богатыми рынками, лежащими по пути в Египет?
О том, что впоследствии в 1798—1799 гг. пытался осуществить Наполеон, говорили в дипломатических канцеляриях и писали в брошюрах еще в те времена, когда на французском троне восседал христианнейший король Людовик XVI, а Наполеон был только артиллерийским поручиком.
Буржуазная революция и в данном случае пыталась осуществить экономические задания, завещанные ей буржуазией эпохи старого режима.
Талейран при составлении своего доклада о Египте пользовался советами и рассказами консула Магаллона, больше 35 лет прожившего в Египте; но что заставляло его так спешить с решением вопроса? Это было время наиболее близких и дружественных отношений, которые Талейран счел выгодным поддерживать с генералом Бонапартом, а Бонапарт уже с лета 1798 г. не переставал мечтать о завоевании Египта. Талейран уже тогда видел в молодом полководце будущего владыку Франции и изо всех сил стремился услужить и удружить ему.
Настала весна 1798 г., и дело решилось. Аргументы Талейрана показались Директории убедительными. Да они не имели ничего против того, чтобы удалить надолго и притом на край света беспокойного и честолюбивого Бонапарта, тон и приемы которого давно перестали директорам нравиться.
Я отмечаю и этот мотив, сыгравший отчасти свою роль, но настойчиво при этом предупреждаю читателя от доверия к старому, десятки раз повторяющемуся историками-анекдотистами утверждению, будто бы вся египетская экспедиция взбрела в голову генералу Бонапарту как некая авантюрная фантазия и будто Директория только потому отпустила на осуществление этой фантазии нужные средства, чтобы поскорее убрать опасного кандидата в диктаторы с глаз долой, куда-нибудь в Северную Африку.
После всего сказанного незачем распространяться о том, что дело с египетской экспедицией было сложнее и глубже.
5 марта 1798 г. предварительное и довольно беглое рассмотрение докладов Талейрана и генерала Бонапарта было Директорией закончено, и директорами было в тот же день подписано семь декретов, имевших целью организовать подготовку египетской экспе-диции, высшее руководство которой было поручено Бонапарту. 12 апреля (23 жерминаля) того же года декретом Директории создавалась «восточная армия», главнокомандующим назначался генерал Бонапарт, которому поручалось: «Повести восточную армию на завоевание Египта, изгнать англичан из всех тех их восточных владений, куда ему удастся дойти, и именно уничтожить их конторы на Красном море, отрезать их от Суэцкого перешейка, принять все необходимые меры для обеспечения свободного и исключительного обладания Красным морем за Французской республиг кой, улучшить всеми имеющимися у него средствами участь туземного населения Египта, поддержать, насколько от него будет зависеть, доброе согласие с великим государем [турецким султаном] и его непосредственными подданными». Так гласил этот важный официальный документ, сохранявшийся до поры до времени в строжайшей тайне.
Кроме директоров, министра иностранных дел Талейрана и генерала Бонапарта, никто не знал и не должен был знать об истинном назначении подготовлявшейся экспедиции: стоило англичанам во-время проведать, и адмирал Нельсон во главе британской средиземноморской эскадры, конечно, перехватил бы и уничтожил по пути флотилию Бонапарта.
Уже началась посадка войск в Тулоне и в Марселе на корабли, а солдаты и понятия не имели о том, куда и зачем их везут. Численность войска составляла 29 400 человек.
9 мая 1798 г. в Тулон прибыл и сам Бонапарт, встреченный войском с ликованием. Уже кончался второй месяц приготовлений, а в Европе все недоумевали и гадали о целях таинственного предприятия. Бонапарту удалось рядом очень ловких приемов внушить Вильяму Питту, английскому первому министру, уверенность, будто эта экспедиция направится сначала к берегам Испании, к Кадису, а затем — к берегам Англии, и Нельсон получил приказ идти к Гибралтару, т. е. в сторону, прямо противоположную той, куда на самом деле направился Бо-напарт.
19 мая французский флот (37 военных судов и около 300 па-русников, на которые рассажены были пять дивизий) отплыл в свое удивительное плавание. При штабе Бонапарта находилось несколько ученых-ориенталистов, жаждавших ознакомиться с древнейшим очагом человеческой цивилизации.
6 июня флот подошел к острову Мальта, тогда принадлежавшему рыцарскому ордену госпитальеров (или иоаннитов), который получил Мальту в дар от императора Карла V еще в 1530 г. Без труда (и почти без боя) сломив сопротивление рыцарей, Бонапарт объявил (12 июня) Мальту собственностью Французской республики и пошел дальше.
30 июня вечером французский флот уже увидел Александрию.
Нужно сказать, что Нельсон хоть и поздно, но все-таки разгадал хитрости Бонапарта и помчался от Гибралтара сначала к Тулону, потом в Неаполь, потом к берегам Египта, но излишек быстроты ему повредил: прибыв в Александрию 28 июня, он узнал, что никакого Бонапарта здесь нет и ничего о нем никто не слышал, и сейчас же ушел искать его в других частях Средиземного моря. Бонапарт явился в Александрию спустя 48 часов и мог, никем не тревожимый, спокойно начать высадку войск, в то время как Нельсон на всех парусах мчался к Константинополю, уверен-ный, что если Бонапарт направился не в Египет, то уж, значит, непременно в Константинополь.
В ночь с 1 на 2 июня 1798 г. французы высадились около Александрии, а уже 8 июля авангард, предводительствуемый Бо-напартом, двинулся из города на юг долиной Нила.
Никогда, начиная с XV столетия, когда турки завоевали Египет, эта страна не была прочно связана с Турецкой империей и константипопольский султан, взыскивавший подати через своего наместника (другие функции управления его интересовали довольно мало), не располагал в Египте сколько-нибудь значи-тельными силами. Населения в Египте тогда насчитывалось (по довольно приблизительной и не весьма доказуемой статистике) около 272 млн арабов, около 200 или 250 тыс. коптов (остатки древнего коренного населения) и около 200 тыс. турок. Главную силу турецкой армии представляла кавалерия, это были так называемые мамелюки, которых насчитывалось 12 тыс. человек. Кроме них, были в некотором количестве янычары, регулярные турецкие войска, составлявшие непосредственно подчиненную наместнику армию.
С самого начала завоевания Бонапарт старался сохранить фикцию, будто он явился освободить местное население от притеснений со стороны мамелюков, злоупотреблявших своей властью, но что с турецким султаном он ссориться не желает. Так он сообщил и городским властям Александрии, поспешившим сдать ему город уже 2 июля.
Поход Бонапарта в глубь страны, начавшийся, как сказано, 8 июля, привел к ряду блестящих успехов. Битва при Романие, битва значительно южнее Романие — при Шебреизе, стычки на территории между Шебреизом и Каиром, куда быстро направлялся Бонапарт, кончились полным поражением мамелюков.
Мамелюки и янычары сосредоточили главные свои силы гораздо южнее, между Каиром и Гизехом (на левом берегу Нила, вблизи линии пирамид). 21 июля 1798 г. между Гизехом и пирамидами Бонапарт встретил всю эту армию, состоявшую под начальством Мурад-бея. Сражение кончилось полным разгромом турецких сил. Через три дня после этой знаменитой «битвы при пирамидах» Бонапарт вошел в Каир, столицу турецкого Египта.
Из Каира ой двинулся, несмотря на страшную июльскую и августовскую жару, нестерпимую в этом климате, к северо-вос- току. Остатки мамелюков уходили от него отчасти в южном, отчасти же в северо-восточном направлении. Настигнув их вблизи Салахие и нанеся им тяжкое поражение, Бонапарт вернулся в Каир.
Уцелевшие немногочисленные уже мамелюки сосредоточились у Эльариша. Что касается той части турецкой армии, которая после поражения при пирамидах спаслась не в северо-восточном, а в южном направлении, то здесь преследование замедлилось и из-за страшной жары и разлива Нила, и из-за подкреплений, которые получал Мурад от местных племен., Один из лучших бона- партовских генералов Дезе вел трудную войну на юге (в Среднем Египте) в течение всей второй половины 1798 и первых месяцев 1799 Г.
Между тем одна за другой пришли в лагерь Бонапарта тревожные вести о двух событиях, теснейшим образом между собой связанных. Во-первых, оказалось, что, пока генерал Бонапарт сражался с мамелюками, адмирал Нельсон, тщательно рыская в течение всего июля по восточной части Средиземного моря, на-конец, открыл французскую флотилию, стоявшую на якоре в гавани Абукир, несколько восточнее города Александрии. Флотилия стояла там уже с месяц, со времени, как произошла высадка на берег привезенной на ней французской армии. Нельсон атаковал французский флот 1 августа 1798 г. и почти вовсе его истребил. С этого момента французская армия, завоевывавшая Египет, оказалась совсем отрезанной от Франции. Во-вторых, турецкий султан, до сих пор не осмеливавшийся формально объявить французам войну, теперь, узнав об Абукирском деле, поспешил это сделать 4 сентября 1798 г.
Об Абукире Бонапарт узнал очень скоро, еще в середине августа, т. е. через две недели после события. Но об объявлении войны Турцией он узнал лишь в конце января 1799 г., так трудны и случайны были сообщения между Европой и Египтом. Что касается турок, то их приготовления к войне были так медленны и происходили так далеко, что Бонапарт первым напал на них.
Он выделил из своей армии отряд в 15 тыс. человек и двинулся из Каира на северо-восток, к Эльаришу, городу на Средиземном море, лежащему на пути из Египта в Сирию. Поход был страшно трудный, по безводной пустыне, по глубокому песку, в котором вязли ноги. Поход начался 5 февраля, а уже 20 февраля был взят Эльариш, 25 февраля — Газа и 7 марта была взята Яффа.
Наполеон подошел к Яффе в начале марта 1799 г. и 4 марта начал осаду города, а 6 марта повел войска на штурм. Ворвавшись в Яффу, французы произвели страшную резню и полное разграбление домов жителей. Избиения приняли настолько массовый характер, что Наполеон послал своих двух адъютантов с наказом прекратить это: наступала жара и гниение валявшихся на улицах и в домах трупов могло лишь усилить и без того свирепствовавшую чуму. Адъютанты застали такое положение: жители избиваются массами, турецкие солдаты перебиты почти все, но около 4 тыс. турецких солдат, большей частью арнауты и албанцы, заперлись во дворе, окруженном со всех сторон постройками, и не хотят оттуда выходить, пока им не обещают сохранить жизнь. Они заявили, что иначе они будут защищаться в своем укрепленном дворе до последней капли крови, оружие при них было. Они знали, что Бонапарт еще пред началом штурма, покончившего с Яффой, требуя немедленной сдачи, грозил смертью всему гарнизону, если город не сдастся до штурма. Видя, что французы действительно иьбивают и гарнизон, и все население, эти уцелевшие арнауты и албанцы боялись той же участи.
Адъютанты, посланные Наполеоном, обещали им пощаду, и тогда арнауты и албанцы вышли из своего укрепления и сдали оружие. Но Наполеон был в высшей степени разгневан этим поступком своих адъютантов. «Где у меня припасы, чтобы кормить эту массу? Где корабли, чтобы их отправить в Египет или во Францию?» — с неудовольствием повторял он. Все-таки и он немного поколебался перед тем как нарушить обещание, данное от его имени. Но через три дня, 10 марта, Наполеон решился... Все 4 тыс. пленных были выведены на берег моря со скрученными за спиной руками и расстреляны все до единого.
«Эта страшная сцена еще и теперь бросает меня в дрожь, когда я о ней думаю, как и в тот день, когда я ее видел, и я предпочел бы, чтобы мне было возможно ее скорее забыть, а не быть принужденным ее записывать. Все ужасы, какие только можно себе вообразить в этот кровавый день, будут слабее действительности»,— пишет очевидец этого расстрела безоружных Бурьен в своих воспоминаниях.5
Покончив с Яффой, Бонапарт двинулся дальше.
От Яффы поход стал легче, так как раздобыли сразу много верблюдов. Бонапарт пошел почти вдоль берега моря, направляясь круто к северу, прямо к крепости Сан-Жак д'Акр.
В крепости стояла турецкая армия, почти вдвое превосходившая числом армию Бонапарта, под начальством Ахмет-Джеззара, которому с моря деятельно помогали англичане. Английский начальник эскадры Сидней Смит руководил обороной крепости.
Бонапарту удалось привлечь на свою сторону некоторые племена. Но общего восстания против турецкого владычества не последовало. Да и эта скороспелая «дружба» отдельных племен с французами оказалась более чем сомнительной. В долине реки Иордана показалась турецкая армия, шедшая на выручку осажденной крепости. Бонапарту удалось ее отбросить и не допустить к Сан-Жак д'Акру. Но взять крепость штурмом, несмотря на неоднократные приступы, ему не удалось, а взять ее голодом нечего было и думать, так как с моря турок снабжали англичане. Артиллерии у Бонапарта было мало, ведь тащить за собой многочисленные и тяжелые орудия по громадным египетско-сирийским пустыням было крайне трудно, а ту артиллерию, которую Бонапарт велел от-править морем из Египта в Сирию, перехватил на море Сидней Смит, и, таким образом, жерла пушек повернулись против самих же осаждающих крепость французов.
Правда, и осажденным эта борьба обошлась недешево, и значительная часть турецкой армии погибла в стенах крепости. Но Ах- мет-Джеззар не сдавался. После двухмесячных упорных усилий (длившихся с 20 марта по 20 мая 1799 г.) Бонапарт снял осаду и ушел из Сирии в Египет.
Почему он в течение всей своей жизни повторял, что его судьбы решились этой неудачей под Сан-Жак д'Акром? Он хотел этим ска-зать, что если бы ему удался составленный им план, если бы вслед за падением Сан-Жак д'Акра ему удалось завоевать Сирию и Палестину, то эти три страны (Египет, Сирия и Палестина) сделались бы плацдармом, исходным пунктом, укрепившись на котором французы могли бы со временем думать о подготовке и реализации нового движения на Восток через Месопотамию и Персию к Индии, к той заветной Индии, где англичан можно было бы разгромить вконец, отняв у них главный источник их материальной мощи.
Отход от Сан-Жак д'Акра, от той самой крайней восточной гео-графической точки, до которой удалось дойти Наполеону, знаменовал в его глазах отказ от мечты о походе на Индию. Ему предстояли долгие годы завоеваний на Западе, но завоеваниям на Востоке был положен конец.
Одной из причин, побудивших Бонапарта снять осаду с Сан- Жак д'Акра, была чума, которая свирепствовала от Яффы до Дамаска и от которой начала страдать также французская армия.
На обратном пути из Сирии в Египет генерал Бонапарт жестоко расправился с теми селениями, жители которых были заподозрены в партизанских нападениях на французов и в других тому подобных провинностях. Селения сжигались, виновные расстреливались.
В Египте вообще было не очень спокойно в отсутствие Бонапарта. Волнение в арабских племенах проявилось особенно в оазисах и вообще вне городов, где французские военные власти установили известный полицейский порядок.
После двадцатидневных усиленных маршей Бонапарт 11 июня 1798 г. вошел в Каир, столицу завоеванного им Египта. В последующее время французам пришлось одновременно и отбиваться от нападений арабских племен, высылавших конницу из Южного Египта, с одной стороны, и из Ливии, с другой стороны, и зорко следить за готовившимся уже давно при помощи англичан десантом регулярной турецкой армии близ Александрии. Этот десант высадился 11 и 12 июля 1799 г. в Абукире. Бонапарт немедленно напал на высадившуюся армию и совершенно ее уничтожил.
Это было уже в конце его пребывания в Египте. В эти же месяцы он доканчивал начатую им еще в 1798 г. организацию завоеванной страны.
То, что французские историки склонны называть «колониальной политикой» Бонапарта в Египте, было на самом деле попыткой, покорив громадную страну, обеспечить дальнейшее расширение колониальной экспансии на Сирию, Палестину, Месопотамию, Индию.
Не следует представлять себе дело так, что Наполеон ставил своей целью в один прием, так сказать, завоевать все эти страны и изгнать англичан из Индии. Второй и третий этапы могли воспоследовать и не в 1798, и не в 1799, и не в 1800 гг. Но что Египет интересовал его главным образом именно как плацдарм для будущего нашествия на Индию, в этом не может быть никакого сомнения.
Прежде всего он стремился поэтому расположить к себе арабское население, наиболее многочисленное и влиятельное в стране. «Я являюсь к вам, чтобы восстановить ваши права, наказать узурпаторов, я почитаю больше, чем мамелюки, Аллаха, его пророка и Алкоран», — так гласило его первое воззвание к Египту. Под узурпаторами он понимал турок, завоевавших Египет в XV в. Он старался не только не уничтожать существовавшие учреждения, но оставил почти всех должностных лиц, изъявивших покорность, на своих местах. Налоги и подати, шедшие до его прибытия в пользу турецкой казны, теперь направлялись в казну французской армии и администрации. Он приказал своей интендантской части и в гарнизонах, и во время походов платить населению за живность и продукты, нужные для продовольствия армии, не позволял солдатам произвольные поборы и грабежи (другой вопрос, насколько этот запрет реально действовал).
Местная арабская светская и духовная знать — шейхи и уле- мы — должны были, по мысли Наполеона, стать одним из главных орудий .французского господства над страной; он старался также привлечь местную торговую прослойку. Весь Египет был разделен на 17 административных единиц, причем каждая такая «субдиви-зия» была подчинена бригадному генералу, при котором состоял в совещательной роли особый Диван, состоявший из семи назначенных Бонапартом местных именитых людей из арабского населения. Это было высшей властью в каждой «субдивизии»; верховная власть, которой они все подчинялись, принадлежала генералу Бонапарту. В тех местностях, где коптский элемент преобладал над арабским, Бонапарт предоставил должности сборщиков податей и полицейские обязанности коптам. Но и над арабскими и над коптскими должностными лицами был установлен постоянный и очень бдительный надзор и контроль посредством особых французских комиссаров.
Всеми силами стремясь к тому, чтобы Египет поскорее осознал себя независимой от турок страной, которая отныне должна считаться только с французами, Бонапарт еще 14 октября 1798 г. открыл в Каире особый конгресс из 189 уполномоченных, избранных специально для этой цели всеми 17 Диванами, т. е. совещательными собраниями именитых лиц из местного населения, состоявшими, как выше сказано, при 17 бригадных генералах — правителях «субдивизий». В среднем от каждого Дивана была прислана депутация из 9 человек, а провинции побольше прислали по 18 депутатов. Это было представительство наиболее богатых классов населения, притом подобранное из наиболее преданных французам людей. Это собрание называлось Главным диваном и должно было представить генералу Бонапарту свои соображения о желательных реформах в области юстиции и администрации, организации обложения, законов о наследствах и т. д.
Заседали они с 14 до 18 октября, ровным счетом четыре дня. Ничего особенного они генералу не сообщили и мирно разъехались по домам, получив свыше приказ распространять веру в благие предначертания французского начальства. Бонапарт назначил специально для Каира Диван из 9 человек, к которым прибавил по одному от каждой провинции—«субдивизии». Это было уже постоянное административное учреждение. Он очень стремился через этот Диван и через магометанских улемов Египта завести сношения с далеким мусульманским миром Азии, прежде всего с Меккой и Мединой, и агитировал в пользу перенесения высшего духовного - звания с константинопольского султана на меккского халифа. Ему это нужно было для полной эмансипации населения Египта от всякого турецкого влияния.
Через мусульманское духовенство, организуя демонстративные изъявления чувств почтения и чуть ли не религиозного преклонения перед Кораном, Наполеон мог рассчитывать произвести впечатление на те далекие восточные страны, через которые ему предстояло со временем двинуться на Индию.
Всякие попытки сопротивления он давил в зародыше, расстреливал непокорных, сжигал села и деревни, смертная казнь назначалась также и за уголовные преступления.
Но в общем тенденция Наполеона была ясна: опереться на поддержку землевладельцев, крупных купцов и магометанского духо-венства, создать из Египта первое звено длинной цепи французских колониальных владений, той цепи, которая должна была, по его мысли, начаться в Египте, а кончиться в Индии.
С очень большим усердием занялся он также мыслью об использовании Египта для транзитной торговли Франции с Индией.
397
26 Е. В. Тарле
Он приказал произвести изыскания в местности между городом Суэцом, Горькими озерами и Каиром, чтобы установить возможность проведения канала от Красного моря либо к Нилу, либо к Средиземному морю, и очень интересовался найденными при этом сле-
дами древних работ по прорытию канала, который начат был еще в XIX в. до нашей эры, при фараонах, и шел от берегов Нила до северной оконечности Красного моря. В случае прочного овладения Египтом и успешного соединения каналом хотя бы Нила с Красным морем можно было надеяться сильно подорвать значение английского морского пути в Индию (вокруг Африки, мимо мыса Доброй Надежды).
Но даже и без соединения каналом Красного моря с Нилом или с Средиземным морем, непосредственно установив в Египте полное свое владычество, обеспечив безопасность и хорошее состояние проезжих дорог, можно было надеяться со временем успешно конкурировать с несравненно более далекими торговыми путями англичан вокруг Африки. Товары привозились бы морем из Индии в город Суэц, отсюда сухим путем доставлялись (даже если никакого канала и не удалось бы устроить) в несколько дней к берегу Нила, здесь перегружались снова на корабль и уже шли бы водой, сначала дельтой Нила, а потом Средиземным морем до Марселя и Тулона. Выигрыш во времени был бы огромен сравнительно с объездами вокруг Африки.
Бонапарт и сопровождавшие его ученые не смущались тем, что они как бы хотели повернуть вспять всю историю к временам до Васко да Гамы: они имели в виду, что никогда в Египте не было прежде таких безопасных условий для перегрузки товаров, какие, предполагалось, они будут впредь под французским владычеством, что никогда в Египте не было таких прекрасных дорог и такого исправно действующего постоянного оборудования для перегрузки, какие, опять-таки предполагалось, будут при французах, что никогда в Египте власти как полицейские, так и таможенные не были так исполнительны, так бескорыстны и исправны и так благожелательны к владельцам этих транзитных товаров, как будут французские таможенные и полицейские. Товары придется именно только перегружать, а вовсе не перепродавать чуть не десять раз, как это делалось в XIII—XV вв.
Словом, индийские товары, идущие через Египет, окажутся не дороже, а может быть и дешевле, чем те, которые привозятся в Европу англичанами долгим, длящимся по восемь месяцев морским путем вокруг Африки.
Есть указания и документальные свидетельства, что Наполеон считал Египет не только необходимым плацдармом для организации нападения на Индию и не только возможным сильным соперником английских торговых путей, но и подходящей колонией, которая обладает богатой почвой $ля земледелия и т. д. Но эта сторона дела интересовала его меньше, чем план обширной колониальной экспансии на Восток.
Впрочем, и этим проблемам суждено было не очень долго занимать мысль полководца.
Командир английской эскадры, крейсировавшей около Александрии и Абукира, проговорился посланному к нему Бонапартом парламентеру, что английский флот временно отойдет от Александрии (чтобы запастись водой).
Считая, что Египет завоеван, а от турок после их тяжких поражений этому завоеванию уже ничего не грозит, узнав вместе с тем о победах Суворова в Италии и о непопулярности Директории, Наполеон неожиданно принял исключительно важное решение: он назначил своим заместителем в Египте генерала Клебера, а сам 22 августа отплыл во Францию. После полуторамесячного опаснейшего плавания по Средиземному морю 8 октября 1799 г. он высадился на юге Франции (на мысе Фрожюс), а ровно через месяц, 9 и 10 ноября (18—19 брюмера), он произвел государственный переворот, низверг Директорию и сделался единодержавным повелителем Франции.
В тот момент, когда Наполеон Бонапарт овладел верховной властью, т. е. в ноябре 1799 г., Вильям Питт Младший, первый министр Великобритании, считал, что завоевание Египта французами сделало окончательно невозможным заключение мира с Францией. Итоги долгой войны, которую он вел против всех правительств Франции с 1793 г., оказывались для Англии чрезвычайно выгодными.
Англичане, владычествуя на море, без особого труда отняли у Франции богатейшие острова Антильской группы (Мартинику, Сент-Люсию, Табаго), острова Сен-Пьер и Микелон (близ Ньюфаундленда), отняли Мальту, только что завоеванную — по дороге в Египет — Бонапартом, отняли, кроме того, у Голландии, рассматривая ее как врага с момента завоевания ее французами, главные колонии — Гвиану в Южной Америке, остров Цейлон, острова Молуккской группы, острова Индонезии вообще, кроме Явы, отняли все фактории и опорные пункты голландцев по берегам Индостана, на юге Африки захватили Кейптаун и всю прилегающую к мысу Доброй Надежды территорию.
Питт желал продолжения войны, чтобы изгнать французов из Египта и чтобы окончательно закрепить за Англией упомянутые выше колониальные приобретения, а также захваченные Англией у Испании (как у союзницы Франции) Балеарские острова на Средиземном море и остров Тринидад (Троицы) на Атлантическом океане, между 20° южной широты и тропиком Козерога, к востоку от Бразилии, точнее, к востоку от города Рио-де" Жанейро.
Наполеон и слышать не хотел о том, чтобы оставить все это в английских руках.
399
26*
Победоносная кампания Наполеона против Австрии в Италии в 1800 г., кончившаяся страшным поражением австрийцев при Маренго, новая французская победа под Гогенпинденом, заставившая австрийцев просить мира, переход императора Павла I на
сторону Бонапарта, страшная недостача хлеба в Англии из-за прекращения русского зернового импорта — все это поколебало решимость английского парламента. Вильям Питт в феврале 1801 г. ушел в отставку, а новое министерство Аддингтона — Гоксбери начало переговоры о мире с Наполеоном.
Но еще нужно было выждать, чем кончится борьба за Египет, куда Вильям Питт как раз в последние недели своего пребывания у власти отправил армию в 20 тыс. человек.
В Египте французские дела после отъезда Бонапарта шли сначала удовлетворительно (с точки зрения французского командования, конечно), но вскоре стали портиться.
Собственно, в первое время после Наполеона его заместитель и преемник генерал Клебер уж мог не опасаться нападений турок из Сирии: сирийский поход Бонапарта сделал надолго невозможным нападение с этой стороны. А внутри самого Египта установленная Бонапартом административная и финансовая организация действовала исправно, и французским войскам приходилось отлучаться со своих постоянных стоянок только для помощи сборщикам налогов в случае, если где-либо ожидалось сопротивление населения.
Но с конца 1799 г. борьба снова несколько оживилась. Турецкая кавалерия и кое-какие пока немногочисленные группы англичан время от времени нападали на разбросанные селения и города Дамьетту, Эльариш, Салхене. Еще перед отъездом Бонапарта французская оккупационная армия сильно уменьшилась в числе, и Бонапарт требовал подкреплений, которых Директория так и не прислала. К концу весны 1800 г. Клебер располагал всего 20 тыс. боеспособных солдат. Положение становилось довольно опасным.
Уже сам Бонапарт хотел войти в переговоры с Турцией, при которых можно было бы на тех или иных компромиссных началах заключить мир, оставляя Египет за собой. Клебер продолжал эти переговоры, но великий визирь отвечал редко, неохотно и требовал прежде всего ухода французов из захваченной ими страны.
Командир английской эскадры, крейсировавшей у берегов Египта, Сидней Смит (тот самый, который помог в 1799 г. туркам отстоять Сан-Жак д'Акр, осажденный тогда Бонапартом) фактически вел переговоры от имени турок и, хорошо учитывая полную отрезанность французской армии от родины и от всяких подкреплений, настаивал на полной эвакуации Египта.
Помощник Клебера генерал Дезе убеждал главнокомандующего оборвать всякие переговоры и закрепиться в завоеванной стране, но Клебер пал духом и настоял на продолжении переговоров. Да и во французской армии проявлялось уже утомление от двухлетнего трудного похода в непривычных и тяжелых климатических условиях.
Довольно значительное турецкое войско начало снова сосредоточиваться в Сирии. Клебер решил, что единственный способ спасти французскую армию — это согласиться на эвакуацию из Египта.
28 января 1800 г. в Эльарише было подписано соглашение, по которому французы получали от Турции 3 млн франков и транспортные суда для переправы войск из Египта во Францию, Египет же возвращался туркам. Но хотя Сидней Смит подписал это соглашение, английское правительство отказалось его ратифицировать: оно желало полной сдачи в плен египетской французской армии. Тогда Клебер круто изменил свои намерения. Он решил сражаться.
20 марта 1800 г. он напал на турецкую армию, пришедшую из Сирии под начальством великого визиря, и совершенно ее разгромил (при городе Гелиополисе). Визирь еле спасся от плена поспешным бегством. Но еще накануне битвы произошло восстание в городе Каире, и французский гарнизон был блокирован арабами, произошли восстания и в других местах. Клеберу удалось, однако, подавить их одно за другим. Смирился даже сам вождь мамелюков Мурад, бежавший еще после битвы при пирамидах в Верхний Египет.
За это время Клебер успел уже несколько раз получить директивы от Бонапарта — первого консула, и все эти директивы сводились к категорическому приказанию удерживать Египет до последней крайности. Крутые репрессии, казалось, обеспечивали Клебера от новых попыток арабских и коптских возмущений как в Каире, так и в деревнях Нижнего и Среднего Египта.
Что касается Верхнего Египта, то в качестве своего наместника Клебер назначил туда того же Мурада, который так и именовал себя с тех пор «французским султаном».
14 июня 1800 г., когда генерал Клебер гулял в саду своей летней резиденции, к нему подошел человек, впоследствии оказавшийся турком из Сирии неким Сулейманом, и с размаху вонзил ему кинжал в сердце. Клебер пал мертвым. Побуждением к убийству послужило желание избавить Египет от чужеземного завоевания.
После Клебера главнокомандующим французской оккупационной армии в Египте, по праву старшинства, стал генерал Мену. Восстания, на которое рассчитывало турецкое правительство после убийства Клебера, не произошло.
Время шло, но англичане не сложили оружия, готовили новый удар и всеми средствами поддерживали в турках, своих союзниках, решимость и непримиримость.
8 марта 1801 г. большой английский флот подошел к Александрии, и английские войска с боем высадились на берег между Александрией и Дамьеттой. Все попытки французов сбросить десант в море (8—13 марта) остались безуспешными. Это и был тот английский отряд в 20 тыс. человек, который, как выше было сказано, был послан в Египет Вильямом Питтом перед его отставкой.
Сам главнокомандующий французскими войсками генерал Мену, поспешно прибывший в Александрию, напал на высадившихся англичан, но упорный бой (21 марта 1801 г.) не дал решительных результатов. Все попытки первого консула Наполеона Бонапарта послать эскадру в Египет на помощь Мену остались безуспешными. Средиземное море было в полной власти англичан.
Между тем английский десант начал активные операции и в начале апреля 1801 г. овладел городом Дамиеттой, затем при помощи турок двумя нильскими портами — Романис и Бельбейс (на двух разных рукавах дельты Нила), после чего англичане подошли к Каиру, где стоял генерал Бельяр с 7 тыс. гарнизона, и французы увидели, что они окружены со всех сторон, так как в это же время привезенные из Индии англо-индийские войска высади-лись в Коссеире, египетской гавани на Красном море (на 26° северной широты, в юго-восточном направлении от Каира), в восточной части Верхнего Египта.
Как раз незадолго до этой высадки в Коссеире не стало Му- рада, перешедшего, как сказано, на сторону французов, и в Верхнем Египте опять воцарилось антифранцузское настроение. Поэтому мамелюки, до тех пор повиновавшиеся своему предводителю Мураду, теперь, после его смерти, снова перешли на сторону турок и встретили англичан, высадившихся в Коссеире, как друзей и союзников, пришедших помогать туркам отвоевывать у французов Египет.
Таким образом, англо-индийский отряд быстро и свободно прошел д'олин'ой Нила, двигаясь к Каиру. Путь к отступлению на юг был для генерала Бельяра закрыт этим движением, а с севера к городу подступали английские части, шедшие от Дамиетты.
28 июня 1801 г. Бельяр со своим отрядом сдался англичанам, которые и заняли Каир.
После сдачи Бельяра и потери Каира весь Египет, кроме Александрии, где заперся главнокомандующий генерал Мену, и кроме очень немногих пунктов, был потерян для французов. В Александрии начался голод, а почти одновременно и чума. 2 сентября 1801 г. последовала также сдача Мену. Английские войска заняли и Александрию.
Теперь уже ничто более не мешало министерству Аддингтона— Гоксбери заключить мир с первым консулом Французской республики. По этому миру Египет был возвращен Турции.
Французские войска с оружием и воинскими почестями были перевезены англичанами из Египта во Францию. Сами англичане не остались на этот раз в Египте. Они удовольствовались удале-нием французской угрозы от восточных морей и от пределов Индии, не прекращая в то же время происков для постепенного завоевания арабских земель.
Прошло больше 80 лет после египетского похода генерала Бо-напарта, и английская торговая и промышленная буржуазия на- чала толкать великобританскую дипломатию к завоеванию Египта. Но это было уже при обстоятельствах, нисколько не похожих на те, которые предшествовали экспедиции Бонапарта и десанту англичан между Александрией и Дамьеттой. Это было уже после того, как силами египетских рабочих под руководством французского инженера Лессепса был прорыт Суэцкий канал, соединивший Красное море со Средиземным, т. е. в период, когда свершилось то, о чем только мечтали Бонапарт и его генералы, бродя по заброшенным следам землекопных работ древних фараонов и рисуя в своем воображении картины дальнейших грандиозных завоеваний.
Реальным последствием похода Бонапарта и трехлетнего владычества там французов было рождение новой науки—новейшей египтологии. Громадное научное описание результатов изысканий, произведенных учеными в Египте, открыло глаза мировой науке на древний Египет.
Достаточно в виде одного только наудачу взятого примера напомнить, что именно во время этого похода был найден близ города Розетты знаменитый навеки в истории науки трехъязычный розеттский камень, на основании которого великий французский египтолог Франсуа Шампольон открыл впоследствии (в 1821 г.) правильное чтение и понимание иероглифов:
Французский завоеватель стремился лишь для чисто военных целей, для скорейшего установления полного владычества в стране как можно больше твердить в своих воззваниях к населению о том, что он якобы желает полной самостоятельности местного населения (арабского и коптского, но особенно арабского), полной его независимости от турок.
Что касается англичан, то для них борьба с французами в Египте» помимо непосредственного политического значения их конечной победы, осталась памятной и многозначительной еще вследствие одного, казалось бы второстепенного, обстоятельства: я говорю об участии в войне англо-индийского отряда, высадившегося в Верхнем Египте на последнем этапе борьбы англичан против французов.
Когда генерал-губернатор Индии лорд Ричард Уэлсли (Wei- lesley) собрал весною 1801 г. в Калькутте 6 тыс. сипайских (из коренных жителей, составленных английским военным командованием и находящихся на английской военной службе) полков, присоединив к ним чисто английский отряд, посадил сипаев и этот отряд на суда, отправил их в Бомбей, а из Бомбея в Египет, то это был первый сколько-нибудь крупный опыт использования индийцев в далекой войне в неведомой, чужой стране, да еще против первоклассной военной европейской державы.
Правда, эти сипаи, отправившись из Бомбея лишь 7 апреля 1801 г., прибыли сначала в Джедду на аравийском (т. е. восточном) берегу Красного моря и только 16 июня были перевезены на западный (египетский) берег и высажены, как выше было сказано, в Коссеире, гавани Верхнего Египта, так что они подоспели лишь к самому концу войны; и хотя прибытие их сыграло значительную роль и ускорило решение генерала Бельяра сдать англичанам Каир и свою армию, но собственно участвовать в битвах сипаям уже не пришлось, война окончилась. Однако их беспрекословное повиновение, дисциплина, выносливость и стойкость в перенесении трудностей далекого похода оказались, с точки зрения английского командования, выше похвал.
Что касается англичан, то важным и непосредственным их при-обретением после победы над французами в Египте оказалось выхлопотанное в 1801 г. английским послом в Константинополе лордом Эльджином право свободного транзита всей английской почтовой корреспонденции и грузов через Суэцкий перешеек из Индии в Европу и из Европы в Индию. Конечно, торговля шла в общей массе своей прежним, исключительно морским путем (вокруг мыса Доброй Надежды). Но не очень громоздкие, без особо тяжких расходов и усилий перегружаемые и перевозимые сухим путем грузы, а главное корреспонденция, могли отныне пользоваться этим более коротким путем и мириться с перегрузкой и сухопутной переправой от города Суэца к Средиземному морю.
Идеей генерала Бонапарта, таким образом, воспользовались его враги.
Так обстояло дело до самого 1869 г., когда, наконец, был открыт сооруженный в труднейших условиях Суэцкий канал. Английская буржуазия поставила теперь вопрос о политическом подчинении Египта.
Разгром австрийских военных сил и ужасающий для Австрии Люневильский мир 1801 г., который отдавал окончательно в руки Бонапарта всю Северную Италию и Западную Германию, заставили английское правительство тоже заключить мир с Францией, и только египетские дела задерживали осуществление его. После капитуляции Мену в Александрии, а Бельяра в Каире начались на самом деле мирные переговоры, так как до тех пор только делался вид, что они на очереди дня и что обе стороны будто бы жаждут мира.
1 октября 1801 г. министр иностранных дел Великобритании лорд Гоксбери подписал прелиминарные условия мира, объявлено было перемирие, и в Амьен съехались французские и английские уполномоченные, а также представители Испании и Голландии.
Первоначальная радость при известии о мирных переговорах со страшным врагом сменилась в Англии (особенно в коммерческих и колониальных слоях буржуазии) разочарованием, а у некоторых— определенным раздражением, когда обнаружилось, что после девятилетней тяжкой войны Англия получает лишь острова Цейлон в Индийском океане и Тринидад (из Малой Антильской группы) в Атлантическом океане, а все прочие завоевания воз- вращает Франции, Голландии и Испании. И главное, Бонапарт отказался от желательного для Англии торгового договора, который бы открыл французский рынок для английского импорта.
Этот мир, казалось, во первых, делал Бонапарта могущественнейшим властителем на континенте, так как в его руках оставались все его и еще до него сделанные французами завоевания в Европе, а во-вторых, Франция получала полную возможность продолжать прерванное войной дело создания больших заморских владений.
Но Амьенский мир, подписанный 27 марта 1802 г., оказался очень непрочным. И с экономической, и с чисто политической точки зрения он показался правящим слоям Англии настолько невыгодным и опасным, что им незачем было ждать, пока сбудутся надежды Наполеона, высказанные им около этого же времени в разговоре с адмиралом Депре: первый консул откровенно заявил своему министру, что нужно подождать лет десять, вы-строить могучий флот и тогда в соединении с Голландией и Испанией снова вызвать Англию на бой.
Ни Англия, ни Наполеон не верили в прочность мира. 18 февраля 1803 г. произошла резкая сцена между Наполеоном и лордом Витвортом в Тюильрийском дворце, а 13 марта — еще более оскорбительное и угрожающее объяснение первого консула с английским послом. Витворт выехал из Парижа. 18 мая 1803 г. Англия формально объявила Наполеону войну.
Этой войне суждено было длиться 11 лет и прекратиться только, когда кончилась империя Наполеона.
В течение первых 2V2 лет, до 21 октября 1805 г., когда соединенный франко-испанский флот был уничтожен Нельсоном при мысе Трафальгар, англичане еще были несколько связаны в своих действиях в колониальных странах. Но после Трафальгара они оказались полными и безусловными владыками морей.
На долгие годы установилось такое положение, при котором Наполеон, всесильный на континенте Европы, оказывался бессильным на море, а Великобритания могла что угодно предпринимать на маре и за морями, но мало чем могла помочь врагам Наполеона на континенте Европы.
Чтобы справиться с недосягаемым для него противником, французский император издал 21 ноября 1806 г., находясь (во время похода) в Берлине, знаменитый декрет о континентальной блокаде, воспрещавший всем подчиненным Наполеону странам какие бы то ни было торговые и вообще деловые сношения с Англией. Этот декрет вскоре стал дополняться новыми и новыми декретами, уточнявшими и усиливавшими первоначальный.
Было воспрещено впускать во французские и вообще подчиненные Наполеону порты не только английские или торгующие с Англией или с ее колониями корабли, не только нейтральные суда, если они загружены английскими товарами, но и такие ней- тральные корабли, которые будут уличены в том, что по пути они заходили в какой-либо английский порт как в самой Англии, так и в одной из ее колоний. Наконец, на все колониальные товары (даже из нейтральных колоний) были наложены запретительные пошлины, делавшие почти немыслимым их потребление. Все это делалось затем, чтобы англичане ни под каким видом не могли обманным путем или через вторые и третьи руки провезти на подчиненный Наполеону континент Европы свои мануфактурные или свои колониальные товары.6
Испытывая тяжкие убытки от континентальной блокады, Англия в то же время спешила использовать свое полное владычество на всех морях.
Прежде всего громадное значение имело следующее очень важное обстоятельство.
Когда в 1808 г. Наполеон изгнал из Португалии, занятой французскими войсками, представителей династии Браганца, последнч? бежали за море в португальскую колонию Бразилию, где и стал" царствовать. Когда в том же году Наполеон арестовал приглашенную им в город Байонну испанскую королевскую семью, низложил короля Карла IV Бурбона с престола и посадил на испанский престол своего брата Жозефа Бонапарта, то ни одна испанская колония в Новом Свете — ни Мексика, ни колоссальные территории, из которых впоследствии образовались Аргентина и целый ряд южно-американских республик, но которые тогда объединялись под одним названием Ла-Плата (официально Gobierno del Rio de la Plata), ни Перу — не признала своим королем Жозефа Бонапарта. Эти колонии еще не отложились от Испании окончательно. Напротив, номинально, на бумаге, они признавали власть испанского инсуррекционного правительства (хунты, укрывшейся от французов в Севилье и не признававшей Жозефа Бонапарта), но фактически стали совершенно самостоятельными уже в этот момент. Как все эти испанские колонии, так и Бразилия привыкли за эти годы совершенно обходиться без сношений с Испанией и с Португалией. В годы империи Наполеона, которые мы не рассматриваем, это оказалось естественной подготовкой к южно- и центральноамериканским революциям второго и третьего десятилетий XIX в. Здесь же укажу лишь, что в эти годы (1808—1814) Южная и Центральная Америка, внезапно отрезанная от Испании и Португалии, оказалась прекрасным рынком сбыта и источником сырья для англичан.
Вся Южная, вся Центральная Америка и южная часть Север-ной Америки, принадлежавшая тогда Мексиканскому вице-королевству (Техас, Калифорния), оказывались открытыми для торговли всем, кто пожелает и будет в состоянии с ними торговать; установленная с начала XVI в. испанская и (для Бразилии) португальская монополии сразу прекратились.
Но ведь фактически только одна Англия могла воспользоваться на первых порах этим внезапным освобождением богатых рынков в Новом Свете: Голландия была под властью Наполеона, и ее торговый флот поэтому преследовался и истреблялся англичанами, о Франции нечего и говорить, ее торговый флот на все время царствования Наполеона был заперт во французских портах, о других европейских державах как о возможных торговых и промышленных конкурентах Англии в океанских просторах также говорить не приходится. Что касается Соединенных Штатов, то это молодое государство еще не могло и думать об экспорте своих фабрикатов, а в продуктах плантаций Южная и Центральная Америка нисколько не нуждались: их плантации были богаче, чем плантации даже Флориды, не говоря уже о других территориях.
Итак, Англия могла беспрепятственно и без какой-либо даже краткой предварительной борьбы совершить глубокое экономическое внедрение в эти колоссальные земли, даже и не захватывая их в свою непосредственную военно-политическую власть.
Зато с французскими и голландскими колониями, которые находились в непосредственной власти Наполеона, особенно с 1810 г., когда Наполеон лишил Голландию даже и тени политической независимости, Англия решила ни в малейшей степени не стесняться.
<< | >>
Источник: Е.В.ТАРЛЕ. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ КОЛОНИАЛЬНОЙ политики ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ( конец XV-начало XIX В. ). 1965

Еще по теме очерк пятнадцатый:

  1. очерк пятнадцатый
  2. ПРИЛОЖЕНИЯ
  3.   [ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ. ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭТЮД] 1868 
  4. Глава 3. Европа и славянский мир
  5. БЕЛЯЕВ Преступление на Гвардейской
  6. Очерк 4. «Призвание» или «завоевание»: к вопросу о природе «варяжской дани»
  7. Г.А. ПУЧКОВАНЕРАВНОЦЕННЫЕ ЭТЮДЫ О КЛАССИКАХ
  8. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  9. В защиту еврейского народа. Дело Бейлиса
  10. Примечания
  11. Причины профессионального нищенства, его виды и формы на рубеже ХІХ-ХХ веков
  12. V НЕЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОЛОГИЯ
  13. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин»
  14. Приложение 1.
  15. Список источников и литературы.
  16. Введение
  17. Примечания
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -