<<
>>

Глава пятнадцатая Драматические процессы


1
ПО ХАРАКТЕРУ И ПОЛОЖЕНИЮ собственности в современной социальной структуре Россия в настоящее время представляет собой общество, в котором доминирующее значение имеют крупные собственники (лица с крупными состояниями).

Впрочем, такого рода констатация (к тому же далеко не полная) едва ли была бы для нашей страны принципиально важной (это — всего лишь очевидный результат наступившего сначала дикого капитализма, известной легализации теневого капитала, криминального обогащения, коррупции, казнокрадства и т. д., отчасти развивающегося предпринимательства, артельного труда энтузиастов), если бы не появление на свет в итоге массового акционирования верховной собственности и ее носителей — обладателей крупных, а порой и суперкрупных (миллиардных долларовых) состояний, уходящих по своим истокам в недра акционерных обществ. Особенно — в сфере добывающих отраслей, прежде всего, нефти, газа, металла.
Вместе с тем следует констатировать, что в современной России в той или иной мере, пусть и с чертами, навеянными всеобщим акционированием, утвердились и другие разновидности частной собственности, в том числе в
8*

212

Часть третья. Собственность в России

области производства, — индивидуально-крупной, средней, мелкой, собственности иных коммерческих сообществ и индивидуальных собственников, а также все более расширяющаяся собственность государственная, например, в виде права на контрольный пакет акций, когда у определенных лиц в акционерном обществе (в частности, членов и нередко председателей совета директоров, наблюдательных советов) верховная собственническая власть соединяется с властью государственной. А еще — пусть пока еще преимущественно в обнародованной перспективе — в виде могущественных государственных корпораций — знака и торжества современного государственного капитализма, основанного на монополии природных ресурсов.
Одновременно, несмотря ни на что — пусть и разными темпами и различными качественными характеристиками, — растет бытовая, личная собственность почти всех категорий граждан. Особенно субъектов крупных состояний, обставляющих свой быт, повседневную жизнь грандиозными коттеджами (дворцами), парками автомашин, другой новейшей техникой и роскошью, как в нашей все еще неустроенной стране, так и в фешенебельных краях мирового верха благоденствия.
2
ДАЛЕЕ несколько кратких замечаний, непосредственно относящихся к основному предмету данной разработки, касающихся собственности и права.
Один из наиболее существенных моментов здесь — это то, что реальные отношения собственности, утверждающиеся в акционерном обществе (особенно в случаях, когда собственность концентрируется у владельца контрольного пакета акций), перечеркивают, а во многом блокируют право. Прежде всего, блокируют действующий Гражданский кодекс, его нормы — они оказываются бездействующими. Ибо в акционерном обществе в основном наличествует и господствует другая собственность, нежели та, которая выражена в Кодексе, не та, которая основана на теории и практике стран континентальной Евро-

Глава пятнадцатая. Драматические процессы

213

пы. К собственности в акционерном обществе больше тяготеет доверительная собственность, идеология и практика трастов (преимущественно в американской их разновидности, ориентированных на быстрое получение максимальных доходов и их дележ).
И — общий строй экономических, имущественных и организационных отношений, именуемых рыночными, опять-таки в том специфическом значении, которое выработано в североамериканском регионе.
Теперь становится понятным и даже в чем-то последовательным та настойчивость, с какой реформаторы и их зарубежные советники, проводившие в России с начала 1990-х гг. экономические реформы, пытались «ввести» в российское законодательство, в частности в Гражданский кодекс РФ, институт доверительной собственности (так, увы, и было зафиксировано в одном из президентских документов середины 1990-х гг.). Жаль только, что и в те времена, и сейчас так и осталось непонятым ни в науке, ни в политической практике, что устранение из жизни общества в качестве господствующего начала собственности в ее классическом вещном виде (воплотившем, на мой взгляд, не только достижения в области собственности стран континентальной Европы и отсюда греко-римской культуры, но и великие ценности христианства) лишает общественную систему одной из фундаментальных ее основ.
Аналогичный вывод следует и из того обстоятельства, что в акционерных обществах все более господствует не право, а некие формально-демократические процедуры и формы (пороки которых наглядно выдают также и однобокость, известную ущербность ныне господствующих в мире демократических режимов вообще). На смену праву приходят корпоративные отношения со всей их многоли-костью и подноготной. И вновь приходится сказать — «жаль». Подтверждение тому — факты нынешнего времени, когда нередко господство права сменяется господством прямой силы.
В этой связи напрашиваются выводы и предположения более общего характера.

214

Часть третья. Собственность в России

Отмеченные выше явления в области собственности, особенно собственническая власть владельцев контрольных пакетов акций в отношении акционерной собственности, имеющей характер «верховной», по весьма важным моментам совпадает с властью верхушки чиновничьей, партийно-государственной элиты, которая существовала «при победившем социализме» в отношении гигантской государственной собственности, всего «народного достояния»!
Не означает ли это, что в нашей стране в годы перемен произойти в конечном счете всего лишь смена одного варианта авторитарной экономико-политической системы другим, более современным и более изощренным вариантом с сохранением ее сути, олигархической (номенклатурной) природы, основных ее структур и механизмов? С той лишь разницей, что в одном случае всемогущество реальных властителей в области собственности прикрыто фасадом «социализма», «всенародным достоянием», «полновластием трудящихся», а в другом — «рынком», «демократией», «свободными выборами»?
3
ДАЛЕЕ — центральный пункт, характеризующий общее состояние и развитие собственности в российском обществе и возникшими в связи с массовым («сплошным») акционированием, другими ранее рассмотренными и наступающими в этой связи последствиями.
Существующие в нашем обществе так называемые субъекты хозяйственной деятельности (фирмы, компании, концерны, холдинги и т. д.) стали в указанных условиях, как уже говорилось, во все большей мере обозначаться в качестве субъектов или носителей корпоративных отношений. Притом с опорой не на вещную составляющую собственности, а на модификацию собственности в виде ценных бумаг (акций).
В них, корпоративных отношениях, как уже отмечалось ранее (гл. 10) отдельные теоретики и специалисты в области практической экономической жизни увидели не просто одну из разновидностей локального регулирова-

Глава пятнадцатая. Драматические процессы

215

ния (что констатировалось и ранее на основе общетеоретических разработок данного вида социальных норм, к чему в свое время и был причастен автор этих строк), а новый тип хозяйственных и личных связей, отличающихся единством интересов и задач в пределах данного хозяйствующего субъекта или их группы. А это позволяет, казалось бы, при такой ситуации в имущественной сфере и соответствующем подходе к ней напрямую придать собственническим отношениям, минуя официальные юридические процедуры, последовательно деловой и динамичный характер, сгладить и смягчить возникающие здесь проблемы во имя некоторых, будто бы более высоких интересов, именуемых «корпоративными».
Однако со временем стало выясняться, что такого рода понимание корпоративных отношений в коммерческих обществах, построенных по западному образцу (особенно — акционерных обществ), преимущественно отражает их трактовку с точки зрения частично патроналистских, а главное — госкапиталистических и просто силовых воззрений. Или в бытовой плоскости — таких структур и представлений, которые касаются главным образом известных «корпоративных товариществ», «корпоративных привилегий», «корпоративных благ», развлекательных «корпоративных акций» и т. д. Или просто-напросто моду, когда использование самого термина «корпоративное» (вместо терминов «групповое», «объединенное», «солидарное» и др.) является будто бы знаком передового мышления в хозяйственной и социальной жизни.
4
МЕЖДУ ТЕМ на содержательном, деловом уровне корпоративные отношения нередко представляют собой то ли благообразную ширму, то ли механизм (а скорее, и то, и другое одновременно), реализующие и в то же время прикрывающие в коммерческих обществах порядки авторитарного режима. Да, именно авторитарного режима, распространяющегося вопреки общепринятым мнениям непосредственно на экономико-социальную, деловую жизнь!

216

Часть третья. Собственность в России

И это затрагивает не только императивы «круговой поруки» и нравы «не выносить сор из избы», а принципиальные начала трудовых отношений и организацию хозяйственной жизнедеятельности коммерческих организаций и предприятий, и прежде всего тех акционерных обществ, где утвердился наиболее высокий уровень системы всевластия, идущий от лиц, владеющих контрольным пакетом акций, — верховных правителей собственнических отношений. Принцип, который в силу единства хозяйственной жизни, основанный на верховенстве прав частного собственника, распространился на все иные коммерческие объединения и капиталистические предприятия, которые благодаря их жесткой структуре и известному престижу корпоративных отношений стали по большей части именоваться корпорациями.
Такой подход и такая терминология оказываются уместными, когда, пусть пока и в перспективе, предполагается воплотить их в мощных государственных корпорациях, в которых присутствуют элементы государственной властности и государственной политики, причем — в таких их построениях и функционировании, когда они, по упомянутым предположениям, призваны служить стране как великой Державе.
Словом, авторитарный режим при таких взглядах и оценках — это не только, а порой даже не столько поприще политики — политических, властно-управленческих отношений и порядков (его здесь, на поприще политики в данном случае во всех проявлениях авторитарного режима, особенно одиозных, может и не быть). Этот режим может непосредственно охватывать и сферы внутрихозяйственной, деловой и социальной жизни, концентрированные в жестком варианте внутрифирменных порядков коммерческого общества, иных капиталистических предприятий, — в корпорациях. Именно в корпорациях авторитарный режим находит адекватную для себя сферу бытия и деятельности, реализующую на основе собственнического всевластия господство не только над вещами, но в тойилииной мере — над людьми. Внимание — было ушедший в небытие Левиафан всевла-

Глава пятнадцатая. Драматические процессы

217

стия под эгидой собственности возвращается — господство над людьми\
Здесь же мы встречаемся с поразительным феноменом вещной основы такого рода корпораций. Она не уходит, как это характерно для других компаний, в виртуальный мир ценных бумаг, денежных отношений и обязательств, а, напротив, — как это ни парадоксально — концентрируется в вещах в их строгом значении — предприятиях и организациях добывающего профиля. Но такого рода предприятия и организации, в руководстве которыми задействованы государственные деятели (и значит, не имеющие проблем с получением лицензий на добычу и реализацию природных ресурсов — нефти, газа, драгоценных металлов, леса и т. д.), имеют возможность стать обладателями несметных богатств. Таких богатств, которые не только по указанным ранее «акционерным механизмам» перетекают в личное обладание владельцев контрольных пакетов акций и приближенных к ним лиц, но и делают их неограниченными властителями над людьми. То есть, как отмечено в литературе, даже при относительно развитых политических институтах, построенных на принципе разделения властей и иных началах политической демократии, на капиталистическом предприятии (особенно корпорациях указанной ранее разновидности) «мы перешли от одного типа тоталитаризма — к другому, от монополии политической (партийной) власти — к монополии экономической власти олигархов»1.
При этом следует заметить, что нередко сама категория «олигарх» связывается с тем, что крупные воротила бизнеса действуют в контакте, а порой и в плотном единении с государственной властью. Такое, действительно, бывает и даже становится нормой.
1 Панарин А. С. Указ. соч. С. 123. Автор, при всей спорности ряда отстаиваемых им положений, добавляет: «...здесь победила монополия экономической власти собственника. Эта монополия тщательно охраняется либеральной традицией, категорически осуждающей вмешательство государства и других коллективных инстанций в экономическую жизнь» (Там же).

218

Часть третья. Собственность в России

И все же здесь надо принять во внимание и другое. То, что само по себе овладение лицом, в том числе через организационные и юридические механизмы акционерного общества, тем более при монопольном обладании природными ресурсами, положения верховного правителя собственностью (да и положение «долларового миллиардера») — суперсобственника, — само по себе уже дает ему такую мощную экономическую власть, которая и позволяет ему быть олигархом в самом строгом значении этого слова. Что и предопределяет и придает той или иной коммерческой компании значение корпорации в указанном выше значении.
Наиболее существенный момент здесь — это утверждающиеся под знаком корпоративности особые нормы и порядки, сам принцип властного верховенства над людьми, которые под угрозой утраты персоналом или компаньонами корпоративных льгот и благ (а порой и просто утраты своего рабочего места или «корпоративного товарищества») выводят работника и деятельность всей корпорации на уровень жесткой дисциплины авторитарного типа, касается предельно строгой регламентации внутренней организации работ, безропотной подчиненности начальству в их немотивированных действова-ниях, безусловной ответственности не только за неподчиненность и любые промахи в работе, но и за произвольные акции и т. д.
Официально же существующие юридические нормы и процедуры, относящиеся к общеобязательному общенациональному праву (особенно частноправового характера — гражданскому, трудовому, процессуальному, нотариальному и др.), при таком раскладе сил «перекрываются» нормативной базой корпорации — отодвигаются ею на второй план, просто замалчиваются или интерпретируются с позиций порядков, обычаев и традиций, господствующих в корпорации. Верно отмечается в печати последнего времени, «главное правило корпорации — отсутствие единых правил. Ведущий принцип корпоративиз-

Глава пятнадцатая. Драматические процессы

219

ма — избирательность, неравенство, дискриминация^ (курсив мой. — С. А.).
Вот и получается авторитаризм, по весьма широко распространенным мнениям, как будто бы присущий только области политики, а на самом деле довольно успешно, в нарастающих масштабах развивающий и утверждающий свое господство также и в социально-экономических отношениях, в том числе и в отношениях собственности, причем в своих ключевых моментах.
И здесь, как свидетельствуют факты нынешнего времени, возможны своеобразные и тревожные социальные превращения.
На известном уровне такого корпоративного развития общества, когда корпорации со своей системой корпоративных норм приобретают доминирующее значение, оно может охватить и «само» государство.
С этой точки зрения заслуживает внимания высказанный в печати взгляд, в соответствии с которым государство в указанных условиях, сохраняя атрибутику внешне формально-демократических характеристик, вместе с тем все более, по мере углубления начал государственного капитализма, само обретает черты корпорации.
Да так, что в итоге перед нами, казалось бы, неожиданно появляется принципиально новый феномен в политико-государственной жизни — корпоративно т-ское государство2. Во всяком случае применительно к важнейшим структурам своего чиновничьего аппарата, а в перспективе — в целом. Государство при таком развитии событий выполняет сообразно указанным тенденциям определенные экономические задачи уже по жестким канонам государственного капитализма. У нас, в современной российской действительности, — это задачи, связан-
1              Илларионов А. Н. Другая страна // Коммерсантъ. 2006.
№ 10.
2              Там же. См. также интервью А. Н. Илларионова в «Незави
симой газете» 23 января 2006 г., в котором автором отмечено,
что одна из основных примет настоящего времени — «появле
ние модели корпоративистского государства».

220

Часть третья. Собственность в России

ные в немалой степени с адаптированными рыночными отношениями по основным ныне в мире энергоносителям — нефти и газу. А также иных богатств, базирующихся на природных ресурсах, — металла, леса, рыбных ресурсов, питьевой воды и т. д.
Многое здесь, несомненно, нуждается в критической проверке, углубленном научном анализе, дополнительном обосновании или проработке данной проблематики в ином варианте.
Но в принципе в рассматриваемом случае уже наличествуют данные, которые вызывают серьезную тревогу. И исторические данные, когда первое в мировой истории фашистское государство — Италия в 1920—1930-х гг. (а затем и Испания — со второй половины 1930-х гг.) начало утверждаться с развития именно корпоративных отношений (т. е. в качестве «корпоративного государства», которым оно себя и обозначало официально). И суть корпораций, сама логика возвышения корпораций, система которых неизбежно втягивает в себя также и политические отношения, а в конце концов — и «само» государство. И несовместимость политической системы, внешне построенной на либеральных категориях, и одновременно с жесткими авторитарными тенденциями на практике, в реальной жизни, — противоречие, которое не может не опереться на корпоративные отношения и объединения (корпорации) и которое в конечном счете, тем более в глобальных масштабах, приводит к своеобразными для всей страны и ее международной жизни изменениям в природе и структуре государства и межгосударственных отношений.
А отсюда — пессимистический взгляд на перспективу начатого после Великой французской революции, казалось бы, неостановимого движения человечества к последовательной демократии, к утверждению ее ценностей и идеалов во всех обществах, достигших современного порога цивилизационного развития. Ведь до сих пор представлялось и представляется, что и впрямь это глобальное движение смогло преодолеть и ужасы дикого, разбой-

Глава пятнадцатая. Драматические процессы

221

ничьего капитализма, и варварский разворот фашизма к националистическим проклятиям мрачного Средневековья, и безумную экспериментальную попытку коммунистов путем разрушения «до основания» собственности и всей существующей экономико-социальной системы дать всем людям некое «всеобщее счастье», неизбежно, однако, сопровождаемое беспощадным массовым террором и геноцидом, т. е. в принципе, как и ранее, последствиями авторитарного типа, но обращенными в глубь, в недра экономико-социальной жизни и непосредственно людской жизни.
И вдруг на пороге и в первые же десятилетия третьего тысячелетия христианской эры — еще один, новый разворот.
И не только потому события последнего времени вызывают тревогу, что силы прошлого в политической и военных областях обрели новые якоря спасения в виде реакции на безумие терроризма и экстремизма и это стало оправданием для оттеснения ценностей и идеалов демократии мощью авторитарных режимов. Но и потому, и это главное, что развитие собственности в виде акционерных обществ, доверительной собственности и сугубо рыночных ориентации — по злому року? или неведомым нам законам? — вновь, здесь как бы изнутри общества «повело» к структурам авторитарного типа.
5
ЧТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ждет мировое сообщество в связи с идущими ныне процессами и судьбой в сфере собственности впереди?
И обратим внимание — здесь перед нами не некие досужие или даже экзотические академические рассуждения, а выражения реальных тревожных тенденций. Причем таких существенных, не исключено в перспективе — трагических, как падение роли собственности в ее вещных и иных позитивных характеристиках, относящихся к основам цивилизации, самой возможности благополучной судьбы человеческого рода на Земле. И это все чуть

222

Часть третья. Собственность в России

ли не одновременно (или — синхронно) с нарастающими экономическими бедами, симптомами непримиримо-кровавых столкновений заходящих в тупик цивилизаций Запада и Востока, Севера и Юга.
Ведь собственность в ее истинно социальном значении во многом сформировала человеческое общество. Она, и притом во многом благодаря своей вещной природе, стала, как мы видели, не только «источником присвоения», но и предпосылкой стабильности, творческой, созидательной активности, озабоченности и ответственности человека за свое дело, основой одного из наиболее мощных стимулов предельно интенсивной рисковой деятельности, направленности доходов на собственные инвестиции, импульсом, толкающим в сфере экономики через всестороннюю, инновационную модернизацию и нано-технологию вперед и вперед; и отсюда — одним из ключевых, начальных и поворотных пунктов не только в жизни человека, но и во всей мировой истории — мощным, не имеющим альтернативы и аналога, источником силы людей, невиданного в истории и непредсказанного никем вселенского откровения.
И вот, выполнив за многие тысячелетия свою миссию, причем во всем разноплановом объеме своих качеств и достоинств (стало быть, и негативных, противоречивых сторон, увы, тоже — источника корыстолюбия, вещевого эгоизма, страсти к накопительству, к сокровищам и др.), собственность уже теперь, в Новое время, поманив людей мощью своей «вещности» и отсюда невиданным расцветом и благополучием, обернулась в немалой степени явлением негативного порядка.
Она, как это ни поразительно, в своем однобоком развитии и новом обличье (акционерных обществ, корпоративных отношений, корпораций, ряда других феноменов) выставила новые «надолбы» на пути прогресса — препятствия к неостановимому по своей сути движению человечества к процветанию, последовательной демократии, к утверждению ее не имеющих альтернативы ценностей и идеалов.

Глава шестнадцатая. Назревшие проблемы

223

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: С. С. Алексеев. Право собственности. Проблемы теории Издательство НОРМА Москва, 2007. 2007

Еще по теме Глава пятнадцатая Драматические процессы:

  1. СБСЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ЕВРАЗИИ
  2. 2. На пути к новой русской литературе
  3. Глава 9. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯТЕОРИЯКОНФЛИКТА  
  4. Г.А. ПУЧКОВАНЕРАВНОЦЕННЫЕ ЭТЮДЫ О КЛАССИКАХ
  5. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  6. Глава четырнадцатая Акционерная собственность в России1
  7. Глава пятнадцатая Драматические процессы
  8. Глава IV Взаимная помощь среди варваров
  9. Тема 4. Синтаксис
  10. Глава пятая. После ссылки. 1826—1829
  11. SPRUZZARINO, BLOTTING, KLEKSOGRAPHIEN: ИСКУССТВО И НАУКА ЧЕРНИЛЬНЫХ ПЯТЕН
  12. 1. Основные моменты ранней истории Реформации в Швеции.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -