<<
>>

СРЕДНЕВАВИЛОНСКИЙ ПЕРИОД (XVI-XII вв. до н.э.)

Официальным самоназванием государства вавилонских касситов было «Кардуниаш». Пришельцы-касситы, опиравшиеся на боевые отряды своих кланов, восприняли вавилонскую культуру, отождествляли касситских богов с вавилонскими и покровительствовали традиционным культам и храмам, но не собирались поддерживать то огосударствление социально-экономической жизни, которое проводила династия Хаммурапи.

Большинство населения составляло категорию «царских людей», сидящих на земле государства и его ведомств (в том числе храмов); они платили подати и несли повинности. При этом государственной стала почти вся земля в стране, а общинный сектор свелся к нескольким крупным автономным городам, включая столицу.

Голова вавилонянина. Касситский период

За это количественное сокращение общинного сектора касситы заплатили его качественным развитием: автономные города - Вавилон, Ниппур, Сиппар - получили небывалую степень самостоятельности (в частности, они были полностью освобождены от налогов и повинностей, имели свои собственные воинские контингента, а их храмы - а это были ведущие храмы страны - из государственных учреждений превратились в городские), государственная эксплуатация и регулирование были для них упразднены, и в результате там началось бурное развитие экономики, с одной стороны, и частно-эксплуатационных отношений - с другой. В этих городах вновь расцвело ростовщичество и долговая кабала, теперь уже никем не ограничиваемые; долговое рабство становится пожизненным.

Торговля также была разгосударствлена. Так, в новом общинном секторе - автономных городах - стали быстро выделяться частные магнаты.

Кроме того, касситские цари охотно жаловали различным лицам, прежде всего вельможам, земли в пожизненное, а потом и в наследственное, «вотчинное» владение, часто с одновременным освобождением от налогов и повинностей.

Акт такого пожалования и межевой камень, на котором его копировали, именовался «4у- дурру». Таким образом, магнатские владения образовывались «сверху», бЖР- годаря царским пожалованиям, не имея отношения к общинным структурам. Целые селения жаловались и храмам. Особую роль играли кланы касситов, в том числе обитавшие в предгорье на северо-восточных рубежах Вавилонии; эти кланы давали государству значительную часть вельмож и часто получали в постоянное «кормление» (или в собственность по актам «кудурру») целые округа, которые превращались тем самым в наследные автономные княжества соответствующих родов.

На условиях «кудурру» царь жаловал и небольшие наделы лицам, которым предстояло самим хозяйствовать на ней; собственники таких наделов часто объединялись в ассоциации. Имущество общинников-горожан и бывшие государственные земли, пожалованные царями частным лицам, составляли фонд частного имущества, которое далее переходило из рук в руки без всяких ограничений.

Больших централизованных имений, как правило, не существовало вовсе - и у царя, и у храмов, и у крупных землевладельцев практически вся земля была разделена на наделы, на которых вели мелкие хозяйства зависимые землепользователи, от крепостных до арендаторов. Получившаяся общественная модель - сочетание госсектора, охватывающего сельскую округу и большинство городов, и частно-общинного сектора, включающего крупнейшие города и вотчины вельмож, где социальные отношения основывались на частном распоряжении имуществом (общинники Вавилонии были связаны и соподчинены административно, но своим имуществом распоряжались в частном порядке), - просуществовала в Вавилонии до самого конца ее истории, с незначительными видоизменениями.

Касситские цари почитали наряду с вавилонскими и своих племенных богов - Шумалию и Шукамуну и считали себя потомками Шукамуны. Многие касситские цари обожествляли себя, считая, что получают божественность в дар от этих богов. Однако это была далеко не та божественность, что у коренных месопотамских царей-богов: речь шла всего лишь о том, что боги даровали царю почетный ранг «бога», ни в чем не меняя его человеческой природы.

Такие цари не получали собственного культа, и даже имена их и в частных документах их подданных, и в их собственных официальных документах пишутся бессистемно - то со знаком божественности, то без него. Эта своего рода «почетная божественность» была порождена собственно касситскими, внемесопотамскими представлениями и не оказала влияния на политическую культуру Двуречья.

У Касситской Вавилонии сложилась в современной литературе репутация второстепенной и слабой державы. Однако это плод впечатления от нескольких нехарактерных, хотя и ярких эпизодов касситской истории, известных по междуцарской переписке. В действительности внешняя политика касситов отличалась большим размахом. Около 1560 г. до н.э. касситский царь Агум II по прозвищу «Меч милости» добился от чужеземных стран возвращения величайших вавилонских святынь - статуй Мардука и Царпанит, которые вывезли к себе при разгроме Вавилона хетты. Это явилось подлинным триумфом новой династии: вывоз статуй из Вавилонии воспринимался как знак гнева бога-покровителя и разрыв связи с ним; теперь же получалось, что Агум смог добиться возвращения стране милости богов, утраченной недавно домом Хаммурапи. Похваляясь своим свершением, Агум заявляет в своей надписи, что едва он потребовал от «дальней страны Хани» (т.е. верхнемесопотамского хурритского Ханигальбата, куда к тому времени попали от хеттов статуи Мардука и Царпанит) вернуть святыни, как та немедленно исполнила требуемое. Кроме того, уже при Агуме Касситская Вавилония распространяла свою власть к востоку, на обширное пространство гор Загроса, включая так называемую «страну Кашшу» - совр. Лурестан, где обитала другая группа касситов.

Вскоре, в середине XV в. до н.э. Вавилония была окончательно (и навсегда) интегрирована территориально: последний царь Приморья Эагамиль отвлекся на войны с Эламом, и касситский правитель Каштилиаш III направил на Приморье своего брата Улам-Буриаша; тот победил и убил Эагами- ля и принял титул «царя Приморья» в качестве фактического «вице-короля» своего брата на этой территории.

Со смертью Улам-Буриаша земли Приморья были полностью слиты с Вавилонией; приморцы было восстали, но новый царь Вавилона Агум III (сын Каштилиаша и племянник Улам-Буриаша) разгромил их и разрушил храм Эа, бога-покровителя Приморья. В те же десятилетия касситы захватили долину Среднего Евфрата, отобрав ее у Ха- нигальбата-Митанни (Митанни в это время увязло в войнах с египетским фараоном Тутмосом III, и касситы этим воспользовались). Характерно, что после касситской аннексии Приморья его жители еще до конца II тысячелетия до н.э. рассматривались как особый субэтнос «приморцев», отличный от собственно вавилонян - «аккадцев», но уже никогда не пытались отделиться от Вавилонии. Таким образом, страна, которую в древности называли «Вавилонией», окончательно сформировалась как единое целое именно при касси- тах, и это хорошо понимали сами древние (ассирийцы и пятьсот лет спустя после падения касситской династии продолжали именовать Вавилонию ее официальным названием при касситах - «Кардуниаш»),

Кроме того, касситские цари владели «страной Кашшу» (территорией, непосредственно заселенной касситскими племенами в горах Южноцентрального Загроса), некоторыми областями Кутиума (страны кутиев) в Североцентральном Загросе и даже районом совр. Хамадана за Загросом, на Иранском плато (здесь ими была выстроена крепость, известная еще сотни лет спустя под названиями «Пристанище касситов» и «Крепость вавилонян»), В конце XV в. до н.э. касситский царь Караиндаш выступил, видимо, против Египта, воевавшего тогда с Митанни, вынудил этим египетского фараона Тутмоса IV пойти на мир с митаннийцами и явился одним из учредителей так называемой «Амарнской» международной системы (система постоянных мирных и дружественных дипломатических связей между царями Митанни, Египта и Вавилонии, действовавшая до середины XIV в. до н.э.). Начиная с правления Караиндаша, между Египтом и Вавилонией установились стабильные дружественные отношения, заключались и возобновлялись договоренности о «дружбе» и «братстве»; касситские цари выдавали своих дочерей за египетских фараонов и получали в ответ богатые золотые дары.

Около 1400 г. до н.э. вспыхнул ожесточенный конфликт между кассит- ским царем Кадашман-Харбе и все еще обитавшими в Вавилонии аморей-

скими племенами - они подняли мятеж и разгромили ряд храмовых центров. Одновременно против царя восстал сам столичный Вавилон. Кадашман- Харбе подавил восстание, залив город кровью, а затем изгнал из Вавилонии на запад за Евфрат «многочисленных сутиев (амореев) от восхода до заката солнца и привел их воинскую силу к небытию». Больше того, преследуя отступающих амореев, Кадашман-Харбе пересек Сирийскую степь и подчинил вавилонской власти ее обширные пространства с центром в Тадморе, установив общую границу с египетскими владениями в Южной Сирии и Заиор- данье. Оттесненные касситами через всю Сирийскую степь на ее крайний запад, к оазису Дамаска, сутии-амореи составили ядро древнееврейской этнической общности. А обширные земельные угодья, занимавшиеся ранее в Вавилонии скотоводами-амореями, теперь достались земледельцам и были частично вовлечены в куплю-продажу. Это послужило одним из источников экономического взлета и резкого роста внутренней торговли, которые, как явствует из обилия деловой документации, имели место в Вавилонии к середине XIV в. до н.э. В первой половине того же века вавилонским вассалом успел побывать (хотя и недолго) также Ашшур.

Куригальзу I (ок. 1380 гг. до н.э.) положил начало традиции, распространенной позднее среди великих владык Месопотамии: тяготясь необходимостью жить на территории автономного города Вавилона, не чуждавшегося волнений и бунтов, он выстроил себе новую, военно-служилую столицу- Дур-Куригальзу, где чувствовал себя полновластным хозяином. Вавилон остался священной столицей, располагавшей самоуправлением, а обычным местопребыванием вавилонских царей, средоточием царской администрации стал Дур-Куригальзу. На востоке Куригальзу громил эламитов, и однажды взял и разграбил их столицу Сузы. На западе он прочно владел положением в Сирийской степи и на рубежах Сирии и был так могуществен, что к нему чуть не отложился египетский Ханаан.

В письме более позднего вавилонского царя Бурна-Буриаша II в Египет об этом сказано так: «При Куригальзу, моем пращуре, ханаанеи, стакнувшись меж собой, написали ему: "На границу Египта мы пойдем с мятежом, и с тобой заключим союз". Мой пращур написал им следующее: "Не ищите союза со мной! Если вы поведете вражду с царем Египта, моим братом, и захотите присоединиться к кому- либо другому, не приду ли я и не разорю вас, ибо он в союзе со мной?" Мой пращур ради твоего отца их не послушал!»

Правда, его преемник Кадашман-Эллиль I (ок. 1370 г. до н.э.) обеспечил своей стране скверную славу среди современных ученых тем, что занял довольно жалкую позицию в переписке со своим египетским партнером фараоном Аменхотепом III.

Письма Кадашман-Эллиля в Египет полны унылых попреков по поводу недостаточного уважения, оказываемого ему египтянами, вперемешку с униженными просьбами, обращенными к ним же, прежде всего о подарках. Дошло до того, что вавилонянин попросил дочь фараона в жены, и, получив отказ на том основании, что «издревле дочь египетского царя не отдают замуж чужеземцам», не успокоился, а предложил новую мысль: прислать ему любую египтянку, которую он мог бы выдать за египетскую царевну перед своими подданными! «Есть же другие прекрасные женщины, - писал он. - Пришли любую прекрасную женщину по своему сердцу! Кто мне тогда скажет: "Она-де не дочь царя?"» Получив

отказ и в этом, он вновь многословно жаловался: «Ты отказал просто для того, чтобы отказать. Почему брат мой и одной женщины не прислал? Может, и я, как ты, откажу тебе в жене? Нет! Вот мои дочери, я не откажу тебе ни в одной!» - правда, тут же выяснялось, что дочь он готов отдать только в том случае, если фараон срочно пришлет ему золота; если же он промедлит, то... «воистину, и 3 тысячи талантов золота я тогда не приму, а отошлю к тебе назад, и я не дам тебе в жены моей дочери!»

Однако уже его преемник Бурна-Буриаш II (ок. 1366-1340 гг. до н.э.) взял в обращении с фараонами совсем иной тон, твердо ограждая свое достоинство от какого-либо неравенства. Правда, ему не удалось вернуть контроль над Ашшуром, который до того признал ненадолго вавилонский сюзеренитет, но потом отложился и в качестве независимого государства отправил послов в Египет. Бурна-Буриаш с негодованием писал по этому поводу египетскому фараону: «Теперь, вот, ашшурцы - мои вассалы, разве я не сообщал тебе, чего они хотят? Почему они пришли в твою страну? Если ты любишь меня, пусть они не сделают никакого дела. Отправь их назад с пустыми руками!»

Фараон не исполнил этой просьбы. Тем не менее правление Бурна-Бу- риаша явилось апогеем касситского могущества. Воспользовавшись поражениями Митанни в борьбе с хеттами, он захватил зависевшую до того от Митанни Аррапху, важную область в бассейне Среднего Тигра; установил союз с хеттским Суппилулиумасом, за которого выдал дочь, ставшую великой царицей Хатти; позднее он примирился с Ашшуром, чей царь Ашшуру- баллит выдал за него замуж свою дочь; и, наконец, с относительным успехом отразил первое нашествие арамейско-ахламейских племен - новой волны семитских кочевников, пришедшей на этот раз из Северо-Восточной Аравии и обрушившейся на Средний Евфрат. Сирийская степь при этом оказалась все же занята ахламеями и потеряна для вавилонян. В течение следующих трех столетий ахламеи Сирийской степи являлись постоянной угрозой для караванов, двигавшихся вдоль Евфрата. Арамеи же обосновались в Южной Сирии (арамеи и ахламеи были близкородственными ветвями одной кочевой этнолингвистической общности, которую древние называли то в целом «арамейской», то в целом «ахламейской»; современная наука называет язык этой общности и ее саму «арамейскими» в широком смысле этого слова).

Ассиро-вавилонские войны и падение касситской династии. При Бур- на-Буриаше II город-государство Ашшур захватывает обширные окрестные земли и превращается в великую державу Ассирию (см. с. 281-288).

Как упоминалось, Бурна-Буриаш и сам вынужден был признать это, женившись на дочери основателя этого ассирийского великодержавия Ашшу- рубаллита I. Впервые за всю историю Месопотамии в ней появились две соседящие друг с другом великие державы, где говорили на одном и том же языке, поклонялись богам одного и того же пантеона и осуществляли одни и те же ритуалы. Борьба между ними была неизбежна. После смерти Бурна-Бу- риаша начинается череда войн Вавилона с усилившейся Ассирией, растянувшаяся в общей сложности на полтораста лет. Проходя в целом с переменным успехом и постепенно возрастая в размахе как побед, так и поражений, эти войны иногда оборачивались катастрофами для вавилонян. Однако характер-

но, что на протяжении всего этого времени ассирийцы не получали прочного перевеса, несмотря на постоянный рост масштабов их экспансии.

Начал эти войны Ашшурубаллит, воспользовавшись переворотом в Вавилонии: после смерти Бурна-Буриаша его преемник, внук Ашшурубаллита по женской линии, был свергнут войсками и народом. Под лозунгом мести за внука Ашшурубаллит вторгся в Вавилонию и посадил на ее престол другого сына Бурна-Буриаша - Куригальзу II. Однако тот вскоре стал вполне самостоятельным царем и крупным завоевателем. Подчинив эламского царя Хурбатилу, Куригальзу титуловал себя в Эламе «покровителем Суз и Элама», и, более того, двинулся дальше на восток, разгромив могущественную страну Варахше, охватывавшую современные Керман и западный Белуджистан. Рост вавилонского могущества привел Куригальзу к столкновению с новым ассирийским царем; обе стороны потом хвалились победой в кровопролитном сражении при Сугагу (на деле, как видно, она свелась к ничьей). В этих и последующих конфликтах конца XIV - начала XIII в. до н.э., протекавших с некоторым перевесом ассирийцев, стороны оспаривали друг у друга только незначительные пограничные территории в Аррапхе.

Вследствие этих событий при Кадашман-Тургу во второй четверти XIII в. до н.э. был установлен устойчивый союз Вавилонии с Хеттским царством в Малой Азии - ему тоже угрожали ассирийцы. Первоначально союз пошел на пользу обеим сторонам. Резкие дипломатические демарши Кадашман-Тургу, с которыми он выступил в пользу Хаттусилиса, воевавшего тогда с фараоном Рамсесом II (касситский царь изъявил готовность вступить в войну на хеттской стороне) явились одним из важнейших факторов, побудивших Рамсеса заключить свой знаменитый мирный договор с Хаттусилисом. Впоследствии Кадашман-Тургу в отместку за обиду, понесенную Хаттусилисом от Рамсеса, разорвал с Египтом дипломатические связи. В обоих случаях Вавилония сыграла роль своего рода покровителя хеттов. Правда, союз с хеттами иногда становился в тягость касситам: «Ты пишешь нам не как брат, а командуешь нами, как своими рабами», - писали позднее из Вавилона хеттскому царю Хаттусилису III, основателю союза.

Но затем встревоженные хетто-вавилонским союзом ассирийцы (при царе Адад-нерари I) отобрали у Вавилонии долину Среднего Евфрата, отрезав тем самым Хеттское царство от Вавилонии. Подстрекая касситского царя Кадашман-Эллиля II провести войну реванша против Ассирии, Хаттусилис писал ему: «Я слышал, что мой брат возмужал и ходит на охоту - в мужчину вырос отпрыск моего брата Кадашман-Тургу! Так иди, разграбь враждебную страну (Ассирию) так, чтобы слава об этом достигла меня! Брату моему я скажу, что о нем говорят: он, мол, царь, который оружие изготовил к бою, а сам и сел сиднем. Разве не так о тебе говорят? И разве это не так на самом деле?» Через некоторое время вавилоняне действительно провели успешную войну против ассирийцев и вернули себе долину Среднего Евфрата, вновь установив прямой территориальный контакт с хеттами; к вавилонянам от Ассирии перешли также Аррапха и области Загроса.

Однако новый ассирийский царь Тукульти-Нинурта I (1233-1197 гг. до н.э.) наголову разгромил и пленил очередного касситского царя Каштилиаша IV (ок. 1229/1225 г. до н.э.). Угнав его в железных цепях в Ассирию, победитель

Бык Адад. Декор Врат богини Иштар в Вавилоне. Изразцы. VI в. до н.э.

взял Вавилон, вывез оттуда статую Мардука, возвратил Ассирии недавние территориальные утраты, а всю оставшуюся Вавилонию аннексировал.

Это было неслыханным успехом, но через семь лет в Вавилонии вспыхнуло антиассирийское восстание, возглавляемое представителями кассит- ской династии. Восставшим пришлось бороться на два фронта против ассирийцев и набегов стремительно набирающего могущество Элама. В итоге ассирийцы еще при жизни Тукульти-Нинурты были изгнаны из Вавилонии, и в начале XII в. до н.э. при касситском царе Вавилона Ададшумуцуре происходит кратковременное возрождение вавилонского могущества. Под влияние Вавилона подпадает и сама Ассирия, на престол которой, воспользовавшись ассирийской династической смутой, Ададшумуцур смог посадить своего ставленника из числа ассирийских царевичей.

Итак, масштабы ассирийского натиска на Касситский Вавилон в XIV- XIII вв. до н.э. непрерывно возрастали, однако никаких прочных приобретений на этом «фронте» ассирийцы сделать не могли, и «последнее слово» всякий раз оставалось (и осталось в конце концов) за касситами. Положение дел изменилось - и то не сразу - только после внезапной гибели Кардуниаша от рук эламских царей. Во второй четверти XII в. до н. э. они совершили несколько опустошительных походов на Месопотамию и ок. 1150 г. полностью оккупировали Вавилонию. Ее города и храмы подверглись разграблению, а последнего касситского царя вместе с его знатью победители угнали в плен в Элам. История Касситского царства завершилась эламским завоеванием.

7 Всемирная история, том 1 97

Однако центр сопротивления эламитам вскоре образовался в городе Ис- сине, где некий Мардуккабитаххешу объявил себя новым царем. Следующим правителем его династии (так называемая II династия Иссина, середина XII в. - ок. 1025 г. до н.э.) удалось изгнать эламитов из Вавилонии, а Навуходоносор I (акк. Набукудурруцур, ок. 1125-1104 гг. до н.э.) смог наголову разгромить Элам. В надписи о своей войне с эламитами Навуходоносор откровенно рассказывает: «Я сам себе говорил в страхе, тревоге и отчаянии: не хочу я разделить участь моего предшественника, угнанного в Элам, лучше мне умереть... Я устрашился смерти и не отважился на битву, я повернул обратно... Я сидел, как оглушенный; эламит пришел, и я бежал из города. Я лежал на ложе стонов и вздохов и, рыдая, молил богов». Но в итоге Навуходоносор перешел в контрнаступление, разбил и убил эламского царя у его столицы на р. Улай и «отомстил за Аккад» (Вавилонию), разорив Элам так, что тот в начале XI в. до н.э. распался и на три с лишним века исчез из месопотамских источников. После этого Навуходоносор вернул столицу из Иссина в Вавилон и принял новый титул «царь Вавилонии, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран света», который носили и последующие цари Вавилонии. Вторгался он и в Ассирию.

Однако новый цикл вавилоно-ассирийских войн, достигший пика в начале XI в. до н.э. при ассирийском царе Тиглатпаласаре I (когда Вавилон был на некоторое время захвачен ассирийцами, но потом возвращен вавилонянами), а также династические смуты ослабили Вавилонию, и в середине XI в. до н.э. она пала жертвой нашествий кочевых племен арамеев и особой ветви последних - халдеев. Многие центры страны были разграблены, а халдеи осели на юге и юго-востоке Вавилонии, образовали там племенные княжения, признали в итоге власть вавилонских царей и составили важную часть населения страны. Новая династия, основанная неким Шимбар-Шиху, «витязем из Приморья» (ок. 1025-1008 гг. до н.э.) смогла стабилизировать положение, однако государственность Вавилонии резко ослабела. Слабость царской власти на фоне могущества автономных городов, вельмож и племенных князьков стала главной чертой политической жизни страны следующих веков; в итоге царь превратился скорее в верховного магистрата при автономной и играющей главную роль в стране гражданско-храмовой общине Вавилона.

<< | >>
Источник: В.А. Головина, В.И. Уколова. Всемирная история: В 6 т. / гл. ред. А.О. Чубарьян ; Ин-т всеобщ, истории РАН. - М. : Наука. - 2011. - Т. 1 : Древний мир / отв. ред. В.А. Головина, В.И. Уколова. -2011. - 822 с.. 2011

Еще по теме СРЕДНЕВАВИЛОНСКИЙ ПЕРИОД (XVI-XII вв. до н.э.):

  1. ЛИТЕРАТУРА
  2. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. 1.14. Заимствования из неславянских языков
  5. Глава V Законодательство XII таблиц и право Квиритов
  6. Nexum
  7. КУРСОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  8. ГЛАВА II. РУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ В ПЕРИОД РАЗДРОБЛЕННОСТИ (XII-XV вв.)
  9. Оглавление
  10. Междуречье
  11. 7.2. Индия (VII – XVIII вв.)
  12. Период с 1450 по 1598 год и его оценка с позиций XIX века
  13. § 2. ФИЛОСОФСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВА
  14. 11.3. _Диалектика производительных сил и производственных отношений
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -