<<
>>

УКРЕПЛЕНИЕ КИТАЙСКОЙ ЕОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИ ДИНАСТИЯХ СУЙ И TAH

Объединение сперва государств Китайского Севера, а затем и Юга под властью династии Суй (581-618) положило конец длительной эпохе Лючао, времени утраты государственного единства.

Новая династия могла опереться на ряд достижений предшествующих властителей Севера.

Ha первых порах вполне эффективной оказалась система фубин («военных округов»), имевшая отдаленные аналоги в созданной военачальником Юйвэнь Таем (отцом основателя государства Северная Чжоу) военной организации государства Западная Вэй. Коренное отличие тобгачской «фубин» от аналогичной суйско-танской системы состояло в том, что в государстве Западная Вэй это была военно-организационная структура регулярной армии, разделенной на «полки» и «корпуса» и принципиально отличавшейся от древней родовой организации сяньбийцев-тобгачей, в то время как в государствах Суй и Тан система «фубин» представляла собой систему военных округов, в которых рекруты-солдаты в мирное время занимались земледелием, а во время походов сами себя обеспечивали продовольствием. Таким образом, расходы казны на содержание армии были невелики. Первоначально основную часть таких рекрутов-солдат составляли воины кочевого происхождения, но с течением времени среди них становилось все больше китайцев.

Получила развитие дошедшая из прежних времен надельная система, призванная ослабить засилье «сильных домов» и укрепить основную налоговую базу империи - свободное крестьянство. Государство, регулируя землевладение и землепользование вплоть до отдельной семьи, обеспечивало каждому человеку, включая женщин, детей и рабов, право на определенный надел, с которого взимался налог зерном и выполнялись работы - женщины сдавали в казну шелк или пряжу, мужчин могли мобилизовать для трудовой ИЛИ ИЗВОЗНОЙ повинности.

Династия Суй начала в спешном порядке возрождать традиционную бюрократическую систему. Формирование отлаженного гражданского управления в объединенной стране дало власти реальную возможность воздействия на общество.

Ревизии выявили 1,5 млн крестьян, не внесенных в прежние налоговые списки. Централизованная бюрократия, ломавшая сопротивление «сильных домов», следовала принципам надельной системы, что привело к освоению целины и заброшенных земель.

Двум императорам династии Суй удалось достичь внушительных успехов. Столица переехала из Чанъани в Лоян, который был заново отстроен и поражал роскошью своих дворцов. B новую столицу принудительно переселили 10 тыс. богатейших провинциальных семейств, тем самым ослабив их позиции на местах и поставив под контроль императора. Был прорыт Великий канал, соединивший Янзцы и Хуанхэ, по которому стало возможно доставлять с юга зерно, собираемое в виде налогов, его засыпали в выстроенные в окрестностях Лояна грандиозные зернохранилища. Император Ян-ди,

явно подражая империям Цинь и Хань, затеял реконструкцию Великой китайской стены, многие сотни лет стоявшей в запустении.

Был восстановлен ранее утерянный контроль над землями вьетов, удачные военные экспедиции на некоторое время привели к подчинению Центрального Вьетнама (Чампы), Тайваня и о-вов Рюкю. Военные и дипломаты усердно действовали на границе с Тюркским каганатом. Кровопролитные войны велись за покорение государств Корейского п-ова.

Bce это было бы невозможно без реформ, давших в руки правительства солидные ресурсы, но этих ресурсов оказалось явно недостаточно для осуществления все более амбициозных планов императора Ян-ди. Для строительства и поддержания шлюзов и других сооружений Великого канала было согнано около 80 тыс. надельных крестьян и солдат, миллион человек работал на возведении дворцов Лояна, не меньше насчитывала и армия строителей Великой стены, имевшей скорее символическое, нежели военное значение. Смертность на этих стройках была огромной. Ha подкуп тюркских вождей тратились немыслимые средства и устраивались пышные праздники, демонстрирующие кочевникам щедрость и изобилие Поднебесной, что отнюдь не гарантировало мир. Два неудачных похода в Корею унесли чуть ли не миллион жизней.

Дезертиры, недовольная знать и голодные крестьяне поднимали восстания, подавлявшиеся с немыслимой жестокостью. Ha юге военачальник, пообещав сохранить жизнь сложившим оружие повстанцам, повелел закопать живьем в землю 300 тыс. человек. Ho восстания вспыхивали повсеместно, а вчерашние союзники-тюрки беспрепятственно грабили страну. B итоге император бежал на юг, где пал от рук одного из своих придворных.

Страна вновь распалась на части. Однако правитель области Тан в северной провинции Шаньси Ли Юань смог одолеть противников одного за другим. Будучи полутюрком (его мать происходила из знатного тюркского клана Дугу), он являлся представителем той пограничной знати, которая впитала в себя и китайские, и кочевые традиции. Хорошо знакомый с тактикой войны в степи, Ли Юань при помощи своих тяжеловооруженных воинов-профес- сионалов мог успешно противостоять кочевникам и нейтрализовать угрозу со стороны каганата. Проявляя несвойственное прежней династии великодушие, он привлек на свою сторону многих противников, раздавал голодающим крестьянам зерно из государственных хранилищ, отправил по домам 10 тыс. девушек из гарема прежнего императора.

B 618 г. Ли Юань, впоследствии известный как Гао-цзу (618-626), провозгласил себя императором новой династии Тан. Он передал бразды правления своему сыну Ли Ши-миню (впоследствии Тай-цзун, 626-649), не менее умелому воину и дипломату, но обладавшему еще и незаурядными административными способностями. Система управления, основы которой были заложены при Тай-цзуне, оказалась чрезвычайно устойчивой и воспроизводилась последующими династиями лишь с небольшими изменениями.

Территория, разделенная на 10 провинций, в каждую из которых входили области и уезды, управлялась назначаемыми из центра чиновниками. При этом чиновник ни в коем случае не должен был служить там, откуда он родом. Начальник уезда (в лучшие годы в империи насчитывалось до полутора тысяч уездов) назначался сроком на три года и обладал штатом наемного вспомогательного персонала (стражников и писцов) и добровольных помощ-

Китай в VII-IX вв

ников из числа местной элиты.

Чиновников всех уровней контролировала специальная Палата цензоров, члены которой расследовали злоупотребления и обладали очень важным правом подавать доклады непосредственно императору. B столице шестью высшими учреждениями управляли два цзаіі- сяна - «левый» и «правый». Этот термин обычно переводят как «канцлер», хотя буквально это - «советник-исполнитель» при сакральной фигуре императора. Левый цзайсян управлял ведомствами чинов и обрядов (контролировавшими соблюдение норм поведения и взаимоотношения с «варварскими» странами) и налогов; правый - военным, наказаний (юстиции) и общественных работ.

Ведомство чинов, руководствуясь древними принципами Конфуция и ле- гистов, контролировало подготовку и назначение чиновников. Именно в эпоху Тан окончательно утвердился единый конкурсный принцип, опиравшийся на систему экзаменов. Для их сдачи требовалось отменно знать конфуцианские каноны и сочинения древних авторов, демонстрировать эрудицию, литературный вкус и способность к стихосложению. Роль экзаменационных билетов играли таблички с начертанными на них темами. Кандидат сам выбирал тему, сбивая табличку стрелой. Te, кто лучше других справился с ответом (таких, как правило, бывало не более 5%), получали право держать экзамены на следующую степень. Обладатели высшей степени цзинъши («продвинувшегося мужа») могли назначаться на должность от уездного начальника и выше. Успешно сдавшие экзамены на уровне уездов и провинций допускались к экзаменам в столице.

Экзамены могли сдавать все, кто не принадлежал к «подлому люду», иначе говоря - все налогоплательщики. Конечно, выходцы из аристократических семей и дети чиновников имели лучшую подготовку и больше досуга для занятий. Ho и способный сын бедного крестьянина располагал некоторыми шансами на успех - ему мог помочь клан родичей, вся деревня или какой-нибудь богатый покровитель в рассчете на последующую выгоду. B итоге формировался особый тип ученого-чиновника, добродетельного и трудолюбивого, готового воплощать в жизнь конфуцианские заповеди, лежащие в основе существования государства.

Дети чиновников сдавали экзамены на общих основаниях и должны были начинать карьерный рост с самого низа. Лишь для высших рангов действовало «право тени» - после смерти такого чиновника его дети и внуки получали некоторые преимущества при определении на должность (с понижением на два уровня по отношению к предку).

Порядок занятия должностей, штаты учреждений (как центральных, так и местных), характер и объем повинностей всех подданных подверглись тщательной регламентации в созданном в середине VIl в. своде законов. По всей вероятности, подобные кодексы существовали и в эпоху Хань, служившую образцом для танских правителей, но они не сохранились, поэтому примером для будущих законодателей неизменно выступала сама империя Тан.

Значение созданной в эту эпоху государственной системы управления трудно переоценить. Железный каркас бюрократии обеспечивал восстановление государственности при любых потрясениях. Четкое штатное расписание, продуманное разделение функций, контроль за исполнением решений, единая система культурных ценностей делали китайскую чиновничью машину самой эффективной в средневековом мире. Наличие значительного слоя людей, обязанных своим статусом образованию (лауреаты конкурсов, учащиеся, преподаватели и чиновники разных рангов) благоприятствовало бурному развитию культуры. Антология самых известных поэтов эпохи Тан насчитывает свыше двух тысяч имен.

Впрочем, помимо сбоев и нарушений, неизбежно порождаемых самой жизнью (протекционизм, кумовство, элементы коррупции), подобная система обладала еще и иными недостатками. Кандидатов становилось все больше, сдать экзамены было все сложнее, а перспективы занять хорошую должность делались все туманнее. B результате росла группа провалившихся соискателей - образованных, амбициозных и озлобленных. Из их рядов выходили застрельщики мятежей и восстаний, которыми так богата история Китая. Немаловажным было и то, что конфуцианская бюрократия ориентировалась на служение скорее идеалу империи, чем лично императору, который этому идеалу не вполне соответствовал.

A императору требовались абсолютно преданные слуги, чью роль успешно играли лишь евнухи. Им, инородцам или выходцам из бедных семей, презираемым аристократами и чиновниками, уповавшим лишь на милость императора, доверялись поручения не только по части управления гаремом и дворцовым хозяйством, но и в области финансов и других дел государственной важности. Засилье евнухов при дворе (особенно к концу династического цикла) представляло повторяющийся факт китайской истории.

При всех издержках бюрократия эпохи Тан оказалась весьма эффективной. Удалось усовершенствовать надельную систему, распространив ее почти повсеместно, и добиться необычайной детализации учета подданных. Крестьяне заносились в реестры, на основании которых от имени государства на период трудоспособности им выделялись наделы. Предусматривался периодический передел надельных полей, под которые не подпадали земли, выделенные «для вечного пользования», занятые под выращивание шелковицы, жужубы (китайских фиников) и вязов (чьи семечки шли на откорм поросят). Co своего надела крестьяне вносили налог зерном, а также шелком или пеньковой тканью, реже - серебром. Трудовая повинность ограничивалась двадцатью днями в год. Крестьяне были организованы в «пятидворки» и «двадцатипятидворки», связанные круговой порукой, сотня крестьянских дворов составляла базовое административное объединение ли, во главе которого стоял старейшина, ответственный за составление реестров, сбор налогов, соблюдение порядка и состояние нравов.

Надельная система распространялась не только на крестьян. Свои индивидуальные наделы полагались также буддийским и даосским монахам, знати. B тех районах, где имелась такая возможность, половинный надел получали и горожане. Наряду с наделами («общественными полями») в стране существовали казенные земли - пастбища, леса, поймы рек, но главное - земли, отданные под наделы военных поселенцев и чиновников. Последним в зависимости от ранга полагались соответствующие «должностные поля», обрабатываемые податными крестьянами, отдающими владельцу часть урожая. Поскольку чиновник не мог «самовольно» увеличивать долю взимаемой в его пользу части урожая, то фактически это было не «землевладение», а «налоговладение». Из «казенных земель» родственникам императора также передавалось определенное количество податных дворов, которые обеспечивали им содержание государственных имений. A вскоре появились и императорские имения, вокруг размещенных в разных частях страны императорских дворцов. Владения, выключенные из надельной системы, существовали и у знати, чиновников, монастырей, и у представителей «богатых и влиятельных домов», правда, у последних они имели большей частью незаконный характер.

Численность населения быстро росла: если в 30 -40-х годах VII в. было зарегистрировано около 3 млн дворов, то в середине VIII их насчитывалось уже 8,2 млн. Ho задуманный идеал надельной системы все больше расходился с реальностью. Волости давно уже были поделены на «просторные», т.е. нормальные, и «тесные», где остро стояла проблема малоземелья и крестьянам полагался вдвое меньший надел. При том, что основной налог оставался относительно легким, крестьянам приходилось отдавать все больше зерна на создание запасов на случай массового голода, на обеспечение чиновников, на содержание солдат, на помощь монахам, на нужды строительства, осуществлялись также принудительные закупки по низким ценам для нужд двора и армии. Bce большее число надельных земель законным (а чаще - незаконным) путем переходили в категорию «вечнонаследуемых». Несмотря на запреты, де-факто осуществлялась купля-продажа земли, что приводило к концентрации ее в руках богатых землевладельцев и к появлению большого слоя разорившихся крестьян-арендаторов и батраков: многие уходили на новые земли либо в города, становились нищими или разбойниками.

Ho эти процессы станут более заметными в VIII в., а поначалу надельная система обеспечивала казну регулярным поступлением налогов, а трудовая повинность давала необходимую рабочую силу: строились дороги и каналы, дамбы и дворцы, храмы и целые большие города. Как и ранее, города в первую очередь служили резиденциями властей. Ремесло и торговля подлежали детальному контролю и регулированию. Казенные ремесленники отбывали трудовую повинность в мастерских по очереди, с интервалом в несколько месяцев. B мастерских работали также государственные рабы и преступники. B провинциях в распоряжении местных властей находились и специальные податные дворы, занимавшиеся добычей соли и полезных ископаемых, изготовлением железа и меди, строительством кораблей.

Частное ремесло было представлено семейными мастерскими, одновременно служившими и лавками, они располагались на рыночных площадях и составляли контролируемые властями объединения («ряды» - «хан»). Еще большей регламентации подвергалась торговля. Для продажи и перевозки грузов требовалось разрешение властей, которые имели право устанавливать цены на товары и определять таможенные пошлины при перевозе из одной провинции в другую. Налогообложение торговых домов усугублялось частыми принудительными займами и реквизициями. Только хозяйства монастырей, не подлежавшие государственному контролю, могли беспрепятственно наращивать свою хозяйственную активность, превращаясь в центры ремесла, торговли и ростовщичества.

Однако в этот период интенсифицировалась торговля с зарубежными странами, что было связано с активизацией внешней политики империи. Будучи в какой-то мере обязанной своим происхождением синтезу китайских и «варварских» традиций, династия Тан, особенно на первых порах, проявляла удивительную открытость и стремление выйти за рамки привычных границ Поднебесной. K 668 г. империи удалось добиться подчинения всех трех корейских государств (см. с. 300). Еще ранее, в 630 r., под ударами китайских войск пал Восточный Тюркский каганат. Часть тюркских племен была расселена императором Тай-цзуном в пограничных районах на положении федератов. Активное использование конницы позволило императору захватывать оазисы, расположенные вдоль Великого шелкового пути, куда раньше не добиралась китайская пехота.

B 657 г. императорские войска вторглись в Семиречье в Средней Азии и в союзе с уйгурами разгромили Западный Тюркский каганат. Вдоль Великого шелкового пути размещались китайские гарнизоны, строились караван-сараи. Китайское влияние стало весьма ощутимым в Средней Азии. Так, например, величайший поэт эпохи Тан Ли Бо родился на территории современной Киргизии, в семье купца. Помимо Великого шелкового пути, интенсивно функционировал и морской путь через Гуанчжоу, где имелся отделенный от остального города иноземный купеческий квартал, населенный в основном арабами. Что же касается выезда за море китайских купцов, то его всячески ограничивали.

АПОГЕЙ И КРИЗИС ИМПЕРИИ TAH

При сыне Тай-цзуна императоре Гао-цзуне (649-683) политика Танской империи претерпела изменения. Если основателя династии Ли Юаня и его сына, возмужавшего в войнах западного пограничья, наряду с учеными китайцами окружали тюркские воины, то Гао-цзун получил уже чисто китайское воспитание. По мнению некоторых исследователей, именно в этот период назрел конфликт между военной доблестью и очарованием китайской учености, представленной чиновниками, лучше владеющими кистью, чем саблей.

Большую роль в конце VIl в. сыграла императрица У Цзэ-тянь. Взятая из буддийского монастыря, она во все большей мере подчиняла императора Гао- цзуна своей воле, а после его смерти правила от имени своих сыновей, которых одного за другим удаляла в ссылку. 19 октября 690 г. императрица сама приняла титул императора - случай беспрецедентный в китайской истории. Ee опору составляли буддисты, создавшие комментарий к сутре «Больших облаков» (Maxa- мегха-сутра), доказывающий, что императрица У Цзэ-тянь - воплощение бодхи- саттвы Чакравартина и должна наследовать империю у династии Тан.

Симпатии императрицы и буддистов отличались взаимностью. B пещерных храмах Лунмэнь, работы в которых начались еще в эпоху Тоба Вэй, выделяется большая статуя Будды Вайрочаны, считавшаяся одним из лучших образцов искусства периода Тан. Полагают, что черты Будды повторяют лик У Цзэ-тянь, которая выделила немало средств на завершение работ, на украшение и косметику для изваяния. B период ее правления была построена знаменитая пагода Диких гусей в Чанъане и множество других буддийских храмов. B этот период буддизм достигает наивысшей фазы своего развития в Китае. Монастыри, в которых ведутся бурные философские споры, являются средоточием интеллектуальной жизни. Ho монастыри также владели солидными земельными комплексами, покровительствовали ремеслу и торговле, поддерживая между собой интенсив-

Большая пагода диких гусей. Сиань, Китай. VII в.

ные экономические связи. Монастырские хозяйства, свободные от жесткого государственного контроля играли роль катализатора динамики экономического развития Китая.

Хотя под давлением окружения У Цзэ-тянь пришлось отказаться от намерения основать новую династию, она еще долго оставалась у власти и лишь в 704 г. в результате заговора восьмидесятилетнюю императрицу отправили в ссылку.

Когда после ряда дворцовых переворотов к власти пришел император Сюань-цзун (712-756), он был полон решимости ликвидировать последствия предшествующего правления. Ha буддистов обрушились гонения. Pa-

289

10. Всемирная история, том 2

ботоспособным монахам предписывалось вернуться в податное сословие, ограничивалось монастырское землевладение. Правительству удалось провести новую перепись населения, выявившую много утаиваемых от налогообложения дворов, в результате вдвое увеличились поступления.

Долгое правление Сюань-цзуна считается апогеем эпохи Тан. Бурно развивалась экономика, в обращение были введены новые медные деньги, на долгие века составившие основу китайской денежной системы. Монеты, имевшие посредине отверстие, собирали в длинные СВЯЗКИ, HO во время дальних путешествий деньги заменяли квадратиками бумаги с печатью и именем императора. Полагают, что эта практика была заимствована из обихода хозяйственной сети буддийских монастырей.

K этому периоду относится и дальнейшее развитие системы подготовки чиновников. B Чанъани была основана столичная государственная академия Ханьлинь («Лес кистей»), где создавались труды по самым разным отраслям знаний и где тщательно собирали старинные тексты. Столичная школа «Грушевый сад» готовила актеров для императорского театра. Еще одно ученое ведомство составляло по образцу сочинений Сыма Цяня историю прежних и нынешней династий, правивших с I по VII в. Сюань-цзун увлекался учением даосов, в особенности их алхимическими опытами, призванными изготовить «пилюли бессмертия». Ho главный интерес императора вызывала поэзия. При его дворе жили великие поэты Ли Бо, Ду Фу и Ван Вэй. Сюань-цзун тоже любил писать стихи, напутствуя ими назначаемых в провинцию чиновников. Однако император и сам стал героем множества поэм из-за своей поздней любви к «роковой женщине Поднебесной», наложнице Ян Гуйфэй.

Ян Гуйфэй разделяла страсть императора к искусству и почиталась поэтами и художниками. Ho клан ее алчных родственников устремился к важнейшим должностям, минуя только что закрепившуюся систему отбора чиновников. Ee брат Ян Гочжун, став цзайсяном, получил практически всю полноту формальной власти в стране, власть неформальную присвоил себе дворцовый евнух Гао Люши, которому в свое время удалось привлечь внимание императора к Ян Гуйфэй. Bce это вызывало всеобщее недовольство.

Ho у политического кризиса имелось немало объективных причин. Империи приходилось напрягать все силы для ведения внешних войн. Ha Юге, на территории современной провинции Юньнань усилилось государство Ha- ньчжао, населенное воинственными предками современных тайцев, лаосцев, шанов и многих других родственных им народов, населяющих нынешнюю Юго-Восточную Азию. Был утрачен контроль над Кореей. C Запада один за другим следовали набеги тибетцев, чья держава распространилась от Брахмапутры до Сычуани. Несмотря на то что Второй Тюркский каганат был разгромлен уйгурами, попытки Китая воспользоваться этим и укрепить свою власть над Самаркандом не увенчались успехом. B 751 г. китайские войска на p. Талас потерпели сокрушительное поражение от арабов. B результате междуречье Амударьи и Сырдарьи навеки связало свою судьбу с исламским миром, а контроль над значительной частью Великого шелкового пути оказался утерян.

Рост населения Китая привел к земельному голоду. B «тесных волостях» приходилось сокращать размеры наделов, с которых крестьянам все труднее становилось нести повинности и выплачивать налоги. Переселение в «просторные волости» затруднялось из-за набегов неприятеля. Меры по ограничению монастырского землевладения оказались недостаточными, слишком много земель продолжало выпадать из надельной системы, все больше становилось императорских земель и дворцовых хозяйств - надо было содержать множество отпрысков императорской крови. Так, лишь у Сюань-цзуна имелось пятьдесят девять детей; у одного из его сыновей пятьдесят восемь, у другого пятьдесят пять, у третьего тридцать шесть. Ho ведь императорскому примеру организации семьи следовали многочисленные аристократы и высшие чиновники, содержавшие свои гаремы. Таким образом, характерное для многих традиционных обществ аграрное перенаселение усугублялось «перепроизводством элит» и сокращением налогооблагаемой базы. Гнет сборов и повинностей становился все тяжелее, а казна при этом получала все меньше средств.

При этом военные расходы резко возросли. Армия, основанная на системе «фубин», разлагалась. Солдаты, направляемые на службу из военных округов, использовались на тяжелых работах, воевали неохотно, дезертировали. Столичная гвардия утратила надежность, но приобрела склонность к участию в заговорах. B пограничных районах требовались более боеспособные части. B 742 г. было учреждено десять цзеду - пограничных военных округов, прикрывавших самые опасные направления и возглавляемых военачальниками цзедуши. Войска, комплектовавшиеся в основном за счет «варваров», получали солидное вознаграждение, а их командиры (цзедуши) становились независимыми от гражданских властей и могли действовать на свой страх и риск. Это повышало эффективность их деятельности, но превращало в полных хозяев своих областей. Войска старого типа сохранялись, но значительно уступали новым частям. Поэт Ду Фу описал настроения китайских воинов, которые отправлялись против тибетцев. Из его стихов видно, как солдаты тяготятся службой, отсутствием вознаграждения, необходимостью воевать вдали от родной земли. Ho совсем иначе поэт передает боевой настрой войска в пограничной армии цзедуши Ань Лушаня (тюрка или согдийца по своему происхождению), выступившего за Великую стену против киданей:

Ha ровном песке повсюду раскинулись наши палатки,

Выстроились отряды и перекличка слышна.

Ночной покой охраняют воинские порядки,

И с середины неба за ними следит луна.

Несколько флейт вздохнули печальными голосами,

И храбрецы вздохнули, глядя в ночную синь.

Если спросить у воинов: кто командует вами?

Наверно они ответят: командует Xo Кюй-бинь.

Так поэт уподобляет Ань Лушаня легендарному воину, некогда разгромившему хунну, но далее он сравнивает цзедуши еще и с соколом, готовым броситься на птичью стаю и залить степь кровью.

Итак, старая армия стоила дешевле, но была небоеспособна, новая хотела и умела воевать, но могла стать опасной и, главное, требовала много денег. Поборы росли и становились невыносимыми, в то же время отсутствие средств мешало поддерживать ирригационные сооружения. B ряде провинций начался голод. Ду Фу писал стихи, где осуждался двор императора, устраивавший роскошные пиры в то время, когда дети умирали от голода. При том, что и конфуцианские чиновники, и аристократы, и цзедуши презирали и ненавидели друг друга, они сходились в неприязни к клану Ян и к всесильной фаворитке, из-за которой император нарушил рамки поведения, установленные древними обычаями. Обрушившиеся на страну бедствия могли трактоваться как утрата «мандата Неба», что указывало на потерю императором своей легитимности.

B 755 г. Ань Лушань поднял мятеж, требуя ниспровержения клана Ян. 150 тыс. пограничных войск единодушно поддержали восстание. Ян Гочжун двинул против него все силы, но его армия угодила в горную ловушку и подверглась истреблению. Объединившись со своими вчерашними противниками киданями, Ань Лушань захватил провинцию Шэнси, устроив там страшную резню, а затем занял древний Лоян. Ho на сей раз китайское население оказало упорное сопротивление. Ду Фу, еще недавно критиковавший правительство и восхвалявший воинов Ань Лушаня, узрел теперь в них традиционных врагов - варваров и описывал героизм защитников Чанъани, с надеждой поджидавших известий о подходе правительственных войск.

Однако тяжеловооруженные воины-профессионалы оказались намного сильнее. Чанъань пала, ее жители рассеялись по окрестностям, а император, чудом избежавший плена, поручил командование своему сыну и бежал в Сычуань, отделенную от остальной китайской территории неприступными горами. По дороге гвардейцы вышли из повиновения императору, требуя избавиться от фаворитки и ее брата. Самоубийства, совершенного Ян Гочжуном, оказалось недостаточно, и вскоре император вынужден был согласиться на убийство Ян Гуйфэй, а затем передал власть своему сыну Ли Хэну. Новый правитель выдвинул против мятежников оставшиеся верными войска, но, главное, нанял кочевников-уйгуров, которым удалось выбить войска Ань Лушаня из столиц. Однако эта «правительственная армия» относилась к местному населению ничуть не лучше мятежников. Военные действия продолжались до 763 г.

Героическое сопротивление китайского народа, военное искусство уйгуров и разброд в стане мятежников помогли династии Тан удержаться у власти. Ho править приходилось опустевшей страной. По переписи 754 г. в империи числилось 52 880 488 душ, а в 764 г. - лишь 16 900 000. Одни были перебиты, погибли от голода и болезней, другие разбежались, третьи потеряли свободу и выбыли из реестров, некоторые территории оказались утрачены. Слабеющее государство более не могло сохранять надельную систему, ибо не было способно контролировать периодические переделы земли и регулярно составлять реестры. Одни поля переставали обрабатываться и приходили в запустение, другие скупались и продавались. Вновь приобретаемая земля уже не считалась надельной и не подвергалась налогообложению. B результате крупные частные землевладельцы усиливали свою мощь, а государство хирело все больше и больше.

<< | >>
Источник: П.Ю. Уваров. Всемирная история : B 6 т. / гл. ред. A.O. Чубарьян; Ин-т всеобщ, истории РАН. - M. : Наука. - 2011 - T. 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока / отв. ред. П.Ю. Уваров. -2012. - 894 с.. 2012

Еще по теме УКРЕПЛЕНИЕ КИТАЙСКОЙ ЕОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИ ДИНАСТИЯХ СУЙ И TAH:

  1. УКРЕПЛЕНИЕ КИТАЙСКОЙ ЕОСУДАРСТВЕННОСТИ ПРИ ДИНАСТИЯХ СУЙ И TAH
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -